Подобная холодность со стороны человека, Которого Пенрод считал своим другом, несколько озадачила его. Тем более, что до этого случая они были в самых хороших отношениях. Однако несколько поразмыслив, он понял, что во всем виновата Маргарет. Конечно, Боб Уильямс был оскорблен в лучших чувствах. Ведь она убежала с веранды, даже не попрощавшись с ним.

Пенрод искренне уважал и ценил Боба Уильямса. Он ему нравился больше всех остальных поклонников Маргарет. Он привязался к нему с тех пор, как прошлым летом тот пожертвовал ему доллар. И даже сегодняшняя сцена, когда Роберт ушел, не попрощавшись, не поколебала привязанности Пенрода. Пенрод не осуждал Роберта. К тому же в отношении Маргарет Пенрод стоял на очень твердых позициях. Он был бесспорно на стороне Боба Уильямса и столь же бесспорно не одобрял притязаний мистера Дэйда. Каждая девушка, у которой голова хоть немного варит, по мнению Пенрода, ни секунды бы не сомневалась, что Боб куда лучше этого Дэйда. Вот почему Пенрод пришел к выводу, что у Маргарет «голова вообще не варит».

Однако в их доме Маргарет пользовалась расположением властей, и, во избежание неприятностей, Пенрод не торопился входить внутрь. Он знал, как она умеет настраивать против него правительство, когда он вмешивается в ее беседы с ухажерами. А по тому, как она себя повела, он сразу понял, что на этот раз его вмешательство расстроило ее даже больше, чем раньше.

Вот почему для него явилось приятной неожиданностью, когда, по возвращении, он был вполне радушно встречен в библиотеке родителями. Родителей он застал за игрой в крибидж. О Маргарет они вообще не упомянули. Оказалось, что она проследовала прямо в свою комнату и, как убедилась та часть Пенрода, которая именовалась Джорджем Б. Джашбером – сыщиком, затворила за собой дверь и даже заперлась изнутри. Постепенно в душе великого сыщика воцарились мир и покой. Он начал смутно догадываться, что Маргарет не очень-то хочется, чтобы родители узнали о сцене, разыгравшейся на веранде. И хотя он не совсем понимал, почему она так себя повела, однако, со своей стороны, горячо одобрял ее скромность.

На следующий день неповторимый Джордж Б. Джашбер проявил себя очень активно во время обеда, который вкушал вместе с семьей Скофилдов. Разумеется, ни семейство Скофилдов, ни Герберт Гамильтон Дэйд, присутствовавший на обеде в качестве гостя, не подозревали, какую честь оказал им знаменитый сыщик. Миссис Скофилд, правда, отметила, что сын ведет себя несколько необычно, но истолковала это по-своему.

– Пенрод, у тебя что, глаза болят? – шепнула она ему.

– Нет, – ответил он, – а почему ты спрашиваешь?

– Ты как-то болезненно морщишь лоб. И еще я заметила, что ты смотришь искоса, как будто тебе больно смотреть прямо. Тебе правда не больно?

– Нет, не больно.

– Тогда не смотри больше так, Пенрод. Если ты так привыкнешь, ты испортишь себе глаза.

– Не испорчу, мама.

– Ну, не знаю. По-моему, это вредно. Надо узнать у врача. Я не понимаю, если у тебя не болят глаза, зачем же ты это делаешь?

Пенроду эти расспросы надоели.

– Ни за чем, – буркнул он.

После обеда он удалился до девяти часов вечера. Таково было его священное право во время летних каникул. Мгновение спустя Пенрод уже медленно полз по земле вдоль веранды. Однако его тайным планам не суждено было сбыться. К его несчастью, на веранду вышла Маргарет. Обозревая дорогие ее сердцу уголки, она глянула через перила вниз и заметила маневры непревзойденного сыщика.

– Не надо тут играть, Пенрод, – сказала она суровым голосом, – на траве уже выступила роса, и ты можешь простудиться. Кроме того, если ты не подыщешь себе какое-нибудь более здоровое занятие, я пожалуюсь маме.

Пенрод не стал с ней спорить. Он молча поднялся с земли и ушел. Она же устроилась на перилах и, беседуя с мистером Дэйдом, то и дело оглядывалась назад. Джордж Б. Джашбер тоже некоторое время наблюдал за этими проявлениями бдительности, и убедившись, что они не уступают его собственным, бесшумно покинул заросли сирени, в которых сидел, вошел через кухню в дом, поднялся по черной лестнице, спустился по парадной лестнице, прошел на цыпочках через прихожую и опустился на пол возле самой двери библиотеки. Дверь была приоткрыта. Родители играли в крибидж, и то, что они обсуждали за игрой, очень заинтересовало Пенрода.

– Ну, мне просто хотелось бы знать, что он из себя представляет, – говорил мистер Скофилд. – Я не люблю, когда у меня за столом сидит человек, про которого я ничего не знаю, кроме того, что его зовут Дик или Гарри.

Но на вид мистер Дэйд такой приятный молодой человек, – мягко возразила миссис Скофилд, – и манеры у него хорошие…

– Манеры! – перебил ее мистер Скофилд. – Хорошие манеры бывают у кого угодно. Я знал одного конокрада, так у него тоже знаешь какие были манеры?

Тихий, нежный смех свидетельствовал, что слова мужа развеселили миссис Скофилд.

– Но я не думаю, чтобы мистер Дэйд был конокрадом, – пробормотала она.

– Какой-то он скользкий, – проворчал ее муж, – я бы хотел получше разузнать о нем, раз он так к нам зачастил.

– Маргарет познакомилась с ним месяц назад на церковной ярмарке, – объяснила миссис Скофилд.

– На церковную ярмарку может прийти кто угодно. Для того их и устраивают.

– Но он знаком со всеми подругами Маргарет.

– И со всеми познакомился на ярмарке?

Миссис Скофилд опять засмеялась.

– Они все от него без ума, из-за того, что он такой красивый, и на других наших молодых людей не похож. Ты прямо как Пенрод. Стоит молодому человеку заинтересоваться Маргарет, как ты сразу начинаешь подозревать его в чем-то нехорошем. У мистера Дэйда прекрасные манеры, он хорошо одевается, внешне он представителен и даже красив. Он много ездил, смотри, как он свободно говорит о многих городах, ко…

– Но мы не знаем, – сделав ударение на слове «но», подхватил мистер Скофилд, – чем он занимается, откуда появился у нас и даже где живет в нашем городе. Он не упомянул…

– Да нет же! В прошлый раз он мне сказал, что приехал из Госпорта, штат Иллинойс.

– Ну, а где он живет в нашем городе?

– Не знаю.

– Не знаешь, – мрачно повторил мистер Скофилд. – Ну, а чем он занимается?

Тон мужа слегка задел миссис Скофилд, и она с ехидным видом ответила:

– Об этом он не упоминал. Так что, наверное, ты прав. Тут можно сделать один вывод: он профессиональный конокрад.

Разумеется, она даже представить себе не могла, что ее заявление может быть воспринято всерьез. Но дело в том, что Джордж Б. Джашбер не умел распознавать иронию, если она не высказывалась откровенно насмешливым или издевательским тоном. А так как миссис Скофилд все это произнесла вполне обыденно, он тут же пришел к выводу, что родители подозревают мистера Дэйда в конокрадстве, которым тот занимается подобно тому, как другие ходят на работу или на службу. Такой вывод совпадал с его собственными впечатлениями и потому явился для него тем самым «моментом истины», после которого каждый из нас переходит от размышлений к активному действию. Он тихо поднялся с пола. Рука его скользнула в карман курточки и нащупала некую хорошо отполированную поделку, которая чуть-чуть смахивала на автоматический пистолет. Вынув и оглядев «оружие», он снова опустил его в карман, потом должным образом втянул голову в плечи и направился к парадной двери.

Он задержался, потому что услышал, как на веранде произнесли его имя.

– Вы имеете в виду Пенрода? – спросила Маргарет.

– Да, если именно так зовут вашего младшего брата.

– Да нет, мне кажется, он не так часто ходит в центр города. По-моему, он играет где-то поблизости. А почему вы об этом спрашиваете?

– Да сам не знаю, – ответил мистер Дэйд каким-то слишком небрежным тоном. – Просто мне кажется, что я все время встречаю его в центре. Вот я и подумал: интересно, а знает ли об этом ваша мать? Только и всего. Я подумал, может ей совсем не понравится, что…

– Конечно, не понравится, – уверенно ответила Маргарет. – Я скажу ей об этом. Разумеется, мальчику его возраста нечего околачиваться среди уличных мальчишек и разносчиков газет.

При этих словах на лице Пенрода воцарилась презрительная гримаса, и держалась она так долго, что ему даже пришлось перестать хмуриться, ибо у него от напряжения начал болеть нос.

Тем временем на веранде раздалось какое-то невнятное бормотание, а затем молодые люди начали прощаться.

– И вам не совестно уходить так рано! – воскликнула Маргарет.

А мистер Дэйд, уже стоя на нижней ступени лестницы, шутливо ответил:

– Совестно! Но меня ждет междугородний разговор. Я заказал его ровно на восемь тридцать, моя принцесса!

– У вас кто-то живет в другом городе?

Мистер Дэйд обладал благозвучным голосом и столь же благозвучным смехом и слегка гордился и тем и другим. И вот, с удовольствием рассмеявшись, он чуть-чуть насладился собой как бы со стороны, а затем сказал:

– Это всего лишь деловой звонок, моя принцесса! Но дело достаточно важное.

Она ответила ему приглушенным, но восторженным восклицанием. Он снова засмеялся и уже от калитки крикнул:

– Спокойной ночи! Спокойной ночи, моя принцесса!

Раскрасневшаяся и недовольная Маргарет вошла в дом. Но они с Пенродом друг друга не видели. Он выскользнул из окна темной комнаты, которая примыкала к передней, и быстро миновав лужайку перед домом, устремился по горячему следу. Мистер Герберт Гамильтон Дэйд оказался преступником, и Джордж Б. Джашбер решил, что будет выслеживать его до полного разоблачения. Сейчас нашему сыщику впервые представился случай последить за ним под покровом вечерних сумерек. До сих пор он наблюдал за мистером Дэйдом только днем, и работа эта не принесла никаких результатов. Дело в том, что Пенроду все время мешали какие-то досадные мелочи. То ему приходилось идти на ленч, то близилось время обеда. Вот почему до сих пор Пенроду даже не удалось обнаружить, где живет мистер Дэйд. Но теперь Джордж Б. Джашбер твердо решил: не позже сегодняшней ночи он доберется до логова этого негодяя. Он узнает не только, где тот живет, но и раскроет тайник, в котором спрятаны украденные лошади.

Мистер Герберт Гамильтон Дэйд шагал по улице. Он тихо напевал себе под нос. На руке, обтянутой замшевой перчаткой, висела тросточка, которая покачивалась в такт его шагам. Когда он проходил под фонарем, трость отбрасывала желтые блики. Любой сыщик почел бы за подлинную удачу столь заметный предмет в руках преступника, и, разумеется, Джордж Б. Джашбер с его богатейшим опытом сразу же оценил это обстоятельство. Правда, он, быть может, зря, в данном случае, принимал меры предосторожности. Мистеру Дэйду и в голову не приходило, что кто-то его преследует, и на протяжении всего пути он ни разу не оглянулся.

А Джордж Б. Джашбер продолжал, тем не менее, пользоваться любой возможностью, чтобы укрыться. Он перебегал от одного дерева к другому, или нырял в боковые улочки, а потом выскакивал обратно, или вдруг кидался плашмя в придорожный газон, полз несколько футов по-пластунски и лишь только после этого снова поднимался на ноги. Он сейчас очень напоминал пуделя, который, хоть и следует по тому же пути, что и хозяин, однако тратит намного больше сил.

Не меньшую изобретательность проявил наш сыщик и тогда, когда они оказались в центре города. Центр был ярко освещен, и Джордж Б. Джашбер то укрывался за спинами прохожих, то пристраивался к влюбленным парочкам, то прятался в нишах подъездов. Не забывал он и о классическом приеме всех детективов, суть которого заключается в том, что ты делаешь вид, будто с интересом разглядываешь витрину. Но все эти маневры не отвлекали его от главного, и он цепко держал в поле зрения поблескивающую трость и руку в желтой замшевой перчатке. Вот так он и следовал добрый час за зловещим мистером Гербертом Гамильтоном Дэйдом. Дэйд зашел в вестибюль гостиницы, приобрел, как тут же установил сквозь дверное стекло Пенрод, пачку сигарет и о чем-то поговорил с телефонистом. Потом он примостился неподалеку в кресле, зажег сигарету и выкурил ее. Потом телефонист громко позвал его, и он зашел в одну из кабин. Он пробыл в ней добрых четверть часа и вышел оттуда потный и с подозрительно мрачным лицом. Он протянул телефонисту деньги. Оказавшись снова на улице, он пересек ее, вошел в аптеку, где купил стакан содовой и мороженое с каким-то фруктовым сиропом. Опознать более точно характер лакомств Пенрод сквозь стекло не сумел. Потом Дэйд покинул аптеку, дошел до угла и с задумчивым видом остановился. Немного спустя он решительно продолжил путь. Он зачем-то два раза обошел квартал. Пенроду это совсем не понравилось. Он уже порядком устал, и ноги у него ныли от ходьбы. Но он не собирался сдаваться. Он решил довести дело до конца, чего бы это ему не стоило.

Наконец, Пенрод издал внутреннее (конечно же, он по-прежнему ничем не обнаруживал своего присутствия!) восклицание и ускорил шаг. Дело в том, что мистер Дэйд вдруг шумно зевнул и, прибавив ход, свернул на темную тихую боковую улочку, которая вела в сторону от центра. Не прошел он и дюжины шагов, как встретился с человеком, нижняя часть лица которого была тщательно замаскирована черной бородой. (Пенрод тут же решил, что борода явно фальшивая). Мистер Дэйд и другой мужчина остановились. Джордж Б. Джашбер сидел на ступеньках, которые вели в парикмахерскую, расположенную в подвале. Находясь, таким образом, ниже уровня тротуара, он слышал каждое слово их беседы.

– Ну, добрый вечер, – сказал бородач.

– Привет, – ответил мистер Дэйд.

– Какие новости?

– Да никаких.

– А погода теплая, – сказал бородач.

– Да, – согласился мистер Дэйд, – Ну, я пошел домой. Спать хочется. Спокойной ночи.

– Ну, тогда спокойной ночи! – ответил другой.

Едва переводя дух, Пенрод выждал, пока чернобородый пройдет мимо парикмахерской. Когда это, наконец, произошло, он выбрался на тротуар и снова устремился по следу. Ведь он слышал, как Дэйд отчетливо произнес: «Ну, я пошел домой. Спать хочется». «Прекрасно!» – подумал Пенрод. Конечно, наш несравненный Джордж Б. Джашбер уже понимал, что выявить место, где скрывают украденных лошадей, сегодня не удастся. Но в одном он теперь был абсолютно уверен: скоро, быть может, уже секунду спустя, он обнаружит притон этого негодяя. Ведь бандит идет туда!

Мистер Дэйд прошел половину квартала, затем пересек улицу и остановился перед большим подъездом в форме арки, который тускло освещался шарообразным фонарем. Мистер Дэйд отворил дверь, бесшумно шагнул через порог и скрылся в подъезде. Дверь столь же бесшумно затворилась за ним.

Пенрод бросился через дорогу и запечатлел в своей цепкой памяти место, форму подъезда и расстояние до угла улицы. Теперь он был уверен, что при необходимости сможет его найти и днем и ночью. Джордж Б. Джашбер удовлетворенно хмыкнул. Затем он чуть отступил назад и, задрав голову вверх, обнаружил под светящимся шаром деревянную вывеску. Это была великолепная «особая примета»! На вывеске красовались три большие буквы и, хотя шар светился очень тускло, Джорджу Б. Джашберу удалось с абсолютной точностью разобрать их и даже расшифровать, что они обозначают. Там было написано: «О. М. X.», и Джордж Б. Джашбер тут же сообразил, что логово мистера Дэйда расположено в «Обществе молодых христиан».