На следующее утро Ник взлетел по белокаменным ступеням и ворвался во дворец. Слишком хмурый караул, расстроенные слуги и встревоженные аковцы приветствовали своего принца. Он отвечал радостной улыбкой, представляя, как все изменится через несколько минут, когда станет известно про Диск.

— Ваше высочество, — послышался голос Туана из бокового коридора.

— Привет, Туан! — радостно крикнул Ник. — Я нашел его! Видите, это Диск!

Позвякивая массивной золотой цепочкой от часов, видневшейся из-под безукоризненного камзола, приблизился Туан. Он с головы до ног рассмотрел Ника и остался недоволен.

— Ваше высочество, я вижу, что придворный этикет вы так и не освоили, а еще я вижу булыжник в ваших руках, — чуть склонившись вперед, объявил Туан. — Слишком грязный булыжник, для того чтобы расхаживать с ним по дворцу!

— Туан, это Диск! Я отнесу его отцу.

— Я бы попросил повременить с демонстрацией этого, кх-ме, булыжника! — сказал Туан. — Его величество Филипп принимает у себя представителей темных магов. Вам нельзя появляться в таком виде. Вы опозорите вашу семью!

— Но, Туан!

— Ни в коей мере! — категорично заявил Туан. — Если вам угодно называть этот булыжник Диском, я не смею перечить.

Но если уж вы не потрудились привести себя в должный вид на своей базе, достав из саквояжа все причитающиеся вам регалии, то я вынужден настаивать на том, чтобы вы переоделись прямо сейчас. И оставьте камешек в своих покоях.

— Хорошо, — ответил Ник. — Отец все равно скажет принести его.

Ник, не сопротивляясь, поменял серую форму охотников на приготовленный Туаном камзол. Это пустяк, пусть будет камзол, он бы и на кафтан согласился. Одежда не важна, главное то, что сейчас произойдет.

— Теперь я не смею препятствовать вашему появлению в тронном зале, — торжественно произнес Туан и проводил Ника до дверей.

Из зала вышли маги в фиолетовых одеждах хворов и леди Дора с Дементием. Заметив Ника, они склонили головы.

— Леди Дора, — радостно начал Ник. — Я… Сейчас…

Туан хмыкнул особенно недовольно и отворил двери в зал.

— Ваше высочество, не заставляйте вашего отца императора Филиппа ждать вас!

Так и не ответив на приветствие темных магов, Ник влетел в зал, уже представляя, какой переполох сейчас начнется. Леди Дора, Дементий и пришедшие с ними хворы, да и вообще все остальные, совсем скоро узнают радостную новость.

— Папа, я нашел Диск! Я провинился во время учебы, но сейчас, сейчас все исправил! — крикнул Ник, едва войдя в зал.

Хворы застыли, отчетливо расслышав слова Ника.

— Император изволит общаться со своим сыном! — Туан нахмурился и быстро прикрыл двери в тронный зал.

Свет проникал в огромные окна, солнечные лучи скользили по лепным украшениям и по развешенным на стенах гербам светлых магов. Отец в глубокой задумчивости сидел на троне, казалось, он даже не расслышал слов сына.

— Диск, я нашел Диск, — повторил Ник, приближаясь к трону.

Филипп вздрогнул и поднял голову. Луч света упал ему прямо на лицо, но он не стал отодвигаться.

— Дариан, Диск?

— Ага, Туан не позволил нести его сюда. Но это Диск, он из Сада Столкновений.

— Дариан, — осторожно начал отец. — Ты ведь знаешь, что в Саду живут миролюбивые минералы? Они принимают разные обличья, улавливая мысли магов. Они всегда стремятся угодить.

— Там была поляна, он висел в воздухе, а потом, когда я протянул руки, то он сразу упал ко мне на ладони, — сказал Ник, замерев у трона. — Это настоящий Диск!

— Все было именно так, как ты себе представлял? — сказал отец. — И ты еще должен был удивиться, как легко у тебя все получилось! Именно такие сюрпризы и устраивает Сад Столкновений.

— Но почему же ты мне не веришь? — спросил Ник. — Все ищут Диск. Я его принес.

— Дариан, — вздохнул отец. — Я знаю, ты веришь, что это настоящий Диск. Именно так и случается, когда маг впервые попадает в Сад Столкновений. Он находит то, о чем мечтал.

Двери в зал отворились, и на пороге появился дед Гордей.

— Название сада не случайно. В нем происходит столкновение желаемого и действительного, — продолжил Филипп и кивнул деду Гордею. — Дариан пытался найти Диск в Саду Столкновений.

Ник с надеждой уставился на деда Гордея, может, хоть он поверит.

— Похвально. Очень похвально, что ты увидел там Диск. Если бы это произошло на самом деле! Если бы только… Нам бы удалось решить очень много проблем. Хотя бы ту, с которой явились хворы и леди Дора, проблему зомби.

— Это настоящий Диск! — вскрикнул Ник. — Я его нашел. Он погас и опустился ко мне в руки. Нам больше ничто не угрожает.

— Хотел бы я верить. Очень хотел, что это так, — вздохнул дед Гордей. — Да только у меня крайне противоположные известия. Крайне! Филипп, я прибыл во дворец, чтобы рассказать о еще нескольких вспышках активности зомби. Началось то, чего мы опасались больше всего, — бунт зомби.

— Не может быть! — крикнул Ник. — Ведь Диск у меня. Он больше не влияет. Не светится. Не горит. Он же погас!

— Дариан, — Филипп встал с трона, — даже если бы Диск нашелся, погасить его было бы очень сложно. Сам он не погаснет. Диск создан при помощи древнейшей магии. А ты знаешь, насколько она мощная.

— Он еще слегка светится… Я его сейчас принесу! — вскричал Ник. — Вы увидите, что я прав.

— Не спеши, юный принц! Отец твой не сможет ждать, — остановил его дед Гордей. — Филипп, твое присутствие сейчас требуется на переговорах. Отряды зомби наступают, медлить нельзя.

— Идем, — Филипп отправился к дверям. — Дариан, надеюсь на твое благоразумие. Ваши базы и стадион защищены. Так что слушайся наставников. Ты не знаешь, насколько сейчас опасно в Реальном мире и во многих Искривлениях. И не пытайся больше искать Диск.

— Да, папа, — пробубнил Ник и выскочил через другую дверь.

Ник влетел в свои покои. На столе лежал он, так похожий на булыжник. Лишь слабое свечение выдавало магическое происхождение. Ник вспомнил, как их учили разбивать преграды, и со всей силы ударил заклятием. Ничего не произошло. Не помогли также и эликсиры, о свойствах которых он узнал от Анжелики Мефодьевны. Огонь и вода не оставили никакой отметины на каменной поверхности. До пяти часов вечера, когда надо было возвращаться на базу, он так и не смог придумать, как уничтожить Диск, добытый в Саду.

— Хаос говорил, что спрятал Диск в такое надежное место, где его никто не найдет. Он прав! — сказал Ник, едва войдя в комнату. Темка и Жорик уже были там. — Я его нашел, а мне никто не верит. Весь Совет Светлых Магов радостно объявит конец света, но не поверит мне. Даже отец не поверил.

— Ну, — смутился Темка. — Даже и не знаю. Я же не того, не умник какой-нибудь. Так вроде это обычный камень.

— Но его ничем не разбить. Как его уничтожить? Ничто не срабатывает. — Ник опустился на кровать.

— Ломать — не строить, — радостно заявил Темка. — Диск или булыжник, мы его по песчинкам разберем.

До полуночи друзья колдовали, испробовав все изученные заклинания. Но безрезультатно.

— Я, может, даже и поверю, что это Диск, — засыпая, пробормотал Темка. — Может, завтра каких-нибудь еще новых заклинаний выучим и их попробуем?

Но этим планам не суждено было сбыться. Собрав всех после зарядки, Окс внимательно посмотрел на руку Ника, ушибленную при падении. Вся команда снова отрабатывала полеты. Мало того что Ник так и не смог взлететь, вдобавок он ухитрился споткнуться и упасть.

— Я полагаю, что ничего серьезного, — сделал вывод наставник и, придав лицу торжественное выражение, объявил: — Прежде всего вам следует уяснить необходимость строжайшего соблюдения дисциплины ввиду начала враждебных действий со стороны зомби. И второе, менее важное объявление. Сегодня вместо уроков у нас будет проведено командное фотографирование. Через час всем необходимо вызвать своих животных и явиться в зал с наградами.

Девочки воспользовались свободным временем и побежали приводить себя в порядок. Касьян торопливо вышел, бормоча, что нужно привести в надлежащий вид капитанскую повязку. Ник с Темкой последними направились к выходу: они полночи пытались разбить Диск, не выспались и теперь делали все очень медленно.

— Это крайне безответственно. Кажется, вы не поняли всей важности сегодняшнего события. Ник, тебе следует одеться подобающе, — сказал Окс.

— Но я же в форме охотников. Как и все, — удивился Ник и добавил: — Только у меня три чугунных шара.

— Насколько мне известно, у тебя имеются все необходимые регалии. Надень их, покажи, что ты принц.

— Но ведь здесь, на базе, я учусь не как принц. В смысле тут я Ник Калинин. На это имя был заключен магический договор.

— Э-э, — замялся Окс. — Следует учесть тот факт, что чугунные шары все равно проступят на фотографии, как бы ты ни переодевался. Посему я полагаю, что императорские регалии хоть как-то спасут положение. Докажут, что наша команда не худшая. Сделай это для всех остальных. Видишь, тебе простили твои промахи на состязаниях, отплати тем же.

— Хорошо, — пробормотал Ник. И в самом деле, после того как он возвратился из Сада Столкновений, ребята опять начали с ним общаться. Все, кроме Кристины.

Ник поднялся в комнату, достал из-под кровати саквояж, собранный Туаном, и с удивлением обнаружил, что молния расстегнута. Саквояж оказался пустым, лишь на самом дне нашелся носовой платок и пара белых салфеток с императорским гербом.

— Как-то маловато для принца. Можешь их на уши повязать, порадовать Окса, — усмехнулся Темка. — Куда все девалось-то?

— Не знаю, — покачал головой Ник, убрав платок в карман.

Спустившись в зал, ребята застали там толстого бородача. Он выставил камеру возле статуи охотника и, посвистывая, разглядывал стенды с наградами.

— Если щелкнуть возле древних призов, то получится слишком слабый эффект связи. Придется подтянуть поближе вон те кубки и рядом разместить флаг и герб. Еще можно вон ту шкатулку в кадр взять, отлично будет смотреться, — сказал фотограф, заметив ребят.

— Шкатулка Окса, — охнул Темка, разглядев на одной из полок ту самую шкатулку, которую Хаос вручил Оксу. Оказывается, наставник решил выставить ее на всеобщее обозрение.

— Правильно сделанная фотография будет связывать вас долгие годы, — продолжил объяснять фотограф. — Через нее вы всегда сможете найти друг друга или попросить о помощи. Ну да и ладно, сами разберетесь, что к чему.

Ник еще не видел такой техники. На первый взгляд, камера казалась самой обычной, только в объектив фотограф запихал черный кристалл, а вместо вспышки в воздухе парил огненный шар.

В зал строем вошли ребята, впереди в развевающемся плаще маршировал Окс.

— Стройся! — скомандовал Окс и недобро сверкнул глазами, заметив Ника. — Значит, моя просьба пролетела мимо! Отлично, теперь мне известно, как ты относишься к моим словам.

Окс гордо задрал квадратный подбородок, и тут в зал вошли учителя и Константина. Тетя Степанида снова надела колпак с вышитым драконом и привела смущенного Антипа.

— В колонну по одному становись! — гаркнул Окс.

Фотограф схватился за голову.

— Ты давай-ка, ступай на задний план, — сказал он Оксу. — Командовать на съемках можно только мне. Так, учительницу надо вот сюда поставить, с краю. Так пятно на щеке будет не заметно, — скомандовал фотограф и толкнул Индру. Не удержавшись, она налетела на Ника, и кулон в форме звезды ударил его по лицу. Индра тут же отскочила в сторону, словно ее ударило электрическим током.

— Я не буду фотографироваться! — заявила она.

— Это обязательная процедура, — злорадно возразил Деймос Савельевич. — Заодно на фотографию попадут все твои талисманы и амулеты. Ты постоянно таскаешь их столько, что хватит на десять магов.

Индра встала во второй ряд вместе с остальными учителями.

— Смотри, — прошептал Ник, — у Индры на браслете символ, как на базе у стражей.

— Да ну, — Темка обернулся. — Ага, точно. Раньше, кажись, его не было.

— И еще раньше она не отскакивала от меня, — ответил Ник.

— Ты чего думаешь? Ты опять хочешь ее в чем-то обвинять? — насупился Темка.

— Ничего не думаю, — отмахнулся Ник.

— Так, хватит там шуметь, мы тут фотографируемся, это дело важное, — крикнул фотограф и занялся расстановкой животных. — Так, все пушистые и пернатые сюда, на первый план. Гадюку тоже отдай.

Фотограф отнял у Темки змею, согнал с плеча Игната попугая, а Жорику разрешил держать в руках свою пчелу. Выставил вперед Тюфяка, на шее которого красовалась толстая золотая цепь, а на хвосте — перстень с изумрудом.

— Ага, ну теперь все понятно, куда твои вещички из саквояжа девались, — ухмыльнулся Темка. — Тюфяк снова ворует. И считает это своей законной добычей!

— Оксу с Туаном не говори, — шепнул Ник. — Пусть уж лучше Тюфяк все это носит.

Наконец с животными разобрались, но тут возникла путаница с учителями. Анжелика Мефодьевна непременно хотела стоять рядом с Оксом, но тогда Индру и Вениамина Вениаминовича не было видно. А в первом ряду уже не осталось свободных мест. Наконец Окс сообразил принести скамейку.

— Разрешите обратиться, — Касьян поднял руку с красной повязкой. — Я как капитан команды полагаю, что Ника надо поставить в центре. Он же наш принц.

— Принц так принц, давай топай в центр, — пробормотал фотограф и вдруг переменился в лице. — Кривая бровь, светлые волосы. А, точно, вон и три чугунные нашивки, об этом во всех газетах писали. Ваше высочество! Простите, я вас не узнал.

— Все нормально, — ответил Ник, чувствуя, что краснеет. Надо же, его теперь узнают из-за позорных нашивок.

— А Касьян у нас ненормальный, все время выслуживается, — вставил свое слово Темка.

Касьян недовольно зашипел.

— Всем замереть. Смотрим в объектив, — приказал фотограф. — Кто двинется, превращу в жабу. Эй, ты, хватит зевать.

— Я же не специально, — Темка подавил еще один зевок.

— Они все втроем полночи не спали, — выскочил вперед Касьян. — Я заглянул к ним. Разумеется, на шум, потому что они меня разбудили, и я как капитан должен контролировать ситуацию. Я заглянул к ним и увидел, как они дубасят молотком по какому-то камню.

— Это правда? — спросил Окс и, получив утвердительный ответ, нахмурился. — Налицо явные психические расстройства.

Фотограф принялся стучать кулаком по статуе охотника, пытаясь призвать к порядку.

— Они этот камень Диском называли. А Темка Остин вопил: «Сейчас электричество наколдую и по булыжнику шарахну», — доложил Касьян.

— Поясняю для тупых, — хрюкнул Окс, задумался и добавил: — А также для Ника. Играть в героев и в поиски Диска следует в свободное от учебно-тренировочного процесса время. И еще, — Окс глянул на фотографа. — Чтобы нашу команду не считали самой тупой, знайте, остановить действия Диска может лишь тот, кто его зажег. А вот мне лично пока неизвестно, кто это был.

— Это был Хаос! — в ужасе ответил Ник.

— Хватит, надоели! — заорал фотограф. — Ты, капитан, немедленно в строй. Щелкну, как получится, сами потом разбирайтесь. По мне, так вы самая тупая и неорганизованная команда, пусть все это на снимке и проступит.

Из камеры вырвалась ослепительно-яркая вспышка, она словно в кокон захватила построившихся охотников и через секунду исчезла.

— Фу, ну вот и все, — вздохнул фотограф. — Расходитесь давайте. Когда фотографии будут готовы, я сообщу. Ну и устал же я с вами. Принц, ну и физиономия у вашего высочества получилась, будто ты самую страшную новость в жизни узнал!