Последняя неделя декабря оказалась просто убойной. Хотя елка, появившаяся в зале, и создавала ощущение праздника, учителя будто этого не замечали и завалили команду сложными заданиями. Как Ник ни пытался, но даже ни минуты не находил свободной, чтобы придумать план и взглянуть на амулет Кристины. Темка пару раз уныло предлагал напроситься к ней в гости, но для этого нужно было ждать каникул. А до каникул оставалось еще несколько дней. На одной из тренировок, когда руки и ноги тряслись от усталости после отработки защитных коконов, Окс прямо заявил:

— Вам официально будут выделены каникулы и празднование Нового года во дворце, тогда и отдохнете. А потому сейчас мне нужна полная самоотдача. Мысль ясна?

Сильнее всего поразил Деймос Савельевич. Он задавал больше всех домашних заданий, заявлял, что они все равно ничего не успевают, и постоянно задерживал охотников, не отпуская вовремя на перемену. Однажды даже пришел ругаться в библиотеку, когда Анжелика Мефодьевна тоже решила задержать ребят.

— Почему сидим здесь? Все идем в мою аудиторию! — с порога заявил он.

— Ах, мы тут изучали такие интересные вещи, что просто не услышали звонка, — кокетливо улыбнулась Анжелика Мефодьевна. — Нам всем было так весело. Как же все-таки хорошо, что именно меня позвали преподавать!

Ник с Темкой угрюмо переглянулись: обоим казалось, что уроки Анжелики Мефодьевны тянутся бесконечно долго.

— Что-то много молодые учителя стали о себе мнить. Все хвастаетесь, что вы единственная согласились преподавать магик-Инет, — проворчал Деймос Савельевич, пока ребята перебирались из библиотеки в его аудиторию. — Да все преподаватели почему-то отказались сюда ехать, вот поэтому и выбрали вас. Нужен же нам хоть кто-то.

— Ах! — Анжелика Мефодьевна залилась слезами. — Вы считаете, что я не профессионал! Да я так мечтала попасть в школу, чтобы учить детей!

Ник с Темкой поспешили покинуть библиотеку.

— Раньше он только Индрой был недоволен, — сказал Ник.

— Теперь Деймос вообще на всех кидается, — согласился Темка. — Но вот насчет Анжелики он прав, кажись, она вообще ничего по компьютерам не знает.

— Кажется, да, — кивнул Ник. — Но все остальные учителя почему-то не захотели к нам ехать.

— Анжелику тоже учителем назвать нельзя, так, одна любовная магия, — усмехнулся Темка. — Может, ее все-таки заменят! И чего все остальные учителя отказались-то?

В аудитории у Деймоса Савельевича появились новые зеркала-двойники, показывающие Искривления с повышенной активностью зомби. Виднелось несколько шатающихся, испачканных землей человеческих фигур. Потрескавшаяся кожа землистого оттенка, ничего не выражающие лица, глаза, пугавшие своей пустотой. Только вот все зеркала Деймос Савельевич украсил мишурой и разноцветными гирляндами.

— На что хочешь спорим, снова праздничных зомби будем учить. Вон их сейчас сколько поразвелось, — сказал Темка и, глядя в зеркало, приветливо помахал рукой. Через глубокие сугробы пробиралась неуклюжая фигура в оборванной майке и шортах, длинные, испачканные землей волосы украшал посеревший от времени бант. Неожиданно фигура в зеркале замерла, как-то неуверенно махнула в ответ и пошла дальше. — Вот, среди них и вполне дружелюбные попадаются.

— Мы наблюдали следствие сохраненной мышечной памяти, — в аудиторию вошел Деймос Савельевич. — Это всего лишь тело без разума. Неряшливое, лишенное собственной воли. Сталкиваться с ним опасно. А вот когда зомби сбиваются в кучу, у них появляется стадный разум. — Он достал из кармана расческу и принялся быстро-быстро водить по волосам. — Садимся, начинаем обучаться. Наш урок и без того сильно задержался.

Все разошлись по местам. Учебники-перевертыши приняли вид «История магии. Классический период». У всех, кроме Темки: он продолжал переворачивать книгу, глядя, как на обложке меняются названия предметов, пока Деймос Савельевич не отнял у него учебник.

— История повторяется, — заметил Деймос Савельевич. Тема зомби вообще сильно воодушевляла его. — В изучаемую нами классическую эпоху бунты зомби были самым обычным делом. Смотрим на экран, наблюдаем один из самых значительных бунтов зомби в эпоху классической магии.

Проектор включился, и на экране возникли события, происходившие тысячи лет назад.

Сначала была лишь темнота, но вдруг засияло несколько факелов, воткнутых в землю. Они окружали мага, одетого в длинную черную мантию. На груди поблескивала золотая цепь с массивным медальоном.

— Мантия, как у Кристалинской, только черная, — прошептал Темка и почувствовал пинок.

— Лучше молчи! — Злобный взгляд Кристины уперся в Темкину макушку.

— А то чего? Ты мне снова на картах погадаешь? — усмехнулся Темка. — Или снова на Запретную Зону пойдешь?

— Нет, подкину тебе заговоренную шелковину, чтобы ты сам в Лафи влюбился, — спокойно сообщила Кристина план своей мести. — Или брызну на тебя горной росой, так что ты даже и не узнаешь об этом.

— Так нечестно! — Темка задохнулся от возмущения.

Карандашом, зажатым в скрюченных пальцах, Деймос Савельевич постучал по столу. В аудитории вновь воцарилась тишина, все уставились на экран.

Маг протянул вперед руки, красным цветом горели два массивных перстня. Очень медленно маг принялся разводить руки в стороны. И тут из-за стволов деревьев вылезли зомби. Десятки, а может и сотни, они столпились вокруг мага. Огонь освещал их безразличные лица.

Маг резко развернулся, и за его спиной стал виден старинный город. Два луча красного света, вырвавшись из перстней, прочертили в воздухе тропу. Зомби, шаркая и спотыкаясь, направились в город по этой тропе.

— Во главе бунтов и восстаний зомби всегда стоял темный маг, некромант. Отличительная черта такого мага — это талисман, относящийся к категории наиболее опасных. Или же несколько талисманов; как мы все могли заметить, в данном случае их было шесть штук, — сказал Деймос Савельевич, и экран опустел. — Некромант поднял зомби и устроил бунт для личной выгоды.

Рука с капитанской повязкой поднялась вверх.

— Спасибо, всем нам очень понравилось увиденное, — важно заметил Касьян. — Я очень внимательно слушал вас на всех уроках, поэтому понял, что и в наше время тоже появилось много зомби. И я взял на себя смелость сделать вывод, что и сейчас в этом виноват кто-то из темных магов.

Деймос Савельевич неспешно подошел к парте Касьяна и неожиданно погладил его по голове, правда, выглядело это скорей как подзатыльник.

Касьян покраснел.

— Подлиза! Сейчас все не совсем так. — Деймос Савельевич достал из кармана расческу и, причесываясь, не сводил своих бесцветных глаз с зеркала-двойника. Оттуда на него таращились два бледных, перепачканных землей существа. — Сейчас происходят сложные вещи, и, наверное, нам не стоит во всем обвинять темных магов. Мы можем не удивляться, если зомби появятся здесь, в башне, и, более того, заявятся к нам на лекцию.

Послышался робкий стук в дверь.

— Ай! — вздрогнула Майя, да и остальные тоже невольно встрепенулись и уставились на дверь.

— Войдите, — проскрипел Деймос Савельевич, он был очень доволен произведенным эффектом. — Надо же, вместо зомби к нам заглянула Индра Гейловна.

Конечно, Индра не была похожа на зомби, но выглядела она очень плохо — бледная, с синяками под глазами, красное пятно на щеке стало еще ярче. Перстни с самоцветами чуть не сваливались с исхудавших пальцев.

— Деймос Севельевич, я зашла предупредить вас, что сегодня снова изменили расписание. Меня срочно вызывают на Совет Охотников. Поэтому мой урок отменили, ребята останутся у вас на второй урок, а завтра, наоборот, у вас будет выходной, а я проведу два урока по шифрологии. — Индра волновалась и путалась в словах.

— Кхм! — Деймос Савельевич закашлялся и ничего не ответил.

— Я две ночи не спала, готовила доклад. — Индра продолжала стоять в дверях.

— Что же, — усмехнулся Деймос Савельевич. — Догадываюсь, что этот срочный вызов связан с темой нашего сегодняшнего урока. Мы посмотрели фильм о древнем бунте зомби. Но все мы знаем о том, что сейчас дело тоже близится к их бунту. Все мы очень взволнованы и хотим узнать, что делает Совет Охотников для нашей безопасности. Может, расскажешь о шагах по борьбе с зомби?

— Да-да, нам очень интересно, — поспешно сказал Касьян и пнул задремавшего друга.

Индра замялась, а когда заговорила, было видно, что она тщательно подбирает слова:

— Патрули охотников и хранителей обходят наиболее опасные районы. Лекари… — Индра достала из кармана листок бумаги и продолжила: — Леди Дора организовала дежурства лекарей в Искривлениях, поэтому хоть опасные ситуации и возникали, но жертв удалось избежать. Активность зомби возросла, они собираются группами, но пока это под контролем. Главное — не допустить их бунта. Потому что он будет не такой, как раньше, а глобальный! Поэтому сегодня мы собираемся, чтобы обсудить обстановку.

— Как я понимаю, без твоего личного участия обстановку обсудить не удастся? — зло заметил Деймос Савельевич. — Ты ведь самый молодой охотник, которого включили в Совет за последнюю тысячу лет.

— Да, — сухо ответила Индра и вышла.

Деймос Савельевич принялся нервно постукивать пальцами по столу.

— Индра — классный учитель! — не сдержался Темка.

— Настоящий фан-клуб, — усмехнулся Деймос Савельевич, окинув ребят неодобрительным взглядом, и тут прозвенел звонок. — Десять минут отдыхаем, а потом снова ко мне обучаться.

Окна распахнулись, морозный воздух наполнил аудиторию.

Девочки, выскочив в коридор, сразу собрались в кружок и начали перешептываться.

— Опять про любовную магию болтают, — усмехнулся Темка, но тут же призадумался. — Это вообще очень опасная штука оказалась. Чего-то мне не нравится, задумали они там что-то.

Кристина, отбросив назад золотистые локоны, что-то объясняла.

— Пойду послушаю. Может, они сговариваются мне что-нибудь подкинуть, — решил Темка и подобрался поближе. Не замечая его, девочки продолжали шептаться.

Тихо скрипнула дверь. Деймос Савельевич выскользнул из аудитории, бросил взгляд на толпившихся учеников и, выгибая колени, направился к учительской. В руках он сжимал лист бумаги; Ник успел разглядеть, что это была докладная записка на Индру.

И тут раздался возмущенный голос Кристины:

— Что тебе?

Ник обернулся. Темка пятился от девочек, а Кристина спешно отдернула руку.

— Да ничего. Я просто так хожу тут!

— Поздно, — зло сказала Кристина. — Горная роса уже попала на твои волосы, теперь ты влюбишься в вампиршу.

— Врешь, у тебя нет ничего в руке. — Темка побледнел от ужаса.

— Может быть, а может быть, и есть. Это научит тебя больше не подслушивать. — Кристина отвернулась.

Темка подбежал к Нику с Жориком.

— Вы видели, брызнула она росой или нет?

Ник отрицательно покачал головой.

— Она рукой махнула, — пробубнил Жорик.

— Вы хоть помните, чего роса-то эта делает?

Ник с Жориком пожали плечами. К пояснениям Анжелики Мефодьевны они никогда особо не прислушивались.

— Мне конец. — Губы Темки искривились, будто от неприятного привкуса, глаза расширились. — Вдруг я прямо сейчас в Лафи влюбляюсь?! И никто ничего не видел!

— Хрустальный шар, — вспомнил Ник. — Десять минут назад…

— Помчались, — взмолился Темка. — Жорик, прикрой нас перед Деймосом. Ну придумай что-нибудь. Ты же вон у нас умный какой! Шоу специальные смотришь по телику, чтобы поумнеть.

Жорик смущенно закивал и потер узкий лоб.

Они ворвались в комнату, Ник достал из тумбочки хрустальный шар и протянул к нему руку.

— Десять минут назад, — сказал он, понимая, что тот все равно ничего другого не покажет.

В шаре заклубился туман и тут же рассеялся. Ник ожидал увидеть коридор на учебном этаже, но вместо этого вдруг увидел кипящий кратер вулкана. Вокруг — рушащиеся скалы, сверху катятся огромные валуны. По узкой тропинке пробираются две фигурки. В одной из них Ник с удивлением узнал себя. Скалы сдвинулись, сверху посыпались камни, две фигурки успели заскочить в пещеру. Через секунду скала дала трещину, и та ее часть, где была пещера, откололась, вместе с каменными глыбами и потоками лавы она скатилась вниз.

— Не туда! — крикнул Ник.

— Да все нормально, — ответил Темка. — Хоть на что-то твой шар сгодился.

Ник огляделся, он снова стоял в комнате. Вулкан и рушащиеся скалы исчезли.

— Ты это видел? — пробормотал Ник.

— Ага! — Темка почесал затылок. — Ничего Кристина мне не сделала. Фу-у!

— При чем тут Кристина? — удивился Ник. — Ты видел скалы? Там! Ну, скалы рушились. Поток лавы! Я и еще кто-то были в той пещере, которая рухнула вниз.

— Ник, ты чего? Там не было скал. Там Кристина была с девчонками, мухлевала она, и все, — недоумевал Темка и неожиданно хлопнул себя по лбу. — Я понял, ты расстраиваешься, что купил этот шар у жулика, вот и стал придумывать всякие картинки. Да брось!

— Но, — Ник замолчал, он и сам не знал, как объяснить увиденное.

Темка запихал хрустальный шар обратно в тумбочку и радостно сообщил:

— Но ничего-ничего, я этого просто так не прощу. Я же чего сообразил-то! Кристина отнесла кулон домой. Так?

— Так! — недоумевая, кивнул Ник.

— А когда она придет на Новый год во дворец, то там-то запретов нет? Значит, она кулон снова наденет. Вот тогда и ответит за все! А то придумала — влюблять меня в Лафи. Фу!