Иосиф Павлович Уткин

- 21 января 1924 года - Атака - Баллада о мечах и хлебе - Барабанщик - Богатырь - Ветер - Гостеприимство - Детям улицы - Закат - Канцеляристка - Комсомольская песня - Курган - Молодежи - Мудрость - На смену - Налет - Ночной ручей - Октябрь - Памяти замученных - Партизан - Песня о весне - Песня о матери - Письмо - Поход - Рассказ солдата - Расстрел - Родина - Свидание - Сердце - Синица - Слово Есенину - Стихи красивой женщине - Стихи о дружбе - Сунгарийский друг - Счет - Типичный случай - Ты пишешь письмо мне

ТИПИЧНЫЙ СЛУЧАЙ Двое тихо говорили, Расставались и корили: "Ты такая..." "Ты такой!.." "Ты плохая..." "Ты плохой!.." "Уезжаю в Лениград... Как я рада!" "Как я рад!!!"

Дело было на вокзале, Дело было этим летом, Все решили. Все сказали. Были куплены билеты.

Паровоз в дыму по пояс Бил копытом на пути: Голубой курье 1000 рский поезд Вот-вот думал отойти. "Уезжаю в Лениград... Как я рада!" "Как я рад!!!" Но когда... Чудак в фуражке, Поднял маленький флажок, Паровоз пустил барашки, Семафор огонь зажег...

Но когда... Двенадцать двадцать Бьет звонок. Один. Другой. Надо было расставаться... "До-ро-гая!" "До-ро-гой..." "Я такая!" "Я такой!" "Я плохая!" "Я плохой!" "Я не еду в Ленинград... Как я рада!" "Как я рад!!!" Ноябрь 1935 Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

РАССТРЕЛ И просто так Без дальних слов Как будто был и не был... За частоколами штыков Так тяжело смотреть на небо...

И не борись... И не зови... И жизнь была не сладкой... Как в лихорадке - грузовик, И я - как в лихорадке.

Для волка сердце - ничего. А много ли зверюге надо? И с полушубка моего Солдат весь путь Не сводит взгляда.

Могу и душу подарить Вон там за следующей горкой... . . . . . . . . . . . . "Товарищ, дай-ка закурить..." "Последняя махорка..."

Колдобный дуб на что велик, А в бурелом - соломке ровня, Как аллигатор, грузовик Улегся у камеломни.

И офицер спросил: "Готов?" Я сосчитал штыки невольно. Зачем им дюжина штыков? И одного вполне довольно...

Потухли, ухнув, фонари!.. Жара... Во рту прогоркло. "Т-т-т-оварищ... дай-ка закурить". "Подохнешь без махорки..." 1924 Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

СЕРДЦЕ Ничего не пощадили Ни хорошее, ни хлам. Все, что было, разделили, Разломали пополам.

Отдал книги, Отдал полки... Не оставил ничего! Даже мелкие осколки Отдал сердца своего.

Всё взяла. Любую малость Серебро взяла и жесть. А от сердца отказалась. Говорит - другое есть. Июль 1935 Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

КОМСОМОЛЬСКАЯ ПЕСНЯ Мальчишку шлепнули в Иркутске. Ему семнадцать лет всего. Как жемчуга на чистом блюдце, Блестели зубы У него.

Над ним неделю измывался Японский офицер в тюрьме, А он все время улыбался: Мол, ничего "не понимэ".

К нему водили мать из дому. Водили раз, Водили пять. А он: "Мы вовсе незнакомы!.." И улыбается опять.

Ему японская "микада" Грозит, кричит: "Признайся сам!.." И били мальчика прикладом По знаменитым жемчугам.

Но комсомольцы На допросе Не трусят И не говорят! Недаром красный орден носят Они пятнадцать лет подряд.

...Когда смолкает город сонный И на дела выходит вор, В одной рубашке и кальсонах Его ввели в тюремный двор. Но коммунисты На расстреле Не опускают в землю глаз! Недаром люди песни пели И детям говорят про нас.

И он погиб, судьбу приемля, Как подобает молодым: Лицом вперед, Обнявши землю, Которой мы не отдадим! 1934 Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е.Евтушенко. Минск-Москва, "Полифакт", 1995.

ТЫ ПИШЕШЬ ПИСЬМО МНЕ На улице полночь. Свет догорает. Высокие звезды видны. Ты пишешь письмо мне, моя дорогая, В пылающий адрес войны.

Как долго ты пишешь его, дорогая, Окончишь и примешься вновь. Зато я уверен: к переднему краю Прорвется такая любовь!

...Давно мы из дома.Огни наших комнат За дымом войны не видны. Но тот, кого любят, Но тот, кого помнят, Как дома - и в дыме войны!

Теплее на фронте от ласковых писем. Читая, за каждой строкой Любимую видишь И родину слышишь, Как голос за тонкой стеной...

Мы скоро вернемся. Я знаю. Я верю. И время такое придет: Останутся грусть и разлука за дверью И в дом только радость войдет.

И как-нибудь вечером вместе с тобою, К плечу пр 1000 ижимаясь плечом, Мы сядем и письма, как летопись боя, Как хронику чувств, перечтем. 1943 Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

ПЕСНЯ О МАТЕРИ (1914 г. )

Вошел и сказал: "Как видишь, я цел, Взять не сумели Враги на прицел. И сердце не взяли, И сердце со мной! И снова пришел я, Родная, домой. Свинцовые ночи Не ждут впереди!" И орден Пылал у него на груди. А очи - как дым! А сердце - как дым! Так радостно жизнь уберечь

молодым!

И больно сказала Седая мать: "Мой милый, Устала я плакать и ждать. Я знаю, как много Страданий в бою. Но больше боялась За совесть твою. Скажи: Человеком На фронте ты был?.." И глухо сказал он: "Семнадцать убил..." И годы - как дым, И радость - как дым, Так горестно жизнь потерять

молодым!..

И больше никто Говорить не мог. И молча солдат Ступил за порог, А сзади, как водная Муть глубока, Глазами старухи Смотрела тоска. Он шел к горизонту, Тоска - впереди, И орден... Дрожал у него на груди.

Ах, бедная мать! Ах, добрая мать! Кого нам любить? Кого проклинать? 1924 Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

АТАКА Красивые, во всем красивом, Они несли свои тела, И, дыбя пенистые гривы, Кусали кони удила. Еще заря не шла на убыль И розов был разлив лучей, И, как заря, Пылали трубы, Обняв веселых трубачей.

А впереди, Как лебедь, тонкий, Как лебедь, гибкий не в пример,На пенящемся арабчонке Скакал безусый офицер.

И на закат, На зыбь, На нивы Волна звенящая текла... Красивые, во всем красивом, Они несли свои тела.

А там, где даль, Где дубы дремлют, Стволами разложили медь Другую любящие землю, Иную славящие смерть...

Он не был, кажется, испуган, И ничего он не сказал, Когда за поворотным кругом Увидел дым, услышал залп. Когда, качнувшись к лапам дуба, Окрасив золотистый кант,Такой на редкость белозубый Упал передний музыкант.

И только там, в каменоломне, Он крикнул: "Ма-а-арш!"И побледнел... Быть может, в этот миг он вспомнил Всех тех, Кого забыть хотел. И кони резко взяли с места, И снова спутали сердца Бравурность нежного оркестра И взвизги хлесткого свинца...

И, как вчера, Опять синели выси, И звезды падали Опять во всех концах, И только зря Без марок ждали писем Старушки в крошечных чепцах.

* Маяковский полемизировал с "Атакой" в стих. "Долой! Западным братьям (1929): "Поэтами облагороженная война и военщина должна быть поэтом оплевана и развенчана". 1925 Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

БОГАТЫРЬ Тихо тянет сытый конь,

Дремлет богатырь. Дуб - на палицу, а бронь

Сто пудовых гирь!

Спрутом в землю - борода,

Клином в небо - шлем. На мизинец - город, два,

На ладошку - семь!

В сумке петля да калач,

Петля для забот. Едет тихо бородач,

Едет да поет:

"Мне путей не писано,

Мне дорог не дано.

В небе солнце высоко,

Да - стяну арканом!

Даром ведьма хвалится

Скверная старушка.

Дуб корявый - палица,

Раскрою макушку.

Попищит да свалится

Чертова старушка!"

Тихо тянет сытый конь,

Дремлет богатырь. Бледной лунью плещет бронь

В шелковую ширь;

Свистнул - старый сивка вскачь,

Лоскутом хребет, В небо - стон, а бородач

Скачет да поет:

"Мне путей не писано,

Мне дорог не дано.

В небе солнце высоко,

Да - стяну арканом!

Врешь, Кащей, внапрасную,

Голова упрямая,

Соколицу красную

Не упрячешь за морем,

А игра опасная

Тяжела рука моя!"

И нес 1000 ется красный конь,

Свищет богатырь. Алым клыком в лоскут - бронь

Выгнувшую ширь.

Всё туда, хоть без дорог,

Темно ли, светло, Всё, где в каменный мешок

Солнце утекло.

В версту - розмашь битюга,

Бег сильней, сильней! Смерть - парижская Яга,

Лондонский Кащей! [1923] Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

ДЕТЯМ УЛИЦЫ Ужасом в сердце высечен Желтый поволжский год. Сколько их, сколько... тысячи!Улицей снятых сирот.

В грязном, дырявом рубище, В тине вечерней мглы Сколько их, дня не любящих... Эй, прокричите, углы!..

Слышите крик рыдающий,Мерьте отчаянья прыть! Нам ли, судьбу уздающим, Эту тоску забыть?

В бочке, под лодкой, под срубами Будут ли вновь они? Иерихонскими трубами, Помощи голос, звени!

Сталью налитые руки К детским протянем рукам. Ужас голодной муки, Нет, позабыть не нам!

В грязном, дырявом рубище, В тине вечерней мглы Сколько их, дня не любящих... Эй, прокричите, углы!.. 1923 Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

ПАРТИЗАН На стременах он тверже, пожалуй. Ишь, как криво под валенком пол! До Саянов, Как раз от Урала, На кобыле Хромой пришел.

Вот сейчас - шестьдесят отчёкал. Если нужно Не слезет сто. Весь продрог, Отморозил щеки, Отморозил И хоть бы што!

А от пашни не больше году, И тогда никто не ждал, Он сказал отцу: "За слободу Хочь умру... "И коня оседлал.

И теперь, не моргнувши глазом, Полетит даже против скал. Он за год Уж четыре раза Перевязку в крови таскал...

Вот сейчас - шестьдесят отчёкал. Если нужно Не слезет сто. Весь продрог, Отморозил щеки, Отморозил И хоть бы што!

Хорошо б Дремануть немножко! Хорошо б Курнуть с пути! И двойную собачью ножку Закосневшей рукой скрутил.

_____

На пороге помощник гаркнул: "В штаб. Живее! Помер! Н-ну?!" Торопливо замял цигарку, Неуклюже повернул.

На стременах он тверже, пожалуй. Ишь, как криво под валенком пол! Вкось до штаба Не больше квартала, Он же черт ее сколько брел...

_____

Командир проскрипел: "В "Кольках" В потребилке - пороховик. Понимаешь?" Смолчал. Только Вскинул пару бровей на миг.

"Чтобы завтра же, Нужно скоро... А теперь, брат, давай - пожму. И, бледнея, левой - на ворот Нацепил Ильича ему...

_____

Петухи до зари кричали, А потом замолчали вдруг. В эту ночь мужики слыхали Взрыв на семьдесят верст вокруг... Он остался. Попал с размаху (Ночь запутала) На патруль. Говорят, что его папаху Искромсало шестнадцать пуль. 1923 Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

ПИСЬМО ...Я тебя не ждала сегодня И старалась забыть любя. Но пришел бородатый водник И сказал, что знает тебя.

Он такой же, как ты, лохматый, И такие же брюки-клеш! Рассказал, что ты был под Кронштадтом. Жив... Но больше домой не придешь...

Он умолк. И мы слушали оба, Как над крышей шумит метель. Мне тогда показалась гробом Колькина колыбель...

Я его поняла с полслова, Гоша,

Милый!..

Молю...

Приезжай...

Я тебя и такого...

И безногого...

Я люблю! 1923 Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

СЧЕТ

Брату

1

Очень ласково цепкой лапой Приласкал нас Британский Лев. Много будут и долго плакать Наши матери нараспев.

Лондон.

Лордам,

Обеим палатам

Счет - мой стих.

За моего убитого брата

И еще миллионы таки 1000 х.

Сознаюсь - довольно долго Головами не торговал. Но считаю Не меньше, чем доллар,Каждая Голова.

Ну, не их, не британцев, и петь ли, Не о них ли, сиротка мой? Очень ловко - английские петли Крутит добрый поручик Джой...

2

Счет второй... Только как мы положим? Я на счетах прикинуть хотел. Нет, не Крым! А Поволжье С трехмилльонной армией тел...

Да, ужасно горды англичане, Даже к голоду гордость есть. А ведь крошечным Клашам, Таням Было по пять, по шесть.

В каждой хате (Да, в каждой хате!) Мне печальный скрипит напев. Я боюсь, что волос не хватит У тебя, Британский Лев.

Много, много чужим и близким Ваш приезд, чужеземцы, принес. У моей знакомой курсистки Провалился недавно нос.

3

Я к великим британским сагибам, Как индус, умиленьем прожжен. О, какое большое спасибо Можно просто сказать - ножом!

Но всегда, Хоть и злоба точит, Хоть и плещется мыслями желчь, Помню я, Помним мы Не рабочий Приходил наши села жечь.

Нам обоим Восток зажженный Неиспытанно души жжет. И мы оба - с портовым Джоном Исторический пишем счет.

И когда нам столетия свистнут (Это время вот-вот!), Мы предъявим министрам Из наганов Свинцовый счет.

* Старший брат Уткина Александр в 1919 г. был расстрелян белыми. Британский Лев - английский герб. [1924] Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

21 ЯНВАРЯ 1924 ГОДА Каждый спину и душу сгорбил, И никто не хотел постичь. Из Кремля прилетели скорби: "Двадцать первого... умер... Ильич!"

И, как будто бы в сердце ранен, Содрогаяся до основ, Зарыдал хор рабочих окраин, Надрывая глотки гудков.

И пошли с похоронным стоном, И от стонов кривился рот. Но читал я на красных знаменах, Что Ильич никогда не умрет.

Но видал я, как стены дрожали, Услыхавши клятвенный клич. И, я знаю, в Колонном зале Эту клятву слыхал Ильич.

Ну, так работу скорь, Крепче клинок меча! Мы на железо - скорбь, Мы на борьбу - печаль. Шире разлет плеча: - Нет Ильича! Конец января - начало февраля 1924 Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

РАССКАЗ СОЛДАТА Я люблю пережитые были В зимний вечер близким рассказать. Далеко, в заснеженной Сибири, И меня ждала старуха мать.

И ходила часто до порогу (Это знаю только я один) Посмотреть на белую дорогу, Не идет ли к ней бродяга-сын.

Только я другой был думой занят. По тайге дорога шла моя. И пришли к ней как-то партизаны И сказали, Что повешен я.

Вскипятила крепкий чай покорно, Хоть и чаю пить никто не смог, И потом надела черный Старый бабушкин платок.

А под утро, валенки надвинув, В час, когда желтеет мгла, К офицерскому ушла овину И овин, должно быть, подожгла.

Отпевать ее не стала церковь. Поп сказал: "Ей не бывать в раю". Шомполами в штабе офицерском Запороли мать мою!..

Вот когда война пройдет маленько И действительную отслужу, Я в Сибирь, В родную деревеньку, Непременно к матери схожу.

* Предыд. загл. "Рассказ партизана". 1924 Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

НАЛЕТ До курных хат - недалеко, И кони ладно пропотели. Буран косматым кулаком Мотал и ёжил ели.

И брал на грудь буранный гул Сосняк глухой и древний. И псом испуганным в снегу Корежилась деревня.

Полковник вырос над лукой: "Закладывай патроны!" И каждый скованной рукой Тугой курок потрогал.

И застонал оконный звон! Обезумевший вдрызг, Всю ночь казачий конный взвод Дырявил шкуры изб.

И никогда, как в тот восход, Под розовевшим небом У проруби багровый лед Таким багровым не был...

Нагайка кинула коня. Буран - опять напевней... На дыбе дымного огня Шаталася 1000 деревня... 1924 Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

РОДИНА Ты не будешь любовью пройдена, Как не будешь пройдена вширь, Моя снежная, зябкая родина, Старушонка седая - Сибирь!

Хоть совсем ты теперь не такая, Времена - что по ветру дым: Говорят, даже раньше тают И твои голубые льды.

Не такая! А белый и вьюжный Мне буран завывает: "Айда!" Потому что совсем не хуже Черно-бурая стала тайга;

Потому что на гиблой дороге Еще часто, качаясь, идет И татарин - байбак кривоногий, И барсук остроскулый - ойрот.

Ах, старушка! Буянный и вьюжный, Мне буран завывает: "Айда!" Потому что совсем не хуже Черно-бурая стала тайга...

А к тебе и на лучших оленях Мне теперь не добраться к весне: Я зимую, где мудрый Ленин Отдыхает в полярном сне.

Только здесь не останусь долго: Убегу я в Сибирь,- что ни будь! Хорошо погоняться за волком, Хорошо в зимовье прикурнуть!

Ты не бойся - я здесь не подохну! Мой родной криволапый медведь! Эх, на день бы собачью доху, Хоть на день

Поносить,

Одеть... [1925] Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

НА СМЕНУ

Памяти погибших коммунаров

Снимают постовых! Дымятся волчьи ямы. Снимают - постовых! Глотает волчья сыть; Как хорошо, что молоды, друзья, мы И можем отошедших заменить.

Уроки баррикад. Премудрости восстаний. Большому научил артиллерийский дым! Нас позовут, И мы придем, И встанем, И, как они, До смены простоим.

__________

В дрожащей кузнице Огонь и трепет стали. Велик кузнец! Но больше тем велик, Что если руки - бить, Ковать устали, К нему придет И сменит ученик... [1925] Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

ПОХОД Пылает пыль. Закат глубок. Закат и золото Тумана. Звенит мой Дымный котелок, Позвякивает бердана.

И всё растет Дорожный шов... Последний дом Смывают дали... Я не простяся, Так ушел. Меня не провожали.

Любовь и дружба, Вам пылать И в дым побед И в дым пожарищ! ... Не плакала Старуха мать, Не обнимал Товарищ.

Рули, солдатское весло! Я молча Старую покинул, Я знаю: Старой тяжело Смотреть На душегуба Сына.

Ах, мать, И я тоской томим, Но мне ясна Сноровка века. И ты, родимая, Пойми Закон земли И человека.

Ну кто из нас, Подумай,- зверь? Мы мучаемся, убивая, И ты, пожалуйста, Не верь Неумным краснобаям.

Но знаем мы: Предел тревог В боях,

В смертях

И ранах!

. . . . . . . . .

Звенит мой Дымный котелок, Позвякивает бердана,

А в сердце Теплый водоем, И я кричу соседу: "Эй, кабардинец, Попоем Про матерей И про Победу!" [1925] Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

БАЛЛАДА О МЕЧАХ И ХЛЕБЕ За синим морем - корабли, За синим морем - много неба. И есть земля И нет земли, И есть хлеба И нету хлеба. В тяжелых лапах короля Зажаты небо и земля.

За синим морем - день свежей. Но холод жгут, Но тушат жары Вершины светлых этажей, Долины солнечных бульваров. Да горе в том, что там и тут Одни богатые живут.

У нас - особая земля. И всё у нас - особо как-то! Мы раз под осень - короля Спустили любоваться шахтой. И к черту! Вместе с королем Спустили весь наследный дом.

За синим морем - короли. Туман еще за синим морем. И к нам приходят корабли Учиться расправляться с горем. Привет! Мы рады научить Для нужных битв мечи точить! [1925] Иосиф Уткин. Ст 1000 ихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

ОКТЯБРЬ Поля и голубая просинь... И солнца золотая рябь; Пускай кричат, что это осень! Что это, черт возьми, октябрь?!

Октябрь, конечно, маем не был, И всё же, клясться я готов, Что видел голубое небо И реку голубых цветов.

И тишь - особенную тишь! И росы - крошечные росы, Хоть рвал с посахаренных крыш Буран серебряную россыпь.

Хоть генеральские стога Вздымались пламенем крылатым И от крови,/B>, как от заката, Алели хрупкие снега.

Хоть этот день я был без хлеба, Да-да!.. Но клясться я готов, Что видел голубое небо И реку голубых цветов! [1925] Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

КАНЦЕЛЯРИСТКА

Л. Хребтовой

Где хитрых ног смиренное движенье, Где шум и дым, Где дым и шум,Она сидит печальным отраженьем Своих высокопарных дум.

Глаза расширились, раскинулись, И реже Смыкается у голубых границ Задумчивое побережье Чуть-чуть прикрашенных ресниц.

Она глядит, она глядит в окно, Где тает небо голубое. И вдруг... Зеленое сукно Ударило морским прибоем!..

И люди видеть не могли, Как над столом ее, по водам, Величественно протекли И корабли, И небосводы.

И как менялась бирюза В глазах глубоких и печальных, Пока... не заглянул в глаза Суровый и сухой начальник...

Я знаю помыслы твои И то, Насколько сердцу тяжко,Хоть прыгают, как воробьи, По счетам черные костяшки. Октябрь 1925 Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

ВЕТЕР Старый дом мой Просто рухлядь. Всё тревожит Каждый писк. Слышу, ветер в мягких туфлях Тронул старческий карниз.

Как влюбленный, аккуратен Милый друг! К исходу дня, В мягких туфлях и в халате, Он бывает у меня.

Верен ветер дружбе давней. Но всегда в его приход Постоит у дряхлых ставней И, вздыхая, Повернет.

Я не знаю, чем он мучим, Только вижу: Всё смелей Он слоняется, задумчив, Длинной хитростью аллей.

И когда он, чуть печален, Распахнулся на ходу, То поспешно зашептались Сучья с листьями в саду...

Я опутал шею шарфом, Вышел... он уже готов! Он настраивает арфу Телеграфных проводов... 1925 Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

БАРАБАНЩИК

Е. Зозуле

Шел с улыбкой белозубой Барабанщик молодой...

Пляшут кони, Льются трубы Светлой медною водой.

В такт коням, Вздувая вены, Трубачи гремят кадриль, И ложатся хлопья пены На порхающую пыль.

Целый день идут солдаты. Грязь и молодость в лице. И смеется в ус хвостатый Ресторатор на крыльце...

Всех их бой перекалечит. И тогда Тоска и страх Высоко поднимут плечи На костлявых костылях. "Братья,Нежности... и пищи! Нежность, счастья... и воды..." И пройдут в лохмотьях хищных Исступленные ряды.

И опять с лицом паяца, С той же сытостью в лице, Будет в ус себе смеяться Ресторатор на крыльце...

Барабанщик, Где же кудри? Где же песня и кадриль?

К Эрзеруму Скачут курды, Пляшут кони, Дышит пыль...

Примечания: Зозуля Ефим Давыдович (1891-1941) советский писатель. Эрзерум - город в сев. Турции, в период первой мировой войны павший под ударами русских войск. [1927] Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

СИНИЦА Мне всегда зимою снится Этот сон я берегу Серебристая синица Звонко плачет на снегу. 1000

А подвыпивший прохожий Метит камнем в певчий цвет. Правда? как это похоже На твою судьбу, поэт!.. В мае нежность постучится, Грея крыши, плавя снег, И влюбился под синицу Тот же самый человек! В день, когда борьба воскреснет, Он согреет гнев и пыл Боевой, походной песней Той, что я ему сложил!..

Ты, поэт, борьбой измучен? Брось, Борьба во всем права! Гнев и нежность нас научат Уважать твои слова... [1927] Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

ЗАКАТ Солнце - ниже, Небо - ниже, Розовеет дальний край. Милый друг, присядь поближе, Хватит хмури Поболтай.

В этом гвалте, В этом шуме Нам трудненько уберечь Плодовитое раздумье, Вразумительную речь.

И нередко гром пророчил Надо мной И над тобой, Но испытанные очи Нам завещаны борьбой.

И простится, что испугом Как-то нас брала беда. Что ж, и лучшая подруга Ведь лукавит иногда...

Всё равно Закат ли розов, Или чернь ночных одежд Всё равно Кипят березы Побеждающих надежд!

Мы до копаной постели Сохраним свое лицо, Если мы с борьбой надели Обручальное кольцо...

Солнце - ниже, Небо - ниже, Тих разлив второй зари. Милый друг,- еще поближе. К сердцу ближе. Говори.

Примечание: напечат. с подзагл. "На стихотворение Голодного `Поэтам Екатеринослава`". 1925 Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

ПЕСНЯ О ВЕСНЕ Пусть другой гремит и протестует Каждой песне свой предел и путь. Я хотел бы девушку простую На раздумье мудрое толкнуть.

Пусть прочтет И пусть закусит губы, Девичью пушистую губу, Пусть прочтет И пусть она полюбит Нашу грусть, и радость, И борьбу. 1925 Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

МОЛОДЕЖИ Нас годы научили мудро Смотреть в поток До глубины, И в наших юношеских кудрях До срока Снежность седины.

Мы выросли, Но жар не тает, Бунтарский жар В нас не ослаб! Мы выросли, Как вырастает Идущий к пристани корабль. 1925 Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

СУНГАРИЙСКИЙ ДРУГ Тревожен век. И мне пришлось скитаться. И четко в памяти моей Глаза печального китайца В подковах сомкнутых бровей.

Мы верим тем, Кто выверен в печалях; Я потому его и помню так, Что подружились мы И повстречались За чашей круговых атак.

Да, Никогда нам так не породниться, Как под единым знаменем идей! И в ногу шли: Китаец желтолицый И бледнолицый иудей.

Года летят, Как зябкие синицы, Как снег, Как дымное кольцо, И мне теперь почти что снится Его раскосое лицо.

Года летят, Как зябкие синицы, Как конь летит из-под плетей!.. И мне теперь, Пожалуй, только снится Восторг атак на родине моей...

Мой друг живет на дальнем берегу, На дальней Сунгари И это неизбежно,Но для него я строго берегу Мою приятельскую нежность.

Я не скажу ему: "Сюда, мой друг, скорей!" Я не скажу, Прекрасно понимая, Что родину и матерей Никто и никогда не забывает!

Но если крикнут боевые птицы У сунгарийских грустных пустырей, Сомкнутся вновь Китаец желтолицый И бледнолицый иудей. 1925 Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

ПАМЯТИ ЗАМУЧЕННЫХ Наш путь крестами обозначен. Но крепок дуб от старческих морщин! Закал борьбы: теряя, мы не плачем, И, проклиная, мы молчим.

В 1000 нас многое захолодила снежность, Но, чуждая никчемных слов, И в нас есть дружеская нежность И комсомольская любовь.

И если так, то в черный день утраты, Как самым-самым дорогим, Мы вам, товарищи... ребяты, Любовь и нежность отдадим!

Всему есть срок... сорвется голос ровный, В шеренге дней и дни расплаты есть: Мы не откроем рта, но будут многословны Огонь и сталь, наган и месть!

Примечание: напечат. с посвящением "Польским солдатам-комсомольцам". Первая половина 20-х годов (?) Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

ГОСТЕПРИИМСТВО Мы любим дом, Где любят нас. Пускай он сыр, пускай он душен. Но лишь бы теплое радушье Цвело в окне хозяйских глаз.

И по любой мудреной карте Мы этот странный дом найдем Где длинный чай, Где робкий фартук, Где равно - в декабре и в марте Встречают Солнечным лицом! 1925 Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

МУДРОСТЬ Когда утрачивают пышность кудри И срок придет вздохнуть наедине, В неторопливой тишине К нам медленно подходит мудрость.

Издалека. Спокойствием блистая (Будильник скуп! Будильник слаб!), Как к пристани направленный корабль, Она величественно вырастает...

Но вот пришла. И многое - на убыль: Непостоянство, ветреность, порыв... И перламутровый разлив Уж редко открывает губы.

И пусть потом нам девушка приснится, Пусть женщина перерезает путь,Мы поглядим не на тугую грудь, Мы строго взглянем под ресницы.

И пусть - война. Воинственным азартом Не вспыхнем, нет, и сабли не возьмем. Есть умный штаб. Есть штаб, и в нем Мы прокорпим над паутиной карты.

И ждем побед, Но в том же мерном круге (Победы ждем без ревностей глухих) Не как лукавую любовницу - жених, Как муж - степенную и верную супругу. 1925 Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

СВИДАНИЕ И ночь эта Будет богатой, И я Улыбнуться не прочь Уж бронзовый якорь заката Бросает московская ночь.

Мне ветер Приятельски машет, И, путаясь и пыля, Как зелием полные чаши, Шипят И кипят Тополя.

Привет, Замечательный вечер? Прощай, Мой печальный порог! Я вышел. А ветер - навстречу И лег по-собачьи у ног...

_______

Когда - собеседник небрежный К нам радость заглянет на миг, Мы лучшие мысли и нежность Сливаем в девический лик. И в этот закат не случайно Мне машут радушным крылом Медлительная окрайна И мирный садовничий дом.

О молодость, Где бы я ни был, О юность, Зимой и весной Со мною Бубновое небо, И плотская нежность Со мной!

Сквозь смуту житейских вопросов, Сквозь пышные годы мои Прошли ароматные косы, Как две золотые струи.

И может быть, в годы железа И я быть железным сумел, Чтоб в лад боевой марсельезы Мне девичий голос гремел.

Как рад я, Что к мирным равнинам Так выдержанно пронес И мужество гражданина, И лирику женских волос...

________

Над крышей садовника - дрема, И дремлет садовник давно, Сугробы пахучих черемух Совсем завалили окно.

Я скромностью не обижен И, встав на чужое крыльцо, За снегом черемухи Вижу Смеющееся лицо.

Но чуток холера-садовник, Хоть видно и без труда, Как дышит и мирно и ровно Седая его борода...

Пусть молодость - нараспашку, Но даже и молодость - ждет. Я жду. По знакомству дворняжка Меня в ожиданьи займет.

Я жду и теперь, как когда-то. Но только прошу: "Не про-срочь! Ты видишь Уж якорь заката Бросает московская ночь". Июнь 1926 Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

НОЧНОЙ РУЧЕЙ Вот он! Слушайте и пейте. Вот он! Чей-то и ничей. Как серебряная флейта, Лег в песчанике ручей.

Он течет

и балагурит. А на нем,

ясна, чиста, Золотой клавиатурой Отразилась высота.

Я застыл благоговейно, Очарован высотой, Надо мною

муравейник, Муравейник золотой!

Вот где чаянья сбылися: Ничего у пыльных ног, Только рюмки кипарисов Узкой скатертью дорог.

И еще, Под шалью яркой, Да еще, В тиши и тьме, Чернобровая татарка, Синеглазая Этьме.

Счастлив я И беззаботен! Но и счастье И покой Я, ей-богу, заработал Этой раненой рукой.

Да, Я прожил не играя, Всё я знал: И плоть и кровь. Спой же песню, дорогая, Про счастливую любовь!

Хлынет синяя улыбка, Захлестнет веселый рот, И серебряная рыбка Между губ ее мелькнет.

Мне бы надо осторожней, Я запутался, ей-ей, В этом черном бездорожье Удивительных бровей.

Эти чертовские веки... Этот чертов синий цвет! Но в каком, скажите, веке Был рассудочным поэт? Ноябрь 1926 Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

СЛОВО ЕСЕНИНУ

...У людей, которым не по душе

кипенье и цветенье отчизны, которые

сами себя признают негодными для

того, чтобы жить и работать, нельзя

отнимать права умереть...

М. Горький

Красивым, синеглазым Не просто умирать. . . . . . . . . . . . Он пел, любил проказы, Стихи, село и мать...

Нам всем дана отчизна И право жить и петь, И кроме права жизни И право умереть.

Но отданные силой Нагану и петле,Храним мы верность милой, Оставленной земле.

Я видел, как в атаках Глотали под конец Бесстрашные вояки Трагический свинец.

Они ли не рубили Бездарную судьбу? Они ли не любили И землю, И борьбу?

Когда бросают женщин, Лукавых, но родных, То любят их не меньше И уходя от них.

Есть ужас бездорожья, И в нем - конец коню! И я тебя, Сережа, Ни капли не виню.

Бунтующий и шалый, Ты выкипел до дна. Кому нужны бокалы, Бокалы без вина?..

Кипит, цветет отчизна, Но ты не можешь петь! А кроме права жизни, Есть право умереть.

Примечания: См. Есенин Эпиграф - строки из статьи М. Горького "О пользе грамотности", написанные в защиту стих. Уткина. Гоьркий возражал критику Д.Ханину, опубликовавшему статью ("На литературном посту", 1928, No.1) о мелкобуржуазных уклонах в творчестве Уткина, особенно заметно будто бы сказавшихся на "Слове Есенину". 1926 Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

КУРГАН Ты не мучь напрасно взора, Не придет он, Так же

вот, Как на зимние озера Летний лебедь не придет.

Не придет к тебе он больше, Нежной молодостью пьян,У границ шляхетской Польши Поднял грудь седой курган...

Ничего ему не снится, И ничем он не томим: Сыплют хвойные ресницы Сосны желтые над ним.

Но, идя Вторым походом, Обещаю, слышишь, мать, Самым нежным, Красным всходом Холм заброшенный убрать!

А пока... Не мучай взора, Не придет он... Так же

вот, Как на зимние озера Летний лебедь не придет.

Примечание: Маяковский в статье "Как делать стихи", говоря о недостаточно внимательном отношении поэтов к слову, приводил в качестве примера "Курган" (Полн. собр. соч., т. 12, М., 1959, с. 109). Он же критиковал это стих., в беседе с сотрудником газеты "Эпоха" в 1927 г.: "Ясно видно, что тут [в первой и последней строфах "Кургана"] не иначе как за волосы притягиваются ненужные слова только для того, чтобы получить рифму на "Так же вот!" А потом, как это мило звучит, напоминая русское слово "живот". А дальше еще про лебедя! Ведь он никогда "не придет", так как лебедь большей частью не ходит, а летает или плавает" (там же eb0 , с. 487). 1926 Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

СТИХИ О ДРУЖБЕ Я думаю чаще и чаще, Что нет ничего без границ, Что скроет усатая чаща Улыбки приятельских лиц,

Расчетливость сменит беспечность, И вместо тоски о былом Мы, встретясь, Былую сердечность Мальчишеством назовем.

Быть может, Рассудочной стужей Не тронем безусых путей.

Быть может, Мы будем не хуже, И все-таки будем не те...

Вот девушку любим и нежим, А станет жена или мать Мы будем всё реже и реже Любимой ее называть...

Примечание: под загл. "О дружбе", с посвящением Марковскому, Анисимову, Павлову, с ошибочной, по-видимому, датой: 1925. Печ. и датируется по изд. 1944, с. 142. 1926 Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.

СТИХИ КРАСИВОЙ ЖЕНЩИНЕ Приподнимет Гордо морду, Гордо стянет Профиль птичий... Сколько стоит Ваша гордость? Цену - вашему величью?.. Так идет.

Ей очень грустно (От утрат, видать, печали!). Не твоим ли пышным Бюстом Перекоп мы защищали?..

Счастлив я, Что этим годам Отдал всё И смех, И грусть, И с любимым небосводом Преждевременно прощусь.

Это - капли, Это - крохи, Если взять наш век премудрый. Что же дали вы эпохе, Живописная лахудра?

Разве - это Ищут люди? Разве - это Людям надо? То кокетничает Грудью, То кокетничает Задом.

Если вам уж неизвестно, Разрешите, я замечу, Что совсем в другое место Спрятан разум человечий...

_______

Опадет черемух снежность, Опадет и вновь родится. К нам же молодость и нежность Никогда не возвратится.

К нам всегда приходит мудрость Через белые равнины. Опадут, Отпляшут кудри, Зацветут седины.

И как в бешеном стакане, Память вздрогнет И запляшет... Чем же вас тогда поманит Дорогая прошлость ваша?..

Я не знаю лучше участь, Голубей не вижу свода: Умереть, борясь и мучась, Умереть в такие годы.

И меня в суровой ломке Лишь одно страшит немало: Как бы гордой незнакомкой Жизнь меня не миновала.

Всё!И нежность песнопенья Всё!И даже нежность тела Для железного цветенья, Для единственного дела...

А тебе, как влага туче, Красота дана природой. На костер ее! Чтоб лучше Освещалася свобода.

Женской нежностью томима, Не богатых, Не красивых Назови твоим любимым Воина трудолюбивых!

Не поймешь И будет худо. Жизнь идет, а годы скачут, И смотри - тебя забудут, Как красивую собачку...

Примечание: напечат. под загл. "Стихи красивой девушке". А. А. Жаров и А. И. Безыменский откликнулись на это стих. Уткина ("Стихи красивой девушке" Жарова и "О девушках" Безыменского). Маяковский в выступлении на диспуте "Леф или блеф?" 23 марта 1927 г. подверг критике стих. Уткина за небрежность языка: "Когда Уткин пишет стихотворение о лахудре: "Не твоей ли пышной грудью защищали Перекоп?" ведь это неверно. Почему? Да потому, что мы Перекоп не защищали - Перекоп защищали белогвардейцы, а красные его брали... Он же [Уткин] просто берет веками данное сравнение... выражение, наиболее часто встречающееся, но к факту [оно] не имеет отношения" (Полн. собр. соч., т. 12, М., 1959, с. 337-338). 1926 Иосиф Уткин. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966.