Ко входу во дворец вела широкая каменная лестница, она заканчивалась небольшой площадкой, увитой цветами. Там Ника встретила императрица. Наверняка она простояла тут несколько часов, разглядывая ухоженные дорожки сада и гадая, на какой из них появится ее сын, через какие ворота он вернется во дворец. На изящном столике стояла нетронутая ваза с фруктами и лежало несколько магических зеркал для связи.

— Я очень волновалась. Что случилось?

Ник взлетел по белокаменным ступеням, вспугнув несколько птиц с ярким оперением. С пронзительными криками они взметнулись ввысь и скрылись в саду.

— Ворота. Я не знал, что ворота есть и во дворце. Меня отбросило в другое Искривление. Я думал, что только через сад можно попасть в другие Искривления, — пробормотал Ник и кинулся к матери.

— Обычно ворота во дворце перекрыты. Не знаю, может быть, они открылись от взрыва, — сказала императрица, обнимая его. — Я испугалась, что ты снова пропал.

— Все в порядке, — ответил Ник и заметил, что от беспокойства на лбу матери проступили легкие морщинки. — Я случайно… Я… — Ник замялся; если рассказать, что он был на Высшем Совете, она расстроится еще больше. — Я был на Запретной Зоне. Купил хрустальный шар.

Неловко Ник подбросил шар; солнечные лучи не отражались, а тонули в матовой поверхности.

— Мы не сразу поняли, что ты исчез, — сказала императрица, лишь мельком глянув на хрустальный шар. — Известили твоего отца, он послал несколько отрядов боевых магов на твои поиски. Огненные всполохи больше не появлялись. Но, кроме них, тебе может угрожать еще очень много вещей, я места не могла себе найти от беспокойства. Посмотри, даже сад поник.

Ник оглянулся и удивился перемене, происшедшей в саду. Увяли розы на пышных кустах, пропали светящиеся растения, окаймлявшие дорожки, поникли каштановые деревья.

— Я не хотел так волновать вас, — пробормотал Ник. — Я буду осторожней. Обещаю. Где отец?

— Он еще не возвратился. Я сообщу ему, что ты вернулся. — Императрица взяла со столика одно из зеркал.

Несколько дней Нику не удавалось поговорить с отцом. Тот не появлялся даже во время ужина, хотя раньше они садились за стол всей семьей. Туан с неизменной печалью в голосе возвещал, что император занят важными делами, и беспокоить его в настоящий момент невозможно.

И наконец в последний день лета, когда Ник уже собирал вещи, отец зашел к нему в покои.

В зале горел камин, легкий запах смолы смешивался с ароматом цветущих роз, идущим из раскрытых окон. Ник задумчиво смотрел на пустой рюкзак, брошенный посреди зала, не зная, что в него положить. На базе охотников уже ждала готовая форма, учебники и тетради.

Отец взглянул на рюкзак и понимающе кивнул.

— Я попрошу Туана помочь тебе собраться. — Он присел на край стола. — Завтра ты покинешь дворец, чтобы продолжить учебу и тренировки. Учебные базы, и наши, и темных магов, всегда были безопасными. Да и за состязаниями между вашими командами всегда тщательно следят. Я могу быть спокоен за тебя.

— Ты никогда столько не говорил о безопасности, — удивился Ник, — почему сейчас так беспокоишься? Из-за того, что я случайно наткнулся на ворота и исчез из дворца?

— Нет. — Отец покачал головой. — Будет лучше, если ты узнаешь правду! Магические взрывы прогремели по всем Искривлениям. Правильней будет сказать, что это был один взрыв, который отразился всюду. Такие взрывы всегда оставляют следы, магия не исчезает бесследно. Только в этот раз все иначе.

— Следов не осталось, — пробормотал Ник.

— Остались очень странные следы. Среди магов Высшего Совета нет единого мнения. Опасаемся более страшного, но надеемся на лучшее.

— Я должен знать, чего бояться, — сказал Ник, так и не сознавшись, что тоже был на Высшем Совете.

— Бояться глупо, надо действовать, — ответил отец. — Опасность, какая бы она ни была, пока еще далеко от нас. Ты должен учиться и тренироваться. У вас на базе охотников хорошие наставники, им обоим можно доверять.

Ник кивнул, предстояли выматывающие тренировки, после которых не страшно уже ничего.

— Завтра тебя проводит Туан. Я хотел сам проводить тебя до башни охотников, но вынужден уехать. Не стану скрывать, это из-за магического взрыва. Чем быстрей мы разберемся с ним, тем лучше.

— Хорошо, — ответил Ник, вдруг почувствовав себя ужасно одиноким. Он должен понимать, что всполохи, взрывы или что там такое происходило, гораздо важнее его отъезда на базу охотников. И он это понимал, но только все равно надеялся, что отец сможет его проводить.

Филипп кивнул.

— Вижу, что ты настоящий принц, — сказал он. — Величие проявляется не в титуле. Благородные поступки сделают тебя по-настоящему сильным и великим. Ты можешь приказывать, и никто не осмелится нарушить твой приказ. Но приказы должны быть разумны, и, отдавая их, ты должен быть уверен, что поступаешь правильно.

— Хорошо, я пока не собираюсь никому приказывать, — смутился Ник.

— Еще придет время, — серьезно ответил отец. — Помни, быть принцем — это испытание, и ты не можешь его провалить!

До вечера Ник в полном одиночестве складывал вещи. В зале продолжал гореть камин, с наступлением сумерек стали слабо светиться стены. А Ник блуждал по своим покоям, заглядывая в разные комнаты, пытаясь разобраться, что же все-таки ему может понадобиться на базе. Он перекладывал с места на место камзолы, артефакты, книги и свитки.

Неожиданно дверь приоткрылась, и в зал вошел черный пес: мощные лапы, длинные клыки и чуть приплюснутая морда. Его бы сочли беспородным в мире людей. Трудно было поверить в его магическое происхождение.

— Илинт! — обрадовался Ник. Раньше пес почти не отходил от Ника, а теперь появлялся очень редко. Так же, как и орел, доставшийся Нику на Этапе Препятствий. Конечно, если их позвать, они услышат и примчатся в любое Искривление, где бы он ни находился. Но Ник спокойно жил во дворце, и у него не было причин звать их. Пес свободно блуждал, где ему хотелось, а орел парил где-то среди облаков.

Илинт приветливо завилял хвостом, и Ник отчетливо услышал его мысли: пес пришел лишь на время, а потом снова покинет Ника. Расположившись на ковре возле кресла, на котором валялся рюкзак, он периодически поворачивал голову и смотрел, как Ник ходит по комнатам.

Заполнив рюкзак наполовину, Ник вспомнил про хрустальный шар. Как-то все не было времени заглянуть в прошлое. Сейчас, когда ему так уютно в настоящем, в своем родном доме с семьей, на загадки прошлого нет времени. Подумав, Ник убрал шар в рюкзак, решив, что с ним разберется в башне.

Раздался вежливый стук в дверь.

— Ваше высочество принц Дариан. — Туан вошел, огляделся по сторонам и слегка нахмурился, заметив беспорядок. — Позвольте помочь вам упаковать вещи.

— Я уже все сложил.

— Как? Самостоятельно?! — вскричал Туан и с пренебрежением уставился на рюкзак. — Вот в это? И без магии!

— Да, в рюкзак, — смутился Ник и подумал, что воспользоваться магией было бы проще.

Туан решительно подошел к креслу и, взявши двумя пальцами за край рюкзака, заглянул внутрь. Запиханные внутрь вещи произвели на него сильное впечатление. Он схватился за голову:

— Где же ваши манеры? Позор! Это все ваше воспитание. Ваша так называемая приемная мать леди Дора…

— Просто приемная мать! Мама Альбина. Почему вы так плохо говорите о ней? — не выдержал Ник. В этот момент он не испытывал к Туану никакого уважения.

— Она участвовала в вашем похищении. Пусть даже и воспитывала вас потом и заботилась о вас, — сухо заметил Туан. — Пусть даже ее и простили. Лично я не готов простить такое.

Вопрос, интересовавший Ника раньше, вспыхнул в сознании с новой силой. И хотя сейчас он был не совсем уместен, Ник все же решился задать его.

— Мне надо кое-что узнать. Да, я должен это знать, — начал Ник. — Я бы спросил у родителей, но не хочу их расстраивать.

— Разумеется, я с радостью отвечу на все ваши вопросы, — тут же согласился Туан и пригладил идеально расчесанные волосы. Наставлять наследника он любил больше всего. — Это мой долг — давать вам мудрые советы.

— Почему все говорят, что похитителей было трое? — спросил Ник. — Был кто-то еще кроме мамы Альбины, в смысле леди Доры и Дементия?

Туан поморщился, словно от неприятного запаха, вопрос застал его врасплох. Он обошел вокруг кресла, чуть не наступив на лапу задремавшему Илинту. Ник не сводил с него глаз в ожидании ответа.

— Вот тут я вынужден промолчать. — Туан погладил подбородок ухоженными пальцами. — Обсуждать ваше похищение я считаю слишком вульгарным. К тому же это отвлекает от главного — от сборов. Позвольте спросить, что вы еще намерены положить в этот рюкзак?

Нику не понравилось, как быстро Туан сменил тему, ведь он наверняка знал все обстоятельства похищения. Хорошо, пусть скрывает и дальше. Все-таки хрустальный шар был отличной покупкой, совсем скоро тайна будет раскрыта.

— Ну, одежду и всякие мелочи, — помедлив, ответил Ник.

— Ужас! И это слова наследного принца! Вам следует брать пример с вашего дяди, — сказал Туан. Ник отшатнулся, вспомнив высокую сутулую фигуру и вечно несчастное выражение лица. — Я воспитывал его и вашего отца. Еще с юных лет принц Дементий отличался знанием дворцовых манер и этикета. Он безукоризненно владеет придворной магией.

— Э-э, ну здорово, — запинаясь, ответил Ник.

— Нет, я решительно против всего происходящего. Чтобы возместить ущерб, нанесенный вашему воспитанию, вас следует оставить во дворце на моем попечении. Я выращу из вас настоящего принца. Такого, как Дементий!

Вот тут Ник испугался по-настоящему.

— Но родители отпускают меня, они хотят, чтобы я учился со всеми! — Ник растерялся, подыскивая более весомый довод, чтобы убедить Туана. — Мой отец, император, приказал мне ехать и учиться, и тренироваться!

Ник глубоко вздохнул, когда заметил, как изменилось лицо Туана.

— Не думаю, что я смогу противиться приказам его величества, — нахмурился Туан. — Но поскольку я отвечаю за воспитание мальчиков в императорской семье, в мои обязанности входит проследить за вашими сборами. Не беспокойтесь, я уже все понял и все учел. Позвольте мне уйти.

Ник позволил. Не задумываясь, позволил. А на следующее утро, к огромной радости Ника, Туан не принес мятный отвар, да и вообще не появлялся.

Императрица сама отправилась провожать Ника. По традиции, ей можно было покидать дворец лишь в особых случаях. Поэтому они с Ником остановились на площадке, увитой цветами, где всего несколько дней назад императрица ждала его возвращения.

— Сынок, учись так, чтобы мы с отцом могли гордиться тобой, — сказала мать.

— Я постараюсь, — пообещал Ник. — Можно, Илинт пока останется дома? Кажется, ему тут уютней. Если он мне понадобится, я позову, и он прибежит на мой зов.

— Конечно, дорогой. Мне так не хочется отпускать тебя!

Двери распахнулись, и к ним вышел Туан, как обычно идеально одетый, идеально причесанный и невыносимо серьезный. На шее блестел медальон с выгравированными лилией и омелой. Перед ним по воздуху плыл большой кожаный саквояж. На солнце гордо поблескивали золотые пряжки с императорскими гербами.

— Разрешите приветствовать вас, ваше величество, и вас, ваше высочество. — Туан склонился в поклоне. — Мое опоздание оправдывает лишь то, что я был занят своими прямыми обязанностями. А именно я готовил вещи принца Дариана.

Ник уставился на саквояж.

— Извольте захватить это с собой, — добавил Туан. — Все же я отвечаю за вас и за ваш внешний вид. Сильно сомневаюсь, что вы взяли с собой все положенные вам регалии. Не сомневайтесь, я собрал все необходимое для вас.

— Хорошо, спасибо, — пробормотал Ник, решив, что не станет даже раскрывать этот саквояж.

Мать посмотрела на Ника, в ее глазах появились слезы.

— Будь осторожен, — сказала она. — А по воскресеньям мы будем ждать тебя дома.

— Конечно, — ответил Ник. — Я еще часто буду болтать с тобой и с папой через зеркало.

Мать аккуратно промокнула платком слезу, поцеловала Ника в щеку и скрылась во дворце. Ник посмотрел, как двери закрылись за ней.

Туан тихонько кашлянул.

— Ваше высочество, позвольте внести правку в вашу речь?! Вы будете не болтать, а общаться со своими благородными родителями. — Туан достал из кармана маленькое красное зеркальце. — Правильно этот предмет называется ЗОС, зеркало, отражающее собеседника. Кстати, вы чуть не забыли его в своей комнате.

— Спасибо. — Ник запихал ЗОС в карман и накинул рюкзак на плечи.

— Ваше высочество, это ужасно! Немедленно снимите! — вскричал Туан.

Недоумевая, Ник скинул рюкзак на пол.

— Так-то лучше. Извольте следовать за мной, — вздохнул Туан. Рюкзак взлетел и завис рядом с саквояжем. Туан направился вниз по лестнице, рюкзак и саквояж послушно плыли по воздуху следом за ним.

В саду было тихо. Дорожки, посыпанные мелким песком, в свете солнца казались красными. Среди нереально высоких пальм, обрамляющих аллею, порхали разноцветные мотыльки.

— Настало время для еще одного важного наставления, — сказал Туан и недовольно отогнал мотылька, пытавшегося сесть ему на нос. — Мне известно, что вместе с вами в команде охотников тренируются двое, как бы это сказать, ваших приятелей.

— Друзей! Темка и Жорик! — кивнул Ник.

— Значит, за лето, проведенное во дворце, вы про них не забыли! Вы общались с ними?

— Почти нет, несколько раз пробовал связаться, — ответил Ник. — Жорик даже не отвечает, а Темка постоянно бурчит, что занят. Может, они теперь не хотят со мной общаться. Ну, из-за того, что я принц.

— Это было бы весьма разумно с их стороны, — одобрительно заметил Туан.

— Что? — Ник не поверил собственным ушам.

Туан остановился возле поляны, вокруг росли кусты алых роз, а в центре возвышалась каменная арка.

— Вот ворота, ведущие на вашу базу, — сказал он. — Прежде чем вы пройдете через них, дослушайте меня до конца. Мне известно, что Артем Остин происходит из семьи оборотней. Оборотней, вдумайтесь, ваше высочество. Одно это слово должно внушать ужас. Странно, что он вообще попал в команду к светлым магам.

— Он и сам удивлялся.

— С Егором Малышкиным чуть лучше, он единственный маг в семье, и даже седьмой сын, но принцу он не ровня, — продолжил Туан с выражением глубокой озабоченности на лице. — Ваше общение с ними крайне нежелательно. Я настоятельно рекомендую, чтобы вы завели себе новых друзей. Настоящий принц должен общаться с надежными людьми.

Покидать дворец не хотелось, но слушать наставления надоело. Ник точно знал, без кого не будет скучать во время учебы. Он подхватил рюкзак с саквояжем и прошел через арку.