Внизу, под Дедморозовкой, протекала небольшая речка Урожайка. Когда река замерзла, снеговики решили устроить хоккейную площадку. Они расчистили лопатами снег. Сколотили в мастерской стойки для ворот и натянули на них старую рыболовную сеть. Клюшки выпилили из большого куска фанеры и покрасили краской. Все было готово для настоящей игры, вот только с шайбой получилась загвоздка. Блюдца от кофейного сервиза, который отдала игрокам Снегурочка, бились. Гайки от трактора были слишком маленькие и тяжелые: после каждого удара их приходилось по полчаса искать в сугробах.

– Мазила! – кричал Чугунков на Ведеркина. – Четвертую шайбу потерял…

– А ты сколько? – огрызнулся Ведеркин. – Я твои шайбы не считал!

Игра то и дело останавливалась. Даже изобретательный Чайников не мог придумать ничего толкового.

Использовать вместо шайбы пустую консервную банку осенило Морковкина во время дежурства по кухне. Собакам в кашу всегда добавляли консервы. «А ведь это отличная шайба», – подумал Морковкин, глядя, как собаки тычут в банку носами.

Шайба получилась идеальной: она хорошо скользила по льду, далеко летела, а если падала в снег, лайки тут же находили ее по запаху и, предварительно вылизав, приносили обратно.

Собаки стали самыми яростными болельщиками и перед каждой тренировкой интересовались:

– Сегодня у вас рыбная шайба, или с тушенкой?

Пока шли тренировки, все было хорошо. Но как только хоккеисты решили разбиться на команды и провести настоящую игру, возникла проблема: снеговичков было одиннадцать…

– Или одного не хватает, или один лишний, – быстро подсчитал снеговичок Котелков.

– А что ты на меня смотришь? – закричал Мерзлякин. – Сам ты лишний…

– Я лишний? Я ворота сколачивал, – возмутился Котелков.

– А я клюшки пилил!

– А может, кого-нибудь из снегови́чек позвать?

– Я с девчонками играть не буду! – заявил Кроссовкин.

Но снегови́чки и сами отказались, потому что снеговики толкались на льду, и после каждой тренировки у них появлялись грубые ссадины и некрасивые синяки.

Снегови́чка Беломухина даже сочинила стихи:

Бывают еловые шишки, Бывают сосновые шишки, Но самые крупные шишки Бывают на лбу у мальчишки!

Снеговики пошли за советом к деду Морозу.

Дед Мороз почесал в бороде и вздохнул:

– Это моя ошибка. Когда я вас лепил, про хоккей как-то не подумал. Надо было сделать двенадцатого. Но теперь уже поздно. Придется вам тянуть жребий.

Дед снял шапку, пошептал над ней и сказал:

– Здесь одиннадцать номеров. Кто вытащит одиннадцатый – будет запасным!

Несчастливый одиннадцатый номер достался Морковкину.

Снеговичку было очень обидно: он вместе со всеми чистил снег, делал клюшки, в конце концов, это он придумал консервную шайбу, а теперь – он запасной…

– Не расстраивайся, – шепнул ему Дед Мороз. – Запасные выходят в самый ответственный момент игры.

Снеговички сразу поделились на команды: по пять игроков в каждой.

Капитаном одной выбрали Чугункова, а другой – Ведеркина.

Затем команды стали придумывать себе названия. Команда Чугункова назвала себя «Чемпионы».

– Почему это вы «Чемпионы»? – возмутился Мерзлякин. – Вы еще не выиграли!

– Не волнуйся, выиграем, – отвечал Варежкин, которого поставили на ворота.

– Ну, тогда мы «Суперчемпионы».

– Чемпионы в супе, – хмыкнул Варежкин.

Подумав, ведеркинцы назвали себя скромно – «Победители».

Накануне игры дед Мороз привез из города настоящую шайбу и два шлема для вратарей.

– Ну, теперь мы их точно сделаем, – важно заявил Варежкин, примеряя шлем.

Толстый Варежкин и так занимал почти целиком ворота, и шайбу ему забить было крайне трудно. «Победители» возмущались и требовали, чтобы ворота у «Чемпионов» были шире.

– Нет таких правил, – отвечали «Чемпионы».

– А давайте, во втором тайме я встану на ворота, – предложил Морковкин. – Я самый худой, и все будет по-честному.

– Ты, Морковкин, запасной. А кого куда и когда ставить, будет решать судья, – сказал Чугунков.

– К тому же мой шлем тебе великоват будет, – сказал Варежкин.

«Тоже мне друг», – подумал Морковкин.

И вот настал день матча. На берегу реки собралась вся Дедморозовка: снеговики, собаки, лошади… Вместе со Снегурочкой посмотреть на игру явился даже ленивый и вальяжный кот Пушок. А на ближайшие березы слетелись окрестные птицы. Сороки так трещали, комментируя происходящее, что Деду Морозу пришлось свистнуть в свисток и пригрозить удалить зрителей с трибун.

Снегови́чки, конечно, тоже пришли поболеть. Но за кого, не знали. Спросили у Деда Мороза.

Дедушка ответил уклончиво:

– Я всегда болею за слабую команду.

Наконец, команды вышли на лед. Дед Мороз дунул в свисток. И игра началась.

Сначала «Победители» играли уверенней и несколько раз создавали опасную ситуацию у ворот противника. Но каждый раз атака заканчивалась ничем: шайбы попадали в непробиваемого Варежкина. В конце первого периода «Чемпионы» перехватили инициативу, и Чугунков забил две шайбы подряд.

«Чемпионы – Победители»

2:0

Записала Косичкина на классной доске, висевшей на березе как табло.

Второй период начался для «Победителей» совсем неудачно. На первой же минуте капитан «Чемпионов» забил третью шайбу.

– Эй, Мерзлякин, – закричал Варежкин вратарю соперников. – Давай спорить на брусничный кисель, что вы продуете…

– Ты и так скоро лопнешь, – отозвался Мерзлякин.

Впрочем, вскоре выяснилось, что не такой уж Варежкин непробиваемый. Нападающий Кроссовкин так разогнался в атаке, что врезался в Варежкина и загнал шайбу в ворота вместе с вратарем.

– Это нечестно! – закричал Варежкин, выпутываясь из сетки.

Но Дед Мороз покачал головой:

– Нарушения не было!

Во второй раз это же проделал капитан «Победителей» Ведеркин. И счет стал: 3-2…

Игра накалилась так, что от снеговиков шел пар. Но неожиданно матч прервался: в лоб игравшему за «Победителей» Чайникову попала шайба…

Дед Мороз остановил игру.

– Ты как? – спросил он хоккеиста.

– Нормально, – сказал Чайников. – Только в голове звенит что-то.

Снеговичка увели с поля, посадили на скамью, и Снегурочка стала делать ему холодный компресс.

– Защитника Чайникова заменит запасной игрок номер одиннадцать Морковкин, – объявил Дед Мороз. И игра продолжилась.

Морковкин так долго ждавший своего выхода, носился как угорелый, бросался на шайбу и не давал противникам подойти к своим воротам.

Вскоре Ведеркин протолкнул еще одну шайбу – и счет сравнялся: 3-3.

На последней минуте «Победители» снова пошли в атаку. «Чемпионы» встали грудью. И у ворот Варежкина образовалась куча мала.

– Заталкивай толстого! – завопил Мерзлякин и, покинув ворота, бросился к остальным.

И тут лед, не выдержав тяжести десяти игроков, треснул…

Снеговики бросились врассыпную – и вовремя: ворота медленно уходили под воду. Не убежал лишь Морковкин: он подполз к краю полыньи и вцепился в штангу…

– Морковкин, ты что делаешь? Брось сейчас же! – закричала Снегурочка.

– Не брошу, – отвечал снеговичок. – Если в сетке шайба, значит мы забили гол и победили…

– Врешь, – завопил Варежкин. – Нет там никакой шайбы.

– А вот это мы посмотрим, – отвечал Морковкин. И, несмотря на все уговоры, бросить ворота отказывался.

Наконец, кто-то сбегал за багром. Когда ворота вытащили, шайбы в сетке не было, зато там оказалась щука.

– Игра закончилась вничью, – объявил Дед Мороз. – Со счетом «три-три».

– Плюс щука, – буркнул Морковкин. – Значит, мы победили…

– Это точно, – поддержал его Пират, и облизнулся.

Игра закончилась. Собакам достался улов, хоккеистам – аплодисменты зрителей. Раненый Чайников чувствовал себя вполне удовлетворительно и охотно показывал вмятину на лбу ахавшим снегови́чкам…

В общем, все были довольны, кроме Варежкина, проигравшего Мерзлякину свой брусничный кисель.

Игроки и зрители, разошлись, обсуждая матч. Только Морковкин остался на берегу Урожайки. Снеговичок так задумался, что не услышал, как к нему подошел Дед Мороз:

– А ты чего здесь сидишь один? Если недоволен результатом, то надо свистнуть и закричать «Судью на мыло!»

– Нет, дедушка, я думаю, а вдруг эта щука волшебная была? Как у Емели…

Дед Мороз покачал головой и улыбнулся:

– И какое бы ты желание загадал?

– Настоящие хоккейные коньки…

– Ну, тогда считай, что волшебная!

Вечером Дед Мороз объявил, что на Новый год подарит всем снеговикам хоккейные коньки и настоящие шлемы.