Я проснулся посреди ночи от того, что почувствовал чужое присутствие в комнате. Словно невыраженное чувство тревоги.

А потом я услышал стон призрака. Стон потерянного существа, ищущего выход и обреченного на долгие скитания по миру живых.

Встав с кровати, быстро оделся и накинул плащ. Коса вышла из тьмы, стоило мне только о ней подумать. Шагнув на четвертый слой мира, я отметил, что комната словно погрузилась в полумрак. Тут мой взгляд упал на так и не отключенный контур, в котором был пойман наблюдатель. Взмахом отключив его, я услышал падение чьего-то тела и протяжный стон.

"А вот теперь прогуляемся".

В это время в комнате контроля поднял тревогу оператор, следящий за живыми и неживыми объектами. К нему тут же за указаниями подскочил дежурный порученец.

– Свяжись с магистром! Объект "Овца-8" исчез со схемы контроля замка и на ближайшей территории не наблюдается!

– Есть!

Порученец унесся в соседнюю комнату, где находились амулетчики-связисты.

– Внимание! Слабый сигнал в четвертом рукаве подземелья! Третий уровень, сектор 2-12! – Теперь второй оператор поднял тревогу. – Внимание! В секторе 2-12 зафиксирована мощная волна смерти! Повторяю, зафиксирована мощная волна смерти!

– Боже! Да туда буквально вся нежить сползается…

В следующее мгновение в операторскую ворвался магистр, на ходу застегивающий ремни на кирасе.

– Смирно! Магистр в…

– Доклад! – Оборвал он солдата, подскочившего при появлении магистра. – Что, демоны вас раздери, тут происходит?

– Саер магистр! Двадцать минут назад из поля наблюдения исчез объект "О-8", после чего было доложено вам. А спустя восемнадцать минут в секторе 2-12 случился выброс магии смерти. Там сейчас все буквально заполнено нежитью!

– Они исчезают!

На огромной схеме-иллюзии, изображающей замок со всеми его коридорами и помещениями, включая подземные тоннели, в указанном секторе один за другим стали гаснуть серые огоньки, отмечавшие нежить. По дальнему коридору неслись красные точки солдат гвардии перевала.

– Они все исчезли!

– Объект "О-8" появился на схеме! – Оператор ткнул в точку в каком-то помещении. – Это уборная.

– Кто был направлен в сектор 2-12?

– Седьмой отряд! Свяжитесь и предупредите их, чтобы они были осторожны. Не нравится мне это что-то. – Герцог закусил губу. – И проверьте что с объектом "О-8"!

– Есть!

– Саер магистр! Командир отряда докладывает, что на месте выброса обнаружены следы эктоплазмы и костяной трухи! – Из комнаты связистов выскочил порученец. – Там вообще никого из живых и "неживых"…

– Прочесать весь рукав, но найти мне причину выброса!

– Саер магистр! Объект овц… "О-8" в своих апартаментах. Следов магических всплесков при нем не зафиксировано.

Постояв с минуту и что-то обдумывая, магистр развернулся и, уже выходя из помещения, произнес:

– Я в кабинете через час жду доклад от командиров отрядов, прочесывавших подземелья!

– Есть!

Какие-то странные у них катакомбы. Больше похоже на лабиринты с монстрами и нежитью… полигон! Как есть полигон! О том, что здесь периодически проводились магические и физические схватки – говорили многочисленные следы на стенах и остатках магических контуров, странным образом не развеявшихся после активации.

Узкий коридор с потеками камня и гранита вывел меня в невысокий сводчатый конусообразный зал. С потолка тонкой струйкой, рассыпающейся на капли, падала вода, собираясь в рукотворное озеро или бассейн.

Озеро взорвалось мириадам брызг, после чего изо всех щелей, воды и темных коридоров в зал хлынула нежить.

"Вот это каземат! Да тут работы на сто лет хватит!"

Коса в моих руках приняла вид двусторонней глефы, тут же запевшей свою песнь.

А потом я услышал песню…

Голова буквально взорвалась от нахлынувших эмоций и… трудно объяснить. В человеческом языке нет таких слов.

"Песнь баньши! Проклятье!"

Во все стороны хлынула волна смерти, троекратно усиленная "косой" в моих руках. Нежить, попавшая под волну, тут же стала рассыпаться в прах. А от некогда бывших нежитью, а ныне кучкой праха и трухи, потянулись искорки душ потерянных в мире живых.

Второй шарик заполнился душами.

"Как бы во мне не увидели конкурента… Или не заставили подрабатывать на полставки", – Усмехнулся я своим мыслям. – "Думаю, пора обратно".

После чего я переместился в выделенные мне апартаменты.

"С каждым разом перемещения все проще и проще…"

Утро…

Впервые за все свои сто семнадцать лет я захотел кого-то придушить! Лично, собственными руками, сомкнуть пальцы на шее и – с чувством, с расстановкой…

Я с воплем вскочил с кровати, мгновенно призывая косу и плащ, а в сторону противника полетела ветвистая черная молния. А в следующий миг я ушел на тринадцатый слой разом.

Повинуясь мысленной команде, время остановилось. Или точнее, я перешел в состояние, когда время замерло на месте, а я ускорился в миллионы раз.

Олес завис в десяти-пятнадцати сантиметрах над полом. Ведро замерло в воздухе, отброшенное им в сторону, а молния во всем великолепии воткнулась в стену, по которой во все стороны побежали трещины. Восстановив дыхание, я вернулся в реальный мир в реальное время.

– Утро доброе, – Улыбнулся я, наблюдая за лежащим ничком маркизом-младшим.

В следующий миг стена взорвалась, осыпав комнату щебнем и мелкой крошкой строительного раствора. Когда пыль осела, Олес, чихая и кашляя, поднялся на ноги.

– Тьфу… кха-кха… доброе… УБИТЬ МЕНЯ ХОЧЕШЬ?!

– Да! – улыбаюсь.

Олес поперхнулся. По удивленному виду и выпущенным глазам стало понятно, что ТАКОГО ответа он не ожидал.

То, что я сначала принял за икоту – оказалось нервным хихиканьем, которое Олес старательно давил в себе. Когда в комнату влетела герцогская гвардия, она удивленно застыла при виде двух ухохатывающихся адептов первого курса магической академии. В особенности их шокировало то, что юноша, громко ржущий осыпанный каменной крошкой и штукатуркой – это молодой герцог Корью. Внезапно, из пролома в стене вывалилось дымящееся и тихо ругающееся тело, прятавшееся в скрытой нише, которая была за стеной.

При виде этого чуда смех разобрал снова.

Вскоре подоспел сам герцог, его личная охрана и обе юные особы в охотничьих костюмах. Я невольно залюбовался на их стройные фигурки.

– Я хотел бы услышать ваши объяснения, господа! В чем причина вашего желания разрушить мой замок?

Олес поднялся на ноги:

– Отец, это целиком и полностью моя вина! Давно хотел попробовать побудку ледяной водой… и немного переборщил…

Вот только, глаза в отличие от шутливо-виноватого вида, были цепкими и внимательными.

"Я что-то пропустил?"

– А зачем вы подпалили Жекома?

– Кто же знал, что он будет в это время проверять замковые тайные ходы? – Олес выдавил из себя улыбку, вот только улыбка у него была похожа на волчий оскал.

Лицо герцога Гайрала ла Корью не изменилось ни на йоту, а вот на лицах девушек отразилось удивление.

– Что ж, прошу прощения, виконт ан'Драффл, за неосторожные действия моего непутевого сына. Вас проводят в новые апартаменты, где вас уже не побеспокоят. А с сыном я еще поговорю. – Окинув комнату, засыпанную мелким щебнем, он добавил: – Слуги почистят и принесут ваши вещи в ваши покои.

– Благодарю, но не стоит беспокойства – я вчера не успел разложиться. – Я подхватил дорожный мешок.

Через полчаса в новых апартаментах хлопнула входная дверь и переодевшийся в чистое Олес принялся помогать обезвреживать следящие контуры в комнате. Вскоре с этим было закончено.

– Рассказывай! – Я устало плюхнулся в кресло напротив Олеса.

– С чего начать?

– С утренней побудки. Что-то раньше я не замечал за тобой такого экстравагантного способа побудки в академии.

– Ах, это… должен извиниться, это было сделано, чтобы ослабить пыл сестренок.

– В смысле? – Я непонимающе нахмурил лоб.

– Отец или мать, скорее всего, дали команду прощупать тебя. Вот и решил сделать так, чтобы они не прибегли к крайним мерам. – Олес откинул назад непослушную челку. – Надо будет подстричься. Так вот, они хоть и симпатичные, но ветра у них в головах еще больше, чем у мамы в молодости. Из раздела – хочу-получу… в детстве явно сели не на шило, а на набор столовых вилок.

– Интересное сравнение, – Хмыкнул я. – А чем заняты остальные адепты?

Олес хмыкнул:

– Красуются перед девушками в фехтовальном зале. Эти придурки не понимают, что любая из сестер может нашинковать любого из них, прежде чем тот успеет контратаковать. – Олес тяжело вздохнул. – Мать до замужества была весьма экстравагантной особой – вместо кукол мечи и кинжалы, вместо вышивки вольтижировка… Ну, и сестры пошли по ее стопам.

Я потер подбородок, усваивая новую информацию. Определенно, семейка Олеса или явные фанатики войн, либо сошлись два одиночества, помешанные на войне. Хотя, охраняя перевал от того, что может нагрянуть, только такие и выживают.

– Ты мне вот что скажи, мне еще долго питаться апельсиновым соком? Или они когда-нибудь перестанут подмешивать всякую гадость в нашу еду?

Олес достал холщовый мешочек с кулак размером и бросил мне.

– Антидот. Курт, я еще раз извинюсь, что вынудил тебя…

– Да брось! Ты мне оказал куда большую услугу… – Я припомнил ночное столкновение и песнь баньши. – Кстати, твой старший брат, который выжил… как у него было со слухом?

– Откуда ты… – Нахмурился Олес, но тут же ответил: – Да с детства он был туговат на уши. Лекари только руками разводили. Так как ты узнал?

Я немного помолчал, собираясь с мыслями и обдумывая ответ. Наконец, тяжело вздохнув, произнес:

– Если я правильно понимаю происходящее, то именно из-за этого твой брат и выжил, но ушел в коматозное состояние.

Я поднял руку, останавливая подобравшегося в кресле Олеса.

– И если это правда, у нас большая проблема!

– Курт, прекрати говорить загадками! ЧТО с братом?

– У вас под замком баньши. Я вчера проснулся, когда она пела свою песнь.

Лицо Олеса стало белым, как мел. До него дошло, что случилось с остальными братьями. Скорее всего, они услышали прощальную песнь баньши, от чего и умерли. Эта песня, как и само творение, создавалось "не мертвыми" против живых.

Прекрасная девушка в прозрачной одежде красивой песней оплакивает любимого, умершего в походе. В большинстве своем создание само не понимает, что она творит, принося гибель окружающим. Прекрасна и опасна. "Не мертвые" потом отказались от создания баньши, так как они уносили за собой целые селения. А им тоже нужны человеческие или иные живые жертвы для своего существования.

– Надеюсь спрашивать, КАК, ты не будешь?

– У брата есть шанс выжить? – Олес закусил губу, причем до крови. Тонкая красная ниточка потянулась по подбородку и закапала алыми каплями на белоснежную ткань камзола на груди.

– Если мне удастся убить ее, прежде чем она высосет из него всю жизненную энергию, то, считай, шансы есть. – Я посмотрел ему в глаза. – Ты со мной не идешь, а идешь караулить у постели брата. Если он очнется, ему надо влить в рот пол литра черногорского настоя с лепестками алого лотоса. После чего нужно будет вызвать лекарей, чтобы следили за энергетическим составом. Он у него будет около недели нестабилен.

Олес задумался. Информация, что я ему выдал – в академии не преподается, это из личной библиотеки моей семьи. От тех времен, когда создавались эти создания, остались невнятные легенды, но, несмотря на это, отдельные экземпляры смогли пережить своих создателей.

– Демоны! И ведь давал тебе в свое время обещание не расспрашивать… Теперь придется гадать… Курт, ты демон воплоти! – Олес рассмеялся. – Сделаю, как ты говоришь. Придется придумывать причину, по которой придется караулить брата. Что тебе нужно? Тьфу! Тебе что-нибудь надо на охоту?

Хм-м… хороший вопрос. На баньши никогда не охотились. Когда узнавали ее логово, туда просто отправляли нежить, боевых големов, или били по площади, чтобы избежать пения баньши.

– Керамическая урна, шесть пустых накопителей, в один конец, ибо от моей магии они разрушатся, и флакон "Розовой воды".

– У сестер достану, у них этого хлама завались. Кстати… ты мою сумку внутри своего карманного королевства не потерял?

– Нет, а что у тебя там, кстати?

– А Тиалль снабдила "со скидкой" товарами из вашей лавки. А размеры сестер не так-то сложно указать.

Интересный подход. Однако, как отреагируют его сестры, интересно узнать. По логике вещей, должны оклеймить извращенцем… облить горячим воском и вывалять в перьях… хотя, кто их, экстравагантных, знает…

Олес вручил два свертка сестрам с просьбой посмотреть в своих покоях, после чего буквально силой выдавил меня из помещения и утащил на улицу из замка.

– Мы куда-то спешим?

– Ага, на верховую прогулку, пока сестрички перекипят!

У меня зародилось нехорошее предчувствие…

Внезапно распахнулись ставни одного из окон замка, и на всю округу разнесся звонкий девичий крик:

– Олес! Подлец! Посмей только показаться в замке! Я… – дальше был длинный список линчевания, которому будет подвергнут Олес, да и я за компанию.

Подвели двух непарнокопытных животных. Лошадь, каурая…

В следующий миг я отскочил в сторону, ибо это исчадие мира живых тут же захотело меня приголубить передними копытами, для чего, вырываясь, оно встало на дыбы. Животные нас очень хорошо ощущают. Двое конюхов с трудом удерживали рвущуюся меня растоптать лошадь.

Чтобы каурая успокоилась, пришлось отбежать в сторону.

Так что прогулку пришлось отложить на неопределенный период.

– Не понимаю, что случилось с Листиком! Вроде смирный конь! – удивленный Олес подошел ко мне.

– Ты забываешь природу моей магии – животные на нее плохо реагируют. Кому захочется таскать на себе источник верной гибели? – улыбнувшись, я развел руками.

Олес отряхнул снег с воротника и задумчиво протянул:

– Прогулка отменяется… В фехтовальный зал?

– Думаю лучший вариант, кстати, а почему ты решил туда? Разве наши "павлины" еще не там?

– Я про отцовский. Он запирается, так что туда никто не войдет! Сестренки как раз остынут.

Зал был великолепен. Десять метров в высоту и столько же, хотя, наверное, немного побольше, в длину. Деревянные панели. Возле дальней стены… Точнее, вся стена представляла собой один огромный стенд с разнообразны оружием. В углу располагался запасной выход. Вдоль стены расставлены деревянные куклы, покрытые множеством магических контуров, заполненных магией под завязку.

Олес, скинув камзол на вешалку у входа, подошел к стенду с оружием и выбрал два метровых меча, с затупленной кромкой. Я снял свой камзол.

– Ну что разомнемся?

– Тебе настолько меня не жаль?

– Абсолютно! Моя маленькая месть за утро! – Олес хищно оскалился и бросил мне меч.

Поймав его, я поудобнее перехватил его за рукоять и сделал несколько пробных взмахов, привыкая к весу оружия. Баланс хороший, мне так кажется, по крайней мере… Все-таки я больше по древковому.

– Ну, это еще вопрос, кто виноват в утреннем происшествии…

А дальше началось форменное избиение меня родимого. Олес словно отыгрывался за утреннее, хотя я больше склонялся к тому, что ему просто больше не с кем выпустить пар, несмотря на то, что он в своем родном замке.

Надо будет поискать книги по сложным семейным отношениям. Все-таки остается еще очень много белых пятен. Мир живых протрясает своим много…

"Проклятье!"

Обманным финтом Олес вместо секущего удара в ногу, нанес удар в правый бок. А мою попытку отвести клинок в сторону, замысловатым образом крутанув меч, ударил мне по кисти. Меч со звоном покатился по каменным плитам пола.

– Ну, ты и сволочь! – Я тряс ушибленной кистью.

– Враг не даст тебе второго шанса, мой друг.

Подойдя к выбитому оружию, я поднял несчастную железку и вернул ее на место, взяв в руки длинный боевой шест, со стальными набалдашниками, обозначающими острие копья и утяжелитель на другом конце.

– Так что ты там говорил про второй шанс, друг мой?

Прокрутив малый круг начальной тренировки, привыкая к незнакомому оружию, я мелкими, неторопливыми шагами стал приближаться к Олесу.

– Э-э-э… Курт! Курт! Так нечестно!

На моем лице появилась довольная улыбка:

– Так что ты там говорил про честь? Хватит отступать, прими бой, как положено настоящему мужчине!

"Копье" со свистом рассекало воздух, гоняя его в округ зажатого в углу Олеса. Тот, перехватив меч поудобнее, встал в замысловатую стойку.

– Прошу прощения, что прерываю вашу тренировку, милорды…

Я отскочил в сторону, поставив шест перпендикулярно полу, и внимательно посмотрел на неожиданно появившегося слугу. Сухонький, немолодой лакей в черном костюме слуги умудрился подойти к нам вплотную так, что мы ничего не заметили!

– Господин Олесеанн! Вас ждет ваш отец в кабинете!

– Проклятье, Дорлан! Такую тренировку испортил! Я только-только собирался его контратаковать!

– Я подожду, чтобы ты смог контратаковать – начнем в той же позиции.

При виде выражения моего лица Олеса передернуло. Ругнувшись на староэльфийском, он пообещал мне жестоко отомстить, и сказал никуда не уходить.

За ним закрылась дверь.

– Милорд ан'Драффл, господин Олесеанн может задержаться. – Дворецкий… или кто он тут… подошел к правой створке двери и, ухватившись за край деревянной панели, открыл неприметную дверцу. – Это система управления боевыми куклами. Поворачиваете вот этот диск и ставите соотношение стрелки с уровнем опасности. Уровни расписаны на внутренней стороне дверцы.

Дорлан ткнул в закрепленный лист потемневшего пергамента с ровными строчками написанного.

– Всего двенадцать уровней. Но я вам не советую активировать более одной куклы с уровнем сложности выше седьмого. Начиная с восьмого, куклы начинают биться уже с настоящим оружием. – После чего Дорлан изобразил поклон и спросил: – Еще что-нибудь, милорд?

– Думаю, нет. Спасибо, Дорлан!

– Если буду нужен, дерните шнур у той стены. Хорошей тренировки, милорд!

Поклонившись, дворецкий вышел.

Подойдя к скрытой панели, я сначала прочел лист пергамента, выбирая сложность, потом принялся изучать сам механизм и магический контур. Контур был крайне сложен, и он был далеко не основной. От него шли несколько дополнительных управляющих линий. Под полом фехтовального зала было такое переплетение сегментов различных контуров, соединенных в один большой… короче, запутался. Плюнув, я щелкнул тремя рычажками и повернул стрелку диска на третий уровень сложности.

Три куклы в простых железных доспехах с легким скрипом сочленений и звоном доспехов поднялись на ноги. У всех троих были в руках точно такие же мечи, вроде тех, с которыми мы занимались с Олесом.

Когда я встал в центре зала, контур, подтверждая мое положение, активировался и куклы слаженно, как не каждый человек сможет, атаковали.

"Великая Тьма, как же я соскучился по нормальной тренировке!"

Дома со мной занимались привидения, которым обычное, не зачарованное оружие не причиняло никакого вреда.

В это время в кабинете герцога Гайрала ругался и пытался вырваться из кресла Олес. Кресло, в которое он по неосторожности сел обладало магическими захватами, а так же контуром, блокирующим магию в любом ее проявлении:

– Отец! Немедленно прекрати этот цирк! – Кресло, несмотря на немалый вес, ходило ходуном.

Причиной тому была иллюзия, показывающая происходящее в отцовском фехтовальном зале.

– Успокойся, потом выскажешь Иллонесте все претензии. Это ее идея.

– Да мне плевать, чья это идея! ВЫ О… двенадцатый уровень!

– Она среди кукол, так что прекрати вести себя как ребенок! Тем более там нет боевого оружия, его вчера забирали на чистку, как и магического…

– Прошу прощения милорд, но с утра зал привели в полный порядок. В том числе и магическое оружие!

– ЧТО?! Проклятье!

Герцог вскочил из кресла, в котором недавно восседал, наблюдая за иллюзией. Внезапно иллюзия дрогнула и потухла. Герцог с руганью распахнул дверцу скрытого арсенала и принялся что-то нажимать на стене.

С Олеса спали магические путы, и тот не теряя ни секунды, рванул прочь из кабинета. Туда, где из-за того, что семья заигралась, мог погибнуть его лучший друг. И со злостью врезал по двери, на которой была запирающая печать.

Выругавшись, он стал заклинание за заклинанием отправлять в косяк двери. Единственное слабое место – сама дверь была хорошо защищена. На взрывы подоспели гвардейцы.

– Огонь по двери! ТЬФУ, ОГОНЬ ПО КОСЯКУ ДВЕРИ И СТЕНЕ! Срочно выломать ее!

Не выдержав слаженного удара из нескольких магических жезлов, дверь вывалилась вовнутрь. Олес и гвардейцы нерешительно замерли на пороге.

Сквозь тьму, которая наполняла помещение, и казавшуюся осязаемой на них смотрело нечто с горящими тусклыми зелеными угольками глаз неясная фигура.

– Что-то вы долго…

Тьма исчезла, словно повернули выключатель, а посреди зала среди разрубленных на куски кукол, опираясь на древко любимого оружия, стоял взмыленный Курт. Выдернув из тела деревянной куклы лезвие глефы, он небрежно положил ее на плечо и, пробормотав что-то себе под нос, кивнул головой на прислоненное к стене тело в кожаном доспехе.

– Вызовите лекаря. Девушку оглушило упавшим на нее обрубком куклы.

– С ней все в порядке? – Олес склонился над телом сестры.

Осторожно стянув с головы легкий боевой шлем, он прислушался к ровному дыханию. После чего отбросив шлем в сторону, осторожно поднял ее на руки, и пошел к выходу из зала.

– Идем, Курт, тебе тоже не помещает визит к лекарю.

Уже идя по коридору молчавший Курт довольно улыбнулся и тихо произнес:

– Интересные у вас игрушки… очень интересные…

"Которые едва не отправили к престолу богов дуру-сестренку и лучшего друга! Ну, папа, ну, спасибо!"