Они шагнули в сияющую арку.

Солнце, освещавшее стадион, после сумрака Хаоса казалось нереальным.

Развевались флаги команд, плавали трехмерные гербы. Судьи сидели за своим столом, рядом — почетные гости, Ник заметил отца, деда Гордея, Тамира, Туана и Дементия. Над головами парили цветочные гирлянды, прямо на стадионе стояли накрытые столы. На трибунах, пустовавших целый год, появились гости. Ник увидел учителей с базы, они приветливо махали им с Кристиной. Еще несколько человек тоже приветствовали его и Кристину. Ник видел их в Новый год и в день своего рождения, это были учителя и родители ребят из других команд.

Стоило Нику с Кристиной шагнуть на зеленую траву стадиона, как вверх взлетели огни фейерверка. Кристина вздрогнула и попыталась пригнуться, уж слишком много сегодня было огня!

Генрих Эдмундович поднялся из-за стола и устремился навстречу ребятам. Выглядел он как никогда ранее торжественно. Даже длинный черный зонт, которым он любил постукивать по газону, остался возле стола.

— Ну что же, охотник, выступавший под именем Ник Калинин, отличился! Так же как и Кристина Кристалинская.

Ник и сам знал, что снова отличился, как это было неоднократно в течение года. Но больше он не стал опускать глаза. Ник даже не чувствовал себя виноватым. Может быть, он и дошел до финиша с большим опозданием, но главное — это Диск. Диск, который уже не угрожает их миру.

— Сколько сейчас времени? — спросил Ник у судьи.

— Одиннадцать часов сорок четыре минуты, — ответил Генрих Эдмундович, невероятным усилием сдерживая удивление в голосе.

Ник подумал, что они опоздали на целые сутки. Только оставалось непонятным, почему никуда не разошлись гости. Они сидели, не сводя глаз с двух фигурок на стадионе. И столы, накрытые столы казались нетронутыми.

— Итак, прошу внимания! Первым к финишу пришел Ник из команды охотников. Второй пришла Кристина Кристалинская, она стартовала раньше на несколько минут и поэтому затратила больше времени, чем Ник, — вскричал Генрих Эдмундович. — Ник, что было в твоей флешке, и как ты справился с заданием?

— Прошли всего лишь сутки? — вместо ответа закричал Ник. — Сутки после старта?

— И даже меньше, — снисходительно улыбнулся судья, его кривое лицо вновь перекосилось. — Поэтому ты и стал победителем!

— Не может быть! — пробормотал Ник.

— Пожалуй, не стоит так удивляться! — сказал Генрих Эдмундович. — Ты победил, и в этом нет ничего невероятного. Ты участвовал в совсем непростых состязаниях в течение года, а в финале смог победить. Верней, победа будет засчитана, если ты докажешь, что справился с заданием. Итак, что было во флешке?

Все еще не понимая, что происходит, Ник пробормотал:

— Было нужно принести то, что в своем нормальном состоянии дает жизнь, а в измененном ее отнимает. И я принес.

Генрих Эдмундович сухо кивнул, такие слова полностью совпадали с его данными.

Несмотря на боль в обожженных ладонях, Ник крепко сжал и поднял над головой чашу с мертвой водой. Ник не знал, что будет, выплесни он хотя бы каплю, принесет она вред или гибель.

— Отлично, что же там? — спросил Генрих Эдмундович.

— Мертвая вода! — ответил Ник.

Виктор и Хиона стали перешептываться за судейским столом.

— Мертвой воды не бывает. Похоже, что твой результат…

— Так же как не бывает и живой воды, которая спасла мне жизнь. Так же как и Диск не может находиться в Саду Столкновений! — резко ответил Ник. — Это мертвая вода, я принес ее из Искривления Хаоса.

Над стадионом повисла тишина, судьи перестали перешептываться.

Ник понял, что не может больше молчать. Он молчал весь год, постоянно что-то скрывал, а сейчас же должен был, наконец, рассказать все.

— Я нашел Диск, и я пытался рассказать вам об этом! — Ник поставил чашу с мертвой водой на стол к судьям и вытащил из кармана Диск. — Отец, посмотри, ты не верил мне на слово. Но теперь, что скажешь ты теперь?

Ник подошел ближе и протянул Диск отцу. Едва только взяв его в руки, Филипп переменился в лице и протянул Диск сидевшему рядом деду Гордею.

— Это он! — сказал Филипп. — Но Диск уже погашен.

— Да уж, вне всяких сомнений, это он. Это Диск, — оторопело подтвердил дед Гордей. — Так это его ты пытался показать нам? Показать нам раньше?

— Да!

Все судьи, почетные гости, обычные гости и наставники уставились на Ника.

В этот момент из светящейся арки появился Наргис. В руках он торжественно нес огромный золотой щит. На него судьи даже не обратили внимания. Наргис замер, надеясь, что сейчас все кинутся поздравлять его. Но присутствующие на стадионе смотрели на Ника.

— Я нашел Диск, — начал Ник и рассказал, что увидел в книге привидений, как нашел Диск, и как вместо состязаний они с Кристиной попали в Искривление Хаоса, и как удалось уничтожить Диск.

Ник говорил и говорил, вспоминая все мелкие детали, он просто не мог остановиться. Во время его рассказа через сияющую арку на стадион входили ребята из разных команд. Все были в царапинах, в оборванной форме, у многих в руках сияли магические вещи, которые было приказано принести для финала. Никто не проронил ни слова, пока Ник не закончил свой рассказ.

— Еще одно Искривление Хаоса разрушено! — добавил он в конце.

— Там не осталось ничего, — подтвердила Кристина. — Я прошла через огонь и воду, потеряла свои кулоны, которыми очень дорожила, и тем самым выполнила ваше задание. Извините, Генрих Эдмундович, я считаю такое задание нелепым.

Генрих Эдмундович неопределенно взмахнул рукой и направился к судейскому столу. Рассказ слишком потряс его, чтобы волноваться из-за заданий. Никто из зрителей так и не пошевелился, не произнес ни слова.

— Чего, самого Хаоса больше нет? — выскочил вперед Темка. — Опять, что ли?

— Он просто исчез. Разлетелся искрами, — покачал головой Ник. — Как и все остальное!

И тут в полной тишине по стадиону прокатился безумный крик:

— Пандора! Не может быть! Из-за тебя она попала в Искривление Хаоса! — завопил Дементий. — Она осталась там? Почему ты не спас ее?

— Леди Дора? Она пыталась меня спасти, — сказал Ник. — Она… Она не выходила оттуда.

Ник замолчал. Он знал, что победил в финальных состязаниях, знал, что вновь подтвердил свой титул сумеречного охотника, знал, что сумел снова сразиться с Хаосом и погасить Диск, знал, что больше никогда не увидит свою приемную мать. Но он не знал, что чувствует.

Туан вывел Дементия со стадиона, но Ник даже не заметил этого.

— Внимание! — Генрих Эдмундович пришел в себя и решил все-таки закончить состязания. — Победителем состязаний в этом году становится Ник. Его высочество принц Дариан. Ему полагается вручить кубок и медаль, — оторопело произнес Генрих Эдмундович. В его голосе не осталось и следа от обычной бесстрастности.

Как только Генрих Эдмундович назвал имя Ника, сейчас же три нашивки в виде чугунных шаров исчезли с его формы. Помощники судей повесили на шею Ника золотую медаль и поставили к его ногам хрустальный кубок.

Зрители нерешительно зааплодировали.

— Второе место занимает Кристина Кристалинская. А третьим к финишу пришел Наргис. Они получают медали. Кстати, Наргис в отличие от первых двух победителей не сражался с Хаосом. Ой, что я несу?

Наргис выхватил у помощников судей бронзовую медаль и со злостью посмотрел на Ника. Мечты Наргиса спуститься в подземелье Хаоса и заслужить почет рухнули. Он еще никогда не испытывал к светлому принцу такой сильной ненависти. Поджав губы, Наргис пробормотал одно из самых страшных заклятий, выученных на уроках. Ник не заметил этого, все вокруг слилось для него в одну сплошную шумящую и галдящую массу.

Генрих Эдмундович тяжело опустился на стул.

— Я так гордился, что у нас на состязаниях полнейшая безопасность, — пробормотал он. — Я не понимаю, как оказалось, что там появились ворота, ведущие в Искривление Хаоса.

Генрих Эдмундович уставился прямо перед собой, не в силах более вымолвить ни слова. Здоровяк Виктор пожал плечами и встал.

— Ну что, теперь, когда объявлены победители финальных состязаний, я могу назвать и лучшую команду. В общем, пересчитав все баллы, мы поняли, что первое место занимает команда охотников, вторыми стали стражи и третьими — разрушители, — объявил Виктор. — Да и за стол пора, что ли?! Состязания-то завершены.

— Ты и так толстый, не спеши с застольями, — отмахнулся темный князь и указал пальцем в сторону Наргиса. — Поздравляю тебя, твоя команда вторая. Сам ты пришел к финишу лишь третьим. Первым тебе не стать никогда.

Наргис ничего не ответил. Лицо его побледнело, губы чуть дрогнули, но уже через секунду он взял себя в руки.

— Есть еще несколько подарочков от меня и моего лучшего друга Филиппа. Сейчас судьи вручат их. Это приглашения на Круиз. Не сомневаюсь, что вам понравится. — Тамир противно усмехнулся.

Ник не пошел к судейскому столу, казалось, силы совсем покинули его. Он даже не понял, когда подскочил один из помощников судей и сунул в руку приглашение. Не глядя, Ник убрал его в карман.

— Ник!

Ник обернулся, рядом стояла Индра. Лицо ее было не таким бледным, как в последние дни, да и талисманов стало намного меньше.

— Спасибо. То, что ты погасил Диск, я почувствовала сразу, мне стало легче. Ты ведь знаешь, его действие сильно отражалось на мне.

— Пожалуйста, я хотел вам помочь, — пробормотал Ник.

— Да-да, — с жаром вскрикнула Индра. — Ты можешь мне помочь. Тебе это совсем не сложно.

— Хорошо, — ответил Ник, но тут же осекся. Больше он не будет необдуманно давать обещания. — Что вы хотите?

— В чаше настоящая мертвая вода? Отлично! Если бы ты дал мне хоть каплю мертвой воды, все мои мучения остались бы позади, — попросила Индра. Она старалась говорить небрежно, но ее руки, поправлявшие талисманы, дрожали, выдавая, как сильно она волнуется. — Находиться между двумя мирами, мертвых и живых, невыносимо.

Ник посмотрел на судейский стол, на котором возвышалась чаша.

— Воды много. Но я не дам вам ничего. Нет, — твердо сказал он. — Жизнь слишком ценна, чтобы отказываться от нее. Помимо мертвой воды есть и живая. И я уверен, что достать ее можно. Это тяжело, почти нереально, но если захотеть, то такой источник найдется. Если же вы откажетесь от борьбы, то никогда не простите себе эту слабость. И никто не простит.

— Не знаю, я очень устала, — Индра опустила глаза. — Но, наверное, ты прав.

— Эй, Ник, высочество, — позвал Темка. — Побежали, в общем, того, за стол всех зовут.

— Жизнь продолжается! — сказала Кристина. — Что бы ни произошло.

— Угу, — подтвердил Жорик.

И Ник вместе с друзьями пошел к накрытому столу. Изменить прошлое он не мог, но в его силах было самому позаботиться о будущем.