— На вас напали стражи? — Ник растирал руки, пытаясь согреться.

Как только команда охотников вернулась на базу, всех отправили наверх переодеваться и смывать с себя болотную тину. Расстроенный поражением Касьян первым взлетел наверх и застыл около фонтанчика с напитками. Болотная жижа оттаяла и стекала с его одежды на сияющий пол. Касьян метал пронзительные взгляды, готовил свирепые слова укора и длинные нотации. Ребятам приходилось обходить его, чтобы добраться до своих комнат. Ник с Темкой шли последними, и Касьян перегородил им дорогу.

— Ты, ты, ты! Не верю! — Касьян сурово нахмурил брови.

— Ник, ты же не знаешь! — вскричал Темка, пытаясь обойти Касьяна, он налетел на фонтанчик с напитками, схватил хрустальный стакан и стал наливать себе вишневый сок. — Все, с нового года никакой спокойной жизни. Так Генрих и сказал Эдмундович. Он такую фишку теперь придумал, типа отправлять нас в разные Искривления, чтобы мы там дрались между собой.

— Что за ужас! — закричал Касьян. — Артем, ты позоришь светлый облик наших судей. Ник, ты очень виноват перед нашей командой, но если не узнаешь правду от такого надежного человека, как я, то будешь совершать еще большие глупости.

— Да что случилось? — не выдержал Ник. Он все еще не мог согреться, хоть в башне было очень тепло. Только вместо того, чтобы бежать в комнату за теплыми вещами, он ждал дальнейших слов капитана.

— Для нашего успешного развития в мире магии, для лучшего закрепления пройденных наук, а также для адаптации в последующей взрослой жизни темным и светлым командам будут давать противоположные задания. — Касьян начал дословно воспроизводить речь судьи. — Потому как во взрослой жизни именно этого от нас и будут ждать.

— Короче, — не выдержал Темка. Чуть не захлебнувшись соком, он отстранил капитана в сторону. — Нам сегодня надо было защищать гнезда асадских птиц, а стражам сказали похитить эти самые гнезда.

В зал влетела искра-сообщение, повисла над головой Касьяна и вдруг исчезла. Касьян выпрямил спину и кивнул, будто тот, кто отправил сообщение, мог это видеть.

— Ник, тебе приказывают не покидать базу до понедельника, когда у наставников состоится совещание. Будут решать, что с тобой делать. — Касьян по привычке выставил вперед плечо с капитанской повязкой, но она была вся перепачкана тиной и совсем не заметна. — Я как капитан передаю тебе их слова.

— Хорошо, — быстро ответил Ник. То, что ему назначат наказания, он и так знал, но сейчас хотелось все-таки услышать, что же произошло на состязаниях. — Темка!

— Так вот, — как ни в чем не бывало продолжил Темка. — В общем, дурака мы сваляли. Хотя сначала вроде все как надо шло. Нам разрешили чего угодно с собой сегодня тащить, Кристина крылья принесла, — Темка обернулся, но девочки уже ушли в свои комнаты. — Она вообще больно здорово летает, ты уж, Ник, не обижайся. — Ник поспешно кивнул, он прекрасно знал, что у него до сих пор не получалось взлететь. — Касьян, как задание получили, тут же план изобрел. Велел он Кристине все с высоты осмотреть.

— С моей стороны не было никаких упущений, — поспешно сказал Касьян и вдруг обнаружил, что стоит в луже грязи, которая продолжала стекать с его одежды. Сделав шаг в сторону, он продолжил: — В отличие от некоторых. Ну не могу же я лично всех в этой команде водить за руку.

— Кристину птички асадские заметили и сбили, — продолжил Темка. — Мы же не знали, что они там всех летающих сбивают. А стражи это заметили, ну и поняли, где мы сидим. В общем, подобрались они к нам бесшумно. Одна из птичек Наргиса цепанула. Да что толку! Меня вон стражи с головой в болото окунули. Тьфу, это все Лафи подстроила. Кстати, а и вправду, где ты шлялся?

— Спускался вниз, на двадцать седьмой этаж башни, — честно ответил Ник.

— Ужас! — воскликнул Касьян. — Вместо состязаний ты отправился изучать архивы. Учиться очень похвально, я вот постоянно учусь! И ты тоже должен учиться! Но всему свое время!

— Нет там архивов, там призраки живут! — Ник вспомнил завывания и звон цепей. — Один из призраков поднимался за мной наверх. Неужели вы вчера ничего не слышали?

— Не слышали и не могли слышать. Окс сказал, что там архивы, значит, архивы. А выдумки твои никому не интересны. А уж как тебя наставники накажут!!! — заключил Касьян. Вдруг он заметил алмаз, выскочивший из-под рубашки Ника, и переменился в лице. — Принц Дариан, я сейчас вот так запросто высказываю, что думаю о тебе, но поверь, это для твоей же пользы. Ты ведь знаешь, как я на самом деле тебя уважаю!

— Пойдем мы, того, подумаем об этом. — Темка утащил Ника в комнату. Только лишь дверь за ними захлопнулась, Темка вздохнул. — Опять он подлизываться начал. Ну, теперь рассказывай. Снова продавец, да?

— Нет. — Ник кинулся к шкафу, переступив через метелку-самоподметалку, и достал теплый свитер из серой шерсти. Начинал бить озноб, но Нику казалось, что это уже не от холода, а от всего услышанного.

Из душа вернулся Жорик; откинув полотенце в сторону, он сел на кровать в ожидании рассказа или обеда. Тетя Степанида готовила котлеты, и их запах плыл по башне. Жорик одобрительно повел носом.

— Это Хаос! Он сам провел ритуал и запустил Диск, только это было когда-то давно, несколько лет назад, — начал Ник и рассказал все, что удалось узнать.

Во время рассказа Жорик печально поглядывал на дверь и принюхивался. А Темка прямо в грязной форме плюхнулся на кресло и разинул рот, но так и не проронил ни слова, пока Ник не умолк.

— Ничего себе, — протянул Темка. — Так это же чего получается, ты можешь теперь пойти и найти Диск?

— Не могу. Я не понял, где это все происходило. Поляна с подсолнухами. Там лес, и все.

— Ладно-ладно, нечего тут умом хвастаться, не видел, не понял, не запомнил, — отмахнулся Темка. — У вас же во дворце всякие мудрые маги сидят, у них спроси. Но только сначала пообедаем.

Ник отказался идти в столовую, от волнения он не чувствовал голода. Когда друзья вышли из комнаты, он достал ЗОС и попытался вызвать отца, но никакого отклика. Ник позвал маму, и через секунду вместо его отражения появилось лицо императрицы. Она ласково посмотрела на сына и улыбнулась.

— Привет, — нарочито бодро сказал Ник. — У меня тут как бы снова проблемы.

— Что случилось? — испугалась она.

— Мне дали второй чугунный шар из-за того, что я пропустил состязания, — признался Ник и рассказал, как спускался вместе с призраками на нижние этажи башни. — Вот и все, ничего страшного. Ты не волнуйся.

— С тобой ничего не случилось. Это главное для меня, — ответила императрица, испуг исчез с ее лица, легкие морщинки разгладились. — Я очень тебя прошу, будь осторожен. Ты ведь знаешь про Огненный Диск! Филипп отправился на его поиски в отдаленное Искривление, с ним даже невозможно связаться.

— Знаю. Но теперь я узнал место, где Диск, — радостно улыбнулся Ник.

— Не стоит доверять всем книгам, — покачала головой императрица. — Есть заманивающие книги, они заведомо лгут, показывают те места, куда маг хочет попасть. Пожалуйста, будь настороже, я очень боюсь, что ты снова исчезнешь.

— Но все было так по-настоящему, — расстроился Ник. — Я просто видел, как Хаос зажигает Диск.

— Знаю, заманивающие книги сложно отличить от настоящих, — сказала императрица. — Обещай мне ни во что не влезать. И помни, что мы с отцом любим тебя и очень за тебя беспокоимся. До свидания, сынок.

— Пока, мама. — Ник закинул зеркало в тумбочку.

Пока не вернулись Жора с Темкой, он так и сидел на кровати, глядя на бегущие за окном облака. Стоило лишь рассказать друзьям про заманивающие книги, как настроение испортилось у обоих.

— Угу, — глубокомысленно заметил Темка. — Кажись, с книжечкой ерунда какая-то.

— Но она же была такой настоящей, — не мог прийти в себя Ник. — Может быть, мама ошиблась.

— Может, — легко согласился Темка. — Ты бы поспрашивал у отца, у деда Гордея, ну и кто там еще у вас поумней? Эта, мамашка твоя, которая Альбина, в смысле леди Дора? Ну и Константина еще.

— Ты прав, — решил Ник. — Пока отец не отзывается. Начну с Константины.

В воскресенье никто из наставников не появлялся, покинули они базу или сидели в своих кабинетах, Ник не знал. Зато тетя Степанида сочувствующе вздыхала, глядя на Ника:

— Снова тебя накажут, бедняжечка. — Она протянула лишнюю ватрушку, которую тут же стянул Тюфяк. — Ох, ты бы больше не нарушал правила-то!

— Я постараюсь, — Ник поднялся наверх.

Антип тут же притащил в комнату Ника швабру, даже не пытаясь сдержать торжествующую улыбку. Пожалуй, он был единственным на свете аковцем, ненавидящим уборку.

— Кажись, скоро тебе сгодится. Тебя-то, отступничка, все равно ж наказанию подвергнут, так ты бы подсобил мне полы подмести.

— Ник, возьми метелку-самоподметалку и губку-пылеедку, — посоветовал добрый Жорик.

И, наконец, понедельник грянул!

Сразу после завтрака Ника позвали в учительскую.

— Держись там, — Темка проводил друга до двери и уставился на новую стенгазету.

Манускрипт

Неужели он снова сделал это!

Не верю, но это так!

Как мы все порицаем Ника!

Но мы его любим, ведь он наш принц,

и мы верим в его исправление!

Я как капитан лично прослежу за ним,

чего бы мне это ни стоило!

От подхалимства капитана стало совсем тошно. Ник постучался и вошел в учительскую.

Он оказался в просторном кабинете со светящимися стенами. Зеркала-двойники были завешаны тяжелыми бордовыми занавесами, письменная доска идеально вымыта. За столом лицом к Нику сидели учителя и наставники, всем составом. Их хмурые лица не предвещали ничего хорошего. У окна в кресле пристроилась тетя Степанида и тихонько вздыхала.

Ник замер у входа, чувствуя себя дико одиноким.

— Ты должен рассказать, что произошло! — глядя ему в глаза, сказала Константина. Если она всегда казалась суровой, то теперь от ее взгляда хотелось провалиться сквозь землю.

Ник так и остался стоять у двери.

— Вечером, — начал он, стараясь, чтобы голос звучал ровно, — когда я остался один возле телевизора, появился призрак. Он звенел цепями, выл, а потом позвал меня вниз. И я спустился, там ждала еще и Эльвира, тоже призрак.

— Во время учебы я часто с ними общалась, — вспомнила Индра. — Особенно мне нравилось, когда Оборвыш, мы его так прозвали, звенел цепями. Мы иногда даже концерты с ним устраивали.

— И сейчас звенит, отпугивает какое-то Зло, — сказал Ник.

Деймос Савельевич сердито зашипел, а Окс потер подбородок и многозначно хмыкнул. Учителя прекрасно знали о призраках, значит, они хотя бы не будут думать, что он лжет.

— Продолжай дальше, — велела Константина. — Ты еще не все рассказал.

— Там была старинная книга. — Ник рассказал, как, прочитав несколько символов, уснул и что за сон ему приснился. — Потом я поднялся наверх. Но я не знал, что прошло столько времени. Я не хотел подводить команду.

Ник умолк. Казалось, что кто-то провел между ним и учителями невидимую границу. Сейчас они казались чужими людьми, осуждающими его поступки. Пожалуй, лишь Индра и тетя Степанида поддерживали его.

— Чугунный шар тебе присудили справедливо, — сказала Константина. — Ты рассказал правду, но факт остается фактом: состязание ты пропустил. Хуже того, ты не знаешь свойств заманивающих книг, а ведь Деймос Савельевич рассказывал о них на своем уроке. Ты забыл, что чтение таких книг пожирает больше времени, чем кажется.

— Я не знал об этом. — Плечи у Ника опустились.

— Мы обучаемся по программе, — добавил обиженный Деймос Савельевич. — На лекциях мы такого не изучали. Прочитать о свойствах заманивающих книг было домашним заданием.

Ник ничего не ответил, он слишком волновался и поэтому так и не сделал на сегодня задание.

— В классическую эпоху темные маги часто изготовляли заманивающие книги, — сказала Константина. — Цель таких книг — заманить в уединенное место, откуда невозможно выбраться. Если вечером Тамир рассказал про Диск, то неудивительно, что книга показала тебе именно его. Разумеется, не сам Диск. Просто книга стала заманивать тебя в отдаленное Искривление, создав в нем иллюзию Диска.

— Я думал, что это настоящая книга. — Ник опустил голову. — Она же не показала мне путь до того Искривления. Разве она не может быть настоящей?

— Вопрос глупца! — вскричал Окс. — Следовало бы понимать, что настоящая книга «Скрытая истина» была утеряна несколько веков назад. В том случае, если бы она хранилась в нашей башне, мне бы было об этом известно. Из предоставленных данных следует сделать вывод, что ничего другого, кроме как заманивающих книг, призраки тебе показать не могли.

— Обучаться надо, и задание домашнее делать надо, а не ждать, пока тебе все наставники расскажут, — сказал Деймос Савельевич.

Ник глубоко вздохнул, пытаясь сдержать бурю чувств. Пальцы начали дрожать, ноги сделались ватными. Ему пришлось крепко сжать челюсти — судорожные всхлипы уже готовы были вырваться наружу.

— В наказание тебе запрещается в течение четырех недель покидать базу, — сказала Константина. — На этом настаивают судьи.

Ник кивнул, он хорошо помнил наказание за первый чугунный шар.

— Поясню значение слова «никуда», — подал голос Окс. — Это значит — Никуда. Для улучшения физической подготовки вся команда пойдет на зарядку, а тебе нельзя Никуда! Все пойдут на тренировку в другое Искривление, а тебе нельзя Никуда! По воскресеньям все могут покидать базу, а тебе нельзя Никуда! Для прохождения состязаний все отправятся на состязания, а тебе нельзя Никуда!

— Можешь идти, — сказала Константина.

Ник выскочил за дверь.