На третьем этаже нас ждала большая общая комната без окон, но светло освещенная сианитами, с диваном посередине, креслами, маленьким столиком, застеленным узорчатой скатертью. А по периметру располагались шесть дверей с вырезанными в грубом дереве номерами комнат. Мы тут же разбежались, каждая искать свою.

Моя комната оказалась небольшой — вмещала только кровать, шкаф, письменный стол, но главное в ней было то, что она теперь стала моей!

— Селли! Селли! — запрыгал по столу саквояжик, напоминая о себе. — Выпусти нас!

Ну ладно, теперь уже не только моей…

— Когда ужин?

— Где кухня? — высунулись две любопытные мордочки.

— Воровать запрещаю! — строго пригрозила я пальцем. Не скажу, что эти вопросы меня тоже не волнуют, но… — Мы это… как бы сказать… в Изольде…

И неизвестно, как она отреагирует на двух, живущих в ней крыс! И на того, кто их привел.

— О-о-оо! Обитель ведьм! — довольно потер лапки Рикки. — Шикарненько!

— Почему обитель? — не поняла я. — А не… — шепотом, озираясь по сторонам, — изба…

Пол под ногами не провалился, дом не заскрипел от оскорбления, и я невольно выдохнула. Изольда или не услышала, или не обиделась.

— Так потому что все ведьмы живут здесь! И с факультета Темной магии, и с Ведовского, — пояснил крыс. — Раньше-то ведьмы в третьем общежитии жили, вперемешку с другими адептами, а потом лорд Тиан открыл новую специальность и для своих Изольду откуда-то пригнал. Откуда неведомо, но девчонкам понравилось… А ректор Форнеус взял и всех ведьм туда сселил! Тогда вообще массовое расселение было со скандалами, подлянками и слезами. Гоблинов вот тоже хотели в Палаточный городок переселить — подальше ото всех, но факультет Контроля грудью встал, не отдали. Еще бы, там, говорят, фруктовые деревья на каждом шагу растут, сами с себя плоды срывают и тебе в руки складывают. Жаль, не пускают посторонних, я бы там пожил… — мечтательно прикрыл глаза Рикки. — А вдруг там и сырные деревья есть…

Вдруг с улицы донесся звериный рык. Стекла зазвенели, бревна жалобно заскрипели, а крысы в ужасе бросились под кровать.

Я подавила желание броситься вслед за крысами и опасливо подошла к окну, отдернула ситцевую занавеску. Не видать ничего. Неужто монстр какой-то завелся?

— Эллиан! — раздался громогласный вопль. Нет, похоже не монстр, а кто-то умеющий говорить и, возможно, даже разумный…

— Слышала? — бесцеремонно ворвалась в комнату Равьена, почему-то уже воспринимающая меня своей подругой.

— Ага, — отворачиваясь от окна, кивнула я равнодушно. — А…

А она еще и с метлой!

— Так чего стоишь? — ведьма нагло отстранила меня в сторонку, запрыгивая на подоконник. — Знаешь, кто орет?

— Ммм? — невнятно промычала я. — Местный псих?

— Ректор! — припечатала она, устраиваясь на метле. — Полетели смотреть!

Пока я придумывала, как объяснить ей, что никуда не полечу и что метла моя в принципе для антуража, Равьена уверенно протянула мне руку.

— Когда ты еще настоящего огненного демона увидишь?

Надеюсь, что вблизи и так орущего на меня — никогда! А вот приглашение полетать, как настоящая ведьма, выглядело соблазнительно…

Черт, зачем я это делаю!

— А метла нас обеих выдержит? — запоздало спохватилась я, усаживаясь позади ведьмы.

Судорожно вцепилась в ее талию. Свалюсь, точно свалюсь. И ее еще за собой утяну…

— А то! — уверенно заявила она, лихо отталкиваясь от подоконника.

Мама! Мама! Мамочки! Мы падаем! Аааааа! Аааааа! Ааа… А нет, всего лишь пикировали, разгоняясь, и теперь устремились вверх, набирая высоту.

— Чего орешь прямо в ухо, как первый раз на метлу села? — возмутилась ведьма, но мне уже было не до нее.

Небо! Небо вокруг! Так близко, что дух захватывает! Синее, ослепляющее, бесконечное… Ветер свистит, метла под нами подрагивает, воздух бьет в лицо, заставляя жмуриться, развевает волосы…

— Ты это… — запинаясь, выдохнула я, стараясь не смотреть вниз. — Не гони так больше!

Равьена в ответ фыркнула, но полет сразу стал более плавным. Мое сердце тоже стало биться ровнее, но дыхание все равно замирало…

И раскинулись цветастым полотном внизу зелень деревьев, разнообразные постройки, соединенные паутиной дорожек, полыхающая огнем цифра три, к которой мы и начали снижаться… Возле крыльца общежития собралась толпа растерянных адептов, сжимающих в руках свои вещи… Ой, а я, кажется, знаю, отчего орал ректор…

— Летим обратно! — я резко дернула Равьену за локоть.

Мы опасно накренились вбок, ведьма в ответ молча отпихнула меня и, крепко сжимая черенок, вернула метлу на прежний курс.

— Какого черта я не могу войти! — громыхнул голос рассерженного ректора совсем близко.

Нас тряхнуло, я снова дернула Равьену в сторону, она — в другую, и тут же потеряла управление.

На этот раз мы не пикировали. Мы просто ухнули вниз — вместе с метлой и матами. Страшно, быстро и больно! Ненавижу летать!

— Ты что натворила, сумасшедшая? — у Равьены в гневе даже сквозь очки промелькнули красные искорки.

Но научусь обязательно!

— Давай свалим, а? — умоляюще попросила я.

— Смотри сколько народу, да и ректор не будет просто так орать, что-то произошло, — она уверенно развернулась в сторону толпы. — И я хочу узнать — что!

А вот я уже знаю, что произошло, и бежать отсюда — лучшее решение!

Адепты стекались со всех сторон, привлеченные рыком ректора, и теперь напирали сзади, увлекая за собой вперед. Еще чуть-чуть и не выберусь!

— Какой придурок освободил черного духа! — готовая сбежать, я замерла на месте. — Эллиан, что у тебя? Ринтан? Да отзовитесь вы, черт подери!

Черного духа? Да разве похож этот несчастный старикашка на смертельно опасную сущность? На неуловимого паразита, высасывающего силу, энергию и даже жизнь! Я же живая осталась! И невредимая!

Теперь я тоже двинулась вперед, протискиваясь между широких спин, приподнялась на цыпочки, чтобы разглядеть получше.

Взбешенный демон, полыхая огненными рогами и хвостом, нервно прохаживался вдоль крыльца, изредка касался ручки двери и вспыхивал уже весь гудящим желто-красным пламенем, высотою в два его роста. Пожалуй, я теперь вряд ли осмелюсь подойти к нему просить перевода на Ведовский!

— Еще минуту, ректор Форнеус, — донесся из глубины здания приятный мужской голос, от которого веяло невозмутимым спокойствием. — Боюсь, новости вам не понравятся…

— Они мне уже не нравятся! — проворчал ректор. — Два месяца я рыскал по болотам, ища его мертвое тело, чтобы выманить и привязать! Два месяца он безнаказанно жрал моих адептов и преподавателей! Я не нашел способа его убить, зато сумел смирить его безумную злость, сделать беззащитным, как котенок, и послушным, как верный пес… Из пленника получился отличный комендант — связанный с самим зданием, он знал все, что происходит внутри, а правила заставлял соблюдать безукоризненно… И теперь какой-то идиот освобождает его прямо у меня под носом!

Дверь открылась изнутри и наружу вышел светловолосый мужчина в темных очках. Совсем как у той девочки-василиски! Мои губы невольно расползлись в улыбке. Такая редкость — настоящий василиск! С тех пор, как их страну затопило лавой проснувшегося вулкана, василисковых семей осталось единицы, и те предпочитали вести уединенный образ жизни. Наши расы считаются самыми близкими, но за всю жизнь я видела василисков только на картинках в учебниках, а тут уже второй экземпляр, встреченный мной живьем за несколько дней!

Только моя радость тут же исчезла, едва он открыл рот. Лично придушила бы этот, уже не особо вымирающий вид!

— Тела больше нет, привязку сделать невозможно, — спокойным голосом сообщил он порыкивающему от злости демону. — Черного духа тоже нет.

— Понятно, что я и не надеялся, что он нас внутри дожидается, — из ноздрей ректора пыхнуло двумя струйками черного дыма.

— Нет, его совсем нет. Черного духа теперь не существует в природе, — из общежития вышел высоченный некромант, зачем-то натягивая кожаные массивные перчатки.

Пошевелил пальцами, затянул застежки на запястьях и только тогда поднял голову. Коротко стриженные черные волосы, хищный нос, глубоко посаженные темные глаза и жесткая полоска губ. Выглядел он внушительно, нашивки из костей на рукавах не вызывали смеха, плащ с фиолетовым подбоем крепился на груди сложно сплетенным бронзовым амулетом, по линиям которого волнами проносились зеленоватые всполохи магии, капюшон был небрежно откинут назад. Я знала, что они предпочитают скрывать лицо при некоторых ритуалах, чтобы духам сложнее было найти того, кто потревожил покой мертвых. И судя по всему один из таких ритуалов он и проводил. Только что. Там внизу, в подвале…

— Он перешел на высший уровень, видимо, в процессе разрыва привязок высвободилась необходимая энергия, — с подчеркнуто равнодушным видом продолжил некромант. — Он теперь не черный дух, а бесцветный.

Наступила гнетущая тишина. Даже всегда шумные адепты притихли, осознавая, чем это грозит Академии.

— Что там с магическим воздействием? — цедя слова, угрожающе поинтересовался ректор.

— Темная магия, — безэмоционально отозвался василиск. — Женская.

Мне крышка. Если правда вскроется, не учиться мне больше здесь, да и вообще не учиться, а тухнуть в подвале с кандалами на ноге! Я теперь самый настоящий преступник, выпустивший в наш мир духа-убийцу! Еще и уровень ему повысила, сделав его неуловимым. Еще и не та, за кого себя выдаю…

— Тиан!!!

Этого еще не хватало! Я нырнула вглубь толпы, но успела заметить, как воздух подернулся прозрачной дымкой, являя нашего декана. Лорд Тиан с интересом огляделся, скользнул взглядом по сгрудившимся адептам, нахмурился.

— Что случилось?

Василиск был краток:

— Кто-то освободил черного духа, превратив его в бесцветного, и есть все основания предполагать, что это кто-то из твоих адепток.

— Собери их всех сейчас же, Арен, по свежим следам найдем, — гортанно, но сдержанно проговорил ректор Форнеус.

Темный остался на редкость спокойным.

— Хорошо. Но у меня из девчонок в основном ведьмы, и силы перевести дух на новый уровень им точно не хватит, если только… Там рядом свежий живописный трупик не валяется?

— Будет валяться и не только там, если не придумаем способ изловить Мамайуса, — прорычал ректор. — Но для начала я хочу найти его освободителя!

От обещания скорой расправы, прозвучавшего в голосе демона, по спине мурашки пробежали… Мать моя! Вот тебе и несчастный дед Мамай, жестоко прикованный к стенам…

— Строиться! — негромко приказал темный в пустоту и принялся перечислять названия групп.

Адептки Темной Магии одна за другой выходили вперед — большинство оказалось здесь, среди зевак, и с легкостью шли на проверку. Становились в ряд — их действительно оказалось не много — с пяти курсов около двадцати девушек. Темноволосые красавицы, одетые в черную форму, укрепленную металлическими пластинами на плечах, груди, от запястий до локтей. Лица жесткие. Подбородок выставлен чуть вперед, губы плотно сжаты, в лицах застывший холод. Сразу видно — готовые хоть сейчас в бой.

Каждую заставили создать над ладонью маленький шарик, и василиск пошел вдоль строя, касанием туша трепыхающиеся темные сгустки.

— Здесь нет, давай следующих, — заявил он в конце строя.

— Ведьм? — усмехнулся лорд Тиан.

Василиск лишь развел руками, соглашаясь с абсурдностью просьбы.

— Я обязан проверить всех.

Темный подал знак адепткам, и они, сделав несколько шагов, отошли к толпе. Толпа слегка расступилась от них, как от проклятых. Плевать, что девушки только что на глазах у всех прошли проверку — пока не найден виновный, подозревать будут в первую очередь их.

Жалко девчонок, но я искренне надеюсь, что виновный найден не будет. И что Морри меня не сдаст! Черт! От этой мысли я заметалась на месте — мне надо увидеться с ним раньше, чем начнут всех опрашивать…

Тем временем собрались ведьмы. Второй и третий курс. И их было немногим больше темных. И они улыбались, выстраиваясь в строй. И сияли. Сияли глаза, сияли вьющиеся волосы, тонкие фигурки, аккуратно затянутые в брючную форму фиолетового и черного цвета. Рубашечки с воротничком-стоечкой, приталенные пиджачки, голубой кулон на шее. Сиял декан, с отцовской гордостью глядя на них. А я не сияла. Я зеленела от зависти, Равьена — тоже, прикусывая губу. Цвет для своей формы мы выбрали правильный — она была бы сейчас нам очень к лицу, практически сливалась.

— Начинай свою проверку, — уверенно махнул рукой темный.

И снова безуспешно пытался василиск найти у них следы моей магии. И снова всех отпустили, и снова толпа держалась от них подальше.

— Я, конечно, очень рад, что среди моих адепток не оказалось освободителя Мамайуса, — в полной тишине негромко проговорил маг. — Но проблема осталась не решенной…

— Тревога по Академии! — проревел ректор на всю округу. — Бесцветный дух на свободе!

Тот час же его клич подхватили птицы, эхом разнося слова по всей территории.

А он уже тише добавил:

— Смотри, Арен… Если узнаю, что ты прикрываешь кого-то из своих девок, с факультетом можешь распрощаться!

Лорд Тиан вскинул на ректора самоуверенный взгляд, но промолчал.

— Да снимите уже со здания эту чертову защиту, я хочу лично все осмотреть! — раздраженно пробормотал Форнеус.

— Вы извините, — еще тише ответил василиск. — Но снимется она только вашей смертью, там изнутри видно пле…

— Я ее убью! — выпалил Форнеус, и я сжалась, неосознанно попятилась назад, но уперлась спиной в другого адепта. — Только поймаю эту тварь, что тут завелась и строит козни! Это не просто диверсия против Академии — это вызов лично мне!

Тварь нервно сглотнула, оставшись на месте и боясь даже вздохом привлечь к себе внимание.

— Это месть пойманного вами духа, — пожал василиск плечами.

Я невольно перевела дыхание — хоть тут я ни при чем.

Ректор еще сильнее разозлился.

— Расходитесь! — рявкнул он на толпу.

Я бы с радостью, но никто не двинулся с места. Невиновные ректора боялись гораздо меньше, чем я.

— А как же заселение? — раздался первый робкий голос.

— А кто теперь наш комендант?

— А устав еще действует? Или теперь можно… Ой! — тычок под ребра заставил обрадованный голос заткнуться.

— А нас теперь будут убивать? — деловито осведомился кто-то из толпы.

— Для начала самых непонятливых убью я, — зло пообещал демон. — Те, кто оказался без места в общежитии — останьтесь, займемся вашим расселением, остальные — все вон! Соблюдайте осторожность, сообщайте о недомоганиях и, если заметите что-то подозрительное — поднимайте тревогу, сообщайте старшим и не геройствуйте в одиночку. С сегодняшнего дня действует комендантский, мать его за ногу, час!

Неохотно толпа начала рассасываться. Я уже не торопилась обратно, постоянно оглядывалась, приподнималась на цыпочках и искала глазами знакомую темную фигуру.

— Вот ты где! — сзади резко схватили за запястье, я испуганно дернулась, но запыхавшийся Морри сам нашел меня, и теперь быстрым шагом мы удалялись от общаги прочь.

— Ты поняла, как вляпалась? — развернулся он ко мне, требовательно глядя в глаза, когда мы дошли до лесного массива, растущего вдоль озера, и вокруг не осталось ни единой души.

Вот! Сейчас самое время! Селлина, ты же не зря его искала!

— По самую… макушку, — опустив взгляд, выдохнула я обессиленно, не воспользовавшись моментом.

— Ага, макушку, — возбужденно пробормотал Морри. — В заднице мы с тобой! В заднице! В огромной такой, полной вонючего…

Я возмущенно кашлянула, не намереваясь слушать описание физиологических подробностей своего положения. Но то, что он сказал «мы», определенно приободрило. Значит, не побежит сломя голову к ректору с донесением. Впрочем, он уже не побежал…

— Не кричи, — прошептала я. — Не привлекай внимания.

Он хотел еще что-то сказать. Много. Но замолчал. Лишь шумное дыхание выдавало его волнение, недовольство и… страх.

Подло гипнотизировать друзей, подло делать это с тем, кто тебе помог и не раз… Но надо. Странно, раньше угрызений совести по этому поводу я никогда не испытывала.

Раньше я и преступницей не была. Так что прочь сомнения! Я решительно подняла голову, ловя зрительный контакт.

— У тебя такие чистые голубые глаза, — задумчиво произнес Морри через некоторое время, явно озадачившись, чего это я на него так пристально уставилась. — Я и не замечал. Очень красиво и очень странно для ведьмы.

Как это чистые? А как же золотистые искорки, вспыхивающие по кругу радужки и подчиняющие своему ритму чужую волю? Как же мой дар? Почему так долго?

Я молчала, глядя в темные глаза некроманта, и понимала, что что-то держит, не дает применить змеиную силу. Совесть? Редкое качество и абсолютно лишнее.

— Особенно для темной, — многозначительно обронил некромант.

Фраза словно разорвала все барьеры.

— Забудь, — приказала я тихо, но внятно, медленно отмеряя слова. — Ты встретил меня в коридоре, заблудившуюся и усталую, пожалел и привел к себе.

Морри удивленно сморгнул, когда я отстранилась.

— Я прекрасно помню, где и при каких обстоятельствах тебя встретил, — язвительно произнес он. — И глаза твои, хоть и красивые, но не настолько, чтоб ради них я все забыл… Хоть бы поцелуй добавила, я может бы еще и притворился склеротиком!

Я мысленно выругалась. Я могу приказать что-нибудь сделать, и никто не вспомнит, как я отдавала приказ, но изменить воспоминания не в силах. Попробовать все равно стоило… Жаль, настойки, стирающей память, с собой нет. Хотя, если подумать, то и она бы не помогла — больше суток прошло с нашего знаменательного знакомства, а зелье стирает память на час-два до ее принятия. А если сделать концентрацию побольше, на выходе можно получить блаженно улыбающегося идиота. Такой точно никому и ничего рассказать не сможет, но я еще не настолько тварь, чтобы экспериментировать на Морри. Но и не настолько безобидна, чтоб не предпринять еще одну попытку.

— Когда тебя начнут спрашивать о нашей встрече, ты скажешь, что встретил меня в коридоре общежития, поднимающуюся по лестнице, — медленно и четко проговорила я, снова поймав его взгляд.

На этот раз он не язвил, не улыбался и не моргал.

— Ты что-то сказала? — выйдя из ступора, он удивленно оглядывался по сторонам, словно что-то почувствовав.

— Да, — удовлетворенно произнесла я. — Что будем делать?

— Искать способ избавиться от перерожденного духа, пока от нас не избавились первыми. А там глядишь, ректору и неинтересно будет, кто отпустил Мамайуса, если он снова окажется на цепи.

— Заодно героями помрем, — безэмоционально поддержала я.

Морри разочарованно на меня посмотрел.

— Сбегать нужно было раньше, пока я тебе предлагал.

— Я не собираюсь сбегать! — возмутилась я. — Но ловить непонятно кого предоставила бы возможность более опытным и сильным магам, а сама бы лучше затаилась, не привлекая внимания… А если мы будем бегать с сачком в руках по всей Академии, то это точно не останется незаметным! Не знаю, что будет с тобой за соучастие, но меня ждет вполне реальная тюрьма!

— Меня как минимум отчислят из Академии, — спокойно ответил он. — И это если он никого не сожрет! И на наших магов я бы надеяться не стал и поторопился бы с ловушкой сам…

— Что? Настолько слабые? — выдавила я насмешку, хотя смеяться совершенно не хотелось.

Молодой некромант тоже даже не улыбнулся.

— Позволь на правах некроманта рассказать тебе о бесцветных духах. Они потому так и называются, что даже сильный маг не заметит, если эта дрянь присосется к нему, питаясь его теплом и магией! Даже сам ректор! А значит и избавиться от него не сможет… — Морри выдержал многозначительную паузу. — А теперь подумай, насколько хватит тебя, или меня, или любого другого адепта, если дух выберет нас своей жертвой? Если уже не выбрал…

Перспектива не одухотворяла, да и вообще вся Академия казалась сейчас полной таинственной и невидимой опасности.

— И как же тогда мы-то справимся? Есть идеи?

Глаза Морри оживились, словно он уже знал ответ.

— Раз он использовал твою энергию для перехода на новый уровень, то вы с ним должны стать в некотором роде связаны, я это у нашего декана подслушал, — возбужденно заговорил он. — Магистр РинтанСонер уверен, что можно будет снова обезвредить духа, используя тебя, а он специалист в своем деле…

— Это тот страшный некромант? Я к нему не пойду! — возмутилась я, вспомнив внушительного мужчину с хищными глазами. — И вообще не известно, он меня живую или мертвую использовать собирается!

— Знаешь, к нему даже я не пойду добровольно, — согласился Морри. — Но раз ему известен способ, то мы тоже должны о нем узнать и применить, пока никто не пострадал…

Мысль, что по моей вине дух может кого-то высосать, пугала неимоверно, но идти и сдаваться ректору или некроманту было не менее страшно…

— Надо исправлять ошибку, — кивнула я. — Тащи свои книги по некромантии, будем информацию искать…

Стая птиц вспорхнула с деревьев от пронзительного гула, я вздрогнула, вопросительно посмотрела на Морри.

— Комендантский час, — пояснил он. — Первое предупреждение — все должны разойтись по комнатам. После третьего по территории пройдет гигантская паутина, собирая ослушавшихся…

— Жуть какая!

Мы заторопились в обратный путь.

— Я сам посмотрю — пока в тех книгах, что у меня есть. Завтра встретимся после пар, если не найду ничего, пойдем в библиотеку, — Морри говорил торопливо и тихо, но понизил голос еще. — Если не найдем и там, придется наведаться в деканат…

Я обреченно застонала, но не спорила. Может все окажется легче, чем мы думаем, и не придется нарушать комендантский час и лезть ночью в некромантский кабинет. Но что-то внутри подсказывало, что мои надежды не оправдаются…