На зимние каникулы Ник остался во дворце, несмотря на все заверения Касьяна, что в этот раз он приготовил «очень полезную программу проведения отдыха» и «вся команда весело и с пользой проведет время». Ник хотел побыть дома. И еще он боялся увидеть Кристину. Особенно после слов Жорика, который первого января вместе с Темкой явился во дворец и смущенно заявил, что в новогоднюю ночь Кристина плакала.

Зал в личных покоях Ника был освещен лишь горящим камином. Причудливые тени скакали по стенам. За окнами кружился снегопад. Ник с друзьями уселись на белоснежной шкуре эктозавра и смотрели на языки пламени. Рядом возвышалась вазочка с пирожными и три бокала какао.

— Подумаешь, ошиблись малость, — сказал Темка. — Но нам же вон как здорово из-за продавца-жулика влетело. Всех отругали, и в оправдание ничего нельзя сказать. А Кристина очень подозрительно в нашу команду пришла. Да и вообще она по Запретной Зоне ходила.

— Это ничего не значит. Я виноват, решил поймать продавца и напал на Кристину. А ведь я тоже был на Запретной Зоне. И Индра, и Анжелика Мефодьевна, и Ольда, — стал перечислять Ник.

— И я, — пробубнил Жорик. — Губку-пылеедку покупал.

— Тебя никто не обвиняет, — отмахнулся Темка.

— И Наргис там был, — добавил Жорик. — Значит, он тоже не виноват.

— Когда? — насторожился Ник.

Жорик нахмурил лоб, что-то пробубнил, вспоминая:

— Конец лета. Тогда еще ночью на небе появился оранжевый свет, а днем я пошел на Запретную Зону. Там Наргиса видел. Он с кем-то шептался. С каким-то дяденькой.

Ник с Темкой переглянулись.

— Мужик тот, с которым Наргис шептался, в плащ был одет? Лицо прятал? Голос у него хрипел? Кольца на руках были? — спросил Темка.

Жорик пару минут морщил узкий лоб, глядя на горящий камин, и наконец вспомнил:

— Да. Плащ был, кажется. Или нет. Или был.

— Будем считать, что плащ был. Так чего же это получается-то, — протянул Темка. — В продавца переоделся, и все. Теперь же ничего не докажешь. Одет в тряпье, голос эликсиром испортил. Рост?

Ник с непониманием посмотрел на друга.

— Рост у продавца какой? — разъяснил Темка.

— Не знаю, — пожал плечами Ник. — Продавец сидел. Может, он высокий, а может, низкий.

— Ага, одного роста с Наргисом. Точно он! Или тот мужик! — заключил Темка. — И мотив у него вообще понятный. Он же хочет, чтобы мы продули. Мы-то вообще первыми были, а после чугунок скатились.

— Но, может, это не Наргис был, — сказал Ник.

— Значит, он того мужика подговорил, — отмахнулся Темка. — Жорик ведь все слышал.

— Они шептались, — сказал Жорик. — Я потом его еще видел в Хлюпающих Топях…

— Чего! — вскричал Темка. — Почему сразу-то не сказал?

— Я не знал, — смутился Жорик.

— Все ясно, — возликовал Темка. — Тогда Наргис еще специально так сделал, на состязаниях, чтобы мы подрались. А он успел вперед заскочить и в продавца переодеться. Везде хочет первым быть. Теперь-то мне понятненько, почему он от денег отказывался.

— Хочет, чтоб мы продули, — уверенно заявил Жорик.

— Но ничего-ничего, мы его поймаем! В общем, так, нам сейчас уже по домам надо. Ник, постарайся чего-нибудь вспомнить. Жорик, постарайся ничего не забыть. Как только улики соберем, Наргис не отвертится.

Темка с Жориком ушли, а Ник так и не понял, что именно должен вспомнить. Все, что он знал про продавца, Темке и так известно, да и про хрустальный шар друзья знали. Хрустальный шар! Ник вспомнил, как увидел в нем рушащиеся скалы. Такую же картину, как в тот раз, когда впервые вышел на зарядку. Что если это тоже было предостережение? Может быть, стоило спросить об этом кого-нибудь из взрослых магов.

На следующее утро Ник включил компьютер, твердо решив, что не станет беспокоить родителей из-за таких пустяков, как предостережение. В конце концов, это могла просто оказаться чья-нибудь шутка. Да он и сам мог найти во Всемирной магической сети правильной ответ. Но совсем скоро Ник понял, что даже с высоким уровнем доступа про предостережения почти ничего нового не узнать. Многие сайты утверждали, что лишь троекратная картинка позволяет с точностью сказать, что это настоящее предостережение. Решив, что будет ждать третьего появления рушащихся скал, Ник свернул все окна. Продавец с хрустальным шаром и предостережения казались чем-то далеким, сейчас каникулы, и хотелось просто отдохнуть. Подумав, Ник зашел на «Легион вечности». Гэлы на сайте не было, на аватарке горела красная свечка. Зато она еще до Нового года прислала два сообщения. Ник открыл первое, и ему стало ужасно стыдно.

«Говорят, что Новый год очень веселый праздник. Не знаю, у нас его не отмечают. Еще говорят, что светлые маги дарят друг другу подарки. Не знаю, мне никто ничего не дарил. Никогда. Но, Ник, я хочу подарить тебе вот эту черную снежинку. Я сама ее сделала. Говорят, что у вас снег белый. Не знаю. В нашем Искривлении он черный».

Из экрана вылетела снежинка и опустилась на ладонь Ника. Она была сделана из черной бумаги.

Ник стал озираться по сторонам, чтобы выбрать какой-нибудь подарок для Гэлы. Как бы это ни было ужасно, но он совершенно забыл про нее, когда готовился к празднику. На столе лежал перекидной календарь на новый год. Каждому месяцу соответствовала яркая картинка с надписью «семь поводов улыбаться на каждый день». Гэле это не повредит, она совсем не умеет улыбаться.

Ник написал в ответном сообщении:

«Лови подарок. Жизнь лучше, чем кажется».

И положил календарь возле компьютера, и задумался, чего бы еще пожелать.

— Это, что ли, подарок? — послышался возмущенный голос из монитора. — Нормально пользоваться Интернетом тебя не учили?

— Нет, — честно сказал Ник.

Календарь исчез.

— Так нечего лезть, если такой неученый, — возмутилась всемирная магическая сеть. — Подарок и сообщение отправлены.

— Но я еще сообщение не дописал, — возразил Ник.

— Научись пользоваться сайтом, — посоветовал голос. — И вообще, сначала лучше почитай, чего тебе написали.

Второе, непрочитанное, сообщение от Гэлы принялось мигать. Ник поспешно щелкнул на него.

«Пожалуйста, не бросай меня. Ответь мне побыстрей. Совсем скоро я уже не смогу тебе писать. Наргис собирает свой отряд оборотней, мы снова отказались, и он обещал разобраться с нами. Я… Я, наверное, скоро уйду… навсегда… Ответь мне побыстрей!»

Не успел Ник ничего сообразить, как в комнату влетели Темка с Жориком.

— Опять Туан нас не пускал, — возмутился Темка, — пока твой отец не вмешался. И чего он так этого Туана уважает? Нет чтобы приказать, он его еще и уговаривал.

— Туан воспитал отца. Отец считает его членом семьи и очень уважает, — сказал Ник и добавил: — Только сам Туан больше Дементия любит. Может, потому, что тот младше.

— Ну, тогда ладно. Прикинь, он там с дедом Гордеем болтал, а все равно меня узнал.

— Вы бы со мной через ЗОС связались, — сказал Ник.

Темка с Жориком плюхнулись на мягкую шкуру эктозавра.

Дремавший возле камина Илинт лениво помахал хвостом и вновь уснул.

— Темка, — вспомнил Ник. — А это правда, что Наргис набирает себе элитный отряд оборотней?

— Не, Наргису не положено. Отряд себе набирает его старший брат Катар. Ему же это, как раз восемнадцать лет исполнилось. Только моим все равно. В смысле, мои родичи уже в таком отряде, они самому князю служат. — Темка быстро захлопнул рот и виновато покосился на Ника. — Это же тайна, ее же нельзя никому говорить.

— Ладно, я не скажу, — ответил Ник.

— И я, — кивнул Жорик.

— Да это я никому не должен был рассказывать, — отмахнулся Темка. — Такие отряды засекречены. Они же выполняют особые задания. Это очень престижно, да чего уж, это самое высшее, кем оборотень может стать. Отец, когда меня учиться отправлял, мечтал, что я тоже к нему в отряд попаду, и рассказал мне все. Ну я когда на светлого мага учиться стал, отец понял, что в отряд меня не зачислят. И потребовал, чтобы я молчал про все. Ну я и молчал. Сколько смог.

— Будем молчать! — пообещал Жорик.

— Да ты и так все время молчишь. Мне бы так! Дома узнают, точно уши оторвут, — вздохнул Темка. — Ник, а чего тебя вдруг отряды-то заинтересовали?

— Вот, смотри. — Ник показал письмо и снежинку от Гэлы и рассказал про переписку. — Я не знаю, как ей помочь.

Темка почесал макушку, посмотрел на снежинку и снова почесал макушку.

— Да я и не знаю, чего она, — наконец сознался он. — Там, может, Наргис чего-то придумал. Хотя не, темный князь ему ни в жизнь такой отряд не даст. Это только старшему принцу положено. Темнит она чего-то. В общем, я того, попробую у своих узнать. Только, может, мне и не скажут.

Ник написал Гэле сообщение:

«Держись, постараюсь тебе помочь».

— Не отправляй! — крикнул Темка. — Ты ничего не сделаешь. Это же темные маги, а ты светлый принц.

— Я постараюсь, — сказал Ник, понимая, что и в самом деле мало чем сможет помочь. — Пусть она хотя бы знает, что я ее друг.

— Спроси у отца, — предложил Жорик. — Он у тебя хороший.

Не успел Ник ничего ответить, как влез Темка со своими советами:

— Ему нельзя вмешиваться в дела темных! Деду Гордею вроде как можно, он же в Высшем Совете главный. Мы же его сейчас во дворце видели, когда к тебе шли.

— Во всяком случае, я попробую. Подождите меня. — Ник выскочил из комнаты.

Ник вошел в тронный зал. На елке мерцали гирлянды, ленты серпантина и конфетти кружили в воздухе, вовсе не собираясь падать на пол. Ульяна вместе с матерью сбивали с елки игрушки, чтобы посмотреть, какие сюрпризы спрятаны внутри.

— Сынок, — позвала его императрица. — Ты помнишь, что вечером к нам приедет шоу летающих лисиц?

— Ага, — кивнул Ник и с трудом увернулся от елочной игрушки, запущенной в него Ульяной. — Где дед Гордей?

— В зале совещаний вместе с твоим отцом, — ответила императрица. — Ты не должен так бегать, мог бы просто позвать слугу или воспользоваться магией. Туан опять будет недоволен.

— Точно. — Ник вышел за дверь, но, увидев выстроившихся в коридоре слуг, так и не попросил у них помощи. Все, что нужно, он уже и сам узнал. Придворная магия давалась еще тяжелей, чем работа с воздушной стихией.

Стоило лишь Нику подойти к залу, как двери раскрылись, и на пороге появился Туан. Впереди был просторный светлый зал, где обычно проходил Совет Белых Магов. На высоком потолке была сделана светившаяся роспись, света, исходившего от нее, хватало, чтобы осветить весь зал. Тяжелая резная мебель, полки с книгами, замысловатые шкафчики с магическими предметами, в центре стол и глубокие кресла с высокими массивными спинками. В креслах сидели отец, дед Лэрдей и Дементий.

— Наследный принц может лишь с шестнадцати лет присутствовать на Совете Белых Магов и на Высшем Совете, — продекламировал Туан, который лучше всех знал правила. На важных заседаниях белых магов он присутствовал только потому, что когда-то давно воспитывал императора, и тот безгранично уважал своего старого учителя.

— Туан, у нас сейчас не Совет Белых Магов, — ответил Филипп. — Дариану не помешает присутствовать при решении важных вопросов. Заходи.

Туан нахмурил брови, но не стал возражать: хоть он и воспитывал Ника, главное слово все-таки принадлежало императору. Ник прошел, сел в кресло, и ему показалось, что о его присутствии сразу же забыли.

— Темные просят нас о помощи. Да уж, — сказал дед Гордей. — На этот раз они сами пострадали от восставших зомби.

— Невероятно! — фыркнул Дементий. — Отказать. Они наши враги.

— Не спеши, — ответил Филипп. — О какой помощи они просят?

— Отряды хворов насылают болезни, а вот лечить не умеют. Совсем не умеют. Зомби нападают, и темные просят, чтобы наши лекари помогли им. Темные маги испокон веков любили селиться возле кладбищ. Да уж, теперь они за это и поплатились, не справляются с ситуацией. Совсем не справляются, — сказал дед Гордей. — Надо помочь. Надо. У нас сейчас общий враг.

— Я согласен, — кивнул Филипп. — Бездействуя, мы будем помогать злу.

— Это опасно! — нахмурился Дементий. — Туан, скажи хоть ты.

— Император Филипп, позвольте высказать вам свое мнение, — начал Туан, прекрасно зная, что император всегда был готов выслушать его совет, и, дождавшись утвердительного кивка, продолжил: — А не отправить ли туда леди Дору? — Его суровое лицо передернула судорога. — Во дворце она не появляется. Обстановка сейчас напряженная. Пусть леди Дора искупит свой проступок.

— Она уже прощена, — ответил Филипп. — И сейчас ее не в чем упрекнуть. Она организовывает дежурства лекарей, путешествует по опасным Искривлениям.

— В отличие от других лекарей, она не испугалась зомби, — влез Дементий. — А там опасно!

— Ваше императорское величество, — Туан склонился. — Если леди Дора уже доказала, что способна справиться с таким сложным заданием, значит, она лучше остальных сможет оказать помощь темным, организовать дежурства и все прочее, что потребуется. Таково мое скромное мнение.

— Ты прав, — решил Филипп. — Надо пригласить ее во дворец.

— Уже все исполнено, ваше величество, — радостно объявил Туан. — Я взял на себя смелость вызвать ее, в надежде на ваше благоразумное решение.

— Разумное решение, — похвалил дед Гордей и повернулся к Филиппу: — Ей придется общаться с темными магами. С хвора-ми, которые всегда были ее врагами. Тут нужно не просто быть хорошим лекарем, необходимо еще и умение выживать, хитрить.

— В наглости ей не откажешь, хитрить она всегда умела, — тут же подтвердил Туан и распахнул двери. — Леди Дора!

Леди Дора вошла в зал и склонила голову перед императором, как того требовал этикет, а потом по-дружески кивнула Нику, за что он был очень ей благодарен. Хоть никто и не пытался выгнать его из зала, но остальные маги, увлеченно совещаясь, не обращали на него внимания.

— Мы должны помочь темным, организовать лагеря спасения. — Дед Гордей перечислил несколько десятков Искривлений, среди которых было и Искривление Мрака. — Это решили доверить тебе.

— Не соглашайся, — взвизгнул Дементий. — Пусть кто-нибудь другой займется этим.

Леди Дора даже не посмотрела в его сторону.

— Спасибо за оказанное доверие, — сказала она. — Я помогу темным магам.

Дед Гордей передал леди Доре папку.

— Это талисманы и ключи для того, чтобы попасть на их территорию, — пояснил он. — А дальше вы все сможете обсудить на Совете Хворов. Тебе следует прямо сейчас отправиться к ним. Следует спешить. А нам нужно обсудить еще многие вопросы. Очень многие.

Ник понял, что сегодня так и не сможет поговорить ни с отцом, ни с дедом Гордеем, и вышел следом за леди Дорой.

— Мама Альб… леди Дора. Там, там нужна помощь… — И Ник рассказал о своей переписке с Гэлой. — Я подумал, что ты будешь там, в Искривлении Мрака, и, может, сможешь ей чем-нибудь помочь.

— Странно, обычно оборотни мечтают попасть в элитный отряд. Я буду там, встречусь с Гэлой и придумаю что-нибудь, — пообещала леди Дора. — Кстати, поздравь ее с днем рождения.

— Когда? — оторопел Ник.

— У тебя же друг — оборотень. Ты разве не знаешь? — удивилась леди Дора. — Все оборотни отмечают свой день рождения первого января.

— Не знал, — удивился Ник. — Спасибо. И… И там в Искривлениях у темных, там же… ну в общем. — Ник не знал, как закончить фразу. Там, в Искривлениях, страшно, опасно, туда лучше не соваться. Все эти слова подходили, но Ник понял, что, произнеся их, он станет похожим на ноющего дядю Дементия.

— Я знаю, — чуть улыбнулась леди Дора. — Не волнуйся за меня. Я справлюсь.

— Удачи, — только и смог сказать Ник.

Ник влетел в свои покои. Посередине зала уже стоял накрытый стол, вокруг него прохаживался Тюфяк, каким-то образом пробравшийся во дворец.

— Тут нам тортик притащили, — сказал Темка.

— Мама Альбина приказала аковцам, — догадался Ник. — Темка, ты чего про день рождения не сказал?!

— Ну, мои родичи считают, что это очень личный праздник, — смутился Темка. — У нас не принято об этом рассказывать. Так, посидим семейством, иногда ходим на луну повыть. В детстве-то я не понимал, почему мы так делаем. Ну, когда еще не знал, что я оборотень.

— Сегодня уже не первое число, и на луну мы выть не станем. Сегодня будет шоу, потом можно с горки покататься или в снежки поиграть. Да и подарки дарить не поздно, — сказал Ник и протянул Темке золотую нить. — С такой нитью никакие любовные привороты не страшны. Завяжи ее на запястье и больше не будешь бояться горной росы.

— Фу, теперь мне вообще никто не страшен, — обрадовался Темка. — Давайте отмечать, что ли?

— Секунду. — Ник влез на «Легион вечности» и открыл страничку Гэлы. Он уже собрался писать поздравления, как вдруг замер. На ее страничке была указана дата рождения — 5 апреля.

— Такого не может быть, — удивился Ник. — Сайт не даст солгать.

— Может, вирус? — предположил Темка.

— Сам ты вирус, — тут же ответил компьютер. — Защищен я от такого. У меня антивирусник «Лекарь Магич».

Ник сел за стол, так и не отправив Гэле сообщение.