На следующее утро Темка утащил Жорика к себе в гости, а Ник отправился к деду Гордею. Наконец-то он смог выйти на улицу. После целого месяца, проведенного в башне, его радовало абсолютно все. Даже то, как снег хрустит под ногами, а ветер пробирается под куртку, даже прохожий в черной куртке с надвинутой на глаза шапкой показался добродушным. Даже не смутило, что тот передвигался короткими перебежками, прячась за рекламными щитами.

Ник радовался свободе, а еще отметил, что здесь, в Реальном мире, почти ничего не изменилось. Разрушительное действие Огненного Диска пока не затронуло его. Пока!

Ник вошел в знакомый двор, прошел мимо мужчины в черной куртке, посмотрел на игравших в футбол ребят. Когда-то он рос вместе с ними, считал, что нет ничего интересней, чем вот так пинать мяч, и сильно обижался, что его не берут в игру. Теперь же он влип в игру намного интересней и опасней футбола.

Ник вошел в парадное, не заметив, как кто-то шмыгнул следом.

Дверь в квартиру открыл Туан, как всегда одетый в старомодную мантию, к тому же украшенную пышным платком, на котором всюду были вышиты лилии и омела.

— Принц Дариан, мое почтение. — Туан склонился в поклоне.

— Здрасьте, — растерялся Ник. — А где дед Гордей?

— Главный советник его императорского величества отлучился и велел мне обязательно дождаться его, — пояснил Туан, пропустив Ника в квартиру.

Теперь Ника не удивляло то, что квартира деда Гордея находится сразу и в Реальном мире, и в Искривлении пространства. Прямо посередине комнаты находились ворота, которые были постоянно открыты. Комната выглядела непомерно большой. Ник окинул взглядом растопленный камин, старинную мебель, разбросанные по полу свитки и новейший компьютер у окна.

— Я пребываю в надежде, что он вернется с минуты на минуту. Должен добавить, что наша встреча очень меня радует. Ибо я тут нахожусь по поручению императрицы Сильвии и должен буду кое-что вам передать.

— Что? — Ник присел на диван.

— Слово «что» звучит слишком грубо, вы должны были выразить свой интерес в более элегантной манере, — нахмурился Туан. — Этот предмет и должен принести главный советник, которого вам угодно называть дед Гордей. Все-таки позволю себе лишний раз подчеркнуть, что ваше воспитание сильно загублено. Леди Дора не имела никакого права заниматься воспитанием принца. Наследного принца, будущего императора!

Туан стоял тут, выпрямив спину, и с неприязнью на лице разглагольствовал о правилах приличия. В комнате тепло, уютно и безопасно. Камзол у Туана, как и всегда, безупречен, седые волосы идеально уложены, а в золотых пуговицах отражалось пламя камина. Вот картина мира и спокойствия! Ник вспомнил, как вчера во время разговора с приемной матерью за ее спиной бродили толпы зомби. Там сам воздух был пропитан бедой.

— Я видел леди Дору, — сказал Ник. — Там ужасно. И это вы отправили ее туда. Там… там ведь могут убить.

— А вы знаете, ваше высочество, что натворила леди Дора? — вкрадчиво начал Туан, затем с несвойственной ему суетливостью огляделся и продолжил: — Вы считаете меня злодеем, а ведь леди Дора когда-то пыталась убить вас! — добавил он.

— Что?!

— Пусть это было давно, и император с императрицей изволили простить ее, — продолжил Туан, — но она все равно виновна. И простить ее невозможно.

— Это про похищение, — сообразил Ник. — Я не держу зла на Альбину. У нее не было другого выхода. Я знаю правду.

— Ваше высочество заблуждается. Если бы вам была известна правда, вы бы иначе относились к леди Доре, — нахмурился Туан. — Это именно она заставила несчастного Дементия похитить вас, когда вам было всего несколько месяцев от роду.

— Что? Не может быть, она же спасла меня. Она рисковала своей жизнью, чтобы меня спасти, — пробормотал Ник и невольно схватился за криво сросшуюся бровь. Дементий похитил его из дворца и, уходя от погони, нечаянно выронил в холодную реку. Именно леди Дора прыгнула в воду, чтобы спасти его. И потом она растила его как собственного сына, опасаясь вернуться во дворец. — Я не верю в это.

— Вашему высочеству известно, что я служу во дворце уже более восьмидесяти лет, — сказал Туан. — Я воспитывал еще вашего отца императора Филиппа и его брата Дементия. Ваш отец с рождения был истинным императором, благородство было в каждом его поступке, а вот его несчастный брат Дементий всегда был слишком добрым и беззащитным.

Ник ничего не ответил. Сгорбленный и вечно ноющий Дементий, конечно, может, и добрый человек. В глубине души, где-то очень-очень глубоко.

— Леди Пандора была рождена в одной из самых благородных семей. Потом она, наплевав на все традиции, сократила свое имя, предала магов и ушла служить Хаосу, — злобно выговаривал Туан, слова, как яд, стекали с его губ. — Мой бедный господин Дементий был сильно влюблен в нее и переживал. Он пытался хоть как-то связаться с ней, но все тщетно, и вот однажды она сама вышла на связь. У нее уже был план похищения сына императора, то есть вас, принц Дариан. Я не знаю, что она наговорила моему бедному господину и как убедила его. Но он был так рад, что снова встретит ее! Он и меня уговорил помочь. Я должен был приготовить для леди Доры плащ и документы, чтобы она могла незамеченной скрыться в мире людей.

— Вы? — удивился Ник, вот так неожиданно узнав про загадочного третьего похитителя.

— Бедный господин Дементий, он всегда был слишком добрым и наивным, — продолжил Туан, не обращая внимания на вопрос Ника. — Как он мог совершить такое похищение? Да у него руки тряслись от страха. Он боялся причинить вам вред, ваше высочество. Неудивительно, что похищение сразу обнаружили, и началась погоня. Мы должны были встретиться с леди Дорой, но, увы, не успели. Нас окружили самые обычные люди. А мой бедный господин был настолько напуган своими деяниями, что даже не сумел применить магию. Я стоял рядом с ним на мосту и…

— Вы тоже участвовали в моем похищении? — снова спросил Ник.

— Я известен своей преданностью императорской семье, — с гордостью сказал Туан. — И поэтому не бросил своего господина Дементия. Чисто формально я не нарушил клятву преданности, потому что просто был рядом с вами и принцем Дементием. Я шел рядом, стараясь оберегать вас обоих от опасности.

Ник подумал, что у них, наверное, разное отношение к преданности.

— Я не знал, как помочь моему господину, я ждал его приказа, но он медлил. Медлил, потому что ждал эту негодяйку леди Дору, которая не сумела появиться вовремя, — вздохнул Туан.

— Она появилась вовремя, — неожиданно жестко сказал Ник. — Она успела спасти меня из холодной воды. Я не знаю, почему Дементий все-таки выронил меня и не стал спасать. Леди Дора нырнула в реку, чтобы вытащить меня, и потом дала мне живой воды, которую добыла с таким трудом. Она никогда не предавала магов.

Туан не обратил никакого внимания на порыв Ника.

— Дементий взял на себя всю вину, выгородил и меня, и эту негодяйку леди Дору. Хотя моей вины и не было. Я лишь шел с ним и всеми силами пытался спасти вас и Дементия. Я был рядом и пытался оберегать вас обоих. Я также пытался уговорить несчастного Дементия одуматься и вернуться во дворец. Наверное, поэтому ваш отец, император Филипп, и был так снисходителен ко мне. Он простил меня, потому что я воспитывал его, и он проявил ко мне благосклонность, — сказал Туан.

— Вы пытались спасти дядю Дементия, а меня спасла леди Дора. Ни вы, ни он не кинулись в холодную реку, чтобы спасти меня. Вашей вины не было, но и благодарить мне вас не за что. — Ник чувствовал, что если раньше Туан не нравился из-за своей чопорности, то теперь стал просто противен. — Вы говорите про нее гадости, но лишь она смогла тогда помочь мне.

Никогда раньше Ник не позволял себе повышать голос ни на кого из слуг, но сейчас перешел на крик. Чувствуя, как бешено колотится сердце в груди, он отошел в другой конец комнаты. Надо взять себя в руки и поступить благородно, ведь именно так повел себя отец.

К счастью, совсем скоро появился дед Гордей.

— Туан, Ник, — кивнул он. — Да уж, заждались меня, наверное. Туан, я принес, что обещал.

Он поставил на стол ларец.

— Принц Дариан, вы не должны никогда снимать этот амулет, он защитит вас от зомби. — Туан достал из ларца и надел Нику на шею золотую цепь с медальоном. Ник едва удержался, чтобы не отшатнуться. — Ваша мать императрица Сильвия сильно за вас волнуется, пообещайте выполнить ее просьбу. А теперь позвольте мне удалиться.

— Идите! — с радостью ответил Ник.

Прихватив ларец, Туан вышел.

— Дариан, — сказал дед Гордей. — Признаться, я не ожидал тебя увидеть. У меня встреча с темными магами, опаздывать туда нельзя. Совсем нельзя.

— Я только на минуту, мне надо спросить, — после общения с Туаном мысли путались. Ник с трудом сумел вспомнить, зачем вообще пришел сюда. Собравшись с мыслями, он рассказал про свое путешествие в нижние этажи башни, и про то, что ему никто не верит, и про совет леди Доры.

— Да-да, все это верно, — заметил дед Гордей. — Знаешь что, а ведь она права. Ты проснулся от хлопка, но увидел, что книга лежит раскрытой?

— Да.

— Не могу я тебе точно сказать, сам я эту книгу не видел. Да и не получится у меня пробраться к ней. Книга эта предназначена для охотников. Лишь для них. А я хранитель, — ответил дед Гордей. — Но, если все так, как ты говоришь, то это похоже на настоящую «Скрытую истину».

От такой новости Ник опешил. Хоть он и надеялся услышать именно это, но вдруг почувствовал, что не знает, как поступить дальше.

— Значит, я видел, как Хаос провел ритуал и зажег Огненный Диск! — пробормотал Ник. — Но я же так и не разглядел, где все происходило. Поляна с подсолнухами, и все. Неужели все, что я видел, ничем не поможет? Значит, я и состязания просто так пропустил?

— Ты вот что, не расстраивайся. Толку в этом нет, — мягко сказал дед Гордей. — Мы и так уже знаем, что Хаос с кем-то из своих прислужников зажег Диск. То, что ты прочел в книге, лишний раз подтверждает это. Было бы хорошо — нет, было бы отлично, если бы тебе удалось узнать, где Диск. Но ты этого не знаешь. Ты хочешь найти Диск. И ничего другого я от тебя и не ожидал.

— Но я точно знаю, что этот Диск находится не в подземелье Хаоса, ведь у Хаоса всюду клубится туман. А я видел ритуал, и тумана не было, — вспомнил Ник. — Хотя вы, наверное, уже выяснили это.

— Я точно знаю, что ты настоящий принц. И то, что ты так беспокоишься, лишний раз доказывает это. А сейчас мне пора. Пора идти. Если ты вдруг вспомнишь что-нибудь, это сильно поможет поискам.