Я проснулся посреди ночи от того, что почувствовал чужое присутствие в комнате. Словно невыраженное чувство тревоги.

А потом я услышал стон призрака. Стон потерянного существа, ищущего выход и обреченного на долгие скитания по миру живых.

Встав с кровати, быстро оделся и накинул плащ. Коса вышла из тьмы, стоило мне только о ней подумать. Шагнув на четвертый слой мира, я отметил, что комната словно погрузилась в полумрак. Тут мой взгляд упал на так и не отключенный контур, в котором был пойман наблюдатель. Взмахом отключив его, я услышал падение чьего-то тела и протяжный стон.

"А вот теперь прогуляемся".

В это время в комнате контроля поднял тревогу оператор, следящий за живыми и неживыми объектами. К нему тут же за указаниями подскочил дежурный порученец.

– Свяжись с магистром! Объект "Овца-8" исчез со схемы контроля замка и на ближайшей территории не наблюдается!

– Есть!

Порученец унесся в соседнюю комнату, где находились амулетчики-связисты.

– Внимание! Слабый сигнал в четвертом рукаве подземелья! Третий уровень, сектор 2-12! – Теперь второй оператор поднял тревогу. – Внимание! В секторе 2-12 зафиксирована мощная волна смерти! Повторяю, зафиксирована мощная волна смерти!

– Боже! Да туда буквально вся нежить сползается…

В следующее мгновение в операторскую ворвался магистр, на ходу застегивающий ремни на кирасе.

– Смирно! Магистр в…

– Доклад! – Оборвал он солдата, подскочившего при появлении магистра. – Что, демоны вас раздери, тут происходит?

– Саер магистр! Двадцать минут назад из поля наблюдения исчез объект "О-8", после чего было доложено вам. А спустя восемнадцать минут в секторе 2-12 случился выброс магии смерти. Там сейчас все буквально заполнено нежитью!

– Они исчезают!

На огромной схеме-иллюзии, изображающей замок со всеми его коридорами и помещениями, включая подземные тоннели, в указанном секторе один за другим стали гаснуть серые огоньки, отмечавшие нежить. По дальнему коридору неслись красные точки солдат гвардии перевала.

– Они все исчезли!

– Объект "О-8" появился на схеме! – Оператор ткнул в точку в каком-то помещении. – Это уборная.

– Кто был направлен в сектор 2-12?

– Седьмой отряд! Свяжитесь и предупредите их, чтобы они были осторожны. Не нравится мне это что-то. – Герцог закусил губу. – И проверьте что с объектом "О-8"!

– Есть!

– Саер магистр! Командир отряда докладывает, что на месте выброса обнаружены следы эктоплазмы и костяной трухи! – Из комнаты связистов выскочил порученец. – Там вообще никого из живых и "неживых"…

– Прочесать весь рукав, но найти мне причину выброса!

– Саер магистр! Объект овц… "О-8" в своих апартаментах. Следов магических всплесков при нем не зафиксировано.

Постояв с минуту и что-то обдумывая, магистр развернулся и, уже выходя из помещения, произнес:

– Я в кабинете через час жду доклад от командиров отрядов, прочесывавших подземелья!

– Есть!

Какие-то странные у них катакомбы. Больше похоже на лабиринты с монстрами и нежитью… полигон! Как есть полигон! О том, что здесь периодически проводились магические и физические схватки – говорили многочисленные следы на стенах и остатках магических контуров, странным образом не развеявшихся после активации.

Узкий коридор с потеками камня и гранита вывел меня в невысокий сводчатый конусообразный зал. С потолка тонкой струйкой, рассыпающейся на капли, падала вода, собираясь в рукотворное озеро или бассейн.

Озеро взорвалось мириадам брызг, после чего изо всех щелей, воды и темных коридоров в зал хлынула нежить.

"Вот это каземат! Да тут работы на сто лет хватит!"

Коса в моих руках приняла вид двусторонней глефы, тут же запевшей свою песнь.

А потом я услышал песню…

Голова буквально взорвалась от нахлынувших эмоций и… трудно объяснить. В человеческом языке нет таких слов.

"Песнь баньши! Проклятье!"

Во все стороны хлынула волна смерти, троекратно усиленная "косой" в моих руках. Нежить, попавшая под волну, тут же стала рассыпаться в прах. А от некогда бывших нежитью, а ныне кучкой праха и трухи, потянулись искорки душ потерянных в мире живых.

Второй шарик заполнился душами.

"Как бы во мне не увидели конкурента… Или не заставили подрабатывать на полставки", – Усмехнулся я своим мыслям. – "Думаю, пора обратно".

После чего я переместился в выделенные мне апартаменты.

"С каждым разом перемещения все проще и проще…"

Утро…

Впервые за все свои сто семнадцать лет я захотел кого-то придушить! Лично, собственными руками, сомкнуть пальцы на шее и – с чувством, с расстановкой…

Я с воплем вскочил с кровати, мгновенно призывая косу и плащ, а в сторону противника полетела ветвистая черная молния. А в следующий миг я ушел на тринадцатый слой разом.

Повинуясь мысленной команде, время остановилось. Или точнее, я перешел в состояние, когда время замерло на месте, а я ускорился в миллионы раз.

Олес завис в десяти-пятнадцати сантиметрах над полом. Ведро замерло в воздухе, отброшенное им в сторону, а молния во всем великолепии воткнулась в стену, по которой во все стороны побежали трещины. Восстановив дыхание, я вернулся в реальный мир в реальное время.

– Утро доброе, – Улыбнулся я, наблюдая за лежащим ничком маркизом-младшим.

В следующий миг стена взорвалась, осыпав комнату щебнем и мелкой крошкой строительного раствора. Когда пыль осела, Олес, чихая и кашляя, поднялся на ноги.

– Тьфу… кха-кха… доброе… УБИТЬ МЕНЯ ХОЧЕШЬ?!

– Да! – улыбаюсь.

Олес поперхнулся. По удивленному виду и выпущенным глазам стало понятно, что ТАКОГО ответа он не ожидал.

То, что я сначала принял за икоту – оказалось нервным хихиканьем, которое Олес старательно давил в себе. Когда в комнату влетела герцогская гвардия, она удивленно застыла при виде двух ухохатывающихся адептов первого курса магической академии. В особенности их шокировало то, что юноша, громко ржущий осыпанный каменной крошкой и штукатуркой – это молодой герцог Корью. Внезапно, из пролома в стене вывалилось дымящееся и тихо ругающееся тело, прятавшееся в скрытой нише, которая была за стеной.

При виде этого чуда смех разобрал снова.

Вскоре подоспел сам герцог, его личная охрана и обе юные особы в охотничьих костюмах. Я невольно залюбовался на их стройные фигурки.

– Я хотел бы услышать ваши объяснения, господа! В чем причина вашего желания разрушить мой замок?

Олес поднялся на ноги:

– Отец, это целиком и полностью моя вина! Давно хотел попробовать побудку ледяной водой… и немного переборщил…

Вот только, глаза в отличие от шутливо-виноватого вида, были цепкими и внимательными.

"Я что-то пропустил?"

– А зачем вы подпалили Жекома?

– Кто же знал, что он будет в это время проверять замковые тайные ходы? – Олес выдавил из себя улыбку, вот только улыбка у него была похожа на волчий оскал.

Лицо герцога Гайрала ла Корью не изменилось ни на йоту, а вот на лицах девушек отразилось удивление.

– Что ж, прошу прощения, виконт ан'Драффл, за неосторожные действия моего непутевого сына. Вас проводят в новые апартаменты, где вас уже не побеспокоят. А с сыном я еще поговорю. – Окинув комнату, засыпанную мелким щебнем, он добавил: – Слуги почистят и принесут ваши вещи в ваши покои.

– Благодарю, но не стоит беспокойства – я вчера не успел разложиться. – Я подхватил дорожный мешок.

Через полчаса в новых апартаментах хлопнула входная дверь и переодевшийся в чистое Олес принялся помогать обезвреживать следящие контуры в комнате. Вскоре с этим было закончено.

– Рассказывай! – Я устало плюхнулся в кресло напротив Олеса.

– С чего начать?

– С утренней побудки. Что-то раньше я не замечал за тобой такого экстравагантного способа побудки в академии.

– Ах, это… должен извиниться, это было сделано, чтобы ослабить пыл сестренок.

– В смысле? – Я непонимающе нахмурил лоб.

– Отец или мать, скорее всего, дали команду прощупать тебя. Вот и решил сделать так, чтобы они не прибегли к крайним мерам. – Олес откинул назад непослушную челку. – Надо будет подстричься. Так вот, они хоть и симпатичные, но ветра у них в головах еще больше, чем у мамы в молодости. Из раздела – хочу-получу… в детстве явно сели не на шило, а на набор столовых вилок.

– Интересное сравнение, – Хмыкнул я. – А чем заняты остальные адепты?

Олес хмыкнул:

– Красуются перед девушками в фехтовальном зале. Эти придурки не понимают, что любая из сестер может нашинковать любого из них, прежде чем тот успеет контратаковать. – Олес тяжело вздохнул. – Мать до замужества была весьма экстравагантной особой – вместо кукол мечи и кинжалы, вместо вышивки вольтижировка… Ну, и сестры пошли по ее стопам.

Я потер подбородок, усваивая новую информацию. Определенно, семейка Олеса или явные фанатики войн, либо сошлись два одиночества, помешанные на войне. Хотя, охраняя перевал от того, что может нагрянуть, только такие и выживают.

– Ты мне вот что скажи, мне еще долго питаться апельсиновым соком? Или они когда-нибудь перестанут подмешивать всякую гадость в нашу еду?

Олес достал холщовый мешочек с кулак размером и бросил мне.

– Антидот. Курт, я еще раз извинюсь, что вынудил тебя…

– Да брось! Ты мне оказал куда большую услугу… – Я припомнил ночное столкновение и песнь баньши. – Кстати, твой старший брат, который выжил… как у него было со слухом?

– Откуда ты… – Нахмурился Олес, но тут же ответил: – Да с детства он был туговат на уши. Лекари только руками разводили. Так как ты узнал?

Я немного помолчал, собираясь с мыслями и обдумывая ответ. Наконец, тяжело вздохнув, произнес:

– Если я правильно понимаю происходящее, то именно из-за этого твой брат и выжил, но ушел в коматозное состояние.

Я поднял руку, останавливая подобравшегося в кресле Олеса.

– И если это правда, у нас большая проблема!

– Курт, прекрати говорить загадками! ЧТО с братом?

– У вас под замком баньши. Я вчера проснулся, когда она пела свою песнь.

Лицо Олеса стало белым, как мел. До него дошло, что случилось с остальными братьями. Скорее всего, они услышали прощальную песнь баньши, от чего и умерли. Эта песня, как и само творение, создавалось "не мертвыми" против живых.

Прекрасная девушка в прозрачной одежде красивой песней оплакивает любимого, умершего в походе. В большинстве своем создание само не понимает, что она творит, принося гибель окружающим. Прекрасна и опасна. "Не мертвые" потом отказались от создания баньши, так как они уносили за собой целые селения. А им тоже нужны человеческие или иные живые жертвы для своего существования.

– Надеюсь спрашивать, КАК, ты не будешь?

– У брата есть шанс выжить? – Олес закусил губу, причем до крови. Тонкая красная ниточка потянулась по подбородку и закапала алыми каплями на белоснежную ткань камзола на груди.

– Если мне удастся убить ее, прежде чем она высосет из него всю жизненную энергию, то, считай, шансы есть. – Я посмотрел ему в глаза. – Ты со мной не идешь, а идешь караулить у постели брата. Если он очнется, ему надо влить в рот пол литра черногорского настоя с лепестками алого лотоса. После чего нужно будет вызвать лекарей, чтобы следили за энергетическим составом. Он у него будет около недели нестабилен.

Олес задумался. Информация, что я ему выдал – в академии не преподается, это из личной библиотеки моей семьи. От тех времен, когда создавались эти создания, остались невнятные легенды, но, несмотря на это, отдельные экземпляры смогли пережить своих создателей.

– Демоны! И ведь давал тебе в свое время обещание не расспрашивать… Теперь придется гадать… Курт, ты демон воплоти! – Олес рассмеялся. – Сделаю, как ты говоришь. Придется придумывать причину, по которой придется караулить брата. Что тебе нужно? Тьфу! Тебе что-нибудь надо на охоту?

Хм-м… хороший вопрос. На баньши никогда не охотились. Когда узнавали ее логово, туда просто отправляли нежить, боевых големов, или били по площади, чтобы избежать пения баньши.

– Керамическая урна, шесть пустых накопителей, в один конец, ибо от моей магии они разрушатся, и флакон "Розовой воды".

– У сестер достану, у них этого хлама завались. Кстати… ты мою сумку внутри своего карманного королевства не потерял?

– Нет, а что у тебя там, кстати?

– А Тиалль снабдила "со скидкой" товарами из вашей лавки. А размеры сестер не так-то сложно указать.

Интересный подход. Однако, как отреагируют его сестры, интересно узнать. По логике вещей, должны оклеймить извращенцем… облить горячим воском и вывалять в перьях… хотя, кто их, экстравагантных, знает…

Олес вручил два свертка сестрам с просьбой посмотреть в своих покоях, после чего буквально силой выдавил меня из помещения и утащил на улицу из замка.

– Мы куда-то спешим?

– Ага, на верховую прогулку, пока сестрички перекипят!

У меня зародилось нехорошее предчувствие…