— Ты что творишь? — кинулась я на ведьму, едва темный скрылся из виду. — Никуда я не собираюсь переводиться!

У тетушки вытянулось лицо.

— С ума сошла? Ты ради лицензии сюда явилась или как? Я месяц ждала, пока ты сама «все решишь»!

— Ради лицензии и остаюсь! Я теперь не просто зелья могу приготовить, а с применением темной магии! И защитить свою лавку смогу сама!

— Темной… — повторила она медленно. — Что ж… Вот Шиар обрадуется…

— Индира! — умоляюще вскрикнула я. — Ну не говори ему! Ты же знаешь, как он относится к темным…

— А напомнить, почему? — ядовито поинтересовалась ведьма. — Мало ему было сестры несчастной, так еще и племяннице мозги затуманили…

— Если у меня есть дар, глупо им не пользоваться! — воскликнула я.

— Твое дело, — махнула она рукой. — Только не плачь потом! Знаю я, кто тебя уговорить мог…

— Да не могу я учиться у настоящих ведьм! — перешла я на ожесточенный шепот. — Там… Там магистр Каллохен, и он откуда-то меня знает! По дару распознал, семейный, говорит…

— Ты, что, его заколдовать пыталась? — пришла ведьма в ужас.

— Угу… Пыталась…

— И?.. — требовательно протянула она.

— Что «и»?

— И почему ты до сих пор среди ведьм, а не за периметром?

— Потому что у моего окружения частенько случается склероз… — намекнула я на свое фирменное зелье.

— Может, он тебя и правда видел когда-нибудь, но точно не при мне… — принялась рассуждать она вслух. — Значит, ты была еще ребенком, и, если ты больше не будешь его подчинять своей воле, то возможно… Селлина, не отказывайся от экзаменов! Это твой шанс!

У меня наконец-то был выбор! Только особых восторгов это открытие не вызвало.

Почти всю ночь я не спала, ворочалась с бока на бок. И на Ведовский-то соваться страшно из-за ведьмака, и Темный факультет — вечное испытание, хоть к магии я постепенно привыкала… Но едва я прикрывала веки, видела перед собой пронзительные карие глаза и еле заметную улыбку — еще одно испытание… Как мне с ним теперь общаться?! И как забыть уже этот поцелуй, что все еще приятным эхом отзывался в сердце… Бежать, проще всего бежать.

Решение далось непросто, но я им гордилась. Потому что это было МОЕ решение. Я чем-то поступилась, от чего-то отказалась, и, наверняка, буду много раз об этом жалеть…

Но сейчас я встала в строй на полигоне и торжественно взглянула в глаза наставника. Магистр скользнул по мне небрежным взглядом, ничего не сказал и начал практическое занятие.

Я даже растерялась и слегка обиделась… А как же похвалить за правильный выбор?! Неужели ему все равно, буду я учиться на его факультете или нет? Вот гад!

Завершив пробежку, мы учились возводить защиту. Мгновенно, без подготовки, завязав все плетение на одно единственное слово.

Правда, первый раз мы плели долго и тщательно и удерживали ее, дожидаясь последнюю. Оставалось закрепить ее на слово-заклинание, и маг нам в этом помогал, подходя к каждой и указывая, где выгоднее сфокусировать при этом силу.

— Эндесселон! — выкрикнула Равьена.

Защита вспыхнула красным и потухла.

— Так и должно быть, проверь, — одобрительно кивнул темный и отступил на шаг назад.

Равьена покосилась по сторонам.

— Эндесселон… — с сомнением произнесла она вполголоса.

Полусфера вокруг нее вспыхнула мгновенно, у нее от радости округлились глаза, а декан, улыбнувшись, показал ей большой палец.

Я посмотрела на магистра, который меня сегодня еще ни разу не похвалил…

— Гад! — буркнула невольно себе под нос.

— Ой-е-ё… — простонала я, когда заклинание активировалось, и мой защитный купол, вспыхнув характерным красным, потух.

— Селлина, — лорд Тиан сердито подошел ко мне. — Почему не дождались меня?

— Я случайно… — пробормотала я. — Так… Вырвалось…

— Что ж… — он тяжело вздохнул. — Проверяйте… Называйте свое слово-вызов.

— Оно неприличное…

— Мои уши выдержат, не волнуйтесь…

Уши, может, и выдержат, а вот, кому именно оно посвящается, он догадается без труда.

— Мои не выдержат, когда вы их отрывать будете, — угрюмо призналась я. — Может, поменяем?

— Вы сколько эту защиту себе плели? — напомнил он.

— Полчаса, не меньше… — опустила я голову, на что темный всего лишь развел руками. У нас нет столько времени, чтобы вся группа меня ждала.

И началось…

Лорд Тиан взмахивал рукой, отправляя в нас черный поток воздуха, а я кричала, чуть не падая под его напором:

— Гад! Гад! Гад!

И вокруг меня вставал плотный купол по велению слова, и я только успевала самодовольно взглянуть на магистра, который неподвижно стоял в центре бушующей, подчиняющейся ему стихии, как моя защита разлеталась на куски.

— Гад! — искренне закричала я, уловив, легкое движение его пальцев. Так нечестно!

Он еле заметно усмехнулся, но лишь на мгновение, и лицо вновь приобрело строгое выражение.

— Медленно! — громыхал его голос, и к урагану присоединились удары молнии и дождь.

— Гад!

И снова он ее снес подчистую!

Короткое слово играло мне хорошую службу. Пока ведьмочки соревновались в красоте слова-вызова, мое само срывалось с языка, и в отличие от них я ни разу не запнулась!

После пары, я замешкалась, взглянув на темного. Промокшая, продрогшая, в кое-где дранной форме — Жорж наверняка в ужасе взмахнет всей своей кучей лап, но я не торопилась покинуть полигон.

— У вас неплохо получается, — с усмешкой в голосе произнес магистр, подойдя ближе. — Так… Эмоционально…

— Я осталась, — многозначительно вскинула я подбородок.

— Я заметил, — ровно ответил он.

И… И все?! Ненавижу его!

Я резко развернулась и рассержено пошла прочь.

Заметил он… Заметил! Я осталась, хотя должна была бежать без оглядки и от него, и от его факультета, а он всего лишь заметил и воспринял это как само собой разумеющееся!

А чего я собственно ждала? Очередных поцелуев? Признания в любви? Глупости какие лезут в голову… Но подобное равнодушие бесило. Бесило, обижало и вызывало безотчетную ярость…

— Селлина!

Я не стала оглядываться.

— Селлина! — уже раздраженно.

Не останавливаюсь.

Меня резко развернули за плечо.

— Куда бежим? — сдерживая рычащие нотки, спросил он.

— Я опаздываю!

— Я думал, вы хотите пообщаться?

— Наше общение ни к чему хорошему не приводит! — выпалила я.

Он внимательно посмотрел мне в глаза, и желание сбежать усилилось. Я было дернулась, но он удержал меня на месте.

— Сердитесь?

— С чего бы это?

— Вот и я думаю…

— Мне пора.

— Подожди, Селлина, — магистр смягчил свой тон. — Успокойся.

— Я спокойна!

— Я так и понял…

Черт… И почему меня рядом с ним так трясет? Почему выбешивает его невозмутимое и отстраненное спокойствие? Это ненормально, ненормально…

Я шумно выдохнула и попыталась обуздать разбушевавшиеся эмоции.

— Вы что-то хотели? — собралась я с духом.

— Вам не надоел комендантский час? — ошарашил он.

Я вопросительно уставилась на преподавателя. В какую авантюру он готовится ввязаться на этот раз?

— Ну, смотрите… Проблема с ммм… одной нехорошей сущностью решена, а режим повышенной опасности в Академии остался, — продолжил темный. — И все еще продолжают искать виновницу… И не у всех, далеко не у всех магистров кристаллы с образцом магии утеряны…

Ох, рано я расслабилась!

— И что же делать?

— Сделать так, чтобы духа уже никто не боялся…

— Я не сознаюсь! — упрямо заявила я.

Он укоризненно посмотрел на меня, склонив голову набок.

— Я и не просил…

— Тогда что?

— Просто… будьте осторожны.

Прозвучало как-то отстраненно и довольно сухо, а после этих слов темный просто развернулся и ушел. А я… А я злилась! Не знаю, на что, но…

Он перестал мне улыбаться. Если и проскальзывала улыбка, то только мельком и тут же исчезала с сжавшихся в тонкую полоску губ. А сами практические занятия проходили все жестче и жестче, и иногда он приглашал старшекурсников к нам в соперники. В такие дни мы с полигона буквально выползали на четвереньках, все в грязи и без сил.

И вот я ползла. Медленно, потому что все болело, и даже язык не ворочался, чтобы выплеснуть свои ощущения не самым цензурным образом. А рядом шел Аззи. Шел, а не полз! И смотрел на меня сверху вниз, и специально замедлял шаг, чтобы идти рядом, и ползти рядом с высоченным и чистеньким темным почти магом было позорно и унизительно.

— Пошел прочь! — прошипела я все-таки.

— Хочешь, донесу до общаги? — удивительно доброжелательно предложил он.

Нельзя же так! Я рухнула наземь, лицом прямо в грязь. Сил перевернуться на спину не было, поэтому я положила под подбородок руки и осталась лежать на животе, тяжело дыша. Повернула голову направо — по соседству ползли все ведьмы нашего факультета, тоже замаранные и обессиленные, но с благородными намерениями привязались почему-то только ко мне.

— Чего тебе надо? — прямо спросила я.

Он присел рядом на корточки.

— Селли, у меня хвост все еще не отваливается… — прошептал с самым несчастным видом старшекурсник. — Знаешь, как меня уже за глаза называют?

Я знала. Хвостик. Но на всякий случай отрицательно помотала головой.

Он удрученно вздохнул, но вслух не произнес.

— Ты Павле вон как помогла, и с ведьмой Гадтер индивидуально занимаешься…

Ага, только с ведьмой Гадтер мы последнее время больше индивидуально гоняем чаи, а не зелья…

— Помоги, а? Только тайно, так чтобы не знал никто…

— Знаешь, Аззи, — заговорщицки произнесла я, — иногда самый простой путь, самый верный…

— Это какой? — воодушевился он.

— Хирургический! — злобно отчеканила я.

Темный обиделся, отвернулся.

— Ладно, помогу, — уступила я резко. — Тащи меня домой, подумаю, как…

Тот обрадовано принялся отдирать меня с земли, взял на руки…

— Куда? — грозно объявился рядом голос, от которого у меня дернулся глаз.

Аззи обернулся к декану.

— Так устала девчонка после тренировки, идти нее может, простудится еще на холодном…

— Жалость на моем факультете разрастается подобно опухоли… — с сарказмом протянул темный исключительно для меня.

— А ты, стало быть, давненько не уставал? — ровно поинтересовался маг, и я поняла, что парень влип. И Аззи понял.

— Отнесу и вернусь, — угрюмо ответил он.

— Положи, где взял, — приказал магистр. — Пусть ползет, как все!

Вдруг глаза у Аззи расширились, он вытянул шею, чтобы рассмотреть что-то за спиной лорда Тиана.

— Точно, как все? — спросил неуверенно.

Я посмотрела в ту же сторону, ухватив адепта за шею, чтобы приподняться повыше. Ведьм растаскивали черти! Наглые поросятые морды хватали обессиленных девушек и бежали с ними прочь! Слов нет от подобной наглости!

— В погоню! — скомандовала я во все горло. Оба темных одновременно на меня посмотрели так… скептически.

— Ладно, как все не надо, — смирился лорд Тиан. Взмах рукой, и похитители с разбега врезались в черную стену. Упали навзничь, уронили ведьмочек…

— Никогда не любил ворюг, — мрачно произнес декан. — Аззи… Ты бы адептку Краст все же отпустил, очень тебе советую…

Хвостик поспешно поставил меня на землю. Ну, поставил — громко сказано, ибо я все равно сползла вниз.

Магистр небрежно посмотрел на меня — ууу, ни капли жалости! Достал из кармана черный шарик и сжал его пальцами. Мы со стонущими ведьмочками вмиг оказались лежащими перед крыльцом общаги и радостными гусеницами поползли внутрь.

Ну, спасибо хоть на этом, лорд Тиан!

Ему действительно удалось подарить мне сказку — с кучей эмоций, дрожью в пальцах и ощущением чего-то запретного, важного, несбыточного, от которого замирало сердце и кружилась голова… И я вспоминала, как он был рядом, вспоминала его губы, и его «Меня к вам тянет», от которого сжималось все внутри…

А сейчас он жестоко окунал меня в реальность, где он мой преподаватель, соблюдающий холодную вежливость, а дистанция такова, что я никогда даже шепотом не назову его по имени и не буду рыдать у него на груди. И почему я этому не рада?

Я ведь этого хотела, не правда ли?

Все правильно, так и должно быть. Неправильным был лишь наш поцелуй и то, что я никак не могла его забыть. И осталась я вовсе не из-за него, а скорей вопреки. И вообще, я как-то слишком много думаю об этом последнее время.

На меня магистр больше не смотрел, а если и смотрел, то, как на пустое место, словно и не видел. Зато все свободное время проводил с василиском, о чем-то жарко спорил, активно жестикулируя, и тогда его глаза наливались азартом и энтузиазмом, и в эти минуты становился невероятно привлекательным, живым…

И все чаще я замечала в их компании еще и мерзкого некроманта, которого уже выпустили из лазарета. Как? Как он может вообще с ним общаться после всего произошедшего? Ну да… Это же не его кровью хотели обагрить алтарь… Подумаешь, адепткой больше, адепткой меньше… Темный, он темный и есть.

Через пару дней после адской совместной практики со старшекурсниками я все же собралась с силами помочь Аззи. Ничего сложного в самом зелье быть не должно — новый хвост и то отрастить труднее! И, в связи с деликатность вопроса, мы договорились встретиться в тайном месте. А что может быть более надежно скрыто от чужих глаз, если не подземелье?

Под вечер, когда начало смеркаться, но до наступления комендантского часа еще оставалось немного времени, Морри проводил меня до входа в подземелье, открыл его, научил заклинанию, чтобы выбраться, и ушел. Все больше мне в голову приходила мысль, что темный дар схож с некромантским. И те, и другие частенько паразитируют на чужой смерти…

Я спустилась в уже знакомый мне сырой коридор. Старшекурсник должен был появиться из другого ответвления. Как оказалось, он тоже знал об этих подземельях и куда лучше меня, потому я сделала лишь несколько шагов и принялась ждать, теребя в руке два разных по цвету бутылька. Всегда стараюсь подстраховаться — вдруг один рецепт не сработает?

Услышав тихий шорох, я сначала напряглась — не лучшее место для нежданных встреч. Но рядом никого не было, а через секунду зазмеилась по земле тонкая трещина, остановившись вровень с моим башмачком. Я тихо попятилась, в руке материализовался хлыст. Сердце стало стучать все быстрее. И громче. Предательски громче!

Земля с оглушительным треском вспучилась, полетели вверх камни и песок, и наружу выбралось щупальце, чудом не пробив потолок. Толстое, лиловое, с огромными присосками, и начало слепо шарить вокруг. Я подавила собственный крик, зажав рот ладонью, попятилась еще немного, еще… Перерубить его? Затаиться?

Зачем я ему? Зачем? Почему именно я второй раз становлюсь жертвой его атаки, а свидетелем так аж в третий?

Оно резко взвилось в воздух, выламывая пласты земли, я стегнула хлыстом по фиолетовой склизкой коже, брызнула черная кровь, и меня оглушил рев из недр земли, сотрясая подземелье. Сверху посыпались камни и песок, похоже, катакомбы долго не выдержат.

Щупальце обвилось вокруг моей талии в несколько оборотов, выбив воздух из легких. В глазах резко потемнело, кожу обдало болью и холодом. А затем ослепил яркий свет. Я тряхнула головой, заставив волосы занавесить собственное лицо.

— Селлина? — сначала взволнованно, а следом хладнокровное:

— Никак соскучились?

Я сдавленно всхлипнула, не открывая глаз. Снова он. Снова его дом. Снова мои ноги утопают в мягком ковре по самую щиколотку. Нос защекотал знакомый чуть перечный аромат… Я в безопасности…

Звук захлопываемой книги, торопливые шаги, и сильные руки стиснули мои плечи. Я рвано выдохнула и с усилием перестала жмуриться. Нас окружали полки с книгами, амулеты под стеклянными колпаками, оскаленные чучела монстров… Я поежилась. Миленький кабинет…

— Что, черт возьми, опять случилось? — в голосе бурлил гнев и раздражение, и темный даже не пытался его скрыть.

— Т-там… Т-там… — странно, зубы клацали друг о друга, тело била дрожь, а ведь я считала себя спокойной и хладнокровной в минуту опасности. Даже ранила тварь. Никчемная из меня, все же, ученица темного мага.

— Там монстр! Тот же самый! Огромный! — все-таки выпалила я. — С щупальцами!

Магистр поддел пальцем мой подбородок, заставив посмотреть в наливающиеся тьмой пугающие глаза. Повернул лицо сначала одной щекой к свету, потом другой, поджал губы, недовольный увиденным, и заставил сесть в собственное кресло. Сам же неторопливо закатал рукава, сгреб со стола горстку магических безделушек, засунул в карман.

— Где?

И так ровно, спокойно… Я перепугалась, схватилась обеими руками за его локоть.

— Не ходите!

— Ты издеваешься? — громыхнул его разозленный голос.

Я испуганно сжалась, сев обратно.

— Селлина, где эта тварь? — медленно, но от того еще более угрожающе, повторил он.

— В подземелье… — прошептала я. Мне совершенно не хотелось, чтобы маг туда спускался, но не ответить я не могла.

— Великолепно! — процедил лорд Тиан. — А поточнее координаты? Какого черта тебе там вообще понадобилось? Ведьма неугомонная! Так и знал, что с тебя глаз нельзя сводить, обязательно куда-нибудь вляпаешься!

Впервые видела его настолько злым. Да что я не так сделала? Зато вспомнила, какого лешего меня туда занесло… Вспомнила и побелела от ужаса…

— Лорд Тиан, там где-то Аззи! Его сожрут!

Он помрачнел еще сильнее.

— Потрясающе просто. Ты так быстро соображаешь, что, боюсь, его уже доедают…

Нет! Не может быть! Он же не просто парень, а темный маг! Ну да, я вот тоже типа маг… Угу, темный…

— Вход под дубом… — я не договорила. — Я с вами! Я покажу! Не ходите один, это действительно страшно!

Он только отмахнулся.

— Чуча, карауль мою истеричку! И, это… Ты не пугайся — в комнате дети…

В глазах почему-то потемнело.

— Ваши? — еле слышно.

Короткий смешок.

— Временно.

Но тут же строго добавил:

— Смотри, при ком-нибудь такое не ляпни…

— Вам доверяют детей? — изумленно спросила я.

Видимо, слишком изумленно, потому что лорд Тиан обиделся и исчез молча.

Мы с Чучей озадаченно посмотрели друг на друга.

— Я истеричка?

— Мермяу! — подтвердила одомашненная нечисть.

Я нервно ходила по кабинету, считая каждую минуту. Вдруг дверь приоткрылась, я тут же напустила на себя равнодушный вид, но как оказалось зря…

— А где дядя Арен? — удивленно спросил маленький ведьмак.

У меня от неожиданности челюсть отвисла.

— А мама твоя где, Ник? — уперев руки в бока, в ответ требовательно спросила я.

За время, проведенное с Анелией под видом дополнительных занятий, я неплохо сдружилась не только с ней, а еще и с двумя пронырливыми и любопытными детишками. Не по годам серьезный и рассудительный Ник, в своих изысканиях действующий и правда с пугающим хладнокровием, и капризная малышка Аля, больше всего на свете мечтающая прогуляться по Академии без очков…

— Они с папой в командировке, — важно ответил мальчик. — Поможешь расшифровать заклинание? — он демонстративно поднял на уровень глаз толстенный фолиант, зажимая пальцем нужную страницу.

Какая, к черту, командировка?! И почему доверили детей этому… которого сейчас даже дома нет! Как ему вообще можно оставить детей? Еще и двоих! Я была возмущена до глубины души… И уязвлена — где-то совсем в глубине. И вообще — тебя ждут, возвращайся домой! Целый и побыстрее… Гад.

— Помогу, — пообещала я и тут же строго сдвинула брови:

— Вы ели?

Ник обреченно закатил глаза.

— Да ели-ели! Селли, не будь занудой!

— Селлина! — еще более строго поправила я, но пошла за ним в гостиную.

Аля степенно пожелала мне сдохнуть и продолжила раскладывать перед собой картинки с изображением различных видов нечисти. Вежливая девочка.

— Почки. Чешуя. Когти, — бормотала она себе под нос. — А нет! Не когти… Хвостовой набалдашник! Точно-точно…

— Что перечисляешь? — с любопытством посмотрела я через ее плечо. — Декокты для опытов?

— Суп… — отстраненно ответила она, даже не оглянувшись. — Хочу сварить суп…

— Угу, — хмыкнула я. Лишь бы не взорвался супик-то… Изнутри угостившегося! Успокаивало одно — такие ингредиенты на дороге не валяются. Но пустой котелок, валяющийся рядом с ней, уже не казался безобидным.

— Заклинание… — напомнил Ник, забравшись на диван и положив рядом книгу.

— «Заклинание полного подчинения»… — задумчиво прочитала я заголовок и осуждающе подняла взгляд на невозмутимого ведьмака. — Ник, а может сказку прочитаем? Как думаешь, есть у лорда Тиана сказки?

Он замялся.

— Н-ну… Книг я не видел, а вот сами сказки у дяди Арена выходят какие-то…

— Хреновые, — подсказала Аля. — И с дурацким концом.

Точь-в-точь такую он мне и подарил…

— Аля! — запоздало возмутилась я. — Тебя не учили, что такие слова знать тебе еще рано?

Она равнодушно пожала плечами.

— Учили. Но я же все равно уже знаю!

Нет, мои дети не будут слишком много времени проводить со взрослыми! И тем более с адептами!

А сказки… Не все они плохие, бывают и хорошие, например, та, что я любила с детства…

— Что ж… Надеюсь, моя удостоится более приятного комплимента… — хмыкнула я и устроилась на диване поудобнее, поджав под себя ноги.

Неприлично, но кроме двух малолетних разбойников меня все равно никто не видит, а они, поняв намек, заинтересованно пристроились по обе стороны от меня и выжидательно притихли.

— Как-то одной темной ночью родилась девочка. Ничем не примечательная, обычная. Но в необычной семье. Отец ее был жестокий правитель Царства Змей, наживший множество врагов. Наживал он, а расплачиваться пришлось маленькой девочке, которую настигло проклятье с самым первым вздохом. Покрылась она с головы до пят острейшими иглами, так что ни в руки взять, ни накормить молоком грудным… Кричала, надрываясь, но никто не мог ничего сделать — состригали одну колючку, тут же на том же месте вырастало еще три, решили, что лучше не трогать. И самые великие маги были бессильны против вложенной в проклятье ненависти.

Так и росла она одна, не знавшая ни прикосновений, ни ласки, вдобавок спрятанная от злых взглядов в своих покоях, пока однажды не сбежала в большой мир, и, судя по отцовским высказываниям — очень жестокий, где ее непременно убьют в первую же минуту. Но не убили, никто не узнал в завернутой по самые глаза в плотную ткань девице дочку правителя. Сначала она вообще ни с кем не разговаривала — боялась, что обидят или узнают. В кармане имелся увесистый мешочек с деньгами, так что еда и ночлег нашлись на первое время. Голова кружилась от непривычного шума города, от обилия других змеев рядом.

Ее взял к себе старый целитель — в помощницы: травки натолочь, инструмент нужный подать, посуду помыть. Попал к нему как-то в пациенты молодой мужчина, посмотрела змейка ему в глаза, да тут же и пропала — влюбилась по самый хвост! И мужчина тот приходил в себя и единственное, что видел, только девичьи глаза восторженные, ни лица, ничего больше не видел. Но ждали они его, звали, ради них только с того света выкарабкался, окреп, ухаживать за таинственной девушкой начал. Да только боялась она лица своего открыть, боялась, что испугается он вида ее, вот и сбегала от него раз за разом, хоть и сама страдала от чувств. И вот как-то не выдержал мужчина, сгреб ее в охапку и поцеловал со всей силой любви. Пронзили насквозь плотную ткань острые иглы, проткнули кожу, грудь мужчины… Ахнула девушка, да больше ничего сделать и не успела — начали отваливаться от нее колючки, усыхали и падали на пол, а после превращались в золу…

Я замолчала на мгновенье, собираясь с мыслями.

— А что, свадьбу-то сыграли? — не выдержала Аля.

— Сыграли, — я грустно улыбнулась, погладила ее по пушистым волосам и обернулась.

Я не заметила, как он вернулся, и не услышала. А маг стоял, прислонившись к косяку и смотрел так, что мне как-то сразу стало неуютно, и я поспешила спустить ноги с дивана на пол, выпрямила спину.

— Развлекаетесь? — он неторопливо подошел к нам.

— Вы… — хотела спросить «как», но в голосе и без того было слишком много волнения, поэтому я в последний момент исправилась. — … долго.

— Ах, простите, — он заметно злился. Он почему-то злился на меня! Да за что? Меня саму чуть не убили!

Я торопливо поднялась со своего места.

— Детям пора спать, — маг красноречиво покосился на темноту за окном.

Да, им спать, а мне домой. Только у меня было к кому-то парочка или чуть больше вопросов, поэтому я даже не двинулась к выходу, так и осталась стоять, сложив на груди руки и сверля его требовательным взглядом.

Вид у мага был весьма потрепанным, а взгляд какой-то пустой. Но крови я не заметила, и это не могло не радовать.

— Я сама их уложу, — вырвались слова прежде, чем я успела их как следует обдумать.

Он вздрогнул, глаза удивленно расширились, но голос остался ровным:

— Хорошо.

— Ура! Селли, с тебя еще одна сказка! — довольные дети сами побежали в нужную комнату.

Я направилась вслед за ними, но меня нагнали его слова:

— Вы намеренно исказили концовку?

Замерла, не оглядываясь, дыхание остановилось.

— Парень, пронзенный иглами, не выжил, а ее, теперь не защищенную колючками, убили враги правителя… Так ведь заканчивается более логично?

— Да уж… — я зло выдохнула. — Умеете вы любую сказку сделать хреновой!

— В каждой сказке должна быть мораль.

— И какая же она в вашей версии?

— Все нужно делать в свое время, даже любить, иначе может стать поздно. А в вашей?

— Любовь способна спасти от любого проклятья.

— И убить, если случилась не вовремя, — мрачно закончил он. — Откуда вам вообще известны змеиные сказки?

— У меня широкий кругозор!

Темный недоверчиво хмыкнул. Да что он вообще обо мне может знать! Он совсем не имеет представления, что за адептка у него учится. Я гордо встряхнула головой и отправилась в гостевую, спешно оборудованную под детскую.

— Где все-таки их родители? — вернувшись в комнату, спросила я мага, который уже переоделся в чистое и наливал себе красного вина.

— В Царстве Змей.

Я побледнела и как-то случайно перехватила чужой бокал и совсем невзначай опрокинула его в себя.

— Где? — хрипло переспросила я. Слишком много напоминаний о моем истинном происхождении за последнее время. К чему бы? Для меня ни к чему хорошему…

Темный поджал губы и забрал свой опустевший бокал, наградив меня тяжелым взглядом.

— Кто-то подсказал Анэлии, что искать брата Эллиана нужно в Болотных Землях. Вот она и решила навести справки, а магистру Гадтеру пришлось спешно ее догонять, чтобы она не успела вляпаться в новые приключения. Как результат — детей он оставил мне.

— Вы не выглядите несчастным, — заметила я, приходя в себя.

— Несчастным будет выглядеть тот, кто надоумил Анелию отправиться в ту сторону! — с намеком произнес он.

А я тут вовсе не причем! Это статуя-грубиянка! Я только оживлять помогала, а что наболтала эта каменная, я вообще не причем!

Вино согрело изнутри, подарило легкость. И смелость.

— Лорд Тиан, а… все живы остались?

— Вас кто-то конкретный интересует? — неприязненно переспросил он.

Я неловко замолчала.

— Жив ваш хвостатый, не волнуйтесь, — спустя какое-то время, сам ответил маг.

Вздох облегчения вырвался наружу.

— Спасибо…

Темный удрученно покачал головой. Потом вздохнул и резко поднялся со своего кресла, как будто вспомнив что-то важное.

— Пойдемте, Селлина, — он протянул мне руку.

— Куда? — настороженно спросила я, не торопясь делать ответный жест.

— Мне нужно вам кое-что показать.

— Надеюсь, ничего неприличного? — не удержалась я от сарказма.

По губам украдкой скользнула улыбка.

— Только если сами попросите…

Удержать каменное выражение лица было непросто, но я старалась. Искоса посмотрела на мужчину и рискнула вверить ему свою ладонь.

Где еще показывать неприличное, как не в подвале темного мага?

Я замерла в нерешительности, когда тяжелая крышка люка отъехала в сторону, открывая уходящие в зияющую черноту широкие ступени.

— Не бойтесь.

Он галантно пропустил девушку в темноту первой.

— Я боюсь исключительно сломать шею, — укоризненно ответила я, спустившись на две ступени и остановившись на лестнице.

— Простите, туда мало кому позволено входить, а сам я и вслепую спускаюсь, — совестливо и даже как-то искренне признался темный, и мой путь осветил маленький тусклый светлячок.

В подвале царил полумрак, несмотря на притаившиеся в углах сианиты. Видимо, магические камни были специально настроены не на полную мощность.

А вообще здесь оказалась шикарнейшая лаборатория! Металлические, наполированные до блеска столы, колбы, реторты, спиралевидные трубочки… Мое внимание привлек массивный агрегат с тремя прозрачными цилиндрами. В одном плескалась искристая субстанция зеленого цвета, во втором — темно-фиолетовая, а в третьем клубилась сама тьма…

Это все, конечно, познавательно, завораживающе и красиво, но не припрятан ли и у него где-нибудь алтарь? А то экспериментаторы частенько бывают чокнутыми…

— Это что? — я пальцем опасливо указала на загадочное сооружение, от которого разливался пульсирующий разными цветами свет.

— Магия, — лаконично ответил маг.

— Дайте угадаю — ваша, василиска и некроманта? — неприязненно поморщилась я, вспомнив в какой компании он проводил последнее время.

— Угадали, — так же спокойно ответил он, стоя за моей спиной.

Мысли об алтаре стали все более навязчивыми, я даже не поленилась и под стол заглянула.

— Вы что делаете? — поразился темный, растеряв все свое отстраненное спокойствие, когда я опустилась на четвереньки и принялась шарить рукой под его столом.

— Ищу.

— Что ищете?

— Повод сбежать отсюда! — прошипела я сквозь зубы, так и не найдя ничего более подозрительного, чем этот светящийся агрегат.

— Вы мне не доверяете? — оскорбленно поинтересовался магистр.

— Пфффф… — фыркнула я, без слов выражая все доверие, которого заслуживает и он, и вся его порода в принципе!

Какой идиот доверяет темным магам? В общем-то послушных идиоточек наверняка хватает, да и я всю бдительность растеряла — пошла с ним в подвал и даже не поморщилась. И сейчас не боюсь, а следовало бы.

— Ну прекрасно! — показательно скрипнув зубами, темный скрестил на груди руки.

Разноцветные блики играли на его лице, делая его каким-то совершенно не реальным, заостряя черты, и… напоминая о пещере. Да, мне определенно следовало держаться от него подальше.

— Я вас сюда, между прочим, не просто так позвал. Перед вами новейшее изобретение, произведение искусства, и лично для вас — путь к спокойной жизни в этих стенах, а для остальных — конец комендантского часа! — торжественно выдал он и мстительно замолчал, едва заметил интерес в моих глазах.

— Вы его еще не испытывали, — как-то сразу поняла я.

Торжество в его глазах тут же померкло.

— Вас ждал, — тихо признался маг.

Я подозрительно покосилась на магическую штуковину и нервно сглотнула. Ну почему чуть что, так сразу я?!

— Лорд Тиан, а вы уверены, что я самая подходящая жертва эксперимента? — жалобно уточнила я. — Не то чтобы я против прекращения комендантского часа, да и собственно, я помню, по какой причине страдают теперь все адепты, но… Жить хочется!

— Вы даже не спросили, как он работает, — уязвленно заметил темный.

— Не знаю как, но главное, чтоб правильно, — выдохнула я.

— Это — идеальная защита от духов! С ее помощью ни один перерожденный не сможет черпать от вас силы и занять тело! Тестировать, правда, пока не на чем — больше бесцветных духов тут нет, — с сожалением развел он руками. — Но Ринтан уже работает над этим. Активно работает! Это в его жизненных интересах… С тех пор, как заподозрили, что он пострадал от Мамайуса, его до сих пор держат под постоянным наблюдением — вдруг окажется, что он — уже и не он…

При этих словах в голосе послышалась улыбка. Такая… Злорадная!

Если этот некромант вспомнит всю правду, то меня точно ждет алтарь… И атам тот я хорошо успела рассмотреть…

— Защита? — уточнила я с опаской.

Темный кивнул, подошел ближе и вдруг положил свои ладони мне на плечи.

— Можешь сколько угодно не доверять мне, колючка, — проникновенно и тихо произнес он, глядя мне в глаза. — Но мне так будет спокойнее…

Дрожь пробежала по телу, и лично мне спокойнее вовсе не стало. Даже наоборот.

Я лишь на секунду потерялась в его глазах, а потом, едва он собрался отстраниться, цепко ухватилась за его рубашку на груди, сжав ткань в кулак.

— Ну уж нет, лорд Тиан!

Он в замешательстве скосил глаза на мою руку, вывернуть и даже оторвать которую мог бы безо всякого труда, поэтому пришлось поторопиться с объяснениями:

— Не знаю, что вы задумали, но мне будет гораздо спокойнее в вашей компании!

— В моей компании что?.. — сухо уточнил мужчина.

— Хоть что!

На меня он крайне скептически посмотрели сверху вниз.

— Правда? — бархатистый такой голос, и губы так близко.

Рука моя сама собой разжалась, даже складки на рубашке разгладила аккуратненько.

— А давайте вместе вашу защиту испытывать будем? — потупив глаза, я ковыряла пальцем пуговичку на его рубашке. Увлекательнейшая процедура, между прочим, а главное чувствуется, как задерживается дыхание в его широкой груди, как глухо стучит чужое сердце, как нервно он сглатывает от моего предложения…

— Не хватит на двоих энергии, Селли, — неожиданно охрипшим голосом говорит он.

— Своей добавлю, — щедро предлагаю я, не поднимая глаз.

Темный шумно выдохнул, щекоча своим дыханием волосы на макушке.

— А вот это действительно опасно. Зря боитесь, я когда-нибудь делал вам что-нибудь плохое?

— Эммм… — а то не нашлось бы что ответить?!

— Что-нибудь по-настоящему плохое, Селли, — добавил он. — Смертельно опасное? Рискованное?

Плечи мои понуро опустились. Всего лишь защита. Ну ладно… Не сожжёт же она меня заживо?

Аппарат гудел. Разноцветная магия в нем бурлила, стремясь выбраться на свободу. Меня подвели вплотную к этой штуке, надели на голову металлический обруч, на запястья браслеты, прикованные длинными цепями к столу.

— Не жмет? — заботливо спросил маг, деловито щелкая затворами еще и на щиколотках.

— Делайте быстрее свое черное дело, иначе я сбегу вместе со столом и самим аппаратом! — отрывисто произнесла я, пытаясь трястись не так явно.

— У Ринтана мистическое зеркало последнее время ведет себя странно, — наклонившись ближе, поделился темный.

Я вскинула на него взволнованный взгляд.

— Мы запороли ритуал?

— Я же жив, — пожал лорд Тиан плечами. — Значит, все получилось. Но вы всего лишь адепты…

— Он может вернуться, да? Вы этого боитесь?

— Академия не должна ничего бояться, запуганные адепты — это неправильно, поэтому я сделаю все для ее защиты. И для твоей.

Я не нашлась, что ответить, а он свел вместе ладони на уровне груди, потер их, словно согревая, и стремительно выбросил вперед, запуская в магический агрегат целый столп темной энергии.

Устройство больше не гудело — оно ревело! Магия ринулась по браслетам, окрасив их в свои чередующиеся цвета. Вокруг меня сплеталась сверкающая сеть — от головы до ног. Она становилась все ярче и ярче, уже почти ослепляя, а в груди нарастал первобытный ужас перед непонятной силой. Ревело все громче, я зажмурилась, голова шла кругом и казалось, что вот-вот взорвется от перенапряжения.

В последний момент я не выдержала и все-таки вцепилась обеими руками в запястье мужчины, ища спасения, и в глазах потемнело.

Приходила в себя я на полу. Ну, не совсем на полу, а на лежащем на полу мужчине. Так что лежать было относительно мягко и тепло. А вспомнив, почему я здесь, безжалостно ударила по груди застонавшего мага и резко села.

— Доверяй ему! — зло пробормотала я и обхватила раскалывающуюся от боли голову руками. Цепочки на запястьях жалобно звякнули, и я ногой пнула лежащего мужчину по щиколотке.

— Освободите меня!

Он медленно сел, непонимающе тряхнул головой, потрогал наливающуюся на затылке шишку и поморщился.

— Из вас экспериментатор… — раздраженно шипела я, подбирая цензурные слова. — Такой же, как сказочник!

Взгляд его наконец-то обрел ясность. А вместе с ней вернулась и память.

— Зачем вы в меня вцепились? — сердито спросил он.

— Если не освободите меня, то задушу вас этими же цепями! — пригрозила я, не ответив на вопрос.

— Я же предупреждал, — недовольно укорил он, расщелкивая затворы. — Селлина, ну что же за…

Я резво вскочила на ноги и покачнулась. Вновь стало темно. Совсем темно и даже ругани не слышно.

Диван был мягкий. Но не такой теплый, как мужчина. Зато теплым был мятный чай, которым меня отпаивал погрустневший маг. Отпаивал, хмурился и молчал. И я молчала, потому что вволю выговорилась, едва открыла глаза, но темный воспринимал это с такой твердокаменной стойкостью и философской невозмутимостью, что дальше вопить о несправедливости и неудавшемся убийстве безвинной девушки быстро наскучило.

Мне стало лучше, голова уже не кружилась и дальше разлеживаться на чужом диване было как-то неправильно.

— Ну, мне пора…

И вот тут его бронелобое спокойствие его покинуло. Глаза темного расширились в показном удивлении.

— Адептка Краст! Вам на сегодня мало приключений?!

— Ну не ночевать же мне опять у вас! — возмущенно выкрикнула я и покраснела.

— А что, в тот раз было так противно? — обозлился в ответ он, со стуком поставив чашку с дымящимся отваром на тумбочку.

— Детей разбудите, — укоризненно скосила я на него глаза. — И вообще, когда в прошлый раз вы меня спасли, проблем с доставкой моего бессознательного тела домой не возникало…

— Вот именно, — весомо произнес он. — В прошлый раз. Не кажется ли вам, что ваши отношения с этим чудовищем выходят на новый уровень? Ведь именно к вам он является уже дважды и не с самыми вегетарианскими намерениями. К вам, и ни к кому больше. Что вы… Точнее, что еще вы скрываете от меня, Селлина?

Тон его стал злым и язвительным, лицо с трудом сохраняло спокойствие, но кулаки за время этой речи успели сжаться и разжаться несколько раз. Я бы и не заметила этого, если смотрела ему в глаза. Но не могла я долго выдерживать этот обвинительный взгляд.

— Ничего, — я слегка попятилась. Может, убежать? Не оставит же он меня здесь силой на всю ночь? Подумала и решила, что, если захочет — оставит, и еще как.

— Ни-че-го, — по слогам повторил он и удрученно вздохнул. — Вне стен этого дома, вы для меня теперь всегда в опасности, так что, если понадобится, будете здесь жить.

От подобного заявления, точнее от абсурдности подобного заявления я чуть не задохнулась.

— Вы шутите? — не поверила я.

— Не обладаю настолько извращенным чувством юмора, — сухо отрезал он.

Чем больше я смотрела на его лицо, тем отчетливей понимала, что он говорит на редкость серьезно.

— Но я не могу! — в панике выкрикнула я.

Он непреклонно покачал головой.

— Домой вы отправитесь только после того, как я заполучу труп этого монстра.

— Раньше… — я с трудом подбирала слова, чтобы не скатиться до нецензурщины. — Раньше вас это не волновало!

— Да, — легко согласился он. — Не волновало.

— Я арестована до выяснения причин? — перевела я на общедоступный свою судьбу.

— Мой дом — не тюрьма! — негромко прорычал обиженный магистр.

— Лорд Тиан, — я старалась говорить спокойно, хоть голос и срывался через каждое слово. — Лорд Тиан, вы же прекрасно понимаете, что это невозможно! Я не могу жить у своего декана! Это неприлично, это против правил, пойдут слухи и вообще…

— Что вообще? — прищурился темный.

— Жить с мужчиной я буду только после свадьбы! — выпалила я.

Он на секунду задумался, почесал подбородок, а затем вскинул на меня вопросительный взгляд.

— Распишемся?

Меня аж оторопь взяла.

— Подите к черту! — я запустила в него диванной подушкой. — Шутки у вас совершенно идиотские!

— Это потому что я и не думал шутить, — он с легкостью поймал мягкий снаряд, положил рядом с собой.

— Еще лучше! — фыркнула я. — Вы вообще-то мой преподаватель, забыли?

Его лицо вновь приобрело задумчивый вид и почему-то это вот совершенно, вот ни капельки мне не нравилось…

— В нашей Академии браки не запрещены, как и отношения… Если, конечно, это происходит по обоюдному согласию, и между мужчиной и женщиной… Но, если вас это так смущает, выход всегда есть — придется вас отчислить…

Я все больше приходила в ярость от происходящего. Он… Он издевается?! Ну, ничего, мы тоже умеем… Крик и мольбы на него все равно не действуют, это я знала точно.

— Ну уж нет, дорогой… — при этих словах он поднял на меня заинтересованный взгляд, а я важно уперла руки в бока, дабы принять более воинствующую позу. — Может лучше тебе закончить преподавательскую карьеру?

— Исключено, — хмыкнул повеселевший темный. — Мне нравится этим заниматься.

— Ах так! — возликовала я. Почему-то мне понравилось играть по его правилам. Получи желанный брак! И истеричку в придачу!

— Ты меня совсем не любишь! — как можно капризнее заявила и, с удовольствием пронаблюдав, как лицо мужчины вытягивается, а глаза вылезают из орбит, торжественно направилась к двери.

— И вообще относишься по-свински! — а это я уже произнесла искренне, от чистого сердца.

— Не понял… — медленно донеслось мне в спину с такими интонациями, что мороз по коже.

Дверь перед носом неожиданно захлопнулась, чуть этот самый нос не прищемив. Черт, уходить надо было быстрее…

— Что непонятного, магистр Тиан? — раз отступление провалилось, придется нападать.

Я развернулась и с вызовом сложила на груди руки.

— Что будущий муж должен быть повнимательнее? Каждую пару извозякивать свою невесту с ног до головы в грязи, это как-то не по-жениховски, не находите? Да и взгляд ваш вымораживает до самого нутра, это от любви, да? И…

Его лицо с каждым словом каменело, а я… А я выговаривалась, выплескивая всю накопившуюся обиду. Хотя какую обиду? Кто он мне? Но заткнуть меня бы сейчас не смогла целая стая горгон. А он смог.

— Хотите моей любви, Селлина?

Да! Нет… Пошел он к черту со своими вопросами! И с экспериментами! И с предложениями! Я беспомощно дернула ручку двери. Пнула ногой.

— После того, как стрясла с меня обещание?

— Какое обещание? — тоненько спросила я, прижавшись спиной к двери.

— О котором даже не вспомнила сейчас, — горько усмехнулся он и подошел вплотную.

Я замерла, затаила дыхание. От страха? Предвкушения?

Он провел пальцами по моему лицу.

— Я никогда так не пугал никого из женщин одним своим существованием, — тихо произнес он. — Настолько, чтоб от меня бежали прочь, несмотря на ночь, паутину и возможных монстров. Неужели я страшнее их всех вместе взятых?

— Ваша гордость уязвлена? — срывающимся голосом проговорила я, задрав подбородок.

— А еще я никому не предлагал ни руку, ни сердце, — продолжил он, завораживая своим проникновенным тоном. — Только сегодня. Только сейчас…

Не маг — колдун. Я чуть не поддалась.

— Не слышала предложения ни того, ни другого, — отрезала торопливо, для надежности замотав головой.

— А хотите?

— Нет! — истерично выкрикнула я, придя в ужас от самой этой мысли. От дурацкого и неадекватного желания сказать «да» в ответ.

— Вы… Как вам вообще не совестно бросаться такими словами? — взвилась я. — Хотите меня смутить? Привести в ужас? Довести до сердечного приступа? Чего вы хотите от меня, лорд Тиан?

Он помолчал недолго, рассматривая мое лицо в опасной близи.

— А разве непонятно?..

Сердце забилось чаще.

— Видит Тьма, я держался, — отрывисто произнес он, и стало жарко.

Так жарко, что хотелось вырваться из его капкана и бежать, бежать в ночную прохладу, подальше от него такого… Такого, в котором чувствуется нешуточная страсть, которой я вряд ли смогу противостоять. И это страшно, это действительно было страшно, потому что я не могу позволить себе влюбиться в темного! Не могу, но тем не менее…

— Дайте мне уйти, — судорожно прошептала я.

— Я же вижу, что ты этого не хочешь, — тихо ответил он и уткнулся лбом в мой. Его дыхание обжигало, щекотало кожу. Я беспомощно шарила ладонями по двери за своей спиной.

— Я не преследовал тебя, не требовал взаимности, не пытался влюбить в себя и не ухаживал. Честно, насколько мог, но так больше продолжаться не может.

— Меня все устраивало! — выкрикнула я, чуть ли не плача. — Не рушьте это!

— Да конечно! Именно поэтому тебе было так больно и обидно? — спросил он прямо. — Я не хочу тебя потерять навсегда.

Я никогда, никогда-никогда-никогда не позволю себе пойти по стопам матери. Я никогда не позволю себе быть с темным. Я обещала себе ненавидеть весь их род, но ненависть куда-то испарилась. Было бы в десять раз легче, если бы в сердце до сих пор жила ненависть, но там поселилось другое чувство и именно оно разрывало изнутри на куски. Мучительно. Болезненно. Неотвратимо.

— Это невозможно, — хрипло выдавила я. — Я вас не люблю, и уже говорила об этом…

— Говорила… — повторил он. — Беспомощно озираясь по сторонам и кусая губы.

Неужели это и правда звучало настолько лживо? Но я не собиралась так просто сдаваться.

— Арен, пожалуйста… Если вам не наплевать на мои чувства…

Ему было наплевать. Как всегда и всем.

— А может быть я тебя люблю? — он сгреб меня за талию, прижав вплотную к своему телу.

Может быть — недостаточно для того, чтобы я потеряла голову без памяти. Но достаточно, чтоб защемило сердце.

— А может быть и нет, — яростно ответила я, злясь на собственную слабость, и обратилась к болотной магии.

Целый рой холодных, мокрых лягушек посыпался сверху, приведя мага в замешательство. Я воспользовалась моментом, оттолкнула его в сторону.

Дверь поддалась, и я выбежала в коридор. Со всего маха врезалась во входную дверь и, распахнув ее, буквально вывалилась на улицу. В ночную темноту, в ливень и бушующую грозу. Ветер ударил в лицо, отрезвляя, и я больше не мешкала.

Я бежала. Бежала со всех ног, но что-то мешало дышать, сдавливало грудь. Я со злостью сорвала кулон темного, бросила его в траву, и лишь потом поняла, что дышать мне мешают рвущиеся наружу рыдания…

— Селлина! — он нагнал меня до обидного быстро, сгреб в охапку, развернул к себе лицом. — Селлина, ты ничего не понимаешь!

Его дыхание было жарким, рваным, глаза сверкали.

— Отпустите меня! — я с силой ударила его по груди кулаком, маг в ответ лишь сжал меня крепче. Тогда я пнула его по колену, но сама же не удержала равновесия, мы поскользнулись на грязи, мужчина только успел смягчить мое падение, но рук не разжал.

— Да что же вы делаете! — беспомощно взвыла я, теперь окончательно лишившись возможности убежать.

Дождь хлестал по лицу, одежда давно и безвозвратно промокла, порывы ветра охлаждали разгоряченную кожу.

— Я никуда тебя не отпущу, — твердо произнес темный и накрыл мои губы поцелуем.

Меня разрывало на части от желания ответить, от удовольствия, от живительного тепла, разлившегося по венам, и одновременно от холодного липкого страха и ощущения безысходности. Как будто падаешь в разверзнувшуюся бездну и ничего не можешь поделать.

Когда он отстранился, я успела только вздохнуть и заметить момент офигевания на его лице, как тело скрутила судорога, боль пролилась по позвоночнику, кожа приобрела характерный рельеф, стала алебастрово- белой, и из объятий темного выскользнула змея с сияющими голубыми глазами. Болотная гадюка во всей красе. Первый полный оборот.

Слава Тьме, что он не пытался поймать меня за хвост, и я быстро доползла до кустов и спряталась под корнями. Прощай, Академия. Прощай, факультет. Прощай, темный… Но так нельзя.

— Селлина! — он наконец пришел в себя.

Я недовольно зашипела, затаилась, свернувшись кольцом. Пусть, пусть идет прочь… Это не я. Меня тут нет.

— Куда ты спряталась, негодная? — ворчал маг совсем близко. Спасибо, что подколодной не обозвал.

— Трусиха! Колючка! Вредина!

Дождавшись, пока стихнут его шаги, я стремглав поползла к пока еще своей общаге. Кулона-пропуска теперь нет. Неужто до утра под открытым небом ночевать? У самого крыльца ко мне вернулась девичья внешность. Голая грязная девушка в темноте. Я бы на месте Изольды отшатнулась, но она лишь приветливо распахнула передо мной двери.

— Спасибо, — непослушными губами произнесла я и краем глаза увидела приближающийся мужской силуэт.

— Изольда! — взмолилась я. — Не впускай его! Пожалуйста, не впускай.

Не знаю, что послужило причиной, — моя просьба или позднее время, но декан внутрь не попал. Я торопливо поднялась в свою комнату, радуясь, что ведьмочки спят и не наблюдают меня в таком виде. Объясняться сейчас не хотелось даже с пришедшими в ужас от моего состояния крысами.

Я жестом оборвала их причитания, набросила халат, собрала чистое белье и отправилась отмываться. Долго-долго скребла кожу, но прикрывала глаза и перед ними вставал образ мага, его жаркие, требовательные поцелуи… Может быть…

— Мне придется уйти, змеям здесь не место…

Я сидела на подоконнике, забравшись туда с ногами, закутавшись в теплое одеяло, смотрела на звезды в прояснившемся небе и пила мятный чай с малиной. По идее, он должен успокаивать, но спокойнее не становилось, хоть я и пыталась думать о своем будущем отстраненно.

— Селли! — Тикки переживала, почти плакала. — Но почему? Какая разница, ведьма ты или нет?

— А такая, что на Чертовом учатся черти, на Оборотничем — оборотни, а на Ведовском — ведьмы…

— А если остаться на Темном? Только специальность поменять? — предложил Тикки. — Ты же темная, почему нет?

— Диплом Темного факультета мне не нужен. Один у меня и так уже есть. Мне лицензия нужна, чтобы зельями торговать законно и в больших количествах. Из-под полы много не продашь… А для этого должен быть у меня диплом профессионального зельевара, а попросту, такие только на ведьминских специальностях выдают…

Погрустить вволю мне не удалось. Земля под моим окном с треском разверзлась, выпуская наружу мой личный непрекращающийся кошмар. Лиловое щупальце взвилось вверх, обмоталось вокруг моей талии и выдернуло с подоконника. Малиновый чай разлился по белоснежному халату, расползаясь красным пятном на груди. Крыски мои что-то заверещали, заметавшись по комнате.

Как непривычно, что меня не переносит в безопасное место, в теплую уютную комнату с мягким ковром под ногами… Флер сожаления, но некогда жалеть.

— Гад! — вскрикнула я, призывая созданную еще тогда, по случайности, защиту.

Щупальце оплавилось, кожа вздулась темными пузырями, а само чудовище надсадно закричало из глубины земли, только вот мое стремительное падение это обстоятельство не замедлило.

Воздух свистел в ушах, и вот я несусь с бешеной скоростью сквозь толщу земли в пробитом щупальцем тоннеле. Мимо пролетают чередующиеся слои известняка, рыжие полоски глины. Мой крик отражается эхом от стен, многократно усиливается и добавляет безысходности.

Нескончаемый тоннель все же закончился… Ударом о зеркальную, серебряную гладь подземного озера. Крик обратился в бульканье, но вместо дна появился зловонный желтый туман, и опять мы летим куда-то вниз, не понять где, как, и в какой реальности. Кричать уже не было сил, и когда меня швырнуло на твердую почву лицом вниз, а все вокруг потонуло в сером мареве, я лишь с облегчением выдохнула.

Нужно бежать, но сил не было, чтобы даже встать…

— Селлина… — знакомый тихий голос заставил вздрогнуть и замереть.

Нет, это невозможно!

Я с трудом заставила себя подняться на четвереньки.

Тонкий девичий силуэт в белом платье четко вырисовывался на фоне огромного лилового чудовища, которое выжидательно сложило все свои многочисленные щупальца. Глаза, сапфировые, пронзительно синие глаза ярко горели, и их магия отражалась в бессмысленных глазах послушного монстра.

— Кати? — неверяще прошептала я, выпрямившись во весь рост.

Девушка сделала шаг вперед, и я невольно отшатнулась. Призрак прошлого…

— Живому телу тяжело приходится в Царстве Мертвых, оно такое недолговечное… — голос некогда бывшей подруги неузнаваемо изменился, стал жестче, появились металлические нотки.

Впрочем, и лица ее теперь тоже было не узнать — обвисшие щеки, почерневшие веки и кожа, изборожденная глубокими складками морщин. А ведь мы с ней были ровесницами… Сейчас передо мной стояла она и не она одновременно.

— Что же ты стоишь? Не соскучилась? Обними подругу, — постаревшая девушка распахнула объятия.

Я попятилась.

— Ты не Кати.

Сапфировые глаза горели магией ярко, но не было в них эмоций, не было на бледных губах улыбки…

— Я скоро стану Селлиной, — самоуверенно заявил этот ледяной голос, от которого мурашки шли по всему телу.

Перспектива… не вдохновила. И тут стало понятно, что от Кати здесь присутствует только оболочка — постаревшая, истаскавшаяся, ставшая ненужной тому, кто сидит внутри. И этот кто-то нацелился на мое любимое и родное тело!

Я сделала еще шаг назад. Многощупалевый монстр казался мирно пасшимся барашком по сравнению с неизвестной, но разумной угрозой. К тому же, сделав свое дело, он утратил к происходящему всякий интерес, точнее ожидал новой команды хозяина, все еще подвластный магии Кати.

— Ты кто? — в моих руках материализовалась черная плеть, но ударить я не решилась. Ведь ударить придется Кати. Не знаю, можно ли ее еще спасти, но рука не поднималась вот так запросто рассечь пополам тело подруги.

Девушка стояла, не шелохнувшись, голос тоже не удостоил ответом. Зато плеть… она истончалась, становилась все прозрачнее и прозрачней, пока не исчезла вовсе. Я в ужасе уставилась на свои ставшие пустыми руки. И тут раздался смех… Низкий, зловещий и эхом разнесшийся по округе.

— Мир Мертвых не признает живых и их магию, — заботливо пояснили мне. — Он забирает все себе, иначе я не потратил бы столько времени на достойную замену с таким же даром. Так что не трать силы, оставь все мне!

Глаза Кати потухли, и тело девушки безжизненным мешком свалилось на голые камни. Я не выдержала — подбежала к ней, осознавая, что это может быть миражом, может быть ловушкой.

Но это была и правда Кати — реальная, но несомненно мертвая. Я закрыла ее пустые выцветшие глаза ладонью и тихо разрыдалась. Почти забытое прошлое ворвалось в настоящее, подарило надежду и забрало все обратно. И заберет еще больше, если я продолжу размазывать сопли.

Мир Мертвых. Переход не обошелся без магии, и вряд ли этой магией обладает сам монстр. Он сейчас вообще казался неопасным. Я испуганно заозиралась, но не заметила ничего, ни малейшего ветерка, и от этого было жутко. Недолго, не дольше минуты, а затем вокруг меня вспыхнула яркая сеть. Тварь, похищающая тела, заверещала, напоровшись на защиту, которую я считала неудавшейся. А защита эта от…

— Дух! — не поверила я. — Бесцветный!

И для меня абсолютно точно невидимый!

Снова вспышка! И снова болезненный вой! Как долго продержится экспериментальная защита лорда Тиана?

— Я искал замену десять лет! — злобно бился о вспыхивающую сеть перерожденный.

Я пришла в себя и вслепую стегала перед собой призрачной плетью, которой хватало лишь на один удар и приходилось спешно создавать следующую.

— Отвяжись! — шипела я. — Здесь тебе самое место. Ты давно сдох!

— Да, пара некромантишков, загнавшая меня сюда, тоже так думала! — не знала, что духи умеют усмехаться, но интонации были именно такими. — Девица очень удачно попала сюда вместе с монстром, да еще и с таким потрясающим даром, которым я тоже смог пользоваться!

Я невольно отступала, замечая, как магии моей становится все меньше и меньше, а ведь защита тоже магическая — насколько ее хватит? Как отсюда выбраться?! Как убить духа, если он уже мертвый?! Черт… Лучше бы я осталась у темного…

— Не трать магию! — взревел этот… урод бестелесный!

— Моя магия — что хочу, то и делаю! — еле удержалась, чтоб язык не показать. — А тебе ее не видать — все равно растворится!

— Если займу твое тело, портиться будет только тело, а вся магическая составляющая останется при мне — я сущность этого мира, меня он не отвергает… — понизив голос, проникновенно ответили мне.

Меня почему-то затошнило от этого сладкого тона. Я, поморщившись, сделала еще шаг назад и упала, растянувшись на каменистых глыбах. Кажется, тварь улыбнулась, если он вообще может улыбаться… Да, и тотчас же моя магическая сеть вспыхнула еще раз и… не так ярко, как раньше!

— Ммммрррр… — дух очень натурально замурлыкал от радости. — Прекрасно! Еще немного и мир познакомится с новой Селлиной. Опять девка, ну да ладно… Уж в твоем теле я не совершу такой ошибки и не останусь здесь на несколько лет, благо за это время я нашел выход на поверхность…

При спасительном слове «выход» я навострила ушки.

Выход, выход, выход… Ну скажи же, где он!

Но гад принялся атаковать меня молча, и снова пришлось отмахиваться вслепую…

— Убирайся. Пошел вон. Исчезни!

Я судорожно вспоминала все, что нам с Морри удалось узнать о бесцветных. Кроме того, что их нельзя убить, на ум ничего не приходило.

Лиловое чудовище, поникшей кучей лежащее поблизости, лениво заворочалось. Щупальце свернулось в кольцо, потом резко распрямилось. И черные глаза на огромной голове больше не были подернуты синей пеленой! Зато в них весьма ощутимо сверкнул голод…

Я тотчас же подскочила на ноги, и извивающееся щупальце ударило по тому месту, где я только что разлеживалась. Столб каменной крошки взлетел вверх, монстр надсадно заорал.

— Прячься! — заверещал дух. — В расщелину!

Жертвовать собой из вредности я не собиралась, но где же она? Пока что я карабкалась по наваленным камням, куда глаза глядят.

— Направо! Валун видишь? Туда!

Мой личный навигатор, желающий меня убить сам и не терпящий конкурентов, оказался весьма полезен.

— Быстрее! Быстрее! — откровенно переживал за меня дух. — Он без контроля тебя беречь для меня не станет! Сожрет! Или по камням размажет. Ну что ты спотыкаешься?.. Отдай мне тело, все равно пользоваться не умеешь!

Прыгала по огромным камням я действительно неважно, но это не повод пытаться забрать мое тело прямо сейчас! К тому же вспыхнувшая сеть ослепляла и мешала смотреть по сторонам!

Присоска скользнула по щиколотке, содрав кожу, я прыгнула вперед, перевалилась через вершину каменного склона, кубарем скатилась с другой стороны, выиграв время. Наконец зацепилась за какой-то уступ и еле втиснулась в обнаруженную узкую щель. Выступила алая кровь, и монстр голодно взвыл.

Я тоже взвыла — от боли и, забившись в самый дальний угол, сжалась в комок, подтянула к себе колени. Чудовище снаружи бесновалось, беспорядочно выламывая куски скалы, и я вдруг четко осознала, что для того, кто способен пробить толщу земли, мое укрытие — это фигня. Стоит лишь найти, и все — конец мне обеспечен.

Перед глазами почему-то стояла Кати. Маленькая, смелая девушка, ценой своей жизни спасшая целую Академию. И я — забившаяся в дальний угол трусиха, а ведь у меня такой же дар!

— Ты что делаешь? — заволновался рядом со мной бесплотный дух, когда я решительно подползла к самому выходу. — Я сам!

Вспышка защиты уже не ослепляла, еле заметно вспыхивая.

— Тебе здесь сил не хватит. Это мир Мертвых, дорогуша! Мертвых! Здесь правим мы!

Я еле заметно вздрогнула, но сидеть и просто ждать, когда меня размажут о камни или сжуют живьем, было просто невозможно. Я осторожно выглянула наружу.

Маленькая фигура в белом платье, поломанной куклой валялась у ног страшного монстра. Стало горько-горько, до слез. А из глубины души поднималась ярость, сверкая в глазах. Сжав кулаки, я выпрямилась во весь рост. Чудовище тотчас же обратило на меня внимание, прекратило хаотично размахивать щупальцами.

Жертва обнаружена.

Черный масляный глаз, в диаметре больше моего роста, моргнул и уставился прямо на меня. Сконцентрировавшись, я ответила на взгляд. Тонкая мутная пелена заволокла чудовищный глаз.

— Успокойся, — медленно проговорила я. — Успокойся…

Я не двигалась с места, боясь потерять контакт. Монстр недовольно ворчал, но тоже не двигался — пока не двигался, лишь сжимались и разжимались кольцами его щупальца. Как будто все присоски его чесались, чтобы броситься вперед и переломать мне кости.

— Не смей причинять мне зла, — тихо, но твердо проговорила я.

Контакт был зыбким, готовый в любой момент прерваться, поэтому я чуть не бросилась прочь, когда мощное щупальце опустилось на землю совсем рядом, а монстр злобно, но беспомощно взвыл.

Каменная крошка осыпала мое лицо, исполосовав щеки, я закусила до крови губы, но не моргнула. Не могла позволить себе такую роскошь. Лишь медленно выдохнула.

— Это тупое животное, — фыркнул рядом приободрившийся дух. — До сих пор не понимаю, как твоя подруга смогла наложить запрет такой силы, что он до сих пор не может пробиться наружу на территории Царства Змей. Замирал столбом и все. Тупое создание.

Наружу. Наружу…

— Почему же ты не выбрался раньше в другом месте? — равнодушно спросила я, не отводя взгляда от своей жертвы.

— Пока я искал выход, тело старело, стало хрупким, — неохотно ответил он. — Требовалась замена, с таким же даром, чтобы не потерять этого замечательного слугу. Иначе он первым делом сожрал бы меня в новом обличье. А я, знаешь ли, не жажду стать кормом… Я бы и тебя не нашел, если бы ты не стала спускаться под землю! И вижу — не ошибся…

Ишь ты… Тела ему чужого мало, еще и дар подавай… А ведь появился этот монстр и правда после того, как мы с Морри первый раз прошли под землей.

Я прищурилась, усиливая собственную магию. Она действительно стремительно таяла, времени почти не осталось. Собралась с духом, решительно вскинула подбородок.

— Отнеси меня наверх! — требовательно выкрикнула я дрожащим голосом. — Туда, где взял А я, знаешь ли, не жажду стать кормом… Я бы и тебя не нашел, если бы ты не стала спускаться под землю! Живо!

— Нет! — оглушил меня рев духа. — Не-е-ет!!!

Защита вспыхнула — еле-еле, на последнем издыхании, но с таким трудом налаженный контакт прервался. Монстр неуверенно дернул щупальцем, а потом трубно заорал, и мне спешно пришлось забиться за ближайший камень.

Но ко мне тут же пропал интерес, когда этот тихий мир нарушили визгливые крики и весьма разборчивый мат.

С неба что-то падало. С дикой скоростью, что-то черное, хлопающее множеством крыльев и очень эмоционально ругающееся на нескольких языках разом.

Четыре горгульи скинули пассажира и устремились обратно вверх, отчаянно визжа и уворачиваясь от толстых извивающихся щупалец, пытающихся схватить каменных пташек прямо в воздухе. Лорд Тиан встал на ноги, отряхнул запылившиеся штаны и присвистнул, оглянувшись вокруг.

— Какой же он огромный. Ох, Селли… Вот за что?

Я чуть от радости не задохнулась, увидев с виду спокойного темного, привычно усмехающегося и закатывающего рукава перед боем. А в следующее мгновенье меня обуял ужас. Ведь чудовище далеко не самое страшное здесь существо!

— Арен! Осторожно. Здесь…

— Я. — Ехидно договорили за меня, и защита рассыпалась на мириады искрящихся точек. Ударило в глаза темным туманом, и все погасло вокруг.

Ни дыхания, ни сердцебиения, лишь глухая чернота и ехидный смех. И я. Или не я. И тишина.

— Пошла вон отсюда.

Голос привел меня в себя. Мираж? Сон? Где я? И почему мне здесь так уютно?..

Вокруг было небо. Голубое, чистое и почему-то переливающееся, как моя магия.

— Это мое, — услужливо сообщили мне, едва я зажмурилась, вскинув голову к сияющему и словно живому небу. — А тебе здесь места теперь нет.

Я стояла на краю пропасти. Под ногами была опора — черная скала, твердая и надежная, сверху небо — голубое и яркое, а сама я была в золотом сияющем платье, и руки мои мерцали золотистым свечением, и волосы. А позади, где кончалась скала, кончалось и небо, превращаясь в бездонную воронку, от которой тянуло ужасом и смертью.

Незнакомый мужчина стоял напротив. Низкий, приземистый, неуклюжий. С острым загнутым книзу носом и жутковатым взглядом, жадно тянувшимся ко мне.

— Жизненная сила тоже моя, она тебе не пригодится.

Так вот как выглядит бесплотный дух! Или так он выглядел при жизни? Нити — светлые, золотистые и теперь я точно знала — несущие самое дорогое — жизнь, потянулись к нему, как паутинка, против моей воли.

Он выбросил вперед ладонь, и с удлинившихся пальцев потекли вперед дымчатые извивающиеся плети, подползли вплотную, полезли вверх по подолу, который тут же потускнел рядом с ними. Я отступила на шаг. Дух улыбался. Открыто, торжествующе и оттого страшно.

Я попыталась ответить магией, но земля подо мной сотряслась яростным ударом, и я еле устояла на ногах. Дух захохотал — раскатисто, словно гром.

— Давай, попробуй уничтожить себя изнутри! — веселился он. И обвел рукой вокруг. — Полюбуйся, что тебя наполняет… Магия, жизнь… Темная магия — фундамент твоего дара, ментальная — приятное дополнение, маловато будет… У твоей предшественницы была сапфировая твердь под ногами, которая дрожала от переполнявшей ее энергии. Но ничего, я разберусь, как распорядиться и этим наследием…

Вокруг меня сплетались черные жгуты, загоняя все глубже и глубже в темноту, подталкивая к бездонной пропасти.

— Так вот как ты захватываешь тело? — презрительно скривила я губы.

— Нет, — больше не было на лице улыбки. — Так я изгоняю душу.

И разговоры кончились.

Я чувствовала, как с каждой потерянной золотистой каплей мое тело бледнеет и постепенно расплывается. И отступала, отступала, ища спасения. И окружали все плотнее жадные плети, высасывающие силу, превращающие меня в ничто. И дико хотелось спать.

— Селли!

Я вздрогнула. Голос был далеким, тихим, но дрогнула опора под моими ногами, а за спиной со скрежетом выросла каменная черная глыба, отделяющая меня от края пропасти, над которой я уже занесла ногу. Пятиться теперь было некуда, я лопатками уперлась прямо в нее. Дух неприятно скривился.

— Селли! — уже тверже, увереннее. Кажется, я знаю этот голос.

Дух оскалился, зарычал, завращал страшно глазами, но разрасталось между нами фиолетовое свечение, непонятно откуда взявшееся.

— Борись, не сдавайся! Не уступай ему! — апатично услышала я.

Платье мое больше не сверкало золотом, обвисло серой тряпкой, а у существа напротив отросли зубы, с которых капала слюна и он бросался, бросался вперед, но почему-то не дотягивался до меня, налетая на сверкающую фиолетовыми всполохами преграду. Голоден?

Мысли путались, даже стоять на ногах было лень, и я уселась прямо на камни, поджав ноги, оперлась спиной на отделяющую от пропасти глыбу и просто смотрела перед собой пустым взглядом. Так, наверное, нельзя, именно этого и добивался захватчик — избавить мое тело от своего «Я», от души, от меня… Но мне было наплевать. Потрясающее равнодушие перед концом.

— Селлина… — совсем тихо, обреченно, горько.

Я устало прикрыла глаза. Сил бороться не было, сил не было даже, чтобы смотреть на взбесившегося за фиолетовой преградой духа, который все больше приобретал звериные черты, становился все чернее — лицо, волосы, когти на неестественно длинных руках. Странно.

И вдруг страшный удар в грудь. Я скривилась от боли, ахнула, но в следующее мгновение от этого места начало разливаться что-то горячее, быстро распространяясь по всему телу. Я словно очнулась ото сна, в голове прояснилось, и я увидела, что ярче сияет мое платье, что вернулось к посеревшей коже золотистое сияние. Я решительно поднялась на ноги и даже не пошатнулась.

Дух превратился в черное, метающееся за преградой, бесформенное пятно. Я обвела взглядом вокруг — бескрайний простор, острые черные скалы, тянущиеся вверх, как будто ставшее ярче небо, теплый ласкающий ветер и наполняющий меня энергией, укутывающий жаркий свет. Не отдам.

— Здесь я хозяйка!

Голос прогремел оглушительно.

Дух ответил неразборчивым воем.

А я вдруг четко поняла, что ему здесь нет места и не могло быть. И почему я отступала раньше от этого жалкого комка?

— Пошел вон.

Земля и небо сомкнулись, отрезая постороннее существо из моего мира, выбрасывая его за пределы моей жизни, а я успела улыбнуться, прежде чем окончательно погрузиться в темноту.

Первое, что я почувствовала, когда вернулась способность чувствовать — впившиеся в лопатки камни. Первое, что увидела, открыв глаза — крючковатый, хищно выступающий вперед нос, темные глаза, сверкающие под капюшоном и осунувшееся лицо, нависшее надо мной.

— Вы?! — перепугано выдохнула я и приподнялась на локтях, готовая отползти назад на безопасное расстояние.

— Мы, — поправил знакомый голос. — Извини, мне пришлось многое рассказать…

Лорд Тиан проворно оттеснил некроманта в сторону плечом, наклонился ко мне ближе. Я была рада ему, рада как никогда и, наверное, глупо улыбалась.

— Спасибо! — магистр с силой пожал костлявую руку декана некромантов.

— Впервые вижу, как перерожденный становится обратно черным, — задумчиво проскрежетал Ринтан Сонер. — А с черным справиться здесь намного проще, чем на поверхности.

Естественно, я не стала сообщать, что однажды превратила черного в бесцветного, так почему бы и не превратить наоборот? Все равно не поняла, как именно. Может, у духов на меня своеобразная аллергия?

Вдали лежали дымящиеся останки некогда страшного монстра, вокруг него сновали темные маги и некроманты в плащах — настоящие, я не разглядела ни одного адепта. Почему-то чудище стало жалко.

Темный проследил за моим взглядом, за моим раскисшим выражением лица.

— Вот только не говори… — несчастно скривился он.

Я шмыгнула носом, но промолчала. Существо, которое с легкостью может открывать проход из нижнего мира в наш, опасно по определению, а уж если оно обладает такими размерами и агрессивное… Все-таки я недостаточно кровожадна ни для темной, ни для ведьмы. И, как оказалось, недостаточно сильна…

— Зачем ты это сделал?

Брови мужчины изумленно приподнялись.

— Зачем, что?.. Зачем бросился следом, едва твои питомцы заголосили на всю округу? Зачем собрал столько народа, поняв, что даже самый разозлившийся темный маг не справится в одиночку? Или монстр стал твоим новым любимцем, и ты решила его дрессировать? Признай, у тебя это получилось не самым лучшим образом…

Я ждала. Так и думала, он не сказал, замолчал выжидательно, с искренним непониманием уставившись на меня.

— Моей жизненной силы почти не осталось, — тихо произнесла я. — Кто-то поделился своей.

Он самодовольно хмыкнул.

— Долги надо возвращать.

— Долги, значит… — задумчиво протянула я. Значит, знал. Интересно, как давно?

Долги, так долги. И на том спасибо.

Стало как-то горько. Поделиться своей кровью, жизнью, магией. Никто не станет делать это для постороннего. Ну, разве что из чувства долга.

Я мягко оттолкнула мага в сторону, пытаясь встать на ноги.

Он помог мне подняться, несмотря на мое недовольное пыхтение, сгреб в охапку и поцеловал так, что даже голова закружилась.

— Глупая… — прошептал он. — Глупая, маленькая колючка…

Схватил за плечи, встряхнул хорошенько.

— Вот скажи мне, какого черта ты выкинула кулон? — строго заглянул он в мои глаза, отчитывая. — А если бы я тебя никогда не нашел? А если бы я не успел? А если бы ты погибла? Вот скажи, кого бы я тогда любил?

— Кого?.. — тихо повторила я, находясь в некой прострации и глядя в его взволнованные глаза.

Он не ответил, лишь снова поцеловал — нежно и ласково. Мои руки обхватили его плечи — сильные, широкие. Мое сердце абсолютно иррационально рвалось к нему — к этому безумному как в схватке, так и в любви темному. И он не мог это не почувствовать — прижал к себе крепче, выдохнул с облегчением, что я не отталкиваю его больше, не сопротивляюсь чувствам, потерся щекой о мои волосы.

— Мое предложение, между прочим, все еще в полной силе, — провокационно проговорил он на ухо.

— Но… — я отстранилась в замешательстве. — Я тебя совсем не знаю…

Я нагло врала, потому что знала, что рядом со мной совершенно потрясающий мужчина, и я его успела полюбить всем сердцем. Против воли, против здравого смысла. И собиралась позорно сбежать от этой любви.

— Я сегодня вообще узнал, что ты змея, — хмыкнул он. — Но это не мешает мне тебя любить.

— Гадюка, — смущенно добавила я.

— Надеюсь, ты хотя бы не ядовита? — он снова поцеловал меня, ухмыляясь.

— Ядовита…

— Так я и знал. Больше не вздумай от меня бежать, поняла?

— Да от тебя даже в мире мертвых не скроешься, — притворно вздохнула я и удостоилась угрожающе продемонстрированного моему носу кулака.