За окном кружился легкий снежок.

Снеговичок Морковкин с тоской посмотрел в окно и задумался. Но в голову ничего не приходило. Кроме одной неприятной мысли: если он не напишет сочинение, то в четверти у него будет двойка. А с двойкой его могут оставить в Дедморозовке и не взять на Новогодние праздники. Снегурочка так и сказала. Снегурочка была строгой учительницей. С ней даже Дед Мороз не спорил.

Хорошо, что у нее были срочные дела по хозяйству. Снегурочка попросила учеников не шуметь и предупредила, что вернется через два часа и соберет тетради.

Тема сочинения была написана на доске крупными буквами:

«Моя родина Дедморозовка»

Не увидев за окном ничего интересного, Морковкин решил посмотреть, чем занимаются остальные. Впереди Морковкина сидела снегови́чка Беломухина. Первое, что она произнесла, когда их оживили: «Ой, смотрите! Белые мухи летят!»

Эта Беломухина была странной снегови́чкой: она видела все не так, как остальные. Сугробы ей казались похожими на белых слонов, вороны – на кляксы в тетради, а кромка ельника за деревней – на большую расческу, которой расчесывают облака. Сначала все потешались над ней, но Дед Мороз сказал, что у Беломухиной поэтическое видение, а это редкий дар. Дедушка как всегда оказался прав. Беломухина стала писать стихи. По чтению и русскому языку у нее были одни пятерки.

Морковкин заглянул снегови́чке через плечо:

Белая березка Под моим окном. Здесь я и родилась. Здесь мой отчий дом. Помню Дед Мороза Я веселый смех, Как меня слепил он На глазах у всех…

«Стихи, – расстроился снеговичок. Списывать у Беломухиной было глупо. Снегурочка сразу бы догадалась. Тогда он заглянул в тетрадь к своему соседу Кроссовкину и прочел:

«Моя Родина – Дедморозовка. Третий сугроб слева от погреба…»

Морковкин решил, что начало хорошее, и тоже написал:

«Моя родина – Дедморозовка. Третий сугроб слева от погреба…»

Кроссовкин, увидев, что у него списывают, возмутился:

– Что ты врешь! У тебя не третий сугроб, а четвертый…

– Тише, – зашумели все. – Перестаньте разговаривать.

И тут дверь со скрипом открылась. Все мгновенно затихли, решив, что вернулась учительница. Но в класс никто не вошел. Чайников, дежурный по классу, выглянул за дверь.

– Никого, – пожал он плечами. – Наверное, ветер!

Снеговички вернулись к сочинению. А Морковкин к мыслям о неизбежной двойке. И тут снеговичок услышал тихий шелест, а затем увидел, как классный журнал на учительском столе шевелится, и страницы переворачиваются сами собой…

– Смотри, – шепнул он Кроссовкину.

– Ну, что еще? – буркнул недовольный Кроссовкин. И открыл от изумления рот. – Что это?

– Не знаю. Наверное, привидение…

– Прекратите разговаривать, – возмутилась отличница Косичкина. – Вы всем мешаете…

– Это не мы, – тихо сказал Морковкин. – Там, за столом учителя кто-то есть…

– Где?

За столом естественно никого не было. Журнал лежал неподвижно и больше не перелистывался.

– Вечно этот Морковкин что-нибудь придумает, только бы не учиться, – сказала снегови́чка Березкина.

И в этот момент упал глобус, и опрокинулась чернильница.

– Ой! – в один голос сказали Березкина и Косичкина.

– Я же говорил, привидение.

– Ерунда! Привидений не бывает. Это сквозняк, – сказал Чайников и, подойдя к окну, прикрыл форточку.

Все понемногу успокоились и вернулись к тетрадям. Даже Морковкин стал подумывать о том, что, может быть, это и правда сквозняк…

И тут снеговичка Уголькова дрожащим голосом сказала:

– Ой! Мне кто-то провел по щеке лохматой лапой…

А затем отчаянно завизжала.

В классе поднялась суматоха. Кто залез под парту, кто прижался к стене. А снеговичка Шапочкина вскочила на учительский стол и стала размахивать перед собой портфелем:

– Не подходи, а то хуже будет!

И тут дверь снова открылась. В класс вошла Снегурочка.

– Что здесь происходит?

– Привидение! В классе – привидение! – закричали все и бросились к учительнице.

– Успокойтесь! Привидений не бывает! – строго сказала учительница.

– По-крайней мере, у нас в деревне я их не встречал, – уточнил появившийся следом за внучкой Дед Мороз. – У нас же не старинный замок.

– Но оно листало журнал, – сказал Морковкин. – И трогало Уголькову. Честное слово!

– Интересно, – Дед Мороз задумался. – А больше ничего странного не происходило?

– Кстати, из дома пропал Пушок, – сказала Снегурочка. – Никто его не видел?

– Ой! Наверное, оно его съело! – предположила Березкина.

– Кто оно? – не поняла учительница.

– Привидение…

– Не говорите глупостей.

Но снегови́чки принялись жалеть бедного кота. А снеговики с жаром обсуждать, чем питаются привидения.

– Тихо! – сказал Дед Мороз, и все замолчали. – Сейчас мы все выясним. У меня в доме есть волшебные инфракрасные очки, через которые видно любое привидение. Морковкин, принеси их. И если здесь завелось привидение, то ему не поздоровится…

Морковкин уже собрался бежать. Как вдруг шторы у окна заколыхались, скрипнула форточка и кто-то плюхнулся в сугроб…

– Видели? Оно выскочило в окно, – прошептал кто-то.

На мгновение в классе воцарилась тишина. И тут с улицы послышался лай. Все бросились к окну. Свора собак с лаем гнались за кем-то невидимым…

– Они унюхали его и взяли след, – догадался Морковкин и выскочил из класса. За ним – все остальные.

Собаки догнали бы привидение в два счета, не будь снег таким рыхлым. Но привидение легко бежало по сугробам, а лайки проваливались в снег. Наконец, им удалось окружить невидимку и загнать на березу…

Когда снеговики подбежали к дереву, вдруг – неизвестно откуда – на снег упала небольшая красная шапочка.

На нижней ветке сидел кот Пушок и жалобно мяукал.

Дед Мороз расхохотался:

– Вот вам и привидение! Все ясно!

Выяснилось, что накануне Снегурочка перебирала вещи деда Мороза и неплотно закрыла дверцу шкафа. А сегодня утром Пушок караулил рядом со шкафом мышь, и на него свалилась шапка-невидимка. Кот решил похвастать красивой шапкой и пошел на улицу. Но почему-то на него никто не обращал внимания. Тогда он отправился в школу…

– И когда ты понял, что это шапка-невидимка? – спросил Дед Мороз.

– Когда стал листать журнал, а эти дураки решили, что это сквозняк, – буркнул Пушок.

– А зачем же ты тогда опрокинул глобус и трогал Уголькову? – нахмурился дедушка.

– Попугать хотел, – признался кот.