Группа молоденьких ведьмочек, приведя меня в порядок, выстроилась перед потрепанным магистром на полигоне. Зелье Павлы все еще действовало, и теперь она стояла, гордо выпятив грудь и втянув и без того плоский животик. Взгляд темного красноречиво задержался на ней дольше положенного, брови медленно поползли вверх, а челюсть — вниз, и я почувствовала обидный укол ревности.

Да пусть пялится куда хочет, мне то что!

— Адептка Краст! — взревел он на всю округу.

Я от неожиданности вздрогнула.

— А что сразу я-то? — округлила честные глаза.

— Это что? — требовательно ткнул он пальцем прямо в чужую гордость.

— Эээммм… Грудь. Женская, — уточнила на всякий случай.

— Сам вижу, что грудь! Откуда она здесь?!

— Так это… магистр. Всегда росла!

— Там еще много чего рядом росло! Чтоб никаких экспериментов друг на друге, уяснили?

А чего это обращается он ко всем, а кулак конкретно мне показывает?!

— А можно этот эксперимент оставить так, как есть? — робко спросила Павла, теребя в руке пушистую кисточку.

— У вас теперь еще и хвост есть? — поразился темный, и я удостоилась еще одного многозначительного взгляда.

— Прелесть, правда? — расцвела гномико-ведьма-демон.

— Восхитительно, — процедил маг сквозь зубы.

Уууу… Зануда!

— Больше ни у кого ничего не выросло? Нет? Прекрасно!

* * *

А спустя полчаса нас вовсю гоняли по полигону, прямо под крапающем мелким дождиком! Без магии, да. Исключительно физические нагрузки…

— Садист! — пробегая очередной круг мимо темного, шипела я.

— Неблагодарный!

— Адептка Краст, вы отстаете!

Еще бы! Не мог раньше кружку и пирожные забрать?!

— А ночью вы были другим, — укорила я, замедлив ход до спотыкающегося шага.

— Это вы о чем? — с повышенным интересом спросил мучитель.

— Это я о том, как день меняет мужчин! — фыркнула я обиженно.

— Привыкайте, — криво усмехнулся он.

— Да… Точно… И более разговорчивым! — добавила мстительно.

— Я… Я что-то говорил? — напряженно, но без удивления спросил он.

Учту — болтать по ночам входит в его привычки!

— О, да, вы говорили исключительно приятные вещи! — я мечтательно прикрыла глаза.

Ну и что, что не для моих ушей предназначалось — поиздеваться над тем, кто издевается над тобой — дело святое!

— Правда? А что именно? — затаив дыхание, подался он вперед.

— Что скоро сдохнете!

— Аааа… — расслабленно выдохнул темный. — Тогда еще пять кругов.

— Пять?! — поразилась я.

— Пять, пять, адептка! — звонко и весело подтвердил он.

Спасла на свою голову мучителя.

— Аааа… Пять, значит… — злобно выдохнула я. — А знаете, что?

— Никакого отдыха! — предупредительно крикнул он.

— А я вам солгала! — отбежав на безопасное расстояние, выкрикнула я мстительно. — Ваши речи были намно-о-го интереснее! Прямо так и тянет поделиться с общественностью! А малышка это кто? Я? Ой, ка-ак приятно-о-о…

— Что? Что… А ну-ка стой! — донеслось вслед, и я довольно заулыбалась. — Адептка Краст, остановитесь!

Я обернулась и испуганно припустила быстрее. Он бежал! И мало того — догонял меня! Так нечестно! Вот вообще нечестно! Я двенадцатый круг бегу, точнее ковыляю, а он только первый! И вообще, у нас неравные весовые категории!

Я ускорилась, как могла, двигаясь вперед на пределе возможностей. Ведьмы тоже бежали, правда помедленнее, и с ужасом взирали, как темный маг, стиснув зубы, догоняет нерадивую адептку. С молчаливым ужасом и выражением невмешательства на лицах.

— Лорд Тиан, пожалейте себя, нам еще пять кругов бежать! — обернувшись, выкрикнула я.

— Один! — прорычал он в ответ. Расстояние между нами стремительно сокращалось.

— Нет, что вы, пять, а возможно даже шесть! Кажется, я сбилась со счету в самом начале…

— Стой, ведьма! — раздалось совсем рядом.

Ага, сейчас!

— Уф, догнал! — выдохнул он, за локоть рванув меня к себе.

— Ааааа! — неловко взмахнула я руками, теряя равновесие.

Уставшие ноги подкосились, и я свалилась прямо на мага, увлекая его за собой. А дальше мы покатились уже вместе.

— Так что я там говорил? — нависнув сверху и тяжело дыша, спросил он.

Я вжалась спиной в землю, пытаясь совладать с собственным дыханием.

— Ничего особенного, — жалко пропищала я.

Он сверлил меня взглядом, как будто видел насквозь.

— Что? — требовательно наклонился еще ближе.

— Вы все равно бредили! — бессильно уперлась я обеими руками в его грудь.

— А вы, солнышко, решили мне поугрожать?

— Нет, — честно глядя в пугающе и притягательно темные глаза, ответила я. — Только позлить. Вы, когда злой, такой мммм…

— Насмехаетесь, — понял он.

— И не думала!

— Ведьма зловредная!

— А что, вам встречались другие? — невинно моргнула я.

— Остальные не доставляли мне столько проблем! И болтали не в пример меньше!

— А может вы с меня уже слезете? — попросила я. — На нас смотрят…

— На меня всегда смотрят, я уже привык.

— На нас по-доз-ри-тель-но смотрят, а это уже совсем другое дело!

— Стесняетесь, значит? А как же поделиться с общественностью?

— Лорд Тиан! Что вам от меня надо?!

— Вы раскаялись в шантаже?

— Конечно! — облегченно выдохнула я.

— Врете, — его губы тронула улыбка.

— Я все осознала! Я больше никогда не буду… — нет, а сам-то хорош! Разве это не угрозы? — …говорить вам правду!

— У вас чувство самосохранения есть? — сокрушенно вздохнул он. — Оно не подсказывает вам, что издеваться над собственным деканом несколько неосмотрительно?

— А декану, значит, можно издеваться над маленькой, слабой адепткой, которая ночь не спала из-за чьего-то бормотания? — всхлипнула я.

Черт, кажется, переиграла…

— Вы изрядно храпели, дорогая, — бессовестно выдал этот… этот…

— Поклеп! — возмутилась я, разом растеряв все с трудом выдавленные слезы. — Вранье!

— Ну, ладно, сопели вы тоже весьма миленько… — с усмешкой согласился он.

— А ну слезьте с меня! — заерзала я, надежно придавленная мужским телом. — Нет у вас ни стыда, ни совести, и даже элементарной благодарности не имеется!

Неужели это за него я переживала всю ночь? Нашла за кого волноваться! Наглый, самодовольный ТЕМНЫЙ маг! Ненавижу таких!

— Еще как имеется, Селлина, — посерьезнел он вдруг, скользнув взглядом по лицу. — Но простого «спасибо» тут недостаточно, а что-то достойное вашей мужественности я еще не придумал.

— Освободите от занятий? — тут же оживилась я, пытаясь скрыть смущение. — Прекратите мучить пробежками?

— Извините, но от такого удовольствия я отказаться не в силах! — усмехнулся он, ловко поднялся сам и протянул мне руку.

— Так что я говорил вам ночью? — обжег мое ухо шепот, едва ноги обрели опору.

— Ничего! — понятливо ответила я, поежившись от его горячего дыхания. — Абсолютно! Совершенно!

— Надо же, какая покладистая, аж подозрительно! — восхитился насмешливо магистр. — Так сколько там кругов осталось? Шесть?

Я окатила его гневным взглядом.

— Шесть — это только в вашей компании!

Он снова протянул мне руку:

— Побежали?

Псих! Но вдвоем бежать было как-то… справедливее, что ли. И веселее. Да и вообще вся группа взбодрилась. Пример, он такой… заразительный!

К тому же я впервые ощутила себя с ним на равных. И к тому же ни за что бы не призналась даже под пытками, что снижала темп намеренно не столько для себя, сколько для измученного и излишне хорохорящегося темного, чтоб его горгоны сожрали!

С Морри мы пересеклись по пути на нудную лекцию о теории построения магических атак. Вел их сухонький и древненький темный маг, который только теорию и мог нам дать. Хоть тут высплюсь!

— Ну, что, позаботился о своем психе? — поинтересовалась у лениво бредущего к зданию Академии некроманта.

— А ты о своем? — не остался он в долгу.

— Морри! — я понизила голос до шепота. — Ему вчера так плохо было, думала помрет! Это, что за такая запоздалая реакция? Еле вытащила!

Он задумался. На самом деле сам парень выглядел тоже потрепанным, ритуал выкачал много сил у всех, но глаза его возбужденно блестели гордостью.

— Портал… — произнес он наконец. — Наверняка заготовку изготавливал он сам, но, чтобы проложить нужный маршрут мало заготовленной там энергии, вот он и «отхлебнул» от хозяина. Он не мог не знать…

— Вот зараза! — пробормотала я и продолжила жаловаться:

— Сам вчера чуть мирно не последовал за перерожденным, а сегодня уже пыжится изо всех сил, что здоров, как бык! Он даже бегал с нами, представляешь?!

— Он же мужчина, — укоризненно протянул парень, словно это хоть что-то могло объяснить. — А вот Сонер сегодня на пары не вышел, заперся в доме…

Никогда не думала, что скажу это про него, но:

— Ну хоть этот нормальный!

— …из окна летят полные бутылки коньяка, лютая брань, а кое-кто поговаривает, что он не может вспомнить собственного имени!

— Балда! — испуганно прошипела я. — Я сказала только губы намазать! Ты сколько в него влил? Где бутылек?!

— Как сказала, так и сделал, — обиделся парень и достал из-за пазухи драгоценный состав. — Это видимо удар по голове так сказался! Но ничего, у него черепушка крепкая, скоро в себя придёт!

Мы разбрелись по разным аудиториям, а я все сокрушалась по поводу лорда Тина. То магию тратит, когда не следует, то силу не рассчитывает! Умудрился же приложить так чужого декана! С одной стороны — это хорошо, а с другой — вдруг вызовет лишние подозрения. Вот ведь… засранец! Как он там?..

Мышцы болели, когда я шла в сторону своей общаги. Пешком! Потому что метлу я выгнала еще вчера, когда мы с Морри объявили охоту на некроманта и его мистическое зеркало. Как будто целую жизнь назад!

— Отвратного вечера! — раздался звонкий голосок в шаге от меня.

— Гадкого! — брякнула я, запоздало вспомнив, что так обычно приветствуют в Царстве Змей. Совсем расклеилась!

Но Анэлия ничего не заметила, пристроилась рядом, взяла под локоток.

— Не хочешь поучаствовать в одном интересном эксперименте? — загадочным тоном предложила она.

— В качестве подопытного не могу, декан запретил, — вяло отозвалась я.

— Я видела сегодня твое зелье в действии… Павлу! — уточнила ведьма, когда у меня при мысли о Ринтане в ужасе округлились глаза. — Превосходно! Мне как раз нужна помощница — проворная, сообразительная, к тому же ты намного меньше болтаешь, чем я!

Я вскинула на нее заинтересованный взгляд.

— Это основной критерий при выборе кандидата?

— Нет, конечно! — фыркнула она, наморщив носик. — Но именно благодаря тебе у меня есть необходимые ингредиенты, и я полагаю, ты их чаще испытывала на практике, чем я, верно?

Улыбнувшись, я кивнула:

— У меня дома они не были такой редкостью, как здесь…

— Тогда приглашаю к себе в гости! — радостно объявила преподавательница.

Любопытство сгубило множество живых существ, я тоже не устояла и уже через некоторое время задумчиво разглядывала каменную статую девушки, припрятанную в кладовке василиско-ведьминского семейства.

— Муж или дочка? — вежливо осведомилась я о причине такого сомнительного украшения жилища.

— Брат мужа, — отмахнулась она, перехватывая статую в районе плеч. — Помоги дотащить эту каменюку до кухни! Да не урони ненароком — расколется!

— Если брат мужа, то пусть у себя и держит этот памятник, — пробормотала я, подхватывая каменную девушку за ноги.

— Так я еле уговорила Арена ее из родового имения василиска выкрасть! — возмутилась она. — Год уговаривала!

— Возможно, мужа быстрее было? — прищурилась я.

— Ага, быстрее! Эллиан до сих пор считает, что я занимаюсь фигней… Ой! То есть не рационально трачу свое время и финансы! Это лорд Тиан у нас авантюрист, в любые приключения с головой нырнуть может, и то кривился от моих идей!

— Авантюрист?!

Вот как, оказывается, можно вежливо обозвать ненормального!

— Он поразительно для мужчины легок на подъем, а с его изобретательностью и богатой фантазией при желании может превратить жизнь в праздник! — уверенно заявила она.

— А для адептов — в ад, — мрачно согласилась я, так и не простив ему утреннего надругательства над уставшим организмом. Надеюсь, его собственный организм тоже обиделся!

— Физические перегрузки? — понимающе спросила ведьма.

Я угрюмо кивнула.

— Так специализация ваша обязывает, — покачала она головой и философски добавила. — Собственно, быстро бегать при любом роде деятельности не помешает…

Ага, убегать точнее…

— А эта, что, — я кивком указала на статую, которую мы как раз установили посреди кухни. — Бегала медленно?

Анэлия критично взглянула на окаменевшую девушку.

— Не за тем бегала, — вынесла она вердикт.

— И что мы с ней будем делать?

— Оживлять, — лаконично ответила ведьма.

— А разве у вас не водится оживляющее зелья для устранения последствий любопытства одной маленькой василисочки? — провокационно улыбнулась я. — Или нужно пополнить запасы?

— Понимаешь, — преподавательница вздохнула и, выдвинув стул, тяжело опустилась на него. — К магии своих собственных детей гораздо проще подобрать ключик, чем к колдовству совершенно постороннего мужчины.

— Эта девушка так вам дорога?

— Что? Да плевала я на нее! Но мужа люблю, а он по брату скучает, который по ее вине пропал. Так вот я тешу себя надеждой, что она может помочь в его поисках. Ну, хоть подскажет в какую сторону он направился…

— Может, вам в таком серьезном деле другого преподавателя попросить… Вот, например, нашу Индиру…

— Издеваешься?! — перебила меня ведьма. — Эта девушка — первая невеста Шиара Диссота! Да Индира, если узнает, то не оживит, а расколотит ее к чертям собачьим!

— Да-а… — теперь по-настоящему заинтересовалась я. Ну, дядюшка… А любопытно глянуть на его первую любовь и конкурентку Индиры! — Приступим?

Спустя несколько часов, ожесточенных споров, испорченных ингредиентов, на наконец-то удалось оживить каменную ведьму! Правда, не всю…

— Эйвилл! Эйвилл! — бешено вращая глазами, прокричала ожившая голова на каменном теле.

— Так, память присутствует, — деловито записала себе в блокнот преподавательница.

— Зла вам… — вежливо поприветствовала Анэлия, когда девушка наконец-то заметила нас и замолчала, раскрыв рот.

У ожившей были темно-русые локоны, пухлые губы и голубые глаза под пышными ресницами. Но это миловидное личико противно скривилось, когда голова опустила взгляд и обнаружила свое каменное тело.

— Вы… Вы, две… Сейчас же расколдуйте меня! — вскричала она, дергая головой то в одну, то в другую сторону. Ой, оторвется еще…

Анэлия взглянула на бутылек с получившимся рабочим зельем и проворно спрятала его за спину.

— Что смотрите, раззявы! — гневно возмущалась ведьма. — Я знаю, у вас есть зелье, освободите меня из этого каменного плена!

Мы переглянулись и не шелохнулись в ее сторону. Мне кажется, каменное платье ей очень к лицу!

— Мой жених вас в порошок сотрет, когда узнает, сколько вы телитесь! — кричала она. — А он узнает, я позабочусь! Эйвилл, я здесь!

Она обвела взглядом ведьминскую кухню и осеклась.

— А где это я? Вы меня похитили? Вы ответите!

— А вы не помните, кто вас превратил в камень? — невинно поинтересовалась Анэлия.

— Он по ошибке! Эйвилл как раз хотел сказать мне что-то очень важное и снял очки… Ох, представляю, как он переживает…

— А вы не подскажете, где именно он может переживать? Что-то никто его найти не может… — демонстративно вздохнув, спросила ведьма.

— А давно никто не может найти? — серьезно вдруг спросила статуя.

Мы угрюмо кивнули. Еще как давно!

— Ох! Ну ведь опять в Болота свои поперся! Как он мог в такой момент! Вот так вот меня оставить…

— В Болота? — переспросила я. Это что понадобилось василиску в Царстве Змей? Причем, в самой глухой его части!

— В Великие Болота, — подтвердила она. — У него как паршивое настроение, так он туда отправляется — подумать…

А там и сгинуть недолго…

— И работается ему там хорошо — никто не мешает… — сникнув, продолжила девушка. — Нет! Ну как он мог! Вот вернется… Так… Что стоите, глазами хлопаете! Я не хочу быть закованной в камень вечность!

— У нас на все тело зелья не хватит, — хладнокровно заявила Анелия.

— Значит, варите еще! — потребовала та, которой бы еще и язык укоротить не помешало.

— Лениво как-то, — поморщилась ведьма.

— Что?! Что?! Да я… Да я вам… — а дальше полилась гнусная брань и бессильное верещание. Видимо, годы молчания сказались не на пользу…

Нам и угрожали, потом извинялись, потом умоляли, а потом нам это надоело.

— Отвернись, — с серьезным видом приказала мне Анэлия.

— Да ладно, я с удовольствием посмотрю, как ты ей в глаз врежешь!

— Отвернись-отвернись, — спокойно повторила преподавательница, с которой мы как-то незаметно и легко перешли на «ты».

Я спорить не стала, уткнулась носом в стену.

— Аля! Доченька, забеги к мамочке! — приторно-ласковым тоном позвала вероломная ведьма.

По коридору раздался топот маленьких ножек, а следом восторженное:

— Ух ты! Вешалка моргает!

— Какая я тебе вешалка?! — заверещала недоожившая статуя.

— Мама, она ругается… — обиженно заявила девочка.

— Разрешаю посмотреть на нее без очков, — милостиво разрешила заботливая мать.

— О-о-оо!

Да уж, нечасто ребенку разрешают подобное развлечение!

Ух и утомительное это дело — статуи перетаскивать с места на место! Но все неудобства компенсировались вкусным ужином и разговорами с повеселевшей Анэлией.

— Разговор ничего не дал, — сокрушенно проговорила я, не разделяя ее радости.

— Еще как дал! Весь мир или его участок, пусть и весьма глухой, это две большие разницы, когда ищешь родного… Эллиан обрадуется и этому. Спасибо, Селли!

— Как насчет зачета автоматом? — провокационно поинтересовалась я.

— Обойдешься! — очаровательно улыбнулись мне в ответ. — Чувствую, практические занятия с тобой будут… познавательными…

Мы обе понимающе рассмеялись. Никогда не откажусь от занятий по Зельеварению с этой ведьмой!

А занятия были интересными не только у нее.

Темный восстанавливал силы и вместе с ними свою язвительность. И занятия становились жестче день ото дня!

И мне не грозило никакое послабление, кажется, даже наоборот он выбирал для меня задания посложнее. Временами я начинала жалеть, что не перешагнула тогда через его бессознательное тело и не вернулась домой, но это быстро проходило. Особенно, когда маг заходил в аудиторию и заполнял собой все пространство.

У него была потрясающая энергетика, он не стеснялся прилюдно хвалить за успех, а за недостаточное старание мог уязвить без лишнего крика всего лишь парой слов. Обидных порой до слез слов, заставляющих собрать сопли в кулак и повторять упражнения до посинения.

И мы все бились за его искреннюю похвалу, с остервенением отрабатывая заклинания и подхватывая потоки темной магии. И, что самое невообразимое, мне это нравилось! Я до сих пор могла почувствовать чужой страх и боль, но они больше не разрывали меня, а превращались в послушную энергию, которой я управляла. А еще магистр показал несколько очень действенных блокировок, чтобы как можно меньше гадливого ощущения проникало в душу, и это многое для меня изменило.

Несчастного Ринтана Сонера поместили в лазарет, а после, слушая его бессвязный бред по ночам, заподозрили в том, что он стал жертвой бесцветного духа. И провалы в памяти стали основанием заподозрить, что дух переродился в нем! Его заперли, наблюдали за состоянием, специалисты настойчиво исследовали его ауру, а сам некромант… Боюсь, он был в ярости… И надеюсь, он меня не вспомнит.

А вот кое-кто вспоминал о нас с завидным постоянством.

Черти оказались невероятно злопамятны и не простили нам своего позора.

Мы в ответ не простили окрашенную в мерзотно-розовый Изольду.

А чертям не понравился испорченный дополнительными и ползучими ингредиентами обед в столовой.

Мы тоже не остались в восторге от вонючек, которыми они обкидали наши окна…

А мои матерящиеся лягушки как раз активно развелись на берегу озера. Не пропадать же добру?

Это была война! Самая настоящая война изрядно потемневших ведьм и облысевших, нервно дергающих глазом от бессонных ночей, чертей! И я как раз собиралась на очередную битву, дала последние наставления своей метле, подошла к окну…

— Очень вовремя Селлина, но я жду вас внизу! — раздался веселый мужской голос. Я недовольно скосила глаза и увидела невинно машущего мне ладонью лорда Тиана.

— У меня дела, — отрезала я, занимая свое посадочное место.

— А может несчастный Чертовый факультет обойдется сегодня без вашего пристального внимания? — проницательно заметил всезнающий декан.

— А вмешиваться в чужие творческие и мстительные планы — нехорошо! — укоризненно ответила я.

— Даже для того, чтобы покинуть стены Академии в прекрасной компании?

Я недоверчиво посмотрела вниз.

— Это в вашей, что ли?

Маг расхохотался.

— В вашей, Селлина, в вашей! Помните, я вам кое-что обещал?

Ничего конкретного он не обещал, но в фантазии магистра я не сомневалась. И это несколько… пугало. И будоражило. Потому что я каким-то неведомым чувством чувствовала, что сюрприз не мог быть плохим.

— У меня черти непуганы, — невозмутимо напомнила я.

Метла бодро дернулась в сторону Чертового общежития, но я тут же ненавязчиво осадила ее. Я знала, что не откажусь от предложения вырваться за стены Академии, которую было запрещено покидать во время семестра. И, наверное, тщательно скрываемое любопытство все равно остро отражалось на моем лице, потому что в глазах магистра мелькнул озорной мальчишеский огонек.

— Уверяю, вы не пожалеете! Изольда, выдай что-нибудь взамен формы, — скомандовал темный. — Адептка Краст, у вас сегодня выходной!

— А вы не могли об этом предупредить с утра, а не ближе к вечеру? — недовольно пробормотала я, перелезая с метлы на подоконник. — Тогда бы я с удовольствием проспала все лекции!

— От занятий я вас не освобождал, — с улыбкой ответил маг.

Я еле удержалась, чтобы не показать ему язык и скрылась в комнате. Интересно, что приготовила мне избушка для прогулки?

То было небесно-голубое платье. Не пышное, с глубоким вырезом, в котором очень гармонично смотрелся мой синий кулон-пропуск. Как же я отвыкла видеть себя не в брюках! Даже движения неосознанно стали более плавными и женственными… Так, спокойно, я же не на свидание иду, всего лишь на прогулку.

Магистр одобрительно глянул на меня, когда я появилась на крыльце и протянул руку, помогая спуститься.

— Вам очень идет. Прямо к вашим колдовским глазам.

Я вздрогнула. В мои глаза не следует смотреть слишком долго, дорогой магистр…

Он привлек меня к себе, обняв со спины, и магия окутала нас обоих плотным плащом, погрузив все во тьму. И ничего, кроме чужого дыхания, крепких рук и уютного тепла его близкого тела. Почему-то я зажмурилась, хоть это было и лишнее…

Под ногами оказался берег, усыпанный крупными камнями. Волны, пенясь, гулко накатывались на него. Красное, уже достаточно низко опустившееся солнце отражалась в водной глади залива.

— Я долго думал, чем могу отблагодарить за свое спасение… — тихо проговорил магистр за моей спиной, все не отпуская рук с талии, и я невольно смутилась.

— Да нет, я же…

— Как оказалось, не так уж много я могу предложить за собственную жизнь, — ровно продолжил он. — Но один день сказки, пожалуй, мне под силу… Все девушки любят сказки, не правда ли?

— Каверзный вопрос, — не стала спешить я с ответом. — Некоторые из них достаточно кошмарно заканчиваются…

— Эта тоже закончится кошмарно, — засмеялся темный, помогая спуститься к самому краю, где была пришвартована узкая деревянная лодка.

— Искренне надеюсь, что вы не утопите меня на дне моря, — мрачно произнесла я. — Я слишком много видела…

— Вся привычная красота после увиденного будет казаться вам банальной! — торжественно и гордо закончил он. — Разве не кошмар?

Я заинтересованно, но недоверчиво взглянула на него.

— Думаю, вы оцените… — добавил он уже серьезно и ловко усадил меня в лодку, а сам оттолкнул ее ногой, запрыгнул и взялся за весла. — Ну вот, уже улыбаетесь…

Мои губы действительно невольно расползались в стороны, когда требовательный декан, беспощадный на тренировках, вот так просто сидел напротив и умиротворенно работал веслами, при этом мышцы его бугрились, опоясанные веревками вен, а непослушные волосы лезли в глаза.

И да, я не могла остаться к этому зрелищу равнодушной!

— Интересно, что вы задумали?

— Ничего крамольного! — заверил он с такой искренностью, что впору покинуть это суденышко прямо вплавь!

— Мы плывем к пещерам?

Покатый берег был только в одном месте, а чуть дальше превращался в неприступную гряду скал, нависающих над водой. А в центре самой большой чернел зев пещеры, затопленный водой до половины. Пешком не добраться, только вплавь.

— Да.

Странное место для сказки… Мне все больше начинало казаться, что меня заманивают в какую-то ловушку….

Весла мерно плюхали по воде, а темный нарушил становившееся напряженным молчание:

— Когда-то я попал сюда случайно — еще адептом, не сумев правильно настроить портал. Отправлялся к родителям на каникулы, а очнулся — там, — кивок в сторону приближающейся пещеры. — По пояс в воде и в полном восторге. Такой вот удачный недолет!

Он был адептом? Почему-то я попыталась представить его и… не смогла. Вот прямо в голове не укладывалось! И что могло настолько привести его в восторг, что до сих пор не стерлось из памяти?

— Да, я был адептом, представляете, — с усмешкой произнес он, и я запоздало поняла, что спросила его вслух. — И ребенком был, и даже не из яйца вылупился!

— Извините, — смутилась я.

— Да, ничего, я примерно представляю ход ваших мыслей, — миролюбиво произнес лорд Тиан. — Только я и сам не думал, что когда-нибудь стану магистром.

Я заинтересованно посмотрела на него.

— Я был разгильдяем, — с улыбкой сознался он. Так вот прямо и нисколько не стесняясь. Правда, улыбка вышла грустная.

— Вы? — недоверчиво переспросила я.

Не ассоциировался у меня суровый, темный маг, заставляющий оттачивать нас каждое заклинание до совершенства, с разгильдяем. Как он выкладывался на занятиях, как заставлял выкладываться нас и преподавателей…

— Еще каким, — подтвердил магистр, покачав головой. — Я и в Академию-то поступил только ради престижа, а учиться считал, что мне необязательно. Дар и без того сильный, к тому же отец с детства помогал с ним управляться.

Я невольно поежилась. От зависти? Или от проснувшейся неприязни к темным? Все-таки не всех своих детей они бросают…

— Да, мне в отличие от тебя повезло… — извиняющимся тоном произнес он. — Я страдал от кошмаров и чужой боли лишь первый год после того, как дар проснулся. Меня вовремя научили и блокам, и защите, и закрываться от излишней темной энергии. И я рос талантливым. И самоуверенным. Излишне самоуверенным. Ведь я наследник Предгорных земель, мне довольно много было дозволено всегда…

А сейчас наследник весьма ловко управлялся с веслами, закатав рукава…

— Не смейся, — заметил он мою улыбку. — Я достаточно поплатился за свою гордыню. К сожалению, не только я…

— Что-то заставило вас взяться за ум? — предположила я. Ведь неспроста же он начал этот разговор.

— Практика, — односложно ответил мужчина, и глаза его несколько затуманились от воспоминаний. — По иронии судьбы после второго курса меня с двумя моими одногруппниками отправили как-раз-таки в Предгорные земли. В довольно мирный район у подножия Атамины. Ничего особенного, оберегать деревню от спускающейся с гор нечисти. А спускалась она редко, в основном всякая мелочь. Мы и расслабились…

Он сделал паузу, вздохнул, оглянулся на пещеру, к которой мы подплывали.

— Обход нужно было делать каждые два часа, — продолжил он рассказ. — Это было скучно… Я не пошел. Даже если проскользнет какая-нибудь мелочь, поймать ее не составило бы труда, да и по периметру был сигнальный полог с защитой. Когда мы заметили, прорыв из Нижнего мира был около метра в диаметре. Он сиял, и из его недр выползали червеобразные монстры, вываливались огромные слизняки, капая кислотой на каменистую почву. Медленные, неторопливые чудовища… Я уже говорил, что был чересчур самоуверен? Так вот, нас таких было трое. Молодые, талантливые, сильные… Мы не стали звать на помощь, решили справиться сами.

Я опустила взгляд, догадавшись, что будет дальше.

— На самом деле мы были недоучками. Глупыми и тупыми недоучками, — со злостью и горечью произнес он, сжимая весла до побелевших костяшек. — Прорыв расширился в мгновенье ока, забрав одного из нас. Он просто провалился в его сияющий зев. А оттуда выскочила огромная зверюга. Два метра роста, с шестью лапами, с когтями, острыми, как бритва… Она была ловкой, несмотря на свои размеры. Моих знаний заклинаний не хватало, чтобы справиться с ней, а выползающая дальше мелочь отвлекала, путалась под ногами… И навыков моих было не достаточно, и был я слишком медлительным, позволил оказаться за своей спиной…

— Так вот откуда у вас там шрам… — вырвалось у меня. Я смутилась, закрыла болтливый рот ладонью.

— Все-то ты рассмотрела, — склонив голову, мягко произнес он. Вздохнул тяжело.

— Я пришел в себя у деревенской ведьмы. Она меня заштопала, выходила своими снадобьями… Долго выхаживала. И ругала долго. А прорыв закрыли без нас. Настоящие маги. Те, кто заслуживал чести так называться. А я понял, что я никто. Сила без знаний годится лишь, чтобы отмахиваться от комаров. И стал учиться. А когда лень пыталась победить, перед глазами всегда вставала эта зияющая дыра и монстры, много монстров, больше, чем там было на самом деле в тот день… Если бы мы сначала закрыли пока еще небольшой портал, а потом добили выползшую из него мелочь… Все могло бы быть по другому. Но мы были молодыми, самоуверенными дураками… И теперь я не хочу выпускать со своего факультета таких же!

Он замолчал резко, словно пожалев, что разоткровенничался, перевел дыхание.

— И что же вы делаете с дураками на своем факультете? — спросила я тихо.

— Я их учу.

Я задумалась. Глубоко задумалась, глядя на колышущиеся волны.

Совесть, сожаление, стремление защищать своих не только физически, но и от глупости, все это чувствовалось в его голосе, отражалось в глазах… И полностью ломало все мои стереотипы о темных. И сейчас, о, Тьма, он мне был намного симпатичнее и ближе других…

— Почти приплыли, — вывел меня из задумчивости его голос.

Я подняла глаза. Скала стремительно надвигалась на нас.

— Главное, не кричите и не делайте резких движений! — предупредил он, когда на нас пала тень от каменного свода.

— А будет повод? — насторожилась я, впиваясь обеими руками в борта лодки.

— Тссс! — зашипел магистр, и мы плавно вошли в лоно пещеры.

Тихий всплеск… Один… Другой… Ход становился уже и ниже, я почти касалась макушкой потолка, лорд Тиан положил одно весло в лодку и помогал себе другим.

А потом из мрака темноты и тесноты лодка выскользнула в сказку!

Стены расступились, потолок поднялся недостижимо высоко… Нет, здесь по-прежнему было темно, но вокруг рассыпались тысячи, миллиарды сине-зеленых огоньков! Таких нереальных, что захватило дух!

Они вспыхивали, спускались тонкими паутинками, как звездное небо, только ближе, ярче, как будто ты сам часть всего этого… Настолько нереальных, что не хватало слов, чтоб выразить весь восторг, но душа пела, ликовала…

— Красота, — выдохнула я, задрав голову вверх.

Я не видела лица своего спутника, но чувствовала, как он доволен, могла даже представить его улыбку.

— Они живые, — тихо произнес он, и я вопросительно скосила на него глаза. Его лицо освещалось мягким сине-зеленым мерцающим светом и казалось незнакомым. — Светляки, которые своим светом приманивают пищу. Они не летают, могут только сидеть и ждать, и плести свои нити-ловушки…

— Выглядит волшебно, — признала я, вновь блуждая взглядом по россыпи огоньков среди сталактитов, которые манили, поражали воображение и переносили в иную вселенную.

— Здесь нет ни капли магии, я проверял…

— И от этого еще волшебнее… Я возьму образец?

— Селлина… — смешливый вздох. — Какая же ты…

— Ведьма?

А ведь я не ведьма, и все чаще приходится напоминать себе об этом, чтоб не забывать, кто я есть. Первое время было наоборот…

— Я знал, что ты оценишь, — он предусмотрительно достал из кармана стеклянную баночку. — И догадался, что захочешь взять с собой кусочек этой красоты. Иногда, мне кажется, что я знаю тебя всю жизнь…

— Спасибо! Лорд Тиан…

— Сегодня благодарю я. И пока никто не видит, можешь называть меня по имени, — великодушно разрешили мне.

— Не могу, и вы прекрасно это понимаете, — сдержанно возразила я.

— Возраст? Положение? — похоже, мой отказ его задел.

— Привычка.

— Мне в данный момент она кажется вредной.

— А мне благоразумной. Мы ведь с вами не друзья.

— Как знаете.

Нет, все-таки он обиделся! И даже отвернулся! Потрясающе! Почему-то этот факт вызывал неуместную улыбку. Только не рассмеяться вслух, а то огреет веслом по голове, и тут меня точно не найдут!

Но, к счастью, мужская обида длилась недолго. Он вновь взялся за весла, лодка мягко приблизилась к краю пещеры. Маг выпрямился во весь рост, осторожно снял с гигантского сталактита ниточку, усеянную светящими бусинами, и бережно поместил ее в стеклянную баночку, плотно закрыв крышкой.

Я искренне улыбнулась, принимая подарок. А в следующий момент он меня убил!

— Селлина, хочешь, я найду твоего отца?..

— Что?! — подскочила я на ноги.

Пещера тут же погрузилась во мрак, я неловко взмахнула руками, теряя равновесие — неустойчивое дно посудины уходило из-под ног, и я уже готовилась услышать громкий хлюп! И, набрав полные легкие воздуха, предусмотрительно задержала дыхание, когда крепкие руки сомкнулись на моей пояснице.

— Чего орешь? — шепот обжег где-то в районе декольте, и я невольно охнула. Его лицу там совершенно точно не место даже в полной темноте!

— Это почему темно? — полностью проигнорировала я его вопрос. Мой голос предательски дрожал, а сердце гулко билось о грудную клетку. Не из-за темноты. Вовсе нет. — Куда все делось?

— Испугались светляки, потухли. Я предупреждал, чтобы вы не шумели, но вы с поразительной настойчивостью нарушаете все запреты. Похоже, чтобы чего-то добиться от вас, следует идти от противного…

— А не могли бы мы порассуждать о противном в какой-нибудь более удобной позе? — сдавленно проговорила я. Все-таки поза «мостик» к серьезному разговору явно не располагала.

Вместо того, чтобы дать свободу, одна рука его плавно огладила мою спину, поднявшись до лопаток. Вторая надежно фиксировала поясницу. Мои волосы практически касались воды, и, если он сейчас меня отпустит, я полечу прямиком в нее.

— А вы гибкая, — заметил темный.

— А вы нахал! — не поддержала я.

— А еще вы потрясающе пахнете… Лилиями? — его наглый нос коснулся моей кожи. — Вся постель вами пропахла… — добавил он на выдохе.

— Стирайте чаще! — от всей своей взбудораженной души посоветовала я, а он не двинулся и даже не ответил.

Что-то происходило. Что-то шло не так и ввергало в панику.

Он. Тут, так близко, и я беспомощно повисшая на его руках. Не видно не зги. Зато слышно. Дыхание. Как медленно и полной грудью втягивает он мой аромат. Как замираю при этом я. Как украдкой сглатывает он, и его губы останавливаются в миллиметре от моей шеи.

И я зажмуриваю глаза, потому что чувствую все это, чувствую, и кожу начинает покалывать как иголками, как проходит по телу дрожь предвкушения…

Потому что это невероятный магнетизм, потому что от его ладоней растекается тепло по всему телу, потому что мне жаль, что этот миллиметр нас разделяет… А мы стоим оба, все понимаем и не шевелимся, впитывая жар друг друга… Миллиметр, всего лишь миллиметр.

— К чертям собачьим! — я бессильно ударила кулаком по его напряженной широкой спине, специально руша момент.

Чтоб я еще раз приняла его благодарности! Пусть лучше подавится ими!

— Точно, — хрипло отозвался он. — К собачьим…

И мои губы накрыл поцелуй… Решительный, смелый и отчаянно жадный.

Я задохнулась от нахлынувших эмоций. Возмущение, восторг, огонь по венам! Чертов темный, что он со мной делает! Да как он вообще посмел!

Я тонула в нем, растворяясь в ощущениях, беспомощно вцепилась пальцами в его плечи, и он прижал меня к себе сильнее. Такой сильный, такой горячий, такой страстный… И тем не менее нежный.

Сердце выпрыгивало из груди, и я все еще не могла поверить, что это происходит на самом деле. В какой такой безумной реальности могло так случиться, что я и темный?..

Нет, это невозможно, шумело где-то в отдалении, пока я отвечала на его поцелуи. Пока его губы ласкали мои, а руки гладили спину и зарывались в волосы. А над нами один за другим загорались светлячки… Волшебно…

А на меня нахлынул запоздалый ужас.

Я и темный.

Я. И. Темный!

Плевать, что он старше. Плевать, что он мой преподаватель. Плевать, что между нами тонна моего вранья. Плевать, что он даже не подозревает, кого целует на самом деле. Все это сейчас не имело значения. И теперь я знала, точнее, вспомнила, в какой параллельной вселенной темные любят маленьких змеек. Не так уж далеко… А потом скрываются, оставляя на память вот такие очаровательные подарки, как я…

Теперь я знала, как легко поддаться обаянию подобных мужчин… Но я прекрасно помнила, кому приходится хлебать эти последствия… Это я уяснила с детства и старалась не забывать.

Он не хотел меня отпускать, а я судорожно комкала в кулаках ткань его рубашки на груди. Мне с трудом удалось чуть отстраниться.

— Лорд Тиан! — жалобно пискнула я, не желая вновь погружать пещеру во мрак.

Я много чего не желала и желала одновременно, и это разрывало на куски и приносило почти физическую боль. Когда он успел настолько врезаться в мое сердце?! Это надо вырывать. И вырывать с корнем.

Глаза мужчины были чуть затуманены, но в них отчетливо плескался восторг. Заразительный, в котором так легко захлебнуться. И разгорающийся огонь, когда он скользил взглядом по моему лицу. Ему было мало.

— Еще раз так назовешь, отправишься в воду, — шутливо прошептал он, не отпуская.

Мы оба тяжело дышали, а сердца, казалось, бились друг о друга. От его шепота по телу пробежали мурашки, а на приоткрытые губы я вообще не могла смотреть с прежним спокойствием.

— Хорошая идея, лорд Тиан, — с вызовом вздернула я подбородок, крепче впиваясь в его рубашку.

Он прищурился, ухмыляясь. Думает, буду упираться до последнего?

— Вам тоже не помешает, — коварно договорила я.

Его руки надежно удерживали меня за талию и при моей фразе сильнее напряглись, но я прыгнула на бортик лодки, заставив ее накрениться, и резко откинулась назад, увлекая мага за собой.

Столб брызг, и пещера вновь погрузилась в темноту, а мы в воду.

— Никогда! Никогда-никогда-никогда я не буду звать вас по имени! — кричала я срывающимся голосом, вслепую молотя по воде кулаками и поднимая полчища брызг.

— Селлина…

— Не подходите! Не подплывайте! Не трогайте меня!

— Ты меня боишься? — сердито прозвучало совсем рядом.

— Нет!

— А кого? Себя?

— Идите к лешему!

— Схожу при случае, мировой мужик, между прочим…

Я только злобно фыркала, нахлебавшись воды. Вверх медленно полетел блекло светящийся шар, снимая с нас покров темноты. Вот почему он не сделал этого раньше? Почему?..

Как будто я не знала, почему…

— Плыви сюда, не то сграбастаю тебя и закину в лодку силой, — придерживаясь одной рукой за борт, произнес он.

— Вы достаточно остыли? — напряженно поинтересовалась я издалека.

— Более чем, — хмуро ответил маг.

Я побарахталась еще немного, но вода не радовала температурой, а плавать в платье было еще менее радостно, так что довольно скоро, бросая на темного подозрительные взгляды, я приблизилась к лодке и подтянулась на руках. Подол, напитавшийся водой, был нещадно тяжел и тянул вниз. Меня вдруг подхватили прямо за ягодицы.

— Прибью! — взбрыкнула я ногами, но меня просто подтолкнули вперед, закинув в лодку, как мокрый надувшийся мешок.

Сам мужчина забрался гораздо ловчее и сразу взялся за весла.

Я сложила на груди руки, нахохлилась. Вода ручьями стекала с нас обоих, образовывая на дне лодки маленькое озеро.

— Кажется, пора домой, — стуча зубами, проговорила я.

Мужчина наклонил голову, так, что мокрые пряди скрывали его лицо, и продолжал грести. И вовсе не к выходу из пещеры, а в ее глубь!

— Лорд Тиан!.. — прорычала я. — Я ясно выразилась насчет дома?

Тот вскинул на меня равнодушный взгляд.

— Предельно ясно. Но в таком виде появляться в Академии я вам не позволю, а незаметно могу вас доставить только к себе домой. И что-то мне подсказывает, что вы будете против.

Теперь он так подчеркнуто чеканил «вы», обращаясь ко мне, что оно эхом отзывалось в моей голове.

— Еще как! — жарко подтвердила я, а у него нервно дернулся уголок губ. — И куда мы плывем?

— Обсохнуть. И поговорить.

Я не хотела разговаривать. И оставаться дольше положенного с ним наедине тоже. Но и вызвать ненужные вопросы ведьм, появившись, как мокрая курица, перед избушкой тоже не хотелось…

Скоро он нашел подходящее место, и лодка мягко ткнулась носом в небольшой каменный карман, не затопленный водой и больше напоминавший грот.

— Прошу, — выпрыгнув первым, он галантно протянул мне руку, но я с гордым видом предпочла вывалиться из лодки самостоятельно и первым делом с остервенением принялась выжимать подол, представляя, что кое-кого душу.

— Его лучше снять, удобнее будет, — подсказал темный.

Я вскинула на него яростный взгляд.

— Удобнее будет что? — процедила сквозь зубы.

— Удобнее будет все! — передразнил он, без всякого стеснения стаскивая с себя промокшую насквозь рубашку.

Пришлось спешно поворачиваться к нему спиной с недовольной миной на лице.

Сняла туфлю, вылила из нее воду. Другую. Бррр! Совсем продрогла… Обернулась украдкой, а его нет! Вот совсем нет! Оставил меня одну, замерзшую, мокрую, без малейших координат в пещере! Да я его… Да я ему!.. Со злости зарядила туфлей в стену. А в одной стоять не удобно, так что полетела она вслед за подругой.

— Так, Селлина, — раздался командный голос. — Хватит маяться дурью — раздевай…

Появившийся внезапно темный еле успел пригнуться от летевшего прямо в его физиономию обувного снаряда.

— Однако… Кардинально вы решили со мной разделаться, — хмыкнул он, выпрямляясь.

— Вы… — я чуть не задохнулась от негодования. — Свалили!

— Ненадолго, — невозмутимо ответил он. — К тому же вы категорично отказались свалить вместе со мной.

Только сейчас я обратила внимание, что к груди маг прижимает целый ворох одежды и скомканное одеяло. При ближайшем рассмотрении оказалось, что даже два. Одно он расстелил на землю, на него же свалил свою добычу.

— Вам какую рубашку уступить — черную или белую? — выудив из этой кучи два предмета, поинтересовался он.

— Эту, — я выхватила черную, решив, что на мокром теле она не станет просвечивать.

— Угу, тогда мне эту, — смиренно накинул он белую на плечи. — А в брюки мои влезете?

— Издеваетесь?!

— Нет, просто юбки дома не водятся… Но, собственно, вы должны быть в курсе…

Я и была в курсе… Что кто-то нарывается на месть!

— Прекратите пыхтеть, — продолжил он нарываться.

— А вы отвернитесь! И отойдите подальше!

— Да переодевайтесь вы уже или это вас от страха так трясет, а не от холода?

Как жаль, что у меня нет третьей туфли!

Я дождалась, пока он повернется спиной, быстренько стянула с себя платье и завернулась во второе одеяло. Он в это время тоже переоделся, и я даже не подглядывала. Хотя, что я там не видела?

Темный прихватил из дома еще и пару камней, ударил их друг о друга и перед нами запылал костер. Я с невольным уважением посмотрела на это чудо — никаких дров не надо!

— Ректор презентовал, — заметив мой интерес, пояснил он. — Огненные демоны делают прелюбопытнейшие вещицы… Давайте сюда платье.

— Только не сожгите его.

Я с трудом усмирила разошедшееся рядом с ним сердце и теперь могла говорить сравнительно спокойно.

— Терпеть не могу бытовые заклинания, — доверительно признался маг, но наша с ним одежда поднялась в воздух, расправилась и зависла в почтительном отдалении от костра.

В одеяле да у огня быстро стало тепло и уютно. Напрягал только кое-кто, не сводивший с меня своего внимательного взгляда.

— Селлина… — ну вот, не мог молча посидеть, обязательно надо пристать с разговорами. А я ведь как раз успокоилась.

— Да? — прямо и неприязненно посмотрела ему в глаза.

— Колючая, как чертополох… — задумчиво произнес он, скользя взглядом по моему лицу. — Почему?

— Вы еще спрашиваете? — возмутилась я.

— Да, — мужчина ответил таким же прямым и уверенным взглядом. — И буду спрашивать столько, сколько посчитаю нужным.

— Тогда не надейтесь ни на один ответ!

Он прищурился, снова меня рассматривая, словно пытался прочесть что-то по моему лицу, но я не собиралась проявлять слабость, не собиралась млеть перед ним и тонуть в этих темных манящих глазах под подрагивающими ресницами. Напустив на себя циничный вид, я прищурилась в ответ, прикусив губу.

В его глазах мелькнул жаркий огонек и темный придвинулся ближе. Я поборола в себе желание отодвинуться и лишь выпрямила спину.

— У меня много вопросов, — таинственно выдохнул маг, подавшись вперед.

— Держите их при себе, — холодно предупредила я, ладонью остановив губы, готовые сорвать новый поцелуй.

Вдох его был рваный, на скулах обозначились желваки, но силой меня брать не собирались, как и отступать. А мне все тяжелей было держать самообладание в его присутствии.

— Только не убегай… — попросил он тихо. — Я хочу поговорить.

— Во-первых, здесь все равно некуда, — логично заметила я, обведя взглядом своды пещеры и водную гладь. — А во-вторых, я лучше расцарапаю вам рожу, чем унижусь до бегства…

А в-третьих, мое сердце билось чаще вовсе не от страха.

— Ты боишься меня? — пытливо спросил мужчина.

Почувствовал? Услышал пульс? Я ведь даже дышать старалась тише, украдкой!

— И не мечтайте!

Да, я осознавала его силу, но бояться того, у кого трусы в цветочек и дома живет Чуча, на полном серьезе как-то не получалось. Мои губы дрогнули, но улыбку я подавила.

— Меня тянет к тебе, как магнитом…

Ох, лучше бы он молчал! Эхо подхватило его слова и разнесло по пещере, отчего захотелось зажать уши руками.

— Ты околдовала меня, ведьма?

Я не ведьма!

— Лорд Тиан, прекратите!

Он поджал губы и бессмысленно уставился в костер.

— Ты всегда противишься своим желаниям? — раздраженно спросил он.

Ха! Он бесится! Он!..

— Да что вы можете знать о моих желаниях?! — взорвалась я, сжимая кулаки.

— Достаточно, чтобы почувствовать их сладость на своих губах!

— Почувствовали? — взбеленилась я от этого нахального напоминания. — Так вот теперь забудьте! Вы для этого меня сюда притащили? Чтоб никто не помешал? Чтобы я с распахнутыми объятиями бросилась в вашу постель? Ой, а здесь и постели-то нет! Как-то это вы не позаботились-то, а? Жестковато!

Я ладонью похлопала по каменному полу.

— Что ты такое говоришь, Селлина?.. — его тихий, спокойный и укоризненный голос заставил устыдиться собственного яда. — Я хотел лишь поблагодарить тебя. Порадовать… И, видя твое счастливое лицо, захотелось дать большего. Ты говорила, что никогда не видела своего отца, я всего лишь предложил его найти, и это привело тебя в ужас! А дальше…

Что дальше, я прекрасно помнила…

— А не надо лезть в мою семью! — поспешно перебила я. — И искать никого не надо! Зачем? Мне не нужно навязанного родства!

— Он же темный маг…

— Терпеть их не могу! — прошипела я.

— …и мог быть ранен, погибнуть… — спокойно продолжал лорд Тиан. — Тебе не кажется глупым всю жизнь ненавидеть мертвеца?

— Смерть, пожалуй, могла бы быть единственным достойным аргументом, — снисходительно заметила я. — Но тогда и искать никого ни к чему!

— Селлина, нельзя же быть настолько категоричной!

Нет, маг определенно решил меня вывести из себя!

— С чего вы его защищаете?

— Потому что ты от меня шарахаешься! — прорычал он.

Я замерла от неожиданного признания, но уже через секунду нахмурилась.

— Вы хотели сказать, не млею от вашего присутствия, как остальные адепточки? — лед в голосе дался без труда.

— Ревнуешь? — оживился он вдруг.

Ага, радуйся!

— Бесите! — прошипела я от всего сердца.

— Взаимно! — раздраженно бросил темный.

— Вот и отодвиньтесь!

Он ухмыльнулся и наклонился к самому лицу.

— Нет! — выдохнул хищно.

Я не менее кровожадно оскалилась.

— Я вам нос откушу, поняли?

— Какая же ты…

Он обхватил мое лицо ладонями, запрокидывая голову, готовый впиться злым поцелуем. Я с ненавистью взглянула ему в глаза, а у самой сердце зашкалило в бешеном беге, по позвоночнику пробежали разряды тока до самой шеи, а губы загорели в предвкушении…

Но он шумно выдохнул, зажмурился и отвернулся, отпустив меня. Я возненавидела себя за чувство разочарования, которое примешалось к закономерному облегчению…

— Верните меня домой, — взмолилась я. — И, если я вдруг совершенно случайно снова спасу вам жизнь, не вздумайте меня больше благодарить…

— Платье еще не высохло, — не оборачиваясь, проговорил он.

— Я готова идти голой, — буркнула я в ответ.

— Даже так… — прозвучало с горечью. — А говорила, что сбегать унизительно…

— Я не сбегаю, я все еще рядом с вами, если вы не заметили… — я осмелилась даже поднять на него взгляд.

— Ты знаешь, о чем я.

— Вы ждали другой реакции?

— Она и была другой. Ты сияла, ты лучилась, я успел почувствовать твое тепло, а теперь ты бежишь и прячешься… В чем дело? Я тебя не обижал…

— Хотите откровенно? — я решительно повернулась к нему, желая прекратить все раз и навсегда.

— Иначе я бы и не начинал разговор, и мы оба сделали вид, что ничего не произошло.

— Вот так мы и сделаем! — подтвердила я. — Я не понимаю, чего вы добиваетесь? Вы магистр, я адептка. Вы взрослый мужчина, какой резон вам ухаживать за молоденькой первокурсницей? Ведь и так понятно, что ничего хорошего из этого выйти не может. Разве, что вам развлечение, но мне такие игры не по душе. Простите, что задеваю вашу гордость и самолюбие, но меня интересуют исключительно жизнеспособные отношения, и вы туда абсолютно не вписываетесь…

Кажется, от моей речи темный потерял дар своей собственной…

— Это вы меня так завуалировано старым назвали? — потрясенно вынес он вердикт.

Я критично оглядела магистра. Нет, язык бы не повернулся так его назвать…

— Состоявшимся, — тактично поправила я.

— С каких пор для мужчины это минус? — озадаченно спросил он.

— С таких, что раз вы до сих пор не женились, то это вам и нафиг не нужно! — вышло более эмоционально, чем я планировала. И как-то обвинительно.

Да что же это такое! Я хотела просто задрать нос и указать наглому темному его место, а вместо этого мы выясняем отношения, которых нет!

— Так вы хотите, чтобы я позвал вас замуж? — «осенило» его.

Я судорожно закашлялась от подобной перспективы, чуть не померла.

— Лорд Тиан, уймите свою фантазию! Какой еще замуж? — сдавленно просипела я, и мне заботливо постучали по спине.

— Тогда я до сих пор не понимаю, чем я вас не устраиваю?

— Ничем! Вы мне просто не нравитесь! Так бывает, понимаете?

— Еще как понимаю! Ты весьма показательно кривилась еще при первой встрече, волком на меня смотрела. Хотя нет, скорее затравленным волчонком, который с радостью бы тяпнул зазевавшегося охотника… Но сейчас… Нет, Селлина, ты меня не обманешь…

— Что значит, не обманешь? — возмутилась я.

— То и значит. Я же чувствую, что ты тоже неравнодушна… Я же вижу твои горящие глаза…

— Засуньте свою чувствовалку, знаете куда?

— Хамка.

Я обиженно замолчала.

— И трусиха.

— Вы называете трусихой всякую, кто вам отказывает?

— Селлина!

— Что, Селлина? Это была ошибка, минутная слабость, а вы вцепились в меня, как клещ, словно я вам чем-то обязана! Вы мне никто! Никто, поняли? И только попробуйте надавить или применить силу, я все сделаю, чтобы вас выперли из Академии!

— Я давлю?! Я вообще-то с тобой разговариваю!

— Да, и при этом решаете за меня, как я к вам отношусь! Глаза… Чувства… Тьфу! Не придумывайте того, чего нет! Не заставляйте снова вас ненавидеть!

— Снова?..

— Вы темный… — все-таки сорвалось с губ.

И он понял. Понял в ту же минуту, помрачнел окончательно.

— Я все-таки найду его…

— Нет!

— Притащу за шкирку…

— Не вздумайте!

— Откопаю кости…

— Вы сдурели?! Не надо, я говорю!

— И тогда ты разберешься со своим прошлым раз и навсегда!

— Я не хочу!

— Ты боишься! — выкрикнул он. — Ты боишься, что сама выдумала себе врага… Или, что, увидев, ты поймешь, что зря ненавидела всех остальных?

— Пожалуйста… Не надо… Я и так понимаю. Умом… Но не сердцем. Извините, но вас оно не примет.

Признание далось с трудом главным образом самой себе. Хотелось плакать, даже не плакать, а рыдать, так больно стало от произнесенного вслух. И зацарапали кошки на душе, и сдавило сердце в глухой комок. Как будто отрезала от себя что-то…

Маг посмотрел на меня — долго, обреченно, и сгреб в объятия, прижав к своей груди, и гладил, гладил меня по волосам.

Я не ревела, нет-нет, не ревела… Держалась до последнего, но рубашка его под моей щекой намокла.

— И я вас не ненавижу… — бормотала я сбивчиво. — И вы мне не враг… И спасибо, что заставили принять свой дар, от которого я мечтала избавиться… И… Я буду хорошей ученицей, правда… Вы еще гордиться мной будете… Но не заставляйте меня в вас влюбляться! Я все равно не смогу!.. И не хочу…

Не знаю, что он понял из моего лепета и всхлипываний. И потом мне станет неимоверно стыдно, да и уже это гадкое чувство начало подкрадываться, но сейчас…

— Не буду, — тихо сказал он, и я благодарно выдохнула в его грудь, отчего он еле заметно напрягся.

— Спасибо… — я чуть помедлила, решаясь произнести это вслух. — Арен…

Он сжал меня крепче, уткнулся подбородком в мою макушку.

— Мне кажется, мы могли бы стать друзьями, — в приступе благодарности и облегчения произнесла я.

— Друзьями? — хмыкнул он. — Ох… Молчи, Селлина, просто молчи…

Странное чувство, когда хочется быстрее сбежать домой, в привычные стены, и когда одновременно до последнего оттягиваешь этот момент. Платье высохло, и повода оставаться вместе больше не нашлось…

После полумрака пещеры и умиротворенного вида залива, яркие краски зелени и света ослепили, а следом и оглушил звонкий крик:

— Селлина, ну наконец-то, сколько можно тебя уже везде искать! Хм… — и следом значительно холоднее. — Лорд Тиан, хорошо, что вы тоже здесь…

Индира решительным шагом направлялась к нам, и ее рыжая шевелюра тоже била по глазам своей яркостью.

— У меня для тебя радостная новость! — сияя не менее ослепительной улыбкой, сообщила она.

Как бы от переизбытка счастья кое у кого несварения не случилось…

— Какая? — подозрительно осведомилась я, неосознанно отступая назад, поближе к декану.

— Ты переходишь на другой факультет! — выпалила она.

— Что?! — одновременно переспросили мы.

— Так, магистр Тиан, — ведьма задрала нос, высокомерно сложила на груди руки. — Я договорилась с магистром Каллохеном, Грэдис и самим ректором!

— О чем договорились? — хладнокровно поинтересовался он.

— О переэкзаменовке! — с гордостью сообщила Индира. — Павла — чудесная понимающая девушка, между прочим, призналась, что вывела Селлину из равновесия своим заклятьем, буквально сорвала ей экзамен! И теперь Ведовский факультет готов принять адептку Краст, если она успешно пересдаст вступительные!

В моих глазах застыл ужас. Как Ведовский?! Я уже с Темным смирилась! И ведьмак… Да он же в два счета определит, что я никакая не ведьма!

— А остальных моих адепток Ведовский не готов взять? Может, еще и весь мой факультет вдруг пожелает перевестись? — скептически скривился лорд Тиан и продемонстрировал неприличный жест. — Вот им, так и передайте…

Глаза у ведьмы сначала округлились, потом сузились в тонкую щелку… Ну все, он ее разозлил!

— Индира… — попыталась я вмешаться.

— Подожди-ка, девочка… — меня, не глядя, отодвинули в сторону.

Лорд Тиан невозмутимо смотрел на надвигающуюся на него злую ведьму.

— Во-первых, ректору это передадите сами! — профессионально прошипела она. О, это у нас семейное… — Во-вторых, остальные ваши адепты кроме вас никому и не нужны! В-третьих, Ведовский — ее мечта! Вам не понять простого женского счастья, вам кажется скучным изготовление и продажа эликсиров, а для кого-то это настоящая мечта и средство к существованию! А в-четвертых, я прекрасно знаю, что к вам она, да и не только она — в этом году всему первому курсу повезло, попала обманом! Ничего удивительного — обман и темные всегда ходят рука об руку… Ну, Селлина не по наслышке знает…

Я думала, он в этот момент ее убьет. Вот просто возьмет, протянет вперед руку и сожмет тоненькую белую шейку до хруста… По крайней мере под таким взглядом я бы поспешила самоубиться, но мою тетушку, закаленную в противоборстве со змеем, было не так просто сломить.

— Лорд Тиан! — умоляюще сложила я на груди руку.

Он с трудом перевел взгляд на меня, сжал губы.

— Не смейте ее удерживать! — пригрозила ненасытившаяся скандалом ведьма.

— Решайте сами! — отрывисто выплюнул лорд Тиан и удалился широкими шагами. Отошел ненамного, обернулся к довольной своей победой Индире:

— Вы, кстати, уволены.

— Ишь ты, какой злопамятный, — тихо пробормотала она ему вслед, но это заявление нисколько не стерло победную улыбку с ее лица.