Воздушные силы в итало-абиссинской войне

Татарченко Евгений Иванович

Автор на примере второй итало-абиссинской войны раскрывает возрастающую роль ВВС в будущих локальных и глобальных войнах. Книга является описанием действий и роли ВВС в военном поражении и оккупации Абиссинии. Написана перед самым началом Второй мировой войны и рассчитана на начальствующий состав РККА.

 

Введение

Итало-абиссинская война — типичная захватническая, колониальная, явно несправедливая война — длилась всего семь месяцев. Без применения воздушных сил война затянулась бы надолго, — более того, вряд ли бы она вообще была выиграна. Громадное значение воздушных сил в этой войне все признают единодушно. Однако дает ли весь этот опыт ВВС что-нибудь положительное для предвидения роли, задач и форм применения современных воздушных сил не в колониальной, а в «большой» — европейской, или во второй империалистической мировой войне?

На этот вопрос каждый читатель может дать свой ответ, так как автором по возможности собраны все факты для суждения. Ответ самого автора — положительный. Независимо от того или иного ответа на этот вопрос, итало-абиссинская война должна изучаться гораздо более глубоко, чем это делались до сих пор.

Применение итальянских воздушных сил в условиях Абиссинии, т. е. в таких условиях колониальной и горной войны, когда у противника нет вовсе боевой авиации, представляет собой, несомненно, исключительный случай. Такое полное господство в воздухе теоретически возможно и в большой войне, но только как результат длительной и самой ожесточенной борьбы в воздухе и с воздуха воздушных флотов противников. Однако на практике более частым случаем будет известное превосходство в воздухе одной коалиции или страны над другой.

Действия же итальянских воздушных сил в Абиссинии, при отсутствии их у противника, больше походили на лабораторный или полигонный эксперимент. Делать из него обобщающие выводы для большой войны, конечно, следует весьма осмотрительно. Но обобщающие выводы вообще всегда нужно делать осмотрительно, так как обстановка каждой войны неповторимо своеобразна.

Допустим, что опыт действительно происходил в лабораторной, полигонной обстановке, — значит ли это, что такой опыт не имеет цены? Ведь при всяком лабораторном опыте то и ценно, что в нем особенно ярко выявляются основные черты изучаемого явления, его основные свойства. Поэтому все естествознание построено на эксперименте. Опыт итало-абиссинской войны, пусть лабораторный опыт применения ВВС, особенно ярко обнаружил новые существенные черты все еще мало изученного воздушного оружии. Он выявил также, правда, в особых условиях, новые черты и возможности современного военного искусства при наличии устойчивого превосходства, а тем более господства в воздухе.

Опыт этой войны очень важен в отношении форм и значения тесного взаимодействия воздушных сил с наземными войсками в бою, в сражении и в операции. Собственно впервые после мировой войны воздушные силы, вооруженные новой материальной частью, новыми пулеметами, бомбами, приборами для распространения ОВ, приняли решающее участие в значительной войне в теснейшем взаимодействии с войсками. Впервые они показали, на что они способны при таком взаимодействии, при условии полного господства в воздухе. Опыт этот напомнит забытый опыт мировой войны, особенно 1918 г.

В Абиссинии у итальянских воздушных сил не было главного их противника — воздушного. Но разве это хоть сколько-нибудь порочит ценность опыта? Ведь чрезвычайно важно знать по действительному практическому опыту войны, а не только по теоретическому предвидению, какое колоссальное, решающее значение имеет господство в воздухе. В большой войне, где господство в воздухе вряд ли достижимо, соответственно велико значение превосходства в воздухе. Теоретически общепризнано, что господство или превосходство в воздухе является предпосылкой успехов тактических, оперативных и стратегических на земле, на море и в воздухе.

Опыт показал, что всякие другие, кроме воздушного, препятствия работе авиации, притом как будто такие неодолимые препятствия, какие встретились в Абиссинии (бездорожье, безаэродромье, труднейшие метеоусловия, тропическая жара, высокие горы, ураганы, тропические ливни, удаление от базиса на 4 000 — 6 000 км, и т. д. и т. п.), оказываются легко преодолимыми при более или менее правильной организации самих воздушных сил, системы их питания, при правильной работе их тыла.

Итало-абиссинская война показала на практике новые возможности применения ВВС. Практика подтвердила правильность теоретического предвидения большого значения снабженческой, деятельности авиации, значения перевозок войск по воздуху и высадки воздушных десантов. Опыт позволяет более ясно предвидеть реальность теоретических выводов о применимости ВВС для выполнения новых задач в большой войне.

Следует иметь в виду, что война окончилась совсем недавно, а «освоение» страны еще не закончилось до настоящего дня. Многие важные сведения и документы сейчас еще не опубликованы.

Анализ источников показал, что основой многих английских, французских, немецких, а тем более итальянских книг и статей об итало-абиссинской войне являлись, в конечном счете, официальные итальянские же сообщения и итальянские официозные статьи, опубликованные в итальянских журналах. Это и не мудрено, так как итальянское командование приняло меры к недопущению иностранных корреспондентов в зону военных действий.

Как известно, с назначением главнокомандующим маршала Бадольо в ноябре 1935 г. все иностранные наблюдатели и корреспонденты долгое время были по существу интернированы в Асмаре (Эритрея) и лично почти ничего на войне не видели.

К сожалению, вовсе нет абиссинских источников. Поэтому не могла быть достаточно полно освещена ни героическая борьба самого абиссинского народа, ни армии негуса, ни партизанских отрядов, образовавшихся из остатков этой армии.

Вот почему еще рано делать окончательные выводы как по всей итало-абиссинской войне, так и, в частности, по опыту применения воздушных сил. Многое еще скрыто от нас. Например, о воздушно-химических нападениях все итальянские и большинство неитальянских источников не говорят ни слова. Между тем они представляют собой первый в истории случай применения ОВ с самолета. Воздушно-химические атаки на войска и население Абиссинии имели громадное, но недостаточно еще изученное влияние на исход войны.

Автор, ограниченный размерами труда и рамками темы, был вынужден вовсе не касаться многих важных общих вопросов (организация и работа тылов, механизация скоростной постройки дорог, разбор значения действий отдельных родов войск и т. д.).

 

Часть первая. Краткая история проникновения Италии в Абиссинии

 

Глава I. Раздел Африки

Африка была известна еще древнему миру, но тогда, собственно, была известна только Северная Африка, которая еще в V–VII вв. была завоевана арабами, затем в XV–XVI вв. вошла в состав Турецкой империи. Остальная часть Африканского материка была занята самостоятельными племенами и народами.

Европейский торговый капитал сначала бросился эксплуатировать Индию, Америку, Индонезию, обходя Африку. На Африку делались налеты — для захвата рабов. С середины XVII в. на юге Африки стали селиться голландцы. Их потомки (буры) образовали несколько республик (Трансвааль, Оранжевая и др.); в 1795 г. англичане захватили южную оконечность Африки — Каплэнд; в 1830 г. французы захватили Алжир.

Еще в 60-х годах прошлого столетия значительная часть Африки практически была «terra incognita» («неизвестная земля»).

Научные экспедиции, руководимые иногда известными путешественниками и учеными, под маской «гуманной и цивилизаторской» деятельности изучали объекты будущего грабежа. Немедленно же по следам «бескорыстных» исследователей-энтузиастов и ученых-подвижников в XIX в., особенно же в последней четверти XIX в., ринулись своры жадных предпринимателей-капиталистов различных европейских стран, стремясь с помощью и под прикрытием военных отрядов опередить друг друга и захватить побольше лакомых кусков африканских территорий, побольше колоний.

Империалистические государства в целях овладения территорией и покорения жителей применяли все средства насилия, разложения, обмана, подкупа одной части населения и натравливания ее на другую, все виды разбоя. Английские и французские колонизаторы в этом отношении занимали первое место среди всех других европейских государств. Беспримерные зверства разыгрывались в конце XIX и начале ХХ вв. в разных углах Африки, этого «черного континента». Огнем, мечом, подкупом, алкоголем и другими преступными способами, перебив целые племена, разложив и развратив множество африканских туземцев, европейские державы так или иначе к концу XIX в. и началу ХХ в. поделили почти всю Африку. После мировой войны главными владельцами Африки стали Англия и Франция. Призрачную самостоятельность сохранила Абиссиния.

Абиссиния еще в 1907 г. была в числе наименее исследованных территорий в Африке. Некоторые ее области были тогда еще белыми пятнами на географической карте. Географическая карта Абиссинии всегда отличалась, да и теперь еще отличается, весьма небольшой точностью. Когда началась война, то итальянские авиация и артиллерия вскоре убедились, что ни их совместная работа, ни их раздельная работа не могут быть успешны, так как карты не обладают необходимой точностью. По ним нельзя было точно указать артиллерии цель, нельзя было корректировать огонь артиллерии, нельзя было точно ориентировать местонахождение разведанных войск противника. Авиации поэтому пришлось в весьма спешном порядке самой готовить особые аэрофототопокарты, о чем мы подробнее говорим в другом месте этой работы.

В исследовании Абиссинии в прошлом приняли участие несколько русских ученых (Е.П. Ковалевский, Л.К. Артамонов), а также уроженцев России (В. Юнкер). Несколько путешествий совершено итальянскими учеными.

Лишь в последнюю четверть XIX в. начался быстрый захват и раздел всей Африки. Этот раздел подготовили путешественники и миссионеры, изучившие неведомую прежде страну.

В.И. Ленин в своей работе «Империализм, как высшая стадия капитализма» дает такие цифры об интенсивности колонизации Африки: еще в 1876 г. колонии составляли только 11 % всей Африки, а в 1900 г. — уже 91 %. Впоследствии процент повысился до 96.

Маленькая Бельгия ухитрилась захватить огромный бассейн р. Конго — Бельгийское Конго.

Англия с 1869–1870 гг. начала захват Египта, ставшего для нее особенно важным после прорытия Суэцкого канала. В 1890 г. Англия занимает Судан (Англо-Египетский Судан), в Восточной Африке — Уганду и Кению, в Южной — Родезию. Захват Египта был крайне неприятным фактом для Франции, которая еще со времен Наполеона I имела на него виды. В 1899–1902 гг. после упорного сопротивления буров Англия завоевывает Трансвааль и Оранжевую республику, превращая их с 1910 г. в доминион — Южноафриканский союз.

Колониальный раздел Африки в XIX — начале ХХ в.

Франция после Алжира (1830 г.) захватывает Тунис (1891 г.) и Марокко, объявляет своей территорией всю пустыню Сахару, Сенегамбию, Слоновый берег, часть бассейна р. Нигера, Французский Судан, часть бассейна р. Конго — Французское Конго, о-в Мадагаскар. Захват Туниса Францией был ударом по колониальным вожделениям Италии, которая считала Тунис своей колонией. Италия из-за Туниса и других колониальных притязаний к Франции присоединилась с 1882 г. к австро-германскому союзу.

Германия, объединенная лишь после франко-прусской войны 1870–1871 гг., пришла в Африку с большим «запозданием». В 1884–1885 гг. она жадно набрасывается на еще свободные области в Африке, образуя колонии Того, Камерун, Танганайку (или Германскую Восточную Африку).

Испания владеет Испанским Марокко, Испанской Гвинеей и Рио-де-Оро.

К концу XIX в. Абиссиния была настолько уже изучена в топографическом, геологическом, климатическом, этническом и других отношениях, чтобы возбудить у Италии страстное желание захватить ее богатства.

Царская Россия в 80-х годах тоже делала неудачные попытки колонизировать Абиссинию.

Англия в результате войны 1867–1868 гг. с Абиссинией приобрела значительное влияние в стране. Генерал Нэпир прошел тогда из Зулы в Адиграт, Антало, Магдалу.

Италия пришла в Африку, когда в ней почти уже не осталось свободных, не захваченных другими империалистами выгодных территорий. Ей достались сравнительно жалкие остатки: Эритрея и Сомали, и то только потому, что Англия, занятая захватами в Судане, не мешала ей, стараясь Италией связать Францию, боровшуюся тогда с Англией за колонии в Африке (Фашода, 1898 г., инцидент между Англией и Францией произошел как раз из-за Судана).

В конце 1869 г. одна итальянская частная компания купила у Абиссинии порт Ассаб. В 1882 г. итальянское правительство выкупило этот порт у компании и путем интриг и подкупов расширило территорию Ассаб. В результате получилась колония Эритрея.

В 1889 г. негус Менелик П, пришедший к власти с помощью Италии, признал этот захват (по Уччиальскому договору). Но через несколько лет негус Менелик аннулировал этот договор, который Италия жульнически толковала, подделав печать негуса, неверно переведя одну важную статью договора. Это привело к первой итало-абиссинской войне 1896 г., когда абиссинцы наголову разбили итальянцев при Адуе. Италия по договору 1897 г. «навечно» признавала независимость Абиссинии и даже вынуждена была (небывалый факт в истории колониальных захватов!) выплатить контрибуцию в 2 млн. долларов. Но вскоре, воспользовавшись распрями феодалов Абиссинии, она оккупировала часть побережья Индийского океана. В результате получилась вторая итальянская колония в Африке — Итальянское Сомали. Почти одновременно Англия захватила нынешнее Британское Сомали, а Франция — Французское Сомали с портом Джибути. Абиссиния лишилась выхода к морю.

Франция добилась у негуса концессии на постройку железной дороги Аддис-Абеба — Джибути.

Борьба двух империалистических группировок (возглавлявшихся Англией и Германией) до войны 1914–1918 гг. спасала Абиссинию от полного захвата. Франция и Россия энергично поддерживали Менелика в его борьбе с Италией. В 1906 г. Англия, Франция и Италия заключили соглашение о сферах влияния в Абиссинии, что уже отчасти и предопределяло выступление Италии на стороне Антанты в 1914–1918 гг. Соглашение предусматривало сохранение независимости Абиссинии и обязанность договаривающихся сторон прибегать к консультации друг с другом в случае надобности.

 

Глава II. Прежние попытки проникновения Италии в Абиссинию и роль ВВС (с 1896 г. и до окончания мировой войны 1914–1918 гг. включительно)

Итак, первая попытка захватить Абиссинию в 1896 г. закончилась для Италии страшным разгромом ее экспедиционной армии под Адуей. Поражение это обозначало не только крах итальянских колониальных поползновений, но оно, кроме того, сильно подорвало престиж итальянских вооруженных сил в Европе, так, как они были разбиты наголову плохо вооруженными абиссинцами. Только через 15 лет итальянцы возобновили свое продвижение в Африку, начав «Ливийскую кампанию» 1911–1912 гг. Италии удалось тогда отвоевать у Турции Триполитанию (или Ливию). Впервые в истории авиация приняла участие в войне вообще, в колониальной — в частности.

Итальянский империализм, строя свои грандиозные воздушные замки, мечтая о покорении чуть ли не полмира, всегда проповедовал войну, в которой воздушному флоту отводилось очень важное место. Пресловутый итальянский теоретик генерал Дуэ доводил эту высокую оценку воздушных сил до абсурда, утверждая, что воздушный флот, якобы, может добиться решительной победы в большой войне в течение нескольких дней, даже часов. Правящие круги Италии расшаркиваются перед Дуэ, хотя проводят воздушную политику более реалистическую, вовсе не думая отказываться от армии и флота в пользу воздушного флота, что в коночном счете вытекало из доктрины Дуэ.

Чтобы лучше понять, почему в современной Италии воздушный флот сразу получил чрезвычайно высокую оценку, необходимо вкратце напомнить историю прежних попыток буржуазной Италии «завоевать себе под солнцем» хорошее местечко.

Италия как буржуазное государство опоздала родиться, а поэтому опоздала и к дележу колоний. Италия с 1882 до 1915 г. состояла в Тройственном союзе, т. е. в германской коалиции, ибо она надеялась с помощью Германии приобрести и расширить колониальные владения и добиться влияния на Балканском полуострове. Однако ей с трудом удалось в 1911–1912 гг. завоевать только полупустыню в Северной Африке — Триполи.

По соглашению от 1906 г., заключенному после весьма напряженных отношений между Италией, Англией и Францией (соглашению, не признанному тогдашним негусом Менеликом II), Италии были обещаны различные территориальные и экономические выгоды в Абиссинии. С началом мировой войны Италия объявила, поэтому нейтралитет, стараясь подороже продать свое участие в той или другой коалиции. В этом торге буржуазия торговала миллионами жизней эксплуатируемых ею масс. В конечном счете, за соучастие в грабеже колоний пообещала больше заплатить Антанта. Италия выступила, поэтому против своих вчерашних союзников: против Германии и Австро-Венгрии.

Англия и Франция по окончании войны самым бесцеремонным образом не выполнили своих обещаний.

Правда, союзники, в том числе и Россия, имели немало забот за время войны 1914–1918 гг. о мало боеспособной итальянской армии.

Антанте с трудом удалось спасти Италию от полного развала осенью 1917 г. после небывалого разгрома итальянских армий под Капоретто.

Обессиленная войной Италия, потерявшая в ней 672 000 убитыми и до 2 000 000 ранеными и увечными, с расстроенным вконец народным хозяйством, считала, что она получила лишь объедки, обглоданные кости, которые ей бросили обожравшиеся более сильные империалисты — ее союзники Англия и Франция.

Сильные грабители, Англия и Франция, захватили в Африке все германские колонии. После войны у Франции оказалось 40 % всей африканской территории (не включая сюда и пустыню Сахару), у Англии — 35 % (лучшие, богатейшие области), Италия же осталась с имевшимися ранее 5 %, тогда как даже Португалия имела 7 %, а маленькая Бельгия — даже 8 %.

В частности, Италия не только не получила некоторой свободы в Восточной Африке, т. е. в Абиссинии, но она до 1932 г. была связана по рукам и ногам колониальной войной — вторичным покорением восставших народов Триполитании, Киренаики, Эритреи, Сомали.

 

Глава III. Мечты Италии о переделе мира и роль, отводимая в них воздушному флоту

Итальянский империализм демагогически изображает себя защитником и освободителем своего отечества от притеснений внешних и козней внутренних врагов.

К началу итало-абиссинской войны постепенно выявились главные внешнеполитические замыслы Италии, причем все они основаны на войне за передел мира, на войне, в которой воздушным силам отводится особенно видная роль.

1. Создание великой колониальной итальянской империи, наподобие Древней Римской, с включением в нее Средиземного, Адриатического и Красного морей, их берегов и территорий Северной и Восточной Африки. Следовательно, имелся в виду захват большей части Испании, южных департаментов Франции, Греции, большей части Турции, Сирии, Палестины, всей Северной Африки с французскими Тунисом, Алжиром, Марокко.

2. Обеспечение политического и экономического превосходства на всем юго-востоке Европы.

1. Тотальная война и поголовная милитаризация Италии

Итальянский империализм, мечтая о полном переделе мира, о создании мировой итальянской империи, пока выдвигает программу-минимум о борьбе за «место под солнцем» («suo posto аl sole»).

В теории военного дела была разработана доктрина тотальной (иначе интегральной) войны.

Итальянская доктрина тотальной войны теснейшим образом связана с доктриной беспощадной воздушной войны.

Муссолини объявил, что основная задача Италии — это подготовка всех вооруженных сил на суше, на море и в воздухе; что Италия должна подготовить для мобилизации до 5 млн. солдат; что итальянская авиация должна быть так сильна, чтобы «гул ее моторов заглушил все другие звуки», что в 1935 г. нужно достичь «переломного момента в истории Европы» — иначе говоря, начать войну за передел мира.

Империализм путем жесточайшей эксплуатации многострадального итальянского народа получил средства для проведения своей программы всеобщей и глубокой милитаризации.

В Италии военная подготовка мужской части населения начинается, чуть ли не с колыбели, во всяком случае, с самого юного детского возраста, и продолжается до 55 лет включительно. Эта поголовная милитаризация населения мотивируется подготовкой нации к тотальной войне.

Итальянская военная система исходит из принципа, что «каждый гражданин — солдат». Начиная с 8 лет, итальянец уже «военнообязан». Он обязан в возрасте от 8 до 18 лет вступить в одну из полувоенных организаций — «Балилла» (2 400 000 чел. с 8 до 14 лет), «авангардистов» (около 2 000 000 чел. с 14 до 18 лет) и др. С самого юного возраста итальянца муштруют, вколачивают ему понятия строжайшей палочной дисциплины и преклонения перед дуче. Таким образом, хотят подготовить будущего, не рассуждающего солдата, стремясь еще с детства сделать его слепым к истинной классовой природе и сущности капитализма. После 18 лет юноша, пожелавший стать моряком или летчиком, попадает в военную организацию «Боевые секиры». В этой организации числится до 200 000 чел. Если он готовит себя к гражданской деятельности, то все равно он должен пройти допризывную военную подготовку. В течение двух лет он готовится в общей сложности 10 месяцев на курсах фашистской милиции, где занятия происходят каждую, субботу.

Во всей Италии суббота — день военной и физической подготовки. В этот день миллионы юношей и взрослых занимаются военным делом, маршируют, стреляют из винтовок, пулеметов, изучают уставы. В течение двух лет юноша обязан еще участвовать в 40 парадах, длительностью каждый по 3 часа.

В 21 год итальянец призывается на действительную военную службу, срок которой всего 18 месяцев, а иногда он сокращается до года ввиду уже значительной подготовленности контингента и нехватки средств на подготовку в армии. В войне с Абиссинией участвовало немало добровольческих частей, закончивших боевую подготовку в течение нескольких недель.

Военизация всего подрастающего поколения захватывает глубокие слои населения в школе, где проходится обширная программа военного обучения, в особенности программа противовоздушной обороны. Установка программы: «устранение контраста между гражданской и военной жизнью».

Программа является частью общегосударственной политики подготовки нации к войне и рассматривается «как фактор воспитания, имеющий высшее моральное значение». Ребят воспитывают в духе слепого доверия, беспрекословного подчинения старшим, в уверенности в «великой культурной миссии Италии», якобы создавшей мировую историю. Италия изображается нацией, призванной освободить мир от «хаоса анархии». В школе происходит подготовка кадров. Начальная школа готовит рядового солдата, средняя — унтер-офицера, высшая — офицера.

Ежегодный призывной контингент — 560 000 чел. Окончив действительную службу, итальянец до 32 лет числится в резерве и продолжает свою тренировку и обучение по субботам, участвуя также во всех положенных парадах. С 32 до 55 лет итальянец числится в запасе и несколько освобождается от непрерывной военной муштры.

Милиция чернорубашечников — наиболее надежная классовая военная организация, на которую опирается итальянское правительство. Это добровольческая отборная часть итальянских вооруженных сил, куда принимаются лишь члены фашистской партии по достижении 21 года. В 1935 г. численность чернорубашечников определялась в 400 000 чел.

2. Место воздушных сил в системе вооруженных сил Италии

Итальянское правительство всегда придавало и придает особое, совершенно исключительное значение развитию воздушной мощи.

Не мудрено, что именно в Италии разработана пресловутая, нашумевшая доктрина чисто воздушной войны (Дуэ). Известно, что восторженными поклонниками Дуэ и последователями этой доктрины были — и являются сейчас — многие наиболее влиятельные деятели Италии. С некоторыми изменениями и дополнениями учение Дуэ вошло в принятую ныне в Италии доктрину беспощадной воздушной войны, проводившейся в Абиссинии и в Испании.

С 1923 г. в Италии создало воздушное министерство, воздушный генеральный штаб. Италия первая сформировала воздушную армию.

Авиационная техника, авиационная промышленность, организация воздушных сил, подготовка их, качество самолетов, моторов, вооружения и прочей авиационной материальной части стоят в Италии сравнительно на высокой ступени развития. Однако известно, что республиканская авиация в Испании терроризовала итальянских летчиков и била их при каждой встрече при более или менее равном численном соотношении сил.

 

Глава IV. Политическая подготовка войны

В 1928 г. Италия заключила с Абиссинией договор о «постоянной дружбе», надеясь экономически завоевать ее и подготовить, таким образом, военный захват.

По-видимому, только с 1932 г. Муссолини всерьез начал подготовку к захвату Абиссинии, потому что только в 1932 г. закончилась война в Ливии.

Война итальянцев в Ливии велась от начала до конца как война в целях истребления туземного населения. Она и закончилась уничтожением 20 000 туземцев — мужчин, женщин и детей, которых силой оружия загнали в самое пустынное место страны, где они умирали от голода и жажды, где их обстреливали с самолетов.

Договор 1906 г. все же мешал Италии до 1935 г. открыто напасть на Абиссинию. Кроме того, ее попытки овладеть Абиссинией встречали энергичное сопротивление Франции.

Но 7 января 1935 г. Лаваль, тогдашний французский министр иностранных дел, подписал с итальянским правительством ряд соглашений, временно смягчивших борьбу двух государств. Эти соглашения развязали руки Италии, облегчив ей захват Абиссинии.

Кроме свободы рук в Абиссинии, Италия получила от Франции небольшую, но стратегически очень важную территорию в Восточной Африке, дающую выход из Эритреи в Баб-эль-Мандебский пролив и в Аденский залив.

Кроме того, Франция пожертвовала Италии 114 000 кв. км, граничащих на юге с Ливией. Она предоставила Италии 20 % акций железной дороги Джибути — Аддис-Абеба. Наконец, Франция сделала ряд существенных уступок Италии по отношению Туниса.

Как показало дальнейшее течение событий, все эти «римские соглашения» были выгодны не только итальянскому империализму.

 

Глава V. Значение Абиссинии для Италии как плацдарма

Как уже было сказано, свои колониальные аппетиты империалистическая буржуазия Италии демагогически изображает массам через печать и свою агентуру в рабочем классе как жизненную необходимость для бедной «пролетарской» Италии «отвоевать себе место под солнцем» у богатых стран, захвативших весь мир. В частности, буржуазия изображала массам войну Италии против Абиссинии как войну «за кусок хлеба для своих детей» и даже как войну «за освобождение населения (т. е. населения Абиссинии) от рабства средневековой, даже варварской страны», т. е. как войну якобы справедливую.

Про мало изученную Абиссинию массам говорили, что она сказочно богата сырьем всякого рода. Ее слабость в политическом и в военном отношениях была очевидной; буржуазии казалось, что победа может быть легко одержана, чем укрепится ее власть внутри страны и повысится внешнеполитический удельный вес Италии. В 1932–1933 гг. была проделана большая предварительная работа по подготовке захвата, а в 1933 г. Муссолини окончательно принял решение начать войну не позже 1936 г. Вначале предполагалось, что войну можно оправдать «просьбой» восставших абиссинских расов (однако впоследствии «оправдания» грабительской войны решили искать в угрозе Италии со стороны Абиссинии).

Такой способ оправдания, маскировки и проведения интервенции чрезвычайно характерен для современной империалистической буржуазии.

В 1934 г. был разработан окончательный план войны и начата подготовка железных дорог в Италии, дорог грунтовых — в Эритрее и в Итальянском Сомали.

Мировой экономический кризис особенно больно ударил по Италии. Ее экспорт и импорт катастрофически упали. Государственный долг вырос на 15 млрд. лир. Колоссальное количество безработных и всеобщее недовольство населения создали весьма опасную обстановку в стране. Итальянское правительство видело выход из опасного для него положения внутри страны в войне. Войной можно было многое извинить. Успех в войне укрепил бы правительство. Правда, неуспех означал бы его крах. Но политический авантюризм как раз и сказывается в этой игре ва-банк.

«Тот факт, что не задачи внутреннего хозяйственного и культурного подъема, а рискованную войну за новые колонии господствующие силы Италии рассматривают, как главный путь к своему дальнейшему усилению, говорит сам за себя. Даже теперь, когда капиталистические страны в большей или меньшей мере, — весьма, впрочем, неравномерно, — выходят из экономического кризиса последних лет, — даже теперь они уже сами не верят в возможность значительного роста своих сил на основе развития своих внутренних сил. Только в этой связи можно понять развязку новых империалистических войн за колонии. В этом же и глубокая основа итало-абиссинской войны» (доклад тов. Молотова, «Правда» № 11, 1936 г.).

В.И. Ленин говорил, что «для империализма существенно соревнование нескольких крупных держав в стремлении к гегемонии, т. е. к захвату земель не столько прямо для себя, сколько для ослабления противника и подрыва его гегемонии» (Ленин, т. XIX, стр. 145).

Кроме экономических и политических мотивов («политически империализм есть вообще стремление к насилию и к реакции»— там же, стр. 144), важнейшую роль в истории новейшего времени играют военные, стратегические мотивы, заблаговременный захват опорных пунктов в предвидении критического момента в развитии событий, когда, наконец, потребуется продолжение империалистической политики другими, насильственными средствами, т. е. силой оружия.

Война Италии за Абиссинию преследовала и экономические, и политические, и непосредственно военные цели: «…финансовый капитал вообще стремится захватить как можно больше земель каких бы то ни было, где бы то ни было, как бы то ни было, учитывая возможные источники сырья, боясь отстать в бешеной борьбе за последние куски не поделенного мира или за передел кусков, уже разделенных» (Ленин, т. XIX, стр. 138).

Несомненно, Италия серьезно надеется на получение из Абиссинии сравнительно дешевого сырья для своей промышленности и на освобождение таким путем от тяжелой сырьевой зависимости от других стран. Несомненно, она надеется в самой Абиссинии организовать эксплуатацию населения и привлечь его к разработке недр и плодороднейшей почвы. Она надеется выжать все соки из туземного населения и разжиреть за его счет. Она стремится к экономической независимости, прежде всего, чтобы таким образом прийти к экономической гегемонии в пределах пресловутой новой римско-итальянской империи, которая, как мы видели, по нескромным мечтам включает в себя все Средиземное море, Испанию, многие страны по берегам Средиземного и Красного морей. Но экономические цели выдвигаются вперед только для пропаганды. Абиссиния нужна Италии главным образом как трамплин для осуществления весьма широких политико-стратегических планов.

В своей программной речи 19 марта 1934 г. Муссолини так характеризовал задачи внешней политики Италии: «Исторические задачи Италии имеют два имени: Азия и Африка. Юг и Восток являются двумя странами света, которые должны пробудить интерес и волю итальянцев».

Далее Муссолини приводит различные «геополитические» обоснования: «Из всех великих держав Западной Европы Италия ближе всего расположена к Африке и Азии. Немного часов путешествия по морю и несколько часов путешествия по воздуху достаточны, чтобы связать Италию с Африкой и с Азией». Не приводя других его, столь же «веских» оснований, обратим лишь внимание на то, что тогда Италия не осмеливалась еще прямо заявлять о своих планах, как она делает это теперь. Муссолини в 1934 г. говорит лишь о том, что, мол, Италия имеет исторический долг ввести Африку и Азию в орбиту мировой цивилизации через Средиземное море, как море связующее, а не разделяющее друг от друга Запад и Восток, Запад и Юг.

Известно, что Италия не ограничивалась лишь словами, а предпринимала и предпринимает в отношении подготовки намеченной экспансии вполне конкретные целеустремленные действия. В Египте, где живет 40 000 итальянцев, в Тунисе, в Сирии, в Палестине, в Турции, на Аравийском полуострове в Йемене, Геджасе, — всюду Италия не только ведет проитальянскую пропаганду, но и постепенно завоевывает экономические позиции, подготавливает себе сторонников среди туземной буржуазии. Так подготавливалась Италией вторая империалистическая война на европейско-азиатско-африканском ее театре.

В нашу задачу не входит, понятно, полное освещение подготовки второй империалистической мировой войны.

Нам казалось лишь совершенно необходимым даже в кратком специальном исследовании указать на то, что завоевание Абиссинии Италией вовсе не является самоцелью, что эта война — лишь один из этапов вползания капиталистического мира во вторую империалистическую войну, что поэтому эту войну нельзя рассматривать изолированно от общей международной политики за последние два-три десятилетия. В частности, из этого следует, что во второй империалистической войне Африка, Средиземное и Красное моря сделаются весьма активными и важными частными театрами общего мирового театра войны.

Действия Италии вытекают из широко задуманного военно-стратегического плана вползания во вторую мировую войну. По этому плану Абиссиния может не в столь далеком будущем стать важнейшим опорным пунктом в борьбе за новый, полный передел мира.

Авантюризм итальянского империализма состоит в том, что его грандиозные, хотя бы и довольно тонко продуманные планы не имеют под собой достаточно надежной экономической базы и не принимают в расчет подлинных интересов многомиллионных масс, которые одни только решают, в конечном счете, исход всего исторического процесса.

Еще в 1936 г. товарищ Молотов в своем докладе говорил: «Не исключено такое положение, что расчеты империалистических клик на пассивность народных масс могут провалиться в самый неожиданный момент, как это уже бывало раньше. (Аплодисменты). Нам, большевикам, не трудно понять такого рода стремления народных масс. Мы знаем также, что народным массам капиталистических стран чужды захватнические планы империалистов всех мастей…» («Правда» № 11, 1936 г.).

 

Часть вторая. Характеристика театра войны противников, их подготовки к войне

 

Глава VI. Абиссиния и абиссинский театр войны

Что же собою представляет Абиссиния? Каковы в ней условия ведения войны, в частности — войны с воздуха?

Это страна больших контрастов и удивительных парадоксов: географических, социальных, климатических и др.

Глубочайшие долины — и рядом высочайшие горы.

Рас Дашан — высочайшая вершина Абиссинского нагорья (4620 м).

Обычно реки являются естественными путями сообщения и соединяют различные области страны друг с другом. В Абиссинии же реки разъединяют эти области. Обычно пути сообщения развиваются вдоль рек. В Абиссинии же они развиваются вдоль хребтов гор, по водоразделам.

Пустыни — и рядом невообразимые почвенные и растительные богатства: кофейные деревья, дающие кофейные зерна лучшего сорта и образующие непроходимые естественные заросли; урожай зерновых, снимаемый два-три раза в год. А население в то же время живет в крайней нищете. Многочисленные семьи ютятся в грязных хатенках.

Это страна климатических контрастов. В долинах непереносимая, смертельная тропическая жара, а на высоких плоскогорьях, на горах — прекраснейший климат или вечное лето, или вечная весна, нет только зимы, нет снега, который не может удержаться сколько-нибудь длительное время даже на самых высоких вершинах. Полнейший штиль в долинах зачастую вдруг совершенно внезапно сменяется страшным ураганом, от которого толстые вековые деревья гнутся, как былинки. Затем так же внезапно ураган вдруг стихает, и снова настает знойная тишина, снова воцаряется полнейший штиль.

Это страна парадоксов и контрастов в отношении своих флоры и фауны: баобаб — «слон в растительном мире» — самое могучее дерево в мире, ствол которого доходит до 25 м в окружности. Но это дерево в то же время во многом похоже на траву, близко к семейству мальвовых. Это наиболее грандиозное дерево на земле, но от него почти нет тени. В сухое время года баобаб без листьев напоминает безжизненную развалину, однако эта «развалина» живет до 1 000 — 3 000 и более лет. В местностях, где водятся жирафы, растет особая порода деревьев. Когда эти деревья стары, полусгнили, проросли лишаями, то так поразительно схожи с жирафами, что ошибаются даже опытные туземцы-охотники.

В Абиссинии можно увидеть громадных муравьев, муравьиные кучи в 4 м высоты, муравьиные сражения.

Носорог с такой толстой и твердой шкурой, которая позволяет ему шутя пробираться сквозь непроходимые для всех других животных заросли, даже сквозь чащи, состоящие из растений с острыми и твердыми, как железо, шипами, прокапывающими толстую подошву сапог, смертельно боится, однако, укусов комаров, мух, слепней. От их укусов он отчаянно ревет и старается зарыться поглубже в грязь, ил, песок.

Это, наконец, страна контрастов и в политическом отношении: феодальная средневековая монархия — и парламент; родовое устройство многих племен — и элементы капитализма.

Таково общее впечатление от Абиссинии. Посмотрим на нее преимущественно как на воздушный театр войны.

Абиссиния, которая сама называет себя Эфиопией, находится в северной части Восточной Африки. Географические ее границы 3° и 15° северной широты, 33° и 47° восточной долготы. Она (географически) выходит к Аденскому заливу, Красному морю, Индийскому океану. Абиссиния к началу войны 1935–1936 гг. была страной, окруженной колониями империалистов со всех сторон. Абиссиния уже давно была сжата кольцом колониальных владений империалистических держав: Англии (Английское Сомали, Англо-Египетский Судан, Кения); Франции (Французское Сомали); Италии (Эритрея и Итальянское Сомали). Задолго до войны Абиссиния негусов была уже отрезана от моря и могла к нему проникнуть только через владения империалистов: через Французское Сомали — порт Джибути, соединенный единственной в стране железной дорогой со столицей Аддис-Абебой; через Британское Сомали — порт Бербера; через итальянскую Эритрею — порт Ассаб на берегу Красного моря, куда итальянцы стали пропускать абиссинские товары взамен обещанной им концессии на автомобильно-шоссейную дорогу от Ассаба до Аддис-Абебы.

Из Англии, Франции, Италии, вообще из Европы до Абиссинии кратчайший путь — по морю или по воздуху. При использовании морских путей приходится обязательно пройти Средиземное море, Суэцкий канал, Красное море, Аденский залив. Итальянцам, чтобы попасть в свое Сомали, приходится еще плыть по Индийскому океану.

Путь из Италии в Эритрею по морю огромный — 4 000 км, а в Итальянское Сомали — около 6 000 км.

Воздушные пути до войны были развиты плохо. Эритрея, Французское Сомали, Британское Сомали связывались с метрополией лишь эпизодическими рейсами самолетов.

Наземные пути сообщения Абиссинии с внешним миром были крайне примитивны. Кроме узкоколейной железной дороги Джибути — Аддис-Абеба (783 км), пограничных строившихся автомобильно-шоссейных дорог и небольших участков дорог внутри страны, вся остальная территория была практически почти бездорожна. О дорогах более подробно будет сказано ниже.

По устройству своей территории Абиссиния делится на четыре основные части:

— Абиссинское нагорье (Западная Абиссиния, иначе нагорье Хабеш);

— Абиссинский грабен;

— плато Сомали (Восточная Абиссиния);

— низина Афар (или Данакиль).

Абиссинское нагорье. Абиссинское нагорье является самой высокой частью всего Африканского материка. Его средняя высота 2 500 — 3 000 м с вершинами до 4 600 м.

Так как главные боевые действия разыгрались именно в этой части Абиссинии и для авиации интервентов особенно трудны и опасны были полеты именно здесь, мы опишем ее несколько подробнее.

Абиссинское нагорье к западу и северо-западу, к Англо-Египетскому Судану, понижается более или менее отлого. Зато к востоку оно обрывается подчас почти отвесными склонами.

Все нагорье представляет собой не обычную горную страну с хребтами, пиками, снежными вершинами, глетчерами. Это именно плоскогорье в полном смысле этого слова, это ряд широких ступеней, система столообразных плоских гор, где отсутствуют все обычные признаки альпийской страны. Нагорье изрезано реками, текущими в глубочайших ущельях (глубина доходит до километра и более).

Эти каньоны, узкие и глубокие щели, разрезают нагорье на много огромных горных массивов. В некоторых районах эти массивы, ограниченные реками, сравнительно невелики, имеют вид столообразных возвышенностей, естественных редутов. Их называют в Абиссинии «амба» (например, Амба-Арадам, Амба-Алаги и т. д.) их часто использовали и используют как естественные крепости.

Амба-Арадам

Вообще в этой части Абиссинии вулканические породы вследствие выветривания образовали многочисленные уступы, террасы с крутыми склонами.

Наиболее возвышенный массив нагорья — дикий, почти непроходимый Семиен. Здесь чудовищно нагромождены высочайшие вершины Абиссинии (Рас-Дашан 4 620 м, Бвахит 4 542 м, Абба-Ларед 4 563 м) — единственное место, где довольно долго сохраняется снег; здесь есть глубочайшие впадины с болотами, где свирепствует малярия.

Нагорье делится притоками Нила — рр. Мареб, Таказе (в нижнем течении называемая Сетит), Голубой Нил — на области, во многом отличающиеся друг от друга.

Абиссинский грабен (впадина). Нагорье к югу от верхнего течения р. Аваш разорвано Абиссинским грабеном, идущим сначала в юго-западном, затем в юго-юго-западном направлениях. На этой сравнительно неширокой впадине (50 — 100 км), ограниченной с обеих сторон крутыми склонами, лежит ряд больших озер (с севера на юг: Звай, группа озер Хора, Севета, Шала, озера Авуса, Маргарита и др.). Озера частично соединены каналами.

Плато Сомали ограничено с северо-запада Сомалийским нагорьем со средней высотой 2 000 м (вершины до 3 000 м). Плато представляет собой глыбу, поверхность которой довольно быстро, но ровно понижается к юго-востоку, переходя в низменность. Плато расчленено долинами рек Веби-Шебели, Веби, Ганале-Дориа, Дева-Парма, Фафан, Веби (или Веби-Джестра); Ганале-Дориа и Дева-Парма своим слиянием образуют р. Джубу, впадающую в Индийский океан.

Река Веби-Шебели немного не доходит до Индийского океана, теряясь в полупустынных степях. Такова же судьба многих других рек. Высохшие притоки рек оставили долины, или «вади», наполняемые во время дождей водой, несущей плодородный ил.

Низина Афар (Данакиль), в виде треугольника вдающаяся между Абиссинским нагорьем и Сомалийским плато, представляет собою низину только относительно. Средняя ее высота — все же 500 м, поднимаясь до 1 500 м, хотя есть районы, лежащие ниже уровня моря. Здесь имеется немало озер, в том числе озеро Ассале с самосадочной солью, которое снабжало солью почти всю Абиссинию. Имеется много горячих источников и вулканов, обычно потухших. В общем, это полупустыня и пустыня с худшим в мире климатом. «Данакильский ад» — прозвали эту низину итальянские солдаты.

Реки и озера. Рек в Абиссинии много.

Часть рек принадлежит к бассейну Нила, часть низвергается в Абиссинский грабен и в его озера, часть течет по Сомалийскому плато в Индийский океан, а часть теряется в песках пустынь Данакиль, Огаден. Например, река Аваш, беря начало в восточных скло нах Абиссинского нагорья, течет затем по грабену, поворачивает на северо-восток и теряется в пустыне Данакиль.

К бассейну р. Нила относятся следующие наиболее значительные реки, представляющие собою важные военные рубежи:

1. Река Мареб, берущая начало у обрыва нагорья к Красному морю, течет по Эритрее (где она образовала на некотором участке границу с Абиссинией) по направлению к реке Атбара, которой ей, однако, не удается достичь, хотя она и считается ее притоком.

2. Река Таказе, игравшая крупнейшую роль в течение всей войны, является притоком р. Атбара, проходит со своими притоками по самой гористой и высокой части страны. В нижнем течении она называется рекой Сетит.

3. Река Голубой Нил (или Аббай) берет начало в южной части оз. Тана, делает гигантскую дугу к юго-востоку, западу, северо-западу (внутри дуги находится провинция Годжам) и уходит из пределов Эфиопии.

Режим всего Нила, земледелие всей огромной площади, орошаемой Нилом, в сильной степени зависят от того, кто и как владеет оз. Тана и регулирует режим р. Голубого Нила.

Все перечисленные реки несудоходны. Переправы через них весьма трудны. Мостов нет.

Через р. Таказе имеется несколько бродов, вокруг которых и над которыми в войне 1935–1936 гг. разыгрывались оживленные боевые действия.

Озер в Абиссинии тоже немало. Многие могут быть использованы под гидроаэродромы.

Воды озер грабена частично пресные, а частично соленые. Важное значение знаменитого озера Тана целиком связано с проблемой орошения Египта и стран Нильского бассейна. Озеро Тана пресное, находится на высоте 1 760 м. Его площадь — 31 000 кв. км, глубина — 55 м (средняя), доходя до 100 м.

Озеро Тана питает Голубой Нил, а последний питает на 2/3 своими водами и на 9/10 своим плодороднейшим илом Большой Нил, получающийся от слияния Голубого и Белого Нилов.

Режим Голубого Нила при желании легко поддается регулированию, так как при выходе из озера Тана он течет в скалах, весьма удобных для устройства плотин.

Теоретически давно выяснено, что одним лишь «регулированием» водного режима оз. Тана можно разорить весь Египет и Англо-Египетский Судан, живущие культурой хлопка, орошаемого, как сказано, преимущественно за счет Голубого Нила. Английский империализм чрезвычайно ревниво относится к тому, кто владеет оз. Тана, т. е. кто может посредством вод оз. Тана регулировать хозяйство огромной территории Египта и Судана. Англия считала захват оз. Тана очередной задачей своей экспансии в Африке. В значительной степени острота конфликта Англии с Италией смягчилась в 1936 г., в частности, после того, как Муссолини дал заверения о полном соблюдении интересов Англии на оз. Тана.

Природные богатства

Ископаемые. Хотя Абиссиния геологически изучена совершенно недостаточно, имеющиеся данные заставляют предполагать, что Абиссиния — одна из исключительно богатых стран в отношении золота, платины, серебра, меди, железа, ртути, угля, нефти и других ископаемых.

Энергетические ресурсы. Абиссиния богата «белым углем». водопадами, горными реками, озерами на большой высоте. Для использования этих потенциальных богатств необходимы громадные капиталы.

Почвенные богатства. Почвы Абиссинии в значительной мере вулканического происхождения и во многих районах отличаются необыкновенным плодородием. Наряду с темноцветными почвами, типа чернозема по внешнему виду, часто встречаются красноземы и желтоземы. Почти без всякого удобрения во многих районах Абиссинии в течение года снимается до трех урожаев. Весьма ценные растения (например, кофе) растут в изобилии, дают большой урожай без всякого удобрения. Виноград дает два урожая, мог бы давать три, так как виноград вызревает в четыре месяца.

Фауна и флора. Необычайно богатая в отношении видов и крайне оригинальная фауна Абиссинии делает ее раем для ученого-естественника. Немало видов встречается только в Абиссиния.

Бегемоты, носороги, слоны, львы, леопарды, зебры, жирафы, крокодилы, многие виды обезьян, антилопы, множество видов птиц, страусы, бесконечное множество видов насекомых, — весь этот богатейший мир животных, птиц, насекомых густо населяет преимущественно западную и юго-западную части Абиссинии.

Флора различается по климатическим зонам: куолла, война-дега, дега, о чем подробнее говорится ниже.

В нижней тропической зоне куолла растут могучие представители растительного мира, как-то: баобаб, громадное дерево сикомора с необыкновенно твердой древесиной, черное (эбеновое) дерево, смоковница и мн. др. Плоды многих деревьев съедобны.

Заросли бамбука, дикого сахарного тростника, папируса покрывают большие площади в зоне куолла. Там растут бананы, лимонные, апельсинные и другие плодовые деревья.

В абиссинских саваннах, в степях и полупустынях очень много видов акации, мимозовых растений, алоэ. Некоторые мимозы имеют колючки с вершок длины, твердостью не уступающие железу, так как свободно прокалывают толстую подошву сапог и кожу на ступнях у слонов.

Очень большие площади в Восточной Абиссинии покрыты или очень густыми, трудно проходимыми кустарниками, где по тропинкам можно пробираться только гуськом, или травой высоты, достаточной для скрытия всадника. Такие богатые растительные покровы создавали иногда для авиации при разведке почти неодолимые затруднения.

В зоне куолла, наконец, растет канделябровый молочай (колкуал), придающий особое своеобразие абиссинскому ландшафту.

Ландшафт зоны война-дега изобилует зарослями кустарников, — его ландшафт лесостепи. Здесь растут некоторые виды пальм, множество видов злаков. На лугах прекрасно сочетаются орхидеи и… клевер, и другие северные формы растений.

Зона дега характеризуется различными видами трав на своих лугах и степях и кустарниками; деревья же встречаются сравнительно немногих форм. Главное по своей распространенности дерево, близкое к оливе, образует целые леса (до высоты над уровнем моря в 3500 м).

Древовидные верески образуют заросли высотой до 8 м. Растения, родственные нашему чертополоху и татарнику, принимают гигантские размеры (цветы гигантского мордовника достигают величины человеческой головы), имеют древовидные стволы и высоту до8 м.

Злаки Абиссинии крайне своеобразны (фиолетовая пшеница, черный ячмень, тефф — мелкое просо и др.). Абиссиния — родина ряда культурных растений.

С военно-воздушной точки зрения северный театр войны Абиссинии хорошо приспособлен для естественной маскировки войск от воздушного наблюдения; воздушная разведка во многих местах весьма трудна из-за наличия на поверхности земли густых трав, кустарников или лесов. Гораздо лучше в этом отношении обстояло дело на южном театре войны, где имеются большие площади земли пустынного или степного характера.

Климат

В Абиссинии климат оказывает решающее влияние на всю хозяйственную и военную деятельность. Оказалось, что в периоды дождей даже современные сухопутные армии, оснащенные новейшей военной техникой, не в состоянии преодолевать затруднений, создаваемых дождями.

Войну пришлось начать не раньше прекращения сезона дождей и удалось закончить, до начала сезона дождей, для чего была приложена масса усилий.

Влияние климата на ведение войны и операций выступает в Абиссинии, как и многие другие факторы, в наиболее резком, ярком виде. Опыт показал, что только одна авиация способна вести военную и снабженческо-транспортную работу даже во время тропических дождей.

Абиссиния, находясь, в общем, в тропическом поясе земли, с его устойчивыми характеристиками, благодаря своей гористости, особенно в западной и северной частях, богата различными видами климатов в зависимости от высоты местности над уровнем моря.

В приводимой ниже таблице дается температурная характеристика климата по высотам.

Высота в м Средняя годовая температура в °С Примечание
0 29,5 Начиная с высоты 1 800 м, в дальнейшем на каждые 200 м высоты температура падает грубо на 1–1,1 °C
600 26,2
1200 22,6
1800 19,3
2000 18,3
2200 17,4
2400 16,4
2600 15,4
2800 14,4
3000 13,3

Средняя величина падения годовой температуры с высотой в Абиссинии определена за ряд лет в 0,6 °C на каждые 100 м. Само население с давних времен подразделяло климат Абиссинии по высоте местности на три уже упоминавшиеся климатические зоны: куалла (или куолла), война-дега и дега. Зона куалла — его климат местностей, расположенных от уровня моря до высоты 1 800 м, война-дега — местностей на высоте 1 800 — 2 400 м над уровнем моря, дега — выше 2400 м.

В зоне куалла богатейшая тропическая растительность, но и губительная малярия, мухи цеце. Европейцы почти не могут выносить сколько-нибудь длительное время этого климата. Здесь до высоты 2 000 м растут бананы, сахарный тростник, хлопок, кофейное дерево, апельсины, лимоны и т. д.

Зона война-дега — область вечного умеренного лета. На этих высотах и живет основная масса местного населения. Здесь возможна культура винограда, кукурузы, сои, табака, тефф, сезама, клещевины, пшеницы, ржи, овса, проса.

В зоне дега культивируются пшеница и ячмень, но главное занятие населения — скотоводство.

Сезон тропических дождей бывает один или два раза в год, смотря по области. В районе Аддис-Абебы он, например, по существу бывает один раз, с июня по сентябрь включительно, хотя в марте-апреле бывает нечто вроде второго сезона. В районе Харара ясно выражены два сезона: один — апрель-май, другой — июль-август-сентябрь.

Для авиации существенным вопросом является также вопрос о ветрах и туманах.

Для Абиссинии характерна периодическая смена северо-восточных и северо-западных ветров. Летом в глубоких долинах и ущельях воздух нагревается до 75° и до поры до времени совершенно недвижим. Но при нарушении равновесия воздушных масс вдруг поднимается страшный ветер, возникает яростный вихрь, устремляющийся вверх по склонам долины. Подобные ураганы часто не позволяли самолетам выполнять свои задачи, связанные со снижением в долину.

Вскоре же после восхода солнца над горами начинает дуть ветер, постепенно усиливающийся к полудню, а затем затихающий к закату.

Мощные потоки воздуха в горах создают страшную болтанку. Спасаясь от нее, летчики были вынуждены подниматься возможно выше. Но высоты в 4 000 — 5 000 м в Абиссинии соответствуют по своей плотности воздуха высотам в 6 000 — 8 000 м в Европе. Малая тренированность итальянских летчиков в высотных полетах приводила к быстрому утомлению. Поэтому нередко бывала случаи, когда летчики, измотанные болтанкой, а затем выдохшиеся на высоте, возвращались на свой аэродром, не выполнив самой простой задачи.

В случае тумана или облачности полеты на небольших и средних высотах были опасны из-за амб (амба — гора, см. выше), которые намного выдаются над общим рельефом местности.

Из других особенностей театра для действий воздушных сил большое значение имела большая высота аэродромов над уровнем моря. Это увеличивало длину разбега до 800 м и минимальную скорость при взлете — на 66 %.

В течение полета летчики встречали резкую разницу в температуре воздуха. На земле +45 °C (в тени), а вверху — ниже нуля.

Несмотря на сильную болтанку, воздушную разведку часто требовалось вести с малых высот (30–40 м), так как иначе невозможно было найти абиссинские войска, маскирующиеся в тени гор, в кустарниках, лесах, в расщелинах гор.

Население

В Абиссинии не было и нет точной статистики. Численность населения, поэтому определяется разными исследователями в таких больших пределах, как 6 000 000 — 13 000 000 человек.

Обычно численность населения Абиссинии считается 11 000 000 — 12 000 000, в том числе: тигре и амхара — 3 500 000, галла — 5 000 000, сомали и данакиль — 1 000 000; негров — около 1 000 000; остальные — более малочисленные группы населения, вроде племен агау (район оз. Тана), фалаша — евреи и др.

При изучении причин быстрого поражения вооруженных сил негуса исследователь не может не учесть как одну из важных причин чрезвычайную пестроту населения, пестроту народностей, резко друг от друга различающихся по общественно-экономическому положению и по религии, говорящих на разных языках.

Абиссиния не была единой ни в каком отношении. Ее ослабляло множество противоречий. Главнейшими были классовые противоречия, осложненные национальными и религиозными особенностями.

Господствующая часть населения состоит из народностей Абиссинского нагорья (провинции Тигре, Ласта, Амхара, Шоа, Бегемдер, Дамот).

Области к югу от нагорья населены народностями галла и сидамо. В Восточной Абиссинии, в провинции Огаден и в Данакиль, расселялись племена сомалийцев и данакиль. В западных и юго-западных частях Абиссинии живут негры племени шанкалла.

Северные области Абиссинии, к северу от р. Таказа (и часть Эритреи), населены народностью тигре, в свою очередь распадающейся на две группы. Города с преобладанием населения тигре — это Асмара, Ади-Угри, Ади-Кайя, Ади-Квала.

Господствующая в политическом, культурном, но не в численном отношении народность амхара в основном населяет области к югу от р. Таказа: Годжам, Дамот, Бегемдер, Амхара и часть Шоа.

Государственный язык в Абиссинии — амхарский.

Наиболее многочисленной, но не господствующей является народность галла. Галла распадаются на несколько групп: лиска, тулама, арусси, борана.

В провинциях Харар и Огаден живут племена сомали, населяющие также Итальянское и Британское Сомали. Насчитывается много групп племени сомали. Большая часть племени сомали занимается скотоводством и ведет кочевой образ жизни. Такой же образ жизни характерен для племен данакиль, говорящих на языке афар.

Южную Абиссинию населяют несколько народностей и племен с общим названием сидамо. Сравнительно еще недавно некоторые народности образовали самостоятельные полугосударства (Каффа, Джимма, Уоллега). Они были завоеваны негусами Абиссинии.

По всей западной границе Абиссинии обитают негритянские племена, находящиеся на наиболее низкой ступени развития, частично еще живущие охотой и сбором плодов в лесах.

Огромную пестроту населения Абиссинии дополняет наличие в ней карликовых племен доко.

Народность галла тоже далеко не представляет собою чего-нибудь однородного. За исключением языка у различных групп этой народности очень мало общего.

Северные группы галла в общественно-экономическом: отношении далеко опередили южные группы. На севере галла представляют собою уже определенную национальность, а на юге они еще переживают родовой, племенной строй.

Негритянские племена сохранили еще пережитки и обычаи древнейшей формы родовой организации — группового брака, материнского права при полном отсутствии классов.

Даже господствующие народности еще сохранили многие остатки родового быта и родовой организации. Так, в провинции Тигре деревня — «адди» — состоит из родственников, называющихся общим именем, и является частью большого рода. Весь род занимает определенную территорию, называющуюся по имени родоначальника. Сохранились особые преимущества в зависимости от старшинства рода, обычное право, кровная месть, общинные земли и т. д.

Экономика

Орудия производства в земледелии в большинстве крайне примитивны. Земля во многих районах обрабатывается даже не сохой, а еще более первобытным орудием, целиком деревянным. Земля, собственно, не вспахивается, а царапается, чиркается. «Вспаханное поле» скорее надо назвать «всковыренным полем», которое затем необходимо еще обработать мотыгами или, как это еще кое-где делается в Абиссинии, большими заостренными кольями 1,5–2 м длиной. Серпы — главные орудия для уборки злаков. Иногда серп каменный. Обмолот производится просто длинными палками или копытами быков, вытаптывающих зерно. Мука приготовляется на зернотерке, состоящей из большого наклонного камня и небольшого ручного камня — «жернова». Одна женщина в течение всего дня может успеть растереть зерна, необходимого для приготовления хлеба, всего для 8 — 12 человек.

Железные лемеха и мотыги встречаются редко, тогда как костяные или каменные часто.

Обрабатывается всего 1 500 000 га, что составляет около 2 % всей земельной площади страны. Искусственное орошение — редкость.

Культивируются преимущественно тефф (специфический абиссинский злак), пшеница, ячмень, дурра (просо), бобы, чечевица. Лен — хлебный злак, т. е. в Абиссинии используется не его волокно, а зерно.

Огородные культуры развиты слабо. Гигантская капуста (листья до 2 м высотой), лук, чеснок, томат, тыква, огурцы, некоторые местные корнеплоды, красный перец, — вот весь ассортимент овощеводства Абиссинии.

Плодоводство, несмотря на исключительно благоприятные условия, тоже развито плохо. Культивируются персики, абрикосы, апельсины. Лимоны растут в диком состоянии. На юге распростра нена культура банана, который находит разнообразное применение (листья, ствол, корни, плоды — все используется).

Кофе является главнейшей статьей экспорта, но культурных его насаждений мало. Преимущественно собирается дико растущий кофе (особенно в провинции Кафа).

Хлопководство развито слабо, хотя вырастает высококачественный хлопок.

В малых масштабах в Абиссинии организовано производство табака, кунжута, сахарного тростника, клещевины и других растений.

Животноводство развито в больших размерах. Овцы, грубошерстные преимущественно, идут на мясо. Разводятся циветтовые кошки для получения мускуса.

Кочевые племена сомали и данакиль разводят верблюдов и овец, оседлые жители — рогатый скот, в том числе зебу. Скотоводство — главное занятие народности галла.

Сильно развито пчеловодство. Часть меда дают дикие пчелы, часть — культурные, улья которых вешаются высоко на деревьях.

Промышленность. В Абиссинии существует только мелкая кустарная промышленность, продукция которой, однако, вытесняется иностранными ввозными товарами.

Кустари-ремесленники в лучшем случае владеют первобытными орудиями производства (ткацкими станками, горнами и т. д.). В общем, кустарная промышленность приходит в упадок.

Добывающая промышленность весьма слабо развита, несмотря на наличие больших природных богатств. Золото, платина, железо, уголь добываются местными жителями и иностранными концессионерами. Добыча соли получила значительное развитие еще с давних времен.

Фабрично-заводская промышленность (если не считать одного порохового завода, типографии и электростанции в Аддис-Абебе) полностью отсутствует, и, следовательно, нет в Абиссинии пролетариата как класса.

Социальные отношения

В связи с низким состоянием производительных сил основным типом производственных отношений в Абиссинии был феодально-крепостной со значительными остатками первобытнообщинного и рабовладельческого строя.

Страна переживала еще стадию феодализма, постепенно лишь устраняя остатки предыдущих укладов и медленно переходя на рельсы капиталистических отношений.

Эта страна средневековья по своей общественно-экономической формации столкнулась один на один со страной капитализма, находящейся в высшей, империалистической стадии развития, — с Италией.

Подавляющее большинство крестьян было закрепощено.

Эксплуатация крестьян была доведена до крайности. Крестьянин никогда не был уверен в своем, даже донельзя урезанном поборами, остатке дохода, на который снова и снова покушались и государство, и помещик, и владелец провинции, и церковь, и чиновники, и солдаты для своего прокормления. Он был задавлен множеством феодальных повинностей. Естественно, что часто возникали крестьянские восстания.

Большая часть земли («гульт») считалась собственностью негуса и передавалась им вместе с крестьянами во временное пользование своим приближенным, которые в свою очередь могли раздавать полученную землю в условное владение гульт своим подчиненным.

Незначительная часть земли («рест») была наследным и полным владением некоторых феодалов и обычно отдавалась в аренду крестьянам за 25–50 % урожая.

Очень большие, наилучшие владения принадлежали церкви. Они были юридически тоже ей дарованы негусом, т. е. были землями «гульт», но с той разницей, что церковь обычно, получив определенный участок, район, целую область, как гульт, сохраняла его за собой в течение долгого времени, иногда в течение столетий, тогда как светские «гультенья» (владетели «гульта») в течение своей жизни не раз получали разные «гульты» в разных частях страны.

Эксплуатация крестьян на церковных землях была обычно не меньше, а больше, чем на землях светских феодалов.

В прежнее время при завоевании новой территории негусы награждали за службу военачальника и его солдат землей вместе с крестьянами. Одновременно достигались оккупация и колонизация страны. Солдаты получали участки в 30–50 га и одну или несколько семей «геббар» для своего прокорма. Это владение было юридически и фактически тоже «пультом».

Все владельцы гультов, будь они вельможи и владельцы тысяч и тысяч гектаров и крестьянских семей, будь они простыми солдатами, владельцами небольшого участка и одной-трех семей, стремились превратить «гульт» в «рест», т. е. в наследственную частную собственность. Многим это удавалось, и они превращались в помещиков.

Любопытной особенностью Абиссинии, государства ХХ в., где номинально существовал даже парламент, были остатки рабовладения. Юридически рабовладение было отменено и запрещено еще при Менелике II, но фактически остатки его сохранились до самой итало-абиссинской войны. Итальянская пропаганда демагогически утверждала, что одной из целей войны является освобождение Абиссинии от «позора» рабства. Рабство сохранилось преимущественно в южных областях Абиссинии, при дворах крупных феодалов и в церковных владениях.

Негус Хайле Селассие после вступления Абиссинии в число членов Лиги наций издал два указа-декларации о ликвидации остатков рабства (в 1924 и 1931 гг.).

Рабство не имело уже в Абиссинии большого экономического значения и являлось, собственно, пережитком давно разложившегося рабовладельческого строя. Поддерживалось оно преимущественно знатью и церковью.

Вся территория Абиссинии была расчленена на несколько крупных феодальных владений-уделов. Во главе последних стояли полусамостоятельные феодалы, являвшиеся вассалами «негуса негести», т. е. «царя царей». Совсем недавно некоторые из этих феодалов имели титул — царь («негус»), чем объясняется и титул «царь царей». Во главе отдельных провинций и племен стояли племенные вожди, или губернаторы, обладающие полнотой военной, гражданской и судебной власти. Наиболее передовой частью общества было правительство негуса, опиравшееся на молодых феодалов, чиновничество, торговую буржуазию. Реакцию поддерживали старая знать, церковь и торговая буржуазия, связанная с империализмом.

 

Глава VII. Вооруженные силы Абиссинии

Как всегда и всюду, армия Абиссинии была слепком с социально-экономических отношений государства.

С 1930 г. под руководством бельгийской военной миссии началась модернизация абиссинских вооруженных сил. Но темп ее был настолько медленным, что к войне 1935–1936 гг. была реорганизована лишь гвардия негуса, своего рода дружина главного феодала. Основная масса армии осталась почти на прежнем уровне феодальной милиции или земской рати.

Феодальная раздробленность, слабые производительные силы страны, расовая, религиозная, культурная, языковая неоднородность населения Абиссинии, напряженность классовой, национальной, религиозной борьбы в стране, низкий общий культурный уровень населения (почти поголовная безграмотность), — все это предопределяло малую боеспособность и неустойчивость морально-политического состояния армии в целом при высоких исключительных боевых качествах небольших подразделений и отдельных бойцов.

Массы бойцов, крепостных абиссинских крестьян, угнетенных эксплуатацией феодалов, помещиков, не могли под руководством этих же ненавистных помещиков — командиров, офицеров, деджасмачей, расов и т. д. — развить всей грандиозной энергии сопротивления, на которую вообще способен этот народ, всегда славившийся своей воинственностью.

Используя внутренние противоречия, существовавшие в Абиссинии, итальянцам во время войны удалось организовать несколько больших мятежей, в том числе на путях отступления разбитых армий негуса, что повело к их окончательному разложению.

Структура абиссинской армии отражала все особенности и слабости того феодального строя, который господствовал в Абиссинии. Состав армии был чрезвычайно разнообразен. Общевойсковых соединений или крупных войсковых частей в Абиссинии не существовало. Армия состояла из отрядов различной численности, нормально равняющихся батальону. Вооружение армии в основном состояло только из винтовок разных образцов. Всего у абиссинцев насчитывалось до 600 000 винтовок (современных не более половины), 1600 пулеметов (к концу войны) и небольшое количество (до 300) пушек. Небольшое число самолетов (7 устаревших пассажирских) военного значения, естественно, не имело.

Французский биплан Potez 25 А2 ВВС Абиссинии

Абиссинская армия состояла из трех частей: гвардия императора (негуса), регулярные войска провинций и местные войска провинции.

Гвардия негуса насчитывала до войны около 3 500 человек, с объявлением войны — 7 000 — 9 000 человек. Она состояла из пехотных батальонов, численностью около 800 — 1000 человек каждый, и нескольких (2–4) эскадронов конницы. Она была сравнительно хорошо вооружена. В ее состав входили небольшие артиллерийские, пулеметные и зенитные (малокалиберные орудия) части. У гвардии имелся также автотранспорт для перевозки пехоты и пулеметных частей. Обучение гвардии находилось в руках иностранных инструкторов (бельгийцы, норвежцы и шведы).

Эта гвардия являлась современной формой феодальной дружины. Она комплектовалась наиболее преданными негусу элементами. Дисциплина и боевая подготовка — почти как у европейских государств.

Гвардия негуса

Гвардейская кавалерия

Механизированное подразделение абиссинских гвардейцев на грузовиках "Форд"

Регулярные войска провинций частично состояли из наемных солдат, частично из «текленья» — солдат-поселенцев, занимающихся обычно земледелием на данных им наделах, но обязанных проходить военное обучение и в случае мобилизации являться на действительную службу. Численность «текленья» определялась в 100 000–110 000 человек.

Среди регулярных войск необходимо особо отметить добровольцев, носящих наименование «триполоки». Их было около 30 000 человек. Это — бывшие наемные солдаты, служившие в английских и итальянских колониальных войсках. Они были обучены не хуже гвардии негуса и вместе с другими наемными солдатами служили как бы кадрами для развертывания регулярных войск провинций при мобилизации. На их вооружении имелись пулеметы и артиллерия (последняя в очень небольшом количестве).

В мирное время регулярные войска провинций возглавлялись губернаторами провинций, наместниками негуса и содержались за счет центрального правительства. В военное время регулярные войска составляли основное ядро массовой армии. После мобилизации их численность составляла около 150 000–200 000 человек.

Местные войска провинции содержались губернаторами (расами и деджасмачами) за счет доходов с земель с крестьянами, земель, полученных от негуса в порядке «гульта». В их составе имелись постоянные военнослужащие (наемные) солдаты (очень небольшое число) и призываемые по мобилизации войска мелких феодалов-помещиков, наследственные солдаты-крестьяне и отряды отдельных племен. Численность этой ополченческой армии, вернее, рати — 400 000–600 000 человек. Вооружение совсем слабое — винтовки самых разнообразных марок, часто устаревших образцов, и холодное оружие — вплоть до копий, стрел, щитов.

Командный состав абиссинской армии — представители знати. Объединения отдельных отрядов (армии) возглавлялись расами и другими военачальниками, которые сохранили старые наименования: «деджасмач», «фиттаурари», «азмач», «кеньзмач», «гразмач». В гвардии был молодой командный состав, прошедший современное обучение. На высших постах стояло некоторое число иностранных офицеров.

Организация снабжения, организация тыла армии практически отсутствовали. Армии питались за счет носимых и возимых запасов и местных средств и при большом сосредоточении обычно жили впроголодь. За армией шли жены солдат и офицеров, что увеличивало обоз и необеспеченность армии, уменьшало ее подвижность и сильно снижало при неуспехах морально-политическое состояние и дисциплину.

Средства связи в абиссинской армии были крайне примитивны. Хотя и имелись в небольшом количестве радиостанции (семь), полевые телефоны, телеграф, но основным средством связи остались пешие и конные посыльные, световые сигналы (костры на горах). Абиссинское командование весьма несовершенно могло управлять своими войсками. Даже негус получал важнейшие сведения о боевых действиях на фронте только через несколько дней.

Радио не только не помогло управлению войсками, но вследствие неумелого применения принесло абиссинскому командованию величайший вред. Итальянцы о многих операциях абиссинцев были прекрасно осведомлены самими абиссинскими командующими. Известно, что, например, негус неуместной радиограммой своей супруге заблаговременно открыл итальянцам свои намерения атаковать их у оз. Ашанги в конце марта 1936 г.

Боевая подготовка, оснащенность техникой различных абиссинских частей сильно отличались друг от друга. Лучше всех были вооружены и подготовлены гвардия негуса и войска раса Насибу на Южном фронте (вследствие близости границы Британского Сомали, из которого доставлялись оружие и боеприпасы, и благодаря умелому руководству турецкого генерала Вехиб-паши, участника обороны Дарданелл 1914–1918 гг.).

Большинство крупных абиссинских командиров было тактически и оперативно недостаточно грамотно, недооценивало мощь современной обороны, переоценивало опыт разгрома итальянцев в 1896 г. под Адуа.

Примитивная организация тыла абиссинской армии была одной из главных причин, обусловивших и непосредственно способствовавших ее поражению. Само собой разумеется, что эта примитивность организации явилось неизбежным следствием состояния производительных сил страны.

Общая численность бойцов в определенном районе и время пребывания их в нем лимитировались, прежде всего, количеством продовольствия, которое каждый боец мог взять с собой. Реквизиция скуднейших местных средств тотчас же создавала враждебные настроения населения. Сосредоточение массы войск в одном каком-либо районе становилось, поэтому труднейшей задачей. Пребывание больших войсковых масс могло продолжаться в одном и том же районе весьма ограниченное время. Вполне понятно, какие цели накладывало это обстоятельство на тактику, на оперативное искусство и стратегию абиссинского командования. Если кончалось продовольствие, надо было переходить на другое место, или наступать или отступать, но только не стоять на месте.

Понятно, что организация подвоза огнеприпасов также была крайне несовершенна. Санитарная служба почти отсутствовала. Европейские случайные госпитали Красного креста, конечно, не решали задачи санитарного обслуживания.

Неустройство тыла армии сыграло в этой войне самую пагубную роль.

Хаотическое состояние снабжения усугублялось еще тем, что никто точно не знал, какова численность войск в данном районе, на данном участке фронта, всего в Абиссинии. Абиссинское командование возлагало излишне преувеличенные надежды на действительно необыкновенную выносливость абиссинского воина-крестьянина, который, питаясь только из носимых на себе скудных запасов, бывал, способен существовать до 2 месяцев и делать в составе батальона переходы в 30–40 км. Посыльные за сутки пробегали 80 км.

Голод в армии стал вызывать дезертирство, причем дезертиры уносили винтовки. Армия таяла. Считают, что к решительным операциям из первоначального состава армии оставалось немного больше половины. Последующие мобилизации давали толпу людей, которых было нечем вооружить. Уменьшение состава армии после каждой неудачи, таяние ее вследствие голода заставляли негуса и расов торопиться с окончанием войны, толкали их на пагубное массовое наступление.

 

Глава VIII. Италия и ее подготовка к большой и малой войнам

1. Италия перед войной 1935–1936 гг.

После мировой войны Италия несколько округлила свои европейские владения. Она получила территориальные уступки от Антанты: немецкий Тироль, с целью разъединить противоречиями Италию с Германией (Австрией), славянские территории (чтобы разъединить Италию с Югославией).

Таким образом, к войне 1935–1936 гг. Италия-метрополия, считая острова Сицилию и Сардинию, занимала территорию около 310 900 кв. км. Сухопутная граница Италии — 1 920 км, тогда как морская — 3 500 км.

Население собственно Италии насчитывало к началу войны около 43 000 000 человек при средней плотности 138 человек на 1 кв.

Состав самодеятельного населения (по переписи 1931 г.)

Процент ко всему населению Численность Процент к самодеятельному населению
Промышленных рабочих ок. 11,5 4 479 000 28,5
Сельскохозяйственных рабочих и батраков ок. 56,5 2 503 000 16,0
ок. 18 6 982 000 44,5
Землевладельцев и крестьян, имеющих землю ок. 9,3 3 895 000 25,5
Арендаторов ок. 4 1 657 000 11
13,3 5 552 000 36,5
Кустарей и служащих ок. 3,7 1 538 000 10
Хозяев, директоров предприятий и т. д. ок. 3,3 1 370 000 9
Всего ок. 15 442 000 100

Природные богатства. Италия — одна из самых бедных стран в мире в отношении ископаемых, особенно таких важнейших для промышленности ископаемых, как уголь, нефть. Около 95 % потребности в угле и почти 99 % потребности в нефти удовлетворяются за счет импорта. Это — поистине ахиллесова пята Италии.

Италия импортировала за последние годы следующее количество нефти и бензина (в тыс. т):

Годы
1932 1 525,3 в том числе бензина 324,9
1933 1 741,3 291,2
1934 1 863,3 348,2
1935 2 114,5 366,5
1936 - 430
1937 (план) 430

Главные поставщики нефти и бензина в Италию — США, Англия и Румыния.

Полуправительственное акционерное общество «Ациенда дженерале итальянца петроли» (сокращенно Аджип — AGIP) создано для изыскания путей освобождения зависимости Италии от ввоза. Один из путей — производство синтетических нефти и бензина.

Потребность в черных металлах покрывается ввозом более чем на 50 %, в шерсти — на 80 %, хлопка, каучука — на 100 % и т. д.

Итальянская промышленность после мировой войны получила очень большое развитие благодаря притоку американского капитала. Сильное отставание итальянской металлургии от металлургии других государств представляет одно из слабых мест Италии. Машиностроительная промышленность, в частности авиационная, судостроительная, электротехническая, а также текстильная достигли высокого уровня развития.

Сельское хозяйство, играя очень большую роль в экономике Италии, не может удовлетворить ее потребности. Италии приходится ввозить много сельскохозяйственных продуктов, в том числе около 500 000 т пшеницы.

Эксплуатация мелких собственников-крестьян, а также крестьян-арендаторов и издольщиков очень велика, но маскируется демагогическими разъяснениями итальянских политиков, некоторыми демагогическими постановлениями правительства.

Безработица и эксплуатация в промышленности, сильная эксплуатация в земледелии гонят ежегодно десятки тысяч итальянцев в эмиграцию в поиски лучших условий существования.

Эмиграция направляется главным образам во Францию, США, Аргентину, Бразилию. В эмиграции к настоящему времени числится до 10 000 000 итальянцев, считая только итальянцев, сохранивших итальянское гражданство.

Из этого огромного числа лишь ничтожная часть переселилась в итальянские колонии (около 51 000). Поэтому-то несостоятельна аргументация итальянского империализма о необходимости колоний для расселения избыточного населения. Эмигранты предпочитают эмигрировать вовсе из пределов Италии и ее владений. Итальянской же буржуазии нужны для эксплуатации колониальные рабы, население колоний.

В Северной Африке Италия после войны 1914–1918 гг. только к 1932 г. сумела лишь при интенсивном и беспощадном воздействии авиации завоевать обратно восставшую против нее колонию Ливию, состоящую из Триполитании и Киренаики.

Триполитания — площадь 90 000 кв. км, население — 544 000 человек (итальянцев меньше 29 000).

Киренаика — площадь 738000 кв. км, население — 161 000 человек (итальянцев около 16000). Обе колонии не имеют сколько-нибудь большого экономического значения, но важны в стратегическом отношении.

В Средиземном море большое стратегическое значение имеют острова Додеканез, группа 14 островов, расположенных в восточной части моря.

В Красном море — колония Эритрея (площадь 199 000 кв. км, население — около 600 000 человек, в том числе итальянцев было около 4 000 человек), а на Индийском океане — Итальянское Сомали (500 000 кв. км и около 1 000 000 жителей, в том числе итальянцев менее 2 000 человек) — сами по себе тоже экономически не представляли особой ценности, но были чрезвычайно важны в стратегическом отношении, что особенно подчеркнул опыт войны.

2. Подготовка Италии к большой и малой войнам

Известный французский генерал Лиотэй, впоследствии маршал, считал основным принципом стратегии малой (колониальной) войны: «Показывать противнику такие крупные силы, которые не понадобятся».

Многие авторитетные военные специалисты считали в 1935 г. и считают еще и теперь, что Италия, нагромождая излишне мощные вооруженные силы в Абиссинии, поступала именно в согласии с этим принципом колониальной войны. Однако на самом деле этот излишек сил объясняется другими соображениями: Италия должна была готовиться — и готовилась — к войне не только с Абиссинией, но и с Англией.

А. Подготовка к большой войне

Итальянский генеральный штаб, окончательно устанавливая план войны с Абиссинией, не мог не учитывать возможности, хотя и весьма сомнительной, военного вмешательства Англии в Средиземном море, не мог не учитывать возможности закрытия Суэцкого канала. Закрытие же Суэцкого канала означало бы или невозможность вести войну в Абиссинии, или необходимость воевать с Англией за пути от тыла (операционного базиса) к фронту. Поэтому вся подготовка к войне собственно с Абиссинией, к войне, по сути дела колониальной, велась так, чтобы в случае надобности, без особых затруднений и хлопот, эту войну можно было превратить в большую войну, в которой бы абиссинский, вернее, африканский, фронт был бы лишь одним из фронтов большой войны.

Во исполнение этого основного требования плана войны действительно в Абиссинии было сосредоточено излишне много вооруженных сил и всякой военной техники. Для одной этой колониальной войны этих средств было чересчур много, и большая их часть полностью использована не была. Поэтому же при мобилизации соблюдался принцип, что взамен каждой отправленной в Африку дивизии в метрополии формируется новая дивизия. Тот же принцип, по-видимому, проводился и в отношении воздушных сил, т. е. взамен каждой эскадрильи, отправленной против Абиссинии, в Италии формировалась новая эскадрилья.

В расчете на перерыв сообщения через Суэцкий канал в Эритрее и Сомали создавались полугодовые запасы военного имущества. Самый излишек вооруженных сил в случае перерыва сообщения был известной гарантией, запасам сил на случай разрыва связи с метрополией. Вероятно, в случае вмешательства Англии итальянская стратегия решала бы не только такую задачу, как освобождение прохода через Суэцкий канал, для чего, прежде всего, нужно было отрезать восточную часть Средиземного моря от западной на участке остров Сицилия — Тунис, но и задачу образования сухопутного пути из Эритреи в восточную часть Средиземного моря через Англо-Египетский Судан и Египет.

При таком обороте войны собственно завоевание Абиссинии пришлось бы отложить на некоторый срок. Завоевание Британского Сомали, завладение Англо-Египетским Суданом и Египтом представляло бы гораздо более неотложную стратегическую задачу.

На подобные намерения и мечты итальянского империализма в итальянской прессе можно найти немало намеков. Муссолини в своих речах, не раз намекая на историю Древнего Рима, прямо заявлял Англии, что Италия может мобилизовать 8 000 000 солдат, что в самой Италии из-за войны с Абиссинией армия не ослаблена ни на одного солдата, так что задачи обороны Италии в Европе нисколько не забыты из-за войны за колонии.

На подготовку Италией войны в Абиссинии Англия реагировала, прежде всего, сосредоточением своего флота в Средиземном море. Сосредоточение происходило в начале конфликта в районе Гибралтара и Мальты. Значительная часть так называемого отечественного флота Англии 16 сентября 1935 г. прибыла в Гибралтар (эскадра линейных крейсеров, 2-я крейсерская эскадра, три флотилии эскадренных миноносцев и флотилия подводных лодок). Таким образом, обнаружилась ужаснувшая более дальновидных англичан-политиков уязвимость английского стратегического положения на море: метрополия временно осталась если не вовсе беззащитной, то весьма ослабленной. Ее безопасность зависела от надежности союза с Францией.

Ясно обнаружилось, что если Франция не возьмет на себя задачу охраны морских путей в Средиземном море и задачу связывания итальянского флота, то Англия не сможет одна решить задач войны. Известно, что английское правительство впоследствии учло эти наглядные уроки конфликта и стало бешеным темпом строить корабли и самолеты и укреплять союз с Францией.

18 сентября корабли Средиземноморского флота Англии сосредоточились на базе острова Мальта. Муссолини ответил на это сосредоточение английского флота сосредоточением большей части своих воздушных сил на острове Сицилии и в южной части Италии. Английский Средиземноморский флот, скученный на небольшой площади военно-морского рейда Мальты (3,5 кв. км), представлял прекрасную мишень для воздушной бомбардировки с итальянских сухопутных баз, находящихся от Мальты на расстоянии всего 100–200 км, т. е. в 20–40 мин. полета.

Английский флот ушел из Мальты в восточную часть Средиземного моря, «бежал из Мальты в район Суэцкого канала», подальше от воздушных баз Италии. Так, по крайней мере, комментировали в США спешный уход английского флота из Мальты и рассредоточение его в Хайфе, Александрии, Фамагусте (Кипр).

На помощь Средиземноморскому флоту англичане стали подтягивать и сосредоточивать в Адене морские силы с Дальнего Востока, из Сингапура, Гонконга. В секретном и весьма спешном порядке для охраны Средиземноморского флота и его баз были сосредоточены и английские воздушные силы из метрополии и усилены воздушные силы, постоянно находящиеся на территории Среднего Востока и Африки.

Только в августе 1936 г. английское правительство разрешило опубликовать некоторые отрывочные сведения о предпринятом Англией осенью 1935 г. сосредоточении воздушных сил в Средиземном море. Оказалось, что в дополнение к явному, демонстративному сосредоточению морских сил в Средиземном море весьма секретно и спешно были сосредоточены следующие воздушные силы:

— эскадрилья № 203 (летающие лодки «Сингапур») отправлена в Мальту, затем оттуда переброшена в Аден;

— эскадрилья № 210 («Сингапур») проделала такой же маршрут;

— эскадрилья № 204 (летающие лодки «Супермарин Скапа») по воздуху переброшена из Пемброка в Александрию.

4 октября 1935 г. из Ливерпуля вышел пароход «Камерония», на котором было погружено девять эскадрилий. Все они первоначально предназначались в Александрию. Из девяти эскадрилий; пять были легкобомбардировочного типа, а четыре — истребительного.

Из Александрии легкобомбардировочные эскадрильи были перебазированы таким образом: бомбардировочные эскадрильи № 33 и 142 (вооруженные самолетами Хаукер «Харт») были переброшены в Египет (Мерса-Матрух); бомбардировочные эскадрильи № 35 и 207 (самолеты Фэйри «Гордон») были переброшены в Англо-Египетский Судан (в Эд Дамер, возле Атбары); наконец, бомбардировочная эскадрилья № 12 (самолеты Хаукер «Харт») была перебазирована в Аден.

Никакой оперативной идеи в этом развертывании не видно. Это было, по-видимому, простым усилением имеющихся местных воздушных сил. Дислокация же мирного времени преследовала цель обеспечения морского имперского пути через Средиземное море и воспрещение морских перевозок враждебного государства, т. е. в данном случае Италии.

Истребительные эскадрильи были поставлены следующим образом:

— эскадрилья № 41 (одноместные истребители "Бульдог") — Аден;

— эскадрилья № 3 ("Бульдог") — Порт Судав;

— эскадрилья № 24 ("Бульдог") — Александрия;

— эскадрилья № 74 (одноместные истребители "Фьюри") — Мальта.

Кроме этих вышеперечисленных эскадрилий к перевозке было подготовлено еще неустановленное число бомбардировочных и истребительных частей. При этом истребители должны были перевозиться в ящиках на кораблях, а тяжелые бомбардировщики Хендли-Пейджа «Хейфорд» должны были идти перелетом.

На двух авианосцах в Александрию было послано усиление для эскадрилий Ближнего Востока и Судана. Ежедневно через Портсмут для ВВС, расположенных в бассейне Средиземного и Красного морей, направлялось по пять разобранных самолетов на пополнение запаса авиачастей гарнизонов.

В общем, по английским официозным данным, авиация Средиземного моря, Ближнего Востока и Судана была единовременно усилена всего на 250 самолетов. Вместе с постоянно находящимися там самолетами это составляет до 400–450 самолетов. По данным иностранной печати, действительное число самолетов, сосредоточенных в Средиземном море, было 600, из них 170 в Египте.

Самолеты усиления были постепенно возвращены в Англию после прекращения санкций в августе 1936 г. и после заключения «джентльменского соглашения» между Англией и Италией.

Таким образом, осенью 1935 г. Англия демонстрировала всему свету свои явно недозрелые планы по стратегическому сосредоточению и развертыванию морских и воздушных сил в Средиземном море и на путях из него на Дальний Восток.

Обнаружилось также резкое изменение соотношения сил в Средиземном море. Обнаружилось огромное влияние воздушной мощи на стратегическую обстановку в этом море и дальнейший рост этого влияния с ростом военно-технических возможностей воздушного флота.

После всех передвижений и рокировок морских сил в Средиземном и Красном морях было сосредоточено 7 линкоров, 3 авианосца, 25 крейсеров, 65 эскадренных миноносцев и 15 подлодок.

Линейные корабли были расположены при входе (Гибралтар) в Средиземное море и при выходе из него (Александрия). В обоих этих пунктах было сосредоточено больше всего кораблей (всего 28 в Гибралтаре и 32 в Александрии против 22 в Мальте, 13 в Хайфе, 11 в Адене, 5 в Порт-Саиде). Авианосцы: 2 в Александрии и 1 в Адене.

Если взять только численность линкоров, крейсеров и авианосцев, то центр тяжести английского сосредоточения морских сил лежал в Александрии (13 единиц), затем в Гибралтаре (6) и Адене (6). Мальта получила максимум по преимуществу оборонительных средств, в том числе 7 подлодок. В Мальте вход на рейд был загражден противолодочными сетями, противокатерными бонами. Противовоздушная оборона на Мальте была резко усилена, газоубежища были построены во всех важнейших пунктах острова. Вся система противовоздушной обороны была приведена в боевую готовность. Гарнизон Мальты был усилен пятью полками из Индии.

Берега Мальты были окружены проволочными заграждениями, чтобы облегчить гарнизону борьбу с итальянскими десантами.

В Гибралтаре работы по усилению укреплений велись днем и ночью. Были построены газоубежища на 16 000 человек. На окружающих Гибралтар высотах было установлено до 50 зенитных батарей.

Сухопутные силы и воздушный флот Англии в ее владениях в Палестине, Судане, в Египте и других странах, прилегающих к Средиземному и Красному морям, были усилены. Авиапромышленность Англии получила громадные заказы. Заводы работали в несколько смен, но не успевали выполнять план заказов на авиаимущество.

Необходимо упомянуть еще о создании новой опорной воздушной базы и аэропорта Мерта-Матрух на границе Египта с Киренаикой, откуда надо было ждать удара Италии по Египту.

Усиление подготовки Италии. Как ответила Италия на эти и многие другие мероприятия английского правительства? Произвела ли на нее демонстрация английской морской мощи то впечатление, на которое надеялись в Англии?

Пока неизвестно, насколько серьезно оценило эту демонстрацию итальянское правительство. Как уже указывалось, Италия готовилась в Африке и в Европе к большой войне. Но собственно никто тогда не верил в возможность проведения со стороны Англии каких-нибудь решительных действий. Поэтому итальянская подготовка не может считаться достаточной. В итальянской печати смеялись над парад-алле английского флота из устаревших кораблей и угрожали потопить его с воздуха. Итальянское правительство, одна ко, предприняло ряд мер к нейтрализации английского морского превосходства и к усилению своих сухопутных и воздушных сил.

Оно усилило свой флот в Красном море (в Массауа к началу войны было сосредоточено 4 крейсера, 5 эскадренных миноносцев, 6 подводных лодок и 1 авиатранспорт). Большая часть морских сил была расположена там же, где и воздушные силы, т. е. в южных портах Италии (Таренто, Бриндизи) и на острове Сицилии (порт Аугуста).

В Таренто, Бриндизи и в Сицилии стояло 66 кораблей (в том числе 2 линкора, 13 крейсеров, 34 эсминца и 17 подлодок) из общего числа 152 единиц тогдашнего состава итальянского флота. Впоследствии этот центр тяжести при всех частичных передвижениях остался без изменения. Иначе говоря, главные свои морские силы, так же как и воздушные, Италия держала в центре Средиземного моря, что являлось вполне целесообразным для той обстановки.

В южных портах Италии и в Сицилии было сосредоточено 76 единиц, в Массауа — 27. В гаванях островов Лероса и Родоса, а также в Тобруке, в новой, спешно строившейся воздушной базе в Ливии, была сосредоточена 31 единица, в том числе 4 эсминца, остальные — подлодки и торпедные катера.

В связи с подготовкой войны против Абиссинии в Италии были проведены следующие чрезвычайные меры для усиления вооруженных сил:

1) переосвидетельствованы освобожденные от военной службы лица, родившиеся в период 1901–1914 гг.;

2) реорганизована вневойсковая военная подготовка (допризывной подготовкой с осени 1935 г. было охвачено около 650 000 человек);

3) реорганизовано территориальное деление страны и местная работа по учету, призыву и мобилизации военнообязанных; были созданы 29 территориальных военных зон, командующие которыми подчинялись непосредственно заместителю начальника штаба по территориальной службе (ему же подчинялись береговая милиция и милиция ПВО);

4) установлен новый порядок ускоренного прохождения службы комсоставом в колониях и в экспедиционных войсках; служба в частях фашистской милиции была приравнена к службе в регулярной армии, создана территориальная воздушная зона на юге Италии с центром в Бари;

5) создан генеральный комиссариат по производству вооружений, подчиняющийся непосредственно Муссолини (как председателю комиссии обороны).

Б. Подготовка Италии к войне с Абиссинией

Торговый флот Италии выполнял большую и весьма напряженную работу по перевозке из метрополии и других стран в Эритрею и Сомали массы грузов, вплоть до обыкновенной пресной воды, которую приходилось завозить в Массауа.

Представление о работе торгового флота дает общий вес грузов, доставленных в Восточную Африку в течение главным образом 1935 г. (с марта по декабрь). Всего было перевезено около 1 000 000 т грузов, что потребовало около 500 пароходорейсов, каждый дальностью 4 500 — 6 500 км.

Огромная стоимость самого провоза не поддается учету. Стоимость всех средств военной техники, доставленных из Италии в Африку, вероятно, увеличилась чуть ли не вдвое. Известную пословицу поистине своевременно модернизировать: «За морем телушка и пушка полушка, да рубль перевоз».

Переходя к сухопутным театрам войны, необходимо особенно отметить сосредоточение Италией 50-тысячной армии и воздушных сил в Киренаике, что оценено было Англией как большая угроза непосредственно такому нервному узлу Британской империи, каковым является Египет.

Какие же силы были сосредоточены непосредственно на абиссинском театре войны в Эритрее и Итальянском Сомали?

Прежде всего, отметим, что ввиду громадной удаленности от Италии театра войны и бедности Италии торговым флотом сосредоточение, начавшееся в начале 1935 г., далеко не было закончено к началу войны и продолжалось до ее внезапного драматического конца. Отчасти этому явились причиной также и военно-политические соображения, неразвитость порта в Массауа, неготовность путей сообщения в Эритрее. На главном Северном фронте в Эритрее к началу войны, т. е. к 3 октября 1935 г., было сначала всего три корпуса: один туземный «Эритрейский», два итальянских. С изменением политического положения резко изменилась стратегия ведения войны, а вместе с тем резко увеличилось и количество вооруженных сил: на Северном фронте стало пять корпусов, добавились многочисленные формирования туземцев и технических частей. Соответственно почти удвоилось и число самолетов в авиачастях.

Характерной особенностью итальянских корпусов было обязательное включение в каждый из них по дивизии чернорубашечников.

В октябре 1935 г. в Эритрее были сосредоточены 1-й корпус в составе регулярных дивизий «Сила», «Сабауда» и дивизии чернорубашечников «28 октября». 1-й корпус впоследствии выделил из своего состава кадры для формирования 3-го корпуса и к решительным сражениям войны усилился альпийской дивизией «Валь Пустерия». Вместо дивизии «28 октября» в его состав вошли дивизия чернорубашечников «3 января», группа танков, отдельные батальоны чернорубашечников и туземцев и несколько отрядов из туземцев.

Во 2-й корпус входили регулярные дивизии «Гран Сассо», «Гавиниана», дивизия чернорубашечников «21 апреля», 3-я эритрейская бригада. К решительным сражениям 2-й корпус, выделивший кадры для формирования 4-го корпуса, имел тот же состав, несколько лишь усиленный отрядами туземцев и другими временными формированиями.

3-й корпус, укомплектованный за счет населения Эритреи, частично Ливии, при итальянском командном составе, предназначенный для выполнения труднейших и опаснейших задач войны, состоял из 1-й эритрейской дивизии (одна его бригада была в составе 2-го корпуса) и 2-й эритрейской дивизии. Этот корпус к решительным боям был усилен дивизией «28 октября» чернорубашечников (из 1-го корпуса), отдельными батальонами чернорубашечников, гренадеров альпийских войск. 1-я эритрейская бригада пошла на формирование 5-го корпуса.

5-й корпус, сформированный уже Бадольо, состоял из 1-й эритрейской бригады, дивизии «Асиета», дивизии чернорубашечников «23 марта», группы танков и войск раса (деджасмача) Гукса, перешедшего к итальянцам.

4-й корпус был сформирован позже всех, в середине февраля, из дивизий, вновь прибывших из Италии: «Кассерия», «1 февраля» (чернорубашечников), группы танков и других частей.

Кроме этих крупных соединений, итальянцы имели маневренные группы генералов Мариотти и Кутуре, численностью по 5 000 — 5 500 человек.

На Южном (второстепенном) фронте дивизии в корпуса не сводились, а образовали две оперативные группы. Одна группа в районе Доло состояла из регулярной дивизии «Пелоритана», туземной 1-й арабо-сомалийской дивизии, кавалерийской спешенной бригады, посаженной на грузовики, и танковой группы.

Вторая оперативная группа в районе Герлогуби, действовавшая на Харарском направлении, состояла из моторизованной дивизии «Тевере», из 2-й арабо-сомалийской дивизии и мотоциклетных частей.

Уже в феврале на Южный фронт прибыли регулярные дивизии «Ливия», «Качиатори Альпини» («альпийские егеря»), «По», 25 отдельных пехотных батальонов, артиллерийские и другие части.

Всего, по данным «Национе Милитаре» (август — сентябрь 1936 г., стр. 554), в Восточную Африку было отправлено: 5 корпусных управлений, 23 дивизии, 87 000 лошадей, мулов и прочих четвероногих, 13 000 автомобилей, тракторов и мотоциклов (в итальянской статье — 1300), 450 000 винтовок и карабинов, 800 пушек, 11 500 пулеметов, более 300 танков.

Всего к началу войны на обоих фронтах было сосредоточено 250 000–270 000 человек.

Всего за пять частичных мобилизаций было мобилизовано около 1 000 000 солдат.

За всю войну было перевезено из Италии 315 000 человек войск (и около 100 000 рабочих). Следовательно, к моменту решительных операций против Абиссинии было сосредоточено (с учетом туземных корпуса, дивизий и ряда формирований) не менее 400 000–450 000 человек.

Не останавливаясь на организации итальянских и туземных частей, перейдем прямо к вооружению. Пехотинец вооружен винтовкой старого образца (1891 г.) и гранатами. В полку регулярной дивизии было по 24 горных пушки (65-мм), по девять штурмовых мортир в батальоне, не установленное точно, но значительное число ручных и станковых пулеметов.

В состав регулярной дивизии входил артиллерийский полк с 24 орудиями (65-мм горные пушки и 75-мм горные гаубицы). В дивизии чернорубашечников всего 12 орудий. В туземной дивизии артиллерии было еще меньше. Состав дивизий, впрочем, был крайне разнообразен. Всего у экспедиционной армии было более сотни огнеметов.

Отряды туземцев вооружались лишь устаревшими винтовками с ограниченным комплектом патронов.

В распоряжении командиров армейских корпусов была артиллерия усиления на механической тяге — 105-мм и 120-мм пушки, 149-мм гаубицы и авиационная эскадрилья или авиаотряд.

Организация всех частей и соединений в Восточной Африке сильно отличалась от организации их в метрополии. Например, отсутствовали зенитные и противотанковые орудия.

Видимо, в целях испытания современной военной техники на абиссинских войсках в экспедиционные войска были включены небольшие технические части и подразделения (например, огнеметные).

Танки Фиат-Ансальдо обр. 1933–1934 гг. придавались дивизиям по мере надобности. Всего было до 300 танков.

Техническое оснащение итальянской армии, сравнительно слабое для европейской войны, было чрезвычайно высоким для предстоящей колониальной войны с абиссинской армией, по существу лишенной техники. На 1 000 солдат у итальянцев приходилось 1,5–2 орудия, 1 самолет, 3/4 танка, 20–25 автомобилей.

Военизированные дорожно-строительные отряды представляли собой весьма характерную особенность экспедиционной армии, которая по временам сама вся целиком превращалась в рабочую армию по постройке дорог.

На Северном фронте сначала работало до 20 000 — 25 000 рабочих, на Южном — до 20 000. Впоследствии общая численность рабочих поднялась до 100 000 человек. Эти рабочие вербовались обманным путем в Италии среди безработных.

При армии состояло 200 геологов-ученых, оказавших ценную помощь при выборе направления дорог, в поисках воды и мест для устройства колодцев, особенно в безводном Сомали, Огадене.

Подготовка войск. В августе 1935 г., т. е. за два месяца до начала войны, было утверждено наставление по применению крупных соединений в Восточной Африке. Но еще до появления наставления генеральный штаб организовал подготовку войск к специфической обстановке в Абиссинии согласно особой инструкции, легшей затем в основу упомянутого наставления.

Уже по прибытии в Эритрею (соответственно Сомали) части некоторое время втягивались в тяжелые условия театра войны в учебных лагерях, устроенных в горах в Эритрее. Войскам внушалась идея необходимости беспощадно уничтожить вооруженную силу противника, стремясь к обходу его обоих флангов и к выходу на сообщения. В то же время под впечатлением разгрома под Адуей 1896 г. внушалась идея о не разделении войск на отдельные колонны, о методическом, планомерном захвате территории.

В наставлении так прямо и было сказано: «Помнить урок Адуи: четыре группы, отделенные друг от друга, действовали таким образом, что, будучи внезапно атакованы превосходными силами, не могли взаимодействовать друг с другом по недостатку сил и вследствие ошибок в расчете времени и расстояний». Делалась установка на продолжительную, методически ведомую кампанию с основательным освоением оккупированной территории и тщательным обеспечением операционной линии, с постройкой путей сообщения, с исключительным вниманием проблеме тыла и снабжения («колониальная война — это, прежде всего, проблема снабжения» — одно из положений наставления).

В тактике обращалось особое внимание на выгоды — сначала обороны с использованием всей мощи огня пулеметов, артиллерии и авиации против наступающего в густых колоннах колониального противника, а потом контрнаступления на истощенного противника.

При главнокомандующем де Боно указания «Наставления» соблюдались точно. Итальянская армия на Северном фронте действовала массивной многотысячной фалангой, боясь расчлениться на отдельные колонны, к чему ее вынуждал характер театра войны.

Лишь впоследствии, при Бадольо, итальянцы осмелились действовать колоннами, маневрировать в горах. Им это маневрирование сходило безнаказанно вследствие наличия у них ВВС, отсутствия последних у абиссинского командования, допустившего, кроме того, тяжелые оперативно-стратегические ошибки.

 

Глава IX. Подготовка Италии к воздушной войне

1. Воздушные силы Италии

Внимательный наблюдатель мог бы прийти к правильному заключению о подготовке Италии к какому-то военному выступлению на основании внезапного скачка в росте воздушного бюджета. В течение ряда лет итальянский воздушный бюджет неизменно определялся в 700–750 млн. лир. Но в 1934–1935 гг. он вдруг скачком поднялся до 1 200 млн. лир. По плану за год предусмотрено было формирование около 25 новых эскадрилий и ряда новых авиашкол. В войну Италия вступила со следующей организацией своих воздушных сил, которая затем после войны была радикально изменена.

Воздушное министерство возглавлялось самим Муссолини (так же, как морское и военное министерства). Его заместителем был генерал Валле. Воздушное министерство объединяло всю военную, военно-морскую и гражданскую авиацию в техническом отношении, в отношении комплектования личным составом, его обучения, снабжения и т. д. Во всех отношениях, однако, воздушному министерству подчинялась только «воздушная армия». Воздушные же силы, приданные армии и флоту, в оперативном отношении подчинялись также соответствующим войсковым и морским командирам.

Колониальные эскадрильи подчинялись министру колоний.

Непосредственно в отношении применения воздушные силы подчинялись «начальнику генерального штаба воздушных сил».

Личный состав воздушных сил объединяется в четыре категории: воздушные силы, инженерный корпус, административные войска, авиационные школы.

Италия в воздушном отношении была подразделена на четыре воздушные зоны метрополии и две островные воздушные зоны. Каждый аэропорт имеет свой округ (посадочные площадки, частные аэродромы, аэродромы гражданской авиации также в некоторых отношениях ему подчиняются).

К началу 1935 г. состав воздушных сил был таков.

Воздушная армия
24 истребительные эскадрильи по 12 самолетов 288 самолетов
12 эскадрилий дневных бомбардировщиков по 9 самолетов 108 самолетов
10 ночных бомбардировщиков 9 самолетов 90 самолетов
46 эскадрилий 486 самолетов
Воздушные силы армии
22 разведывательные эскадрильи по 9 самолетов 198 самолетов
Воздушные силы флота
8 истребительных эскадрилий по 12 самолетов 96 самолетов
12 эскадрилий дневных бомбардировщиков по 9 самолетов 108 самолетов
11 разведывательных эскадрилий по 9 самолетов 99 самолетов
31 эскадрилья 303 самолета
Колониальные ВВС
8 разведывательных эскадрилий по 9 самолетов 72
Итого: в строю 1 059 самолетов
в резерве около 881 самолет
Всего 1 940 самолетов

В авиашколах было около 160 боеспособных боевых самолетов, что дает всего до 2 100 самолетов.

По данным французской официальной прессы, общая численность итальянских самолетов в строю определяется в 1 206, тогда как американцы считали 2 300 единиц.

2 — 3 эскадрильи составляли группу (дивизион), 2–3 группы — авиаполк («стаю»), 2 авиаполка — авиабригаду.

Численность личного состава: всего около 24 280 человек (в том числе 2153 офицера и 4018 унтер-офицеров; из них летного состава: 1246 офицеров, 1320 унтер-офицеров и 350 нижних чинов, всего — 2 916 человек).

Противовоздушная активная оборона, также подчиненная воздушному министерству, насчитывала пять зенитных полков (всего 24 зенитные батареи).

2. Сосредоточение ВВС в Эритрее и Сомали

Фишер фон Потурцин на основе сведений, полученных им в итальянском воздушном министерстве и собранных лично в Абиссинии, куда он ездил по приглашению итальянцев и даже летал там на итальянских самолетах, сообщает следующие данные о сосредоточении итальянских ВВС в Восточной Африке.

Вначале Муссолини решил послать в Эритрею 250, в Сомали — 50 самолетов. Для этого числа самолетов и велась подготовка аэродромов и всего тыла авиации.

Порт Массауа играл решающую роль для всего Северного фронта. Его пропускная способность была не велика. Вследствие неверного расчета генеральный штаб определил, что достаточно увеличить пропускную способность порта до 2 000 т в день, чтобы справиться с перевозками. На самом же деле понадобилось в течение немногих месяцев подготовки с февраля 1935 г. через порт Массажа пропустить до 300 000 т разных материалов, 6 500 автомобилей, 30 000 животных и 360 000 людей.

Пропускную способность порта пришлось увеличить сначала до 50 000 т, а потом до 90 000 т в месяц.

Но даже выгруженную с большим трудом в Массауа массу имущества сначала не на чем было протолкнуть на фронт.

В Асмару грузы перебрасывались по узкоколейной железной дороге (колея — 95 см), куда поезд в составе 2 паровозов и только 8 вагонов шёл 7 час. Всего за сутки можно было пропустить 500 т грузов. Поэтому до 1 000 т грузов ежедневно пришлось везти на грузовиках.

Впоследствии была построена канатная дорога с пропускной способностью 700 т в сутки.

Дорога от Массауа до Асмары, идущая постепенно в гору на, высоту до 2 400 м над уровнем моря, имеет до 1 200 поворотов, а далее на участке Асмара — Макале — до 1 700 поворотов. Пропускная способность автодорог тоже оказалась совершенно не соответствующей выяснившейся потребности. При спешке во время автоперевозок случалось много аварий и катастроф.

Мало того что дорога подчас идет по самому краю обрыва и имеет массу неожиданных поворотов, она еще покрыта на несколько дюймов слоем красноватой мельчайшей пыли. Поэтому бывали случаи, что целая грузовая колонна в 15–17 автомашин, идя в туче пыли вслед за головной машиной, летела в пропасть. Только переход к движению автомобилей по 12 часов в одном и по 12 часов в другом направлении и ряд других мер подняли низкую пропускную способность дорог.

Воздушное министерство, видя неспособность порта Массауа справиться с разгрузкой, выдвинуло предложение оборудовать, специально для выгрузки имущества, принадлежащего воздушному флоту, небольшой порт Зулу, недалеко от Массауа, и сделать его основной воздушной базой на Северном фронте. Однако главнокомандующий де Боно ни в коем случае не соглашался осуществить это предложение и направил все воздушное имущество через забитый до отказа порт Массауа. Поэтому сосредоточение воздушных сил сильно запоздало против сроков, установленных по плану.

Эта грубая ошибка не сопровождалась для итальянцев никакими особо неприятными последствиями. Между тем, имей противник Италии ВВС, такая ошибка имела бы, может быть, роковые последствия для нее.

Первоначально итальянский генеральный штаб воздушных сил решил все самолеты перебросить в Абиссинию по воздуху, лётом. Но когда обнаружилось, что египетские власти (под влиянием англичан) чинят на промежуточных аэродромах в Каире и Хартуме всяческие препятствия перелету, когда стало ясно, что они, безусловно, сорвут перебазирование по воздуху, тогда итальянцам пришлось изменить решение и направить самолеты в разобранном виде на кораблях, в ящиках. Для этого пять торговых кораблей были превращены во временные авиатранспорты. Сборка самолетов производилась в Массауа в самом порту. Вначале в день успевали собирать два самолета, потом стали собирать до трех самолетов. Этот темп сборки не удовлетворял командование.

Вследствие заторов с разгрузкой самолетов в порту Массауа и медленности сборки план воздушного сосредоточения ни в коей мере не был выполнен в предусмотренные сроки. В марте 1935 г. в Эритрее фактически было готово только 43 самолета. Дело в том, что первые эскадрильи были отправлены в Африку из Генуи только в марте 1935 г. Сначала они направлялись в Сомали, как место, более обеспеченное аэродромами, и только уже потом в Эритрею, по мере готовности ее наземной организации. В сентябре 1935 г. на борту парохода «Сатурния» отправились 14-я и 15-я бомбардировочные эскадрильи. Командиром 14-й эскадрильи (Disperata — «отчаянная») был министр пропаганды кап. Чиано.

Про эти эскадрильи стоит здесь упомянуть лишь потому, что их отправка была для разведки других стран неопровержимым признаком близкого начала войны. На самом же деле пресса до самого начала войны все еще сомневалась, решится ли Италия воевать.

Слишком медленный темп воздушного сосредоточения ВВС заставил вице-министра авиации генерала Валле, как раз прибывшего весной в Эритрею, снова просить де Боно устроить выгрузочный пункт авиации и воздушную базу в Зуле. Де Боно обещал значительно усилить наряды на автотранспорт для авиации для перевозки воздушного имущества из Массауа в Асмару, оборудовать же Зулу снова категорически отказался, ссылаясь на отсутствие рабочих рук и материалов (кроме оборудования самого порта Зулы, надо было строить подъездную железную или шоссейную дорогу от Зулы).

К лету 1935 г. положение с сосредоточением авиации было настолько неудовлетворительным, что сам де Боно вынужден был сократить до минимума полеты разведывательных самолетов, чтобы сохранить моторесурс и сберечь бензин. К этому времени аэродром в Асмаре был уже почти готов. Бетонные полосы позволяли взлетать с него во всякую погоду и даже в сезон тропических дождей.

Бомбардировщик Caproni-101

23 июля 1935 г. де Боно получил от воздушного министерства «окончательный» состав ВВС, с которым предполагалось начать войну с Абиссинией, а именно: 255 бомбардировщиков и 52 разведчика (впоследствии общее число самолетов было доведено до 500).

Одновременно было учреждено «Высшее воздушное командование», но его права и обязанности и взаимоотношения с главнокомандующим не были определены с достаточной ясностью. Де Боно настаивал на полном подчинении себе авиации. Фактически авиация ему подчинялась полностью лишь в оперативном отношении. Впоследствии Бадольо тоже подчинил себе в оперативном отношении всю авиацию.

К началу войны у де Боно было 170 000 итальянских и 65 000 колониальных (туземных) войск и 28 000 рабочих. Состояние авиации Северного фронта к началу войны видно из следующей дислокации.

3-я воздушная бригада Асмара
8 эскадрилий разведывательной авиации 68 Romeo Ro-1
1 эскадрилья истребительной авиации 4 Fiat GR-20
15-я бомбардировочная группа Асмара
2 бомбардировочные эскадрильи 15 Caproni Ca-101
1 бомбардировочная эскадрилья 4 Caproni Ca-111
27-я бомбардировочная группа Ассаб
2 эскадрильи 1 °Caproni Ca-111
1 отряд 5 Caproni Ca-101
1 отряд 5 Romeo Ro-1
1 отряд 3 Fiat GR-20
Гидроавиаотряд 4 летающие лодки Marina Fiat MF-4
Приданы войскам:
1-му корпусу Ливийская эскадрилья
2-му корпусу 118-я эскадрилья
Эритрейскому корпусу 39-я эскадрилья
Восточной группе 41-я эскадрилья
32-35 самолетов

Итого прибыло, следовательно, около 60 % первоначально назначенного числа самолетов (250) и немного больше 40 % впоследствии значительно увеличенного состава (350).

К ноябрю число самолетов на Северном (Эритрейском) фронте возросло до 185, а на Южном — до 95. Большая часть тяжелых бомбардировщиков, составлявших до 60 % всего состава авиации, была отдана главному фронту — Северному. Их аэродромы находились в Асмаре, Ассабе, Ади-Угри, Сенафе, Май Эгода и др.

Бомбардировщик Caproni-133

Тактико-технические данные итальянских самолетов 1935–1939 гг.

Старые и новые типы самолетов Наибольшая скорость, км/ч Потолок, м Дальность, или запас горючего, км Вооружение
Разведчики Ro-1 228 6000 600 3 пул., бомб 144 кг
Разведчики Ro-37 338 6500 2000 3 пул., бомб 500 кг
Штурмовики Ar-1бис 400 7000 До 2000 6 пул., бомб 500 кг
Бомбардировщики Caproni-101 (3 мотора) 190 4000 750 3-5 пул., бомб 500 кг
Бомбардировщики Caproni-111 (3 мотора) 275 5500 1000–2000 (без бомб) 3 пул., бомб 1000 кг
Бомбардировщики Caproni-133 (2 мотора) 350 - 1000 5 пул., бомб 2000 кг
Бомбрадировщики Savoia-81 (3 мотора) 350 8000 2000 4-6 пул., бомб 2000 кг
Истребители GR-20 276 8000 2,5 часа 2 пул.
Истребители GR-32 350-390 9000 2 часа 3 пул.

На Сомалийском (Южном) фронте бомбардировщики составляли около 52–53 % от общего числа самолетов. Их аэродромы находились в Луг-Ферранди, Эль-Бур, Рокка-Литориа, Могадишо, а впоследствии в Горохей. Использовались и другие захваченные аэродромы.

Итальянцы начали войну с устаревшей материальной частью авиации. Обострение международной обстановки и конфликт с Англией побудили ее значительно форсировать свой шестилетний план воздушного перевооружения. Общая численность итальянских ВВС в 1936 г. была доведена до 2 000 самолетов в строю, причем половина из них была из числа новейших бомбардировщиков со скоростью 350–400 км/час и истребителей со скоростью 420 км/час. Тогда же был выдвинут лозунг о подготовке 50 000 летчиков, развернута сеть новых авиашкол, авиаклубов, аэродромов.

Самолеты имели на своем вооружении химические авиабомбы и приборы для выливания и разбрызгивания ОВ. Итальянцы впервые испробовали на войсках и населении Абиссинии эффект воздушно-химических нападений, грубейшим образом нарушив международное право.

Как во всей экспедиционной армии Италии, так и в авиации особенное внимание было обращено на радиосвязь. Все самолеты могли поддерживать по радио связь с пехотой, до полков включительно. Авиация базировалась на две главные авиабазы: Массауа (Северный фронт) и Могадишо (Южный фронт), откуда авиаимущество распределялось по аэродромам в распоряжение комендантов авиабаз или аэропортов, которые уже и обеспечивали строевые авиачасти. Вначале эта система, давно введенная в Италии-метрополии и хорошо функционировавшая там в мирное время, вызывала много нареканий, но затем, по мере усовершенствования службы авиатыла в новых для нее условиях, жалобы прекратились.

На Северном фронте основными аэродромами были Асмара, Ассаб, Массауа, впоследствии Аксум, Макале, Дессие, Горохей. Всего было сначала 9 аэродромов и около 30 посадочных площадок. На Южном фронте использовались аэродромы в Могадишо, Луг-Ферранди, а затем — Негели, Горохей, Геледи и др. Основные аэродромы имели ангары для самолетов и здания для личного состава, артезианские колодцы, авторемонтные мастерские.

Жара, пыль, дожди, большая высота аэродромов над уровнем моря, — все это сильно затрудняло эксплуатацию самолетов, но все же современная материальная часть ВВС легко приспособлялась ко всем условиям. Аэродромная служба была в значительной мере механизирована. Применялись гусеничные тракторы и специализированные прицепки-мастерские, цистерны, холодильники, смесителей горючего и т. д.

Сначала бомбардировочные самолеты были представлены по преимуществу старыми трехмоторными Капрони (монопланы, три мотора воздушного охлаждения Альфа «Дукс» по 270 л. с.). Вооружение Капрони состояло из трех пулеметов, один из них на турели. Самолет имеет фото— и радиооборудование. Площадь несущих крыльев — 55 кв. м. Вес пустого — 2 500 кг. Самолет поднимал около 1 000 кг, имел на скорости 200 км/час, радиус действия — около 500 км.

Столь же устаревшим был разведчик Ромео 1-бис (мотор Пиаджо-Юпитер 550). Его вооружение — три пулемета. Скорость средняя — 200 км/час.

Только с середины декабря 1935 г. стали поступать новейшие бомбардировщики типа Савойя SM-81, трехмоторный низкоплан (общая мощность 2 100 л. с.) с крейсерской скоростью 300 км/час и с радиусом действия 1 000 км.

Бомбардировщики Савойя

Эскадрильи были сначала в неполном штатном составе, в среднем не более 7–8 самолетов в эскадрилье. Бомбардировщики составляли под конец войны около 60 % всего состава, истребители — около 10 %. Однако вследствие отсутствия воздушного противника состав ВВС был безразличен. Личный состав эскадрильи был сокращен до минимума, чему способствовала «бесхвостая» организация. Так, в среднем на трехмоторный тяжелый бомбардировщик приходилось 5 человек летного подъемного и 7 человек технического и обслуживающего состава. Штатный состав бомбардировочной эскадрильи получался немногим более, иногда менее, 100 человек, а разведывательной и истребительной эскадрильи и того меньше (около 40 человек).

Со вступлением в должность Бадольо существенно изменилась организация высшего управления воздушными силами. Авиация Северного и Южного фронтов была объединена «Командованием воздушного флота Восточной Африки». Этому командованию (генерал Аймоне Кат) были подчинены также ВВС Киренаика и Триполитании, в свою очередь объединенные «Командованием воздушного флота Ливии».

«Командование воздушного флота Восточной Африки» в оперативном отношении «зависело» (как говорит итальянский «Nazione Militare», январь 1936 г.) от главкома Восточной Африки, т. е. от Бадольо, и полностью подчинялось «Высшему Комиссариату колоний Восточной Африки», которому подчиняются все земные, морские и воздушные силы, расположенные на территории колоний. Наконец, в отношении личного состава, его подготовки, в техническом отношении это воздушное командование подчинялось воздушному министерству.

Все части и соединения воздушных сил, включая сюда и части независимой воздушной армии Италии, переброшенные в Африку, фактически, хотя и не юридически, во всех отношениях подчинялись Бадольо, как командующему воздушным флотом Восточной Африки.

Разведывательные части, приданные армейским корпусам, подчинялись в оперативном отношении командирам корпусов, а во всех других отношениях — командующему авиацией Восточной Африки.

Бадольо потребовал также значительного усиления авиации.

Численность самолетов была доведена до 500, из них 350 (т. е. 70 %) приходилось на Северный фронт. Точных сведений о составе самолетов нет. Как уже сообщалось ранее, большая часть самолетов была бомбардировочного типа.

 

Глава Х. Подготовка тыла ВВС

1. Аэродромы. Бензохранилища. Спецслужбы

Почти 500 самолетов, предназначенные по последнему варианту плана войны для участия в войне, требовали хорошей технической и снабженческой организации авиации. Авиация отстояла от своего операционного базиса на 4 500 — 6 000 км. Она должна была работать в особо трудных условиях тропического климата, больших высот аэродромов, бездорожья. Нужна была большая подготовка театра в авиационном отношении. Эта работа, начатая поздно, была все же выполнена, притом в сравнительно короткий срок — в течение менее года.

До войны в Эритрее и Сомали было только две эскадрильи: одна стояла в Асмаре, другая — в Могадишо. Аэродромов было недостаточно.

В январе 1935 г. в Эритрее было 3 аэропорта (Асмара, Ассаб, Массауа) и 10 посадочных площадок. В сентябре 1935 г. число аэродромов-аэропортов увеличилось до 9, а число посадочных площадок, — до 26, прежние аэропорты были расширены.

В Сомали аэродромный вопрос разрешался проще вследствие наличия многих естественных аэродромов.

В январе 1935 г. в Сомали насчитывалось 11 аэропортов, из них три были хорошо организованы. Число посадочных площадок было велико.

В течение 7 месяцев войны было вновь построено всего 29 аэропортов и аэродромов в Эритрее и 54 — в Сомали.

Постройка основных аэродромов-баз (одной базы к югу от Асмары (Гура) и другой в Ассабе) потребовала затраты множества человеко-часов. Итальянцы заявляют, что аэродром в Гура, якобы, самый большой аэродром в мире (как, впрочем, и аэродром в Горохей на Южном фронте, где, однако, аэродром естественный — степь). Его постройка (3 000×2 000 м) потребовала работы 2 000 рабочих в течение двух месяцев, взрыва двух гранитных холмов и переноса двух туземных деревень.

Снабжение для авиации доставлялось из Италии 50 пароходами, переданными в исключительное распоряжение авиации.

Для авиации за всю войну было построено более 1 000 зданий разного назначения.

В Массауа и Могадишо, несмотря на крайний недостаток разгрузочных приспособлений и малую общую длину причальной линии, авиации было предоставлено по 600 м причальной линии.

Всего для нужд авиации было перевезено из Италии через Неаполь и Геную 250 000 т грузов.

По данным книги де Боно, до 50 % всей грузоподъемности кораблей было использовано для перевозки составных частей бараков, ангаров и других служебных зданий. Вообще грузов не боевого назначения перевозилось немало. Так, например, 10 мая 1936 г. в Абиссинию было доставлено специально для командного состава авиации, для летчиков 723 000 бутылок горячительных напитков и минеральной воды. В Абиссинию, наконец, были доставлены для авиации 22 госпиталя на 25 кроватей (в среднем) каждый.

Санитарные самолеты были выделены для обслуживания не только авиации, но и всей итальянской армии.

Ввиду того что средняя высота аэродромов над уровнем моря была около 2400 м, все моторы были снабжены, по-видимому, нагнетателями. Итальянский источник говорит о том, что все моторы были приспособлены к работе на высоте.

Вопрос о горючем представлял для итальянцев двойную задачу, почти загадку: вообще почти все горючее для ВВС им приходилось ввозить, а в жарком климате при недостаточно технически обеспеченном и продуманном его хранении можно было одну половину горючего потерять на испарении, а вторую половину испортить качественно, потеряв легкие фракции. В Италии были изданы драконовские законы в целях экономии бензина и передачи всего сэкономленного горючего в воздушные силы. Понятно, что в этих условиях итальянцам приходилось особенно тщательно организовать хранение, перевозку и эксплуатацию бензина.

Как была решена эта задача?

Было построено 260 бензохранилищ-цистерн и устройств для механического образования без доступа воздуха нужных моторам бензосмесей. Горючим снабжалис