Утром команда охотников, зевая и растирая глаза, отправилась в столовую. Все уже переоделись в форму Для учебы. Солнце, пробиваясь в окна, отражалось от гладкой материи, и форма выглядела не серой, а искрящейся.

За стойкой возвышалась тетя Степанида, на ее мощной фигуре было серое платье с красными бантиками, на голове красовался огромный серый колпак с вышитым драконом. Она радостно вздохнула, отчего стали раскачиваться висевшие на крючках поварешки.

— Проходите, проходите, славненькие мои, всех рада видеть. Вот жалость-то, вчера меня на базе не было, но я вам ужин-то оставляла. Небось уже остывшее ели, — пробасила тетя Степанида и заметила в толпе ребят Ника. — Ой, ваше высочество. Вот я в честь тебя и колпак официальный надела. Антип, чего стоишь, поклонись принцу как положено.

Тут же раздался грохот кастрюль, на пол посыпалась крупа, звякнул поднос с ложками, и откуда-то из глубины кухни выскочил аковец Антип, невысокий носатый человечек.

— Безгранично рад приветствовать ваше высочество, — просипел Антип и склонился в поклоне. Нос его тукнулся об пол.

— Ник! Пожалуйста, зовите меня Ником, как и раньше. Не надо никаких поклонов.

— Завсегда пожалуйста, — тут же отозвался Антип и потер ушибленный нос. — Чего сразу сказать не мог? А мне теперь вон оно убирать-то скоко!

Отстранив девочек, Касьян вышел вперед, похлопал Ника по плечу и торжественно провозгласил:

— Пока принц у нас в команде, мы вольны обращаться к нему по имени Ник и не выказывать никаких особых почестей. В нашей команде все просто друзья и все общаются просто так. Вот я, например, всего-навсего капитан, но и со мной тоже можно очень просто общаться.

— Касьянушка, хватит речи читать, кашка стынет, — сказала тетя Степанида. — Ну-ка быстренько все кашку кушать.

Ник с друзьями сели за отдельный столик и тихонько продолжили свой вчерашний разговор. Перед сном Ник еще раз попытался расспросить друзей, почему же все-таки они не отвечали ему летом. Темка заявил, что ничего не скажет, и вообще, Жорик тоже пусть молчит. Тогда Ник рассказал все, что удалось узнать на Высшем Совете. Темка намекнул, что ему тоже кое-что известно, и тут же заснул.

— Магический взрыв, значит, так это по-умному называется, — нахмурился Темка. — То-то наши забеспокоились.

— Оборотни?

— Ну да, мы ведь того, чуем, когда что-то не так, — заверил Темка. — Только не всегда. А на этот раз наши старейшины встревожены.

— Темка, ты что-нибудь узнал? — спросил Ник.

— Да не особо-то они мне рассказали, — пожаловался Темка. — Но отец говорит, что пока вроде как все нормально. Ну, пока мерцающая сфера не появилась, бояться нечего. Вроде бы как магическая энергия, освободившаяся от взрыва, должна закрутиться в сферу. Еще бы сказал, что это такое, а то появится, а я не узнаю ее.

— Где она появится? — спросил Жорик.

— А я откуда знаю? Тебе же говорят, я и знать не знаю, что за сфера это такая.

— И что? — пожал плечами Жорик. — Она опасная? Она всех убивает?

— Опять ты за свое: что, зачем, почему! Когда появится, тогда и разберемся! — возмутился Темка. — Тут же это, жареным пахнет, вот чего!

Жорик потянул носом и довольно кивнул: запах тостов витал в воздухе. Девочки, впятером усевшиеся за один столик, захихикали и принялись шушукаться.

— Эй, вы чего нас подслушиваете? — возмутился Темка.

— Вот еще! — Кристина обернулась к Нику. — У нас свои разговоры.

— Больно надо! — согласилась с ней Майя, и все снова захихикали.

Не успел Темка ответить, как в столовую через закрытую дверь просочилась мерцающая искра. Точь-в-точь такая же, как Ник видел во дворце. Она описала в воздухе дугу и, замерев над головой Касьяна, исчезла.

— Нам всей командой надо явиться в зал с наградами, — пробормотал Касьян. — Сразу после завтрака.

Все в изумлении уставились на капитана. Такого на базе раньше не было. Майя что-то быстро зашептала девочкам.

Касьян немного подождал и, не выдержав, добавил:

— Да-да, я удостоился чести получать от наставников сообщения-искры! Вот такое у нас новое правило, специально для капитанов.

Темка почесал макушку, залез в карман к Нику, вытащил аккуратно написанное расписание и завопил:

— У нас же по расписанию Интернет должен быть магический! Ну да, так и написано — «Магик-Инет». Вроде как в библиотеку надо. Там же компы стоят. Зачем нам в зал идти? Касьян, проверь свою искру!

— Если сказали, надо в зал, значит, в зал, — нахмурился Касьян и направился к выходу.

— Надо так надо, не надо так не надо, — Темка возмущался всю дорогу до зала.

В зале не было окон, яркий свет хрустальной люстры бил по глазам. В центре возвышалась мраморная фигура охотника, стреляющего из лука, на его левой руке не хватало мизинца. Повсюду были выставлены награды, полученные за тысячи лет юными охотниками. Здесь же стояли кубки, розетки и медали, которыми были награждены животные.

Команда застыла посреди зала. Возле стенда с наградами дремали сиамские кошки, принадлежавшие Нелли и Таисье; они не обратили внимания на появление ребят.

— Уточняю, нам надо вот сюда, — вдруг сказал Касьян и указал на одну из дверей. — Все-таки разбирать сообщения-искры нелегко даже для капитана. Лекцию читать будет наставник Окс.

— Ну, сейчас начнется, — пробурчал Темка.

Ребята следом за Касьяном вошли в небольшой зал. Наставник Окс уже был там, он шагал вдоль огромного, во всю стену, окна, серый плащ красивыми волнами струился по его спине. Наставник Окс, как всегда, был безупречно одет, подтянут и, казалось, готов в любую минуту сразиться с темными магами.

Окс резко повернулся, взглянул на вошедших ребят, задрал кверху квадратный подбородок:

— Следует сесть.

Ребята расселись в креслах напротив окна, за которым плыли облака. Нику показалось, что все это похоже на кинотеатр, только вместо экрана окно, а вместо актеров вышагивает Окс.

— Магический Интернет будем учить? — спросил Темка.

— Дабы пресечь все возможные высказывания, способные помешать занятию, я поясню. Согласно расписанию в настоящий момент вы должны были бы изучать магик-Инет. Но возникли чрезвычайные обстоятельства. Преподаватель, специально назначенный на эту должность, неожиданно исчез, а новый преподаватель Анжелика Мефодьевна не смогла прибыть на базу вовремя. — Окс презрительно хмыкнул. Уж кто-кто, а он никогда не позволял себе опаздывать, даже по уважительной причине. — Ввиду вышеуказанных обстоятельств в расписание внесены изменения. В настоящее время я проведу у вас другой урок. Мы начнем изучать «Основы магических приемов».

— Как это — препод исчез? — зашептал Темка прямо в ухо Нику. — Чего он хитрит?

— Не знаю, — удивился Ник. Такие новости всегда молниеносно разлетаются по магическому миру, но последнее время никто не слышал ни о чем подобном. Разве что преподаватель сам отказался ехать к ним на базу.

Окс скрестил руки на груди, оглядел ребят и решил, что может спокойно продолжать урок.

— Полагаю, для начала вам следует знать следующее. Существуют совершенно особые магические предметы, способные усиливать действия заклятия. А некоторые из подобных магических предметов способны даже заменить само заклятие. Например, кулон баронессы Кристалинской.

Кристина небрежно подхватила рукой цепочку с кулоном и подняла вверх. На ее ладони что-то блеснуло. Окс подошел ближе, и ребята повскакивали со своих мест, чтобы лучше разглядеть кулон.

— А может, это какие-то интриги темных, ну, с нашим преподом. — Темка дернул Ника за рукав. Кулон Кристины, на который уставилась вся команда, его совершенно не интересовал.

— Зачем им это надо? — шепотом ответил Ник.

— Как зачем, снова нам гадости делают!

Тем временем Окс назидательно зацокал языком и приказал всем сесть на места. Темка вынужден был замолчать.

— Кристина, тебе не следует более носить данный магический артефакт на базе и не следует надевать его на состязания, — отчеканил Окс. — Никаких возражений не принимается. Данный предмет обладает слишком большой силой.

— Хорошо. — Кристина послушно сняла цепочку с шеи и убрала в карман.

— Настоящий маг никогда не возьмет с собой простых безделушек. Любое украшение является магическим предметом. Магические предметы для удобства имеют собственную классификацию, а именно поделены на категории. На каждой официальной встрече магов разрешены магические предметы определенной категории. Вопросы имеются?

— А почему ее можно звать баронессой, а Ника принцем нельзя? — спросил Темка. — Вроде как несправедливо.

— Артем Остин получает первое предупреждение, — ответил Окс. — Вопросы следует задавать по сути дела.

— А я еще про новую преподшу хотел спросить, — не унимался Темка.

— Только по сути дела! — рявкнул Окс.

Вопросов по сути дела не оказалось.

— Полагаю, настала пора изучить классификацию магических предметов, — сказал Окс и до конца урока объяснял про различные категории магических предметов и степени их опасности. Он бродил вдоль огромного окна, периодически вздергивая кверху квадратный подбородок, и без устали рассказывал об опасных магических украшениях. Вся команда старательно записывала его слова, даже Темка перестал отвлекаться.

— Неужели обязательно в первый день столько всего учить? — возмутился Темка. — Дальше-то, надеюсь, полегче будет.

— Неужели для вас это сложно! — Проходившая мимо Кристина небрежно задела Ника локтем. — Не рассчитывайте, дальше пойдет еще сложней!

— Откуда она вообще взялась? Все знает, во все суется, — возмутился Темка.

— Не знаю, — пожал плечами Ник и заглянул в расписание. — Пошли вниз, сейчас урок у Деймоса.

Стоило лишь спуститься на учебный этаж, как в коридоре они столкнулись с Индрой.

— Проходите в мою аудиторию, — сказала она; свет, идущий от стен, хорошо освещал уродливое красное пятно на ее щеке. — У нас сегодня очень необычное занятие.

— По расписанию должен быть урок у Деймоса Савельевича, — сказал Касьян.

— Расписание изменилось, — ответила Индра и поправила цепочки, болтавшиеся на шее. — Заходите, уверена, вы испытаете настоящий шок, когда увидите, что я приготовила.

И она оказалась права, шок испытали все, только совсем по другой причине.

Стены, как и в прошлом году, покрывали светящиеся граффити, но теперь вместо зверюшек там были надписи на древних языках, иероглифы и руны. На столиках, каждый из которых рассчитан на одного человека, появились чернильницы и перья.

— Кое-какие записи лучше делать пером и чернилами. Хотя я уверена, что темные маги предпочли бы кровь. — Индре понравилось недоумение на лицах ребят. — Садитесь.

Жорик пробрался в конец аудитории. Темка плюхнулся за самый первый столик, шифрология всегда была его любимым предметом. Ник сел рядом и только тогда обнаружил огромную книгу, толстой цепью прикованную к учительскому столу. Ее обложку из черной кожи украшала позолота, а саму книгу стягивал толстый ремень с замком.

— У нас первый урок по шифрологии. Что-то нудное и серьезное сегодня рассказывать не хочется. Вот я и решила начать с самого интересного, — сказала Индра и небрежно указала на книгу. Массивные золотые перстни на ее пальцах подмигнули, отразив свет. — Сейчас вы поймете, что читать может быть так же интересно, как и сражаться на состязаниях. Что правильный выбор слова поможет вам победить или проиграть.

Индра обошла вокруг стола и поднесла руку к книге, на которую и так уже в нетерпении смотрела вся команда.

— Сейчас… — Громкий стук в дверь оборвал ее на полуслове. — Войдите.

Появившийся на пороге человек скорей напоминал огородное пугало, выряженное в серый костюм. Аккуратно расчесанные жидкие волосы подчеркивали странную форму черепа.

— Деймос Савельевич! — удивилась Индра.

— И что мы тут делаем? — оглядывая аудиторию, спросил он.

Все недоуменно молчали.

— Кажись, учимся, — спохватился Темка.

— Учимся тут, а должны учиться где? Должны обучаться у меня! Я ожидаю вас в своей аудитории, по какой же причине вы решили учиться тут? — прокаркал Деймос Савельевич и взглядом стервятника уставился на Индру.

— Расписание изменилось, — сказала Индра.

Деймос Савельевич не обратил на нее никакого внимания. Неуклюже выгибая колени, он прошелся по аудитории, с неприязнью покосился на чернильницы и замер возле учительского стола.

— Изучаем древние книги «Нек…», — Деймос Савельевич оборвал себя на полуслове. — Что? Индра, как ты могла принести сюда ЭТО?

Его совершенно обезумевшие глаза, казалось, готовы были выскочить из орбит, скрюченный палец тыкал в книгу.

— Они должны знать, — ответила Индра, невольно отступая назад.

— Ничего не должны. — Деймос Савельевич стукнул по учительскому столу, с ненавистью уставился на прикованную цепью книгу и отошел в сторону. — В программе такого нет. И уж тем более от тебя я такого не ожидал. Хотя что можно ожидать от моей худшей ученицы! Уж тебе ни в коем случае нельзя было разрешать преподавать.

— Нам интересно, — кинулся Темка на защиту любимой преподавательницы.

— Олух! — Взгляд Деймоса Савельевича, казалось, готов был испепелить его. — Полагаю, что наставников немедленно следует известить об этом! Спрячь ее. — Деймос Савельевич вышел, оставив дверь открытой.

В полнейшей тишине ребята уставились на Индру, а потом стали робко поглядывать на учительский стол, где по-прежнему красовалась древняя книга из черной кожи.

— Чего он так взбесился-то? — пробормотал Темка.

— Я подумала, что вы достаточно взрослые, чтобы овладеть этими знаниями, — принялась оправдываться Индра. — Но, кажется, руководство заставит меня отказаться от этого.

Индра достала из стола белоснежное покрывало и накинула его на книгу. В аудитории вновь повисла тишина. Вскоре из коридора послышался звук торопливых шагов, и на пороге появился Деймос Савельевич и оба наставника.

— Книга там, — скрюченный палец указал на учительский стол.

Константина молча откинула край покрывала. По тому, как побледнело ее лицо и сурово сдвинулись брови, Ник понял, что случилось и вправду что-то плохое.

— Неужто все это правда! — Окс возвел руки к потолку.

— Я доложу обо всем произошедшем в Совет Охотников, — злорадно пообещал Деймос Савельевич. — Может быть, после этого они запретят некоторым преподавать.

Вздохи Окса или нервные крики Деймоса Савельевича не могли испугать больше, чем спокойный тон Константины:

— Книгу надо немедленно унести отсюда, ей не место на Учебной базе.

Индра лишь кивнула в ответ.

— Теперь все собираемся и отправляемся в мою аудиторию, — заявил Деймос Савельевич. — До обеда успеем лишь один урок провести. Разумеется, мой урок! Сегодняшний урок Индры Гейловны отменяется.

Молча ребята перешли в соседнюю аудиторию и начали рассаживаться по местам. Никогда еще раньше учителя не кричали друг на друга. Темка, потрясенный больше остальных, нахмурился, обиженно изогнув губы. Он даже не обратил внимания на выставленные вдоль стен зеркала-двойники, отражавшие несколько Искривлений.

— Начинаем обучаться! В прошлом году мы изучали древнюю магию, с сегодняшнего дня будем изучать следующий период — классическую магию. Или же есть второе название — эпоха развития, — проскрипел Деймос Савельевич.

— Простите, Деймос Савельевич, — поднял руку Касьян. — Боюсь, тут возникло недоразумение. Мы должны изучать древнейшую магию.

— Должны были, но более мудрые маги, чем мы с вами, решили, что правильней будет изменить подачу материала. Одна из отличительных особенностей периода классической магии — небывалый расцвет зомби. — Деймос Савельевич подошел к проектору, и тотчас же на большом экране, повешенном вместо доски, возникла картинка. — Надеюсь, все мы помним, что проектор отражает не снятые кем-то фильмы, а реально происходившие события. Смотрим на экран, запоминаем, изучаем.

Ночь, на лесной поляне вырыта глубокая яма. Повсюду вьются большие и плотные клубы дыма. Среди дыма с трудом удалось разглядеть фигуры людей. Одежда у всех была порванной и грязной, а глаза — совершенно безжизненными.

— Да чего ты туда смотришь. — Темка возмущенно пихнул Ника.

— Подожди ты, мне интересно, — отмахнулся Ник.

— Тоже мне, интересно! Нам надо было у Индры оставаться, а не сюда идти, — пропыхтел Темка.

Зомби на экране столпились на краю поляны. На первый взгляд, они казались обычными людьми, если бы не полностью отстраненные выражения лиц.

— Обращаем внимание на шаркающую походку, — сказал Деймос Савельевич. — Запоминаем, что зомби распугивают не только людей, но и призраков.

— Больно интересно на всяких зомби смотреть, — проворчал Темка. — Походят где-нибудь и вернутся, и смотреть-то не на что.

До конца урока и во время обеда Темка только и делал, что болтал о несправедливости Деймоса Савельевича. И о том, что Индра в сто раз лучший учитель. Напыщенное замечание Касьяна, рассевшегося за соседним столиком, только ухудшило дело.

— Разумеется, преподаватели сами во всем разберутся, — вытерев соус с подбородка, сказал он. — А нам нужно побыстрее забыть обо всем услышанном, потому что такие сцены не для нас. И если это понимаю я, простой капитан, то и ты, друг принца, тоже можешь это понять. Правильно ведь, Ник?

— Деймос, наоборот, хотел, чтобы мы все слышали, — покачал головой Ник.

— Во-во, — закивал Темка. — Он вообще Индру ненавидит.

— Ты бы лучше тренировался с таким упорством, с каким учителей обсуждаешь! — возмущенно ответил Касьян.

— Прям сегодня и начну, — радостно пообещал Темка.

И сдержал слово. Почти сдержал.

Тренировочный зал каждый раз выглядел по-новому, перед тренировками наставники всегда изменяли его внешний вид. Это мог быть макет города или участок леса. Зал мог быть заполнен существами из разных Искривлений или оставался совершенно пустым.

Сегодня тут появились отдельные ниши, отделенные друг от друга прочными огнеупорными стенами. Посередине прохаживался хамеликот Тюфяк — любимая зверюшка тети Степаниды. Для собственного развлечения он менял цвет шерстки и щелкал массивными челюстями. На огромном клыке поблескивало золотое кольцо.

— Чего это он тут надумал? — спросил Темка. — Опять гадости делать начнет. Надо бы прогнать.

— Сам уйдет, когда увидит, что вы отрабатываете сегодня. Испугается, — в зал вошла Константина. — Подойдите ближе.

Ребята собрались в центре зала. Тюфяк, наоборот, поспешил поближе к дверям и поменял цвет шерстки на зеленый.

— Все вы наделены магическими способностями, а значит, можете заставить окружающий мир подчиниться вам, прислушаться к вам. Для этого нужно знать заклинания, — сказала Константина. — У кого-то будет лучше получаться работа с живой материей, кто-то лучше сможет работать с металлом. И, конечно, не ждите, что сразу все получится. Пока все понятно?

— Не верю! — закричал Темка. — Вот видал я, как один уважаемый маг, я его в подворотне встретил, так вот, он сказал «Мумора-Чумора», и камни загорелись. Я потом целый день упражнялся, и ничего, даже спичку не зажег.

— Все верно, — кивнула Константина. — Вы должны понять самое главное — все зависит от вас самих. Сейчас вы убедились, что, произнося случайно услышанные заклинания и копируя поведение других магов, колдовать нельзя. Повтор мудрых слов, пассы руками и даже щелчки пальцев не дадут ничего.

— А чего делать-то? — Темка почесал макушку.

— Слушаться наставников, — шикнул Касьян. — Как это делаю я!

— Пользоваться собственной магией, — ответила Константина. — Как я уже сказала, магия — это часть каждого из вас. Все дело не в словах заклинания, а в вашем желании изменить что-то в окружающем мире. Вы хотите, чтобы зажегся огонь, так представьте его, представьте, как вспыхивает пламя.

Тотчас же прямо над головой Константины появился огненный шар. Он медленно поплыл по залу.

Тюфяк стремительно выскочил за дверь.

— Хотите, чтобы огонь утих? И вновь нужно представить, создать в своем сознание картинку и перекинуть ее на действительность, — сказала Константина, и огненный шар исчез. — Вам пока еще не под силу сложные приемы. Но все вы можете научиться простому управлению огнем. Сегодня вы должны будете создать столб пламени и огненный шар.

— Зачем же тогда маги произносят заклинания? — удивился Ник.

— Кто-то поддерживает древнюю традицию, кто-то — из желания покрасоваться, а кто-то маскируется, чтобы не выдать истину, — ответила Константина. — Все дело не в бормотании, а в ваших способностях и в усердии на тренировках. Следует лишь представить пламя, ощутить его пылающие языки, и сразу вспыхнет огонь.

— Мы же так защитный барьер в прошлом году создавали! — вспомнил Ник.

— Все верно, а сейчас начинаем работать с огнем. Разойдитесь по отдельным нишам, стены не дадут вам поджечь друг друга!

Все отправились тренироваться. Константина ходила по залу, отскакивая от вырывающихся отовсюду искр. Она помогла Кристине погасить огненный шар и исправила несколько неточностей у Касьяна.

В соседней нише Жорик создал гигантский костер и сам его испугался.

— Неплохо! — сказала Константина. — Только нужен столб пламени.

Ник и не думал, что управление огнем окажется таким простым делом. Так же как и создание защитного барьера, а может, даже еще проще. Он лишь представлял бушующее пламя, такое жаркое, что жгло лицо, а потом мысленно скатывал это пламя в шар или растягивал в столб. И огненный шар, и столб мгновенно появлялись в воздухе.

— Тренировка закончена, — объявила Константина, — безупречно справился с заданием сегодня только Ник, всем остальным придется еще долго работать.

Ник достал из кармана платок и вытер вспотевший лоб. В этот момент он наивно думал, что все трудности остались позади, что весь год будут лишь удачные тренировки и состязания, что он будет учиться и тренироваться в команде, которая его уважает.