В 2006 году Монти исполнилось одиннадцать лет. Все собаки-партнеры в двенадцать лет уходят на покой, а некоторые перестают работать и раньше. Собаки сами решают, когда наступает этот срок: если они перестают делать то, что вы просите, не пытайтесь их заставить. Они начинают делать только то, что им нравится. Если же они делают все меньше и меньше, то наступает время подумать о другой собаке.

Я стала замечать, что с Монти происходит именно это. Он стал двигаться медленнее, перестал прыгать. Когда я просила его взять что-то, а он не мог, я не заставляла его – просто просила Питера. Было очевидно, что Монти стареет.

Но и мое состояние тоже ухудшалось. Мне все чаще приходилось бывать в больницах, и я все больше нуждалась в помощи. К этому времени я привыкла полностью полагаться на Монти и представить не могла, что снова придется загружать Питера. Я так радовалась, что Питер был только моим мужем, а не сиделкой.

Мне было мучительно думать, что Монти стареет, и пора планировать свои действия на то время, когда он больше не сможет мне помогать.

Я могла подать заявку на новую собаку-партнера. Но, думая о новой собаке, я сталкивалась с той же проблемой, что и прежде. Я, как и раньше, не могла представить, что придется оставлять Монти дома и выходить с другим псом. А как он отнесется к тому, что его обязанности перейдут новой собаке? Мы с Питером страшно переживали. Все же я позвонила в организацию «Собаки-партнеры» и спросила их совета. Они сказали, что мне нужно подать заявку немедленно – на поиски подходящей собаки могут уйти годы.

Я решила перестать обращаться к Монти за помощью – пусть он сам делает то, что ему захочется. Он по-прежнему помогал мне раздеваться и снимать шины, по-прежнему бегал к стиральной машине и доставал белье. Ему нравилось поднимать и носить легкие предметы, но я не позволяла ему прыгать, чтобы открыть дверь или нажать кнопку на светофоре.

Нас пригласили в офис «Собак-партнеров», чтобы мы познакомились с новыми щенками и посмотрели, сможем ли с ними поладить. Я ехала туда с таким же тяжелым сердцем, что и в первый раз. Тогда хотя бы мы могли вернуться домой и жить дальше с Монти. На этот раз мы уже точно знали, что Монти не сможет быть с нами вечно. Мне пришлось смириться с тем, что я начинаю его терять.

Никто не сказал Монти, что это будет печальная поездка. Он с восторгом вернулся в офис «Собак-партнеров». Это действительно было прекрасное место. И стать частью этой организации – все равно, что стать членом семьи. Все мы называли организацию «Пурпурной армией». Наблюдать за тренировками молодых собак можно было часами. Для этого там имелось все: специальные макеты стиральных машин, декорация магазина, светофоры с кнопками, кровати и многое другое. Тренировки очень нравились собакам. Некоторые из них не могли дождаться своей очереди – пока инструкторы занимались с другими, они переступали с лапы на лапу, стремясь присоединиться к веселью. Здесь тренировали только тех собак, которым действительно нравилось помогать людям.

Нас встретила инструктор Люси. Она объяснила, что попробует предложить мне нескольких щенков и посмотрит, насколько хорошо они со мной поладят. Монти останется с Питером. Когда я поднялась и пошла за Люси, Монти попытался пойти со мной. Он не мог понять, почему это я вдруг бросила его. И тогда я чуть не расплакалась.

Мне показали нескольких собак, попросили пройтись с ними, придержать их и вознаградить лакомством за хорошее поведение. Люси наблюдала за нашей работой. Собаки были очень дружелюбными и воспитанными. Работали они очень хорошо, но мне было трудно сразу же проникнуться к кому-то из них любовью.

Проблема была во мне, а не в собаках. Все собаки были очень молодыми, около полутора лет. Я уже забыла, каково это – общаться с молодой собакой. Они были очень энергичными и жизнерадостными, и это заставляло меня нервничать.

Люси объяснила, что это одна из проблем, с которой сталкиваются люди с ДБЭ. Собаки-партнеры должны быть энергичными и уверенными в себе: невозможно рассчитывать на помощь скромной и застенчивой собаки. Но энергичная собака может повредить кожу на руках хозяина. Когда рядом со мной оказываются такие собаки, даже идеально воспитанные, я всегда боюсь за свою кожу. Мне было неуютно, даже когда собаки брали у меня лакомство. Теперь я понимала, как мне повезло с Монти. Он всегда был очень осторожен.

Кроме того, у меня было время на то, чтобы построить отношения с Монти. Я не могла представить, что кто-то из этих собак станет моим партнером – это все равно, что доверить заботу о себе чужой собаке, встреченной во время прогулки. Я просто не понимала, как это получится.

Мы пошли обедать в местную столовую. Я все время думала, правильно ли мы поступили, но тут решение пришло само собой. Пока мы обедали, к нам пришла Люси и села напротив нас.

– У меня хорошие новости, – сказала она. – Я нашла новый дом для Монти!

– Что?! Монти не нужен новый дом! Он живет с нами.

– Но у вас же будет новая собака! Вы же не хотите сказать, что собираетесь держать дома двух собак?

Выяснилось, что организация всегда находит новые дома для собак-пенсионеров. Считается, что две собаки не могут ужиться друг с другом – они либо ревнуют, либо ленятся: каждая полагает, что работать должна другая, и обе ничего не делают. Люси говорила, и я понимала, что в этом есть смысл: собак не следует путать и сбивать с толку ради их же собственного блага. Но я представить не могла, что Монти будет жить в другой семье.

– Простите, но я не могу этого сделать, – сказала я. – Я не могу отдать Монти. Он – моя собака.

– Тогда, боюсь, вы не сможете получить новую собаку, – ответила Люси.

Если бы я знала, что придется Монти отдать, то никогда не приехала бы. Я была обязана ему жизнью и не могла позволить ему отправиться в чужой дом. Мы полюбили его с самого начала, когда он был непослушным и совершенно неуправляемым. Расстаться с ним сейчас было невозможно. Сказав, что свяжемся с организацией, если с Монти что-то случится, мы отправились домой.

***

По мере того, как Монти становился старше и двигался все хуже, мы стали все больше и больше полагаться на мою подругу Маргарет. Я познакомилась с ней несколько лет назад на автобусной остановке, когда вела Монти на прогулку. Маргарет сразу же влюбилась в него. Она принялась его гладить и болтать с ним. Выяснилось, что она живет неподалеку, и я предложила ей зайти выпить кофе. Мы подружились. С самого начала было ясно, что и Монти ее обожает.

В один очень жаркий день мне нужно было ехать в больницу. Впервые я подумала, что Монти не сможет меня сопровождать. Мне не хотелось его перегружать, но и оставлять собаку в одиночестве я тоже не хотела. Маргарет любезно предложила присмотреть за ним в течение дня. Я привела собаку к ней утром, принесла все его игрушки и колбаски, чтобы она угостила его, если он начнет волноваться.

Весь день я была сама не своя, ненавидела больницу и почти не слушала врача. Сердце мое разрывалось. Я хотела побыстрее оказаться дома и увидеть Монти.

Когда мы подъехали к дому Маргарет, Монти выбежал нам навстречу. Он изо всех сил вилял хвостом и «разговаривал». Потом он повернулся и вбежал обратно в дом Маргарет. Мы с Питером рассмеялись. Было очевидно, что он одинаково любит и меня, и Маргарет. Непередаваемое облегчение!

Так и сложилось. Если я чувствовала, что нагрузка Монти не по силам, он оставался с Маргарет. Мы смогли даже в отпуск съездить без него. Монти обрел двух преданных мамочек – нам очень повезло, что в нашей жизни появилась Маргарет. Когда мы с Монти проходили мимо ее дома, он всегда ждал, когда она выйдет, чтобы поздороваться или отправиться вместе с нами на прогулку. Если кто-то и мог полюбить Монти так же сильно, как я, то это была Маргарет.

Монти помогал все меньше и меньше. Он стал подолгу спать. Я знала, что ему очень хорошо с Маргарет – к этому времени он ее просто обожал, но все же не могла с ним расстаться. Трудно было представить, что, проснувшись утром, я не увижу Монти, он не принесет мне тапочки и не позовет на кухню. Я просто не знала, что делать.

***

После посещения офиса «Собак-партнеров» я села и написала им большое письмо, в котором объяснила, что не могу расстаться с Монти, но отчаянно нуждаюсь в новой собаке, что понимаю проблемы, связанные с присутствием двух собак в доме и с поиском собаки, которая подойдет для человека с таким заболеванием, как у меня. Я не знала, сможет ли мне кто-нибудь помочь, но все же хотела объяснить все в письме на случай, если кто-то все же что-то придумает. Несколько недель не было никакого ответа, и мы об этом забыли и смирились с тем, что у меня не будет другой собаки, пока с нами живет Монти.

Однажды жарким солнечным днем Питер подрезал живую изгородь, а мы с Монти сидели в доме с распахнутыми окнами. Зазвонил телефон. Это был Энди Кук, которого недавно назначили директором «Собак-партнеров».

– Я прочел ваше письмо, – сказал он, – и понимаю, что у нас возникла проблема.

«Нет, только не это! – подумала я. – Звонит сам директор! Что, если они считают, что мы с Монти создаём слишком много проблем? А вдруг они решили лишить Монти жилета?»

Но Энди оказался очень добрым и приветливым человеком.

– Монти все еще живет у вас, и вы не хотите с ним расставаться, – продолжал Энди.

Я рассказала, что Монти работает все меньше, и мне нужна другая собака.

– Думаю, новая собака будет слишком уж энергична для вас, с вашей кожей, – сказал Энди. – Мы еще ни разу не видели, чтобы две собаки могли работать вместе, не мешая друг другу.

Я была полностью с ним согласна. Ситуация казалась безнадежной.

– Могу предложить вам только один вариант, – сказал Энди. – Мы найдем вам щенка, и вы будете дрессировать его сами, с нашей помощью.

Я ушам своим не верила. Новый щенок! Вау! Позже Энди говорил, что буквально слышал, как у меня отвалилась челюсть.

– Если вы получите щенка, то научите его быть осторожным с вами. Ищите помет, мы убедимся, что собаки подходят, и тогда щенок будет жить вместе с вами, а вы будете раз в неделю приходить к нам, чтобы научиться его дрессировать. Монти будет легче принять щенка, чем взрослую собаку. Если же у вас ничего не получится, мы заберем щенка и будем искать ему замену.

Это было слишком хорошо, чтобы быть правдой. Я не могла поверить, как замечательно все устроилось. Мне казалось, что у меня уже никогда не будет собаки-партнера, а Энди нашел решение.

– Это будет наш первый опыт, – сказал Энди. – Если все получится, вы станете первым человеком с двумя собаками помощниками и первым, кто сам подготовил себе собаку-партнера – конечно, под нашим руководством.

Он продолжал говорить, но я его уже не слушала.

Моя мечта сбылась. Новый щенок! Я могу сама выбрать помет! Я была в восторге. Мне хотелось тут же рассказать обо всем Питеру. Положив трубку, я бросилась в сад. Он тоже пришел в восторг.

Перед нами была дорога, по которой мы пойдем все вместе. Теперь мы знали, куда идти. Оставалось лишь найти идеального щенка.