Ник стартовал через три минуты после мальчика из команды стражей.

— Держи, пошел! — Помощник судьи, стоявший перед входом в арку, сунул Нику флешку.

Ник положил ее в левый карман куртки, в правом лежал Диск, и прошел в другое Искривление. Судьи и почетные гости внимательно посмотрели ему вслед. Дементий повернулся к Туану и с самым прискорбным выражением лица пробормотал несколько слов. Брови у Туана сдвинулись.

Ник этого уже не видел, перед ним простирался заброшенный древний город, окруженный полуразрушенной стеной. В провалах виднелись невысокие покосившиеся домики из белого камня, мощеные дороги, поросшие травой. Ворота поскрипывали на ржавых петлях от каждого порыва ветра. Доносился запах пыли и плесени.

Где-то здесь надо попытаться найти компьютер. Ник с сомнением посмотрел по сторонам. Вряд ли люди, которые когда-то населяли этот давно покинутый город, хоть что-то слышали о всемирной магической паутине.

Ник сделал несколько шагов по узкой улочке, чувствуя, как под ногами разъезжается потрескавшийся камень, и замер возле разрушенного дома.

— Самое время выполнить третье мое поручение! Надеюсь, ты готов.

Из-за развалин показался продавец из Запретной Зоны. На нем по-прежнему был старый плащ с черной бахромой на рукавах, а лицо скрывал широкий капюшон. Браслеты и кольца поблескивали в свете яркого солнца. Он приблизился и замер, возвышаясь над Ником, так что тот даже смог рассмотреть кулон в форме звезды. Его продавец специально надел поверх плаща.

— Пора платить!

— Сейчас? — пробормотал Ник, сам не зная, на что надеясь в этот момент.

— Разумеется, сейчас, — прохрипел продавец. — И ты будешь свободен.

— Финальные состязания, — взмолился Ник. — Я должен их пройти. Мне дадут четвертый чугунный шар. Меня выкинут из команды.

— Ты должен был думать, когда заключал сделку, — безразлично ответил продавец. — А теперь время платить.

И вдруг у Ника мелькнула надежда: а что, если Темка был прав, и продавец устроил все это, чтобы обогатиться? Ведь недаром же он сейчас сказал слово «платить». Да, он отказывался от денег, но он не сможет отказаться от одной вещи. Видимо, придется расстаться с подарком отца, но другого выхода нет.

— Я могу предложить вам одну невероятно ценную вещь. Вот, смотрите. — Ник сдернул с шеи алмаз и протянул его продавцу. — Возьмите его, и у вас всегда будет столько денег, сколько вы хотите. Вы станете самым богатым магом во всех Искривлениях. Это из сокровищницы моего отца. Ну же, берите. Проверьте его и поймете, что я не лгу.

Ник кинул продавцу алмаз, но тот даже не подставил руку, и бесценный подарок отца упал на растрескавшуюся каменную дорогу. Из-под плаща продавца показалась нога в белом сапоге и пнула алмаз обратно к Нику.

— За целый год ты так ни разу и не смог использовать подарок отца? Он не помог тебе решить ни одной проблемы?

Ник ошарашенно кивнул.

— Принц Дариан, тебе уже пора стать мудрее. Ты должен не рассчитывать на деньги, а искать другое решение. Более сложное, но более верное, — усмехнулся продавец. — Может, это хотел сказать твой отец, сделав такой подарок?

— Откуда вы все это знаете? — опешил Ник. — Кто вы?

Продавец еще сильней надвинул капюшон, что казалось совершенно лишним, ведь его лицо и так было скрыто. Одежда маскировала фигуру, а какой-то магический состав до неузнаваемости менял голос.

— Я тот, у кого ты купил хрустальный шар. И тот, кто ждет, что ты выполнишь последнюю просьбу. Ведь это было в нашей сделке!

— Зачем вы это делаете?

— Потому что так надо! — ответил продавец.

— Надо, чтобы меня отчислили из команды? Или надо, чтобы мы проиграли в финале?

— Надо, чтобы сейчас ты пошел по этой улочке. И дошел до самого ее конца, сколько бы она ни петляла. Там будут ворота, в которые ты должен войти, и ты попадешь в другое Искривление. Там тебя уже ждут. Ты же знаешь, что тебе отступать нельзя. — Продавец развернулся и скрылся за развалинами дома.

На этот раз продавец не пугал сдавливающим шею обручем, не грозил. Но это ничего не меняло, Ник знал, что не может нарушить условия сделки. Самой необдуманной сделки в его жизни.

— Я сделаю это! — в отчаянии крикнул Ник. Эхо тут же отразило его голос и разнесло по городу, словно передразнивая. — Сделаю! Сделаю! Сделаю!

С каждым выкриком Ник ногой выбивал камни из мостовой и с силой отпинывал их в сторону. Это был конец. Он отлично знал, что теперь уже не сможет вернуться в команду и будет изгнан навеки. Он не может ослушаться продавца, не может ничего изменить.

Ник ударил кулаком по растрескавшейся стене дома, несколько камней вывалились и откатились. На руке выступила кровь, но он не почувствовал боли: теперь, после встречи с продавцом, он не чувствовал ничего.

Ник поднял бесполезный алмаз, снова повесил его на шею и, спотыкаясь, пошел вперед между разрушенных домов. Вскоре он оказался на городской площади, выложенной идеально сохранившимися белыми плитами с мраморным колодцем посредине. От него веяло прохладой: невероятно, но он до сих пор не пересох. Колодезная вода отражала солнце так, что резало глаза.

Узкая улочка, по которой приказал идти продавец, уводила дальше. По обеим сторонам были дома, разрушенные и целые, высокие и низкие. Многие из них поросли мхом. Никаких признаков жизни не было ни в квадратных оконцах, ни в огромных окнах с осколками разноцветных стекол. Не развевались флаги, не шумели люди. Полуразрушенный город наполняли только тени от яркого солнца.

— Стой! Постой же!

Ник обернулся. Из-за приземистого одноэтажного домика, похожего на нору, выскочила Кристина. Она подошла ближе и поправила золотистый локон, выбившийся из хвостика.

— Подожди же! В общем, я тоже хотела пожелать тебе удачи, — смутившись, пробормотала она.

— Спасибо, — кивнул Ник и поспешил вперед. Поручение продавца он должен выполнять один, хватит уже и того, что однажды из-за него пострадали Темка и Жорик.

Дорожка петляла и становилась все у же и у же. По обеим сторонам через равные промежутки стояли металлические столбы, очевидно, когда-то служившие фонарями, а теперь покрытые ржавчиной. Целых домов почти не осталось, с двух сторон возвышались развалины.

— Эй, — Кристина снова догнала Ника. Она улыбнулась одними уголками губ. — Ты уже догадался, как прочесть задание с флешки? Анжелика так и не успела нам ничего про них рассказать. Может, вместе мы быстрей что-нибудь сообразим? Судья не запрещал действовать сообща.

— Нет, — решительно ответил Ник.

— Ты что-то уже узнал? Узнал, что во флешке?

— Нет.

Кристина замерла, дружелюбие исчезло с ее лица.

— Все понятно, ты на своей стороне, я — на своей. То, что мы из одной команды, ничего не значит. В финале каждый сам за себя. Да?

— Я иду один. Пока!

Ник завернул за поворот и уткнулся в тупик. С двух сторон высокие заборы, а прямо перед ним каменная стена с выбитым на ней наполовину стершимся рисунком — переплетенными в странный узор корявыми шипастыми ветками. Так, значит, это и есть ворота в другое Искривление.

Острые шипы, казалось, предупреждали о чем-то. Задания продавца с Запретной Зоны никогда не были легкими, но похоже, что на этот раз он выдумал нечто совершенно особое.

— Иди один, как и хотел. Просто знай, я думала, что ты нормальный, что ты не кичишься своим происхождением, — из-за поворота вышла Кристина. — А ты такой же придурок, как и все.

— Пожалуйста, уходи, — попросил Ник.

— Ты не хочешь ничего говорить. Злишься, что это я росла во дворце, а не ты. Думаешь, что я занимала твое место. Мне это не нужно!

— Каждый занимает свое место, — покачал головой Ник. — Просто уходи.

— Это я и собираюсь сделать! — крикнула Кристина, и тут ее взгляд упал на стену.

— Хорошо. — Ник отвернулся и потому не увидел, какие эмоции отразились на лице девочки. Ее брови приподнялись, глаза расширились, она, как загипнотизированная, смотрела на узор.

Ник ожидал услышать звук удаляющихся шагов. Нельзя даже пробовать раскрыть ворота, пока он не один. Это его проблема, его просчет, и он сам должен справиться с этим. Он не допустит, чтобы из-за его глупости пострадала еще и Кристина.

— Я знаю этот узор, я уже видела его, — тихо сказала Кристина. — Посмотри.

Ник обернулся. Она держала на ладони сияющие кулоны-неразлучники, на двух крепко спаянных камнях был выгравирован узор — ветвь с одним-единственным шипом.

— Он такой же! — удивился Ник. — Делал один художник.

Шипы на стене зашевелились, они уже не казались рисунком, а жили собственной жизнью.

— Не художник! — возразила Кристина. — Это совершенно другое искусство.

— Похоже на то. — Ник наблюдал за стеной. Подойти к ней уже казалось невозможным, вместо рисунка и вправду торчали корявые ветки с шипами. — Кристина, уходи.

Она и не подумала отступать.

— Я всегда знала, что найду. Я надеялась на это. Смотри!

В левом нижнем углу стены не хватало маленького куска. Кристина наклонилась — шипы послушно раздвинулись в стороны, пропуская ее, — и приложила туда свой кулон. Шипы в один миг втянулись обратно. Стена отъехала в сторону. Впереди клубился туман. Настолько густой и плотный, что было невозможно ничего разглядеть. Понятно было лишь то, что за туманом скрывались ворота в другое Искривление.

— Это тайна моих родителей, — прошептала Кристина, вглядываясь в туман. — Здесь я найду ответ. В этом Искривлении. Прошло столько лет, и сейчас я узнаю, что произошло.

Она сделала первый шаг к воротам.

— Тебе нельзя туда, — предупредил Ник.

Кристина замерла и зло посмотрела в ответ.

— А тебе? Как ты вообще догадался выйти к этой стене? Ты ведь намеренно шел сюда.

— Я не могу сказать, — ответил Ник.

— И не объясняй, больно надо. Иди куда хочешь, а я пойду в эти ворота.

Ник встал перед воротами. Спиной он чувствовал идущую от тумана прохладу. Туман казался живым существом, заманивающим в свои сети.

— Стой! У меня нет выхода, я должен шагнуть туда. Но тебе необязательно это делать. Поверь, там не может быть ничего хорошего.

— Это тайна моих родителей. Хорошая она или плохая, я должна узнать ее, — глядя Нику в глаза, ответила Кристина.

— Должна! Но не сейчас, — ответил Ник. — Помнишь, мы на состязаниях. Сейчас финал, отступать нельзя. Ты подведешь команду. Тебе же надо выполнить задание.

— Может быть, я больше никогда не смогу вернуться сюда, — покачала головой Кристина. — Мои родители бесследно исчезли. Дед никогда ничего не рассказывал. Ты не понимаешь. Я долго искала хоть какой-то намек, но все бесполезно. Только этот кулон. А вот сейчас я вижу такой же символ. Может быть, там я найду ответ.

— Найдешь, но не сейчас, — ответил Ник. — Позже, после финала. Пойми, сейчас тебе нужно вернуться и выиграть состязания.

— Откуда ты знаешь, что мне нужно?

— Не знаю. Но мы еще в одной команде, я просто прошу. Потом я помогу тебе попасть в это Искривление.

— Ладно, — неожиданно согласилась Кристина, глядя куда-то сквозь него. — Я не стану подводить команду. И вовсе не ради тебя.

Ник шагнул в клубившийся туман и почувствовал, что опора под ногами исчезла. Он полетел в пропасть.