На следующий день я начала поиски: села за компьютер и ввела в Google поисковый запрос «собаки помогают людям». Результаты меня поразили. Под руководством организации «Собаки-помощники Великобритании» работало несколько учреждений, занимавшихся дрессировкой собак для помощи людям с проблемами мобильности. Где-то собак дрессировали для помощи слабослышащим – собаки давали знать, когда звонил дверной звонок, телефон или пожарная сигнализация.

Были собаки «медицинского обнаружения». Их готовили для больных диабетом I типа и другими болезнями, представляющими опасность для жизни. Собаки диабетиков давали хозяевам знать, когда у них опасно поднимался или падал уровень сахара в крови, и приносили медицинские препараты. Во время дрессировки им давали образцы воздуха. Поразительное чутье помогало им распознавать по запаху изменение уровня сахара в крови. Другие собаки помогали людям с болезнью Аддисона, постуральной тахикардией и нарколепсией. Были собаки, которые распознавали запах орехов в пище: они сопровождали тех, у кого была аллергия на орехи, способная привести к смерти. Иногда такая аллергия оказывается настолько тяжелой, что приступ может спровоцировать обычный запах. А собаки обладают острым чутьем и способны предупредить хозяев об опасности.

Организация, готовящая собак медицинского обнаружения, дрессирует собак на распознавание рака по образцам мочи или по дыханию. Уникальное обоняние позволяет этим животным распознавать самые ранние признаки рака. Использование собак в диагностике когда-нибудь позволит выявлять заболевание на очень ранних стадиях или станет самым надежным способом скрининга.

На сайтах этих организаций я нашла массу историй о собаках-помощниках. Хотя все они помогали по-разному, хозяева почти всегда говорили одно и то же: собаки сделали их более уверенными, вернули свободу и самостоятельность, стали настоящими друзьями. Все это давал мне Монти.

Я стала обзванивать эти организации. Я рассказывала о Монти и спрашивала, можно ли ему носить их жилеты, но мне отказывали. У всех были сложные программы, собак готовили опытные инструкторы, и подготовка начиналась в очень юном возрасте. Жилеты выдавались только тем собакам, которые ее прошли. А Монти слишком стар. Ему уже девять лет, а большинство собак-помощников в этом возрасте уже выходит на пенсию.

Таким образом я почти рассталась с идеей добыть Монти жилет и не представляла, как убедить кого-то выдать ему этот знак отличия. Рассказывая всем этим людям о том, что делает Монти, и все яснее осознавая, чем может помогать мне собака, я решила, что если Монти не зарегистрируют, то подам заявление на собственную собаку-помощника.

Наконец я добралась до организации «Собаки-партнеры». Здесь помогали тем, кому инвалидность мешала выполнять повседневные дела и у кого были проблемы с мобильностью. Эти собаки делали все то же самое, что и Монти – открывали и закрывали двери, нажимали кнопки, разгружали стиральные машины. Я видела, что собаки помогали людям с рассеянным склерозом и травмами позвоночника. О моей болезни на сайте не говорилось, но, благодаря Монти, я поняла, что собака-партнер сможет облегчить и мою жизнь.

Дама из «Собак-партнеров» оказалась очень любезной и понимающей. Она сказала, что люди с моим заболеванием к ним раньше не обращались, и будет нелегко найти собаку, учитывая состояние моей кожи. Но все-таки обещала посодействовать.

– Какой помощи от собаки вы ожидаете? – спросила она.

– Честно говоря, у меня уже есть собака, которая мне помогает.

– И что она делает?

Я перечислила все, что делал для меня Монти: помогал держать равновесие при ходьбе, помогал подниматься и спускаться по лестнице, приносил и переносил вещи, помогал раздеваться, разгружал стиральную машину, снимал с меня шины и расстегивал липучки на туфлях.

– И кто же его всему этому научил?

– Я.

Наступило молчание.

– Вы не могли этого сделать! Никак не могли! Наших собак дрессируют специалисты, и у них на это уходят годы.

– Монти – хорошая собака, – сказала я. – Он зарегистрирован в благотворительной организации и всегда ведет себя идеально. Он делает все, что я попрошу.

– Мне все же кажется, что вам будет лучше получить новую собаку, – с сомнением сказала дама. – Но когда вы к нам соберетесь, то захватите Монти с собой. Мы посмотрим, что он умеет, и оценим, какая собака вам нужна.

Я положила трубку и задумалась. Наконец-то я смогу получить ту заботу, которая мне нужна, и это изменит мою жизнь и жизнь Питера. Но в то же время я не могла смириться с тем, что помогать мне будет не Монти. Ему так нравилось быть рядом со мной. Вспомнилось, как больно ему было после смерти Пенни. Если он будет оставаться дома, не вернется ли его депрессия? И даже если нет, мысль о новой собаке все равно заставляла меня грустить.

Я так расстроилась, что чуть было не пропустила назначенный день. По дороге в офис чувствовала себя предательницей.

Я привыкла любить Монти и полагаться на него. Мысль о том, что придется оставлять его дома и довольствоваться обществом другой собаки, была невыносима.

Мы приехали. Я открыла дверь для Монти, но велела ему оставаться на месте. Он, как всегда, ждал в машине, пока я доставала из багажника свои костыли. Потом я попросила его выйти и помочь мне держать равновесие. Мы с Питером и Монти вошли в офис «Собак-партнеров».

Офис оказался поразительным. Я никогда ничего подобного не видела. На стенах висели фотографии собак, которые делали удивительные вещи. Повсюду инструкторы в инвалидных креслах обучали собак необходимым навыкам. Но я подумала: «Это же будет не Монти!» И мне захотелось повернуться и уехать.

Директриссу организации звали Нина Бондаренко. Она была просто очаровательна. До сих пор думаю, что мне очень повезло встретиться с ней в тот день. Я сразу почувствовала, что Монти ей понравился – она обняла его и заворковала, а потом мы стали обсуждать вопросы помощи инвалидам со стороны собак. Собаки сопровождали своих партнеров повсюду – в больницах, магазинах и кафе. Куда бы я ни пошла, новая собака сможет пойти со мной. Снова подумалось о том, как Монти будет в одиночестве сидеть дома, пока я буду гулять с новой собакой. Эта мысль стала последней каплей. Я уже собиралась подняться и отправиться домой, но тут Нина сказала:

– Покажите, что умеет делать Монти. Я посмотрю, как он вам помогает, и пойму, какая собака вам нужна.

Монти помог мне подняться и спуститься по лестнице, подобрал и подал мне то, на что я указала. Он шел рядом со мной, помогая поддерживать равновесие. Я попросила его сделать все, чему научила дома, и он выполнил все мои просьбы идеально. Мне было больно на него смотреть. Я боялась, что он подписывает себе приговор.

Но Монти произвел поразительное впечатление на Нину.

– Какой лапочка! – воскликнула она. – Он работает с такой готовностью! Настоящий джентльмен!

Я расстроилась еще сильнее. Ну как ей сказать, что она попусту потратила на нас время? Я хотела, чтобы обо мне заботилась только эта собака!

Нина предложила нам сходить пообедать, пока она обдумает нашу ситуацию. За столом мы мрачно молчали. Я спросила у Питера, что он думает.

– Мы сумеем справиться с двумя собаками – в конце концов, нас же двое. Может быть, я буду оставаться с Монти, пока ты будешь уходить куда-то с новой собакой.

– Или мы можем просто жить с Монти и не думать о другой собаке…

– Но тебе нужна собака, чтобы ты могла ходить в колледж. И в магазины. И в больницу.

После обеда мы по-прежнему не знали, что нам делать. Мне хотелось забрать Монти и уехать. Но тут с широкой улыбкой на лице появилась Нина.

– За обедом я поговорила с нашими инструкторами, и все согласились с тем, что если Монти вас вполне устраивает, то нет смысла дрессировать новую собаку. Монти должен будет пройти экзамен в офисе, в вашем доме и на улице. Если все будет хорошо, он станет вашим собакой-партнером.

Я ушам своим не верила. Все наши проблемы решились. Монти станет моей собакой-помощником. Это было прекрасно.

– Вы явно целиком полагаетесь на Монти, – продолжала Нина. – Он вас вполне устраивает, и ему самому это нравится. Такой вам достался пес!

Я не знала, смеяться или плакать, крепко обняла Монти и стала судорожно благодарить Нину.

Она рассказала, что многие спрашивают, не могут ли их собаки стать собаками-партнерами, но обычно собаки недостаточно дрессированы. До сих пор они всем отказывали. Монти стал исключением.

Нина наблюдала, как мы выходим из машины утром, и видела, как замечательно вел себя Монти, когда я открыла его дверцу и велела ждать, пока я достану костыли.

– Большинство собак сразу же выскакивает из машины, как только откроют дверцу. Увидев, как Монти терпеливо ждет разрешения, я подумала: «Это особенная собака!»

И Монти действительно был таким с того самого дня, как только мы его спасли. Но пройти путь от спасенной собаки до собаки-помощника… Я никогда не думала, что ему это удастся.