Все было готово к Новому году! Аковцы закинули работу и носились по дворцу, рассыпая конфетти и серпантин. Даже хмурый Туан в честь праздника украсил свою старомодную мантию мерцающими снежинками, так что теперь вышитые на ней лилии и омела казались покрытыми снегом.

По сложившейся традиции елку наряжали тридцать первого числа. Поэтому Ник, его родители и младшая сестра собрались в тронном зале, посреди которого возвышалась огромная елка.

— Празднование Нового года — это символ того, что Хаоса можно победить. — Отец передал Нику звезду, которую нужно было надеть на верхушку елки. — Символ того, что непобедимых врагов не бывает.

Вспоминая законы левитации, Ник стал аккуратно направлять звезду к верхушке елки. Получалось неплохо, но до младшей сестры ему было еще далеко. Ульяна в полтора года уже обладала способностью превосходно левитировать предметы и сейчас вовсю пользовалась этим, чтобы стащить с елки золотое яблоко, которое, лишь оказавшись в ее руках, рассыпалось сотней разноцветных конфет.

— Ульяна, — весело рассмеялась императрица и создала еще несколько золотых яблок. Они с дочкой принялись левитировать их друг другу. Когда Ульяна все же не справлялась, золотое яблоко падало и превращалось в мяч или в юлу.

Ник наконец сумел посадить звезду на верхушку елки. Но стоило ему лишь отвернуться от елки, как звезда перепрыгнула ниже, а гирлянды начали переползать с места на место, выбирая, где им больше нравится. Красная гирлянда переползла на две ветки выше и засияла желтыми огоньками. Двум другим пришлось спуститься вниз, тогда они замерцали разноцветными искрами.

Двери распахнулись, в зал влетел Темка, а за ним вошел Туан. Вид у него был крайне удрученный, но он больше не смел препятствовать появлению друзей принца во дворце.

— Здрасте, с Новым годом! О, крутая елочка! — на одном дыхании выпалил Темка. — Ник! В смысле принц Дариан, пошли! Там уже все наши собрались!

Туан насчитал сразу около десятка вопиющих нарушений этикета. Он нахмурился, но не стал делать замечание — в Новый год все становятся друзьями и говорят только приятные вещи. А нравоучения никогда не считались приятными.

— С Новым годом, — ответила императрица и повернулась к принцессе. Той уже наскучило ползать вокруг елки, и она поспешила к распахнутым дверям, за которыми виднелся соседний зал с танцующими снеговиками. А еще с собакой Илинтом и орлом Флаем, прятавшимися от маленькой принцессы.

— С Новым годом, — ответил Филипп и кивнул Нику. — Елка уже готова, беги. Сегодня никаких важных дел! Все должны отдыхать и играть, а ты покажи пример!

— Конечно, папа, — сказал Ник и помчался к выходу.

— Вы, это, не сомневайтесь, — пообещал Темка.

Туан нахмурился и покачал головой, Филипп лишь рассмеялся. Сегодня совсем необязательно было раскланиваться и соблюдать церемонии. Филипп с самого утра пытался убедить в этом Туана, но, кажется, напрасно.

Ник с Темкой выскочили на улицу. На аллее, освещенной огненными шарами, стояли сани, запряженные белогривыми конями. Жорик сидел на месте кучера. Кони били копытами по снегу и мечтали скорей сорваться с места.

— Наши там, — Жорик махнул рукой. Где-то впереди на аллее виднелись огоньки десятков удаляющихся саней.

— Догоняем!

Они едва успели вскочить в сани, как те сорвались с места. Дорогу освещали гирлянды, которыми были украшены сани. Снег казался разноцветным. Дворец исчез где-то позади, на огромной скорости они ворвались в императорский лес. Между стволов замелькали огненные звери и птицы. До слуха донеслась веселая музыка.

И наконец сани замерли.

Над огромным полем летали огненные шары, освещая десятки снежных крепостей. Между ними носились ребята в белых, серых и бежевых одеждах. Ник удивился — одних только охотников тут было несколько сотен. Шли снежные бои, причем снежки не всегда летели туда, куда их бросили; некоторые из них, развернувшись, ударяли в лоб тем, кто их запустил.

— Они тоже охотники? — удивился Ник.

— Ваше высочество! Сегодня ведь именно так следует обращаться к вам! — Размахивая руками, к ним бежал Касьян. От усердия он даже сорвал шапку, и снежинки медленно опускались на его кучерявые волосы.

— О, только не это! — Завидев капитана команды, Жорик и Темка поспешили скрыться.

— Я совершенно случайно слышал ваш вопрос, принц Дариан, и готов на него ответить. Я ведь капитан команды, и мне многое известно. В мире несколько десятков команд охотников. — Касьян подошел еще ближе. Следом за ним выскочил Яша, уши которого выглядывали из-под шапки, словно раздуваясь на ветру. — Невозможно учить всех в одной башне, поэтому нас и поделили на команды численностью от восьми до двенадцати человек. Вот Кристина, например, раньше в другой команде тренировалась, но перешла к нам, потому что у нас лучше.

— Ты откуда знаешь? — удивился Ник, глядя, как остальные ребята носятся по заснеженному полю.

— Мне, как капитану команды, многое известно. — Касьян важно выпятил грудь. — Я расспросил ее обо всем, ведь на мне большая ответственность. Конечно, я когда-нибудь потом собираюсь сделать карьеру и занять высокую должность, поэтому я столько учусь. Я знаю, что кто-нибудь обязательно меня оценит. Учителя, наставники, а может быть, даже кто-нибудь тут, во дворце, разглядит мои способности.

Ник не нашелся что ответить, Касьян во дворце оказался еще невыносимей, чем на базе. Комок снега, метко запущенный кем-то, угодил прямо в спину Касьяну, от чего тот лишь поморщился.

— Кроме того, маги, родившиеся в разных странах Реального мира, говорят на разных языках, поэтому для всех построены разные базы.

— Я не знал, — пробормотал Ник. — Я пойду. В снежки поиграю.

— Ваше высочество, я с радостью помогу вам во всем разобраться, — Касьян слегка поклонился и стукнул Яшу: тот тоже отвесил поклон. — Я даже могу защищать вас от чужих снежков.

— Что ты? — смутился Ник. — Мы же из одной команды, не надо так официально!

— На базе и на состязаниях, но тут мы обязаны проявлять уважение к императорской семье, — ответил Касьян и, нахмурившись, сорвал с головы Яши шапку.

— Сегодня мы все просто друзья. Новый год совсем не официальный праздник, — сказал Ник, но услышать, что ответит Касьян, уже не успел. Из-за сугроба выскочил Темка. Вся его одежда была в снегу, будто его самого недавно закатали в снежный ком.

— Хорош тут болтать, там с горок катаются. — Темка потащил Ника в сторону елок. — Считай, что я тебя спас от этих зануд.

Они пробрались мимо елок, разукрашенных мишурой, и выскочили на поляну. Верней, раньше это была поляна, теперь же впереди возвышалась огромная конструкция из снега и льда. Невероятный ледяной замок! От окон замка начинались горки, и можно было, скатившись с одной башни, тут же взлететь на другую. Ледяные ворота замка были распахнуты.

Ник с Темкой вбежали внутрь, пол под ногами заскользил. Они попали в снежный вихрь и плавно взлетели на самую высокую башню. Цепляясь за ледяную бойницу, там стоял Жорик.

— Красиво! — пробормотал он, заметив друзей.

Вокруг простирался лес, в котором перемигивались разноцветные огоньки. Скакали огненные звери, и разъезжали на санях гости. С одной стороны виднелся огромный каток, с другой проходил парад снежных фигур.

— Ага, вот чего надо. — Темка резко развернул Ника и указал пальцем на соседнюю ледяную башенку.

Там стояли Кристина с Ольдой, они весело болтали с ребятами в серых одеждах.

— Она в дурацкой меховой мантии, — нахмурился Темка. — Кулончик не разглядеть. Но ведет себя уже подозрительно. Может, вон те ей принесли горной росы или шелковые нити, она их на меня понавешает. Чего делать-то?

Кристина вместе с Ольдой сели на санки и понеслись вниз по крутой горке, включавшей три десятка поворотов и один снежный буран.

— Наверное, она раньше в одной команде с ними тренировалась, — предположил Ник. — Видишь, они в серых цветах охотников.

— Может быть, но могли и переодеться, чтобы меня надуть. — Темка недоверчиво покачал головой. — Ну ничего, во дворец вернемся, ты сможешь кулончик разглядеть. Здорово, если она окажется этим продавцом.

Что делать, если у Кристины будет тот самый кулон, Ник так и не решил. В самом деле, не сможет же он всем сообщить, что Кристина продает фальшивые хрустальные шары. Наверное, он просто спросит, зачем она подставила его. От неприятных мыслей отвлек Жорик.

— Пошли на каток! — позвал он и смущенно добавил: — У меня никогда коньков не было.

— Ужас! Я только за один год по две пары ломаю. — Темка подхватил Жорика и полетел вниз с горы.

Ник хотел последовать за друзьями, но тут в снежном вихре на вершину башни поднялись леди Дора и Дементий. Дементий кутался в плащ с меховым воротником. На голове возвышалась огромная меховая шапка, из-под которой выглядывал лишь покрасневший кончик носа.

Ник обрадовался, заметив леди Дору, и уже хотел поздравить ее с Новым годом, во дворце у него даже был приготовлен специальный подарок для приемной матери. Ник собирался его вручить за праздничным столом.

Но леди Дора и Дементий, не замечая Ника, продолжали какой-то разговор. Ник замер.

— Ты слишком долго тянул, — сердито заметила леди Дора, кутаясь в белую шубу.

— Раньше не было повода. Я не мог появиться там, — смутившись, ответил Дементий и вдруг взвизгнул: — Я же просто боюсь. Во многих Искривлениях уже началась паника. С каждым днем все осложняется. Ворота часто перекрыты. Это опасно! Меня могли схватить.

— Опасно! — холодно ответила леди Дора и вдруг заметила Ника. — Сейчас многое опасно, но трусишь ты один. Принц Дариан, рада тебя видеть.

Леди Дора присела в реверансе. Ник смутился, к поклонам и церемониям он все еще не мог привыкнуть, а уж тем более когда такие почести оказывала приемная мать. Хотя, в отличие от многих других, ее взгляд был не заискивающим, а дружелюбным.

— Я не виноват, — вместо приветствия всхлипнул Дементий.

— Виноват, — возразила леди Дора. — Ты должен был привезти лекарства в лагерь, а мы долго ждали тебя. Еще немного, и было бы поздно. Это слишком простое поручение, даже для тебя. Ты же сам вызвался помогать! Дариан, я больше не буду говорить о делах. В Новый год надо веселиться. — Голос леди Доры подобрел, она продолжала разговаривать с Ником как с сыном.

— Какой лагерь? — удивился Ник.

— Совет Лекарей поручил мне создать в самых опасных Искривлениях несколько лагерей спасения, там прячутся от зомби, — ответила леди Дора. — Дементий добровольно отправился нам помогать. Мне кажется, это было лишним, мы бы лучше справились без него.

— Я смогу. Я не трус, — всхлипнул Дементий.

— Мне пора.

Ник поспешил прочь, недоумевая, почему леди Дора обратилась за помощью к Дементию. Трудно найти более унылого и ненадежного человека. Теперь Ник вспомнил рассказ Индры об отрядах лекарей, которые организовала леди Дора. В команде, на состязаниях, и здесь, во дворце, он надежно защищен и многого просто не видит.

Ник нашел друзей на катке, Жорик как раз в очередной раз свалился на лед, а Темка натянул шапку на нос и хохотал. Стоило лишь увидеть друзей, и неприятные мысли вылетели из головы. Все-таки в Новый год надо отдыхать и радоваться, а не ходить с несчастным лицом, как Дементий.

— Ну, лед Жорика просто притягивает, — в последний раз хмыкнул Темка. — Вон как здорово падает.

Жорик неуклюже приподнялся на колени, потом на четвереньки, попытался встать на коньки и снова чуть было не плюхнулся на лед.

И тут к ним подъехала Кристина.

— Используй стихию воздуха, как полеты на зарядке, — посоветовала она. — Жорик, давай руку.

С поддержкой дела у Жорика пошли лучше. Прислушиваясь к советам и старательно выполняя все указания, он проехал несколько метров.

— Она лучше всех летает, катается на коньках, успевает по точным наукам. Даже мантия ей идет, — пробормотал Ник, глядя, с какой легкостью Кристина скользит по льду. Он так и не мог представить, что же делать, если Кристина окажется продавцом из Запретной Зоны. Почему-то план, казавшийся очень хорошим на базе, теперь перестал нравиться.

— Ага, очень опасна! — согласился Темка.

Он остерегался и строил планы мести, пока не вернулись во дворец. В нескольких залах стояли накрытые столы. Сегодня потолки и стены не светились, вместо этого подмигивали гирлянды, а несколько разноцветных шаров по воздуху летали. Ник с ужасом ожидал увидеть где-нибудь золотой постамент, на который его заставят забраться, чтобы читать официальные поздравления, как это было в день рождения, но опасения оказались напрасны. И поэтому, когда раздался голос Туана, Ник дернулся от ужаса.

— Принц Дариан! — В руках Туан держал ларец. — Новый год — это очень свободный праздник. Но все же вы принц. Вам полагается надеть символ власти.

— Только один символ? — с надеждой спросил Ник.

— К сожалению, лишь один. — Туан распахнул ларец, достал венец с омфалом и торжественно надел его на голову Нику. — Можете сесть за стол.

Ник вздохнул и поспешил занять место подальше от Туана.

Только все успели наесться, а Темка уже начал разглядывать гостей, чтобы найти Кристину, как император Филипп встал со своего места.

— С Новым годом, друзья! — Филипп поднял руки, и с потолка посыпались снежинки, к каждой из которых был прикреплен подарок в золотистой бумаге. Снежинки опускались в руки магов. — Защитные обереги, в подарок от нас с императрицей. А теперь вы все можете поздравить друг друга.

Маги немедленно повскакивали со своих мест и бросились дарить друг другу подарки. Просто так, без разбора. Своим друзьям, знакомым и незнакомым. — Круто! Это лампа с джинном! — раздался радостный вопль Темки, почти неразличимый на фоне других радостных криков.

— Бери, — ответил волшебник в чалме. — Только он еще совсем молодой джинн и лет двести проведет в спячке.

— Ничего, подожду, — так же радостно ответил Темка.

Ник очень порадовался, что за последний день все-таки успел с помощью матери приготовить подарки. Императрица разрешила сыну открыть личную сокровищницу и помогла красиво разложить по шкатулкам, разлить по флакончикам и просто завернуть в разноцветную бумагу. Теперь Ник дарил золотые желуди, исполняющие по одному простому желанию, счастливые амулеты, поддерживающие в добрых делах, капли серебряной росы, добавляющие красоты. А сам успел стать обладателем шаманского бубна, барабана там-там, энциклопедии по магик-Инету и еще кучи сладостей, привезенных с разных Искривлений.

— С Новым годом. — Девочка, одетая в сари, протянула небольшую коробочку.

Ник открыл и увидел крошечный каменный замок, который вдруг начал меняться, и через секунду в коробочке лежала маленькая каменная ваза.

— Это ариал, — сказала девочка. — Такие камни растут только в нашем Искривлении. Они меняются на восходе солнца и на закате, а некоторые — при появлении врагов. Но этот особый, он будет менять форму каждый раз, когда звучит музыка.

Музыка! Ник и не заметил, когда в зале появилась «Сариола». Над танцполом замельтешили разноцветные огни. Взрослые и старшие ребята кинулись танцевать.

— Спасибо. С Новым годом! — ответил Ник и протянул флакончик с янтарными слезами. — Они приносят счастье. Пока у тебя есть янтарные слезы, тебе незачем будет плакать.

Ник заметил среди танцующих Анжелику Мефодьевну с Оксом. Наставник и на этот раз надел черный фрак.

— В этот праздник, как, впрочем, и во все предыдущие, я осуществлял важное дело. Я поздравлял с Новым годом бабушку, а она считает, что мужчины должны на праздники надевать вот такие фраки, — расслышал Ник слова Окса. — Она астроном и в связи с этим не верит в магию. К великому прискорбию, она и меня считает шарлатаном.

— Ах, нам, магам, так тяжело, сплошное непонимание, — сочувственно закивала Анжелика Мефодьевна. — Я ведь уже говорила, что на моего предшественника, который хотел преподавать магик-Инет, напал обычный человек, не маг.

Ник поспешил отойти подальше: про это нападение Анжелика Мефодьевна говорила не чаще трех раз в неделю. Неподалеку с губкой-пылеедкой в лапах кружился Тюфяк. Совершенно не попадая в такт музыке, он наступал на ноги танцующим или совершенно не к месту исполнял кульбиты и пируэты.

— Вот она, в мерцающей мантии. — К Нику подлетел Темка. — Танцует, видишь кулон у нее на шее. Иди же!

Ник влетел в толпу танцующих и замер возле Кристины. У нее на шее блестел амулет в форме звезды.

— Ты танцуешь? — спросила Кристина.

— Ну же! — крикнул Темка.

Вместо ответа Ник схватил золотую цепочку с кулоном. И сразу понял, что ошибался. Кулон Кристины состоял из двух колец, переплетенных между собой. То, что издалека мерещилось звездой, оказалось исходящим от кулона мерцанием.

— Отдай! — Кристина выдернула кулон из рук Ника и резко развернулась.

Ник смотрел, как она пробирается среди танцующих. Ее мерцающая мантия исчезла в толпе.

— Дурак ты, ваше высочество, — пробегая мимо, заметил один из аковцев и кинул Нику на голову горсть конфетти.