Ник оказался на базе охотников. Пройдя через ворота, он попал в Холл. Слабо светились потолок и пол, выложенные серым мрамором. Тут не было окон, лишь двери, множество дверей, за которыми находились ворота, ведущие в разные Искривления пространства. Войти в башню и выйти из нее можно было только через этот Холл, располагавшийся на сто пятьдесят третьем этаже башни Отражений.

Не успел Ник опомниться, как навстречу выскочили Темка с Жориком.

— Ну наконец-то, — завопил Темка. — Мы уже того, заждались тебя тут! Жорик, докажи.

— Ну, предупредить надо! — смутился Жорик и втянул голову в плечи.

Жорик Малышкин еще больше вырос за лето и нарастил мускул. Мелкий и худой Темка, казалось, совсем не изменился, растрепанные русые волосы, ухмылка. Только в блеклых глазах появились красные прожилки, впрочем, для оборотня это нормально.

— Привет. — Ник бросил на пол рюкзак с саквояжем и пожал руки друзьям. — О чем предупредить? Где вы все лето пропадали? Почему не разговаривали со мной?

Казалось невероятным, что он наконец увидел своих друзей и может с ними говорить. Только почему-то казалось, что их разделяет какая-то невидимая черта. Что-то изменилось, но Ник не мог понять что. Ответ Жорика еще больше насторожил.

— Я э-э-э, занят был, — смутился Жорик и уставился в пол.

— Какая разница, где были, чего делали? — тут же влез Темка, пихнув Жорика кулаком. — Ты главное, чего, не слышал? Мы тут предупредить тебя должны. Вся наша команда уже на базе. В три часа у нас будет торжественное построение. Ну, там вроде бы наставники выйдут, чего-нибудь умного наговорят о том, как учиться будем.

— Ну да, — кивнул Ник. — И о чем предупредить?

— Ты пока наверх не поднимайся. Посиди где-нибудь тут, ну, может, в столовой или в библиотеке. А как построение начнется, наверх иди. А раньше и не суйся даже.

У Ника голова пошла кругом: еще минуту назад он был в пышном дворце, а теперь оказался на учебной базе охотников. За лето он успел подзабыть правила и порядки команды, но не сомневался, что сейчас происходит нечто необычное.

— Почему?

Тут одна из дверей, ведущая в другое Искривление, открылась, и в Холл вошел Яша Сидоров. За его спиной виднелся оранжевый рюкзак, а в руках кулек с мятными леденцами.

— Ты чего опаздываешь? — крикнул Темка. — Все уже давно приехали и наверху собрались.

Яша заметил Ника и оттолкнул Темку в сторону.

— Ваше высочество, рад приветствовать вас, — просиял Яша и проглотил леденец.

— Э-э, привет! — смутился Ник. Тут, на базе, титул принца звучал как-то нелепо.

Яша замер на месте, не сводя с Ника восхищенных глаз. Даже его вечно оттопыренные уши слегка повернулись к Нику.

— Ты, Яша, шлепай наверх, — буркнул Темка. — Видишь, мы тут с принцем дела государственные решаем.

Оборачиваясь на каждом шагу, Яша направился к выходу из Холла, прошел через охранные колонны и скрылся.

— Ну, все, — расстроился Темка. — Он капитану заложит, что ты тут. С девчонками еще можно бы договориться. А этот ведь с капитаном нашим дружит.

— Да что случилось-то? — не выдержал Ник.

— Касьян, капитан наш, совсем с ума сошел. Не то чтобы он раньше шибко умным был, но теперь так вообще. — Темка принялся обстоятельно излагать свои мысли: — Ну, ты же у нас принцем неожиданно оказался, так Касьян и обрадовался больше чем надо. Он там сюрприз в твою честь приготовил.

— Угу, Касьян всю команду построил, — кивнул Жорик.

— Это не так страшно! — вздохнул Ник. Теперь, когда друзья общались с ним, как и прежде, невидимая линия, разделявшая их, стала исчезать. — Я думал…

Договорить Ник не успел: в Холл влетел Игнат, лучший друг капитана команды. Его собранные в хвостик темные волосы растрепались, несколько прядей упало на глаза.

— Яша сказал… Ник? Это… не… ты же принц? Ты… вы уже тут? — спросил он и уставился на Ника.

— Нету его, — влез Темка.

— Принц Дариан, капитану команды стало известно, что ты… вы уже тут, — поправился Игнат. — Он приказал встретить вас и проводить на верхний этаж. Ну, туда, где наши комнаты и зал с теликом.

Темка подхватил Жорика и, хихикая, поскакал наверх по лестнице.

Игнат поднял саквояж с рюкзаком.

— Я сам понесу, — возмутился Ник.

— Мне капитан приказал, — ответил Игнат. — И чего ты туда напихал? Тяжело! Ой! Простите, принц. Всего-то три этажа, я дотащу.

Ник выхватил у него рюкзак и поспешил наверх, опасаясь, что сюрприз, уготованный капитаном, будет совсем не приятным. Наверное, друзья не зря пытались его предупредить, но отступать было уже поздно. Возвращение на базу он представлял себе совершенно иначе.

Ник догнал Темку и Жорика уже на лестничной площадке жилого этажа. Впереди виднелся вход в зал, свет был приглушен, лишь по охранным колоннам, возвышавшимся по обе стороны от входа, пробегали синие искры.

— Сейчас начнется. Ну, держись! — ухмыльнулся Темка. — Иди, ждут-то они тебя.

Едва Ник успел пройти между охранными колоннами, как был ослеплен ярким светом. Что-то похожее на гигантского огненного дракона взлетело вверх и под самым потолком рассыпалось на сотни мерцающих огней. Огни закружили по залу.

— От всей своей широкой души рад приветствовать вас, ваше высочество принц Дариан, в стенах этой учебно-спортивной башни, именуемой базой охотников, а еще именуемой башней Отражений, — раздался торжественный голос Касьяна. — Я взял на себя смелость устроить в вашу честь небольшой салют.

Кружащиеся искры потихоньку стали гаснуть, и Ник, наконец, сумел разглядеть зал. В этом зале они так часто собирались всей командой в прошлом году — уютный, с серыми светящимися стенами, с зеркалами-двойниками, с телевизором, диваном и креслами. В дальнем конце зала виднелись два коридора: один вел к комнатам девочек, другой — к комнатам мальчиков. Посереди возвышался фонтанчик с разнообразными напитками. Сейчас тут, словно перед состязаниями, выстроилась вся команда. Необычайно счастливый капитан Касьян сделал шаг вперед. В его кучерявых волосах пылали две искры, которые быстро погасли.

— Наша команда теперь не просто команда, мы хотим взять статус официальной императорской команды, — вдохновенно продолжил Касьян и по привычке взмахнул правой рукой, на которой красовалась красная капитанская повязка. — Мы будем требовать, чтобы в зале Славы повесили портрет принца Дариана. Чтобы вместо кресла в этом зале установили трон для принца. Чтобы в столовой для него были отдельный стол и отдельное меню.

Ник нерешительно прошел по залу и замер возле висящего на стене зеркала-двойника. Теперь казалось, что команда выстроилась напротив него. На какой-то миг ему показалось, что все это подстроил Туан; если бы Ник не был уверен, что это невозможно, то именно так бы и решил. Такая помпезная встреча была непривычной и неприятной. Команда стала казаться чужой.

— И еще выделить Нику, в смысле нашему высочеству, золотой унитаз, — с самым серьезным лицом кивнул Темка. — А то несолидно как-то получается.

— Я не подумал об этом, — смутился Касьян.

— Во-во, и про зубочистки с гербом не забудь, — вдохновился Темка и ткнул пальцем в охранные колонны. В зал ввалился Игнат и плюхнул на пол саквояж с блестящими пряжками. — Вон, видишь, у Ника все в гербах.

Майя и Ольда тихонько захихикали. Яша Смирнов украдкой косился на Ника, делая вид, что на самом деле изучает куст с ярко-красными ягодами, отражавшийся в зеркале-двойнике. Ник только собирался открыть рот, чтобы отказаться от всех почестей, как раздался удар гонга.

— Время — ровно пятнадцать часов, ровно ноль минут! — возвестил Касьян. — Я должен совершить миссию, возложенную на меня наставниками. Все за мной. Вас, ваше высочество, я тоже попрошу пройти.

Касьян впереди команды вышел на лестничную площадку. Ник окинул взглядом опустевший зал и наконец перевел дух.

— Где он всего этого нахватался?

— На совете капитанов, — ответил Темка. — У Наргиса на базе всякие прибамбасы есть, вот Касьян и того, обзавидовался. Решил, что наш принц не хуже ихнего. Держись, он еще гимн в твою честь сочинить хочет.

— Может, скажешь наконец, что случилось? Почему вы с Жориком не общались со мной? — Ник посмотрел Темке прямо в глаза и с удивлением заметил, что тот смутился.

— Ну, были причины, — пробормотал Темка.

— Ваше высочество, поторопитесь, — послышался голос Касьяна.

Ник понял, что сейчас бесполезно задавать вопросы, но потом он обязательно узнает, что же произошло.

Ник с Темкой выскочили на лестничную площадку. Вся команда собралась у стальной двери. Ник готов был поклясться, что ни в прошлом году, ни минуту назад ее тут не было. Впрочем, на лицах ребят тоже читалось удивление. Касьян слегка неуверенно трижды постучал, и дверь распахнулась. Впереди виднелась винтовая лестница, ведущая наверх. Глазами Касьян нашел Ника среди остальных ребят и слегка поклонился.

— Простите, ваше высочество, но долг велит мне идти первым.

Ник чуть было не отскочил в сторону и, буркнув что-то неразборчивое, намеренно стал держаться позади остальных. Неужели тут, на базе, с ним не будут нормально общаться! Хотя нет, к Темке это не относилось.

— Куда же они нас? — пожал плечами Темка. — Мы же и так, того, на самом верху, на сто пятьдесят шестом этаже. Выше только небо.

Поднимались недолго. Совсем скоро Касьян остановился и открыл еще одну дверь. Открыл и с трудом удержал — сильный порыв ветра пытался вырвать ее.

— Все за мной! — пытаясь перекричать ветер, крикнул Касьян и шагнул вперед.

Они оказались на крыше — круглой каменной площадке, затерявшейся высоко в небе.

Облака, всюду облака. Где-то далеко внизу видны очертания леса, темно-синее море и несколько деревень. Подойти к краю, чтобы разглядеть расположенный у подножия башни город, не рискнул никто. Сгибаясь под порывами ветра, все сбились в кучку у самой двери.

В центре, возле флагштока, стояла Константина — старший наставник команды. Ветер, бушевавший на крыше, почему-то не смог разметать ее короткие черные волосы, зачесанные назад, да и серую спортивную форму наставника он будто облетал стороной. Она оставалась аккуратно отглаженной, а не трепыхалась, как у всех остальных. Лицо Константины было не худым, а словно заостренным, сказывались долгие годы тренировок.

— Внимание! — сказала она, и в тот же миг ветер утих. — Я рада видеть команду охотников. Стройтесь!

Ребята послушно встали в шеренгу, Касьян подсуетился, чтобы оказаться во главе.

— Первое построение решено провести здесь. С этого года возрождена традиция начинать учебу с поднятия флага, — сказала Константина, разглядывая ребят. Казалось, что за лето ее черные глаза стали еще более пронзительными, а голос — еще более резким. — Флаг команды будет развеваться весь год в память о тех тревожных временах, когда маги не могли существовать спокойно. В случае опасности здесь зажигали сигнальный костер.

Константина кивнула в сторону черного пятна копоти у самого края площадки.

Сейчас, когда вместо порывов ветра волосы шевелил легкий ветерок, светило солнце, а где-то далеко внизу колосились поля, и текла речка, в опасность совсем не верилось. Пятно копоти выглядело ужасно древним, казалось, что с тех пор, как погас последний костер, прошли тысячелетия.

— Помните, что ваша задача — учиться и тренироваться, чтобы потом вы смогли противостоять темным магам. Отрядам разрушителей, которые стремятся разрушить покой и устраивают аварии. Отрядам хворов, которые напускают болезни. Но больше всего проблем вам доставят стражи. Отряды стражей специально созданы для того, чтобы наполнять мир мраком. Они лгут, строят ловушки, выпускают злобных тварей из опасных Искривлений. — Константина на миг умолкла. — Но это все в будущем, а пока вы будете встречаться с другими командами магов только на состязаниях, и они вам не враги, а соперники. Помните об этом!

В этот момент на башню налетел новый порыв ветра, и дверь с грохотом распахнулась. Закутанная в дорожную мантию, на крышу вышла Кристина. Откинув со лба золотистые локоны, она медленно подошла к центру площадки.

— В нашей команде новенькая, Кристина Кристалинская, — сказала Константина. — Теперь Кристина будет тренироваться и учиться вместе с вами, и, конечно, на состязаниях она станет выступать за нашу команду. С охранными колоннами не было проблем, приглашение, подписанное мной, сработало?

— Все отлично, — ответила Кристина и протянула листок бумаги.

— Можешь встать в строй.

Кристина подошла и встала в строй, при этом слегка подтолкнув плечом Майю.

— Теперь у нас пять девчонок, — пробормотал Темка. — Многовато как-то!

Старший наставник Константина подошла ближе и внимательно посмотрела на Темку.

— Учебный год начнется, как только мы поднимем флаг, — сказала она. — И сразу в силу вступят правила. Артем, какое самое главное из них?

— Дисциплина! — ответил Темка и просиял — это он все-таки запомнил.

— Помни об этом. В прошлом году у тебя было больше всех проблем с дисциплиной. В этом году ты должен исправить ситуацию. Вы все должны будете постараться в этом году и доказать, что вы лучшая команда. — Константина пошла вдоль шеренги. — Зарядка, учеба, тренировки и состязания. Вы должны знать и уметь больше, чем ваши соперники, лишь тогда возможна победа.

— Мы постараемся! — гаркнул Касьян.

Темка вытащил из кармана ЗОС и, пока Константина отвернулась, попытался послать в Касьяна солнечного зайчика.

— Знаю, что постараетесь, — согласилась Константина. — В этом году все будет серьезней, чем в прошлом. Утром вы будете учиться, а вечером тренироваться, чтобы закрепить навыки. И вы должны знать, что первое время у вас не будет зарядки. Вы могли многое забыть за лето, а несчастные случаи мне не нужны.

Ник с Темкой переглянулись. Раньше зарядка у них была самой обычной, ну разве что вставать так рано было тяжело.

— Состязания с другими командами будут проходить по субботам и начнутся уже в сентябре. Две светлые команды, лекари и хранители, даже хотели в этом году отказаться от единственного выходного, чтобы побольше тренироваться. Что происходит в темных командах, мне неизвестно, но вы помните, что вашими основными соперниками всегда были стражи. Вы должны приложить все силы, чтобы тренироваться и победить.

Константина умолкла и прошлась вдоль шеренги ребят. Она не повышала голос и не угрожала, но у каждого появилось такое ощущение, что он сделает абсолютно все для победы.

— По воскресеньям у вас будет выходной день. Но первые два месяца вы не сможете покидать базу. Я хочу, чтобы вы держались единой командой и лучше втянулись в спортивный темп. Походы домой будут вас слишком расслаблять. Раньше ноября домой вы не попадете. Вопросы есть?

Касьян сделал шаг вперед и опустил голову. Солнечный зайчик, посланный Темкой, скакал по его лицу.

— Пока еще не поздно, я хочу сказать нечто важное. — В голосе Касьяна звучали слезы.

— Сейчас точно свои идеи про учебники с гербами выдвинет, — зашептал Темка, запихнув ЗОС в карман. — А может, попросит для тебя отдельную башню построить.

Ник с опаской ожидал продолжения. Идеи Касьяна просто пугали.

Касьян еще помедлил пару секунд и выдал:

— Я хочу сказать, что не могу больше быть капитаном, когда в нашей команде тренируется сам принц. Пусть принц Дариан будет капитаном. Я добровольно снимаю с себя эту радостную ношу.

— Ты еще с себя что-нибудь сними, — подсказал Темка.

— Но я… — начал было Ник, но договорить ему не дали.

— В нашей команде числится охотник Ник Калинин, — сурово сказала Константина. — Под этим именем он прошел Этап Препятствий и тем самым заключил магический договор. Под этим именем он получил титул сумеречного охотника, и это особая гордость для нашей команды. Вне тренировок и состязаний мы все обязаны преклоняться перед принцем Дарианом, но здесь совсем другие правила.

— Ура! — крикнул Ник, уже начавший было думать о возвращении во дворец.

— Касьян, ты неплохо справляешься со своими обязанностями. Если команда захочет тебя переизбрать, то я разрешу, а пока не вижу никакого смысла, — сказала Константина.

Касьян вернулся в строй, с трудом сдерживая довольную улыбку, и незаметно погладил ладонью капитанскую повязку, так и оставшуюся на его руке.

— Настало время поднять флаг!

Константина дотронулась до флагштока, и флаг взлетел вверх. На фоне голубого неба серебряный дракон — символ команды — казался живым, он будто бы готов был спрыгнуть на крышу башни.

А высоко в небе показались две точки. Медленно они стали приближаться. Через мгновение уже можно было разглядеть двух птиц: черную и белую, с длинными шеями и острыми клювами. С режущим уши криком они пролетели над башней. Крыло черной птицы задело шпиль башни, и от столкновения посыпались искры.

— Асадские птицы. Три года их не было видно, самое время появиться, — Константина проследила за полетом и снова повернулась к команде. — Кстати, ваши животные, доставшиеся вам на Этапе Препятствий, редко будут навещать вас в этом году. На этом все. Можете идти. Касьян, задержись, как капитан, ты должен получить от меня инструкции. Кристина, подойди к наставнику Оксу, он впишет твое имя, чтобы охранные колоны распознавали тебя и без приглашения.

По винтовой лестнице они спустились обратно в зал.

— Ой как жаль, теперь понятно, почему Лапочка не захотел сюда ехать, — вздохнула Майя.

— И у меня змеюка дома осталась, — возмутился Темка. — Вон и Жорик свою пчелу не приволок.

Ник посмотрел на пустой коврик возле телевизора. Значит, так и должно быть, что Илинт, преданно ожидавший его в прошлом году, теперь будет носиться где-то по своим делам.

— Только зря его тащил, — сказал Игнат, замерев возле брошенного саквояжа. — Ведь с тобой же можно по-нормальному общаться? Без всяких там реверансов?

— Конечно, по-нормальному, — согласился Ник.

— Ну и проехали! — Игнат хотел сказать что-то еще, но махнул рукой и плюхнулся на диван. — А то надоело тебя высочеством звать.

Лишь теперь у Ника наконец появилось ощущение, что он вернулся в свою команду, а не попал на какую-то бесполезную пышную церемонию.

У коридора, ведущего к комнатам девочек, Ольда остановилась и лениво сказала:

— Майя, давай Кристина будет жить в нашей комнате. Мы с ней уже давно дружим. Нехорошо будет, если я предложу ей поселиться с Нелли и Таисьей. — Ольда кивнула в сторону коридора, где только что скрылись две девочки.

— Конечно, пусть идет к нам. Это будет так здорово! Мы теперь будем дружить втроем, — радостно залепетала Майя.

— Ну и отлично, — зевая, согласилась Ольда. — Кристина где-то там задержалась, потом пусть селится к нам.

Ник подхватил рюкзак с саквояжем и направился к арке справа от телевизора. За ней начинался коридор, ведущий к комнатам мальчиков. В этой комнате он жил с друзьями в прошлом году, теперь же, после личных покоев во дворце, она казалась очень маленькой. Но именно тут он мог почувствовать себя самостоятельным, понимая, что не появится Туан с излишней заботой, и не нужно будет соблюдать надоевший этикет.

По комнате скользила большая серая губка, она смела пыль со шкафа и устремилась к тумбочкам. Вместе с пылью исчезли еще расческа, согнутая скрепка и календарик. Ник отмахнулся от губки, пытавшейся стянуть из его кармана платок, и принялся разбирать вещи. Саквояж он сразу запихал под кровать, а потом достал из рюкзака хрустальный шар и положил его на тумбочку. Подумал и нерешительно поднес руку.

— Вчерашний вечер, — сказал Ник.

В шаре заклубился туман и тут же рассеялся. Ник увидел себя в зале, возле на диване развалился Игнат. За спинами шептались Майя и Ольда, а у охранных колон появилась Кристина.

— Это было десять минут назад. А я хочу то, что было вчера вечером.

Но изображение в шаре не изменилось. Майя и Ольда приглашали Кристину к себе в комнату, а Темка с Игнатом уставились в телевизор.

— Хватит! — сказал Ник.

Шар вновь наполнился туманом. Ник запихал его в тумбочку вместе с остальными вещами, решив, что разберется потом.

— Ник! Ник, — раздался истошный вопль Темки. — Иди сюда.

Ник выскочил в зал.

— Артем, так орать неприлично, особенно когда в нашей команде учится принц, — нравоучительно произнес Касьян. — Я попросил всех собраться, чтобы сделать важное заявление.

На замечание капитана никто не обратил внимания. Из другого коридора появились девочки. Кристина держала в руках золотистую сумочку, очевидно, она тоже раскладывала вещи.

— Наш старший наставник Константина сообщила мне много ценной информации. Всего я вам не скажу, это положено знать только мне. Но вот про стенгазету вы должны быть в курсе. — Голос Касьяна зазвенел от восторга. — Мы сами будем выпускать стенгазету. В ней будет отражено все самое важное, что происходит в нашей команде, а висеть она будет на учебном этаже, рядом с расписанием уроков.

— Ну, вообще… — хмыкнул Темка.

— Даже ты это понял, — не уловив сарказма, продолжил Касьян. — Честь вести газету я предоставляю моим друзьям Яше и Игнату. Я уже сказал, что для создания газеты нам разрешено пользоваться магией? События и поступки будут моментально отражаться там.

По вытянувшемуся лицу Темки стало понятно, как он относится к моментальному отражению своих поступков.

— Хуже, чем детектор лжи! — пробормотал он.