Ник вернулся на базу за день до учебы. На этот раз Илинт сразу пошел с ним и радостно занял свое любимое место на коврике перед телевизором. А Ник сразу нашел Кристину и попытался извиниться.

— Хочешь быть хорошим! — Кристина презрительно посмотрела в ответ.

— Нет, — оторопел Ник. — Я был неправ.

— А теперь прав? — резко перебила Кристина. — Играешь роль благородного принца?

— Нет. — Ник невольно отступил назад. — Не играю.

— Думаешь, что теперь все в порядке? — Из глаз Кристины полились слезы, и она побежала к себе в комнату.

Ник остался стоять в растерянности.

— Да брось ты, — успокоил Темка. — Неужели станешь расстраиваться из-за девчонки?! Ну ты ей еще цветы притащи. Она, кажись, говорила, что лилии любит.

— Ты серьезно?

— Конечно, тогда ты будешь полным болваном выглядеть.

— Я и так себя болваном чувствую.

Каждый раз, когда Ник натыкался на презрительный взгляд Кристины, ему становилось стыдно. При его приближении Кристина хватала за руку свою подружку Ольду и отходила в сторону. На тренировках они вставали в другой конец зала, а на уроках пересели подальше, убедив Нелли и Таисью поменяться с ними местами. Учителя, недовольные успехами команды, не обратили на это никакого внимания. Их и наставников сильней беспокоило то, что в первую неделю после каникул ребята были слишком сонными. Чтобы поднять боевой дух, Константина на тренировке заявила об ужесточении правил состязаний.

— У вас уже в эту субботу будут первые состязания по новой схеме. Вы должны выложиться полностью и победить. — Она прошла вдоль выстроившихся в шеренгу ребят. — Судьи прислали инструкции. Чтобы выдержать, вы должны будете превзойти себя. Касьян, от тебя как от капитана зависит боевой дух команды.

— Мы сможем, мы превзойдем! Мы перепревзойдем, — торжественно пообещал Касьян. — Обещаю, мы не сдадимся. Я, как всегда, подсчитываю баллы нашей команды.

И стал каждый вечер собирать команду у телевизора и читать лекции для поднятия боевого духа. Недовольны были все, включая животных, которые случайно забредали в зал. В пятницу Темка не выдержал и при виде Касьяна демонстративно на полную громкость включил телевизор — как раз показывали «Балет духов огня».

— Капитан, тебя слушать, мухи дохнут со скуки, — с трудом перекричав телевизор, Темка плюхнулся на кресло и вцепился двумя руками в пульт.

— В моей команде нет мух, — гордо крикнул Касьян.

— Уже сдохли, — резюмировал Темка и все-таки сделал звук потише. — Пульт не отдам.

— Ладно. — Касьян отступил и оглянулся, но никто не спешил ему на помощь. Девочки разглядывали сделанные за каникулы фотографии. Только Кристина подняла голову и, убедившись, что никто не собирается им мешать, снова вернулась к альбому.

— Наведите порядок, — сказал Касьян своим друзьям Игнату и Яше.

— Жорик! — завопил Темка.

Под музыку огня, доносившуюся из телевизора, Жорик встал напротив Игната с Яшей. Он был намного выше и мощней, так что связываться с ним не спешили.

— Темка, перестань, — сказал Ник.

— Сбегаю за наставниками, — одновременно с ним сказал Касьян.

Но тут музыка смолкла, и на экране появился темный князь. От неожиданности все уставились в телевизор, а Касьян так и не сдвинулся с места.

— Только не надо охать и причитать, потом вы досмотрите свои шоу, фильмы и прочую ерунду, ради которой тут собрались, — поморщился Тамир. — Да, я сорвал все каналы светлых и темных. Разумеется, это против всяких там правил! Но вы будете слушать меня, хотите того или нет. Самые тупые могут уйти и не узнать о том, что происходит вокруг. Ничего не узнать об Огненном Диске и о том, что кто-то его зажег.

Тамир замолк. Телевизор был включен на режим общения, поэтому уже через секунду тишина была нарушена миллионами голосов. Маги, собравшиеся у телевизоров, разом заговорили, обсуждая услышанное.

— Мне лично глубоко плевать, кто там его зажег. Это неважно для меня, а если кому-то из вас интересно, то разбирайтесь сами, — оскалился Тамир. — Светлые аналитики пытаются что-то там вычислять, ну да и пусть. Они меня не интересуют.

Жорик и Игнат с Яшей так и продолжали стоять друг напротив друга, но смотрели уже на экран.

— В новогоднюю ночь на Лысой Горе я уже сделал официальное заявление, и потому большинство темных магов знает о происходящем. Да, мы всегда были умней светлых. Но я хотел поговорить вовсе не об этом, — продолжил Тамир. — Несправедливо, что от светлых снова утаивают информацию. Я решил восстановить справедливость. Хотя, светлые, те из вас, кто посообразительней, уже давно могли сопоставить факты и догадаться об этом древнем проклятии — об Огненном Диске.

Темка забыл про пульт, и тот выпал у него из рук.

— Чего он хочет? — спросил он. — Зачем устраивает это шоу?

— Он добивается паники. Или нет, он сам запаниковал. Тамир не знает, что делать, — сказал Ник, но его голос слился с другими голосами. Маги, собравшиеся у телевизоров, принялись обсуждать происходящее, их голоса вырывались из экрана.

— Огненный Диск пылает, силы его растут. — Как только Тамир заговорил, миллионы магов, столпившиеся у своих телевизоров, умолкли, опасаясь что-нибудь пропустить. — Призраки, лишенные возможности перейти в другой мир, отнимают силы у магов. Призраки, которые должны охранять тайные пути или запугивать людей, больше не справляются со своей задачей. Люди раскрывают магические секреты, похищают наши артефакты.

Тамир снова умолк и даже чуть прикрыл глаза, давая возможность лучше осмыслить его слова. Выждав несколько минут, он вновь заговорил:

— Армии марширующих зомби, с которыми не могут справиться тысячи некромантов. Раньше некроманты провоцировали бунты зомби, теперь же эти твари слушаются лишь Диск. Мы не в силах управлять зомби. Все идет к тому, что скоро они взбунтуются, но мы не сможем их усмирить. После этого уже близок будет конец всему. Диск накопит необходимые силы и взорвется. И есть лишь единственный способ это остановить.

Тамир сделал шаг назад, будто собирался уходить, но в последний момент передумал. Он обвел взглядом многомиллионную толпу зрителей, так что каждому показалось, что темный князь взглянул именно на него.

— Нужно найти Огненный Диск! — вскричал Тамир. — Лучшие темные маги и кто-то там из светлых отправились на поиски. О чем думают на Совете Белых Магов, мне неинтересно. Более того, я удивлюсь, если узнаю, что они думают вообще. А от себя я обещаю награду тому, кто сумеет найти Диск, — любой магический предмет из моей личной сокровищницы и, разумеется, мою безграничную любовь, — Тамир изобразил на лице улыбку.

Миллионы вздохов удивления слились в один и вырвались из телевизора.

— Даже мне теперь стало очень интересно, как этот Диск выглядит, — сказал Касьян, стараясь, чтобы его голос звучал как можно спокойней. — Разумеется, мне это нужно в учебных целях.

Из телевизора по-прежнему доносилось множество голосов магов, обсуждающих слова темного князя. Многие тоже интересовались Диском.

— Как его искать?

— Где он может быть?

— Князь точно не обманет? Темные ведь врут!

Удалось различить отдельные фразы.

— Мог бы пообещать полцарства и принцессу в придачу, — усмехнулся Темка. — В смысле принца.

Возможно, Нику показалось, но он услышал донесшиеся из телевизора ругательства Наргиса, впрочем, в таком шуме сложно было различить отдельные голоса.

— Так что обвешивайтесь самыми сильными оберегами, хватайте самые мощные талисманы, особенно не забудьте те, что против зомби, и вперед! — По лицу темного князя расползлась премерзкая улыбка. — Тот, кто найдет Диск, смело может идти ко мне за наградой. Жду!

Тамир исчез с экрана, и вновь включился «Балет духов огня».

— Выслушивать сразу темного князя и нашего капитана я не хочу. — Кристина встала и захлопнула альбом. — Мы идем спать.

Она резко развернулась и направилась в комнату, не заметив, как одна фотография вылетела из альбома. Остальные девочки тоже ушли, залетевшую под диван фотографию они не увидели.

— Ну, ничего нового он не сказал, но от капитана избавил, — заключил Темка и указал пальцем на Касьяна, который вместе с Игнатом и Яшей поспешил в свою комнату. — Может, он того, думает, как Диск найти и награду получить.

— Тамир сказал кое-что новое, — покачал головой Ник. — Темные боятся Диска. Видишь, князь обратился за помощью не только к своим, но даже к нам, светлым. Темные не верят, что смогут справиться.

— А твой отец? — спросил Темка.

— Верит. — Ник вспомнил последний Совет, на котором был. — Они борются, даже темным помогают.

— Тогда и грустить не о чем, — заключил Темка. — Оборотни пока особо не волнуются. Ну, кроме пещерных, конечно. Те уже к нам в друзья напрашиваются. На каникулах опять старейшины заседали, вроде говорят, что пока бунта зомби нет, так и это, с ситуацией справляются. Вот я и успокоился.

— И что? — влез Жорик.

— И все, — отмахнулся Темка. — Я понял, что пока зомби не взбунтовались, то все нормально. Ну и не выдержал, влез, стал им про Гэлу рассказывать. Интересно же, чего она так элитных отрядов боится. А старейшины как меня за уши схватили, говорят, снова ты нас подслушиваешь. В общем, выгнали меня.

— Она больше не появлялась на сайте, — сказал Ник.

— Появится когда-нибудь, — успокоил Темка. — А вот у меня новые уши уже не вырастут.

— Спать пора, — зевнул Жорик.

— Идите, — сказал Ник. — Я скоро.

— Думаешь, Тамир снова по телику появится? Забей! — сказал Темка, и они с Жориком ушли.

Ник зачем-то огляделся по сторонам; в зале никого не осталось, лишь в одном из зеркал-двойников мелькнула неясная тень. Ник поднял фотографию. Там была запечатлена Кристина, она стояла во дворце в тронном зале рядом с Туаном. На лице Туана не было обычного недовольства.

Неожиданно в зале стало холодно. Колыхание ветра зашевелило волосы у Ника на макушке. Послышался протяжный вздох и звон металла.

Ник вскочил и поспешно сунул фотографию в карман.

Между охранными колонами просочился призрак, одетый в призрачную простыню. Свои цепи он намотал вокруг рук и старательно тряс ими несколько минут. Ник удивился, как это еще вся команда не сбежалась на звон.

— Я снова смог подняться в этот зал, — вздохнул призрак и перекинул цепи через голову. — Мои надежды оправдались, сегодня Зло покинуло башню, но оно вернется. Вернется совсем скоро.

— Кристина считает меня самым большим злом в этой башне, — чуть усмехнулся Ник.

— Наивен, ты очень наивен, — сказал призрак. — И не знаешь, что порой Зло может принимать самый безобидный вид. Увы, ты можешь встречаться с ним, но даже не подозревать о его истинной сущности. Ты готов пойти со мной?

— Куда?

— Оно может вернуться в любой момент, и поэтому я не рискнул принести сюда книгу, — сказал призрак. — Мы нашли древнюю книгу, которую обещали тебе, принц. Сначала мы ждали, пока ты вернешься сюда, а потом опасались встречи с Ним. И лишь сегодня я точно узнал, что Зло покинуло башню, и рискнул выйти позвать тебя. Хватит ли у тебя духу спуститься вниз среди ночи? Хватит ли у тебя смелости самому разобраться в происходящем?

— Хватит, — не задумываясь, ответил Ник. — Лучше действовать, чем сидеть и ждать.

— Пошли немедля. Я слишком много времени провел тут, а это очень опасно. Оно может вернуться. — Призрак устремился к лестнице, разматывая запутавшиеся цепи. — Это отпугнет Зло.

Ник помчался следом за призраком, который то и дело звенел цепями и завывал. Неизвестное Зло так и не появилось, зато выскочил сонный Тюфяк и попытался схватить цепь лапой.

Когда они достигли площадки возле тренировочного зала, Ник уже изо всех сил зажимал уши.

— Я не очень хорошо знаю жизнь призраков, — крикнул Ник. — Но такие звуки, наоборот, могут только привлечь.

— Что ты понимаешь, — горько усмехнулся призрак. — Раньше я любил звенеть и завывать из любви к звону и завыванию, теперь же вынужден это делать. Ступай.

Стена разъехалась, и Ник увидел уже знакомую лестницу. Только летающего коврика в этот раз не было.

— Лишь призракам и нескольким магам дозволено открывать эти двери. Ступай же, нам надо спуститься на двадцать седьмой этаж, — призрак снова перекинул цепи через шею. — Сюда Зло не сунется.

— Спасибо. — Ник сразу поблагодарил и Зло, которое сюда не войдет, и призрака, который перестал шуметь.

Спуск казался Нику бесконечным — только темнота и ступени. Иногда лестница заканчивалась, и они пробирались через темные помещения, чтобы найти другую лестницу.

Ник попытался запустить огненный шар, но призрак почему-то запретил это делать. Лунный свет проникал через окна и освещал старинные гобелены, камины. Иногда они попадали в абсолютную темноту, и тогда Ник совершенно переставал понимать, где они идут и что их окружает. Он спотыкался, падал, вставал и шел дальше за слабо светящимся призраком.

Наконец они вошли в зал с горящим камином, и Ник на секунду ослеп после темных лестниц и переходов.

— Ты все же пришел. — Из камина вылетел сноп искр, они закружились в вихре, из которого вышла Эльвира. — Я так надеялась, что ты не побоишься!

— Было страшновато, — признался Ник, озираясь. Он узнал этот зал: именно здесь они встретились с призраками в первый раз. На столах поблескивали флаконы. Книг было почти не разглядеть, лишь по стенам темнели стеллажи.

— Несколько веков я охраняю печать дракона, символ и оберег башни охотников. Башня будет стоять до тех пор, пока печать дракона лежит на своем месте, — продолжила Эльвира. — В отличие от других мне послано это в наказание, в наказание за то, что я, будучи охотником, не справилась с поручением. Я струсила и отступила. Я должна искупить свою трусость.

Послышался звон цепей.

— Разумеется, принцу это интересно, — сказал оборванный призрак. — Но есть ли у нас время рассказывать все наши истории? Ведь я тоже мог бы поведать, как незаслуженно стал узником. Как долгие годы я сидел в подземелье…

— Ты прав, времени у нас нет, — решила Эльвира. — Принц Дариан, в свой прошлый визит ты узнал, что у нас хранится древняя книга. Мы отыскали ее и решили, что ты достоин прочесть ее. Некоторые страницы этой книги открыты для всех, другие откроются лишь избранным. Готовься, ты либо увидишь то, что написано лишь для тебя, либо страницы останутся белыми. Вот она!

Эльвира дунула. Ник слегка отшатнулся, мимо него пронеслась теплая волна, и на длинном дубовом столе зажглись свечи. Возле свечей лежала книга в кожаном переплете, ее углы были окованы золотом, а название выложено небольшими драгоценными камнями.

— Это древний шрифт, — вскричал Ник. — Индра учила нас этому.

Призраки дернулись в сторону. Оборванный зазвенел цепями и просочился сквозь стену.

— Не следует столь громко кричать. Мы ценим спокойствие, — сказала Эльвира. — Ты, принц, можешь читать эту книгу, поверь мне, там много ответов. Но помни, храниться книга должна здесь, вынести отсюда ее невозможно.

— Спасибо. — Ник сел на скамью из плохо обструганых досок, но даже не заметил этого. Символ на обложке книги переводился как «Скрытая истина».

Как только символ был прочтен, книга раскрылась посередине.

Ник прочел первые символы.

Огненный Диск спрятан, он дожидается своего часа. Появится там, где найти невозможно, и потому там никто не станет искать его.

Об этом говорили отец и темный князь. Значит, пока книга решила показать лишь общие страницы. Ник неожиданно почувствовал сильную усталость.

Он появится среди прочих растений.

Веки налились тяжестью. Не в силах ей сопротивляться, Ник уронил голову на книгу и уснул.

…Залитая солнцем поляна подсолнухов где-то в лесу. В воздухе жужжали стрекозы. Посередине поляны стоял маг в мятой мантии с короткими, неровно остриженными волосами. Он повернулся спиной и громко выкрикнул несколько непонятных слов, при этом размахивая руками. В голову Ника пришла единственная мысль, что это древнейшая магия. Потом маг вытащил из складок мантии какой-то предмет, больше всего похожий на круглый булыжник, и поднял его над головой. Маг пробормотал еще несколько непонятных слов, и предмет, похожий на булыжник, взлетел и застыл в воздухе.

Маг резко повернулся.

Оранжевые глаза.

Это был Хаос! Опять сменивший обличье. Но глаза! Цвет глаз он не менял никогда.

— Ритуал проведен, теперь Огненный Диск будет ждать своего часа. Никто не сможет найти его здесь. Пройдут года, прежде чем Диск загорится, — сказал Хаос. — И если к тому времени я еще не верну себе утраченную власть, то это сделает Диск.

Нику сначала показалось, что эти слова сказаны ему, но потом он разглядел у края поляны чьи-то силуэты. Несколько прислужников Хаоса прятались за стволом дерева…

Раздался громкий хлопок, в лицо дохнуло книжной пылью. Ник дернулся и проснулся. Перед ним на столе лежала раскрытая книга.

— Ты увидел истину? — спросила Эльвира.

— Я уснул, — покачал головой Ник, чувствовал он себя так, будто только что ворочал каменные глыбы. — Прочел только несколько слов.

— Ты видел сновидение?

— Да. Странное.

— Это был вовсе не сон, это истина из книги открылась тебе. Вижу, что ты устал. Чтение древних книг требует много времени и вытягивает все силы.

— Но что это значит? — Ник все еще не мог проснуться до конца.

— Это истина, открывшаяся только для тебя. События, произошедшие когда-то давно или недавно. Ты сам должен решить, что сделать с этим. Ступай же! Тебя проводят.

Обратную дорогу Ник не запомнил. Где-то рядом, пытаясь что-то спрашивать, скользил оборванный призрак, а Ник упорно шел наверх. Он даже сам не заметил, как преодолел несколько этажей, пока подобревший призрак не вызвал откуда-то летающий ковер.

Попав на базу, Ник увидел аковца, который лениво махал метелкой на лестнице, делая вид, что подметает.

— Где шлялся? — завопил Антип. — Все уж на состязании.

— Как? — испугался Ник. — Ночью? Почему?

— По кочану! — передразнил Антип. — Утро ужо! Константина велела, как найду тебя, так чтобы ты ступал бегом на состязания ваши. Быстренько давай, дуй в Холл, ворота на стартовую площадку открыты.

Остатки сна слетели. Ник побежал.

— Тебя когда наказывать станут, просись полы мести. Самому-то мне тяжело это, — крикнул вслед Антип.

Ник за считаные секунды влетел в Холл, прошел через ворота и выскочил на стартовую площадку. Команды стояли на заснеженном стадионе. Судьи сидели за столом, на опоздавшего они посмотрели неодобрительно. Крайне неодобрительно.

Ник вдруг понял, что прибежал без верхней одежды: тут же стали мерзнуть руки. Медленно, утопая в глубоком снегу, он прошел через стадион и встал в строй.

— Где был? — Темка быстро повернул к нему измазанное грязью лицо.

Ник не успел ответить, не успел даже подумать, где можно так перемазаться, как Константина схватила его за шиворот и встряхнула.

— И последней на сегодняшних состязаниях была команда охотников, — равнодушно завершил Генрих Эдмундович. — Они сумели войти в Хлюпающую Топь, но отбить нападение отряда стражей им оказалось не по силам.

Ник не поверил своим ушам. Стражи напали на охотников, и судья так спокойно об этом говорит! И какая еще Хлюпающая Топь?

— Как вы все уже видели, команда охотников отличилась не только поражением на сегодняшних состязаниях. Ник Калинин вообще не явился вовремя, — пронесся над стадионом невыразительный голос главного судьи. — Струсил!

Ника оглушили эти слова, он даже забыл про холодный ветер и замерзшие ноги. Хворы, стоявшие с одной стороны, перешептывались и ухмылялись. Стражи, построившиеся с другой стороны от охотников, откровенно смеялись.

— Трус! — не приглушая голоса, сказал Наргис. Он перемазал свою идеальную форму тиной, а из разодранного рукава сочилась кровь.

— Как все вы знаете, такое случается редко, — продолжил Генрих Эдмундович. — Я присуждаю Нику Калинину второй чугунный шар. От себя лично добавлю, что если так пойдет и дальше, то до конца года Ник Калинин может и не доучиться.

Ник уставился на чугунный шар, появившийся на его форме в виде ужасной нашивки.