Поздним летним вечером человек по прозвищу Трухлявый вышел из дома. Ступал он неслышно, черная одежда делала его неприметным, почти невидимым в сгущающейся тьме.

Вскоре он заметил то, что искал. Моментально в руке у Трухлявого появился добротный старый нож с несколькими зазубринами на стальном лезвии. Впрочем, Трухлявый не думал, что придется пускать в ход оружие.

Мальчишка лет тринадцати с золотыми часами на запястье спокойно пересекал пустынную площадь. Несколько горящих окон. Машин нет. Ситуация почти идеальная для нападения. Почти! Трухлявый не хотел рисковать, нужно дождаться более удобного момента.

Представляя толстенную пачку банкнот, которую дадут за эти часы, Трухлявый усмехнулся. Из его груди вместе со смехом вырвался громкий кашель. Такие приступы мучили его уже очень давно. Трухлявый согнулся пополам, понимая, что жертва сейчас ускользнет.

Любой нормальный ребенок, услышавший такой шум за спиной, должен в страхе убежать. Любой, но только не этот. Мальчишка словно поджидал его, преспокойно разглядывая рекламный щит.

Трухлявый подумал, что это очень трогательно. Ему даже на какой-то миг стало жаль мальчишку, но он тут же успокоил совесть. Этот ребенок сам виноват. Зачем он разгуливает в полночь с золотыми часами? Почему не спит дома, как положено всем нормальным детям?

Дальше по улице сияли витрины магазинов, освещая малочисленных прохожих. Выходить на освещенное место совсем не входило в планы Трухлявого, он даже подумал, не напасть ли прямо сейчас. Но мальчик не спеша прошел мимо раскидистого каштанового дерева и свернул в подворотню.

Трухлявый нырнул следом.

Мальчик замер посреди пустого двора. Лунный свет словно отражался от его одежды, образуя вокруг сияющий ореол.

Вот он, идеальный момент для нападения!

Трухлявый сделал пару шагов к своей будущей жертве, и тут впереди, казалось, прямо из стены появился кто-то еще. Трухлявый дернулся в тень и спрятался за припаркованным грузовиком. В нос ударил запах бензина, но ничего, можно потерпеть, это ненадолго, скоро он захватит свою добычу.

— Задание выполнено.

Высунувшись, Трухлявый увидел девочку. Даже в свете луны ее волосы были необычного красного цвета. Два ребенка, свободно разгуливающие в ночи. Что-то здесь не так.

— Прекрасно, — сказал мальчик. — Теперь у светлых нет ни одного шанса.

— Они не отвертятся!

— А их новоявленному принцу будет хуже всех, — продолжил мальчик и с фальшивым сочувствием добавил: — Даже не представляю, как он это переживет.

— Зы-ы! Такой подставы он не ожидает! — Губы девочки разошлись в улыбке, обнажив длинные белые зубы. Особенно неприятно блеснули два верхних клыка.

Трухлявый поспешил снова скрыться за грузовиком. В вампиров он не верил, но все же недовольно покосился на яркую луну и доверху застегнул молнию на кожаной куртке. Неприятно, но пальцы дрожали. Такого с ним не случалось никогда.

— Наргис, ты заметил?

Трухлявый вздрогнул: девочка указала пальцем прямо на него. Но это невозможно! Даже когда он высовывается из-за кузова, то все равно остается в тени. Она не могла заметить его, это выше человеческих возможностей!

— Этот уже давно крадется за мной, — небрежно бросил Наргис. — Не трогай его. Пусть прячется. Он меня забавляет.

— Как прикажешь!

— Чуть позже я решу, что с ним сделать, — добавил Наргис.

Знает, этот странный мальчик уже давно обо всем знает и просто играет с ним. И говорит с таким пренебрежением, будто его, Трухлявого, тут нет. Как такое могло произойти, как он из преследователя превратился в жертву? Трухлявый уже не пытался обмануть себя — зубы стучат от страха, а не от холода.

— Где Коля? — спросил Наргис. — Он заставляет меня ждать.

— Связаться с ним? — с готовностью спросила девочка.

— Пока не стоит. Я могу подождать еще пару минут. — В холодном голосе зазвенели угрожающие ноты. — Он обязан справиться.

Послышался звон металла.

Меч! У мальчика к поясу крепился меч. Трухлявый не понимал, почему до сих пор не заметил его. Он даже готов был поклясться, что раньше меча не было. Оружие древнее и безумно дорогое, продав такое, можно до конца своих дней жить безбедно. Только все мысли Трухлявого были теперь совсем не о наживе.

— Вот он! — возвестила девочка.

Трухлявый увидел, как из стены дома вытянулась рука, а затем под лунный свет вышел третий ребенок — мальчишка с вытаращенными глазами и вытянутой вперед шеей.

— Ты выполнил мой приказ? — спросил Наргис.

Трухлявый понял, что больше не выдержит. И вовсе не его дело разбираться в том, что происходит. У него теперь было только одно желание: бежать, бежать как можно дальше отсюда и забыть обо всем, что видел. Он попытался сдвинуться с места и вдруг обнаружил, что не в силах сделать ни шага, тело словно сдавило со всех сторон невидимым коконом.

«Никогда больше не буду так поступать. Стану честным гражданином, — подумал Трухлявый. — Завтра же начну новую жизнь!»

И тут же в голове тихонько зазвучала следующая мысль: «Если оно наступит, это завтра». Трухлявый больше не слушал, о чем говорят эти странные дети, конечно, если они и в самом деле были детьми. Коля что-то мычал в свое оправдание, кажется, он все-таки не справился со своим поручением. Он должен был попасть в какое-то Искривление пространства и что-то там совершить. Или наоборот, совершить что-то, чтобы попасть в какое-то Искривление пространства.

Сжавшись в комок, Трухлявый вдруг подумал, что если бы в мире существовала магия, то можно было бы просто исчезнуть. Он и сам не знал, почему слово «магия» вдруг возникло в голове.

— Человек, ты можешь приблизиться ко мне! — послышался властный голос Наргиса.

Трухлявый понял, что обращаются к нему, и повиновался. Медленно передвигая ноги, цепляясь за траву и камни, ударившись об качели, он вышел на середину двора. В этом доме жили люди, в нескольких окнах горел свет. Если закричать, кто-нибудь обязательно выглянет. Может быть, даже спустится на помощь. Его глаза бегали из стороны в сторону, но Трухлявый отчетливо осознал, что все надежды тщетны: каким-то чудом и этот дом, и он сам подчиняются странному мальчику. Из горла так и не вырвалось ни единого звука.

— Так, значит, ты бандит, грабежи и кражи, — разглядывая Трухлявого, заключил Наргис. — Пожалуй, я использую тебя вместо Коли.

Трухлявый тихонько взвыл и укоризненно посмотрел на Колю.

— Вы, двое, пошли вон! — недовольно бросил Наргис.

Лафи и Коля отступили в сторону и выскользнули со двора. Трухлявый печально поглядел им вслед; оставаться один на один с Наргисом казалось еще страшней.

— Готов ли ты преданно служить мне? — спросил Наргис. — Или придется избавиться от тебя?

— Да, да, да! Готов! — От испуга голос Трухлявого больше походил на писк.

Лунный свет показался необычайно ярким, он словно освещал и самого Трухлявого, и все его мысли. Наргис рассмеялся.

— Неплохо, — небрежно кивнул он. — В некоторых делах лучше использовать людей. Ты должен будешь совершить кое-что. И тогда… — Наргис умолк, но выражение его лица не предвещало ничего хорошего.

Трухлявый не рискнул спросить, что он должен сделать, и не рискнул отказаться: единственное, что он позволял себе, так это дышать. Этот мальчик не человек. Глаза людей не светятся в ночи таким неистовым светом. От людей не веет такой опасной силой. Так кто же он?! В голове снова мелькнуло слово «магия».

— Чтобы выполнить мой приказ, ты должен узнать тайну Искривления пространства, — задумчиво проговорил Наргис. Он рассуждал вслух, а не спрашивал, хочет ли Трухлявый вообще что-либо узнавать.

— Клянусь, никому ничего не расскажу. Никогда. — Глаза у Трухлявого забегали. Он не хотел слушать тайны. Ему было все равно, где, когда и как искривляется пространство. Вдруг теперь его отправят вместо Коли в какое-то там Искривление?

— Это ворота, — небрежно бросил Наргис, не слушая жалкое бормотание Трухлявого. — Сам ты никогда в жизни не научишься ими пользоваться. Ты видишь?

Заметив раздражение на лице Наргиса, Трухлявый жалобно всхлипнул. Сколько он ни таращил глаза, перед ним была лишь самая обычная стена. Темный двор и каменная стена одного из домов.

— Смотри! — приказал Наргис. — Я не собираюсь впустую тратить магическую силу.

И Трухлявый заметил в кирпичной кладке дыру — которой не было еще секунду назад. Словно часть стены заменили тусклой серой пленкой, за ней виднелся длинный туннель. Именно оттуда чуть раньше вышли Лафи и Коля. Лунный свет позволял рассмотреть растрескавшиеся старые бочки со сбитыми железными обручами и покрывавшую их неестественно светящуюся паутину. Трухлявый уже забыл, что перед ним обычный дом и за стеной должны быть самые обычные квартиры.

— Вижу. — Трухлявый отступил на шаг назад. От страха глаза готовы были выскочить из орбит. — Колдунство!

— Магия!

Стена дома приобрела прежний вид. Снова перед ними был ничем не примечательный жилой дом.

— Иди за мной, — не давая опомниться, Наргис пересек двор.

Трухлявый был вынужден отправиться следом: невидимая сила подталкивала его в спину. Радовало только то, что его не заставили лезть в эти ужасные ворота и не затянули в какое-то там Искривление пространства.

Слепо Трухлявый шел за тем, кого еще совсем недавно наметил себе в жертву. Они продвигались по пустынным бульварам, пересекали безлюдные площади, не встречая никого на своем пути. Город словно вымер. Отступили даже привычные городские запахи бензина и пыли, мир стал другим. Трухлявый натыкался на столбы, ограды и стены домов, падал, вставал, отряхивался. Пару раз Наргис останавливался, чертил в воздухе символы и шел дальше.

Неожиданно Трухлявый обнаружил, что уже светает. Как пролетело время, он не заметил. С робкой надеждой Трухлявый скосил глаза на Наргиса, словно тот мог исчезнуть с появлением солнечных лучей. Чуда не произошло, Наргис был рядом.

Они замерли возле входа в парк. Наргис небрежно кивнул в сторону толстого многовекового дерева с широкими темно-зелеными листьями.

— За этими воротами находится дворец светлых магов, он окружен садом. Самым пышным садом из всех, с множеством артефактов и сотнями ворот, ведущих в другие Искривления. Да и сам дворец светлых наполнен очень сильной магией. В залах и комнатах собраны сокровища, зеркала, сюрпризы. — В голосе Наргиса вновь появилась угроза. Он говорил быстро, губы кривились от неприязни. — Но ты не сможешь это увидеть. Эти ворота надежно охраняются, даже я не могу ни пройти, ни заглянуть в них без приглашения от светлых. О тебе и говорить нечего, ты не способен ничего понять.

Трухлявый, не отдавая себе отчета, подобострастно закивал. Да, он ни на что не способен и ничего не понимает, он просто хочет вернуться к своей привычной жизни и навсегда забыть об этой ночи. Странные ворота между Искривлениями, непонятные слова, магия — все это сильно пугало. Даже дворец со сказочными сокровищами казался ужасным.

— Сейчас он появится здесь, — приказал Наргис. — Светлый принц Дариан, твоя главная цель. Он предпочитает, чтобы его звали просто Ником. Запомни это!

На дорожке парка показался мальчик в серых джинсах и легкой серой куртке. Утренний ветерок развевал его светлые волосы. Он прошел совсем близко, можно было даже разглядеть его криво сросшуюся бровь.

У Трухлявого непроизвольно щелкнула челюсть. Он готов был поймать сотню таких мальчишек, лишь бы самому каким-то чудом удалось сбежать отсюда.

— Нет, тебе с ним не справиться, — недовольно кивнул Наргис. — Он светлый маг и уж намного сильней тебя, простого человека. К тому же он получил титул «Сумеречный». Ты хоть знаешь, что это значит?

Трухлявый не знал. Он понимал лишь, что эти два мальчика — принцы, только один темный, а другой светлый, и поэтому Наргис ненавидит того, второго, то ли Дариана, то ли Ника. А еще их дворцы спрятаны в каких-то странных Искривлениях пространства. А еще магия существует. А еще ему уже не выбраться из этой истории.

Мальчик, которого Наргис назвал светлым принцем, прошел по дорожке парка и куда-то исчез, наверное, вошел в свой дворец. Или он только что вышел оттуда? Трухлявый даже не пытался это выяснить.

— У нас, магов, есть главный враг, он затаился в сумраке, и тот, кто сможет противостоять ему, получает титул «сумеречный». Дариан победил его — тот свалился в бездну. Но без меня ему бы ни за что не справиться. Титул достался ему, а МНЕ дали лишь какую-то жалкую медаль. И он должен поплатиться за это. И ты мне поможешь!

— Помогу, — обреченно пробормотал Трухлявый.

— Не сегодня, но пройдет время, и светлый принц не избежит моей мести.

Время прошло…