Радость познания

Фейнман Ричард

13. Взаимосвязь науки и религии

 

 

В своеобразном мысленном эксперименте Фейнман высказывает разные тонки зрения на воображаемом совете экспертов, который представляет точку зрения ученых и верующих. Он обсуждает точки соприкосновения и разногласия между наукой и религией, предугадав на два десятилетия вперед активные споры между этими двумя фундаментально различными способами познания истины. В частности, он задается вопросом, могут ли атеисты иметь мораль, основанную на научных воззрениях, а верующие — основанную на их вере в Бога. Эта философская тема необычна для прагматичного Фейнмана.

В нашу эпоху специализации люди, основательно знающие одну область, часто оказываются некомпетентными при обсуждении другой. Поэтому труднопреодолимые проблемы взаимоотношений между разными сторонами человеческой деятельности обсуждаются публично все меньше и меньше. Когда мы заглядываем в прошлое и видим жаркие дебаты по самым разным вопросам, мы завидуем тем временам, нас вдохновляет их аргументация. Старые как мир проблемы — взаимоотношения науки и религии — все еще волнуют нас, и я полагаю, в настоящем они остаются такой же дилеммой, как и в прошлом. Но они не так часто обсуждаются публично из-за ограниченности нашей специализации.

Тем не менее я интересовался этой проблемой на протяжении многих лет и хотел бы ее обсудить. Имея в виду мой несомненный недостаток знаний и понимания религии (недостаток, который становится со временем все более очевидным), я хотел бы организовать дискуссию следующим образом. Я буду предполагать, что проблему обсуждает не один человек, а целая группа людей, эта группа состоит из специалистов в разных областях — ученых разных направлений, различных религиозных деятелей и так далее, — и мы собираемся обсудить проблему с разных сторон, как на экспертном совете. Каждый высказывает свою точку зрения, которая может формироваться или меняться при последующем обсуждении. Кроме того, кого-то выбирают первым представить свою точку зрения — пусть это буду я.

Я начинаю представлять экспертный совет с проблемы: молодой человек, воспитанный в религиозной семье, изучает науку и в результате начинает сомневаться — а возможно, позже перестает верить в своего духовного отца — Бога. Это не единичный пример, такое встречается время от времени. У меня нет статистики, но я полагаю, что многие ученые — думаю, что реально больше половины ученых — перестали верить в Бога, то есть верить в Бога в традиционном смысле.

Так как вера в Бога является ключевым свойством религии, проблема, на которой я остановился, наиболее важна для взаимоотношений науки и религии. Почему этот молодой человек перестал верить?

Первый ответ напрашивается сам собой, и он очень прост: его учили (как я уже сказал) ученые, все они в душе атеисты, так что этот грех распространяется от одного к другому. Если вы сторонник этой точки зрения, думаю, вы меньше знаете о науке, чем я о религии.

Второй ответ может следовать из ограниченности знаний молодого человека: небольшой объем знаний опасен; этот молодой человек выучил немного и думает, что знает все. Но вскоре он перерастет опыт второкурсника и осознает, что мир более сложен, и снова поймет, что должен быть Бог.

Не думаю, что он почерпнет эту мысль обязательно отсюда. Есть много ученых — людей, которые называют себя сложившимися учеными, все-таки не верящих в Бога. Я хотел бы объяснить позже, что ответ молодого человека фактически следует не из того, что ему кажется, что он постиг все, а в точности из обратных соображений.

Третий ответ может вытекать из того, что молодой человек неправильно понимает науку. Я не верю, что наука может опровергнуть существование Бога — думаю, это невозможно. И если это невозможно, то являются ли согласованными категориями вера в науку и вера в Бога — обычного Бога, как его трактует религия?

Да, эти возможности совместимы. Несмотря на то что больше половины ученых не верят в Бога, многие ученые верят и в науку, и в Бога в совершенно согласованной форме. Хотя подобной согласованности не так просто добиться; в связи с этим я хотел бы обсудить две вещи: почему не так просто ее добиться и стоит ли ее добиваться.

Когда я говорю «вера в Бога», всегда остается загадкой — что есть Бог? Какого персонального Бога, характерного для западной религии, я имею в виду — того Бога, которому вы молитесь и который создал Вселенную и руководит вашей моралью?

Для студента, который что-то выучил в науке, существуют два источника трудностей при попытке связать науку и религию. Первый источник: обязательное для науки сомнение; это абсолютно необходимое условие прогресса в науке — неопределенность как фундаментальная часть внутренней природы ученого. Для прогресса в понимании мы должны оставаться скромными и позволить себе чего-то не знать. Нет ничего полностью определенного или доказанного, сомнения превыше всего. Вы исследуете ради любопытства; потому, что это неизвестно, а не потому, что вам известен ответ. И когда вы получаете больше информации в науке, это не означает, что вы нашли истину, вы нашли то или другое с большей или меньшей вероятностью.

То есть если вы проводите дальнейшие исследования, вы обнаруживаете, что утверждения науки не то чтобы истинны и не то чтобы ложны. Однако известны различные степени неопределенности: «это гораздо более вероятно, чем то-то и то-то, а это скорей верно, чем неверно»; или «то-то и то-то известно почти наверняка, но вызывает некоторую долю сомнений»; или — впадая в другую крайность — «мы действительно ничего не знаем». Каждая концепция в науке градуирована по шкале где-то между крайностями: абсолютной ложью и абсолютной истиной.

Думаю, необходимо принять этот образ не только в науке, но и в других вещах — незнание чего-то представляет большую ценность. Несомненно, когда мы принимаем какое-то решение, мы точно не знаем, правильно ли мы поступаем; мы только думаем, что поступаем наилучшим образом — и так нам следует поступать.

 

Отношение к неопределенности

Зная, что мы действительно живем в неопределенности на ментальном уровне, мы должны с этим примириться; очень важно осознавать, что нам неизвестны ответы на все вопросы. Особенный склад ума — внутреннее отношение к неопределенности — это жизненно важное положение для думающего ученого, которое студент должен усвоить первым делом. Это привычка мыслить. Однажды усвоив, ученый уже не сможет отступить от нее.

Теперь молодой человек начинает во всем сомневаться, поскольку он не может знать абсолютной истины. И ключевой вопрос немного изменит свой смысл, вместо вопроса «Существует ли Бог?» мы спросим: «Насколько вы уверены, что Бог существует?» Это очень тонкое изменение является сильным приемом и представляет разделение способов мышления между наукой и религией. Полагаю, что подлинный ученый не может задаться первым вопросом. Хотя существуют ученые, которые верят в Бога, я не считаю, что они думают о Боге так же, как религиозные люди. Если они находятся в ладу со своей наукой, они скажут себе что-нибудь вроде: «Я почти уверен, что Бог существует. Доля сомнений очень мала». Это совершенно другая формулировка, отличная от утверждения: «Я знаю, что Бог существует». Не думаю, что ученый может быть истинно верующим, потому что религия предполагает абсолютную веру в то, что Бог существует; абсолютная определенность свойственна религиозным людям.

Конечно, процесс сомнений не всегда начинается с вопроса о существовании Бога. Обычно первыми исследуются догматы, такие как вопрос о загробной жизни или детали религиозных доктрин, например, подробности жизни Христа. Более интересно, однако, открыто перейти к центральной проблеме и обсудить наиболее экстремальную точку зрения относительно сомнений в существовании Бога.

Раз вопрос перестал быть абсолютным и содержит долю неопределенности, его можно завершить с очень разных позиций. Во многих случаях он оказывается очень близок к определенному. Но с другой стороны, конечный результат правильности теории о применимости к прародителю понятия Бог может оказаться не совсем правильным тезисом.

 

Вера в Бога и научные факты

У нашего студента, пытавшегося совместить науку и религию, возникнет и вторая трудность: почему часто оказывается, что вера в Бога — по крайней мере Бога религиозного характера — выглядит иррациональной? Думаю, что ответ следует дать с научной точки зрения — используя систему фактов (пусть и не совсем полную), изученных человеком.

Например, размеры Вселенной производят глубокое, ошеломляющее впечатление. Мы вращаемся на крошечном фрагменте, Земле, вокруг нашего Солнца, среди сотен тысяч миллионов солнц нашей галактики и среди миллиардов других галактик. Существуют близкие биологические связи человека и животных, одной формы жизни с другой. Что такое человек — персонаж, появившийся к концу гигантского спектакля, который был лишь прелюдией к главному действию?

Больше того — существуют атомы, из которых, по-видимому, построена вся материя. Ничто не может избежать той же конструкции; звезды сделаны из одного и того же материала, и животные тоже, и сам человек, но сложность их возросла — появилась тайна жизни.

Это великое приключение — созерцать Вселенную за пределами существования человека, осознать, как она развивается без человека; в подавляющей части Вселенной с ее бесконечно длинной историей нет биологической жизни. Когда окончательно сформируется объективный взгляд на Вселенную, станут понятны тайны и величие материи, тогда можно будет вернуться к объективному взгляду на человека, как на материю, увидеть жизнь, как часть глобальной загадки, ощутить опыт случайного набора признаков. Обычно нам остается только улыбнуться после тщетных попыток понять мироздание. Научные взгляды упираются в благоговейный трепет и тайну, за которыми скрывается пик неопределенности, но они кажутся настолько глубокими и впечатляющими, что теория, которая все просто расставляет по местам, выстраивая сцену для Бога, наблюдающего за битвой добра и зла, кажется недостаточной.

Давайте предположим, что это случай нашего усердного студента, у которого растет сознание греховности — он верит, например, что отдельная молитва не может быть услышана. (Я не пытаюсь опровергать реальность Бога; я пытаюсь, сочувствуя, высказать некоторую идею о причинах, почему многие приходят к мнению, что молитва бесплодна.) Конечно, в результате этих сомнений сам их характер превращается в дальнейшем в этическую проблему, поскольку в религии, которую учил студент, мораль была связана со словом Бог, и если Бога не существует, то что это за слово? Как ни удивительно, я думаю, что моральные проблемы в конечном счете оказываются относительно нетронутыми. Сначала, возможно, студент может решить, что несколько незначительных постулатов несправедливы. Позже он может изменить свое мнение, но в конечном счете придет к пониманию, что в основе своей моральные постулаты справедливы.

В этих идеях должна существовать своего рода независимость. Ведь можно сомневаться в божественности Христа, не отрицая того, что следует помогать ближнему, когда он взывает к твоей помощи. Можно придерживаться обоих этих взглядов одновременно. Надеюсь, вы заметили, что мои атеистически настроенные коллеги в обществе ведут себя вполне прилично.

 

Коммунизм и научная точка зрения

Хотел бы заметить, что слово «атеизм» тесно связано со словом «коммунизм», что коммунистические взгляды представляют антитезу научным в том смысле, что коммунизм дает ответы на вопросы как политического, так и морального толка без обсуждений и сомнений. Научная точка зрения прямо противоположна; это значит, что все вопросы должны подвергаться сомнению и обсуждению; мы должны спорить обо всем — о наблюдаемых эффектах, их проверке и их возможном изменении. Демократическая власть гораздо ближе к этой идее, поскольку допускает обсуждение и не препятствует перспективе дальнейших изменений. Если вы живете в условиях тирании идей и точно знаете, где искать истину, — действуйте решительно, это всегда будет выглядеть разумно и достойно. Но когда судно начнет двигаться в неверном направлении, никто уже не сможет изменить его курс.

Хотя наука наносит удар по многим религиозным догматам, она не влияет на их моральное содержание. Религия имеет много аспектов; она отвечает на множество вопросов. Прежде всего она отвечает на вопросы о сути вещей, откуда они вытекают, что такое человек, что такое Бог — характеристики Бога и тому подобное. Позвольте мне обратиться к метафизическому аспекту религии. Он говорит нам о другой стороне — о нашем поведении. Оставим в стороне вопрос о том, как вести себя на некоторых церемониях, как исполнять религиозные обряды; я имею в виду наше поведение вообще, поведение в жизни, моральную сторону поведения. Этот аспект дает ответы на моральные вопросы; он определяет моральные и этические заповеди. Позвольте мне рассмотреть этический аспект религии.

Мы знаем, что изначально человек слаб, и ему нужно постоянно напоминать о моральных устоях, чтобы он мог поступать по совести. Это не просто вопрос совестливости человека; это также поддержка его духа для совершения правильных действий. Религия обязательно должна давать силу, утешение и вдохновение для соблюдения моральных заповедей. Это вдохновляющая сторона религии. Она не только воодушевляет для морального послушания — она служит вдохновляющим началом для искусства и живописи, она побуждает к высоким мыслям и действиям.

 

Взаимное пересечение

Эти три аспекта религии связаны друг с другом, это обычно чувствуется в близкой интеграции идей; нападать на одну особенность системы — значит нападать на всю структуру системы. Все три аспекта в большей или меньшей степени связаны между собой. Моральный аспект, моральные заповеди — это мир Бога, который вовлекает нас в метафизические вопросы. Затем приходит вдохновение, ибо человек работает по велению Бога, для Бога, отчасти ощущая себя сопричастным Богу. Это великое вдохновение — оно позволяет действовать в контакте с огромной Вселенной, на ее просторах.

Все три аспекта тесно переплетены между собой. Трудности связаны с метафизическим аспектом — наука нередко ему противоречит. Например, в прошлом существовали аргументы в пользу того, что Земля является центром Вселенной независимо оттого, движется ли она вокруг Солнца или стоит на месте. В результате возникали непримиримые споры и трудности, но они окончательно были разрешены наукой — в данном случае религии пришлось пойти на уступки. Не так давно возник конфликт, связанный с происхождением человека и животных.

В результате подобных конфликтов религии приходилось отступать от ряда метафизических доктрин; однако это не привело к крушению религии. По-видимому, в будущем не будут переоцениваться или радикально меняться и ее моральные аспекты.

Земля движется вокруг Солнца — разве это не лучший способ подставить другую щеку? Собственно, какая разница, Земля стоит или крутится вокруг Солнца? Мы ждем новых противоречий. Наука развивается, и обнаруживаются новые факты, противоречащие нынешней метафизической теории некоторых религий. По сути, даже несмотря на отступления религии в прошлом; у людей, изучающих науку и знающих основы религии, и сейчас остаются вопросы относительно некоторых положений. Ряд вещей не слишком хорошо интегрируется, но это не влияет на моральные категории.

На самом деле в области метафизики противоречия усложняются дважды. Во-первых, могут быть противоречивыми факты, но даже если факты согласуются, могут быть различными позиции. Дух неопределенности в науке — это позиция, направленная против метафизики; она полностью отличается от определенности и абсолютной истины религиозного мировоззрения. Явное противоречие между наукой и религией лежит именно в области метафизики — как в области фактов, так и в области духа.

Мне кажется, в религии невозможно найти набор метафизических идей, которые никогда не вступят в противоречие с вечно развивающейся и меняющейся наукой, вечно стремящейся к неизведанному. Мы не знаем, как ответить на все вопросы; невозможно найти ответы, которые когда-либо не станут ошибочными. Сложности все возрастают, поскольку и наука, и религия пытаются ответить на вопросы в одной и той же сфере.

 

Наука и вопросы морали

С другой стороны, я никогда не поверю, что реальное противоречие с наукой может возникнуть в духовной области, поскольку полагаю, что вопросы морали лежат вне сферы научных исследований.

Позвольте мне привести три-четыре аргумента, доказывающих, почему я верю в это. Во-первых, в прошлом существовали противоречия между научными и религиозными взглядами на метафизическую категорию, и тем не менее более старые взгляды на мораль не утратили своего смысла, не изменились.

Во-вторых, существуют добродетельные люди; на практике исповедующие христианскую этику и не верящие в божественность Христа. Они не находят в этом никакого несоответствия.

В-третьих, хотя я и верю, что время от времени обнаруживаются научные доказательства, которые можно отчасти интерпретировать как доказательства в пользу, например, некоторых сторон жизни Христа или других религиозных метафизических идей, мне кажется, что это не научные доказательства, и они не имеют отношения к Золотому правилу — основному поведенческому принципу христианства. Думаю, это что-то другое.

Теперь давайте посмотрим — я представлю небольшое философское объяснение их различия, — почему наука не может влиять на фундаментальный базис морали.

Типичная человеческая проблема, ответ на которую стремится получить религия: «Должен ли я это делать? Должны ли мы это делать? Должно ли правительство это делать?» Чтобы ответить на этот вопрос, мы разобьем его на две части — первую: «Если я сделаю это, что произойдет?» И вторую: «Хочу ли я это сделать? Как правильно оценить — хорошо это или нет?»

Теперь вопрос сформулирован заново: «Если я сделаю это, что произойдет?» Это строго научный вопрос. Вообще говоря, науку можно определить как метод получения некоторого объема информации для ответа на вопросы: «Если я сделаю это, что произойдет?» Методика по существу проста: попытайтесь — и увидите. Затем вы компилируете большой объем информации из различных надежных источников. Все ученые согласятся, что вопрос — любой вопрос, философского или другого характера, который нельзя представить в форме, проверяемой экспериментально (или просто нельзя облечь в форму: если я сделаю это, что произойдет?) — не является научным вопросом — он за пределами научной области.

Я утверждаю — хотите вы, чтобы что-нибудь произошло или нет — главное, какова ценность вашего результата и как вы сможете ее вывести (это конец вопроса: должен ли я это сделать?), и это лежит вне науки, поскольку это вопрос, ответ на который можно получить только зная, что произошло; но вы все-таки должны вывести, что произошло, из моральных соображений. Полагаю, в данном теоретическом примере существует полное соответствие между моральным взглядом, или этическим аспектом религии, и научной информацией.

Вернемся к третьему аспекту религии — аспекту вдохновения — перенесемся к главному вопросу, который я хотел бы представить воображаемому экспертному совету. Сегодня источник вдохновения — для укрепления духа и утешения — в любой религии очень близко связан с метафизическим аспектом; то есть мы черпаем вдохновение в служении Богу, в послушании его воле, в чувстве единения с Богом. Эмоциональные связи с заповедями морали, основанные на этих понятиях, начинают резко ослабевать, когда сомнения, даже толика сомнений, касаются существования Бога; вера в Бога размывается, и данный источник вдохновения истощается.

Я не знаю ответа на главный вопрос — вопрос, как поддержать реальную значимость религии, ставшей утешением и поддержкой для большинства людей, и в то же время не требовать абсолютной истины в метафизических аспектах.

 

Наследие западной цивилизации

Мне кажется, что западная цивилизация опирается на два великих наследия. Одно — это дух научного приключения — захватывающего путешествия в непознанное, которое может открыться с помощью глубоких исследований; требование, чтобы незыблемые тайны Вселенной оставались незыблемыми; позиция, что все подлежит сомнению; и в итоге — смиренность интеллекта. Другое великое наследие — христианская этика — базис любви, братства людей, ценности отдельной личности; и в итоге — смиренность духа.

Эти два наследия логически полностью совместимы. Однако логика — это не все; чтобы следовать идее, надо иметь сердце. Если люди обращаются к религии, в какую обитель они возвращаются? Является ли современная церковь местом большего утешения для человека, сомневающегося в Боге, чем для неверящего? Является ли современная церковь местом утешения и поддержки, учитывая сомнения человека? Как можно воспользоваться вдохновением для поддержки этих двух столпов западной цивилизации, чтобы они могли соседствовать рядом, вровень, в полную силу? Разве это не важнейшая проблема нашего времени?

Я передаю эти вопросы экспертному совету для обсуждения.