После злополучной пары нам дали время переодеться, умыться и покушать. Я не могла не воспользоваться большим перерывом и, приведя себя в порядок, нашла Павлу на первом этаже Изольды за скатертью-самобранкой, жующую сочный кусок мяса.

— Ты хотела похудеть, — укоризненно напомнила я, встав позади нее.

— Я талию хотела, — кивнула она и вместо хлеба откусила пирожок. — Но ее мне все равно не видать, так смысл морить себя голодом?

Я выдернула пессимистически настроенную ведьму из-за стола буквально за шкирку.

— Пойдем! Избавим окружающих от печального зрелища!

— Куда это?

— Искать твою талию.

Увидев бутылек с зельем в моей руке, она округлила глаза и уже сама потащила меня вверх по лестнице в свою комнату.

— Как думаешь, получится? — взволнованно спросила она, пока я расставляла зелья на ее столе.

И вроде жаль ее разочаровывать, но врать еще хуже.

— Мне не на ком испытывать, кроме тебя. Страшно?

— Вот еще! — с поразительным бесстрашием фыркнула она. — С чего начнем?

Я молча отмерила в ложку несколько капель темно-фиолетового цвета. Красивенько… Пожалуй, состав ей лучше не знать…

Павла поставила перед собой зеркало во весь рост и лишь после этого проглотила зелье, не отрывая взгляда от своего отражения.

Я тоже аж дыхание затаила от напряжения…

— Может, еще добавить? — шепотом спросила Павла, не наблюдая в себе никаких изменений.

— Ага! А потом как подействует, и останется от тебя один позвоночник! — припугнула я, умолчав про возможные побочные эффекты, которые мне пока были неизвестны.

— Ой! Ой…

Ведьму впечатлили не мои угрозы, как я поначалу думала. Форма на девушке плавно обвисала, а глаза, наоборот, увеличивались в размере — думала побочка, ан нет — крайняя степень удивления.

— Ого, — Павла неуверенно пощупала свою грудь, которая хоть и не подросла, но смотрелась теперь на фоне тонкой талии крайне выгодно. — Это, что, я теперь такая?

— Не нравится? — напряглась я. Все-таки старалась, помочь хотела…

— Нравится! — крикнула она. — Только… Это все и правда мое?

— Это вообще-то и было твоим, — не удержала я улыбку. — А вот это явно лишнее…

И больно дернула ведьму за выбившийся из штанов очаровательный хвостик с кисточкой.

— Аааа! Не отрывай! — взвыла она, испуганно забрав его из моих загребущих рук. Что я, садист, что ли, живьем хвосты отрывать?

— Сейчас зелье намешаем, сам отвалится, — успокоила я паникершу.

Ее лицо приобрело странное выражение.

— Зачем?

— Как… — растерялась я. — Это же хвост… Он для ведьм вроде бы нехарактерен…

— Ничего ты не понимаешь! Это же хвост демона! Я же говорила, что у меня в предках кого только нет, так вот пусть все знают, что я немного демоница! В общем, я решила его оставить!

Гномьепузико, которое тоже немало рассказывало о ее предках, она, значит, оставлять не захотела… А какой-то там хвост демона… Налицо расовая дискриминация!

— Вот у тебя есть хвост? — если она пыталась вызвать во мне зависть, то неудачно. Потому что в своей второй ипостаси я вся, можно сказать, хвост!

— Нету, — говорю. — Ты бы заметила!

— А у меня теперь есть! — гордо заявила она. — И он шикарственный! Пойду, чертей подразню!

— Хм… Ну, удачи…

Постройневшая ведьма вдруг сникла, подтянув сползающие штаны.

— Черти подождут. Кажется, Жоржу есть работа…

Я медленно кивнула, представляя мученическую морду паука, а Павла сграбастала меня в благодарственные объятия.

— Спасибо! — выдохнула она. — Мы из тебя такую ведьму сделаем — все от зависти подохнут!

Это если я не подохну раньше от недостатка воздуха…

* * *

Поскольку я однозначно убедилась, что на Темном факультете учиться не смогу в силу своей «мягкотелости», то приняла решение поговорить с магистром Каллохеном. Нет, не сейчас… Потом, когда все утрясется.

А сейчас я крутилась возле Ведовского факультета, присматриваясь к ведьмам, стараясь запоминать их повадки, характерные жесты и, если повезет, заклинания. А главное, я пыталась понять — чем смогу убедить ведьмака, что его факультету для полного счастья не хватает именно меня!

Там меня и нашел уже знакомый мальчик, брат василиски.

— Привет, — требовательно поздоровался он, так чтобы у меня и сомнений не осталось, что так просто мне не отделаться.

— Привет, малыш, — улыбнулась я. — Как сестренка?

— Дуется, — сказал он серьезно. — От нее потенциальная жертва сегодня убежала, а за непотенциальную мама наказала…

Внезапно мальчик замолчал, вперившись в меня своим взглядом. Зрачок расширился, закрыв собой почти всю зеленую радужку.

— Встань, — он приглашающе похлопал по подоконнику и услужливо распахнул окно. — И иди…

Теперь понимаю, почему у охранявшей его зеленой собаки столько работы… Я любопытно посмотрела вниз на каменную мостовую.

— А ты не оборзел?

Взгляд мальчика тут же стал обычным.

— А я еще в первый раз понял, что ты не ведьма! — торжественно заявил он. Громко заявил! И не по-детски уверенно.

— С чего ты взял? — настороженно поинтересовалась я, оглядываясь по сторонам.

— Я же ведьмак, — он выждал красноречивую паузу, во время которой я должна была осознать его слова.

Но я не осознала.

Его глаза вновь наполнила угрожающая чернота.

— А я ведьма! — с показной небрежностью отмахнулась я.

— А вот и нет! — обиженно насупился он.

— А вот и да!

— Нет!

— Да!

— Нет!

— Докажи обратное!

Мальчишка заметно разозлился, щеки его пылали, а дышал он учащенно, но старался сохранить серьезный вид.

— Будь ты ведьмой, — прозвучало излишне торжественно. — То слушалась бы меня во всем!

— Ага, и сейчас бы украшала собой дорожку внизу, — съехидничала я. — Добрый мальчик!

— Я знал, что ты не ведьма, — ничуть не смутился он.

Я недоверчиво приподняла бровь. Все равно ребенку никто не поверит, особенно такому пакостному.

Он заметался взглядом по коридору, выбрал симпатичную ведьмочку с Ведовского в неказистом сером платье и поманил ее пальцем. И она пошла, как завороженная, глядя на него.

— Принеси мне мороженое! — потребовал он.

Она медленно подняла руку, сложила кукиш, предъявила его прямо в лицо маленькому обманутому ведьмаку, после чего весело засмеялась и убежала.

— Что и требовалось доказать, — саркастично заметила я. — Или это тоже не ведьма?

Он недовольно запыхтел, поерзал на месте и выцепил взглядом следующую подопытную. Глаза его черным буквально сверкали, и даже я чувствовала исходящую от них силу.

— Выдери вон у той клок волос! — сердито указал он на первую ведьму.

Эмм… А ведь подействовало. Девушка кивнула и одеревеневшей походкой пошла к толпе у аудитории. А малыш перестал казаться безобидным. Если на такое способен маленький ведьмак, то ко взрослому мне вообще лучше не приближаться… А как же Ведовский?! Мечта договориться с Каллохеном сдохла на корню. К тому же один раз мы с ним уже «поговорили»… Зато теперь понятно, почему мой дар с ним не сработал — если ведьмак может подчинять чужую волю, то он мне не по зубам…

— Сейчас что-то будет! — маленький проказник выглядел довольным, но недолго. — Ой, дядя Арен!

Темный маг целенаправленно шел к нам. Черный плащ взлетал волной в такт его шагам, волосы колыхались, а лицо выражало решимость…

— Дядя?! — с ужасом переспросила я. — Вы, что, родственники?

— Да нет, не родной он мне, но от этого не менее любимый, — пояснил он, заметно занервничав при виде «любимого» дядюшки. — С ним интересно, он мне барабашку подарил — под кроватью живет. И когда в гости приходит, столько интересностей рассказывает! А еще мы с ним в поход ходили, как настоящие мужчины!

В голосе его появилась нескрываемая гордость.

— А тебя не учили, что с чужими куда бы то ни было ходить опасно?

— С ним нигде не опасно! Он сильный! И смелый! И любит нас с Алькой, как родных!

— Бред, темные не любят детей, ни своих, ни тем более — чужих! Не играют и не возятся с ними. Они никого не любят, кроме себя! — фыркнула я, вспомнив свои личные обиды.

— Неправда! — убежденно воскликнул мальчик.

О, Тьма, кому я это объясняю… Доверчивый ребенок…

Вдруг раздался женский вопль, а следом началась самая настоящая свара — жертва завороженной ведьмы не собиралась так просто прощаться со своей шевелюрой, и кто у кого выдрал больше волос — это еще вопрос! Главный виновник произошедшего под шумок смылся, как раз в тот момент, как ко мне подошел озабоченный лорд Тиан, наклонился к самому лицу.

— Чтобы рядом с мальчишкой тебя больше не видел! — строго заявил он.

— Детей не ем, не беспокойтесь, — поморщилась я в ответ.

— О! Если этот ребенок вздумает тебя чем-нибудь накормить, ты будешь есть все, что он скажет! — усмехнулся темный. — Так что беспокоюсь я не совсем о нем… Вон, пусть над Ведовскими издевается…

— Он уже хвастался своими талантами, — призналась я, покосившись на раскрасневшихся ведьм, которые пытались привести в порядок свои прически. — Весьма сомнительными талантами.

— Вот поэтому и держись от него подальше. Он будет сильным ведьмаком и… довольно хладнокровным.

— Я слышала, что его мать в свое время перевелась на другой факультет, — прищурилась я, посмотрев на лорда Тианаснизу вверх.

— О… Так вот что мы делаем в лагере конкурента, — проницательно заметил он. — И от кого же ты это слышала?

— Анэлия сама рассказывала.

— А она не рассказывала, каким образом ей это удалось?

— Договорилась с ректором? — предположила я, наивно взмахнув ресницами.

Магистр расхохотался.

— Что? — утирая слезы из глаз, переспросил он. — Ну, можно сказать, что договорилась! Только перед этим приворожила своего декана и пыталась совратить его на глазах у всей группы! Как тебе способ? Может тоже… — он многозначительно повел плечами.

— Так себе способ, — буркнула я, отвернувшись.

— Я знал, что вам не понравится, — хохотнул снова нескромный декан. — Не с вашим характером!

— Не с вашей кандидатурой.

— Я вообще-то обидчивый!

Прозвучало неправдоподобно и угрожающе.

— Вы куда-то шли? — намекнула я.

— К вам. Хочу пригласить вас на вечернюю прогулку. Вы просили, чтобы я сам вас нашел, — я нашел…

Он шутливо поклонился и протянул руку.

В ловушках опять было пусто, зато их количество увеличилось. Теперь они расположились не только в Парке, но и ближе к самому зданию Академии, именно их мы проверили в первую очередь. Как неохотно объяснил лорд Тиан, такая установка не желанна, потому что в нее могут попасть и адепты, но время идет, а дух долго морить себя голодом не будет. Особенно, когда рядом столько еды…

Хотя в Парке, на мой взгляд, тоже есть, чем подкрепиться — вон сколько гадов… Правда, едва мы туда вошли, стало понятно, что в нас видят особый деликатес.

— Как поживает ваша жалость? — небрежно спросил лорд Тиан, так же небрежно отправляя черный пульсирующий шар прямо мне за спину.

— Сдохла в мучениях, как и эта тварь, — уверенно ответила я. — Только позаботьтесь, чтобы нас с вами не постигла та же участь. Ну, хотя бы меня…

Он криво улыбнулся одним уголком рта, но глаза остались серьезными.

— Пусто, — тоже серьезно произнесла я, разглядев впереди ловушку.

Лорд Тиан коротко кивнул в знак того, что понял, и пришлось продираться дальше, сквозь густые заросли и бурелом.

Что-то мелькнуло высоко над нашими головами, какой-то силуэт. Лорд Тиан отпихнул меня к стволу, а сам ударил магией в облезлую крону с черными листьями. Сверху посыпался мусор из поломанных веток, а следом раздалось разъяренное шипение. Первый раз за все время, что мы бродили по Парку, первый же его удар не стал последним. Магистр плотно сжал губы и повторил атаку. И еще. И еще… Озадаченно взглянул на свои ладони, и мне стало жутко. Гибкая тень с горящими глазами прыгала из стороны в сторону, ловко и как будто насмешливо уворачиваясь от мага. А потом ринулась вперед, растопырив когти и обнажив клыки.

Вжик! Черная петля со свистом разрезала воздух, капли крови окропили мое лицо, и изувеченное тело покатилось в сторону.

— Ты что творишь? — взбешенно развернулся ко мне лорд Тиан, сжимая в одной руке материализовавшийся меч.

— Спасаю вас… нас… — быстро поправилась я, чувствуя, как уязвлена гордость мужчины.

Он резко вогнал не пригодившееся оружие в ножны, достал из кармана носовой платок и спешно принялся вытирать мне лицо. Я от неожиданности даже не протестовала, лишь смотрела во все глаза на озабоченного и несколько растерянного мага.

— Никогда не лезь под руку! — раздраженно ворчал он. — И смотри на кого нападаешь. Кожу жжет?

Я отрицательно помотала головой, а в следующий момент взвыла от боли. Как будто кислотой облили!

— Тише-тише, — ласково пробормотал он и, приподняв мне подбородок, подул на кожу, как ребенку. — Я успел убрать капли, иначе пришлось бы хуже…

— Как я выгляжу? — нервно сглотнув, спросила, едва боль начала стихать.

— Прекрасно, — не задумываясь, ответил мужчина.

— Врете! Скажите честно — я вся облезла или покрылась волдырями?

— Все хорошо, твое миленькое личико не пострадало, — он погладил пальцами сначала по одной щеке, потом по другой. Слишком нежно, интимно, и видимо сам это понял, раз резко отдернул руку, словно обжегся. — Кстати, поздравляю, у тебя отлично получилось применить темную магию, и даже никакого отката не было…

И правда. Причем, даже угрызений совести никаких. Когти, готовые распороть нашу плоть, клыки, которые без жалости вонзились бы в горло, и едкая кровь изничтожили это чувство на корню. Но радоваться мне не позволила одна мысль.

— Как вы себя чувствуете? — требовательно спросила я.

— Все нормально, — соврал мне в глаза темный.

— Вы промахнулись, — обвинительно продолжила я. Конечно, промахнуться мог любой, но не будет такой высококлассный маг просто так доставать меч!

— Селлина!

— Что с вашей магией?

— Ты въедливая до нетактичности!

— Плевала я на тактичность в такой момент! Если вы и дальше собираетесь промахиваться, то все равно никому о ней не расскажете!

Он тяжело вздохнул и невнятно пробормотал:

— Возможно, я чересчур потратил свой резерв…

— Когда? — не унималась я.

— Не знаю! — огрызнулся он и, не оглядываясь, пошел вперед. И тут я увидела причину…

Он сидел у него на загривке. Черное пятно, совсем не похожее на деда Мамая. Оно пульсировало, вбирая в себя чужую энергию, и наполовину скрывалось под плащом, но я все равно его заметила. Призрачные руки, изъеденные кандалами, обхватывали широкие плечи, вонзаясь длинными пальцами в плоть через одежду. А лорд Тиан этого даже не чувствовал, считая, что просто ослабел.

Как же меня взбесил этот паразит, когда я увидела его за трапезой! Хватанула рукой, собираясь содрать его за шкирку, но рука лишь прошла сквозь черную шевелящуюся мглу, совершенно ничего не почувствовав, а дух так и остался на месте, поглощенный своим делом.

Магистр, не оборачиваясь, сердито шел вперед, пока я растерянно разглядывала свою ладонь. На всякий случай обтерла ее об штанину и бросилась догонять декана.

— Ло-о-орд Тиан! — медленно окликнула я, намереваясь «осчастливить» его новостью, что пропажа нашлась. А он взял и грязно выругался.

— Ар-р-рен… — донеслось впереди.

Теперь выругалась и я. Не хуже. Маг бросил на меня короткий взгляд — то ли восхитился словарным запасом, то ли ужаснулся.

— Ринтан, — расплылся в лживой улыбке магистр. Даже при виде меня его так не перекашивало, как от встречи с деканом некромантов. — Безумно рад встрече!

Мрачная фигура не торопилась отвечать взаимностью.

— Что ты тут делаешь и опять, — красноречивый взгляд на меня из-под капюшона, — с этой ведьмой?

— Прогулка у нас, — как ни в чем ни бывало отозвался магистр.

— Романтическая? — съязвил некромант.

— Не очень, — со вздохом признался мужчина.

— Тогда я с радостью составлю вам компанию, — «обрадовал» незваный гость.

— Это лишнее, — попытался отказаться декан.

Я молчала в тряпочку, надеясь, что прилипчивый некромант как-нибудь самоустранится.

— Лишнее, — прищурившись, прошипел он, — вести свою темную адептку именно сюда, что наводит на определенные мысли…

— У нас практика, — бесстрастно ответил лорд Тиан.

— Индивидуальное занятие? — с сарказмом протянул недоверчивый некромант.

— Именно. Девушка слишком добрая и жалостливая, но мы уже боремся с этой проблемой…

Ринтан Сонер презрительно фыркнул.

— На твоей новой специальности у каждой второй такая проблема!

— А твоих первокурсников тошнит на каждом занятии! — не остался в долгу темный.

Еще бы! Меня бы от его вида тоже воротило!

— Да, некоторые умертвия выглядят довольно отвратно, — философски пожал плечами некромант. Покосился на меня, на свежеустановленную ловушку, снова на меня.

— Позволите? — протянул он затянутую в перчатку руку, сверля меня взглядом.

Я похолодела от ужаса и плавно переместилась за спину темного мага. Ему предложение тоже не понравилось.

— Что тебе от нее надо? — нахмурил брови мужчина.

— Ничего страшного, всего лишь небольшая проверка, — небрежно усмехнулся магистр Сонер.

— Ее уже проверили в твоем присутствии. Если будешь и дальше выдвигать безосновательные обвинения моему факультету, тебе придется пару дней полежать у лекаря, размышляя о краткости бытия, — угрожающе намекнул лорд Тиан, и я почувствовала, как напряглись его плечи и торс, как подался он чуть вперед, собравшись, как тигр перед атакой.

Заметила и заволновалась. Мериться силами в его положении чревато, что за безрассудность?!

— Пойдемте домой, — тихонько попросила я, коснувшись его локтя.

— Конечно, — не оборачиваясь, ответил он.

— Прошу прощения, что испортил вам охоту! — саркастично произнес некромант. — Хотя могли бы продолжить и в моем присутствии, вам одним его все равно не одолеть.

— Я, кажется, предупреждал…

— Как будто ты хуже меня знаешь, насколько опасную тварь выпустили на свободу, — отмахнулся тот.

Прибегать к его помощи и делиться своими планами лорд Тиан явно не собирался, а я тем более, желая лишь увести темного мага подальше от навязчивого некроманта и раскрыть ему правду. Но, когда мы развернулись в обратную сторону, магистр Сонер увязался за нами, то ли пытаясь воззвать к совести, то ли просто испортить настроение.

Призванные им зомби шли впереди, расчищая дорогу от попадающихся на пути чудиков, и позади, прикрывая с тыла, а сам хозяин поставил своей целью допечь нас разговорами. А конкретно меня.

— В кои то веки повезло Арену с ученицей. Урожденная темной ведьма — просто для тебя факультет создан! — вещал он словно в пустоту.

Я злилась, но старательно игнорировала.

— А как к этому отнеслись твои родители? Обрадовались, что провалила экзамен? Факультет Темной магии попрестижнее Ведовского будет, почему сразу туда не пошла?

Молчу.

— Мать, наверное, настояла… — размышлял он. — Ведьминский дар обычно по женской линии передается. Хотела, чтоб ты по ее стопам пошла, еще и лавочку в деревеньке присмотрела, поди? В каком-нибудь захолустье…

Иду, молчу, а сама пыхчу от возмущения. Какое ему дело до моей биографии! И чем лавочка не устраивает? Я как раз о такой мечтаю!

— Ты гадай-гадай, — поддел его лорд Тиан. — Личного дела тебе все равно не видать!

— Личное дело, это, конечно, интересно, — равнодушно отозвался тот. — Но правда намного интересней! Особенно из первых уст!

Хрен я теперь эти уста при нем вообще раскрою! Зато кое-кто свой рот закрывать не собирался даже на минуту…

— Неужели варить сомнительные зелья от мозолей интереснее темной магии? А может ты просто владеешь ей в совершенстве? Когда в тебе проснулся дар? Отец многому успел научить-то до совершеннолетия? Никогда не слышал твоей фамилии…

Интересно, если я его прибью на месте, лорд Тиан закроет глаза и на это преступление?

— Ринтан, отвали от девчонки! — раздалось к моему облегчению.

— Что? Я просто общаюсь! — с напускным возмущением развел он руками.

— Я сказал отвали! — раздраженно повторил темный.

— Мне просто интересно, насколько она талантлива и сильна.

— Не настолько, чтобы ты постоянно к ней цеплялся.

Он замолчал, но ненадолго, решив морально уничтожить нас разговорами о духах. Бесцветных.

— Все перерожденные мечтают обрести тело, — нудел он своим скрипучим голосом. — Все, без исключения.

Лорд Тиан тихонечко хмыкнул:

— И как думаешь, о чьем теле мечтает наш «друг»?

Мечтать он может о чьем угодно, а вот кушает сейчас вполне определенное!

— Арен, только не говори, что не догадываешься! — возмутился некромант.

— Занять шкуру своего врага, что может быть мстительнее? — криво усмехнулся темный.

— Вашу? — испуганно вырвалось у меня. Сейчас как загорятся огнем глаза, как станет уравновешенный темный маг неадекватным, как начнет рубить все вокруг…

— Мою? — дружно переспросили мужчины. Переглянулись и так же дружно расхохотались. Вот и пойми их, то они морды друг другу бить собираются, то совместно развлекаются.

— Да накой ему мы? — уверенным голосом заявил магистр Сонер, как главный специалист по мертвецам. — Разве только на пищу сойдем!

Я нервно сглотнула, а лорд Тиан лишь усмехнулся, по-видимому совершенно не веря в такую возможность. Мне стало совсем не по себе.

— Ректор Форнеус его поймал, пленил, да на цепь посадил, как пса. Вряд ли дух оставит это без внимания, — продолжал рассуждать некромант.

— Будь я духом, — издевательски-мечтательно протянул темный, — занял бы твое тело и построил бы всех духов и мертвяков!

— А ректором он будет строить всю Академию и шиш ему кто возразит, — фыркнул магистр Сонер из-под своего надвинутого до самых глаз черного капюшона.

— Сначала пусть нашего ректора из своего тела выгонит, тот ведь всеми рогами да копытами упираться будет, — насмешливо произнес лорд Тиан.

— Представляешь, сколько народа он сожрет, чтобы нужное количество сил накопить, — мрачно заметил некромант, и в воздухе повисла напряженная тишина, нарушаемая лишь треском ломающихся под ногами ветвей.

— А за какое время дух способен убить, присосавшись к жертве? — робко спросила я, жавшись все ближе к темному. Стыд одолевал все больше и больше с каждым жадным глотком духа. И мага было жалко, пусть даже и темного.

— Может за день, а может и за неделю… Кто его знает, — ответил он сам.

— Обычно не больше трех дней, — категорично заявил некромант.

У меня нервно дернулся глаз. Мало!

— Тебя быть может сожрет за четыре, — критично осмотрев лорда Тиана, добавил он. — Пока резерв весь высосет, ты же его то и дело пополнить можешь, пока до жизненной энергии доберется… Смотря с каким аппетитом подойдет…

— Я гадкий на вкус. Он будет жевать меня медленно и печально и то и дело давиться! — самоуверенно заявил темный.

Ага, как же! Уплетает за милую душу и чуть ли не урчит. От их разговоров меня каждый раз передергивало, но, увидев впереди Изольду, я совсем не обрадовалась — деканы не собирались расставаться и решили проводить меня вместе, чтобы потом обсудить что-то без моих ушей. И даже скорей не что-то, а кого-то! И я почти уверена, что меня…

— Все, беги, малышка! — нарочито громко попрощался лорд Тиан.

Некромант изобразил подобие улыбки и повернулся спиной, но когда я сделала шаг, темный поймал меня за локоть и прошептал:

— Не смей сегодня никуда выходить!

Вот черт!

Мне оставалось только наблюдать из окна, как два мага удаляются от моей избушки, жарко о чем-то споря, а на загривке темного чернеет увеличивающееся в размерах пятно.

На плечо взобралась упитанная Тикки, проследила за моим взглядом, вздохнула понимающе.

— Влюбилась? — участливо прошептала она на ухо.

— Помрет скоро, жалко… — протянула я задумчиво. Но размышлять на эту тему было особо некогда, а то ведь и правда помрет.

— Так, где моя метла?!

Я решительно распахнула окно, сжимая в руке черенок своей боевой подруги. Окно внаглую захлопнулось обратно, едва не прищемив мне нос, а на запотевшем стекле появилась надпись: «Я предупредил, малышка!»

Что?! Да как онвообще посмел меня контролировать, когда самого его жрут! Я его, между прочим, спасать собралась, а не развлекаться!

— Изольда, что за дела?! — гневно выкрикнула я в пустоту.

Курячья избушка хранила молчаливую невозмутимость и на провокацию не отреагировала.

— Хм… А малышка — это ты? — скептически поинтересовался Рикки. Почесал за ухом, лениво зевнул.

— По сравнению с некоторыми, — любезно пояснила Тикки. — Хорошо еще, дитем не назвал…

Так, а некоторые слишком много болтают, видимо, рот занять нечем…

— Мне нужно срочно отсюда выбраться! Грызите пол! — скомандовала я, для наглядности указав пальцем, где именно следует сделать дыру.

— Пффыы! — дружно зафыркали закормленные грызуны. — Тебе надо, ты и грызи!

— Совсем зажрались! — проворчала я и снова обратилась к избушке, как к самой здравомыслящей. По крайней мере, надеюсь, что у нее куриные только лапы, а не мозги!

— Изольда, выпусти меня, пожалуйста! Там нашего декана дух бесцветный высасывает, а он и не подозревает об этом! Не откроешь окно, так точно помрет!

Избушка переступила с места на место, словно раздумывая.

— Запугал тебя? — поняла я и выразительно вздохнула. — Ну, ничего, недолго ему осталось…

Окно осталось неподвижным, а вот дверь комнаты тихонько отворилась и игривый солнечный зайчик приглашающе трепыхнулся в коридоре. Я побежала за ним вниз, на первый этаж. За большой и доброй печкой оказался припрятан люк, только подпола здесь быть не могло.

Так вот где у Изольды черный ход! Потянув за толстое кольцо, я заглянула внутрь, точнее наружу. А до земли-то метра два!

— Ну, что, пикируем? — спросила я деревянную задиру. Метла было трепыхнулась, но я все равно обхватила ее руками и ногами и неловко вывалилась в люк…

— Спасибо, — прошептала я уже в воздухе, когда мы набирали высоту. Только бы он был у себя!

— Морри! Морри! — долбилась я в окно третьего общежития, гарцуя на метле.

— О, ну наконец-то! — высунулась лохматая голова, а следом рука втянула меня внутрь. — Как успехи?

— Мне срочно нужен адрес лорда Тиана! — ошарашила я его, спрыгивая с подоконника.

Нет, в гостях-то я у него уже была, но порталом туда, без сознания оттуда, этак в каждый преподавательский дом стучаться придется, пока нужный найду!

— Ты уверена, что он будет рад тебя видеть на ночь глядя? — с сомнением протянул парень, критично меня разглядывая.

— Я уверена как раз в обратном, но его мнения спрашивать никто не собирается!

— Ээээ… — замялся Морри, аккуратно подбирая слова. — Ты девушка ничего такая, симпатичная, но не пристало бегать за мужчинами, которые видеть тебя не хотят…Скажу тебе по секрету — мы навязчивых не любим!

Блюститель нравственности нашелся! Как ночью в подземный ход заталкивать да кабинет деканата взламывать, так это нормально, так это никаких вопросов — добро пожаловать, я провожу!

— Я не поняла, ты ревнуешь, что ли? — нахмурилась я, сурово сложив на груди руки.

— Вот еще! — наморщил он нос, и получил обидный тычок от моей напарницы.

— Так ты будешь мне помогать или нет? — поторопила я его с ответом.

— Вот приспичило, — проворчал некромант себе под нос. — Нужен он тебе!

— И не только мне! А я еще и не хочу брать на себя вину за его смерть!

— Без твоей любви он не помрет, — язвительно отозвался некромант.

— Мой бесцветный дух посчитал его очень аппетитным и теперь радостно пожирает магический резерв! — выпалила я. — Я обязана его об этом предупредить! Если бы не ваш вредный декан…

— Мамайус напал на лорда Тиана? — выпучив глаза, перебил парень.

— Ну, как напал… Нападение подразумевает хоть какое-либо сопротивление, а тут… Сел на плечи и жрет! — возмущенно прорычала я.

— И ты ему ничего не сказала?

— Да я не успела! Но собираюсь…

— Собираешься заявиться к нему домой, ткнуть пальцем в духа, и заявить — вот он! Вот прямо так? — с чего бы такой сарказм в голосе?

— Ну… Да, — я растерянно уставилась на некроманта. Что его не устраивает?

— То есть, у тебя где-то припрятано мистическое зеркало и все готово к ритуалу?

— Нет, — развела я руками. — Вместе с темным и достанем!

— И как ты думаешь, перерожденный дух совсем ничего не соображает? — прищурился Морри. — Настолько тупой, что останется на месте, после того, как ты начнешь тыкать в него пальцем? И сколько времени потом его придется снова искать, чтобы поймать? Он вполне может спрятаться так, что мы найдем его тогда, когда для жертвы будет уже поздно — не у всех есть такой запас энергии, как у лорда Тиана…

— И что ты предлагаешь делать в первую очередь, чтобы его не спугнуть? — вздохнула я, признавая его правоту.

— Воровать! — торжественно провозгласил напарник.

Воровать так воровать, что еще не сделаешь ради собственного и пока единственного декана! Главное, успеть, но ничего, у нас еще вся ночь впереди…

Как оказалось, мистическое зеркало РинтанСонер хранит у себя в доме, и что-то мне подсказывало, проникнуть внутрь незамеченными будет трудно, очень трудно.

Дом был мрачен, под стать некроманту. Из темного, грубого камня, с вытянутой высоко вверх острой крышей, заканчивающейся флюгером в форме летучей мышки. Полуарочные окна забраны изогнутыми решетками, а на двери черный череп с рубиновыми глазами и кольцом-колотушкой в носу. Подозреваю, этот тоже кусается…

А пока мы с Морри сидели в близлежащих колючих кустах и пялились в окна, пытаясь что-нибудь разглядеть, но ничего не предпринимали, потому что от дома фонило магией настолько, что даже я чувствовала мертвенный холод, пробирающий до костей.

— Сама в гости пришла, надо же… — плечо стиснула костлявая рука, а Морри кувырком полетел вперед, прямо к крыльцу, отшвырнутый невидимым ударом.

— Мы тут это… ммм… случайно… — пролепетала я, почему-то с ужасом думая не о собственной судьбе, а о том, что же будет с лордом Тианом, если мы с Морри не вернемся. Или вернемся с пустыми руками, что не лучше…

— Да, конечно, случайно… — прокаркал хриплый голос, и мои руки торопливо связали за спиной обычной веревкой. — Я тоже собирался тебя сегодня случайно встретить, видишь, как здорово все обернулось…

Ага, так здорово, что волосы на голове шевелятся!

— Проходите, гости дорогие! — насмешливо раздалось у меня прямо над ухом, и дверь сама услужливо распахнулась. Охваченный фиолетовым сиянием туда впереди нас влетел Морри.

— Теперь я не сделаю такой ошибки, не буду использовать магию против тебя, — прошипел некромант, ведя меня за связанные запястья. — А вот против твоего дружка можно!

С этими словами моего несчастного напарника грохнуло об стену, да там и зафиксировало. А не так уж мне и не повезло с деканом, оказывается… Вон, у некоторых совсем психи!

Я испуганно оглядывалась, попав в чужую гостиную. В камине тлел синий огонь, по углам комнаты слабо мерцали магические камни, создавая полумрак. Меня толкнули в кресло, нависли сверху, упершись ладонями в подлокотники.

— Хорошая вещица, знакомое плетение… — магистр Сонер подцепил ногтем мой кулончик, хмыкнул. — Арен подстраховался… Теперь в случае опасности ты сама переместишься в безопасное место, а не он свалится на голову в непотребном виде… Удобно, но не для меня… Так что не бойся, я буду обращаться с тобой очень бережно!

— Отпустите! — потребовала я. — У меня много дел и мало времени!

— Знаешь, — от его дыхания пробежали неприятные мурашки. — У меня тоже! Не знаю, чем ты его так подкупила, не смазливенькой мордочкой же в самом деле… Но он вставляет мне палки в колеса! А я этого не приемлю!

— Кто? — не поняла я.

— Тот, кто отказался со мной сотрудничать!

— Вот с ним и разбирайтесь! — отрезала я. — А меня отпустите! Я буду жаловаться! Ректору!

— Ой ли! — насмешливо передразнил он, затягивая на талии ремень, надежно пристегнувший меня к креслу. — Вот прямо так и ректору! И что ты ему скажешь?

— Что вы меня преследуете!

— Можешь говорить, что угодно, но уже завтра я предъявлю ему пойманного духа! — прошипел он мне прямо в лицо. — И не просто изгоню его, а заставлю служить еще вернее, чем прежде! Кстати, прекрасная тема для диссертации…

— А может, просто выгоните его в мир мертвых и дело с концом? — миролюбиво предложила я, решив, что ради этого можно намекнуть, где этого самого духа поискать.

— Когда у меня в руках его создатель, глупо не попытаться приручить перерожденного. С его умением незаметно высасывать чужую энергию, это просто непобедимое оружие, если научиться им управлять, — его глаза возбужденно заблестели. — Другое дело, что для всех, кроме тебя, он невидим… Но теперь-то у меня есть ты!

Как-то незаметно получилось, что в моем преступлении он даже не сомневается.

— Дяденька, вы ошиблись, я тут вообще не причем! — как можно честнее соврала я.

— Были бы у меня доказательства, я бы делал все это с разрешения ректора, а быть может и в его присутствии… — пробурчал он, с трудом подтаскивая в середину комнаты какой-то увесистый пестрый камень с отполированной поверхностью. С выдолбленными в нем пересекающимися дорожками, образующими собой перевернутую звезду… Алтарь! А эти дорожки — желобки для крови!

— Если все пройдет неудачно, я все равно оживлю, — успокаивающе проговорил он, заметив, как я начала трепыхаться и подпрыгивать в кресле. — Но сначала его надо приманить, потом сделать видимым, потом подчинить… На это требуется много энергии и твоей крови, но все только ради безопасности Академии!

Ага, сейчас, размечтался! Я готова была разорвать веревки голыми руками, а потом и ненавистного некроманта заодно! Но сил не хватало…

— Я знаю, что делаю, — тон его стал мягким, ладонь накрыла мое плечо, а вторую он прятал за спиной и думал, что я не заметила в ней атам! Некромант проникновенно заглянул мне в глаза… Зря…

— Эй ты, слушай сюда! — разъяренно прошипела я ему прямо в лицо. — Сейчас же расколдовал Морри, прихватил свое мистическое зеркало вместе со всем необходимым для ритуала изгнания перерожденного в мир мертвых и притопал к дому лорда Тиана!

Мой голос клокотал от ярости, взгляд наполнился невиданной доселе силой, я даже чувствовала, как пульсирует голубая радужка, порабощая чужую волю.

— Там дожидаешься моих дальнейших указаний! Понял?!

Некромант, сохранивший выражение ошарашенности на лице, медленно кивнул. Я кипела от злости и едва удержала себя от соблазна дать ему еще пару заданий. Каких-нибудь особо травмоопасных…

— Это что это? — Морри с ужасом взирал на меня, когда его декан убрал с него магические путы и каменной походкой отправился исследовать собственный дом.

— Это — смерть моя, если сейчас очнется… — пробубнила я и дернула связанными руками. — Давай развязывай, что смотришь! Что делать для изгнания перерожденного, знаешь? Этот, — кивок в сторону меланхолично складывающего в кучу разные вещи и книги некроманта, — справится?

— А насколько он сейчас разумен? — растерянно взглянул на него парень.

— Ну… Простейшие команды выполнять сумеет, думать — нет.

— Тогда зеркало придется настраивать и открывать мне самому. Магистр Сонер будет читать заклинание, чтобы дух не смог выбраться из круга и перекинуться на кого-либо другого, это он и на автомате сможет. А тебе придется держать магистра, чтобы его не засосало вслед за монстром в мир мертвых… И, Селлина, — голос парня стал просящим, — если сможешь, подпитай лорда Тиана своей энергией, дух вцепится в него с утроенной силой, когда его начнет отдирать от жертвы. Я знаю, как тебе неприятно обращаться к темной магии, но…

— Да поняла я, поняла, — перебила я его. Подумаешь, магия темная, перетерплю. Тем более, что без улыбчивого декана мир станет чуточку грустнее…

— Морри, — обратилась я к парню, — оставайся со своим деканом, помоги ему собраться и приходите вместе к дому лорда Тиана.

— А ты?

— А я подготовлю все к вашей встрече!

— Ты же не знаешь адреса, — усмехнулся парень.

— А это теперь не проблема! — торжественно заявила я. — Слышал, что сказал магистр Сонер? Бей!

— Что бей?

— Не что, а кого, давай, швырани в меня своей магией!

— А ты уверена, что сработает? — с сомнением оглядел он меня с ног до головы, судя по взгляду уже представляя на моем месте печеную курочку.

— Зная дотошность своего декана и помня возмущение твоего… Да, уверена! — я раскинула в стороны руки, но все равно зажмурилась, когда сияющий фиолетовым шар полетел прямо мне в грудь.

* * *

В гостиной темного было парадоксально светло и просторно, ноги по щиколотку провалились в пушистый ковер, а сам хозяин замер у края дивана в трусах: с чашкой чая и высоченной стопкой бутербродов в руках. При моем внезапном появлении верхний упал прямо на пол, а у темного пропал дар речи. Рот приоткрыт, глаза распахнуты, а молчит…

— Здрасти, — виновато поздоровалась я.

— Ты… Вы… — магистр наконец пришел в себя, сгрузил свой провиант на резную тумбочку, отряхнул ладони. — Что случилось?! Вас снова пытались убить? Кто на этот раз?!

— Да все хорошо, правда, — поспешила я успокоить его. — Я сама попросила, хотела вашу экспресс-доставку в деле проверить…

— Доставку? — переспросил он, нахмурившись.

— Ага, — радостно подтвердила я, преисполненная гордости от своей сообразительности. — Вы же мой кулон заколдовали, теперь я знаю, как именно! Всего-то потребовалось, чтобы в меня смертоносным заклинанием пульнули, и вуаля! — я уже тут!

Магистр, с шумом выдохнув, сел на диван, зарылся двумя руками в волосы, обхватив голову.

— Вы вообще нормальная? У меня дверь есть! Окно, на крайний случай!

— И защита от навязчивых поклонниц! — улыбнулась я, пялясь на него во все глаза.

А как тут не пялиться, когда тут плечи широкие, и грудь могучая, и руки мужественные, и трусы… А вот трусы черные с каким-то мелким рисунком. То ли цветочки, то ли звездочки, то ли рыбки, мелкие, не разглядеть… Но любопытно — жуть!

— Ой, — по изменившемуся выражению лица поняла, что недопустимо долго разглядываю то, что видеть в принципе не должна, и вообще смотреть в том направлении неприлично, поэтому и спросила вслух как можно более заинтересованно, вкладывая в интонацию весь исследовательский интерес:

— А что это у вас такое мелкое…

Магистр проследил за моим взглядом и побагровел.

— …на трусах нарисовано? — торопливо договорила я и покраснела.

— А может, лучше обсудим ваше нижнее белье, адептка Краст? — холодно заявил он, незаметно подтягивая к себе на колени край покрывала с дивана.

— Да как вам не стыдно вообще! — возмутилась я, а декан изумленно вскинул на меня заинтересованный взгляд.

— Мне?!

Мне-то стыдно, но я красноречиво промолчала, чтобы ему стало гораздо стыднее!

Не стало.

— А вы, собственно, с какой радости ко мне нагрянули? — подозрительно нахмурился магистр. — Решили пополнить ряды моих поклонниц?

— Мне показалось, что вы себя плохо чувствуете… — даже нисколько не соврала я, проигнорировав его язвительную провокацию.

Маг как-то сразу помрачнел.

— Вам показалось, — холодно подтвердил он.

— Ну, конечно, вы же в этом никогда не признаетесь, — фыркнула я.

— Мне не в чем признаваться!

— Смелые мужчины никогда не признаются в своей слабости. Поэтому я позвала на помощь и решила проконтролировать, чтобы вы не сопротивлялись, — как ни в чем не бывало продолжила я.

— Вы пригласили лекаря? — возмущенно вскинул он брови. — Ко мне?!

— Не совсем, — уклонилась я от ответа и строго посмотрела на мужчину. — Но советую одеться, скоро нагрянут гости, и вы их впустите!

Кстати, вещи темного были хаотично разбросаны по всей комнате, словно он содрал их с себя едва только остался один. Даже неудобно как-то перед некромантом за этот бардак…

— А не пойти бы вам нахрен? — меланхолично и оттого еще обиднее произнес магистр, обессилено откинув голову на спинку дивана и глядя в потолок. — Со всеми своими гостями! Это вообще-то мой дом, и мне решать, кого впускать, а кого нет!

Вредный упрямец! Не думала, что с ним будет настолько трудно…

У меня аж дыхание в горле перехватило от возмущения. Его еще и уговаривать надо!

— Не пойти, — медленно и зло процедила я.

— Вы самая бесстыжая ведьма, что я встречал, — с налетом восхищения проговорил он. — Пришла без приглашения, раскомандовалась и еще и убраться по-хорошему не желает…

— Пошла нахрен — это по-хорошему? — поморщилась я.

— Да я вежлив и даже не вышвыриваю вас через окно, — важно кивнул этот… этот… Нет, ну вот же гад, может мне его самой убить?!

— О, благодарю! — язвительно раскланялась я.

Темный криво усмехнулся.

— Люблю понимающих девушек. Дверь вон там, до комендантского часа добежать успеете…

— Вы перепутали бесстыжую ведьму с понимающей девушкой? — удивленно вздернула я брови. — Магистр, у меня для вас плохие новости — вас одолели галлюцинации и теперь я никак, ни в коем случае не оставлю вас одного!

— Не хотите по-хорошему, будет по-плохому! — он болезненно поморщился, но все равно поднялся с диванаодним плавным движением, скрывая, насколько тяжело это ему далось. Бесстыдно подошел ко мне вплотную, как огромный черный ленивый кот, даже не удосужившись накинуть на себя хоть какой-нибудь предмет гардероба. Так, что жар его обнаженного смуглого тела чувствовался даже сквозь мою одежду.

— Выставите меня за дверь, применив грубую силу? — не двинувшись с места, прищурилась я.

— Именно.

Лорд Тиан выглядел неважно — пронзительные глаза утратили свой мальчишеский блеск, потускнели, под ними появились темные круги, а лицо осунулось. Сердце в груди защемило от осознания, что это я виновата в его состоянии. Ругаться с ним сразу расхотелось, но и уступать я не собиралась.

— Простите, — покаянно прошептала я.

— За что? — с вызовом поинтересовался он.

— Вам интересно? — загадочно и еще тише прошептала я, надеясь протянуть время засчет мужского любопытства. План с треском провалился в преисподнюю.

— Нет! — тон резко стал холодным, руки развернули меня за плечи, подталкивая к выходу.

Да что же это такое, никогда еще мужчина не выпинывал меня за дверь, словно собачонку!

— Ну, магистр Тиан! — обреченно взвыла я, упираясь обеими ногами в пол. — Это вопрос жизни и смерти, причем вашей! Ну, послушайте же меня! Да хватит меня толкать!

Я все-таки вывернулась из-под его рук. Сердито развернулась к нему лицом, уперлась ладонями в каменную горячую грудь.

— Слушайте меня сюда! — жутко хотелось воспользоваться своей родовой магией, но я не осмелилась, не зная, какая последует реакция.

Магистр только усмехнулся моей грубости и с легкостью вздернул в воздух, крепко держа за талию. И так и понес. К двери.

— Я буду вынуждена применить силу! — отчаянно кричала я, изрядно его веселя. — Сдавайтесь миром!

— Селлина! — он возмущенно перехватил мою ногу, когда я замахнулась коленом прямо в его мелкий рисунок на трусах. А что? Я от безысходности! Зато ему пришлось остановиться и во избежание повторного нападения спустить меня на пол.

— Лорд Тиан, вы мне еще спасибо скажете, только послушайте меня…

— Никогда еще не говорил спасибо за то, что превращают мой дом в проходной двор!

— Обещаю, никаких лекарей! Никто не будет знать о вашем «недомогании»… Вам нечего позориться и бояться!

— Единственное мое недомогание здесь — это вы! — так натурально прорычал он, что я бы поверила, если бы не черное пятно у него на загривке.

— Ах так! — я окончательно разозлилась. — Ну, давайте, выгоняйте. Придется попросить еще кого-нибудь, чтобы ударили в меня магией… — и совершенно невинно поинтересовалась:

— А если прыгнуть со шпиля Академии, защита сработает?

— Не смейте маяться дурью! — разъяренно сжал кулаки темный, но лицо дрогнуло, даже побледнело немного.

— Так сработает или нет? — докопалась я. — А если в Парк прогуляться?.. Или оборотня подразнить, сегодня же полнолуние, да?

— Что вы от меня хотите? — обреченно спросил он, и я поняла, что добилась своего.

— Для начала… — я невольно скользнула взглядом по упругим мужским мышцам и сглотнула. — Оденьтесь.

Он помедлил немного, изучающе рассматривая меня, поджав губы. Видимо, взывал к совести, но не на ту напал. Я не собиралась оставлять его спокойно помирать в тишине и одиночестве. Если он и умрет когда-либо, то только от моих рук! Остальные, в том числе и перерожденные духи, пускай становятся в очередь…

Махнув на меня рукой, декан наконец удалился в гостиную. Там, собрав в охапку собственные вещи, ушел переодеваться, всей своей спиной излучая недовольство.

Я устало присела на краешек дивана. Все-таки спорить с мужчинами — дело утомительное! Украдкой взяла со стола тяжелую массивную кружку, сделала осторожный глоток. Сладкий до невозможности, почти приторный, но все еще обжигающе горячий. Наверное, кружка заколдованная.

Темный появился неожиданно, уже одетый — и штаны, и рубашка, которую он поленился застегивать на верхние пуговицы, и даже носки. И на лице уже исчезло недовольное выражение. Видимо, смирился с моим присутствием.

— Вам налить? — вежливо спросил он, забирая чай из моих рук и присаживаясь рядом.

— Нет, спасибо, — поспешно отказалась я.

— Черт с вами, — негостеприимно пробормотал маг.

Но белая чашка с блюдцем сами появились передо мной прямо из воздуха, а следом сахарница, серебряная ложечка и вазочка с конфетами. Сам же темный вверг меня в шок.

— Вы это едите? — ужаснулась я, глядя, как он запихивает в рот бутерброд со шматом сала. — Это же страшно… калорийно!

— Вот поэтому и ем, — ворчливо пробурчал он, запивая все это сладким чаем.

И мне вновь стало стыдно — пытается пополнить энергию, а она все равно утекает сквозь пальцы.

— Может… Хотя бы чаем не запивать? — робко предложила я, пожалев его желудок. На меня тут же посмотрели, как на врага всех темных магов, даже жевать перестали, и я заткнулась.

— А чем тогда? Молоком? — издевательски переспросил он и продолжил свое занятие.

А я смотрела на его отрывистые движения, на напряженные пальцы, сжимающие хлеб, на чуть вьющиеся взлохмаченные волосы, которые он нервным движением отбрасывал со лба, и хотела хоть что-нибудь для него сделать, вот прямо сейчас. Почему я не радуюсь, когда ему плохо? Это же не нормально…

— Хватит смотреть на меня, как на умирающего. Мне это совершенно не льстит, — проворчал темный, уткнувшись в кружку.

— Вам это к тому же не идет, — ничуть не смутилась я.

— Вы хотели что-то мне рассказать, — сухо напомнил маг.

— Нет, — я с честью выдержала звереющий на глазах взгляд. — Я хотела, чтобы вы вновь стали противным темным магом, а не его бледной тенью.

Мужчина захлебнулся чаем от подобной искренности, я услужливо постучала его по спине и широко улыбнулась.

— На правду не обижаются, верно?

— Но за нее иногда убивают, — мрачно заметил он. — И кого вы наняли в службу моего спасения? Надеюсь, красивеньких, молоденьких девушек, чтобы подняли мне настроение?

— Увидите, — усмехнулась я, представив его разочарование.

Стук в дверь был странным — сначала напоминал робкое царапанье, а потом его сменил уверенный и наглый долбеж. Похоже, Морри подошел чуть раньше, но его тут же оттеснили в сторону.

— Открывайте, — обрадованно скомандовала я.

— Там Сонер, — предупредил маг, подойдя к двери и прислушавшись.

— Я знаю, открывайте, — повторила я настойчиво.

— Только за мою спину даже и не думайте прятаться, — ворчливо предупредил он и распахнул дверь.

Мимо него, деловито пыхтя, пронесся Морри с мешком в руке и талмудом подмышкой, а следом несколько заторможенный Ринтан Сонер внес мистическое зеркало, закутанное в покрывало.

— Приступайте, — отдала я короткое распоряжение, когда вся эта процессия заняла гостиную.

Лицо лорда Тиана вытянулось, он вопросительно посмотрел на меня:

— Вы… Вы серьезно?!.

Некромант профессионально и молча устанавливал зеркало на подставку. Декану не потребовалось много времени, чтобы понять для чего оно здесь. Я поспешила закрыть его рот ладонью, пока он не поделился своими догадками вслух.

— Только молчите! — прижавшись вплотную к его груди и чувствуя, как подрагивают сухие губы под ладонью, прошептала я. — Молчите и доверьтесь мне… нам…

Он медленно кивнул в знак понимания.

— Вам… — как-то обреченно повторил темный, наблюдая за приготовлениями к ритуалу.

Ну, да, я бы тоже не радовалась…

Некромант зажигал треугольные черные свечи, выкладывал ими ровный круг прямо вокруг всех нас и бормотал под нос какое-то заклинание.

Повинуясь указаниям Морри, я повернула своего декана спиной к зеркалу, сама встала напротив почти вплотную и переплела наши пальцы. Сердце билось в груди, как сумасшедшее, руки дрожали. Темная магия, некроманты, портал в мир мертвых, чужая жизнь, которую надо удержать во что бы ни стало…

— Не кусай губы, — шепнул мне лорд Тиан.

Я подняла затравленный взгляд. Темный смотрел на меня пронзительно и прямо, а в глазах было что-то такое… Что-то такое, что я сжала его пальцы крепче. Как будто это он собирался удерживать меня на краю пропасти, а не я его.

Вокруг нас вспыхнуло ярко-фиолетовое кольцо, отрезав от окружающего мира. Речитатив Сонера набирал громкость и отзывался набатом в ушах. Дух на плечах магистра недовольно зашевелился, почуяв неладное, и в этот момент Морри встал позади зеркала и коснулся двумя руками его рамы, сдергивая покрывало.

По гладкой поверхности пробежала рябь, парня передернуло, как от разряда молнии, лицо исказила болезненная гримаса. Запрокинув голову, он впивался пальцами в края зеркала, и рябь постепенно превращалась в шторм. Жидкое серебро закручивалось водоворотом, вокруг все гремело, сверкало и выло, а мы с магистром стояли посреди этого, вцепившись друг в друга и трясясь от вибраций, что пронизывали все насквозь.

Черное пятно на плечах магистра заметалось из стороны в сторону, но выбраться из замкнутого пространства было некуда, вдобавок заклинания некроманта сдерживали его от нападения. Из зеркала дохнуло мертвенным паром и холодом, обволакивая спину магистра.

Портал был открыт.

И в следующий миг нас чуть не снесло в этот зияющий зев портала порывом ветра!

Я уперлась ногами в пол, пытаясь сохранить равновесие, потянула на себя лорда Тиана, которого буквально всасывало в мистическое зеркало. Одежда трепыхалась и кое-где рвалась, растрепавшиеся волосы лезли в глаза. Стихия мертвого мира бушевала вокруг, и покоем здесь и не пахло. Пахло серой и дымом.

Я с ужасом увидела, как проступают на лице лорда стремительно темнеющие вены, как становятся острее черты, как натягивается кожа, готовая вот-вот лопнуть… Перерожденный не желал переезжать в новый мир и черпал, черпал энергию мужчины, которого я держала.

— Не хватит сил, все равно не удержишь…

Я не поняла, кто это сказал, до ушей донесся лишь слабый шепот.

— Он мой…

И тут я поняла, кто подрывает мою силу воли.

— Мой! — заорала я во все горло, стискивая переплетенные пальцы до боли, до побелевших костяшек. — Мой!

Темный вздрогнул, поднял на меня опустошенный взгляд. Теперь он сам кусал пересохшие губы, но от боли, а от не волнения. Ноги широко расставлены, спина напряжена, ветер бьет в лицо, а сил все меньше и меньше. Почувствовав, что пахнет жареным, дух брал от него все, вгрызаясь все глубже и глубже, проникая руками-ниточками до жизненных потоков.

— Все равно не отдам, — воинственно пробормотала я себе под нос.

Я никогда этого не делала, но темная магия скользнула по моим пальцам удивительно легко и понеслась, понеслась вперед, как будто к настоящему хозяину, которого заждалась.

Хриплый вдох напугал меня до полусмерти. Тело темного конвульсивно дернулось, я сжала руки крепче. Мышцы болели от напряжения, но отпускать нельзя, думать нельзя, смотреть по сторонам нельзя, нужно держать. Держать и подпитывать.

По лбу скатилась капля пота, я вся дрожала, а в глазах давно и безвозвратно потемнело.

— Куда столько? — прохрипел магистр. — Перестань…

Я с трудом сфокусировала взгляд. Лорд Тиан выглядел ненамного лучше, хоть и расплывчато, так что…

— Заткнитесь.

Горло пересохло, и голос оказался такой же скрежещущий, как у мужчины.

Дух вдруг стал более расплывчатым, бесформенным… Края его стали рваными, части черного тумана отрывались порывами ветра и впитывались в зеркало. Он взвыл. Страшно.

Вслед за ним, запрокинув голову, взвыл и лорд Тиан.

Я судорожно перехватила воздух, зажмурилась и поймала такую волну чужой боли и страха, что чуть не захлебнулась. По щекам потекли слезы, но я впитала это все в себя, и темный дернулся, когда поток энергии резко возрос, пульсируя в наших сомкнутых ладонях, как живой.

Что-то громыхнуло, визг перерос в рев, и рассыпающийся на части черный визжащий туман оторвало от лорда и втянуло в мир мертвых. Морри быстро накинул на зеркало черную ткань, и все стихло. Стих вой, прекратился грохот, и некромант перестал бормотать заклинания.

И в этой безумной тишине на меня медленно навалился темный, едва не придавив своей тяжестью. Я еле устояла на ногах, упершись плечом в его грудь и обхватив за спину. Его сердце билось тяжело и неровно, каждый удар эхом отдавался по моей коже.

— Только не раздавите меня, — сдавленно пропищала я. — Вы тяжелый…

Мужчина с шумом вдохнул воздух, также шумно выдохнул.

— Селлина… Ты… — язык его не особенно слушался, и я наклонилась ухом к пересохшим мужским губам, чтобы расслышать, что он там шепчет. — Ты… Ты сумасшедшая, безумная, отчаянная ведьма!

На комплимент не очень походило, но я расплылась в счастливой улыбке. Ругается, значит, на моих руках сейчас не помрет, и мне не надо будет думать, куда прятать труп.

Магистр выпрямил спину и поковылял к графину с водой. Дрожащими руками поднял его и начал пить, захлебываясь и проливая большую часть себе на рубашку.

— Как ты его уговорила? — утерев рот рукой, махнул он головой в сторону некроманта.

Я помрачнела.

— Никак. Он меня убьет.

— И все же? — пытливо взглянул на меня лорд Тиан.

Я вздохнула.

— Считайте, что он пьян. Жаль, что он не может пребывать в этом состоянии вечно.

— Ты крайне талантливый зельевар, я начинаю бояться… — насмешливо произнес темный и, согнувшись пополам, закашлялся от собственной слабости.

Ринтан Сонер обессилено сполз на пол и теперь сидел, судорожно растирая виски и тряся головой. К сожалению, он приходил в себя.

— Что… — некромант содрал глотку, пока читал заклинания, голос сел. — Что происходит?..

Он сначала огляделся по сторонам, а потом медленно поднял на меня взгляд, который тут же налился неприкрытой злобой.

— Адептка Краст!

— Проблема… — обреченно констатировала я факт.

— Нет никаких проблем, — тихо возразил темный, обрушивая на голову коллеги здоровенный табурет с изогнутыми бронзовыми ножками.

Поверженный некромант упал навзничь, а декан шатающейся походкой подошел ко мне. Чуть не упал, но я подхватила его за локоть, иначе на Академию никаких деканов не напасешься. Слишком уж опасная у них профессия.

— Какой же вы агрессивный, — укоризненно посмотрела я на мага снизу вверх. — Едва дышите, а на коллег кидаетесь…

Впрочем, я была искренне рада его вмешательству.

— Утащи его, а? — попросила я Морри.

— И что мне с ним делать? — хмуро спросил парень, глядя на своего распластавшегося на полу декана.

Я серьезно задумалась.

— Как думаешь, какова вероятность того, что он примет все произошедшее за сон?

— Зависит от тяжести табурета, — не задумываясь, выпалил Морри.

— Я могу добавить, — с готовностью вызвался мой декан, все еще опиравшийся на меня.

— Ээээ! — возмутился некромант. — У вас рука и без табурета тяжелая, а я к этому хмырю уже привык!

— Домой ему надо, в кровать… — вздохнула я и добыла из глубины карманов зелье, с которым имел уже радость познакомиться магистр Каллохен, протянула парню. — Капнешь потом на губы и смоешься.

— Лекарство? — с сомнением вопросил Морри.

— Обойдется! — фыркнула я. — Зелье забытья. Для надежности еще пустую бутылку самогона рядом поставь…

— Какое коварство!

— А вы вообще помалкивайте, — косо взглянула я на лорда Тиана. — А то там и на вас хватит…

— Молчу, — на редкость покладисто согласился он. — Только Ринтан не пьет самогон. Коньяк — вот его напиток. Загляни в кабинет, там наверняка припрятана бутылка, и не одна…

Некромант понимающе кивнул и взвалил на себя неподвижного мужика. А ведь за окном уже стемнело, представляю, как обрадуется ректор, когда они оба влипнут в паутину!

— Помочь? — участливо предложила я.

— Своему помогай, тоже на ногах не стоит, — тряхнул головой парень и направился со своей ношей к выходу.

— Погоди… — остановил его темный, перестав опираться на меня. — Я помогу.

— Вы-то куда?! — всплеснула я руками, когда он, шатаясь, сделал несколько шагов. — Имейте совесть, ему тащить еще и вас будет вдвойне тяжелее!

— Не надо никого тащить, — ворчливо отозвался маг и достал из ящика черный шарик. — Портал сам откроется, ударь об пол и представь, куда надо перенестись и что с собой взять…

Хотя при слове «что» он глазами явно указал на магистра Сонера, Морри чрезвычайно обрадовался и исчез вместе со всем некромантским скарбом, оставив на полу лишь оплавленные свечи.

— Сообразительный парнишка, — одобрительно кивнул лорд Тиан, с облегчением сползая на диван. Глаза его закрылись, и он замер без движения с выражением полного блаженства на измученном лице.

— Эй, вы как? — взволнованно спросила я, борясь с желанием потыкать его какой-нибудь палкой, чтоб проверить, живой ли.

— Идите домой, — попросил магистр, не открывая глаз.

Я осторожно присела рядом на подлокотник.

— Вам стало еще хуже, да? — тихо скорей утвердительно, чем вопросительно произнесла я.

— Идите домой, — безэмоционально повторил он. — Не бесите.

Я тяжело вздохнула и ушла. В спальню, стелить беспомощному, но гордому магу постель. И пусть только попробует съязвить мне по этому поводу! Затоплю все чистые простыни болотной грязью, будет сидеть тут и квакать, пока не расколдую!

— Вы еще здесь? — вяло откликнулся он, полуприкрыв веки, когда я принялась тормошить его за плечо.

— И вы еще здесь, — ответила я тем же. — Даже до кровати не доползли.

— У меня прекрасный диван, — разлепил он губы. — Просто превосходный, великолепный и оч-чень удобный…

— Да-да, конечно, — торопливо согласилась я, пытаясь поднять такого же тяжелого, как и его характер, мужчину. — И сегодня на нем сплю я, так что освобождайте мое место!

Маг тут же распахнул глаза, кажется, в них застыл неподдельный страх. Да-да, я тоже считаю, что сдурела…

— Зачем?

— Уже поздно, и я не хочу попасть в паутину, что отлавливает нарушивших комендантский час, — уверенно ответила я, хотя дело было, конечно, вовсе не в этом. — А вы все еще не оставляете попыток вышвырнуть меня из своего дома?

Он устало отвернулся и снова закрыл глаза, так и не ответив.

— Вставайте! — потребовала я, закидывая его руку на свое плечо.

— Селлина… — в голосе его сквозила обреченность. — У меня не менее прекрасная кровать, устраивайтесь там, а меня не трогайте. Пожалуйста…

Именно это молящее «пожалуйста» заставило меня трогать его с удвоенной силой.

— Садистка, — прошипел он едва слышно. — Ведьма, дай сдохнуть спокойно!

Размечтался! Такую роскошь еще надо заслужить! Но вредное мужское тело ни в какую не хотело отрываться от дивана, прилип он там, что ли?

— Я говорила, что ненавижу темных? — утирая пот со лба, спросила я. — Так вот… Терпите! Это кара за ваш паршивый дар! И за то, что из вас отвратительно негостеприимный хозяин!

— Отстань, — отмахнулся он и начал заваливаться набок.

— Куда?! — взвыла я. — А ну не вздумайте подыхать, я вам еще не все высказала!

Мужчина не отреагировал на мои тормошения, он и дышал-то через раз. Я тихонечко всхлипнула и с размаху ударила его по лицу. Магистр даже не дернулся, лишь голова безвольно мотнулась в сторону, а на щеке остался белый след, который не спешил наполняться кровью. Плохи дела. Кошмар, насколько плохо!

Испугавшись до безумия, я наклонилась прямо к нему, убрала со лба волосы, осторожно погладила по холодным щекам, извиняясь за собственную грубость и беспомощность. Нужно было срочно что-то делать, а я не знала точно, что именно. Очевидно, что дух добрался и до неприкосновенной жизненной энергии. И сейчас она расходовалась, но не пополнялась.

Мои руки дрожали, мне еще не приходилось никого вытягивать из-за черты второй раз на дню. И с темной магией я до сих пор не общалась так близко. И так часто.

Я встала на колени рядом с диваном, переплела наши пальцы и закрыла глаза. Как я тебя ненавижу, Арен Тиан! Только живи, мерзавец, только попробуй уйти сейчас!

Живи! Отчаянно звучало в моей голове. Живи! Беззвучно шептали мои губы. Дыши! Я не знала, почему льются слезы. Почему внутри все кипит, бурлит и горит огнем, когда я не ощущала его дыхания. И почему, черт возьми, не слушается темная магия, которая так легко откликнулась совсем недавно?! Чем еще я могу помощь магу, как не пополнить его резерв? А там… Организм сам перенаправит энергию в нужное русло.

Но я все не могла уловить ни одной подходящей ниточки, они все выскальзывали, заставляя нервничать и совершать все больше ошибок. Непростительных ошибок! Так нельзя! Так нельзя, Селлина, он же погибнет! Этот сильный маг, твоей глупостью выкаченный до предела перерожденным, а ты все медлишь, неумеха!

— Ну же! — шептала я, сжимая его руки. — Я сейчас… Сейчас…

Что-то теплое заструилось по моим венам. Я замерла, боясь потерять это ощущение. Но это была не магия. Точнее, не темная магия. Что-то светлое, золотистое, как янтарный мед, переливающееся ручейком… Как бы не отравился, все-таки темный!

Мужские пальцы шевельнулись. Сначала слабо, еле уловимо, а потом с силой сжали мои, а сам он хрипло набрал полные легкие воздуха и закашлялся. Я выдохнула, губы мои дрогнули в невольной улыбке, но я не отпустила своих рук. Что бы это не было, магу оно оказалось полезно. Я держала, пока у самой не начала кружиться голова. Так, хорошенького понемногу…

— Брх… — что-то невнятно сказал магистр, узрев меня перед собой на коленях.

— Ага, — глубокомысленно ответила я.

Сил встать особо не было, и я просто устало привалилась к его ноге щекой, прикрыв глаза. Может, что-то золотое было моей собственной энергией? Не магией, а самой жизнью?

Я не знала, можно ли ей делиться и как это делать, нас этому не учили. Но если это так, темному перепал щедрый дар, и я сполна спрошу за подобную ценность! И отдельно за мой дискомфорт и перенесенный ужас. Потом, когда в себя придет…

— Что… вы… делаете? — о, уже пришел, правда немного заикается. Ну чего так быстро-то, я еще не отдохнула…

— Молюсь… — лениво ответила я, утыкаясь лбом в его колено.

Свет почему-то жутко раздражал, хоть и не был ярким, но глаза болели.

— За меня?

— Конечно, — равнодушно кивнула я. — Чтоб сдохли уже и перестали меня мучить!

Он промолчал, и стало как-то неуютно. Ну, чего я на него срываюсь, он же не виноват… Из-за меня вся каша, мне и исправлять. И заботиться о нем сейчас тоже моя задача.

Я тяжело вздохнула и поднялась. Ноги затекли и мышцы свела болезненная судорога. Я охнула, схватившись за икры. Поймала взволнованный взгляд и на немой вопрос беспечно отмахнулась:

— Ерунда. Просто слишком долго простояла на…

Поняла, что знать это ему вовсе не к чему и осеклась. Но он и так догадался. Даже слишком о многом…

— Спасибо… — глаза его вновь стали пронзительными и смотрели как будто в самую душу. Туда, куда даже я сама заглядывала редко. И я неизменно смущалась этого взгляда, старалась удрать от него, спрятаться.

— Да ну вас, — буркнула я. — Давайте, диван освобождайте лучше, пока снова не отключились…

Я все-таки заставила встать его на ноги. Точнее, помогла. Очень настойчиво помогла, поднырнув под мужскую руку. Темные спутанные волосы падали ему на лицо, а самого его шатало даже на одном месте. Прямо как зомби. Меня тоже пошатывало под его тяжестью, так что мы были, как два зомби.

— Я с-сам, — попытался он меня оттолкнуть.

— Ага, сам, — проворчала я, не отпуская его. Упадет на пол, так я сколько сил потрачу, чтобы снова поднять на ноги Его Гордость!

О, Тьма, но какой же он тяжелый!

— Я вам зелье сварю… — злобно пыхтела я, продвигаясь в сторону спальни. — Для похудания! И сала вы больше не увидите! И хлеб слишком большая роскошь! Как вы относитесь к лечебному голоданию? А слово «диета» слышали? Хорошее такое слово, легкое, знаете ли…

Он все еще молчал и было обидно. И чуточку страшно.

Но вот он почти сам сделал шаг, еще один… Кажется, мы все-таки доползем до кровати…

Врезаясь в стены, опрокинув какую-то тумбочку и рассыпав с полки мелкие сувениры, мы упорно продвигались вперед. Доползли! Путь к кровати был тернист и долог, поэтому я с непередаваемым счастьем опрокинула мужчину на простыни, грубовато толкнув его в грудь. Он что-то проворчал и распластался, раскинув руки в стороны.

— Вы мне за все заплатите! — угрожающе произнесла я уже мирно посапывающему мужчине.

Утерла со лба пот и критично поджала губы, рассматривая картину — измученный маг в одежде на чистой — лично мной застеленной! — постели. Уперла руки в бока — так дело не пойдет.

Первым делом я расстегнула на рубашке все до единой пуговички, стараясь не коснуться пальчиками мужского, вновь ставшего горячим, тела. Распахнула ее, с трудом стащила рукава, перекатила мага сначала на один бок, потом на другой. Труд — каторжный! А мышцы под ладонями были твердыми, как скала, а кожа гладкой, приятной, притягательной…

Единственное, спину перечеркивал наискось застарелый и не видимый издали шрам от когтей какого-то страшного то ли животного, то ли монстра — четыре близко посаженные полосы от левой лопатки до поясницы. И я знала, что никогда не спрошу о нем и не узнаю, кто украсил навечно его спину.

Ремень я расстегивала вообще двумя пальцами, и кусала губы от напряжения. Вот не приведи Тьма ему прямо в этот момент очнуться! Я тогда сама его убью!

Но темный мерно дышал, и я довольно легко стащила с него брюки. Повесила на спинку стула, бросила на мужчину победный взгляд.

Все-таки цветочки, удовлетворенно хмыкнула я.

Пошла на кухню, принесла и поставила на прикроватную тумбочку стакан воды, чтобы ему не пришлось вставать, если замучает жажда. Потом подумала и принесла еще и целый графин. Уже отворачиваясь, заметила на работе кровати какое-то смазанное движение в ногах мага. Что-то черное, маленькое, в два раза меньше кошки, и, кажется, даже с глазами.

Я резко обернулась, сжимая наготове привычно скользнувшую в ладонь плеть. Магия в этот раз отозвалась без проблем. Только никого не было. Я настороженно всмотрелась, даже на всякий случай ощупала мужчину. Медленно выдохнула. Устала, вот и блазнится всякая ерунда с глазами. Пришла пора позаботиться и о себе.

Без лишней щепетильности я залезла в шкаф своего декана. Все по полочкам, по вешалкам, аккуратно. Думаю, ему не будет жалко одной рубашки, полотенца и простыни. Подушку я вероломно утащила с его кровати — ему и одной хватит. А одеяло… Одеяло я не нашла, поэтому взяла вторую простынь. С чистой совестью разложила себе диван, с таким трудом отвоеванный, что он превратился в нечто вроде трофея, и отправилась в ванную.

— Ух ты!

Я невольно присвистнула, открыв дверь. Здесь было так… необычно. И немного волнительно от того, что во всем чувствовался мужской характер, и не чей-нибудь, а именно Арена Тиана. Я не могла оторвать взгляд от черной стены, рельефом напоминающую змеиную кожу. От серой, вытесанной из гранита ванны. От толстых черных свечей в серебряных подсвечниках, стоявших на комоде из темной древесины, над которым висело широкое зеркало в бронзовой раме.

Огляделась, осторожно пустила воду и поняла, что мне здесь нравится, и несмотря на непривычную и даже мрачноватую обстановку, тут несказанно уютно. А слабый, чуть перечный запах, наполняющий комнату, оказался до боли знакомым и нисколько не раздражал. И сама ванна была удобной и вместительной.

Выходила я почти счастливая, утопая в мужской рубашке, доходящей до середины бедра, и с замотанными в полотенце волосами.

Первым делом проверила своего подопечного. Он лежал на спине, и глаза быстро-быстро бегали под веками, а сам он иногда вздрагивал. Я вздохнула и прикрыла его одеялом, но он тут же отбросил его назад резкими, дергаными движениями, даже не просыпаясь. Вредина…

В дальнем углу опять что-то мелькнуло, и я нахмурилась. Первая мысль — неужели дух вернулся? Но едва я перевела взгляд, мельтешение исчезло. Нечисть? Нежить? Я решила еще немного посидеть, понаблюдать, а если понадобится, то и убить непонятную тварь, что решила полакомится ослабевшим магом.

Кстати, или некстати, после всех переживаний и испытаний накатил зверский аппетит. И я была не прочь соорудить себе даже такой же вреднючий бутерброд, как темный. Поэтому отправилась исследовать еще и кухню. Надеюсь, у него есть скатерть-самобранка или хотя бы продукты.

Уже через полчаса, изрядно уничтожив чужие продовольственные запасы, я довольная сидела на краешке кровати мага и расчесывала свои волосы. Они рассыпались по плечам шелковой волной, высыхая, и вообще занятие было умиротворяющим, как и окружающая тишина… Но я не торопилась расслабляться и искоса поглядывала по сторонам, пользуясь занавесом распущенных волос. Никто подозрительный и глазастый больше не появлялся, и я потянулась к прикроватной тумбочке положить расческу… Но так и не дотянулась!

Мужская рука сгребла меня за талию и властно притянула к себе. Я от неожиданности потеряла равновесие, упав на кровать, возмущенный визг застрял где-то в горле. Вот ведь… мужлан полудохлый!

Полудохлый, но сильный! Подмял меня под себя, взяв в капкан рук и ног, и уткнулся носом прямо в шею, щекоча своим до сих пор неровным дыханием, а сам даже не проснулся.

— Тссс… Маленькая моя… — локоть, который я уже занесла для болезненного удара, замер от этого ласкового тона. — Не уходи.

Бредит. Точно бредит. Еще и меня с кем-то перепутал… Но в глаз я ему бить передумала именно из-за этого. И без того ему плохо, к тому же все равно ничего не соображает, а так совсем дураком сделаю.

Я медленно выдохнула, набираясь терпения, отодвинулась потихоньку, пытаясь выскользнуть из тесных и жарких объятий. Меня тут же притянули обратно. Я! В постели! У темного! Немыслимо! А у меня не было сил даже, чтобы рассердиться как следует. И ненависти не было, и неприязни. Черте что… Всю жизнь фыркала при виде ему подобных, а тут… Слава Тьме, что он этого не узнает, позора не оберешься!

В его руках было уютно, тепло и вообще… Я вздохнула, прислушиваясь к его сопению, и смирилась. Все равно когда-нибудь он перевернется на другой бок, и тогда я сбегу без жертв…

Он еще что-то бормотал. Что-то невнятное, но ласковое и нервное. И тогда я тихонько гладила его по руке, что сжимала мою талию, и он успокаивался, чуть расслаблялся. Ненадолго.

На другой бок он действительно повернулся. Когда солнечный луч принялся настойчиво светить мне в глаза, я обнаружила себя лежащей на груди мужчины, и мне было так хорошо и лениво, что даже совесть и стыд не заставили меня сменить этого положения. Даже когда четко осознала, что сплю не на своей кровати и не одна. И даже когда поняла с кем именно!

— Однако… — насмешливо раздалось над ухом. — Вы обладаете все-таки невероятной наглостью! За один вечер проникли не только ко мне в дом, но еще и полностью оккупировали мою постель!

Голос был бодрым, и я искренне порадовалась за мага. Таким он мне нравился гораздо больше.

— На мне еще и рубашка ваша, — не открывая глаз, демонстративно оттянула я ткань где-то в районе груди.

— Гхм… — мужчина подавился. Уж не слишком ли много я оттянула?! — Я надеялся, что вас можно смутить…

— Зря, — зевнув, уткнулась я носом в подушку, отвернувшись от него.

Не скажу, что меня совсем не волновало его присутствие в своей постели… Точнее, наоборот. Но визжать и ругаться было бы как-то совсем глупо. К тому же это дало бы ему прекрасную почву для насмешек. Облезет.

— Селлина… Вы какая-то совсем удивительная… — с мальчишеским восторгом произнес он, приподнявшись на локте.

— Восхищайтесь молча, а я сплю, — небрежно отмахнулась я. Рука тут же была перехвачена, и к тыльной стороне ладони прижались мужские губы.

— Эй! — возмутилась я, пряча ее под подушку.

— Все-таки вы не каменная, — засмеялся экспериментатор. — И поддаетесь смущению.

Еще как поддаюсь! Но некоторым об этом знать не обязательно. Я приоткрыла глаза и так и замерла. Черная глазастая тварь подкрадывалась к кровати справа и угадывалась лишь боковым зрением. Чувствую, стоит посмотреть прямо на нее, как она исчезнет без следа. В руке бесшумно появился черный хлыст. Так… Ближе… Ближе…. Тварь прыгнула, атакуя.

Я замахнулась…

— Ты что творишь?! — мое запястье перехватили в воздухе, прижав к кровати. Нечисть обиженно и не таясь верещала где-то совсем близко. — Не трогай Чучу!

— Чучу? — непонимающе переспросила я, стараясь усмирить учащенное дыхание. Перепугал до жути! — Чучу?!

Темный навис надо мной, надежно прижимая руки к кровати, что не пошевелиться, и пронзительный взгляд обжигал, особенно когда принялся скользить по изгибам моего тела под белой тканью его рубашки. А на плече его сидела вышеупомянутая Чуча и жаловалась, жаловалась, повизгивая и приваливаясь всем своим дрожащим тельцем к его голове.

— Чучундру.

Он оттолкнулся и сел, высвобождая меня из своего плена. Я неловко подтянула к себе одеяло, уж слишком красноречивым стал минуту назад его взгляд. Откровенным и жадным. Таким, что кровь к щекам прилила.

И он не стал насмехаться над моим так желаемым смущением, отодвинулся дальше, сразу как-то резко помрачнев.

— Чучундра, — сглотнув, повторил он, глядя куда-то в сторону. Протянул руку к своему плечу, мягкие ушки тотчас же скользнули под ладонь, требуя ласку. — Она здесь живет.

— У вас есть домашнее животное? — поразилась я.

Он укоризненно глянул на меня исподлобья.

— Нечисть. И не домашняя, а одомашненная.

— Это так ми-и-ило… — невольно растеклась я в улыбке, забыв, кому это говорю.

— Кому проговоришься — убью на месте, — сурово предупредил он.

Я оскорбленно фыркнула. Уж если захочу, могу такого про него нарассказывать! Хотя бы про те же трусы в цветочек!

— Так… Стоп. Так ты ее сейчас видишь?!

— Сейчас — вижу, — подтвердила я. — А вот когда она по углам жалась, то только вскользь замечала.

— Она просто боязливая у меня, — ласково улыбнулся мужчина, поглаживая странное существо. — К посторонним не привыкла.

Видеть его таким было непривычно. Разве может быть у темного мага одомашненная нечисть? Разве может он заботиться о ком-нибудь, кроме себя?

— А вообще, поздравляю, тебе оказана величайшая честь, видеть чучундру без чар. Этот вид нечисти обычно можно заметить, только если не смотреть на нее специально. А тебе она сейчас является добровольно.

— Шутите?

— Вот еще.

Чуча тем временем спрыгнула с плеча и осторожно стала подкрадываться ко мне, закутанной в одеяло. Причем, так умильно тянула вперед носик, что я не удержалась — вытянула навстречу руку. Она ткнулась мне в ладошку, потрогала ее пушистой лапой и, словно опомнившись, стремглав бросилась обратно к своему защитнику.

— Я ей не понравилась, — отчего-то расстроилась я.

— Ты ее убить хотела, — смеясь, напомнил маг, сгребая к груди свою живность, которая опасливо стреляла в мою сторону круглыми глазами.

— Так я думала, что она вас убить собирается, — насупилась я совсем.

Прозвучало на редкость глупо.

— Меня еще никогда так очаровательно не спасали. И так настойчиво тоже! — расхохотался темный. — Я, кстати, от голода умираю…

— Я, кстати, тоже, — сделала вид, что не поняла намека. — Идите, кормите свою гостью!

— А как же еще раз спасти? — не унимался он, провокационно и открыто улыбаясь.

— Готовьте сами! — отрезала я, засовывая голову под подушку.

— Какая не домовитая ведьма мне попалась, — посетовал маг, поднимаясь с кровати.

Подошел к шкафу и только тогда обернулся:

— А вас уже перестал смущать мой внешний вид? Хм… Не помню, чтобы вчера раздевался…

Я скривилась, но высовываться из собственного убежища не рискнула.

— Да что вы вообще помнить можете, — пробурчала еле слышно.

— Я прекрасно помню, как кое-кто желал мне скорой кончины, — с сарказмом отозвался мужчина. А мог бы вообще-то вспомнить, как кое-кто надрывался, таская на себе его неподъемную тушу! И элементарного «спасибо» я как-то тоже не ощущаю. Эгоист несчастный!

— Вы не очень-то потакаете чужим желаниям, — съязвила я. — А жаль, мир мог бы стать лучше!

Он нагло рассмеялся, и в меня прилетело что-то мягкое. О, халатик!

— Подъем, оккупантка! Так и быть, поделюсь завтраком! Интересно, ты становишься добрее, когда сытая?

Риторический вопрос. Конечно, нет!

Темный оказался щедр. И голоден. Или сначала голоден, а потом щедр, неважно. Важно то, что стол был заставлен яствами явно не его собственного приготовления, и вчера всего этого точно не было. Значит, его страсть к экспресс-доставкам распространялась не только на одну неудачливую старосту, но еще и на еду. Еще немного, и меня можно перекатывать, как шар, но отказаться от очередной вкусняшки я не могла. И, судя по насмешливому взгляду, кое-кто это уже заметил!

— Как вы не догадались, что Мамайус выбрал вас? — уплетая пирожное с персиковым кремом, спросила я светским тоном.

Маг неловко передернул плечами и перестал пялиться на меня с покровительственной улыбкой на губах, посерьезнел.

— Я вообще-то в ловушку его заманивал, а не на себя. А плохое самочувствие списал на переутомление. Я же еще четырнадцать ловушек установил вчера днем!

— Вы? — получилось излишне недоверчиво.

— Ага, — в голосе звучала несказанная гордость. — По книжке Ринтана. Получилась ядерная смесь некромантии и темной магии! Жаль, мы до них не дошли…

— Это бы все равно ничего не изменило, — напомнила я.

— Да ну вас. Ничего не понимаете в искусстве! — обиделся он. — А вы бы тоже предупредить меня могли о том, что дух на загривке сидит, прямым текстом на бумажечке написанном!

— Умный, да? — теперь обиделась я и уткнулась носом в кружку. Да я… Да я в тот момент об этом даже не подумала!

Маг только очаровательно улыбнулся.

— Кстати, вы что-то медленно едите, — словно невзначай заметил он. — Вам на пары не пора?

— Ваша пара первая, и я очень надеюсь, что вы на нее не явитесь, — нахально ответила я, откинувшись на спинку стула и сложив руки на весьма округлившемся животе. Интересно, змея может в принципе растолстеть? Пока что я ожиревших собратьев не встречала, но и темные маги их тоже не откармливали…

— С чего бы вдруг? — хитро изогнул он черную бровь.

— С того, что вас шатало, когда вы шли по коридору, под глазами синева, а магии едва хватит, чтобы не улететь при малейшем порыве ветра, — хладнокровно перечислила я.

— Значит, сегодняшняя пара пройдет без магии, — вынес он вердикт. — Поторапливайтесь.

— Без вас все равно не начнут. Эй… Я еще чай не допила!

— Много сладкого вредно!

— Да кто бы говорил, он у меня вообще без сахара! — возмутилась я, но тщетно.

Меня просто выгнали из-за стола!

— Вы и правда собираетесь в таком виде вести практику? — не поверила я, когда магистр появился передо мной в полном обмундировании, еще и три амулета нацепил! — Может, отдохнете?

— Чем вас опять не устраивает мой внешний вид? — нахмурился он, сложив на груди руки.

А я, между прочим, с искренней заботой! Слабый ведь, как котенок, только ни за что не признается… Ну и пусть! Я лично его на своих плечах таскать больше не собираюсь!

Передо мной галантно открылась дверь, выпуская на волю. Следом вышел темный, щурясь от солнечного света, подставил свой локоть.

— С ума сошли? — возмутилась я, еще более возмутительно глядя на его руку. — Выходим из вашего дома — потрепанные, измученные, после бессонной ночи, так еще и на пару явимся вместе? А как же конспирация?!

Он заинтересованно посмотрел на меня.

— В ваших устах звучит очень двусмысленно, знаете ли. И заманчиво. Боитесь меня скомпрометировать?

И независимо пошел вперед.

— Вас?! — задохнулась я, догоняя наглеца. — Да причем тут вы!

— Потому что я ночевал в своем доме, а вот вы… — он многозначительно замолчал. — Думаете, никто не заметил, что вас не было с утра в общежитии? Думаете, про вас не напридумывали уже самых разнообразных историй? И кавалеров? Или я — единственная кандидатура?

— Догадки догадками, а вот факты — вещь упрямая, — не согласилась я.

Как-то так оказалось, что за разговором мы довольно близко подошли к полигону.

— Поверьте, для вас появиться в моей компании — самый лучший выход, — упрямо заявил он.

Я уже открыла рот для очередных возмущений, но темный взмахнул рукой, и мне этот рот попросту залепило противной паутиной! И на щеку налипло, и на груди большой кусок болтался, и на плече…

И ведь не пожалел же остатков магии, гад темный! Еще и взял меня за запястье стальной хваткой и широким шагом направился к ожидающим адепткам, которые тут же заинтересованно вытянули головы.

— Какого хрена я должен тратить собственное утро на вас? — неожиданно громко и зло прорычал он и толкнул меня в строй так, что я чуть наземь не повалилась.

— Кто еще решит нарушить комендантский час или замешкается, имейте в виду — будете не только ночевать в коконе из паутины, как адептка Краст, но и жить в нем как минимум неделю!

Заохавшие ведьмы кинулись снимать с меня липкую дрянь, которая, отрываясь, оставляла на коже самые настоящие кровавые ссадины! Я морщилась от боли, но украдкой бросила на мужчину благодарный взгляд. Он так же украдкой мне подмигнул, и стало как-то… Легко стало.