В субботу перед состязаниями Ник вместе со всеми вышел в Холл на построение. Команда, как обычно, хранила презрительное молчание. Ник уже успел к этому привыкнуть и почти не обращал внимания. Правда, бойкот был все же лучше льстивого преклонения, которое раньше оказывал капитан.

Касьян, пошептавшись со своим другом Игнатом, подошел к Нику и набрал побольше воздуха в легкие. Вот только что он хотел сказать, так и осталось тайной: в Холл влетел Окс.

— Всем следует разойтись, состязания переносятся на час позже. Однако, — Окс резко развернулся, полы серого плаща описали полукруг, — Нику надлежит в настоящий момент явиться на стартовую площадку. Одному. Калинин, за мной не медля. Мысль ясна?

— Ясна, — ответил Ник.

Следом за наставником он шагнул в ворота, ведущие на стартовую площадку, и уже через минуту вошел на стадион. Главный судья сидел за столом на своем привычном месте, возле прохаживалась Константина. Заметив Ника, она чуть нахмурилась, впрочем, в последнее время она так делала постоянно.

Главный судья посмотрел на Ника без всякого выражения.

— Ты призван сюда для ознакомления с этим документом. Он составлен на специальном совещании. — Генрих Эдмундович протянул Нику лист пергамента с восковой печатью.

За нарушение правил Ник Калинин должен пройти испытание, именуемое квестом. Дату и условия квеста поручено изложить Генриху Эдмундовичу.

Внизу стояла куча подписей светлых магов, среди них было несколько знакомых.

— Когда идти? — спросил Ник.

— Иди прямо сейчас, — ответил Генрих Эдмундович, в его голосе не появилось ни одной эмоции, словно все происходящее совершенно его не волновало. — На совещании магов, решавших твою судьбу, не было единого мнения. Кто-то за тебя вступился, но многие сочли тебя трусом, поскольку ты постоянно уклонялся от состязаний, проходивших возле Сада Столкновений. Поэтому тебя решили отправить в Сад Столкновений. Я решил, что это справедливо.

— Справедливо. — Ник подумал, что именно возле Сада Столкновений всякий раз и появлялся продавец. Сам квест совершенно не пугал.

— Я не была на этом совещании, — Константина нахмурила брови. — Мне ничего не было известно про Сад!

— Разумеется, — ответил Генрих Эдмундович. — На квест отправляется охотник. В совещании участвовали судьи, а также по одному магу из Советов Лекарей, Хворов, Хранителей, Стражей и из Совета Разрушителей. По одному магу от всех, кроме охотников. Таков закон.

— Что я должен делать? — спросил Ник.

— Твоя задача — пройти через Хлюпающие Топи, попасть в Сад Столкновений, пройти через него, найти ворота и вернуться на свою базу. Ты должен вернуться до двадцати четырех ноль-ноль, иначе будешь дисквалифицирован, — сказал судья.

— Он же не готов, — сказала Константина. — Мне как его наставнику ничего не было известно.

Судья сердито вышел из-за стола и приблизился к Константине, глядя ей в глаза. Его лицо сильно перекосилось, и теперь правый глаз казался намного ниже левого.

— Настоящий маг всегда готов, — Генрих Эдмундович первым отвел взгляд. — У него есть все необходимое, чтобы справиться, это его подготовка. Если вы хорошо готовили, то он справится. К тому же, насколько мне известно, Ник как принц имеет право всегда носить с собой одну из вещей императорской сокровищницы. Ник, эта вещь у тебя с собой?

— Да, — ответил Ник. Алмаз, позволяющий получить любое количество любых денег, висел на груди рядом с амулетом, предохраняющим от зомби. Теперь он может попробовать откупиться от монстров, блуждающих по Хлюпающим Топям, или от существ, которые там обитают. Ник печально улыбнулся, представив, как асадские птицы заглатывают монеты.

— Иди и помни про монстров! Жутких монстров Сада, — сказал Генрих Эдмундович. На последнем слове он сделал легкое ударение, словно там могло таиться кое-что и похуже. Ник сразу представил огромных, покрытых шерстью существ с огромной пастью, полной острых зубов.

— Это против правил! — возмутилась Константина. — Судья не должен говорить про монстров.

И Ник в недоумении уставился на нее. Неужели судья не имеет право предупредить, что с этими монстрами не так? Ведь зачем-то судья несколько раз напомнил про них.

— Константина может проводить тебя до ворот. Мои помощники уже раскрыли их, — сказал судья, полностью проигнорировав Константину. — Помни про монстров и других ужасных тварей, обитающих в Саду.

Константина стремительно направилась через стадион. Она остановилась у забора, в котором было несколько десятков ворот. Как и обещал главный судья, нужные ворота были раскрыты, и впереди виднелось хорошо знакомое Искривление.

— Ты должен собраться, — Константина на миг запнулась. — Слова судьи не совсем честные. Главное, как ты сам относишься к обитателям Сада. Удачи!

Она замолчала, словно опасаясь сказать что-то лишнее.

— Спасибо. Я справлюсь, — пообещал Ник и шагнул в ворота. Тяжелое серое небо, равнина, поросшая кустарником. — Если не встречу продавца.

Пожухлая трава была мокрой, кроссовки то и дело скользили. Ник мчался вперед, старательно обходя кустарники, откуда мог выскочить продавец. Вот дорога, на которой его в первый раз подстерег продавец; тот прятался вон за тем изогнутым стволом дерева. Ник помчался дальше по равнине. Вот здесь начинается дорожка, ведущая в заросли, на ней он второй раз встретил продавца. Порыв ветра донес гнилостный запах застойной воды. Топи были уже совсем близко.

Ник продолжал бежать вперед, перепрыгивая через корни деревьев, попадая ногами в мутные лужи, раздирая форму об ветки. Главное — не встретить продавца.

— Наконец-то! — Ник ворвался в Хлюпающие Топи. В этот момент он почувствовал такое облегчение, словно уже прошел весь квест.

Холмы, заросшие колючим кустарником, и провалы, заполненные стоячей водой, заросшие сверху безобидной на вид травкой. То и дело из недр болот вырывались пузырьки зловонного газа. Кое-где из трясины торчали кочки, сильно смахивающие на нечесаные головы чудовищ.

Ник принялся скакать по кочкам. Вместо страха, который пытался привить судья, он испытывал облегчение. Если бы не страшные слухи о Хлюпающих Топях, то это место ничем бы не отличалось от остальных, куда их отправляли на состязания.

Где-то хрустнула ветка.

С диким гоготом асадские птицы взлетели к небу, покинув затопленную поляну, посередине которой находилась лужа со зловонной водой.

— Тихо. Тихо. Или все пропало, — раздался рядом испуганный голос.

Ник огляделся: то, что он сначала принял за мелкий кустарник, оказалось живыми существами. Они словно состояли из тоненьких веточек. Кожа, похожая на кору дерева. Огромные красные глаза. Руки и ноги со множеством суставов. Крадучись, они пробирались к луже.

— Послышалось. Показалось. Это птички шумят. Надо очень осторожно, — снова раздались их писклявые голоса.

Одно из существ нагнулось к воде, странно изогнувшись сразу в нескольких суставах, и стало набирать воду в маленькую бутылочку, неловко держа ее тремя длиннющими пальцами. Если не знать, что это живое существо, то его можно принять за склонившийся над водой куст.

— Хорошая водичка, лечебная, — приговаривал обитатель Топей.

— Ой, вон жук-червяк ползет! Лови его. Он тоже пригодится.

Тот, кто набирал воду, попытался схватить ползущее насекомое, завертелся на месте, запутался в собственных ногах и полетел в ручей.

— Тону! Спасите! Я хороший! — пронзительно завопил он.

Остальные в ужасе замерли на берегу. Если бы не огромные красные глаза, их можно было бы принять за кусты с опавшей листвой.

— Эпл… — сказал тонущий и скрылся под водой.

Тут Ник не выдержал и выбежал на поляну. Существа с пронзительным писком кинулись в разные стороны. Ник подбежал к луже, ноги по колено проваливались в липкую грязь, гнилая вода мерзко хлюпала. Возле самого берега барахталось дрожащее существо, Ник поднял его. Оно захлопало глазами и вдруг замерло.

— Эй! — Ник постучал по нему пальцами, раздался деревянный звук. — Ты жив?

— Не говори, — послышалось откуда-то со стороны. — Пусть решит, что ты утонул. А то вдруг еще превратит нас в кого-нибудь.

— Больно надо, — обиделся Ник и почувствовал, как ожившее существо пытается содрать у него с шеи алмаз. — Эй! Ты что?

Существо спрыгнуло на землю и изобразило неуклюжий поклон.

— Так ты наш принц! Я алмазик узнал! Наш принц!

— Мы добрые безобидные чуморки, — запищали остальные, вылезая на поляну. — Мы хорошие!

Ник выбрался из лужи. Кроссовки промокли насквозь, штанины были испачканы тиной. Только это совершенно не расстроило его. Ник несколько раз видел, как вся команда возвращалась из Топей, перепачканная точно так же. Теперь настал и его черед.

Где-то вдалеке пронесся протяжный вздох, в нем прозвучала вся скорбь и горечь, накопленная за столетия. И снова тишина, иногда нарушаемая только бульканьем пузырьков газа, вырывающихся из самых глубин болот.

— Пора. Пора возвращаться, — засуетились чуморки.

— Это монстры? — спросил Ник.

— Ты меня спас. Я скажу тайну. Самую важную тайну. Монстров нет.

— Но кто там жалобно вздыхает?

— Болотные бабочки. Водичку ждут. Сейчас отнесем, — пропищал чуморка и тонким пальчиком указал на едва заметную тропу. — Иди туда и в Сад попадешь. Это безопасная дорожка. Я помогаю тебе.

Странно пригибаясь, прячась за стволами деревьев и совершенно сливаясь с кустами, чуморки исчезли. Снова послышался вой и счастливое хлюпанье — болотные бабочки получили воду.

Ник и сам не знал, столько шел по тропе, указанной чуморка-ми. Несколько раз он встречал асадских птиц, круживших над огромными гнездами. Иногда слышал скрипы, но никто не выходил навстречу и не угрожал. Пока что путь через Хлюпающие Топи казался простой прогулкой. Появилась слабая надежда, что чуморки сказали правду.

Топи закончились неожиданно. Тропинка оборвалась. Ник замер.

Над цветущей поляной кружили бабочки, жужжали пчелы, с другой стороны дороги под толстым слоем снега росли елки. Сад пересекал ручей, вода в нем то покрывалась тонкой коркой льда, то закручивалась в водовороты, разрушая лед, и бежала дальше. За ручьем стояла осень, в воздухе кружили красные листья. В Саду столкнулись четыре времени года.

В дальнем конце тропинки раздался негромкий шорох опавших листьев, будто полз кто-то невидимый. Неприятно, но тут же вспомнились слова судьи про монстров.

Слева что-то тихо треснуло, словно сошла целая лавина снега. Ник обернулся. Совсем недавно тут были безобидные елки, заваленные снегом. Теперь из-под сугроба появился монстр. Такой, как и представлял себе Ник, высокий, покрытый коричневой шерстью, с огромной пастью, полной острых зубов, из которой капала слюна. Вытянув голову вперед, он нацелился прямо на Ника.

Ник помчался вперед по поляне с цветущими ромашками, по замерзшему пруду и по пробиравшимся из-под снега ландышам. Сзади слышался грозный топот.

Надо выставить защитную оболочку. И почему его преследуют не зомби, против которых есть амулет? Едва Ник успел это подумать, как сзади раздался тихий шлепок упавшего снега, и из-за березовой рощицы появились зомби, в точности такие, как на уроках. На одном даже был серый, перепачканный землей бант. Они надвигались прямо на Ника.

— Прочь! Вы должны уйти! У меня амулет! — крикнул Ник.

Зомби послушно развернулись и скрылись за деревьями. Но монстр продолжал наступать. Ник подумал, что одного монстра защитная оболочка точно выдержит. Главное, чтобы их не стало больше.

Что-то мягко ухнуло. Ник обернулся, уже догадываясь, что увидит, и оказался прав: к преследовавшему его монстру присоединились еще несколько.

Зацепившись ногой за кусты черники, Ник повалился на землю, отчаянно размахивая руками. Он почувствовал, как раздавил ягоды, и ощутил сладкий запах.

— Монстров нет! — послышался писклявый голос. — Обернись, монстров нет.

Ник медленно повернул голову: монстры стояли на том же месте, что и прежде. Можно было различить зеленый лист, налипший на кривой желтый клык одного из них. Чуть поодаль размахивал тоненькими ручками-веточками чуморка.

— Это камень! — пискнул чуморка. — Прикажи им превратиться в камень.

— Нас еще не учили такому, — крикнул Ник.

— Прикажи!

Ник приказал. И, к своему изумлению, увидел, как монстры начали уменьшаться, страшные клыки втянулись внутрь, лапы исчезли. Через секунду на поляне лежали три коричневых камня.

— Живые минералы. Они слышат мысли! Они дают то, о чем думаешь, — пропищал чуморка.

— Что? Они превращаются в то, о чем я думаю? — вскричал Ник. — Так вот почему Константина обиделась на судью, ведь он запугивал меня. Запугивал, чтобы я не смог пройти через Сад. Он сказал про монстров, чтобы я думал про них.

Чуморка быстро-быстро замахал руками-веточками.

— Неважно. Твои маги — неважно. Смотри же, смотри. Кактус!

Из камня показалась струйка дыма, которая начала принимать очертания кактуса.

— Бабочка! — пискнул чуморка.

Кактус превратился в бабочку, которая вспорхнула, облетела поляну и вновь превратилась в камень.

— Ты спас меня. Я спас тебя! — пискнул чуморка и ушел.

Ник еще долго блуждал по Саду, переходя из зимы в лето. Он то расстегивал куртку, то замерзал от налетевшей вьюги. На выскакивающих монстров, зомби и вампиров он больше не обращал внимания. Уже стали спускаться сумерки, когда Ник вдруг увидел очень знакомую поляну. Залитые светом, устремлялись к небу подсолнухи. В воздухе жужжат стрекозы. Все было в точности так, как в книге призраков. Здесь Хаос провел ритуал и зажег Диск.

Ник пробежал по замерзшему ручью и выскочил на цветущую поляну.

В Саду уже стемнело, но на поляну падал свет. Пылающий огнем Диск висел в воздухе, всего в нескольких метрах над землей. Огромный, похожий на облако, красно-оранжевое облако огня.

Ник, плохо понимая, что делает, поднял руки вверх, потянулся к Диску. Точно так же, как это делал Хаос.

— Иди сюда!

Он успел подумать о том, что Диск не может просто так, никем не охраняемый, висеть в этом Искривлении. О том, что его поисками уже полгода заняты самые сильные маги. И, наконец, о том, что Диск не послушает его. Красно-оранжевое облако стало уменьшаться, оно словно таяло на глазах и вот приняло свои прежние размеры. Диск стал таким же, каким был в руках Хаоса, и медленно опустился к Нику. Едва теплый, светящийся, он легко помещался в ладонях. И это он был виноват во всех бедах.

Ник не мог поверить в происходящее, совершенно оторопев, он блуждал по Саду, сжимая в руках свою находку. И даже когда, с трудом переставляя ноги от усталости, наконец, нашел ворота, ведущие на базу, и очутился в Холле, все равно не мог поверить в свою удачу. Весь квест казался сном, достаточно легким и приятным сном.

Константина уже поджидала его, прохаживаясь из стороны в сторону.

— Вернулся! Цел! С сегодняшними событиями я уже не знала чего ожидать!

Ник не обратил внимания на то, что Константина слишком нервничает, а ведь всегда раньше она держала себя в руках и не позволяла подобных высказываний.

— Без пяти двенадцать. Я доложу судьям, что ты справился, — Константина тяжело вздохнула. — Они не добрались туда.

Ник даже не стал интересоваться, о ком говорила Константина, все новости блекли по сравнению с его находкой.

— Это не главное. Я нашел Диск, — сказал Ник и поднял свою находку над головой. — Видите, он погас. Нам больше нечего опасаться. Он был большим и висел над поляной, но потом просто упал ко мне в руки.

Константина быстро кивнула.

— Можешь оставить его себе на память, ты это заслужил. Это твоя законная добыча! А теперь иди наверх.

— Что? Вы не рады? Надо всем срочно рассказать. Нам теперь не нужно бояться бунта зомби, призраков и конца света. Законы магии теперь не сломаются. — Ник чувствовал, как от усталости начинает заплетаться язык.

— Ты понял, что в Саду живут минералы, иначе бы ты не прошел через него, — медленно, словно разговаривала с трехгодовалым ребенком, пояснила Константина. — Ты хотел найти Диск, вот один из минералов и принял форму Диска. Ты понял, что все было очень просто. Слишком просто для настоящего Диска.

— Нет, это настоящий! — замотал головой Ник. — Я видел его в книге.

— В заманивающей книге, — ответила Константина. — Иди отдыхать. Ты устал.

Ник поспешил наверх, от усталости спотыкаясь через ступеньку, и вошел в комнату. Темка и Жорик сидели на кроватях, ожидая его.

— Диск! — крикнул Ник. — Я нашел Диск.

— Это точно Диск? — удивился Темка. — На булыжник похоже. Кажись, тебя обманули.

— Камешек, — кивнул Жорик.

— Почему же вы мне не верите? Это не живой минерал! Это Диск! — уверенно сказал Ник. — Я просто это знаю.

— Ну ладно, ладно, ты можешь этому булыжнику дать любое имя, — рассмеялся Темка. — Раз уж ты вытащил его из Сада. Давай, расскажи, чего там еще было.

— Да неважно! — в отчаянии крикнул Ник. — Монстры, птицы, чуморки и еще бабочки какие-то. Главное, это Диск. Я нашел его. Теперь мир спасен. Нам больше нечего опасаться!

— Хочешь кушать? — спросил добрый Жорик. — У меня есть котлета.

Ник покачал головой: он не чувствовал голода, несмотря на то что целый день ничего не ел.

— Продавец не пытался меня убить, — сказал Ник, зевая. — Он просто держал меня подальше от Сада Столкновений и от Диска. Я это только что понял.

— Да это обычный булыжник, — в очередной раз попытался убедить Темка.

— Продавец откуда-то знал, что я найду Диск, — продолжил Ник. — Он защищает Диск. Поэтому он и не хотел, чтобы я шел в Топи и в Сад. Но продавец не мог знать, что меня пошлют туда на квест.

— Он работает на Хаоса! — наморщив лоб, сказал Жорик.

Ник кивнул, как бы нелепо это ни звучало, но ничего другого в голову не приходило.

— Не, ну теперь уже вдвоем сидят и бредят, — разозлился Темка. — Это булыжник. Обычный такой, никому не нужный. Эй, зачем ты его под подушку кладешь?

Ник уже не слышал, он спал и видел, как завтра принесет Диск во дворец. Наконец-то, после стольких разочарований, он сможет порадовать родителей.