Уже второй день шел бой в лесных чертогах некогда Великого Светлого, а ныне частично уничтоженного леса. "Дух" леса хоть и смог частично придти в себя и попытаться сопротивляться чужакам, вторгшимся в его чертоги, но – безрезультатно. Орки рубили тысячелетние деревья, дававшие силу кров и защиту эльфийскому народу, убивали тех, кто попадался им на пути. Но вместе с этим орки несли огромные потери в попытке углубиться дальше в лес.

Дворец эльфийских владык стал последним рубежом и оплотом обитателей Великого Светлого леса. С трудом поддерживая защиту и ведя кровопролитные бои с орками, Владыка эльфов, несмотря на моральную и магическую поддержку супруги, слабел с каждым часом. Причина была проста – активная деятельность Верховного Шамана орков.

И, казалось, орки вот-вот пробьют последнюю защиту дворца… когда пришла ОНА.

Потом, спустя века, в эльфийских легендах говорилось о благословленной самой матерью-природой богине-воительнице, принесшую надежду и спасение своему народу.

А оркские шаманы, разумеется, рассказывали потом у костров об исчадии бездны, явившемся из разверзшихся недр земли, искушавшую (на этом месте исследователи-археологи озадаченно чесали затылки) оркских воинов бесстыдством, и околдовывавшую слабые умы оркского народа.

(Лично мне показалось, что орки описывали какую-то смазливую суккубу, высасывавшую жизненные силы из воинов прямо на поле боя).

Первым на Поля Вечной Охоты отправился Верховный Шаман объединенных оркских племен. Правда, сначала этого никто не понял. Просто яркая вспышка света на том месте, где руководил он подмастерьями-учениками.

Когда ослепленные орки проморгались, открывшаяся взгляду картина заставила их сначала замереть, а потом с ревом ярости броситься на убийцу. Было от чего прийти в ярость – на земле валялись отрубленная голова Верховного Шамана и мелко нашинкованные тела его учеников.

А в следующий миг эльфийка в зеленом доспехе с пылающим ярким светом клинком стала использовать магию.

Взмах клинка – и несущиеся на нее орки нашинкованы "лезвиями ветра". Еще взмах – и под действием настоящего урагана тела убитых, живых, а так же комья земли и молодые деревья отбрасывает в сторону.

Выживших разумных после такой атаки не оказалось ни с той, ни с другой стороны. Владыка леса, поддерживавший защиту, пока шквал мощного урагана накрыл крепость, судорожно вскрикнул и потерял сознание. С кончика аристократического носа протянулась вниз рубиновая ниточка крови.

Несмотря на потери эльфов, убийство Верховного Шамана все-таки стало переломным моментом.

Перед перворожденными встала новая проблема. Меч, пробудившийся и унесший жизни многих орков, требовал все больше и больше крови и энергии душ разумных. Тем более проклятие, наложенное на его хозяйку, многократно усиливало этот неуемный голод, высасывая жизненную энергию из нее, старя и превращая в немощную старуху.

Нижний мир. Мир, куда могут попасть многие, но выйти – единицы. Мир Хаоса и Боли. И пафосным этот эпитет может показаться только тому, кто никогда в Нижний мир не спускался. В религиях многих народов это место описывается по-своему. Но все сходятся во мнении: сюда лучше не попадать.

Ад. Нижний мир. Владения Демонов. Мир тысяч ликов и названий. Даже смертные, после того, как попадали сюда, не могли дать точного и полного описания этому миру с его законами и правилами.

Цвета… В большинстве своем преобладали огненно-красные и черные оттенки. Жара, запах серы… во многом слухи, бродящие по верхним мирам, оказались правдивы: все эти атрибуты присутствуют… но, как обычно, есть нюансы.

Я шел по лавовой дороге к высокой черной крепости, на краеугольных башнях которой пылал ярко-красный огонь.

Чтобы что-то получить, нужно за это заплатить, причем цена может многократно превышать ценность необходимой вещи. Это закон малых чисел торговых караванов, путешествующих по всем мирам без исключения.

Торговцы – неистребимое, иногда полезное и, несомненно, вредное и опасное племя разумных, готовое пойти на все ради выгоды. Но и у них не найти того, что мне необходимо.

Замок был выстроен… а, скорее, выплавлен из темно-серого камня, по прочности превосходящего все известные мне минералы. Ворота из полупрозрачного дымчатого стекла были словно покрыты ледяной коркой. Жар от лавовой дороги отступил – от ворот веяло холодом.

У ворот, рядом с приоткрытой калиткой, меня уже ждали. Низкий сгорбленный карлик, насмешливо поглядывавший из-под густых бровей. Глубоко посаженные черные угольки глаз постоянно постреливали по сторонам. Глаза находились в постоянном движении.

– Приветствую господина жнеца! Вы – редкие гости нашего мира. Прошу, проходите! – Карлик посторонился, открывая дверь калитки и освобождая проход. – Хозяин, Лорд-демон уже ждет вас!

Карлик отвесил легкий поклон.

Несмотря на свой невзрачный вид, истинное его обличие было совсем другим: рост под три метра, широкоплечий. Казалось, что все его тело состоит из туго перевитых мускулов и жил, крепостью готовых поспорить со стальными канатами. Ну и ветвистые залихватски закрученные рога на лысой голове – как же без них! Если я не ошибаюсь – демон-разрушитель. И не самый слабый из представителей этого мира.

Меня провели по длинному коридору и целой веренице лестниц и пролетов. Никогда не понимал, почему замки превращают в настоящие лабиринты – это же неудобно не только визитерам (пусть, иногда, и не прошенным), но и самим владельцам замка!

Больше всего помещение, куда меня привели, напоминало рабочий кабинет. У широкого окна с плотными черными шторами в рабочем кресле за письменным массивным столом из дорогого красного дерева сидел смутно знакомый "человек" и читал какую-то книгу в потемневшей от времени обложке и выцветшими на желтом пергаменте чернилами.

Отвлекшись от чтения, он секунду всматривался в меня, после чего, отложив в сторону книгу, поднялся и приблизился.

Я осторожно пожал протянутую ладонь Высшего Демона. Эти существа еще более загадочны, чем те же живые разумные. Если с годами живые становились умнее и опытнее, то высшие демоны и иные сущности приобретали опыт в борьбе со скукой, развлекая себя, устраивая катастрофы, войны и все то, что заставляло цивилизации живых подходить к своему краху, или, наоборот, к рывку на новый уровень развития.

– Признаться, когда мне доложили, что возле моих границ объявился жнец, то я удивился. – Мягкая располагающая улыбка. – А когда я понял, что передо мной тот самый неопытный неофит, что по ошибке призвал меня во время практики в учебном заведении смертных, я удивился еще более. Прошу, присаживайтесь! Вино, бренди, коньяк? Может быть, послать за служанками, чтобы вы смогли расслабиться после долгой дороги?

По щелчку пальцев в центре кабинета вспыхнул яркий огонь, принявший очертание низкого столика и двух широких кресел. Пламя опало. Мебель осталась… Позер.

– Благодарю, но в этом нет необходимости – у меня не так много времени.

– Печально-печально. Ну, раз вы торопитесь, – хозяин домена устроился поудобнее напротив и наполнил бокал рубиновой жидкостью. – Так что же привело неофита в мои пределы?

Облик, принятый Высшим, был, мало того, что вызывающим доверие (как и манера речи), так еще и обстановка…

Длинные черные волосы с легкой проседью, тонкие золотые очки намекали больше на любовь к книгам, чем на проблемы со зрением. Тонкая ухоженная бородка, "тараканьи усы", одежда по моде 18 века в том мире, где служит отец. Из правого кармана красной жилетки выглядывает золотая цепочка… предположительно от часов. Широкие отглаженные брюки в полоску и лакированные туфли с тяжелыми золотыми бляшками, покрытыми замысловатым узором.

– Я пришел, чтобы попросить об ответной услуге.

– Вот как? И в чем же она заключается, молодой жнец? В нашем мире мало, что может заинтересовать ваш народ. Крайне мало, если не считать пойманных душ, продавших их владельцев. Но, насколько я знаю, вы еще слишком молоды, чтобы…

– Мне нужна "Кровь Тьмы".

Демон подавился вином и закашлялся. Если б я не знал привычки этих сущностей, то мог бы и поверить. Сцена была слишком наигранной. Но чтобы не портить игру хозяину дома, я не стал делать никаких замечаний.

– А почему вы думаете, что она у меня имеется?

Демон… Кстати, он так и не представился…

Есть еще одна особенность этих существ. Они очень трепетно относятся к своим именам, особенно, истинным именам. Что, впрочем, понятно – за мириады прошедших тысячелетий их род столько раз порабощали и призывали в верхние миры, что понятие "представиться" перед гостем – для них личное оскорбление.

– Полагаю, да. Иначе бы вы не задавали этот вопрос, а просто поторговались бы, выяснив, что я могу предложить взамен, после чего бы предложили троекратную цену, либо сослались бы на то, что Вещь находится настолько далеко и в недоступном на сегодняшний момент месте, что вы ничем бы мне не смогли помочь…

– Неплохо, – похвалил Высший. – Впервые вижу такого интересного неофита! Но это только половина вашего ответа… Или я ошибаюсь?

– Нет, все верно – хотел посмотреть на вашу реакцию. Не каждый день посещаешь владения столь могущественного существа. – Демоны обожают лесть, словно кошки валериану. – Кстати, должен вас поблагодарить!

– За что? – хитро прищурился Высший.

– За помощь на практическом занятии по призыву. Правда, признаюсь честно, я так и не понял, в чем же я ошибся. Но ваше своевременное появление освободило меня от дальнейших практических занятий по призыву. Теперь я сдаю только теорию.

Демон расхохотался и, чтобы не пролить вино из бокала, поставил его на низкий столик:

– Вы ошиблись в крайнем секторе призывного контура, отвечающего за уровень сил демона. У вас стояло едва ли не на максимум. Я еще тогда удивился, что печать при моем появлении не разорвало на сегменты. – Демон откинулся в кресле. – Хорошо! У меня есть искомое! Что вы можете предложить мне взамен?

– Все что смогу достать. В разумных пределах, разумеется.

Демон даже не раздумывал, что просить, он уже давно просчитал разговор и только тянул время, чтобы у меня не было возможности не согласиться:

– Мне нужно "яблоко".

Теперь уже я не смог удержаться и вздрогнул. Высший поинтересовался:

– Это проблема?

– Пока еще не знаю. Как скоро вы хотите получить его?

– Сразу же, – с улыбкой ответил демон. – Мы не принимаем предоплаты. Контракт, передающий во владение души смертных не в счет – после подписания они уже принадлежат нам… и вам это хорошо известно.

– Мы договорились?

– Хотите, чтобы мы заключили контракт?

– Клятва вашей истинной сущности будет мне достаточно.

Взгляд демона потемнел. Казалось, еще миг, и он снимет красочную обертку человеческого облика и набросится на меня, чтобы развоплотить.

– Хорошо! Будь по-вашему! Клянусь… -

Во время произнесения клятвы свет вокруг померк. Ожидаемо.

– Надеюсь на вашу честность, о которой ходят легенды, – С плохо скрытой угрозой сообщил он, когда Клятва была принесена.

Я кивнул и переместился за пределы замка и мира демонов. Беседа отняла слишком много времени.

В кабинет императора без стука влетел начальник седьмой канцелярии герцог Райвел ла Фрос. За ним тенью проследовали двое телохранителей императора.

– Как это понимать? – сухой голос императора был спокоен и сух. – Научился открывать двери к своему Императору с ноги, Райвел?

Герцог словно не заметил тона императора и выпалил:

– Ваше императорское величество, плохие вести! Два дня назад пала крепость Тагаран! Она уничтожена! Эльфийский лес до сих пор полыхает, охваченный пламенем. Орки вторглись на наши границы и в настоящий момент Великий Светлый лес – поле боя!

Император вскочил на ноги:

– Немедленно собирать всех министров! Так же пусть свяжутся с тремя полками под командованием генерала Таркана. Их задача – немедленно выдвинуться к месту прорыва орков и оказать помощь светлоухим!

Секретарь императора, проскользнувший в кабинет к императору следом за начальником седьмой канцелярии, молнией выскочил за двери и понесся выполнять приказ.

Тем временем император подошел к стенному бару и, налив в пузатый бокал Гаранского крепленого, опрокинул его в себя. Наполнил бокал повторно и, чуть пригубив, вернулся.

– Рассказывай.

– Мой император, я думаю, что мой рассказ будет не полон, позвольте пригласить выжившую баронессу де Винолл. Она – одна из тех, кто был отправлен на практику академией. К несчастью, ее направили в крепость Тагарон.

Император кивнул.

Герцог Райвел кивнул одному из телохранителей императора:

– Приведите баронессу, пока она опять не упала в обморок в приемной.

Привели бледную девушку в пыльном охотничьем костюме. Несмотря на недавние слова герцога Лисарионна де Винолл, держалась она довольно спокойно, хотя вид имела бледный.

Взгляд императора стал на долю секунды пронзительно изучающим, даже оценивающим.

– Мой император!

Девушка попыталась сделать реверанс, но император только отмахнулся, и произнес мягким голосом:

– Оставим церемонии, сударыня! Расскажите, как вы спаслись из крепости, и что там произошло?

Девушка решительно кивнула и неосознанно потянулась правой рукой к запястью левого. Вздрогнула:

– Мой император, я могла бы даже показать, что творилось внутри крепости, когда все началось, но дворцовая охрана отобрала все амулеты, среди которых был серебряный браслет. Мне его подруга сделала… она учится со мной на третьем курсе.

Император посмотрел на герцога, и тот развел руками:

– Ну, да. Изъяли все амулеты. Безопасность императора для меня важнее, чем какой-то скандал с семьями благородных! Тем более, исполнение любопытное. – Хмуро взглянул на телохранителя, приведшего баронессу, приказал: – Отдайте леди браслет и потом не забудьте вернуть все изъятое!

Девушка осторожно приняла тонкий ободок браслета и, надев на запястье, прикоснулась указательным пальцем к крупному кристаллу-накопителю. Стоящие за ее спиной телохранители подобрались и построжали.

Появившаяся перед императорским столом иллюзия не была особенно большой, примерно метр на метр, но очень четкой и объемной.

– Я тогда наблюдала из окна, когда начались взрывы. Я – лекарь, учусь на третьем курсе лекарского факультета. У нас как раз был раненый – маркиз ла Корью. Оркские шаманы сумели поймать нескольких эльфов и, затуманив их разум, заставили атаковать группы патрулей…

Тем временем иллюзия показывала внутренний двор крепости.

Прозвучавшие взрывы оказались полной неожиданностью как для наблюдавших за происходящим императора и герцога, так и для стоявших за спиной девушки телохранителей императора. Последние от неожиданности даже обнажили мечи. Легкая отмашка руки императора – и они снова застыли за спиной баронессы каменными статуями. Просмотрев иллюзию от и до, император потребовал сделать копию этого отрезка воспоминания девушки, после чего еще около часа выспрашивал различные подробности.

Девушку увели. От благодарности императора она слегка покраснела и сыпала короткими фразами благодарности.

Когда двери за ней закрылись, император устало откинулся на спинку кресла, и помассировал уставшие глаза.

– Что думаешь?

– Похоже на провокацию.

– Я тоже так подумал. Отправь с тремя полками своих дознавателей и группу следопытов. Пусть перероют все, что осталось от крепости, но дадут мне полную картину! – Император задумчиво посмотрел на заполненный коротким воспоминанием баронессы кристалл, после чего потянулся за забытым в ходе просмотра бокалом. – Что думаешь по поводу того парня, что ее вытащил? А так же по поводу младшего ла Корью?

– Хм-м… интересный юноша… очень интересный! – задумчиво протянул герцог. – Ваше императорское величество, вы обратили внимание на то, что он ощущал, "как гаснут жизни"? Как минимум, потомственный маг смерти, и весьма перспективный!

– Бери в разработку. Чем дышит, откуда, кто родители, чем живет и с кем спит. Найди, чем заинтересовать паренька и сделай его должником Трона. Так же выясни, что с младшим ла Корью. Мне плевать на разногласия его и его отца, мне нужен этот парень на подходящей должности, у них очень хорошая наследственность, для того чтобы приблизить к трону. А воспитание заставляет кусать локти, глядя на моих оболтусов! На младшего надежды мало, а старший, боюсь, долго не протянет – шестое покушение за месяц!

– Мы работаем над…

– Если б ваша канцелярия РАБОТАЛА, виновник бы давно был подвешен за…

Император резко поднялся на ноги. Поставив бокал на край письменного стола, направился к выходу из кабинета:

– Идем, канцелярская крыса, наши оловянные солдатики, наверное, уже собрались в зале совета!

– Слушаюсь, мой император.

Вокруг цепи имперских полигонов за границей столицы был выстроен настоящий временный городок. Сотни и тысячи людей и купцов съезжались к месту проведения ежегодного имперского турнира.

Множество наемников, магов, и прочих соискателей стягивались к месту проведения отборочных туров, ибо финальные соревнования будут происходить на главном имперском полигоне, расположенном отдельно, и огороженном густым забором из шатров и телег имперской стражи.

Герцогиня Силлана де Савор пребывала в крайне отвратном настроении. Причиной тому была даже не сама практика, от которой ее вежливо освободили (ее присутствие в качестве монаршей особы необходимо в императорской ложе для того чтобы служить символом империи на соревнованиях). Причиной был ее брат! Теллан узнав, что зачета как такового не будет, а им предстоит постоянно торчать в ложе и смотреть на осточертевший за все эти годы турниры, впал в уныние, и всячески портил настроение окружающим.

Взревели трубы, и на приготовленную для состязаний площадку вышла очередная пара фехтовальщиков. Скосив глаза на брата, который снова напялил на себя маску "Золотой недоросль" и неторопливо причитал о том, как же ему тяжко и душно носить титул младшего принца, и о том, что его сердце так одиноко, и некому его согреть. Маркиза, которая была приглашена в императорскую ложу, посекундно охала и ахала, пораженная несправедливостью и тяжестью одиночества принца.

"Очередная расфуфыренная кукла, которая готова ради надежды повиснуть на шее брата… и что он в них находит? Кукла – куклой: лицо смазливое, густые рыжие волосы, и полное отсутствие веснушек и загара… из косметических заведений эльфов, видимо, не вылезает. Вкуса у брата – никакого! По-крайней мере, об этом должны подумать окружающие"

Неприязненно поведя плечами, принцесса отвернулась от щебечущей парочки, чей вечер, скорее всего, закончится постелью и очередным разбитым сердцем, и принялась рассматривать соревнующихся людей на площадке.

Внезапно ее внимание привлек высокий блондин, спокойно отражающий все атаки мечника длинным белым посохом. Затертое выражение "оружие в его руках оживает" именно сейчас обрело краски и объем. А его противник все еще не проиграл только потому, что владелец посоха не хотел быстро заканчивать поединок.

"Симпатичный. Интересно, откуда он? Покрой одежды и черты – не имперские… Западник? Или он из-за горного перевала прибыл?"

– Брат, отвлекись на минутку. Тебе этот боец никого не напоминает, такое чувство, что где-то я видела подобный стиль боя. Не могу вспомнить! – Принцесса даже невольно наморщила лоб (если дуэньи наблюдают – не избежать нравоучений), вглядываясь в плавные движения бойца с шестом.

– Прошу прощения, маркиза, моя сестра так ревнива, что ревнует к каждой из тех, кто появляется подле меня…

От принцессы донесся громкий смешок.

"Делать мне больше нечего, как ревновать брата к накрашенным курицам! Сам ее бросит – весь в папашу нашего, тирана и душителя свобод!"

Маркиза лучезарно улыбнулась, но ничего не ответила, продолжая пожирать принца "голодными" глазами.

На лицо принца тоже наползла тень узнавания, на долю секунды сбросив с лица маску богатого дворянина-увальня.

– У меня на потоке есть один. Очень похожие движения. Да, точно, движется почти, как Драффл, только у этого – явно завершенная техника боя, элегантная, я бы даже сказал. – Теллан, прищурившись, разглядывал бойца с шестом. – Очень похожий стиль. А что, сестренка, решила освоить бой с шестом? Могу устроить!

"ХАМ! Вылитый отец!"

– Делать мне больше нечего, для этого имеются телохранители! Так что за Драффл?

– А ничего особенного…

Тем временем боец с шестом уклонился от прямой атаки в грудь и, взмахнув шестом по замысловатой траектории, выбил из рук оппонента меч, после чего, используя инерцию удара, приголубил вторым концом посоха по затылку противника. Глухой удар, и на площадку упало бесчувственное тело фехтовальщика.

– Этот более прост и изящен… по-своему изящен. – Усмехнулся Теллан. – Драффла ты должна помнить. Худой и невзрачный с короткой стрижкой черных волос. Ходит в черной мантии, словно адепт темного факультета. Он еще постоянно таскается за ла Корью.

"А! Тот иллюзионист, со страшными историями… Бр-р-р! Чтобы я еще проехалась с ними на практику! От восставших растений до сих пор мурашки по коже, стоит их только вспомнить!"

– Они еще на экзамене тащились, словно черепашки…- Теллан вернул на лицо маску соблазнителя-простака и, облокотившись о кресло, наклонился в сторону маркизы. – Миледи, вы представляете, какой праздник будет вечером после отборочных соревнований! Фейерверк, выступление известных менестрелей из разных стран, выступления…

В следующий миг принц рванул в сторону, перевернув за собой кресло. На том месте, где он только что находился, глубоко войдя в спинку перевернутого кресла, искрясь голубыми всполохами, торчал кинжал маркизы. А сама она стояла с пустым взглядом, смотря на принца, и беззвучно шевелила губами – строила следующее заклинание.

Всполошившуюся охрану сбросило вниз сильным порывом ветра.

– Марионетка! Силь, пробей ее щит! Я добиваю!

Принцесса пнула свое кресло, словно то ничего не весило, в сторону маркизы, и послала следом ветвистый разряд молнии. Из амулета на груди принцессы – перевернутая пятилучевая звезда – ударила белая ослепительная линия света, сделавшая видимым защитный купол маркизы. Та, наконец-то, достроила свое заклинание…

Выругавшись, Теллан подхватив сестру за талию, спрыгнул с ней вниз. Не забыв активировать амулет на случай падения с высоты.

Как потом оказалось, принц принял не только своевременное, но и единственное правильное решение. Взрыв, который устроила марионетка, разнес все в радиусе десяти метров, превратив великолепную ложу императорской семьи в оплавленную конструкцию, покрытую жирным черным пеплом.

Императорскую чету тут же окружили гвардейцы.

Теллан аккуратно поставил сестру на деревянный настил площадки и, вновь выругавшись, отдал несколько распоряжений. Двое гвардейцев, громыхая тяжелыми доспехами, ринулись исполнять приказ.

– Кому-то сегодня точно не поздоровится. Это уже который случай за месяц? Пятый?

– Четвертый, – поправила брата пришедшая в себя принцесса Силлана. – В прошлый раз покушались на Лавелла. Нас хотели убить только за компанию.

– Похоже, надо менять охрану, – Громко произнес принц. – Эта, похоже, совсем мышей не ловит.

Гвардии лейтенант барон Маргос приуныл – не могла его порадовать перспектива немилости и, практически неизбежное в этом случае, окончание блистательной карьеры гвардейца.