Горло у меня было в плохом состоянии. Часто случались мышечные спазмы, и горло могло неожиданно закрыться – даже во сне. Мы с Питером спали по два часа по очереди, и он присматривал за мной, когда я спала. Но жить так постоянно было очень утомительно, и мы оба были без сил. Нам стало тяжело справляться с домашними делами, мы редко выходили куда-нибудь, еще реже общались с друзьями.

Когда Тедди было около десяти месяцев, он еще раз доказал свою незаменимость. В этот день мы с Питером очень устали – ходили за покупками, занимались уборкой, играли с Монти и Тедди, а Питер еще и в саду работал. К вечеру у нас слипались глаза. Я знала, как устал Питер, поэтому сказала, чтобы он шел спать, а я разбужу его через два часа.

Питер – прекрасный человек, никогда не жаловался на то, что я не даю ему спать или заставляю помогать одеваться. Пока он спал, я прикорнула рядом и попыталась почитать. Я чувствовала, что задремываю, но мне не хотелось будить Питера.

С горлом все было в порядке, я почти сидела, так что заснуть крепко не должна была.

Очнулась от того, что не могла дышать. Провалившись в подушки, я не могла даже пошевелиться. Паралич во сне – дело обычное, но у большинства людей все проходит за секунды. У меня это могло занять несколько минут, которые показались часами.

Я слышала, как похрапывает Питер. Тедди и Монти тоже спали. «Ну вот и все, – подумала я. – Сейчас я умру».

И тут Тедди поднял голову. Он посмотрел на меня, бросился к Питеру, вытащил из-под его головы подушку и залаял, чтобы разбудить. Питер быстро повернул меня на бок и помог задышать снова. Я испытала непередаваемое облегчение, но не могла поверить в то, что Тедди только что спас мою жизнь.

На следующий день мы обсуждали удивительное поведение Тедди. Раньше нам и в голову не приходило научить его, как нужно поступать, если я вдруг перестану дышать во сне.

***

– Связь между вами настолько крепкая, – сказал Питер, – что он чувствует тебя. Он просто понял, что что-то не так.

Но самое главное было в том, что мы поняли: наша прежняя система, когда один спит, а второй бодрствует, небезопасна. Просвет моего горла сужался все больше и больше. Мы не могли полностью положиться на Тедди, и все же его присутствие в спальне очень успокаивало.

Мы рассказали в «Собаках-партнерах» о том, как Тедди спас мне жизнь, и они предложили научить его пользоваться телефоном экстренной помощи. Если такое повторится и ему придется будить Питера, он сможет вызвать «Скорую помощь», пока муж будет помогать мне.

Мы установили такой телефон на следующий день. Пока мастер прикручивал розетку к стене, я учила Тедди нажимать кнопку экстренной связи. Звонок раздастся на пульте управления, и к нам пришлют «Скорую помощь». Я просила Тедди коснуться кнопки, и когда он все делал правильно, кликала и давала ему лакомство. К тому моменту, когда мастер закончил работу, Тедди уже нажимал на кнопку, стоило мне сказать «нажми». Мастер не мог поверить в то, что собаку можно обучить так быстро. Я вывела Тедди в сад, сказала «нажми кнопку», и он бросился в дом и сделал, что я просила.

После занятия мы взяли Тедди на пляж, чтобы он отдохнул и поиграл с друзьями. Мне было очень спокойно от того, что Тедди сможет прийти мне на помощь в экстренной ситуации.

***

Через неделю у нас выдался еще один тяжелый день. Нам следовало поспать днем, но я терпеть этого не могу. Я очень устала, и Питер сказал, чтобы я спала первой – он не так устал. Но через несколько часов я проснулась, от того, что не могла дышать, а Питер заснул. Тедди тоже спал. Это было ужасно. Я не могла вздохнуть. Тедди вскочил, бросился к Питеру, ткнулся ему в лицо носом.

– Нажми кнопку! – скомандовал Питер, и Тедди бросился к телефону.

Я слышала, как с пульта управления ему сообщили, что «Скорая помощь» уже едет.

Питер помог мне задышать, а приехавшие парамедики оказали медицинскую помощь. Тедди возбужденно носился по комнате. Все хвалили его и говорили, что он очень умная собака.

Когда не можешь дышать, важны секунды. Мы решили, что Тедди должен сначала нажимать кнопку и вызывать «Скорую помощь», а потом будить Питера. Так медики смогут добраться до нас быстрее, а Питер тем временем проснется и поможет мне. Но я не представляла, как научить Тедди вызывать «Скорую» без сигнала.

К этому времени я уже начала думать, что мы можем поручать Тедди следить за мной ночью без помощи Питера. Днем я уже полагалась на него полностью. Если днем у меня перехватывало горло, он тут же начинал лаять, и Питер приходил мне на помощь. Уж не знаю, как он это делал, но Тедди инстинктивно чувствовал, что я не дышу, и понимал, что это опасно для меня. Я никогда его этому не учила – даже не думала, что такое возможно. До сих пор не знаю, как он это делает.

Меня беспокоило то, что, если я приучу его нажимать кнопку при остановке дыхания ночью, он не будет знать, что делать днем. Но мы решили, что помощь ночью важнее. Днем горло у меня перехватывало намного реже.

Начались тренировки. Я сидела в кресле с курицей и кликером наготове и задерживала дыхание. Обмануть Тедди было непросто. Он сидел и смотрел на меня.

– Ну хорошо, – думала я. – Ему нужно понять, что у меня действительно проблемы.

Я задержала дыхание дольше – и, в конце концов, он залаял. Я кликнула и угостила его курицей. Потом я все повторила, но когда он уже готов был залаять, сказала:

– Нажми кнопку.

Он помчался в дом нажимать кнопку. Я заранее предупредила пульт управления, что буду дрессировать свою собаку, и они сказали, что «Скорую» вызывать не станут. Я пообещала сообщить, когда дрессировка закончится.

Тедди быстро понял, чего я хочу. Со временем мне не нужно было даже отдавать команду: я просто задерживала дыхание, и он тут же бросался звать на помощь. Он считал, что это отличная игра.

И она принесла свои плоды. Через несколько недель во сне у меня остановилось дыхание, и Тедди вызвал «Скорую помощь», а потом разбудил Питера. Представляете, какое облегчение мы все испытали.

Тогда мы поняли, что можем полностью положиться на Тедди – он позовет на помощь, если понадобится. А это означало, что мы с Питером можем спать нормально, можем расслабиться, вручив мою жизнь в лапы Тедди.

***

Спустя несколько лет на меня напали на улице – кто-то схватил меня за руки, содрав кожу даже на локтях. Кожа со временем восстановилась, но после такой серьезной травмы она стала еще более нежной, чем в других местах. После этого я не могла носить пальто или поворачиваться в постели, если локти мои не были забинтованы. Но даже с повязками там часто образовывались раны. Однажды, когда кожа на локтях была в особо плохом состоянии, я решила снять повязки, чтобы раны немного подсохли.

Питер куда-то ушел, а я сняла повязки и постаралась вести себя максимально осторожно, чтобы чего-нибудь не задеть. Но стоило мне пойти в ванную, как я задела за дверную ручку тем самым местом, где не было кожи! Из руки потекла кровь. Мне было очень больно. Я вскрикнула и тут же услышала лай Тедди и голос оператора с пульта управления. Мой мальчик вызвал «Скорую помощь».

Мне было больно, но «Скорая» была не нужна. Я не могла добраться до спальни, чтобы отменить вызов – кровь текла слишком сильно. Услышав, как оператор разговаривает с Тедди, я крикнула, что все в порядке, и тревога ложная. К счастью, женщина меня услышала. Я обернула руку полотенцем, а вскоре пришел Питер и помог мне обработать раны.

Затем мы позвонили на пульт управления, чтобы объяснить ситуацию. Тед залаял, чтобы привлечь внимание Питера, но когда Питер не появился, он взял ситуацию в свои лапы и сделал единственное, что пришло ему в голову – нажал тревожную кнопку.

– Пусть лучше будет сто ложных вызовов, чем невнимание тогда, когда мы вам понадобимся, – сказала женщина. Потом она засмеялась и добавила: – К тому же мы все любим разговаривать с Тедом.

***

Мы подали заявление в совет графства Девон, чтобы Тедди выплачивали зарплату за тот уход, который он мне обеспечивает. Я подробно описала все, что Тедди делает и что ему нужно. Нам сказали, что обсудят вопрос о том, чтобы признать его моей сиделкой. Они никогда еще не платили собаке, но понимали, что она заботится обо мне двадцать четыре часа в сутки. Позже я узнала, что Тедди обходится намного дешевле, чем обычная сиделка. Он экономил правительству более 56 тысяч фунтов в год.

В заявлении мы перечислили все, в чем нуждается Тедди: корм, страховку, лечение от блох и глистов и все остальное. Нас даже удивило, что всего оказалось так много, но Тедди стоил каждого потраченного на него пенни. Иногда люди на улицах говорили, что он – дорогая собака, и это действительно было так. По оценке «Собак-партнеров» подготовка каждой собаки обходится примерно в 20 тысяч фунтов. Но мы не могли оценить нашего Тедди – он был для нас бесценен.

Через несколько недель, к нашему удовольствию, нам сообщили, что Тедди будет получать зарплату. Это было очень приятно. Но важнее всего для нас было признание его заслуг. Мы хотели, чтобы весь мир знал, какой он удивительный.

Нам пришлось открыть для него банковский счет, чтобы его деньги не смешивались с нашими. Каждые три месяца мы предоставляли в совет все чеки, завели для этого специальную папку. Когда я сказала управляющей банком, что мне нужно открыть счет для зарплаты моей собаки, она очень удивилась! Я объяснила, что Тедди платят за уход за мной – и даже за спасение моей жизни.

Сотрудница отдела выплат сказала, что ей хочется посмотреть, что собака может делать. Мы собирались показать Тедди на выставке, связанной с инвалидами, в Эксетере, и я предложила ей приехать и встретиться с нами там.

Как все золотистые ретриверы, Тедди очень любил внимание и обожал показывать себя. Он привел зрителей в восторг, загружая и разгружая стиральную машину, а потом помог мне раздеться. Собирая свои игрушки и подбирая оброненные предметы, Тедди постоянно вилял хвостом. Я с удовольствием услышала, как кто-то из зрителей назвал его очень счастливой собакой.

После выступления Теда нужно было встретиться с дамой из совета. Питер работал на стенде «Собак-партнеров», раздавал листовки, продавал ручки и мягкие игрушки, а мы с Тедди направились в другую часть выставки. Поздоровавшись с дамой, Тедди спокойно сел рядом и сидел, пока мы разговаривали. Я объяснила, как изменила собака не только мою жизнь, но и жизнь Питера. Питер стал совершенно другим человеком, более энергичным, спокойным. Ему больше не приходилось постоянно волноваться обо мне. Я рассказывала, как важна для меня забота Тедди вне дома. Тедди снимает с меня пальто, придерживает дверь туалета и подбирает все, что я роняю. Он умеет открывать и закрывать дверь и вызывать помощь, когда мне это необходимо. Он помогает мне добраться домой, если из-за мигрени я теряю зрение – в свое время это делал Монти. Мой рассказ произвел глубокое впечатление. Я надеялась, что это поможет и другим собакам-партнерам получать зарплату в будущем. Еще я рассказала о главной обязанности Тедди: нажимать кнопку экстренной помощи и будить Питера, когда я перестаю дышать.

Тогда я еще не знала, что сделает Тедди, если у меня прервется дыхание днем, и мы окажемся не дома. Дама делала заметки, а я начала задерживать дыхание. Тедди сидел спокойно. Я продолжала задерживать дыхание. И когда я уже думала, что ничего не вышло, Тедди поднял голову. Он перевел взгляд с меня на даму, которая не отрывалась от блокнота, потом опять на меня – и громко гавкнул. Я судорожно вдохнула. Тедди решил, что мне все еще плохо, и залаял снова. Я объяснила своей собеседнице, что сделала. Она была поражена. Я подумала, что этот эксперимент поможет ей понять, насколько важен для меня Тедди и как хорошо он заботится обо мне. Я хотела показать ей, что он действительно прислушивается к моему дыханию и знает, когда нужно лаять, а когда нажимать кнопку.

И тут я услышала за спиной голос Питера:

– Тедди, Тедди, все в порядке. Я уже здесь. Я здесь, Тедди. Хороший мальчик!

Лицо у Питера было бледнее мела. Он услышал «гав» Тедди и попросил кого-то присмотреть за прилавком. Услышав второй «гав», он окончательно решил, что со мной беда и бросился через всю территорию ко мне, перепрыгивая через канаты. Я даже не представляла, что он услышит Тедди с того места, где находился наш прилавок.

– Питер, прости, мне так жаль, – пробормотала я. – Я просто показывала этой даме, что умеет Тедди. И не подумала, что ты услышишь.

Мне было стыдно, что я так его встревожила, но в тот же момент поняла, в какой я безопасности. За мной присматривали сразу двое заботливых, любящих мужчин.

И дама из совета убедилась в том, что обе мои сиделки не зря получают деньги.