С момента как мы поссорились с Тиаль, прошел уже месяц. С тех пор мы редко с ней виделись. Девушка не избегала нас, нет – просто отношение к нам слегка изменилось: больше не было совместных посиделок в общежитии, она появлялась из ниоткуда, помогала с определенными заданиями и пропадала. Когда я попытался с ней поговорить на эту тему, она только покачала головой и ответила: "Не стоит, мы слишком разные". Тем не менее, взгляд ее свидетельствовал – ей есть, что сказать.

Олес посоветовал просто не обращать внимание:

"Время лечит" – сказал он.

Вот только я так и не понял смысл этой фразы.

У моего друга прибавилось проблем. Как он пояснил, наш скорый отъезд из родового замка вызвал приступ ярости у отца. Олесу пришлось подавать заявление на перевод на "очное", значит, теперь ему придется больше корпеть над книгами, так как и в прошлый раз он едва-едва смог дотянуть до проходного минимума. Впрочем, как и я. Так же он обмолвился о том, что, несмотря на все оправдательные документы, приносить мне извинения его отец не собирался, ибо чувствовал себя в своем праве.

Введение изменений в форму академии и отмена мантий – новая головная боль. Плащ постоянно норовил измениться с легкой накидки – "коврик метр на полтора" – на свое естественное состояние. Могу описать это, как облегченный плащ закрывающий спину до сгиба коленей, с обязательным узором в центре в виде родового герба, или герба академии для тех, кто не был по происхождению дворянского рода и не обладал дворянским титулом. Таких разумных, правда, было весьма мало – для большинства владеющих магическим даром были школы попроще, но выходцы из обычных зажиточных семей все равно старались поступить "повыше" в иерархии учебных заведений империи.

Пытались еще ввести обязательный головной убор, в виде некого подобия берета для девушек, и остроносой охотничьей шапки с длинным пером для юношей. Но не получилось – представительницы прекрасного пола взбунтовались – такой головной убор, видите ли, портит прическу! Так что дамам позволили головной убор не носить… Посмотрели на напрягшуюся мужскую часть учащихся – и тоже решили не связываться… Спихнули решение на специально созданную коллегию.

– Адепт ан'Драффл! Вы еще долго будете витать в облаках или поведаете аудитории о различиях между действиями на организм тяжелораненого в брюшную область состава "Маргалона" и "Марделлы"?

Встав, я окинул взглядом аудиторию – половина радостно скалится, так как, во-первых, спросили не их, а во-вторых профессор Дааран ле Гроххо обожал высмеивать каждого отвечающего. И неважно – правильно ли ты ответил, или нет.

Расписав все возможные способы применений этих двух составов, я сел на место. Рассказывать особо нечего: первый эликсир вызвал бы гибель быструю, второй – медленную и мучительную. Оба состава были весьма редкими и дорогими ядами, но из них получали различные эликсиры, лекарства и настойки.

– Тираэль тай ла Ронси, в чем ошибся адепт ан'Драффл?

Поднялась темная эльфийка. Откинув с лица локон белоснежных волос, она ответила низким грудным голосом:

– При соотношении 1:16 на "карну" этих двух составов, с добавлением корня "Риназы", в соотношении 1:50 на "сторсу", то получится сильное зелье "Миры", призванное в полевых условиях нейтрализовать действие желудочного сока на внутренние органы.

– Хорошо, а что скажет его высочество герцог Теллан де Савор? Насколько я знаю, императорская семья великолепно разбирается в ядах и противоядиях.

Принц поднялся со своего места, окинув нас с темной насмешливым взглядом:

– Они оба правы профессор! Правда, лера забыла добавить, что продиктованный ею состав применим только к темным и серым эльфам. Остальных разумных он просто добьет. Для человеческого рода необходимо добавить настой белладонны, как минимум, годовой выдержки и концентрации более 50%. Так же добавлю, что в соотношении к составу продиктованному лерой 1:1.

Профессор довольно покивал головой и велел темной эльфийке и принцу садиться на место. После чего продолжил свою лекцию. Досталось всем. Олеса поднимали два раза. Профессор прошелся по три раза по всем представителям эльфийского племени, несколько раз театрально качая головой и жалуясь на мельчающий и неусидчивый род людской.

На следующий день нас повезли за город, на дальний полигон академии. Чтобы продемонстрировать практическую часть материала. И проверить, как он усвоен адептами.

Далеко не все контуры используемых печатей активировались в одиночку. Позднее на этом полигоне будут проводиться групповые тренировочные бои. Как мне сказали – меня это вряд ли коснется, так как от меня будет мало толка в групповом магическом бою. Маги, сила которых основана на энергии смерти, в большинстве своем маги-одиночки. Но знание тактики таких боев обязательно и входит в программу обучения.

За десять километров от столицы располагалась целая цепь куполообразных полигонов. Три из них принадлежали академии, четыре имперскому трону, и один, самый крайний, одному из герцогов, особо приближенного к трону. По словам Олеса тот герцог делал неплохие деньги на аренде полигона, ведь тренировки и отработка магических боев запрещена на территории империи вне отведенных для этого мест. В особенности – магии высшего порядка. Вполне логично – не хватало еще, чтобы маги разнесли по кирпичику столицу империи из-за того что кто-то в чем-то ошибся.

Неподалеку от полигонов был небольшой населенный пункт, на случай, если срочно потребуется кому помощь медиков… Или помощь в разборе завалов – полигоны, несмотря на всю их защиту, периодически умудрялись разрушать. При населенном пункте находилась довольно обеспеченная в финансовом отношении лечебница. Многие адепты лекарского факультета стажировались там, академия тем самым зарабатывала свои империалы.

Полигон был куполообразным. Помимо различных защитных контуров обладал еще внутренними защитными щитами. Тот, кто проектировал полигон, знал свое дело.

Меня особо заинтересовали различные поглотители магии. Стены были буквально ими испещрены. На каждый тип магии, длинными каналами-отводами, уходящими за пределы полигона.

Нас привезли половину потока, после чего поделили пополам. Мы с Олесом попали во вторую группу, после чего меня и еще нескольких буквально загнали под защиту купола. Руководитель с кафедры боевиков, поморщившись, сказал, что будем работать статистами.

Надо сказать, смотреть было особо не на что. У большинства был академический набор заклинаний атаки и защиты. Так что смотреть на две группы поливающие друг друга огненными шарами, ледяными стрелами, ветром и прочим магическим "хламом" было скучно. Хотя, если судить по лицу принцессы Силланы де Савор, она явно за кого-то болела.

Из сонливости меня вывела фигура Смерти, шедшая на шестом слое сквозь азартно перестреливающуюся толпу, которую преподаватель издевательски окрестил "битвой плюшевых медвежат". Подойдя ближе, Смерть указала в сторону выхода, после чего так же неторопливо двинулась в ту сторону. Встав со стула, я направился в сторону выхода.

– Молодой человек, куда это вы собрались? – На меня насмешливо смотрел аспирант, его так и не представили. Если честно вообще его в первый раз вижу.

– Пойду, подышу воздухом.

– Не больше десяти минут, вы хоть и не участвуете, но наблюдать обязаны.

Я пожал плечами пробормотав: "Было бы на что смотреть", пошел к выходу. В спину донеслось веселое хмыканье аспиранта.

Улица встретила свежестью ледяного ветра. Снаружи полигона было пусто. Я шагнул на четвертый, а оттуда – на шестой слой. Так намного легче, чем сразу на нужный слой, хотя с опытом, говорят, этого уже не замечаешь.

Мир слегка поблек.

– Я так понимаю, ты и есть Курт? – Смерть скинула капюшон с головы, и по плечам рассыпались белоснежные локоны волос. Снег по сравнению с ее волосами показался бы блеклой подделкой.

– Да это я, – Я склонил голову в приветствии. – Чем я обязан вашему визиту леди?

– Мое имя Лореана, я здесь по распоряжению совета. Куртиллиан ан'Драффл, вам надлежит явиться в середине лета на Совет.

Девушка поставила косу вертикально и стала что-то искать в складках плаща. Коса в нарушение законов физики осталась в том положении, в котором ее оставила хозяйка.

– Проклятье! Да где же он… – Девушка наконец-то нашла искомый предмет, после чего протянула мне. – Сфера покажет день и время, когда вам надлежит явиться. При уничтожении сферы откроется минутный портал.

Я принял маленький стеклянный шарик с клубящейся внутри тьмой. Убрав в карман плаща, я спросил Лореану:

– В чем причина вызова рядового неофита на суд?

Девушка пожала плечами:

– Чтобы понять решения Безликих – надо стать Безликим. Я же не тороплюсь, впереди вечность.

Лореана аккуратно убрала рассыпавшиеся локоны под капюшон, после чего подхватила косу.

"Чуть не забыл!"

– Подожди! – Я достал мешочек со сферами. – Передай проводнику, не стоит душам и дальше томиться до суда.

Девушка наклонила голову набок и, слегка прищурившись, спросила, глядя мне в глаза:

– А почему кому-то из проводников?

– Ты пока гонец, а не проводник. Твой свиток запечатан, а коса еще спит. Мое почтение, леди.

Развернувшись, я пошел обратно в здание полигона. В спину меня провожал обиженно-колючий взгляд девушки. А так же тихие ругательства, которые я все же расслышал. Девушка захотела покрасоваться перед незнакомым человеком… ну не совсем человеком… или совсем не человеком…

В чем-то девушки всех народов похожи. И это только приводит в тупик… Интересно, о чем думал создатель, создавая противоположные полы?

Проходя через порог полигона, я вышел в реальный мир.

Помещение мужского общежития, где проживали братья-вампиры третьего курса, было буквально заполнено народом. Казалось, что в тесной комнате собрались все представители клана Кровавого ветра. На деревянном стуле, в подчеркнуто расслабленной позе восседала принцесса клана Талларна Ри Кван-Тарго.

– Итак, все собрались, – Она обвела взглядом багровых глаз всех присутствующих вампиров обучающихся в академии, после чего продолжила: – У меня для вас информация и предупреждение. И небольшое пожелание.

– Мы ждем ваших приказов, миледи Талларна!

Вампиры, единым живым организмом упали на правое колено и склонили головы. Представительницы женской половины не были исключением. На какое-то мгновение в помещении воцарилась тишина, казалось, даже свет, пробивавшийся сквозь занавешенное плотными шторами окно, отпрянул в сторону, погружая комнату во мрак.

Принцесса довольным взглядом окинула своих слуг, после чего произнесла:

– Меня интересует виконт Куртиллиан ан'Драффл и его близкое окружение, в том числе лучший друг – маркиз Олесеанн ла Корью. Их друзья, с кем общаются, враги, недовольные. По возможности, оказывайте помощь, но никаких намеков на меня или клан – это должна быть исключительно ваша инициатива… И окружающие должны в это поверить.

– Нам позволено узнать причину вашего интереса, миледи?

– Нет. Кстати, хорошо, что спросил… Не вздумайте за ними следить в открытую – вас легко заметят. Точнее, сможет виконт, но и от маркиза тоже стоит ожидать неожиданностей – его семья уже которое поколение не дает расширять наши границы.

– Короткоживущие? – Одна из вампиресс удивленно посмотрела в глаза повелительнице, после чего, испуганно ойкнув, опустила голову, пряча глаза. – Прошу прощения, повелительница!

– Мне нужно знать, чем они дышат, увлекаются, с кем спят, наконец! Ко всему добавлю, не стоит играть с виконтом, это не ваш уровень!

"И не мой тоже, но случай упускать я не собираюсь! Сделать из молодого неофита Смерти должника – чем не цель в жизни?"

Улыбнувшись, принцесса взмахнула рукой и произнесла:

– Свободны, мне нужно подумать в одиночестве.

Мгновение и комната опустела. Комнату покинули даже ее жильцы, оставив повелительницу одну в каморке, посреди студенческого бардака. Увы, но жильцы не ожидали, что их комнату используют в качестве комнаты общего сбора.

Во время ужина послышался стук в дверь.

– Открыто, – Крикнул Олес, забыв, что крик не был слышен с той стороны.

Мысленно сплюнув, Олес встал и дошел до двери. Распахнув дверь, он едва не задел стоявшую за ней Тиаль.

– Ой! Извини, не задел? Заходи.

Та лишь покачала головой. Протянула две тонкие папки из плотной бумаги и, развернувшись, ушла. На меня она даже не смотрела.

На душе опять что-то заворочалось, что-то очень неприятное…

Олес закрыв дверь, вернулся обратно. С тех пор как мы сменили комнату, ужинать приходилось сидя на кроватях, а посредине ставить журнальный столик. Бросив папки на письменный стол у окна, он вернулся к еде.

Когда мы перешли к кофе, Олес взял в руки деревянную шкатулку, покрытую резьбой. Ему и еще десяти адептам выдали, как отличившимся при отступлении из коллегии магов Веллас. Тиаль, Виалль, насколько я понял, тоже получили такую же награду.

Внутри шкатулки располагался орден второй степени Гарлона Великого в виде четырехлучевой звезды и двумя скрещенными мечами. По центру располагался сантиметровый диск, где с поразительной точностью мелкими драгоценными камнями был выложен имперский герб. А так же скрученный в свиток тонкий лист пергамента уведомлявший, что данныйм орденом награждается адепт академии имени архимага Тронга маркиз Олесеанн ла Корью, а так же денежным вознаграждением в тысячу империалов в золоте.

– Размышляешь, куда повесить?

– Да, в туалет над унитазом. Папаша, наверное, локти кусает – он-то планировал, что я, если завалю очное обучение, не смогу оплатить штраф. Так что теперь есть, что отложить на черный день.

– Носить не будешь?

Олес, усмехнувшись, захлопнул шкатулку и поставил на письменный стол, после чего взял кружку с медленно остывающим чаем, принялся размешивать тростниковый сахар. После него в чашке очень много остается осадка.

– Нет, не буду. – Наконец ответил Олес. – Не люблю расфуфыренных франтов, старающихся показать свои заслуги, когда от них ничего не зависело. Как любит говорить мой отец: "Поощрение невиновных, награждение непричастных".

– Логично.

– Да и заслуга в основном твоя и старших курсов, я только и делал, что тащил тот артефакт. Жалко, он одноразовый…

– Все имеет свою цену. А меня там не было, а остальное им знать не следует.

– Секреты, секреты, секреты… я еще дома от них устал!

Я поставил чашку на столик и посмотрел в глаза Олесу. Видимо в глубине глаз что-то промелькнуло, ибо он, не успев произнести следующей фразы, умолк.

– Однажды я все тебе расскажу, но не сейчас. Это не моя тайна, точнее не только моя…

Олес поморщился и махнул рукой.

– Забей! Я не уверен, что доживу до того дня.

– Кто знает, кто знает…

В папках, которые принесла Тиаль, мы нашли полный список предметов, и возможные комбинации изучаемых дисциплин для выбора той или иной специализации, а так же те дисциплины, которые можно изучать дополнительно. Большинство предметов Темного факультета шли обязательным пунктом, так же как дисциплины боевой кафедры, и лекарского факультета.

Большинство выборных начинаются с третьего курса, но основополагающие дисциплины – со второго курса. Сейчас их выдали, чтобы все успели распланировать и подать списки перед экзаменами, чтобы учебно-кадровый отдел успел распланировать занятия для потоков.

– Ты уже надумал, по какому направлению будешь учиться со второго курса?

Я оторвался от изучения бумаг, и рассеяно посмотрел на Олеса.

"А ведь и правда!"

– Если честно, пока не задумывался…

– Тогда самое время! Время за учебой летит быстро!

– А ты? – полюбопытствовал я.

– Пока склоняюсь к боевикам. Некромантия, призывательство, шаманизм, как-то не прельщают. Со стихиями, еще возможно подумать, но у меня в основном огонь, ветер, и вода. Полноты как для стихийника у меня не будет. – Олес бросил незакрытую папку на стол и улегся на кровать, глядя в потолок. – Скорее всего, выберу менталистику, пару дисциплин из дополнительного списка темного факультета, а так же дополнительно пару дисциплин бытовиков.

Я удивленно посмотрел на него.

– А бытовики здесь причем? – логика последнего выбора Олеса меня поставила в тупик.

Олес усмехнулся и задал встречный вопрос:

– Вот ты если пойдешь по боевому пути, что важно в бою и походе?

– Сила, знание поля боя, знание противника, расчет боя, стратегия…

– Это только общие фразы. – Олес покачал головой и уселся напротив меня. – Вот у нас, например, многодневный поход к врагу, либо к месту дислокации войск, или на худой конец, скрытое передвижение по вражеской территории. Что будет важным для каждого?

– Бдительность!

– А еще? – Олес в азарте перед интересной темой потер руки и окинул взглядом чайник. Взмах руки и нагревательный контур стал греть воду.

– Скрытность передвижения. Черт его знает…

– Комфорт!

Я удивленно посмотрел на Олеса. Какой комфорт в лесу во время скрытного перемещения к врагу? Или при переходе? Я понимаю, дворяне во время передвижений в колонне чаще предпочитают передвигаться в каретах или повозках…

Олес тем временем поднялся и быстро залил заварник кипятком, после чего засыпал чай.

"Лучше бы наоборот", – отметил я мысленно.

– Так вот! Лето, жара, ты третьи сутки крадешься по лесу и болотам. Вся одежда промокла и натирает кожу. Комары, несмотря на все мази, тебя буквально съедают. В сапогах при каждом шаге хлюпает вода.

– Так магические контуры, встроенные в одежду избавляют от этого!

– Согласен, а если они выйдут из строя, ты побежишь к ближайшему бытовику, чтобы он исправил нарушенные контуры?

– Нет, – До меня стала доходить суть объяснений Олеса.

– Так же туалетные принадлежности, или ты предполагаешь использование древесной коры, листьев и шишек?

От представления картины использования вышеперечисленных предметов, меня передернуло.

"В плащ и дорожную сумку – двойной запас необходимого! А то следующая практика может оказаться и не такой беззаботной, как прошлая в плане наличия предметов обихода".

– В том числе и ремонт порванной одежды, – Продолжал тем временем Олес. – Не стоит заглядываться на большинство белоручек – дворянин в переводе с древнеимперского означает "Лучший"!

– А откуда ты знаешь такие подбробности… хотя о чем я говорю, с твоей-то семьей! – От воспоминания семейки Олеса, я непроизвольно вздрогнул.

Олес встал и принялся разливать заварившийся чай.

– Достань из своего холодильного шкафа что-нибудь к чаю, а то мы с тобой все уже умяли, ничего не осталось.

– Сейчас.

Развязав горловину сумки, я поправил лестницу и принялся спускаться. Достав из шкафа поднос с эклерами, я пошел к выходу, и едва не растянулся на полу. Какая-то коробка упала, когда я проходил мимо. Поставив поднос на крышку одной из коробок, я решил глянуть, что в ней. Что-то я ее не помню…

Внутри оказались книги. В глянцевой очень красочной обложке. Полистав страницы, я открыл ее ближе к концу…

– Курт, ты там умер? Тебя только за Смертью посылать!

Вздрогнув, я закрыл книгу и убрал обратно в коробку. На досуге посмотрю. Подав поднос Олесу, я стал подниматься по ступеням вверх.

Герцог Гайрал ла Корью, читавший донесение от подчиненных, был мрачнее тучи. Наконец-то сумели разобрать завалы под замком. Наспех собранная комиссия в виде следопытов и менталистов составили предварительную картину.

Обрушенные камни в подземной пещере у озера раздавили в пыль или просто засыпали более шести сотен единиц нежити, от второго до шестого уровня опасности. Но не это было самым скверным! Менталисты все как один заявили, что в подземелье была баньши! Количество темной и светлой энергий оставили настолько сильные рубцы на ментальном слое мира, что не заметить их было просто невозможно.

Причастность виконта ан'Драффл подтвердить никто не смог. Даже на ментальном слое мира доступном магам его не было! Менталисты облазили весь замок и только развели руками! Такое чувство, что за ним очень качественно зачистили все следы, что с живыми практически невозможно! Такое чувство, что он никогда не приезжал в замок, и никогда в нем не был… и вообще такого виконта не существует…

НО БАНЬШИ! КАК ЭТИ ИДИОТЫ ИЗ ГРУППЫ НАБЛЮДЕНИЯ ЕЕ СМОГЛИ ПРОМОРГАТЬ?!

Герцог встал и, подойдя к скрытой панели бара, рывком распахнул створку, после чего взяв графин и высокий бокал из горного хрусталя, вернулся за стол. Первый бокал он осушил залпом, после чего наполнил второй. Второй пошел следом за первым, после чего герцог Гайрал откинулся на спинку кресла и принялся читать дальше.

Помимо всего прочего на границе империи и эльфийскими землями последнее время стало неспокойно. Верные люди постоянно докладывают об изменении положений на границе из первых уст. Аналитики все как один говорят о скором нападении на ближайшие поселения и форпосты. Самое интересное, что пленные орки молчат. Единственное что смогли из них вытащить – что у них новый духовный лидер, и великий вождь.

Так же пришла весть о том, что дочь светлого владыки леса под усиленным эскортом отвезли обратно во владения эльфов. По неподтвержденным данным, она до сих пор пребывает в коме.

"Ушастые опять поднимут цены на свои травы и эликсиры, не говоря уже про цены на оружие! Проклятье! Как же все не вовремя!"

От дальнейших сводок его отвлекла открывшаяся без стука дверь. В кабинет плавной походкой вошла герцогиня, одетая в вечернее платье.

– Дорогой, тебе не помешает передохнуть! Еще немного и ты ночевать будешь в кабинете!

– Прости, милая, просто в свете последних событий немало неприятных моментов. Хочу во всем разобраться. – Герцог обнял жену, севшую ему на колени. – С каждым днем словно назревает что-то, и я хочу понять что… Кстати! Мы же с тобой договорились, что ты не мешаешь мне работать в кабинете, а я выполняю твои капризы!

– Я не из-за этого, – Герцогиня ласково откинула челку со лба мужа, и провела теплой ладонью по его лбу. – Мне и дочерям нужна охрана до столицы и обратно. Но у тебя все загнаны в подземелья. Я не знаю, что мне делать.

– Охрана до столицы?

– Да, мы с девочками решили прокатиться по магазинам. И к тому же ты хорошо знаешь, что через три недели будет балл в императорском дворце в честь празднования весны! Приглашения давно пришли!

Герцог поморщился. Он терпеть не мог все эти балы и фуршеты, которые закатывались в императорском дворце, не говоря про лизоблюдов подле императорского трона… Последних он предпочел бы видеть проткнутыми острием своего меча.

– Хорошо, я дам распоряжение, но смотри – не раньше, чем через два дня!

– Ты опять не поедешь? – Герцогиня обиженно надула губы. – Ты же знаешь, что ко мне опять будут приставать!

– Ага, последний раз было проткнуто четверо ухажеров, решивших покуситься на твою красоту. В трех раз были столовые приборы!

– Что попалось под руку… – Герцогиня виновато отвела глаза, чтобы муж не заметил веселые искорки в глубине глаз.

Герцог, подхватив жену за талию, взял на руки и, поднявшись, отнес на диван. Усадив жену, он убрал графин и бокал обратно в скрытый бар.

– Если успею разобраться с делами, отправимся вместе, но ничего обещать не могу. Казначей приготовит векселя имперского банка. Только не надо скупать в очередной раз магазины! Когда они вам надоедают, мне приходится продавать их с молотка по более низкой цене!

– Хорошо, дорогой! – Графиня встала и неторопливой походкой, покачивая бедрами, пошла к выходу из кабинета. Взявшись за витую ручку двери, отлитую из тусклой бронзы, обернулась и произнесла: – Ты только не задерживайся до полуночи!

Но герцог Гайрал уже уткнулся в бумаги, и явно прослушал последнюю фразу. Графиня Лаардана тяжело вздохнула, и вышла.