Знакомиться с щенками мы отправились в сырой и ветреный день. Монти остался с Маргарет – ему не следовало знакомиться с такими маленькими щенками. Колин и Шейла жили в Эксмуре в прекрасном коттедже с видом на море. Они сказали, что в погожий день отсюда можно увидеть Уэльс. Но в тот день мы с трудом рассмотрели в тумане их дом.

Настроение было хорошим – я всегда любила щенков. Даже не знаю, что мне нравится больше – мягчайший щенячий пух или их божественный запах.

Колин сказал, что у них десять четырехнедельных щенков. Неужели один из них станет моей сиделкой, отвечающей за мою жизнь?

Колин и Шейла оказались прекрасными людьми. Они очень тепло нас встретили, и меня это порадовало. Потом они провели нас на кухню посмотреть на щенков – еще один хороший знак. Некоторые люди разводят собак в гаражах или открытых вольерах, но эти щенки находились в центре домашней жизни, в теплой кухне, и слышали все домашние звуки. Стол Колин и Шейла сдвинули к стене, чтобы освободить место для большого манежа, где возились малютки.

Я увидела десять маленьких комочков счастья, которые играли друг с другом и весело попискивали.

– Ой, до чего же они хорошенькие! – воскликнула я, обретя дар речи.

И стоило мне это сказать, как маленький белый щенок выбрался из манежа и побежал прямо ко мне. Он был чисто белым, с большими черными глазами и черным носом – мне он напомнил маленького тюленя. Он стал царапать мою куртку, чтобы я взяла его на руки. Я подняла его и подсадила на плечо. Щенок уткнулся носом в мою шею, зарылся в волосах и заснул. Я поздоровалась с другими щенками и погладила их, а белый малыш так и спал у меня на плече.

Мы приезжали к Колину с Шейлой несколько раз, и каждый раз повторялось одно и то же. Стоило белому щенку заслышать мой голос, он сразу начинал вилять хвостом и выбирался из манежа. Я поднимала его и сажала на плечо. Он тут же засыпал. Мы прозвали его «медвежонком Тедди».

Мне не стоило привязываться к кому-то из щенков. Возможно, ни один из них не подойдет для программы «Собак-партнеров». Проверять их должны были в полтора месяца, и экзамены были непростыми. Инструкторы могли выбрать двух лучших щенков, и если малыш Тедди не окажется одним из них, мне придется с ним распрощаться.

Но я уже привязалась к Тедди. Это трудно объяснить, но между нами возникло нечто особенное. Я страшно хотела получить именно его. Если бы он провалил экзамены, то я купила бы его все равно. Но все же мне нужна была собака-помощник – причем с каждым днем все сильнее. Если бы я купила Тедди, пришлось бы обходиться без собаки-партнера, потому что присматривать за двумя щенками я не смогла бы. Инструкторов мы не стали посвящать в наши отношения – Тедди должен был честно выдержать экзамен, но я уже стала бояться приближающихся испытаний.

В день экзамена мы отправились в Эксмур. Инструктор «Собак-партнеров» Сара Симпсон провела ряд испытаний прямо перед нами. Она роняла за щенками ключи, чтобы проверить, легко ли их заинтересовать, проделывала другие манипуляции, записывая результаты в маленький блокнот. Мне страшно хотелось узнать, как дела у Тедди, но я не видела ее записей. Потом она забрала всех щенков в другую комнату, где проводились остальные тесты. Вернувшись, Сара стала складывать баллы, не обращая внимания на щенков. Я замерла в ожидании.

– Отлично, – сказала она. – Все щенки годятся для работы.

Это было удивительно – экзамены были очень строгими, и никогда еще весь помет их не проходил.

– Но двое показали исключительные результаты, – продолжала Сара. – Максимальный балл – сорок пять. Вот этот набрал тридцать семь, а этот – сорок пять!

Она подобрала двух щенков – белого и того, что был чуть потемнее. Я закрыла глаза, боясь посмотреть.

– Это чемпионы, – сказала Сара. – На вашем месте я выбрала бы этого – он набрал максимум! В этом щенке что-то есть…

Я осторожно открыла глаза – Сара протягивала мне моего Тедди!

За спиной Сары от радости прыгали Колин и Шейла – они знали о моей привязанности к Тедди. Я прижала его к груди, он пробрался на привычное место и заснул, засунув нос под мои волосы. До сих пор не знаю, как это ему удалось – сорок пять баллов набирают лишь единицы. Наверное, это неспроста – он изо всех сил постарался быть со мной.

***

Через три недели мы приехали забирать Тедди. День выдался восхитительный. Под лучами зимнего солнца все сверкало и блестело. По дороге мы любовались морем – для января оно было удивительно голубым. На холме паслись эксмурские пони с густой коричневой шерстью. Картина была просто сказочной.

Щенки уже подросли и могли познакомиться с Монти. Он находился в приподнятом настроении и носился по дому активнее, при этом выглядел настолько бодрым, что я подумала, мы рано отправляем его на пенсию. Первоначально говорила Питеру, что мы можем натренировать щенка, а потом вернуть его в «Собаки-партнеры», чтобы он стал помощником кому-то еще, а сами обойдемся услугами Монти. Но к этому моменту я уже любила обеих собак одинаково сильно.

Мы не беспокоились насчет того, как Монти поведет себя с малышами. Он выскочил из машины и помчался по дорожке туда, где лаяли щенки. Шейла вышла встретить нас. Она предложила нам выпить кофе с печеньем.

Мне не верилось, что это происходит со мной, казалось, я попала в рай. Я улыбалась, как Чеширский кот.

Тедди был воплощением счастья и здоровья – его шерсть приобрела бледно-кремовый цвет с темными отметинами вокруг глаз и носа. Он уже стал довольно тяжелым, чтобы я могла его поднять, поэтому я села в кресло, а Питер посадил его мне на колени. Облизав мне лицо и попытавшись съесть мою шляпу, он, наконец, успокоился и стал наблюдать, как его братья и сестры играют с Монти. Общество жизнерадостных щенков явно нравилось нашему пенсионеру – он словно помолодел. Вскоре Тедди спрыгнул с моих колен и присоединился к общему веселью. Потом он утомился, снова забрался мне на колени и уснул.

Настало время уезжать. Мы усадили собак в машину: сначала, как обычно, пристегнули Монти, потом поставили переноску с Тедди – в ней он казался таким крохотным. Помахав Колину и Шейле, мы тронулись. Я чувствовала, что обрела друзей на всю жизнь. С тех пор мы часто приезжали в Эксмур, чтобы Тедди повидался со своими первыми папой и мамой.

Всю дорогу Тедди лаял, не переставая, его тошнило, в переноске был полный кошмар. Свой протест он выражал всеми доступными ему средствами. Монти положил голову на переноску, а мы пытались разговаривать со щенком, но это не помогало. Слышать его плач было выше моих сил. В конце концов я включила диск с записью нашего церковного хора. И тут настала тишина! Доехав до дома, мы выучили все гимны наизусть – зато Тедди был спокоен.

Дорога из Эксмура поражала живописными видами. Я подумала: «Какое чудесное место, чтобы родиться!» Удивительно, как красива становится окружающая природа, когда у тебя легко на сердце.

***

В «Собаках-партнерах» меня спросили, хочу ли я выбрать имя для своего щенка. Они называли собак по алфавиту – все щенки одного года носили имена, начинающиеся с одной и той же буквы. В тот год была буква «Э». Мне предложили два имени: Эно или Элвис.

Я не знала, что делать – для нас он уже был Тедди. Я не могла назвать его по-другому. Даже почтальон знал его имя. Инструкторы сказали, что у них уже есть Тедди, и они не смогут дрессировать двух собак с одинаковым именем.

Мы ответили, что подумаем и сообщим, но не знали, как поступить. Только когда мы отправились в Бристоль к врачу, меня осенило.

– Послушай! – воскликнула я. – Тедди – это ведь сокращенное Эдвард!

Отец Питера, Джон Эдвард, недавно умер. Он всегда был очень привязан к нашим собакам, и так мы могли отдать ему дань памяти. Я была в восторге и сразу же позвонила инструкторам, чтобы спросить, сможем ли мы называть собаку Тедди, если ей дадут имя Эдвард. Мне разрешили. В офисе его стали называть Тедди Эдвард, чтобы отличить от другого Тедди.

Колин и Шейла зарегистрировали щенка в клубе. Они были так любезны, что позволили мне выбрать официальное имя. В клубах всегда дают очень пышные и торжественные имена. Мы решили, что официально нашего щенка будут звать Шэннонстайл Эдвард Беар. Щенок, набравший тридцать семь баллов, получил имя Шэннонстайл Колин в честь своего заводчика. Его стали называть Эно, потому что он был отобран для дрессировки в «Собаках-партнерах». Колин и Шейла вручили мне копию генеалогического древа Тедди. Я стала изучать его, и оказалось, что по отцу (Джошу) он восходит к Форвиндс Боссанове из Лоринфорда – как и все собаки моей тети Гвен. Таким образом мы снова получила потомка Босс! Это многое для меня значило.

Итак, свершилось: Тедди Эдвард стал членом нашей семьи.