В следующую субботу команда охотников снова отправилась на состязания, и на этот раз Ник был в ее рядах. Наконец-то после стольких пропусков ему позволили выйти на старт. Ярко светило солнце, легкий теплый ветерок приятно ласкал кожу. Едва уловимо в воздухе уже начинало пахнуть весной. Ник увидел развевающиеся флаги команд, судейский стол, газон, покрытый серым, подтаявшим снегом, и уже хотел войти на стадион, как Окс схватил его за рукав и оттащил в сторону. С неприятным звуком лопнул какой-то шов на куртке.

— Собственно, сегодня тебе полагается исправить положение, — прошипел Окс. — Докажи, что не напрасно ты носишь гордое звание охотника.

— Я постараюсь, — в сотый раз пообещал Ник.

— Отставить «постараюсь». «Постараюсь» — это чушь, — рыкнул Окс; из-под его плаща выпала валентинка в форме большого красного сердца и плавно опустилась на снег. Наставник быстро подхватил ее и продолжил: — Идти и победить. Мысль ясна?

— Ясна, — ответил Ник. — Я все сделаю для победы. Честно!

— Разрешаю вернуться в строй. — Окс наконец выпустил рукав, первым вышел на стадион и занял свое обычное место впереди команды.

В этот момент появились судьи. Их спортивные костюмы переливались всеми цветами и оттенками, лишний раз подчеркивая, что они не принадлежат ни к темным, ни к светлым магам. Пока судьи добирались до своих мест, Ник успел встать в строй и получить напутствие еще и от Константины.

— Калинин, ты должен сегодня все сделать для победы! Пора уже показать, на что ты способен.

— Покажу, — пообещал Ник, мечтая, чтобы состязания начались как можно скорее.

Козырек, возвышавшийся над судейским столом, неожиданно исчез. В самом конце зимы, когда в Реальном мире нет ни снега, ни дождя, он был не нужен. Генрих Эдмундович, встав, окинул взглядом построившиеся команды и явно остался доволен увиденным. Может быть, его и вправду все устраивало, а может, даже на него действовала хорошая погода.

— Вы все — почти все! — уже хорошо знаете Хлюпающую Топь и научились проходить через нее. — Главный судья взглянул на Ника, и два чугунные шара, нашитые на одежду, показались необычайно тяжелыми. Они тянули вниз.

Генрих Эдмундович умолк и склонился к Виктору.

— Кое-кто трусил, светлый принц например, — хмыкнул Наргис.

— Я не трусил, — ответил Ник.

И тут же рука Константины опустилась ему на плечо.

— Перестань! Ты снова хочешь неприятностей.

— Надо же, отсиживаться на базе ты считаешь смелостью, — рассмеялся Наргис; как обычно, никто из наставников не посмел сделать ему замечание. А судьи продолжали шептаться, так и не заметив провокации Наргиса.

Ник промолчал. Константина права, важнее победить.

— Мы, судьи, имеем право считать, что с жителями Хлюпающей Топи вы знакомы, — выпрямившись в полный рост, продолжил Генрих Эдмундович, и его позолоченные очки блеснули на солнце. — Значит, пройти мимо них не составит труда. В самом сердце Топи расположен Сад Столкновений. Входить в него вам не нужно. К этому не готовы даже те, кто не пропускал состязаний.

— Не обращай на него внимания, — обернувшись к Нику, посоветовал Темка. — Сегодня ты справишься.

— Справится, — вместо замечания Константина поддержала Темку.

— Вокруг Сада бродят монстры, предупреждать о которых бесполезно, их надо увидеть. Несмотря на всю их злобу, справиться с этими монстрами вы можете. Если слушали своих учителей и наставников, то сообразите, как это сделать. — Голос Генриха Эдмундовича звучал буднично, он словно предлагал пройтись по знакомой улице. — Командам нужно обойти вокруг Сада и собрать расставленные там кристаллы. Каждая команда должна собирать кристаллы цвета своей формы. Всего тринадцать кристаллов для каждой команды.

Хворы с одной стороны и стражи с другой стороны зашептались, что это очень хорошее число, и сегодня им повезет. Ник решил, что тринадцатого у него день рождения, а значит, сегодня повезет охотникам. Первыми будут собраны тринадцать серых кристаллов.

— И чтобы задание не казалось легким, то разрешается препятствовать другим командам. — Генрих Эдмундович сделал эффектную паузу. — Я разрешаю прятать кристаллы других команд, строить вокруг них ловушки и защитные барьеры. В общем зачете лидируют стражи. Поэтому они первые покидают стартовую площадку. Хранителям приготовиться.

Когда настала очередь команды охотников, Ник поймал на себе взгляды Константины и Окса и снова дал слово, что не подведет их.

— За мной! — скомандовал Касьян, махнув рукой с красной повязкой, и прошел через ворота.

— Хоть бы раз чего-нибудь другое крикнул, — ухмыльнулся Темка.

В этом Искривлении снега не было. Не было солнца, не чувствовалась приближающаяся весна. Здесь все выглядело иначе. Хмурое небо висело совсем низко. Несколько тропинок расползались по равнине, покрытой жухлой травой и одиночными растениями со скрюченными ветвями. Касьян приказал остановиться, посмотрел на видневшуюся впереди Хлюпающую Топь и на заросли по краям равнины.

— Всем разделиться по три человека, а я, как капитан, пойду вдвоем с Игнатом, — сказал Касьян. — Так мы будем незаметнее для противников и сможем быстрей осмотреть местность. Главное, успеть, пока не стемнело. Бродить по Хлюпающей Топи в темноте… — Он не закончил фразу и красноречиво цокнул языком.

Кристина с Ольдой схватились за руки и стали звать к себе Жорика, которого заслуженно считали самым сильным в команде.

— Он с нами, — Темка схватил Жорика и Ника.

Тогда Кристина вцепилась в невысокого лопоухого Яшу. Тот принялся смущенно ковырять кроссовкой пожухлую траву, стараясь не смотреть на видневшуюся впереди Хлюпающую Топь.

— Ник, я верю, что сегодня ты не свернешь ни под каким предлогом. — Касьян заглянул в глаза и подбадривающе растянул губы в улыбке. — Вы двое, следите за ним, все-таки лишь он один еще ни разу не был в Топи. Ваш путь по этой тропе к западной части болот.

Тропинка вывела к зарослям ежевики. Темка нырнул туда первым, Ник и Жорик последовали за ним. Колючие ветки раздирали одежду и норовили выцарапать глаза. Ягоды ежевики, провисевшие тут всю зиму, почернели, полопались и стали издавать густой неприятный запах.

— Зато в Топи проберемся незаметно, — сказал Ник и наткнулся на замершего Темку. — Ты чего?

— Наргис, — прошептал Темка.

Далеко впереди в зарослях виднелась черная форма капитана стражей. Он разговаривал с незнакомым человеком. Или нет, знакомым, Ник вспомнил, что видел его на Запретной Зоне. Там он сидел в пышной палатке и торговал драгоценностями, пытаясь выудить у Кристины приглашение во дворец.

— Трухлявый, ты должен… — Приглушив голос, Наргис стал быстро отдавать какие-то распоряжения.

— Вон тот дяденька из Запретной Зоны, — узнал Жорик.

— Ну я же говорил. Мы сейчас и состязаньице выиграем, и продавца твоего поймаем! — радостно прошептал Темка и навострил уши.

Как Ник ни старался, он не смог услышать ни слова. Даже Темка, чей слух был лучше, чем у остальных, отрицательно покачал головой. Наргис закончил говорить и похлопал Трухлявого по плечу. Что-то в этом жесте особенно напугало Трухлявого. Он поспешно кивнул, подобострастно поклонился и исчез среди зарослей. Наргис направился в сторону Хлюпающих Топей.

— Надо за Трухлявым проследить! — сказал Темка. — Не, Ник, ты не ходи. Жди здесь.

— Почему?

— Вообще, все это может ловушкой оказаться, — объяснил Темка. — Если Трухлявый продавец, то он там тебя встретит и снова запретит задание выполнять. Ты же сделать-то ничего не сможешь.

Темка с Жориком поспешили нагнать Трухлявого.

Ник подождал немного, и вдруг на тропе позади него послышался звук шагов. Наверняка следующим командам тоже пришла в голову отличная идея отправиться именно по этой тропинке. Ник отошел в сторону и углубился в колючие заросли. Впереди виднелось дерево с растрескавшимся стволом, за которым можно было спрятаться.

— Мы снова встретились, — раздался хриплый голос.

Из-за ствола вышел человек в плаще. Ник без труда узнал в нем продавца из Запретной Зоны.

— Вы? Снова вы? — Ник в ужасе попятился, запутался в траве и упал, оцарапав лицо колючками. Маленькие точки крови усеяли лицо, но Ник не почувствовал боли. — Нет!

— Зачем отрицать очевидное? Сделка есть сделка, ты получил хрустальный шар, я хочу получить плату за него, — сказал продавец.

Ника стало мутить. Он уставился на возвышавшуюся над ним фигуру. Лица было не разглядеть, лишь бесчисленные драгоценности поблескивают из-под плаща. И тот самый яркий кулон в виде звезды.

— Нет, ты не Наргис, тот ниже ростом, — пробормотал Ник. — Трухлявый?

— Я не отвечу на этот вопрос, — прохрипел продавец. — Я не должен отвечать, это не входит в нашу сделку.

— Что вы хотите? — спросил Ник, понимая, что снова предлагать деньги бессмысленно. — Что нужно сделать, чтобы вы оставили меня в покое?

Продавец в нетерпеливом жесте махнул рукой, приказывая умолкнуть.

— Мое второе желание таково, — сказал он. — Сейчас ты вернешься на стартовую площадку и скажешь, что сегодня не участвуешь в состязаниях.

Последняя надежда развеялась. Ник почувствовал резкий приступ тошноты.

— Объяснять кому-либо причину своего возвращения не надо, — продолжил продавец, — ведь ты должен молчать про нашу сделку. А завтра ты должен будешь пробраться на базу к стражам. Держи, это ключ от ворот. Они находятся в Реальном мире, возле здания Совета, и ведут на базу стражей. Ключ сам все тебе подскажет.

Ник продолжал сидеть, не двигаясь, и продавец сам запихал ему в карман большой бронзовый ключ.

— На базе загляни в Коготь Ягуара.

— Куда? — не понял Ник.

— Коготь Ягуара. Ты найдешь его, если захочешь. Ты узнаешь его, его невозможно не узнать. Я разрешаю тебе рассказать о том, что ты идешь на базу стражей, — ответил продавец. Ник покачал головой: именно об этом он и не должен рассказывать никому, ведь проникновения на чужую базу строго запрещены. — И не забывай о том, что бывает с нарушителями сделок. Забыл, как твое горло сдавливал обруч? Помнишь!

— Наргис хочет, чтобы меня исключили из команды? — прошептал Ник. — Это он все придумал? Но почему?

Продавец пропустил вопросы мимо ушей.

— Ты должен выполнить то, что я сказал, — прохрипел он.

— Не должен, — вдруг твердо сказал Ник. Он понял, что если и сегодня предаст команду, то уже не сможет вернуть себе уважение. — Я не могу так поступить. Я сейчас вернусь на состязания.

Стоило лишь это сказать, как на душе стало легче. Ник, как ненормальный, кинулся через заросли и выскочил на дорогу, ведущую к Топи. Надо же, он может победить продавца, нужно было лишь показать твердость духа. Ник мчался вперед, забыв обо всем на свете, глаза светились от отчаянной надежды, дыхание сбилось, форма рвалась, то и дело цепляясь за колючие ветви.

Он был свободен!

Прошло пять минут или пять секунд, Ник не чувствовал времени, когда вдруг уже знакомый холодный обруч коснулся его шеи. Стараясь не замечать его, Ник упрямо мчался вперед. Но с каждым шагом невидимый обруч все сильнее и сильнее сжимал его шею.

— Нет! — крикнул Ник, не останавливаясь. Он отказывался верить в поражение. Он пробормотал защитные заклинания. Но без толку.

Еще несколько шагов, и Ник повалился на тропинку, хватаясь руками за шею. Невидимый обруч сдавил настолько, что воздух перестал поступать в легкие. Ник задыхался, сердце колотилось как ненормальное, кровь пульсировала в висках.

— Оказывается, ты еще пытаешься сопротивляться, принц Дариан, — прохрипел продавец. — Если тебе дорога жизнь, то больше не делай так. В этот раз я прощаю тебя, — обруч, сковавший шею, исчез. Ник сделал первый хриплый вдох, затем еще один. — Если вновь попытаешься сопротивляться, то не рассчитывай на милосердие.

Продавец исчез, а Ник еще долго держался за шею, пытаясь отдышаться. Выхода нет, он должен покориться и вернуться на стартовую площадку. Продавец победил, заключив ту сделку, он предусмотрел все. Едва Ник успел отдышаться, как на дороге появились Темка с Жориком.

— Сбежал, — признался Темка. — Мы только мелькающую спину видели. А потом, сколько ни искали, так и не нашли. Ну да и ладно, главное, что он далеко отсюда. Короче, топаем к Топям. Ник?

Ник встрепенулся.

— Ты чего-то какой-то не такой, — подозрительно спросил Темка.

— Красный, — заключил Жорик. — У тебя кровь на щеке.

Ник посмотрел на друзей. Говорить им про продавца было нельзя — вдруг они решат вернуться вместе с ним на базу и получат незаслуженные чугунные шары. Один раз друзья уже пострадали из-за него. Во что бы то ни стало надо отправить их выполнять задание судей.

— У меня появился новый план, — ответил Ник. — Вы с Жориком идите вперед.

Сзади на тропинке послышались чьи-то голоса, вероятно, это шли разрушители.

— Быстрей! — поторопил Ник.

— Ты что-то задумал, — проницательно сказал Жорик.

— Да, но пока не скажу, — честно ответил Ник. — Ну, идите вперед.

— Ладно.

Все еще сомневаясь, Темка и Жорик помчались по тропинке.

Ник отпрыгнул в сторону и, пригнувшись среди колючих веток, ждал, пока разрушители пройдут мимо. Все-таки неприметный серый цвет формы давал преимущество.

— Молодец наш капитан Герман, — донесся голос одного из разрушителей. — Придумал поделиться на группы, чтобы быстрей найти все кристаллы.

— Точно, такое никому не придет в голову, — ответил второй.

Ник подождал, пока стихнут их шаги, и выбрался на тропинку.

На обратном пути он никого не встретил, все команды уже были в Хлюпающих Топях. Они искали кристаллы, сражались с монстрами и надеялись на победу. Все, кроме него. Он мог надеяться только на чудо, которого не случилось.

Ник прошел через ворота и вышел на стартовую площадку.

— Калинин, ты издеваешься! — подобно раненому слону взревел Окс.

Все: и наставники, и судьи — уставились на одинокую фигуру, пробирающуюся через стадион.

— Надеюсь, у тебя найдется разумное объяснение твоему поступку. — Голос Генриха Эдмундовича, как обычно, звучал бесстрастно. Он словно и ждал от Ника чего-то подобного. — Я не могу припомнить ни одного случая, когда кто-то позволял себе такие наглые вещи.

— У меня нет объяснений! — сказал Ник. — Я не выполнил задание и вернулся.

Судьи посовещались, впрочем, Ник заранее знал, что они решат.

Третий чугунный шар украсил его форму.

— Ты знаешь, что находишься на грани отчисления, — сказал судья. — Остаться в команде ты сможешь, лишь если выдержишь квест. Когда и как он будет проходить, тебе сообщат. А сейчас вон отсюда.

Константина прошла вместе с Ником, чтобы открыть ему ворота на базу. За всю дорогу она не сказала ему ни слова, даже не удостоила его взглядом. Раньше он всегда думал, что боится пронзительного взгляда ее черных глаз, но сейчас понял, что гораздо хуже, когда тебя не замечают.

В башне Ник несколько часов просидел возле выключенного телевизора и только тогда начал потихоньку приходить в чувство. Его охватило холодное бешенство. Со злостью Ник раскидал диванные подушки, разбил об стенку пульт. События несутся с невероятной скоростью, мир вокруг постоянно меняется, а он не в силах ничего поделать. Он не может ничего изменить, не может даже рассказать о происходящем. Ребята из команды и наставники ополчились против него, хотя ничего не знают! А стоит вернуться во дворец, как Туан с непоколебимым почтением будет кланяться и наставлять, ему вообще все равно, что чувствует Ник.

Вернувшись, команда прошла мимо, словно его и не было, они даже не обратили внимания на бардак в зале. Ник для них перестал существовать. Последними появились Темка с Жориком. Пнув по пути пару подушек, они плюхнулись рядом на диван, оставляя на обивке кресел следы грязи.

— Продули, стражи у нас половину кристаллов свистнули. Жорик все-таки один у них отнял. Треснул кого-то по зубам, жаль, что не Наргиса. Да все равно, мы лишь третьи, — ответил Темка на молчаливый вопрос Ника.