Они встретились в мире сумрака, в мире блеклых красок. Под вечно-серым небом, на скале, поросшей чахлыми серыми растениями. Из трещин вырывались фонтанчики лавы, а вокруг клубились сгустки тумана.

— Так вот, продолжим беседу, а то отвлеклись, — с почти дружеским укором сказал Хаос. — Шел я по своим владениям и вдруг гляжу — у меня гости. Одна маленькая девочка заблудилась. Маленькие дети не должны ходить тут в одиночестве. Что ты тут делала?

Ник не ожидал, что Кристина так скоро ответит, думал, что она попытается чего-нибудь приврать, но все получилось иначе.

— Я искала хоть что-то о моих родителях. Но нашла лишь ордена с нашим фамильным гербом. — Кристина медленно шла по площадке через слои тумана. Только тумана стало меньше, даже меньше, чем было несколько минут назад. Вместе с ним исчезал и удушающий запах.

— Вот как? — притворно изумился Хаос. — Твои родители когда-то служили мне? У меня всегда были прислужники.

— Они никогда бы не стали служить! Они боролись против вас! — крикнула Кристина, протянув вперед раскрытую ладонь. Сначала показалось, что она держит комья земли, в которых поблескивает золото. — Два ордена родителей.

— Что-то такое припоминаю. Когда несколько лет назад я собирал войска и пытался начать войну, погибли какие-то маги, — безразлично сказал Хаос. — Да, были двое с золотыми орденами. Сейчас-то, спустя столько лет, не разглядеть, но я помню ваш герб — лилия и омела. Ну что ж, тогда погибли многие маги. Среди них были и твои родители. Тебя можно поздравить, ты узнала истину.

Кристина пронзительно завизжала и неожиданно бросилась на Хаоса.

Хаос провел перед собой рукой, выкрикнул несколько гортанных звуков, и перед ним выросла стена из корявых ветвей с острыми шипами. На шипах проступила неприятная маслянистая жидкость.

— Стой! — крикнул Ник. — Это яд!

Кристина едва успела остановиться — ветка с шипами оказалась перед самым ее лицом, почти касаясь щеки.

— Надо поаккуратней себя вести в незнакомом месте. — Хаос отвесил вежливый поклон, и его нелепый красный бант коснулся поверхности скалы и испачкался пылью. — А то ведь тоже погибнешь здесь. Хотя о чем это я, конечно, ты никуда отсюда не денешься.

— Вы думаете, что заставите меня бояться? — Кристина задрала подбородок.

— Хотелось бы верить. Но если по-честному, ты мне неинтересна. — Хаос провыл еще несколько звуков, стена с ядовитыми шипами исчезла. — Решай сама, бояться тебе или нет.

— Мы на состязаниях попадали и не в такие переплеты. Вы могли бы учесть это.

— Цыц! — крикнул Хаос. Рот его раскрылся в отвратительной гримасе, на шее выступили вены. Где-то обрушилась каменная лавина. — Этот глупый разговор мне надоел.

Кристина испуганно замолчала и стала отступать маленькими шагами, пока не спряталась за спиной Ника.

— Меня интересует другой человеческий экземпляр! — Хаос замолчал, наслаждаясь изумлением, отразившимся на лице Ника. Потом его оранжевые глаза заволокло туманом воспоминаний. — У нас остались нерешенные вопросы. Так ведь сейчас выражаются в вашем мире?

— Я тоже хотел встретиться с вами! — честно сказал Ник.

— Ну и молодец, что заглянул снова, — сказал Хаос. Лицо его казалось добрым, даже дружеским, и в этом сумеречном свете выглядело как-то нелепо. Нику опять захотелось сравнить его со злым клоуном. — Я тоже давно мечтал о встрече с тобой. Ты же так и не ответил мне за Жезл Эсхатола. Я хотел избавиться от тебя, но потом поразмыслил — ты умен и силен, а мне нужны союзники.

— Вы хотите, чтобы я служил вам?

— Да, тем более что за тобой должок, из-за тебя погиб мой верный слуга Зойл. Ты ведь, когда сбегал от меня, разрушил часть моих владений, а Зойл был там.

— Он погиб из-за своего предательства.

— Обычно я долго не уговариваю. Люди и маги сами кидаются служить мне! Быстренько скажи, чего ты хочешь, я тебе это пообещаю, — поторопил Хаос.

— Хочу справедливости и порядка. Чтобы вы больше не пытались разрушить наш мир.

— Не, так не пойдет. Проси денег или власти, — сказал Хаос, выпрямив спину и поправив свой нелепый бант. — Это самые модные желания, так все обычно просят. Или почти все.

— Это не приносит счастья, — покачал головой Ник; алмаз, подаренный отцом, висел на груди, и в этот момент Ник точно понял, зачем был сделан этот подарок. За целый год он узнал истинную цену денег, ни разу они не помогли ему, ни разу не принесли счастья. Благодаря алмазу он научился понимать, что было главным. — Важно совсем другое.

— Знаешь, ты мне уже на нервы действуешь, — сказал Хаос. Лицо его потемнело от приступа гнева, сменившего прежнюю наигранную снисходительность. — Последний шанс: ты все-таки хочешь вступить в мои ряды? У? Перейдешь на сторону более сильного?

— Нет, напрасно вы меня заманиваете.

Хаос стал расти. Обличье его менялось прямо на глазах. Волосы скрыли лоб. Челюсти вытянулись. Глаза запали в глазницы и поблескивали, как тусклый янтарь. Прежним остался только мятый костюм и нелепый бант на шее.

— Ну ладно, избавиться от вас было бы очень просто, — губы Хаоса скривились от ненависти. — Но я уже не то угрюмое существо, каким был раньше, и я знаю, как вы цените законы гостеприимства. Вы пришли ко мне добровольно, и я как радушный хозяин дам вам шанс. А заодно узнаю, как долго современные маги способны выживать в моем мире.

Хаос развернулся и пошел прочь, переваливаясь с ноги на ногу.

Кристина смотрела ему вослед расширенными глазами и тихо всхлипнула.

— Помните, что тут все подвластно лишь мне. В моем Искривлении сильны законы древнейшей магии, а ваша магия почти не действует. Сумеете выбраться отсюда — будете свободны! — Хаос исчез за каменным валуном.

— Он не выпустит нас! — У Кристины по щекам покатились слезы. — Мы погибнем.

— Нет, — Ник достал из кармана платок и вытер ей слезы, — не сегодня!

И тут скалы дрогнули. Стало жарче, усилился затхлый запах от клубившегося тумана. Рядом прогрохотала каменная лавина, лишь каким-то чудом не задев их.

— Бежим! — сказал Ник.

Кристина вздрогнула и невероятным усилием воли взяла себя в руки.

— Надевай крылья! — вскрикнула она и сжала в ладонях маленькие перышки, врученные судьей перед стартом. — Ну же, так мы спасемся! Ворота где-то наверху.

За ее спиной раскрылись красные крылья, она сделала взмах, второй. И вдруг крылья вспыхнули, за один миг превратившись в пепел. Кристина с тихим криком упала, расцарапав себе ладони. Капля ее крови упала на чахлое серое растение.

— Так нечестно, — прогремел голос Хаоса. Он оглушал, казалось, он раздавался отовсюду: с неба, из каждой трещины в скалах. — Вы должны бегать!

Скала дернулась, прямо под ногами появилась трещина.

— Он следит за нами! — всхлипнула Кристина.

— Пусть! Бежим!

Вниз по узкой дорожке к подножию скалы! Повсюду из трещин вырывались огненные потоки. Огонь, созданный магией Хаоса, которым почти не удавалось управлять. Даже тут, в низине, возле ручья с серой водой полыхало пламя.

Ник узнал этот ручей, но промолчал.

— Серая вода, — тихо, почти неразличимо в грохоте движущихся скал, пролепетала Кристина. — В этом мире нет ничего привычного.

Впереди клубился туман, со всех сторон выбивались потоки лавы, их стало еще больше. Словно живой огонь, лава разливалась повсюду. Оставаться внизу было опасно. Тропа покружила вокруг скал и вновь стала подниматься вверх. Ник и Кристина послушно шли по ней, даже когда вдруг начался крутой подъем и пришлось цепляться за чахлые серые растения.

— Смотри! — Кристина указала на пещеру впереди. — Там можно отдохнуть. И спрятаться!

Скалы сдвинулись, сверху посыпались огромные валуны. Ник хотел уже войти в пещеру, но вспомнил хрустальный шар. Вспомнил предостережение.

— Кристина. — Он схватил девочку за руку и метнулся в другую сторону, подальше от пещеры.

Снизу послышался страшный треск, пещера обрушилась. Послышался оглушающий довольный хохот Хаоса.

Ник с Кристиной стали карабкаться вверх по скале, ожидая, что в любую минуту перед ними появится фигура в мятом костюме, что Хаосу надоест эта игра, и он вернется. Вернется, чтобы избавиться от них.

Они выбрались на узкий выступ. Повеяло свежестью — впервые в этом мире затхлых запахов. Впереди из скалы бил фонтанчик с прозрачной водой, она стекала в небольшую ложбину. На поверхности воды плавала чаша.

— Хоть что-то хорошее в этом мире! — сказала Кристина.

— Похоже на живую воду, — вспомнил Ник.

Кристина подошла к фонтанчику. Она уже протянула руки к чаше, но тут откуда-то со скалы упал серый цветок. Он упал прямо в воду и тут же иссох. Прямо на глазах стебель истончился, листья свернулись. Жизнь покинула его.

Кристина отшатнулась.

— Мертвая вода, — пробормотал Ник. — Вода в своем нормальном состоянии дает жизнь, а в измененном — мертвом — ее отнимает.

Если бы был хоть один шанс выжить и вернуться на состязания!

Ник с Кристиной добрались до вершины скалы. Вокруг бушевал огонь, взлетали и рассыпались прямо в воздухе фонтанчики лавы. Сыпались вниз огромные валуны.

Вдруг наступила тишина. Она показалась еще более пугающей, чем треск и грохот.

Ник стоял не шевелясь. Им некуда было бежать. Подстроил ли это Хаос, или они сами выбрали этот путь, но результат один — дальше идти некуда.

Послышался громкий металлический скрип и дребезжание. Прямо из скалы стали вырастать ступени, они поднимались вверх, пока не достигли вершины. По ступеням поднимался человек. Нет, не человек, а существо в мятом костюме. Медленно Хаос приближался к ним.

— Зря ты пошла за мной, — Ник посмотрел на Кристину.

— Не такой уж ты и придурок, — сказала Кристина и схватила Ника за руку.

Хаос был уже совсем близко. Он вновь сменил обличье; вместо злого клоуна он теперь походил на доисторического человека с длинными руками и короткими ногами, по недоразумению вместо шкуры надевшего чей-то мятый костюм. Похожие на шерсть волосы, узкий лоб, приплюснутый нос. Пронзительно-яркие, безумные оранжевые глаза.

Кристина заплакала, слезы беззвучно покатились по щекам. В ее лице была безысходность.

Ник предпринял последнюю отчаянную попытку подчинить себе огонь этого мира. Он сделал все, как на тренировке, но здесь пламя не слушалось его. Тогда он создал вокруг себя и Кристины защитный кокон, понимая, что это бессмысленно. Но перестать бороться просто глупо.

— Шутка затянулась! — сказал Хаос. Его голос прозвучал мягко, но в сузившихся глазах вспыхнул ярко-оранжевый огонь. На мгновение Ник увидел черты чудовища. — Прощайте!

Ник услышал, как Хаос пробормотал заклинания, увидел, как в его руках появилась огненная стрела. Все как и в предостережении. Огненные стрелы, древнейшая магия, разрушительная и опасная. Современная магия не может ей противостоять. С древнейшей магией может справиться только древнейшая магия.

Диск!

Хаос метнул огненные стрелы, Ник выхватил из кармана Диск и выставил его перед собой.

Огненная стрела, легко пробив защитный кокон, словно от щита, отразилась от Диска. Ник почувствовал сильный толчок и, не устояв на ногах, упал. Кожу на руках обожгло, они покрылись волдырями. Но не это было главным.

Огненная стрела полетела назад к своему создателю. Она ударилась о Хаоса, вокруг него появился огромный сияющий кокон. Сначала еще можно было разглядеть недоумение на его лице, но вскоре кокон засветился с такой силой, что заболели глаза. Кокон стал расти, пока не разорвался на тысячи искр. Хаос исчез. Искры разлетелись повсюду.

— Все, как и было предсказано, — пробормотал Ник. — Нет! Не так, я смог изменить предсказания. Будущее подвластно нам.

Ник посмотрел на Диск. Тихое сияние исчезло, на само м Диске появилась трещина. Теперь он выглядел как самый обычный камень.

— Хаос погасил Диск, — сказал Ник.

— Он погиб? — спросила Кристина.

— Нет. — Ник покачал головой. — Просто исчез, чтобы потом появиться вновь. Но потерял часть своих сил, и еще часть его мира исчезнет.

Скалы вздрогнули. Со страшным треском соседняя скала скрылась под землей, будто что-то засосало ее. Мир Хаоса начал рушиться.

— Возьми, ворота там наверху, в воздухе, иначе до них не добраться. — Ник протянул Кристине свои крылья. — Я видел, как твои крылья сгорели. Бери же, только так можно выбраться отсюда. Кристина, у тебя лучше всех получалось управлять стихией воздуха. Хаоса больше нет, и никто не помешает тебе.

— Ты уверен? — спросила Кристина.

— Да. Я все равно так и не научился летать.

— И ты решил погибнуть здесь?

— Я позову орла. Флай прилетит мне на помощь, — сказал Ник, понимая, что тот все равно не успеет. Искривление Хаоса рушилось. Совсем скоро тут не останется ничего, скалы втянутся под землю, а затем исчезнет и само Искривление. Все, кто останутся здесь, должны погибнуть.

— Мальчишки такие глупые. — Кристина достала из кармана еще одну пару крыльев. — Я взяла их с собой. Их и кулоны-неразлучники, я ведь не знала, что крылья дадут и так. Наверное, если бы Касьян не затянул со списками, судьи бы успели меня предупредить. Нам пора улетать отсюда.

Ник посмотрел на два перышка в своих обожженных ладонях и покачал головой.

— У меня никогда не получалось летать.

— Однажды все-таки получилось, — ответила Кристина. — Тут есть одна тонкость: главное — поверить в себя. Если ты знаешь, что можешь, то все получится. Так меня учил мой дед. Неужели ты все еще не веришь в себя? Даже после того, как сразился с Хаосом?! Даже после того, как подтвердил свой титул сумеречного охотника?!

— Верю, — твердо сказал Ник. — Сейчас я верю в свои силы.

— Летим отсюда! — сказала Кристина, за ее спиной вновь появились ярко-красные крылья.

— Подожди еще секунду. Уже поздно, но все-таки!

Ник отбежал в сторону. Да, источник с мертвой водой был на месте, на его поверхности по-прежнему плавала чаша. Ник зачерпнул совсем немного воды и взял чашу в руки.

— Может, это уже неважно, но я выполню свое задание!

— Почему неважно? — удивилась Кристина. — Прошло часа два.

— Время в Искривлении Хаоса течет иначе. Там, в Реальном мире, прошло больше времени.

— Жаль, — ответила Кристина. — Мы могли бы победить!

— Какое задание было у тебя? — спросил Ник. — Ты узнала, что во флешке?

— Узнала, мне сказал Хаос. Он разломал флешку, и появились огненные буквы. Мне нужно было потерять то, чем дорожу, а еще пройти огонь и воду. Но, только потеряв любимые кулончики, я узнала, что родители… они погиб… были связаны с Хаосом. Так что я сделала даже больше, чем требовали судьи. — Кристина печально улыбнулась и взлетела.

Ник сжал в руке два маленьких перышка, и тотчас за спиной распахнулись белоснежные крылья. Он оттолкнулся от поверхности скалы и неожиданно взлетел.

Внизу рушились скалы и метались сгустки тумана.