Наутро меня разбудил шум, доносящийся из общей комнаты. Кто-то вопил, кто-то всхлипывал, кто-то чем-то стучал. Я вскочила и бросилась к двери прямо в батистовой сорочке.

На третьем этаже творился хаос. Полина сидела на диване и плакала, сморкаясь в какую-то зеленую тряпку. Павла ругалась на трольем, размахивая зеленой же шториной с кружевами. Есения робко стояла в сторонке и выглядела как… как…

Полосатые зелено-черные чулочки, широкую резинку которых не скрывала короткая пышная юбочка с несколькими слоями кружев под ней, талия, утянутая ярким корсетом, и грудь, готовая из этого корсета выпрыгнуть от любого движения…

Равьена с Динэей на пару били Жоржа, загнав его в угол. Метлой. Паук возмущенно орал и прикрывал многочисленными лапами голову-тельце.

— Что за безобразие? — с трудом перекрикнула я этот гам. — Первый курс! Успокоились быстро!

В голосе невольно проступили забытые командные нотки.

Стало значительно тише, паука перестали бить, прижав метлой к полу, Павла повернулась ко мне, растянула во всю длину рук шторину, которая оказалась необъятной по своей ширине юбкой.

— Вот безобразие! — взволнованно заявила она.

— Это форма, я всю ночь шил! — сдавленно проговорил Жорж.

— Врешь! — Равьена кулаком замахнулась на зажмурившегося от страха паука. — Я вчера видела форму — она брючная, элегантная, удобная и красивая!

— Это форма, — упрямо повторил паук, высунувшись сквозь прутики метлы.

— Делай другую! — угрожающе наклонилась к нему Динэя.

— Не могу, только по приказу декана…

— Мы в таком виде на пары не пойдем, — всхлипнула Полина, утерев лицо юбкой.

— Да я это даже одевать не собираюсь! — подтвердила Павла.

— Отдай нам нашу одежду! — потребовала Равьена, сопроводив просьбу очередным тычком метлы.

— Не могу, — уже жалобно завыл он. — Адепты обязаны носить в Академии форму, так что Изольда припрятала вашу одежду до ближайших выходных…

Насчет Изольды у всех появились определенные мысли, которые никто не осмелился высказать вслух, дабы не быть вышвырнутым в полуголом виде на улицу.

— Ты попросил, животное? — грубо перебила его Равьена. — Знал, что нам не понравится?

— Главное, чтобы декану нравилось, — огрызнулся паук.

— Я могу сходить к лорду Тиану, попросить поменять нам форму, — робко предложила Есения.

Мы оценивающе посмотрели на ведьмочку. Судя по тому, как любовно она разглаживала складочки, ей форма пришлась по душе. Страшно подумать, на какую она попросит его поменять.

— Сама схожу, — буркнула я недовольно. В конце концов я староста, мне и отдуваться.

Никогда я еще не одевалась с таким остервенением. Отрывистыми, резкими движениями натянула чулки, едва их не порвав, затянула корсет, напялила юбку. Критично осмотрела себя в зеркало и едва не сплюнула — кажется, остаться в полупрозрачной сорочке и то было бы более целомудренно…

Когда я ворвалась в деканат, лорд Тиан безмятежно потягивал чай, рассматривая какой-то документ.

— Зла вам! — я громко захлопнула за собой дверь.

Темный маг недовольно взглянул в сторону нарушителя спокойствия и поперхнулся чаем.

— Это, черт возьми, что?! — дар речи вернулся к прокашлявшемуся декану далеко не сразу.

Я меланхолично покрутилась вокруг собственной оси и уперла руки в бока.

— А это, черт возьми, наша форма! Нравится, да? — в тон ему заявила я и двумя пальчиками подцепила складочки на юбке и подобно девочке-припевочке развела их в сторону, очень аккуратненько, дабы случайно не продемонстрировать срам. Хотя вся форма это уже — сплошной срам!

Декан несколько замешкался, не решив, чем ему любоваться в первую очередь — грудью, ножками или всем срамом сразу, а потом как-то резко вскинул взгляд прямо на меня, самое удивительное, что посмотрел именно в глаза!

— И откуда она?

Я даже растерялась.

— Жоржа знаете? — дождалась кивка и уже уверенней продолжила. — Так вот этот многолапый по вашему извращенскому заказу и сшил!

Меня наградили совершенно офигевшим взглядом.

— По моему?! Извращенскому?

— Ну, не по моему же! — возмутилась я.

Судя по подозрительному выражению лица, декан придерживался полностью противоположной точки зрения.

— Что с моим пауком? — требовательно спросил он.

— Его бьют и бить будут еще долго, — равнодушно пожала я плечами. На мой взгляд он этого вполне заслуживал, как и сам декан.

— Пусть бьют, — к моему удивлению благодушно отозвался темный.

— Как бьют? — не поняла я.

— Хоть как, и хоть чем, и желательно подольше, — на этот раз он пожал плечами, глядя куда-то в пустоту. — Иначе появится сейчас здесь, попадет под горячую руку, пострадает…

И все это произнес таким спокойным, размеренным тоном, что мне стало не по себе.

Темный снова посмотрел на меня в упор, откровенно прошелся взглядом по моей фигуре, отчего захотелось сжаться, но я все равно стояла, гордо расправив плечи и не отводя взгляда.

— А что это, адептка, вы сейчас в таком виде ко мне через всю Академию приперлись? — вкрадчиво начал он, и что-то в таком логичном вопросе очень явственно угадывались угрожающие нотки. Видимо, форма ему все-таки не понравилась…

— С трудом добралась! — гордо подтвердила я.

— На метле? — помрачнел он.

— Тьфу на вас, вы представляете, сколько бы я так заноз нацепляла в самых нежных местах?! — судя по вытянувшемуся лицу, он не представлял. — Скажете тоже… Пешком, естественно! Правда, пришлось сократить через Оборотничий сектор, зато так даже быстрее получилось.

— И как дошли? — напрягся он еще больше. — Все нормально?

Я молча взяла его под руку, подвела к окну.

Внизу под окнами, прямо на грядке с цветами, рядком сидело несколько волков, парочка медведей-гризли, даже ярко-оранжевый лис затесался.

— И не тронули, — оценивающе и с некоторой долей уважения посмотрел маг снова на меня.

— Не-а, проводили, — радостно улыбнулась я. — Вот ждут теперь.

— Чего ждут?

Я тяжело вздохнула, подтянула рискующий сползти от этого движения корсет, темный с каменным видом сглотнул. Два раза.

— Вот вы взрослый мужчина, маг, декан уже… Давно, наверно… — получилось как-то снисходительно-сочувственно, и локоть лорда под моей ладонью словно окаменел, а сам он обжег меня взглядом.

— Вот скажите, что любят оборотни больше всего на свете?

— В звериной ипостаси? Секс и пожрать, — совсем непедагогично резко ответил магистр, с каким-то остервенением сжав кулаки и метнув за окно, наверное, сотый злой взгляд.

— Ну… — я замялась. — В принципе, да.

А чего спорить? В полнолуние только этим и занимаются. Ну, по крайней мере, все так считают…

— Но больше всего на свете они любят быть лучшими, вот я им и устроила своего рода соревнование на долготерпение… — последнюю фразу я договаривала совсем тихо, почти беззвучным шепотом, потому что темный стал совсем уж темным и смотрел на меня абсолютно недобро…

На всякий случай отступила на шаг назад.

— И ждут они?.. — еще более недобро проскрежетал его ставший хриплым голос, вынуждая говорить правду.

— Приза, — я с трудом не опустила голову под его въедливым взглядом.

— А приз — это?..

— Ну-у…

Нет, а что я еще могла пообещать, кроме поцелуя самому доблестному охраннику? Зато остальные адепты нашу вышагивающую компанию по широкой дуге обходили!

— Вся? — чуть не задохнулся он, явно подумав не о поцелуе.

— Облезут от счастья! — оскорбленно возмутилась я. — Хватит и того, что любовались мной всю дорогу! Бесплатно и безнаказанно!

— Вы дура, адептка, — холодно заявил мне декан, повернул за плечо к окну, заставив наблюдать, как вскидывают волки головы в нашу сторону, поводят носом, и раздается дружный, протяжный вой, от которого мурашки по коже. — Они еще с вас плату спросят за то, что их инстинкты звериные разворошили!

Волна обиды накрыла с головой, лишая дара речи. Дура, значит! Да эта собачья свора прицепилась ко мне только из-за его идиотской формы! И Жоржа, что ее сшил! И Изольды, что нашу одежду по его просьбе спрятала! Черт, кого бы из них прибить первым…

— А вы не могли принести эту форму мне завтра, завернутую в бумагу? — продолжал он отчитывать меня, как маленькую девочку, даже не подумав, что в таком случае мне пришлось бы идти вообще голой.

А я мучительно справлялась с зудом в пальцах, чтобы не утопить кое-кого прямо здесь, а уж воду-то я бы для этого дела нашла без труда.

— Да даже сегодня, но аккуратно сложенную, а не надетую на себя? Нравится провоцировать мужчин? Чего теперь от меня хотите? Чтоб я разогнал собранную вами толпу лохматых женихов? А пока разгоняю, вы новых соберете, да? У вас это удивительно хорошо получается! Кстати, я тоже мужчина, и я… Я смотреть на вас не могу!

Темный, резко закончив нотацию и так и не услышав от меня ни слова в оправдание и знак раскаяния, с видимым раздражением отпустил мое плечо и, беря себя в руки, тяжело выдохнул, вернулся на свое кресло, отодвинул в сторону недопитый чай и вообще принялся делать вид, что меня здесь нет. Но, во-первых, у него это плохо получалось, а, во-вторых, я была здесь и не могла позволить о себе забыть.

Я тоже подошла к его рабочему месту, встала напротив, сверля злобным взглядом. Он открыл перед собой какой-то журнал, но хмурый взгляд, напряженные скулы и играющие желваки подсказали, что ни строчки он прочитать сейчас не в состоянии.

— Журнал переверните, — ехидно подсказала я.

Он, не поднимая головы, раздраженно перевернул его вверх ногами и снова вперился с самым серьезным и невозмутимым видом в текст.

— Еще раз переверните, — хмыкнула я. — Правильно было.

Тот чертыхнулся и вообще захлопнул журнал.

— Вы еще здесь? Чего надо? Чертей позвать в придачу к оборотням, чтобы вы перед ними тоже дефилировали? — несмотря на грубый вопрос, тон был крайне сдержанный, спокойный, но издевательский.

Козел темный!

— Форму, мля, смените первому курсу, или до пар будет доходить одна ведьма из четырех и то беременная! — не выдержав, ладонью ударила я по загроможденному декановскому столу.

— Сменю, мля! — его удар кулаком по той же столешнице вышел убедительней, а с трудом держащаяся маска умиротворения слетела без следа. — Не сомневайтесь!

— Спасибо! — гаркнула я, без единой благодарственной интонации в голосе и повернулась к двери.

Почему-то стало дико обидно. Вот давно так обидно не было, еще недавно нормальным казался, без разговоров от чертей спас, а теперь сам, не раздумывая, отправил беззащитную девушку, да еще и свою ученицу на расправу похотливым оборотням. Как-то не рассчитывала я и обратно в таком виде идти…

— Куда собралась? — еще обидней рявкнул он позади.

— Арен… — дверь распахнулась без стука, меня тут же отбросило назад, к темному, который одним движением сорвал с окна штору и спеленал меня, оставив торчать лишь нос.

Василиск скептически приподнял бровь, но все равно без колебаний прошел в кабинет, аккуратно закрыв за собой дверь.

— Новая форма для ведьм? — насмешливо спросил он, не представляя, насколько угадал.

Я высунула из-под ткани подбородок и попыталась чуть расслабить свой кокон.

— Уже старая, — проворчал декан и, заметив, что я почти выбралась, недовольно сжал губы и запахнул штору на моей груди плотнее.

— Да ладно, меня в полуголом виде уже половина Академии видела, чего уж стесняться, — ехидно заметила я.

— АдепткаКраст, имейте хоть какой-нибудь стыд и не напоминайте мне об этом с такой гордостью, — поморщился лорд Тиан.

От возмущения я аж задохнулась, а он воспользовался моментом и затянул ткань еще туже, завязав края в обычный, но до обидного крепкий узел.

— Можете быть свободны, — подтолкнул он меня в сторону выхода.

— Да я руками пошевелить не могу! — возмутилась я, упираясь. — Развяжите меня!

— Ногами можете? Вот и шевелите вон в том направлении, — остался он безучастным к моему сопротивлению. — Эллиан, открой даме дверь…

— Меня там ждут, помните? А я даже отбиться не смогу! — на расправу к ждущим оборотням в связанном виде не хотелось категорически, поэтому я старательно добавила к голосу жалобные нотки.

— Вы же сами им приз обещали, считайте, что я его упаковал, — зло произнес декан.

— Мало ли чего я там кому-то обещала! — искренне и не менее зло возмутилась я. — Я дохрена чего наобещать могу, особенно если мне это нужно! А мне очень было нужно добраться до вашего кабинета целой и невредимой!

Лорд Тиан вдруг на секунду задумался, словно вспомнив о чем-то важном, а потом удовлетворенно улыбнулся и толкнул меня в собственное кресло.

— Обожаю лживых ведьмочек, — его тон мне совсем не понравился. — Особенно, когда они начинают говорить правду…

Я так кулем в кресле и замерла от нехорошего предчувствия. Может, выйти к оборотням было безопаснее?..

Он повернулся к терпеливо наблюдающему за нами василиску.

— Ну? Что нового? Ни за что не поверю, что ты с самого утра просто поздороваться зашел…

Василиск понимающе усмехнулся:

— У тебя сегодня мания выводить всех на чистую воду… Да, я по делу. Форнеус приказал проверить всех девушек, женщин и даже старух и ему плевать, сколько времени на это понадобится. Грэдис возмущена, что ее ведьмы под подозрением, как и она сама, теперь вопит, что это только с твоего факультета могла появиться такая напасть, что пудришь своей темной магией добропорядочным ведьмам головы, потакаешь опасным экспериментам, плодишь вседозволенность…

— Чушь какая, — фыркнул декан. — Совсем сдурела Розалия.

— Озлобилась, — поправил василиск. — Я тебя предупреждал — не связывайся с ведьмами.

Лорд Тиан болезненно скривился.

— Уж кто бы говорил, — ехидно произнес он.

— Да уж знаю, о чем говорю, — не менее ехидно отозвался тот, и по губам его скользнула улыбка. Улыбающийся василиск — мне почему-то стало страшно.

Темный же только рассмеялся — громко, открыто и как-то непривычно радостно.

Василиск тем временем выудил из-за пазухи черный кристалл.

— Вот держи, — протянул он его темному. — Слепок магии отличившейся, раздам всем деканам, пусть тоже на своих факультетах ищут.

Я, затаив дыхание, следила, как улика перекочевывает в подставленную ладонь темного.

Лорд Тиан внимательно осмотрел, как сплетаются внутри кристалла потоки магии, как перетекают из стороны в сторону черные подрагивающие нити, и положил его на стол прямо передо мной. Небрежно положил, даже скорей обронил с высоты ладони — со стуком, как откидывают в сторону ненужную вещь, но я невольно сжалась, не в силах оторвать взгляд от лежащего на расстоянии вытянутой руки предмета.

— Новеньких твоих тоже проверить надо. Сорвем немного им первую пару?

Темный усмехнулся.

— Эту зелень неумелую? Ну давай, первая пара и так практически сорвана…

Василиск бросил взгляд на часы.

— Хорошо. К началу подойду.

На пороге он слегка замешкался.

— И да, Арен… Надеюсь, ты не станешь никого прикрывать, и на проверку они явятся в полном составе?

Глаза темного сощурились.

— А ты как думаешь?

— Думаю, что не стоит рисковать родным факультетом, — серьезно ответил тот.

— Конечно, — холодно улыбнулся маг и, едва закрылась дверь, повернулся ко мне.

Подопнув ногой поближе стул, уселся напротив, облокотившись на стол.

— Ну-ссс… Поговорим, милая?

— Я вам не милая, — затравленно огрызнулась я. — И вообще, скоро на пару опоздаю, а новой формы еще нет!

— Чем тебе не форма? — насмехаясь, поддел он край шторины, в которую сам меня и запутал.

— Цвет не тот! — я мрачно посмотрела на коричневую ткань с золотистыми узорами. — Не по заказу! И не к лицу! И вообще, — мой взгляд красноречиво опустился на руку темного, что касалась моей шторы, скривилась брезгливо. — Соблюдайте субординацию, господин декан, не тыкайте мне, да и в меня пальцами своими не тыкайте. Неприятно, знаете ли…

Отчетливо услышала, как напротив меня скрипнули зубами, но пальцы разжали.

— О, прекрасно… — прекрасного я в его тоне ничего не нашла и снова заерзала в кресле, пытаясь обрести свободу передвижений. — Давайте поговорим о субординации, раз уж вы начали… Например, о том, что вы мне не отдали чужой пропуск по первому требованию…

«Мой пропуск!» — едва не возмутилась я вслух. Лучше бы он про него забыл! И про него, и про меня, и вообще про освобожденного духа…

— У нас там проверка, слышали же? — занервничала я, еще до конца не осознавая, как я этой проверки смогу безнаказанно избежать. Но лучше уж массовая проверка, чем подобный разговор один на один. — Нас ждут!

— Без меня не начнут, — «успокоил» он и с самым серьезным видом подался вперед. — Так как говорите, какая душа вам пропуск в чужое общежитие незаконно оформила? Или дух? И за какие заслуги?

Я сделала все, чтобы при слове «дух» лицо не дрогнуло.

— Это был очень милый дедулька, — невозмутимо ответила я. — Может, впервые за сотни лет пожалел кого-то, а вы уже тут… А в чем, собственно, я виновата?

Рука декана опустилась на черный кристалл, пока сам он продолжал глядеть мне в глаза, пальцы задумчиво погладили гладкую поверхность. Жест, прямо скажу, в моем положении угрожающий.

— Покажите мне пропуск, — холодно произнес темный. — И после этого можете даже нажаловаться на меня ректору…

Угроза стала ощутимей.

Вот теперь уж точно не желаю, чтоб он его даже в руки брал! Кто знает, сможет ли он с помощью магии определить при каких именно обстоятельствах пропуск попал ко мне? А именно, что вручал его уже ставший бесцветным дух…

— Вы же понимаете, что с собой его у меня точно нет? — несколько нахально отозвалась я.

— Значит, отправимся туда, где он есть, — заявил лорд, забирая с поверхности стола кристалл и отправляя его в карман.

Я выдохнуть не успела — все-таки эта штука со слепком моей магии перед носом изрядно нервировала, как меня подхватили на руки, словно гусеницу, и шагнули в подрагивающий портал.

Декан мягко приземлился на зеленую траву, лишь слегка покачнувшись, чтобы сохранить равновесие.

— Изольда, впусти, я ведьму принес, — обратился он к избушке.

Ага, значит без приглашения он в женское общежитие, которое сам же и пригнал откуда-то, зайти не может! Учла на будущее. И еще раз учла, что с Изольдой надо дружить.

Избушка жалобно заскрипела, разворачиваясь. Несколько любопытных кудрявых голов высунулось с верхних этажей, и даже улицу огласил истошный крик:

— Мужчина у порога!

Топот многочисленных ног, суета, потом разочарованное:

— У-у-уу… Не один…

— Черт, да это же… — ставни резко захлопнулись, отсекая от нас все звуки.

И суета как-то разом утихла, даже обидно. А еще обидней, что декану повторно Изольду просить не пришлось — она сама гостеприимно перед ним дверь распахнула, и он легко забрался по ступеням внутрь и направился прямиком на третий этаж. На котором было подозрительно тихо, чем-то воняло и даже никого не били. За Жоржа стало откровенно страшно… И общая комната была пустой. Где все?!

— Эй, — я снова дернулась в мужских руках. — Да отпустите меня уже! И паранджу эту с меня снимите, здесь у всех такая форма, а некоторые еще и не переоделись!

И как-то неприятно стало, что он сейчас полуголых ведьмочек может увидеть. За ведьмочек неприятно, ведь они точно не заслужили, чтобы темный маг своими темными глазищами по их фигуре скользил…

Декан замер посреди общего зала, хмуро огляделся и неохотно спустил меня на пол.

— Развяжите, — подсказала я. Крепкая штора, зараз-з-за…

— Нет.

— Вы меня позорите перед группой! — возмутилась я.

— А вы меня перед всей Академией своей утренней прогулкой уже опозорили, — не остался он в долгу. — И вообще, где ваша комната?

— А не оборзели ли вы часом в мою комнату наведываться? — мрачно осведомилась я.

Он хмыкнул, с прищуром посмотрел в потолок, словно задумавшись, и снова перевел взгляд на меня.

— Нет, — нахально ответил темный, еще более нахально потянувшись рукой к моей груди.

Ну, это уж перебор! Я отпрыгнула в сторону, едва не зашипев от злости.

— Укушу — сдохнете! — вполне серьезно предупредила я.

Рука замерла в нескольких сантиметрах от меня.

— Правда? — саркастично приподнял маг бровь. — Уж неужели в вас столько яда?

Больше, чем он думает!

Я промолчала, не сводя с него насупленного взгляда.

Темный улыбнулся, и рука уверенно продолжила свое движение. Я отступила еще на шаг и свалилась кулем на диван. Улыбка мага стала шире и хитрее, когда пальцы скользнули по моей шее, извлекая на свет голубой кулон с предательски сияющим номером комнаты. Один, мельком брошенный на него взгляд, и лорд стащил меня с дивана и уверенно поволок, приобнимая за талию, к моей же комнате. Я старательно упиралась ногами в пол, но это как-то не помогало…

И тут мы услышали голоса.

— Так, открой ротик, не капризничай, маленький…

В ответ раздалось невнятное мычание и слабенькое поскребывание в стену. Декан остановился, прислушался заинтересованно, толкнул ладонью ближайшую дверь, за которой находилась комната Динэи.

Наши ведьмочки загнали несчастного Жоржа в угол, три лапки его были перебинтованы, глаза наполнены ужасом, а ко крепко сжатому рту сама по себе неотвратимо приближалась маленькая ложечка с зельем. Зелье, кстати, варилось прямо на столе в горшочке, кипело, бурля зелеными пузырями, и именно оно на всю избушку воняло. Воняло отвратительно, поэтому паук из последних сил пытался избежать лечения чрезмерно жалостливыми ведьмами.

— А давайте вы меня лучше бить будете? — затравленно предложил он, зажимая лапками рот. Ложечка тут же подлетела ближе и выжидательно замерла в считанных сантиметрах от испуганно примолкнувшего паука. Пусть только откроет рот…

— Бредит, — уверенно заявила Полина.

— Вот, — прошипела Равьена в сторону не состоявшейся старосты. — Я же говорила, сотрясение! А ты — нечему там сотрясаться, нечему… Надо бы в лекарство пару перьев гиацинта добавить — мозги прочистит…

— Ага, а мне потом комнату проветривай! — возмутилась Динэя и удивительно ласково прощебетала. — Открой ротик, дорогой… Мы тебя вылечим… А-ам!

Вторая ложка приблизилась к Жоржу с другой стороны.

— Убивают! — не выдержал он нервного напряжения, за что и поплатился. Проглотив одновременно две ложки зелья, он позеленел, выпучил глаза, когда у него одна за другой стали отрастать новые лапки…

— Ой, переборщили, — пискнула Есения.

— Ничего, лишние оторвем! — оптимистично заявила Динэя и восторженно цокнула языком. — Зато результат-то! Результат!

… и, насчитав десять новых конечностей, паук рухнул в обморок.

— Что, Жорж, на жалость давишь? — бесцеремонно усмехнулся лорд Тиан с порога.

Я еле успела спрятаться за его спину, как ведьмы медленно повернули в нашу сторону головы, оценили гостя, оценили, во что сами одеты, точнее не одеты — кто в цветастой сорочке, кто в панталонах, кто юбку на плечи закинул, чтоб с пауком расправляться не мешала, и как завизжат, прикрываясь руками и чем попало! Изольда и та на месте подпрыгнула!

И полетели в нас расческа, табурет, паук и проклятия!

Только Есения, томно надув губки и опустив глаза, кокетливо вышла вперед, не стесняясь ни новой формы, ни своих форм.

— Мы так рады вас видеть, лорд Тиан…

Ничего себе, какой голос у нее грудной при необходимости…

— Вижу, — весело отозвался темный, опуская пойманный предмет мебели рядом с собой. Отцепил от своей груди трясущегося мелкой дрожью Жоржа и посадил на табурет.

— Извините за вторжение, но, кажется, у нас какое-то недоразумение с формой… — он обаятельно улыбнулся, и из чьей-то груди вырвалось тихое «А-ах!..»

— Юбочку бы покороче, — вынесла тут же скромное предложение Есения, и опять до невозможности томным голосом!

Ведьмы зло зыркнули на нее и разом вспомнили, за что били Жоржа. Кажется, она следующая…

Темный с поразительной выдержкой предложение проигнорировал.

— Ну, признавайся… Решил ткань сэкономить или Академию голыми девицами развлечь? — наклонился он к пауку, который теперь больше напоминал лохматый шевелящийся шар с глазами…

— Лапы… Лапы! — только и смог беспомощно прошептать он, оглядывая себя. — Раз, два, три… Пять… Десять… Восемнадцать… Восемнадцать!

— Не стыдно? — осуждающе посмотрел на своих первокурсниц темный. — До чего ткача довели! Кто теперь его работу делать будет? Вы?

— Мы все вернем как было! — уверенно пообещала Динэя и протянула вперед руку, намереваясь схватить жертву собственного лечения.

— Ааааа! — и куда делся паучий бас, когда он попытался спрятаться темному за пазуху! Кстати, почему маг его за такое еще не растоптал или не размозжил заклинанием? Вместо этого аккуратно отцепил от себя, как любимую кошку, разве что не погладил, вернул на табурет и строго сдвинул брови.

— Кровопролития я не разрешал.

Ведьма смущенно потупилась.

— Ну ладно, тогда нейтрализующее зелье сварим, — буркнула она недовольно.

— Главное, снова не переборщите с дозировкой, — насмешливо заметил удовлетворенный ответом маг. Отчего успокоившийся было паук вздрогнул и заботливо подобрал под себя все лапки, включая лишние.

— А теперь с тобой разберемся, — повернулся к нему лорд Тиан. — Это что за диверсионный наряд у моих подопечных? Хотел вывести из психологического равновесия всю мужскую часть населения Академии? И банально уничтожить женскую?

— Про мужскую понятно, — поправив очки, тихо заметила Равьена. — А с женской-то что не так?

— Большинство бы подохло от зависти, — не отрывая взгляда от провинившегося паука, просто и коротко объяснил магистр.

— Да что вы, лорд Тиан! — возмутился Жорж, который, в присутствии защитившего его декана, приосанился и вообще стал заметно увереннее. — Всего лишь выполнил указания. Я и сам в шоке от вашего вкуса…

— Чьи указания? — вкрадчиво спросил темный. — Я тебе их лично давал?

— Как всегда — через старосту, — паук даже привстал на лапках, заглядывая через плечо мага, чтобы никаких сомнений не осталось.

— Чего? — я мелкими шажочками вышла из-за спины декана.

Теперь злые взгляды ведьм устремились на меня, плюс еще добавился злой взгляд темного.

— Она? — обличительно указал он на меня пальцем. Ух, оторвала бы, но руки связаны!

— «Корсетик там, чулочки, декольте опять же поглубже, юбочку покороче… вот в чем он мечтает увидеть ведьм!» Я все записал! — из воздуха появился блокнот, с которым паук и сверился, прежде чем процитировать… меня.

— Та-ак, — протянул декан, как-то по-новому на меня посмотрев. — Выходит, сами виноваты, по вашему извращенскому заказу сшито, — язвительно добавил он.

— По вашему, — упрямо повторила я. — Но, кажется, мы уже договорились по поводу новой формы…

Загалдевшие было ведьмы притихли и уставились на меня.

— А может лучше старую форму оставим? — задумчиво предложила Павла. — Это какая-то совсем позорная…

— Это штора! — прошипела я, безуспешно пытаясь освободить хотя бы руки. Поднявшаяся с нее пыль защекотала нос, и я громко чихнула. — Кстати, когда вы ее стирали последний раз?

— Никогда, — глазом не моргнул декан. — Но могу предоставить такую возможность вам.

— Спасибо, обойдусь, — процедила я сквозь зубы.

Но мое мнение на этот счет его не интересовало.

— Сколько времени понадобится, чтобы сшить новую? Без моих особых предпочтений? — мрачно уточнил маг.

— Ночь точно уйдет, — опустил взгляд паук.

— А на зелье? — посмотрел он на ведьмочек.

— Ровно столько же! — мстительно ответила Равьена.

— Ведьмы! — выдохнул обреченно темный и тут же решительно заговорил, чеканя каждое слово. — Значит так. С этого момента вы переходите в полной распоряжение лучшего ткача Академии Зла — Жоржа! Шьете, вяжете, прядете — беспрекословно выполняете все, что он прикажет, и быстро. К началу первой пары форма должна быть готова! Что сошьете — в том пойдете, и не приведи Тьма, если она будет недостаточно аккуратна! Кстати, и на свою любимую старосту не забудьте сшить…

На меня уставились с особой злостью.

— А она… — Динэя не договорила, точнее не дошипела.

— А она, — покровительственно приобнял меня декан, — будет наслаждаться отдыхом и сытным завтраком. Вам не говорили, что старосту нужно беречь, холить и лелеять?

— За работу! — рявкнул он ошарашенным ведьмам, прежде чем захлопнуть за нами дверь.

До моей комнаты оставалось несколько шагов.

— Вот вы… — нужные слова даже не подбирались. — Вы… Да меня теперь возненавидят, вы понимаете?!

— Естественно, — не стал он спорить.

— Это подло! — я наконец-то смогла без нецензурных выражений выразить вслух свои мысли. — И несправедливо!

— Мир вообще неидеален, — философски заметил вероломный темный, открывая передо мной мою же дверь.

Ну вот, теперь выхода нет…

— Помните, зачем мы сюда пришли? — притянув меня к себе за узел ткани на груди, таинственно спросил он.

Обманчиво мягкое выражение глаз, располагающая улыбка, волнующий мужской запах со свежими нотками хвои и душистого перца, и темное-темное нутро…

— Помню, — резко ответила я, хотя больше всего на свете хотелось изобразить прогрессирующий склероз.

— Мне придется устроить обыск или вы сами? — великодушно предоставили мне право выбора.

— Сама! — не успела я буркнуть, как штора упала к моим ногам.

Только пусть не надеется, что я сразу предъявлю ему так необходимую бумажку! Ну уж нет, для начала я ее хорошенечко поищу…

Я внимательно и медленно оглядела комнату, стараясь не задерживать взгляд на расстегнутом саквояже, который вызывающе стоял прямо на столе. Лорд Тиан насмешливо проследил за мной и хмыкнул.

— Дайте угадаю. Потеряли? Не помните, куда положили? У пропуска отросли ноги, и он сбежал?

Хорошая идея, жаль не пройдет… Может, самой бежать или для начала огреть слишком дотошного декана по голове чем-нибудь тяжелым? Из тяжелого в комнате был только табурет…

— Ну-ну… — перехватив мой взгляд, скрестил он руки на груди. — У нас несколько разные весовые категории, а эффект неожиданности, увы, уже упущен… Не тяните время, адепткаКраст, показывайте пропуск и если…

Он осекся, нахмурился, услышав странный звук. Я тоже насторожилась, прислушиваясь, пока не поняла, что это чавканье, и доносится оно прямо из глубины саквояжа!

Переглянувшись, мы с магом наперегонки рванули к столу, но мужчина был быстрее и тут же перевернул некромантский саквояж вверх дном. Оттуда на стол грузно шлепнулся Рикки, на ходу запихивая в рот небольшой желтый огрызок бумаги, который потрескивал магическими искрами на зубах, пока крыс, зажмурившись, его жевал! Вывалившаяся следом Тикки сыто икнула и, смутившись, скромно помахала ошарашенному магу лапкой.

— Крысы, — зло выдохнул темный, и зверьки бросились врассыпную, не дожидаясь, пока их выпотрошат живьем. А, судя по взгляду, именно это он и собирался сделать!

— Глупые животные, грызут все подряд, не убьете же вы их за это? — я двумя ладонями уперлась темному в грудь, наивно заглядывая в глаза, мешая сделать в их сторону шаг и вообще стараясь закрыть своим телом как можно больший обзор. Поскольку скрылись они во внезапно появившейся щели между досками пола, Изольда тоже ничего не имела против присутствия этих животных.

— Они… — грудная клетка под моими руками резко вздымалась и опускалась, пока темный справлялся со своим бешенством. — Они сожрали ваш пропуск!

— Они сожрали мой пропуск… — с глупой улыбкой повторила я и поспешно попыталась убрать ее с лица, вместо этого лишь сильнее заулыбалась.

Бешеный взгляд темного прояснился, и я сама не заметила, как превратился в удивленный, заинтересованно изучающий мое счастливое лицо. Я убрала руки с его груди и сделала шаг назад.

— Извините.

Впрочем, прозвучало не очень искренне.

— Вы по жизни такая удачливая? — сердито спросил темный маг.

Я отрицательно покачала головой и, наверное, впервые за долгое время ответила по-настоящему откровенно.

— Я по жизни лишь собираю неприятности, увы.

И хорошо, что он сейчас не подозревает масштабов неприятностей, что меня преследуют. Но неподдельная грусть в голосе от него не укрылась и вроде как даже смутила.

— Тогда наслаждайтесь минутной удачей. И на будущее — не делайте глупостей…

Странный совет, совсем не ожидаемый от него.

— Каких? — окликнула я его на пороге.

Он остановился, обернулся, внимательно на меня посмотрев.

— Никаких.

И ушел. А я села на край кровати, закрыла лицо руками и рассмеялась безумным смехом.

— Крысявки, я вас люблю! — выкрикнула в пустую комнату.

— Любовью сыт не будешь! — возмутился было откуда-то из-под пола Рикки, потом икнул и лениво добавил. — Впрочем, я вполне сыт… Надеюсь, в ближайшем будущем не жрать магические предметы, а то несварение заработаю, так что поосторожнее там с уликами-то! — ворчливо добавил он. — И с темными магами!

Обязательно найду своим хвостастикам вкуснейшего голубого сыра! Заслужили!

Сунувшись в комнату Динэи, я никого там не нашла. Видимо, паук забрал их в свой укромный ткацкий уголок — отрабатывать в поте лица каждую лишнюю лапку. Поэтому решила последовать совету темного и плотно позавтракать. Пусть меня возненавидят, но хотя бы сытую.

Новая форма была готова к назначенному времени, все-таки связываться с лордом Тианом не рисковал никто… кроме меня. С издевательским поклоном мне вручили аккуратную стопку одежды.

— Старостам все самое лучшее, — язвительно произнесла Динэя.

— Полуголым старостам в объятьях декана — особенно! — злорадно добавила Павла.

— Девочки… — укоризненно протянула я. — Ну вы чего… Он же специально — вас позлить, на меня натравить в качестве наказания…

— А кто нашего декана при всех озабоченным извращенцем выставил? Кто Жоржу дизайн формы подсказал? Кто перед магистром своими прелестями тряс? Ты! А исправлял все это кто? Знаешь, какой у Жоржа ткацкий станок? — мне продемонстрировали сбитые в кровавые мозоли ладони. — Хотя откуда… И вообще мы жертвы обстоятельств!

— Для жертв вы очень лихо довели паука до заикания! — не согласилась я.

Все дружно плюнули в мою сторону и разошлись по комнатам переодеваться. Я сама передернула плечами, плюнула им вслед и захлопнула дверь. Ну и ладно, пусть дуются, у меня есть проблемы посерьезнее — вроде приближающейся проверки и гуляющего по Академии освобожденного мной духа.

Первой парой должно было быть мое любимое Зельеварение с таинственной приписочкой: в боевых, полевых и смертельноопасных условиях. Впрочем, сама по себе приписочка была вполне понятна и не допускала двояких трактований, чем мне сразу и не понравилась.

Новая форма оказалась ладной, приятного приглушенного оттенка зеленого — тонкие, эластичные брючки по фигуре, коротенький пиджачок с вышивкой по вороту и рукавам, легкая белоснежная блузка с довольно откровенным вырезом, хотя под застегнутым наглухо пиджачком все равно не видно. Приятным открытием стало множество карманов — потайных и не только, разных размеров. В придачу к этому выдали, точнее едва не швырнули в меня, удобные коричневые башмачки. Я посмотрела в зеркало — стройная, привлекательная девушка, так и не скажешь, что ведьма… Но настоящие ведьмы остались таким внешним видом довольны и гордой толпой прошествовали в Лабораторный корпус, где нам предстояло познакомиться с первым преподавателем — АнэлиейГадтер.

Не дело преподавателям приходить в кабинет раньше адептов, но сегодня был исключительный день, и в просторной лаборатории нас поджидали трое: наш декан, вольготно присевший на край парты и беседующий с хладнокровным василиском, на лице которого не читалось никаких эмоций. Напротив, за преподавательским столом, подперев подбородок ладонью, сидела приятной наружности ведьма, которая блеснула в нашу сторону любопытными живыми глазами и тут же приветливо улыбнулась.

Лорд Тиан не преминул покоситься на часы, но мы пришли вовремя, поэтому он встал, махнул рукой в сторону лабораторных столов и дал приказ рассаживаться. Я не стала прятаться и по привычке заняла первую парту. Видимо, у Равьены была такая же привычка, либо она оказалась самой незлопамятной, но именно она без колебаний села рядом. Темный оглядел нас внимательным взглядом, увиденным остался доволен и даже улыбнулся.

— Вижу, вы хорошо потрудились.

Ведьмы угрюмо кивнули, а я вдруг почувствовала, как у меня нестерпимо начинает чесаться спина. И плечи. И грудь. И руки… Чертовы мстительные одногруппницы!

Я напряглась, неестественно выпрямилась, сжала губы, пытаясь игнорировать зуд и не дать ведьмам возможность наслаждаться моими мучениями и гордиться своей пакостью. Сзади раздался сдавленный смешок. Кто-то точно знал, что гадость начала действовать.

— Позвольте представить — ваш преподаватель по Зельеварению в обычных и экстремальных условиях — АнэлияГадтер, — с некоторой, хорошо удающейся ему торжественностью в голосе произнес темный маг.

Ведьма откинула назад свои роскошные каштановые кудри и кивнула нам в знак приветствия.

— Поскольку все уже наслышаны о комендантском часе и его причинах, — продолжил он и, как ни странно, несмотря на неприятную тему, торжественности в его голосе не убавилось, — не буду скрывать, что все вы находитесь под подозрением. Поэтому сейчас декан факультета Контроля за магическими воздействиями, магистр ЭллианГадтер, проведет небольшую проверку.

Одинаковая фамилия ведьмы и василиска не ускользнула от наших ушей, и теперь взгляды адепток откровенно скользили по семейству Гадтеров. Как они, даже на вид такие разные, оказались вместе было гораздо любопытней какой-то проверки. У меня даже спина чесаться меньше стала. Но наши любопытные носы быстро прищемили коротким:

— Первая пошла.

Указав, к счастью, не на меня, а на Равьену.

Та спокойно вышла к василиску.

— Мне надо взглянуть на вашу магию, — сообщил он ей, поправив темные очки. — Небольшого концентрированного сгустка будет вполне достаточно.

Она послушно вытянула вперед руку, нахмурилась сосредоточенно — над ладонью начал расти переливающийся зеленый шарик, по поверхности его бегали разноцветные разряды, а сам он стремительно увеличивался, как мыльный пузырь.

— Достаточно, — резко приказал василиск, когда магический шар достиг размеров кулака и не собирался останавливаться на достигнутом.

По виску Равьены скатилась капелька пота, губы плотно сжались, она свободной рукой обхватила собственной запястье, чтобы не дрожало.

— Н-не могу… Он по инерции… И сейчас…

Взорвется! Точно, без малейших сомнений!

Я подскочила с места, намереваясь вышибить сгусток энергии с ее ладони, отправив его в окно, но нас резко накрыло черным щитом, меня обдал пробирающий до костей холод темной магии, заставив поморщиться и сесть обратно, а василиск сам осторожно, двумя руками перехватил у нее гудящий и потрескивающий шар, уже сантиметров тридцать в диаметре. Равьена обессиленно выдохнула и медленно сползла на пол, в ужасе смотря на декана Контроля.

— Разнесет весь корпус, — задумчиво сообщил он, держа смертоносный, пульсирующий комок в руках.

Воздух рассек стремительный удар непонятно откуда взявшегося зеленого чешуйчатого хвоста, и василиск исчез. Вместе с шаром и вместе со своим хвостом.

Только тогда темный снял с нас защиту, подошел к Равьене и подал ей руку, помогая подняться.

— Сильная, — только и сказал он, почему-то это прозвучало осуждающе.

Где-то вдалеке прогремел взрыв, Анэлия встревоженно взглянула в окно, но вслух ничего не сказала. Моя чесотка усилилась, я впивалась пальцами в край парты и искренне желала снять с себя кожу.

— И неуправляемая! — темный помог ослабевшей Равьене сесть рядом со мной, случайно задел меня локтем, так я еле удержалась, чтоб не потереться об него, как медведь о дерево! Или не удержалась, судя по брошенному вскользь его настороженному взгляду?

— Часто так бывает? — требовательно спросил он.

— Почти всегда, — дрожащим голосом ответила Равьена и вдруг беспомощно вскричала, подскочив на ноги. — У меня все всегда взрывается! Сила течет, как песок сквозь пальцы, и я не могу ее вовремя остановить! Выходит либо пшик, либо… Я и на Ведовский поэтому не поступила! При магистре Каллохене разгромила всю лабораторию!

— Жаль, что не его кабинет, — хмуро усмехнулся темный, и она замолчала, переводя дух и разжимая сжатые кулаки.

— Ничего, сила есть, а… управляться с ней научим! — с наигранной веселостью заявил декан, ласково усаживая ее обратно. И руки его были осторожны, пальцы успокаивающе поглаживали плечи… Плечи Равьены! И в голову пришла неуместная и эгоистичная мысль, что лучше бы он меня почесал, а не ее успокаивал! А потом бы я с чистой совестью ему эти руки переломала!

Василиск вернулся так же внезапно, как и исчез, флегматично поправил рукава и холодно произнес.

— Я хочу видеть в их исполнении темную магию.

— Еще бы, я тоже хочу, — буркнул себе под нос лорд Тиан. — Обращайся через год.

— Прямо сейчас, — убил всю мою надежду на счастливое избавление от проверки магистр Гадтер.

— Лично я не темная, и пользоваться вашей непонятной темной магией не умею! — во всеуслышание заявила я.

Все взгляды устремились на меня, а ведьмочки неожиданно поддержали мое наглое вранье:

— И я не умею!

— И я!

— Как это вообще?

— А где брать темную магию, если я лесная ведьма?

— Врут! — оборвал галдеж магистр Гадтер. Наш декан сурово сдвинул брови, и тот неохотно исправился:

— Или не врут. В любом случае, пока не проверю, не успокоюсь.

Темный вопросительно посмотрел на с интересом наблюдающую за нами преподавательницу:

— Анэлия, я украду у тебя еще часть пары? Устроим экспресс-обучение темному колдовству!

У меня внутри все похолодело, снаружи зачесалось еще сильнее, и я поняла, что сбегу. Вот прямо сейчас, и плевать, что обо мне подумают!

— Да хоть всю, лорд Тиан! — голос у ведьмы оказался звонкий, взгляд хитрый, а улыбка обворожительной. — Только потом насчет дополнительных часов с факультетом Контроля сами договаривайтесь!

Темный понимающе усмехнулся, кивнул и не удержался от вопроса:

— Тебя-то муж тоже проверил?

У василиска губы сжались в тонкую полоску, а она заливисто рассмеялась:

— А то! Одну из первых! Обещал взбучку устроить, если это окажусь я, и запереть в глубокой-глубокой норе!

— Пещере, — невозмутимо поправил ее муж. — Кстати, даже присмотрел, в какой…

Да уж, и присмотрел, судя по тону, уже давно… Не удивлюсь, если в день свадьбы, а то и раньше!

Я аккуратно сдвинула рукав. Кожа под ним покрылась красными пятнами, что указывало не на магию, а на вполне материальный состав, которым пропитали мою одежду.

— Можно, я выйду? — с самой вежливой улыбкой спросила я и, не выдержав, принялась украдкой царапать собственные запястья. Гордость гордостью, но месть ведьмочек оказалась невыносима!

— У нас занятие, адепткаКраст, — надменно произнес лорд Тиан. — И сейчас начнется самое интересное!

Я открыла было рот, чтобы сказать, что мне о-очень надо, но он перебил меня язвительным:

— Я помню о вашей органической непереносимости, придется вам потерпеть!

Дверь тут же заблокировалась заклинанием, лишая меня всяческой возможности уйти, не привлекая внимания.

— Тогда вам тоже придется потерпеть! — зло сообщила я и, вскочив на ноги, принялась одну за другой расстегивать пуговки пиджачка.

Пуговичек казалось неимоверно много, чешущиеся руки плохо слушались, но, глядя на выражение лица декана, я решила, что с удовольствием повторила бы это снова!

— Действительно, начинается самое интересное… — в кромешной тишине, нарушаемой только моим возмущенным пыхтением, хмыкнул магистр Гадтер.

— Адептка, а вам не кажется… — пришел в себя лорд Тиан.

— Неправильно, помедленнее надо, — перебила его Анэлия. Щелчок тонких пальцев, и помещение наполнилось музыкой.

— А ты не смотри, не тебя соблазняют! — строго прикрикнула она на поперхнувшегося от такого заявления василиска.

— Соблазняют? — я с силой дернула последнюю пуговицу, та не выдержала моего напора и, оторвавшись, со стуком закатилась в угол.

— Его?! — швырнула во вредную физиономию темного сорванный с плеч пиджак. — Да он последний, кого я буду соблазнять!

Тот с легкостью поймал элемент одежды прямо у своего лица. Злого лица! Очень-очень злого лица! Глаза сощурились, он с силой втянул воздух, сжимая пальцы на предмете моего гардероба так, что казалось ткань вот-вот порвется, и вдруг замер, по-прежнему прижимая пиджак к своему лицу. Так мало того, он начал подобно оборотню его обнюхивать, мне аж не по себе стало, я даже края заправленной блузки прекратила вытаскивать из-за пояса брюк.

— Фу! — грозно скомандовала я, получилось не очень грозно, потому что я нервно почесывала себе шею, пытаясь залезть поглубже за ворот. — Не смейте свои сопли об него вытирать!

Лицо декана знатно перекосило, он брезгливо отбросил мой пиджак в сторону. Я на сей жест почему-то оскорбилась.

— Дверь разблокируйте, не то продолжу! — держась из последних сил, чтобы не сорвать адскую блузку через голову, предупредила я.

— А продолжайте! — хрипло ответил он, делая шаг вперед и на ходу расстегивая собственный пиджак, пуговиц на котором было несравненно меньше, чем у моего.

Шаг, еще шаг, наливающийся самой Тьмой хищный взгляд, в котором плескался нескрываемый вызов, плавные перекаты плеч… Да пошел он к черту, меня не запугаешь!

Одним движением я развернулась лицом к окну, задрала блузку и скинула ее на пол, почувствовав на обнаженной и пылающей коже прохладный воздух, и вздохнула с облегчением.

— Класс! — донеслось сзади.

— Смотри, какие волдыри на локтях!

— А вся спина-то в язвах!

— О, и в пупырышках!

— Красотища! — восхитились своей работой ведьмы.

— Кошмар какой! Отвратительно! — поморщился над ухом подкравшийся декан, набрасывая на меня свой преподавательский пиджак. — Только штаны не снимайте!

К слову, под брюками у меня ничего не чесалось, но не возмутиться я не могла:

— Почему?!

— Потому что своими я точно не поделюсь!

— А я и не прошу! Еще трусы свои предложите! — фыркнула я, крепче заворачиваясь в висевший на мне пиджак, который доходил аж до середины бедер.

— Мне одной жаль, что состава на брюки не хватило? — раздался позади негромкий голос Динэи.

— Тшшш!.. — зашипели на нее со всех сторон. — Не «не хватило», а из жалости!

— Сок борщевика, кислотная слизь красной улитки, слюна жабокрыла… — не оборачиваясь к группе, зло проговорил лорд Тиан, все еще держа руки на моих плечах. — Как это сочетается с моими словами про заботу о старосте?

Группа виновато притихла, а Анэлия деловито направилась к чугунному котелку, прихватив с полок несколько ингредиентов. Василиск проводил ее молчаливым взглядом, посмотрел на нас, подозрительно хмыкнул и пошел помогать: достал с самой высокой полки какой-то пузырек, предусмотрительно зажег под котелком синий огонек. Кажется, меня собираются лечить… Прямо здесь! Видимо, чтоб не сбежала к лекарю и не отвертелась от проверки.

— Как? — снова рявкнул он, отчего я вздрогнула, а кто-то из ведьмочек даже испуганно пискнул.

— Так заботимся же! — бесстрашный низкий голос Динэи я узнала. — Вшей вот выводим, сама-то никак не сподобится!

Нет, ну это уже чересчур!

Темный перехватил меня за талию как раз в тот момент, когда я со звериным рычанием бросилась ее убивать голыми чешущимися руками.

— Не мешайте правосудию! — возмущенно взвизгнула, когда оказалось, что мои ноги болтаются в воздухе, а сама я повисла на его руке. На одной руке! И он спокойно меня в таком положении сопротивляющуюся удерживает!

— Я сейчас тут кое-кому кое-что выведу! Вместе с волосами!

Темный нагло улыбался и не собирался меня отпускать.

— Мордобой не по расписанию мне не нужен, — снисходительно произнес он.

— А когда по расписанию? — тут же поинтересовалась я, прекратив брыкаться.

— На следующей неделе. Практика по рукопашному бою, — с готовностью ответил маг.

— Долго, — недовольно фыркнула я. — Тогда хоть спинку мне почешите, раз уж руки распускаете…

Вместо этого он просто поставил меня на пол, и я даже слегка обиделась.

— Терпеть не могу, когда мне врут! — громко обратился он к ведьмам, и на этот раз никто даже не вякнул ничего в свое оправдание.

А декан хмуро сдвинул брови и раздраженно почесал нос. И еще раз. И еще. И сквозь зубы вылетело очень тихое и крайне нецензурное ругательство. Я опасливо подняла взгляд, оглянулась через плечо. Довольно немаленький нос темного мага стремительно покрывался красной сыпью, часть щеки тоже, а на верхней губе уже вскочил наполненный прозрачной жидкостью волдырь! Прямо-таки наглядное пособие — не суй свой нос в чужие дела, а точнее, нечего нюхать чужую одежду!

— О-о-о… — протянула я жалостливо, но резко осеклась и отвернулась. — Отвратительно выглядите! Впрочем, как всегда!

— Как я уже ненавижу эту группу! — в сердцах прорычал он, сжимая кулаки, на тыльной стороне которых тоже появились красные пятна. И в общем-то сейчас я была с ним солидарна.

— Лорд Тиан, я так понимаю, экспресс-обучение темной магии откладывается? — невинно поинтересовалась ведьма, помешивая деревянной ложкой с длинной ручкой зелье, кипящее в котелке.

— Ненадолго, — процедил он сквозь зубы.

— Ну и прекрасно, я уже знаю, какое зелье мы сегодня будем готовить! — обрадовала она и ослепительно улыбнулась нашему аж физически пышущему злобой декану. — Только не мешайте, вам понравится!

— Ни капли не возьму из рук этих… — красноречивый взгляд в сторону девушек, прилежно сложивших руки на партах. — Ведьм!

А ведь, между прочим, они успешно оправдывают свое призвание, не то что я…

— Итак, — передавая ложку василиску, звонко произнесла Анэлия. Подошла к небольшой черной доске, скромно установленной на треноге чуть поодаль ее стола, огневиком вывела название трех веществ виновных в моем мучительном состоянии.

— Все ли компоненты вашего зелья угадал уважаемый лорд Тиан?

Щека темного нервно дернулась, но в остальном он сохранил невозмутимый вид и даже нос не чесал, а хотел, уж я-то знаю насколько!

Поняв, что наказание откладывается, ведьмы оживились.

— Нет! Не все!

И радостно принялись перечислять, а я с каждым произнесенным словом мрачнеть, ибо изготовление нейтрализующего зелья все усложнялось и оттягивалось. А ведьма записывала, доставала что-то с полок, кидала василиску, а он покорно добавлял в котел.

Список уже достиг десяти наименований, когда молодые ведьмочки не без гордости выдохнули:

— Все!

В этот момент темный осторожно потянул меня за собой, отступая в сторонку, подальше от рядов парт. Анэлия помешала бурлящую жижу, одобрительно кивнула, заметив наш маневр, а потом с легкостью подхватила котелок, размахнулась и окатила его свежесваренным содержимым всю группу, предварительно что-то прошептав, отчего резкий порыв ветра разбрызгал зелье по ведьмам равномерно!

От неожиданности задохнулась даже я, глядя на опешивших, отплевывающихся ведьм.

— А теперь начнем наше занятие! — равнодушно объявила молодая преподавательница, вновь повернувшись к доске. — Тема: «Создание нейтрализующего и восстанавливающего зелья в экстремальных условиях и условиях ограниченного времени».

Ведьмы недоуменно хлопали глазами.

— Записываем! — скомандовала Анэлия, и перед каждой тут же появилась тетрадь с ручкой, даже передо мной, хоть я теперь сидела не за партой, а в стороне, на каком-то табурете.

— Всем известно, что для того, чтобы нейтрализовать сок борщевика требуется корень кровохлебки, — напротив первого пункта появилась соответствующая надпись, и мы лихорадочно записали. — Далее… Слизь красной улитки хорошо ликвидирует экстракт жуков-древолазов… Кора дуба… Зеленая плесень… Лапки птицееда…

Лица девушек уже пошли характерными пятнами, но все старательно записывали название компонентов, боясь пропустить хоть слово.

— Вот теперь каждая из вас готова приготовить спасительную мазь! — в итоге объявила преподавательница.

Ведьмы блаженно заулыбались, предчувствуя скорое излечение. Смешать нужные вещества, нагреть, и вуаля!

— Только вот беда, — с показной грустью продолжила она. — Приготовление зельев в экстремальных условиях не подразумевает, что нужные компоненты вам преподнесут на блюдечке… Добыть их обязаны вы сами, ведь в реальной жизни запасы порошков не всегда будут в кармане, и действовать придется быстро, пока зуд не свел вас с ума… Не буду тянуть ваше и без того мучительное время — рядом есть лес. И озеро. И парк. В парке вы точно найдете все необходимое!

Короткий кивок головой, и девушек след простыл. Нет, не испарились — выбежали в коридор, отчаянно почесываясь, проклиная все и вся, и понеслись по коридору сломя голову. Я тоже рванула за ними, но меня удержали за плечо.

— Кажется, вы не очень-то в равных условиях — терпели на полчаса дольше, одежда не подходящая… — произнес темный. — Пр-равда, Анэлия?

— Без сомнений, — подтвердила та и выставила передо мной десять баночек, пузырьков и мешочков с порошками. Котелок я взяла сама.

— На двоих готовь, — распорядилась ведьма.

Я покорнейше кивнула, а маг подозрительно посмотрел в мою сторону, но вслух ничего не произнес.

— Она только что отправила твоих дорогих ведьм в Парк, — ехидно заметил василиск.

Подумаешь, событие! Что они в этом парке заблудятся, что ли? Тем более, среди них есть Полина — лесная ведьма… Я меланхолично принялась смешивать ингредиенты, прислушиваясь к разговору.

— Знаю, — буркнул в ответ магистр Тиан.

— И молчишь? И даже не бежишь за ними вдогонку? — не успокаивался Гадтер.

— У меня для этого есть кое-кто другой, — дернул уголком рта темный и сразу скривился от боли — на губе красовалось уже несколько волдырей.

Достал из кармана какой-то камушек, сжал в ладони и тихонько позвал:

— Аззи… Срочно.

Молодой маг появился довольно быстро, весь запыхавшийся влетел в двери. Заячий хвостик, от которого он так и не сумел избавиться, меленько подергивался.

— Звали, лорд Тиан? Что-то случилось?

— Хочется верить, что пока ничего, — постукивая пальцами по столешнице, задумчиво произнес декан. — Но пять маленьких, глупеньких и беззащитных ведьм только что отправились в Парк собирать травки, коренья и дергать лапки у монстрообразных пауков.

— В Парк? — округлив глаза, переспросил Аззи. — В тот самый?

— А у нас их несколько? — приподнял бровь темный.

Парень тут же стушевался, переступил с ноги на ногу.

— Нет…

— Значит, в тот самый, что за тупые вопросы! — вспылил декан.

— Одни?! — в голосе парня прозвучал откровенный ужас.

— Почему одни? — маг позволил себе снисходительную улыбку. — С тобой!

Аззи обреченно застонал, скривился, как будто его живых тараканов есть заставили.

— Со мной?..

— А ты имеешь что-то против? — недобро прищурился мужчина.

— Нет, что вы…

Оправдываться у Аззи получалось плохо — совершенно неправдоподобно и, помявшись пару секунд, он все-таки выпалил на одном дыхании:

— Лорд Тиан, их же пятеро! Целых пять совершенно необученных ведьм! Разбрелись поди, попробуй собери их в кучу, я же не пастух… И один не справлюсь! Зачем вы их вообще туда послали?!

Лицо темного словно онемело.

— Пошел вон, — холодно указал он на дверь, и этим ледяным тоном с металлическими, звенящими нотками окатило даже меня, заставив поежиться. — Либо придешь обратно вместе с ведьмочками, либо не вернешься никогда! И поторопись, вдобавок ко всему, боюсь, они сейчас не очень хорошо соображают…

Но парень с заячьим хвостом, несмотря на свой трусоватый внешний вид, даже не двинулся с места и с жалобными глазами попробовал еще что-то возразить:

— Но магистр…

Тут за молодого мага стало откровенно страшно, и я не выдержала:

— Слушай, что ты так побледнел, словно тебя на каторгу отправляют? Это всего лишь девчонки! Погуляешь, свежим воздухом подышишь, ведьмочкам глазки построишь, улыбнешься, хвостиком приветливо помашешь — сами за тобой пойдут! Цветочки, грибочки заодно пособираешь или что там еще в вашем парке растет…

Тот округлил на меня глаза:

— Что растет? Деревья огромные, заросли колючие, зомби вот иногда из земли вырастают… А вообще нечисть в основном, это для нее, можно сказать, заповедник!

— Заповедник нечисти? — осторожно уточнила я.

Все четверо уверенно кивнули, а я, бросив ложку, подбежала к Аззи, схватила его за рукав, потянула к выходу.

— Так чего стоишь? Пошли быстрее! Сейчас сожрут же мою группу!

— С тобой, можно подумать, не сожрут, — проворчал в ответ парень. — Ты как раз за десерт сойдешь…

— Десерт останется здесь доваривать лечебную мазь! — твердо заявил лорд Тиан, и Аззи тут же испуганно отпихнул меня к закипающему котелку, да так что я чуть не упала.

— И что же вы ничего не собираетесь делать? — беспомощно кинулась я к темному, хватая его за локоть.

Он задумчиво почесал нос, поморщился.

— Переживаешь, что ли? — рассеянно спросил у меня.

Я поджала губы, неопределенно дернула плечом. Волноваться за вредных ведьм вроде как-то несолидно, истинная ведьма еще бы вдобавок и позлорадствовала. Но… Эх, никогда мне не стать одной из них!

— Зря, — не дождался он моего ответа. — Но то, что чувствуешь ответственность, несмотря на обиду, меня радует!

— А меня нет! — огрызнулась я, еще сильнее расстроившись.

Он только рассмеялся:

— Ну и правильно, пакости у ведьм в крови и в характере, а вам вместе еще пять лет учиться! Привыкай, староста! Это только начало пути!

Наверное, я слишком сильно побледнела и чересчур громко закашлялась. Настолько, что вызвала жалость даже у темного, у которого сердца нет и быть не должно!

— Так и быть, можешь взять двоих с пятого курса, — великодушно разрешил он Аззи. Тот обрадованно кивнул, расторопно бросился к двери, пока магистр не передумал.

— Стой!

У меня чуть не оборвалось все внутри — все-таки передумал! Да так быстро!

— Сначала издалека понаблюдайте, без необходимости не вмешивайтесь, — распорядился он.

— Чтоб прочувствовали, куда попали? — догадался Аззи.

Губы мага растянулись в злой ухмылке, и парень тут же скрылся в коридоре.

— Вот, — темный самодовольно посмотрел на меня сверху вниз. — Ничего с вашими ведьмами не случится, можете не волноваться.

— Точно? — засомневалась я.

— Хотите сказать, что я пять лет напрасно учил своих адептов? — прищурился он.

И я как-то сразу с жаром выпалила:

— Да разве я могу!..

… Сказать это вслух. Хотя, да… Могу! Но сейчас совершенно не хочется тренировать на нем свой остренький язычок. Оторвет еще… Вместе с головой… — Испортишь зелье, новых ингредиентов не получишь, — равнодушно подала голос Анэлия.

Пришлось возвращаться к котелку, помешивать бурлящее варево, чтоб не пригорело и через край не выплеснулось. Ложка, хоть и деревянная, громко стукала о чугунные стенки, выдавая мою нервозность.

— Да не волнуйтесь, не пропадет там никто, — успокаивающе проговорил темный за моей спиной. — Даже Аззи бы один справился, недооценивает он себя просто, сомневается, а это в его случае лишнее… Иногда надо действовать, а не думать.

— А вот у меня пара адептов все-таки пропала… — невесело усмехнулся василиск. — Весь Парк обшарил — никаких следов.

Лорд Тиан резко повернулся к нему.

— Дух?

Я вздрогнула, закусила губу. Неужели появились первые жертвы? Неужели я виновата в чьей-то смерти?

— Не думаю, — магистр Гадтер отрицательно покачал головой. — Двоих сразу он бы не осилил. Ну прицепился бы к одному… А второй тогда где? Третий день как исчезли!

— Ой, а я, кажется, знаю, куда они подевались… — негромко проговорила я, не успев перевести дыхание от осознания, что пока еще ничего непоправимого не случилось.

— Вы? — в голосе темного отчетливо слышалась насмешка.

Но я на него даже не смотрела и сейчас обращалась исключительно к василиску.

— Три дня назад я как раз выменяла кое-что у двух адептов факультета Контроля и отдала им осколок мистического зеркала. Они посмотрели в него вдвоем и вполне могли перенестись в разные точки… Извините.

Даже сквозь темные стекла очков взгляд василиска давил, ввинчиваясь в самую душу, будто там он мог увидеть всю правду, прочитать меня насквозь. Очень надеюсь, что на самом деле он этого не может… Воцарившееся молчание угнетало, лорд Тиан переводил взгляд с меня на василиска и обратно и все больше хмурился.

— Куда зеркало настроено было, тоже знаете? — строго спросил магистр Гадтер.

И вот как бы мне не хотелось соврать, но…

— В Зыбкую Топь, — выдохнула я.

Хвост стремительно пролетел перед глазами, описывая дугу, и василиск исчез в зеленоватом свечении. Надо же, как быстро он создает порталы и даже не трансформируется для этого полностью! Я искренне позавидовала — создать-то портал я могу, но тогда все увидят мой истинный облик и одним неясно мелькнувшим хвостом я не отделаюсь.

— Я смотрю, вы не такая безобидная, как кажетесь… — задумчиво произнес темный.

А меня совершенно не радовала его задумчивость — много думать вредно для здоровья! Особенно для моего!

Поэтому никак не отреагировала и сделала вид, что целиком и полностью поглощена своим варевом. Всматривалась в котелок, как будто на дне его были как минимум все сокровища мира, и мне ни в коем случае нельзя отрывать от него взгляд.

— И в личном деле о Царстве Змей ни слова…

А в личном деле из правды — только мое имя!

— Ой, а мазь уже готова! — воодушевленно воскликнула я.

Хотя кипеть и кипеть ей еще полчаса, как минимум, пока не загустеет…

С огня убирать не стала, щедро зачерпнула ложкой жиденький отвар.

— Щеку подставляйте!

Магистр опасливо покосился на содержимое и сделал шаг назад.

— Там кипяток!

— Вы же мужчина — потерпите! — не прониклась я состраданием.

— Никогда ничего подобного не терпел и начинать не собираюсь! — отрезал он. — И вообще я вам не верю, вы слишком много врете даже для ведьмы! Анэлия!

— Ммм?.. — преподавательница неохотно оторвалась от толстенного талмуда и рассеянно взглянула на нас. — А в Зыбкой Топи настардамусы растут, оказывается…

«Знаю!», чуть не брякнула я, но вовремя удержалась.

— Жаль, Эллиану заказать не успела… — с искренней печалью в голосе проговорила она. — Эх, кто бы мне их добыл… Вместе с ледяным флоксом…

— Проверь, что она наварила, — хмуро попросил декан, на всякий случай прикрывая рукой собственную щеку. — Не хочу вдобавок облезть или еще чего похуже…

Я разочарованно опустила ложку в котелок и отвернулась.

— Нечего проверять, не готово еще, — пробурчала недовольно.

Услышала позади тихий женский смешок и следом шелест перелистываемой страницы — жене василиска было жуть, как интересно, какие еще полезные растения можно добыть на самом страшном болоте мира. А чем я готова была обмазать морду магистра, интересовало не в пример меньше. Точнее, вообще не интересовало!

— Вот чего-то подобного я от вас и ждал, — обличительно заявил темный. — Полное отсутствие совести, стыда и чувства опасности!

— Я так понимаю, опасность — это вы? — не оборачиваясь, уточнила я.

— Было бы не плохо, если б не только понимали, но и осознавали, — высокомерно прозвучало в ответ.

«Я скромная адептка, мне положено молчать…»

«Я скромная адептка, мне положено молчать…»

«Я скромная адептка, мне положено молчать…»

Мантра не помогала.

— А вы сами-то осознаете, что успех вашего излечения в данный момент зависит от меня? — провокационно заявила я.

Так и хотелось подсыпать в варево какую-нибудь гадость! Любопытно, настоящая ведьма сдержала бы свой порыв?

— Нашего излечения, — невозмутимо поправил он. — Вдобавок от меня зависит ваша успеваемость. А вы порой не похожи на дуру…

— Порой?! — возмутилась я, едва не уронив ложку прямо в котел.

— Временами, — ровно подтвердил этот… этот… Гад он! И нечего на меня так пристально смотреть своими прищуренными и насмешливыми глазищами!

Отвернулась, стараясь не выдать обиду.

Он облокотился на стол, подпер ладонью подбородок:

— Что? Даже магией не швырнешь? — расстроенно проговорил провокатор. — А я так хотел посмотреть на плетение…

— Все равно оно не совпадет с образцом в кристалле, — чересчур самоуверенно заявила я.

— Не факт…

Разозлившись, почти выкрикнула:

— Я не темная!

— Как эмоционально… — спокойно произнес лорд. — А знаете ли вы, что неприязнь обычно возникает из-за заблуждений или наоборот при слишком близком знакомстве? И мне начинает казаться, что вы неспроста ненавидите мою магию, и у вас с ней гораздо больше общего, чем хотите это показать…

— Держите свое мнение при себе, — процедила я, пытаясь успокоить вдруг бешено зашедшееся сердце. — Вы меня совсем не знаете.

— Это вопрос времени…

На откровенный вызов я не поддалась, и доваривала зелье молча, плотно сцепив зубы, чем неимоверно бесила магистра, который сделал еще пару попыток завести разговор о темных, и когда это не увенчалось успехом, принялся доставать меня другими способами. То и дело заглядывал через плечо, спрашивал — скоро ли будет готово, и издевательски пытался давать советы, как правильно помешивать, в какую сторону, и какой рукой лучше ложку держать. В общем, он напрашивался. И отнюдь не на лечение!

Наконец-то зелье загустело, превратившись в мазь, я слила ее остужать и была как никогда близка к тому, чтобы огреть чью-то темноволосую голову освободившейся чугунной посудиной, как из коридора послышался шум.

Ведьмы возвращались с победой. Мокрые — озеро стороной явно не обошли. С трофеями: зажатыми подмышкой баночками жуков, холщовым мешком улиток, сквозь который уже просачивалась ценная слизь, а Равьена волокла за мохнатую лапу с крючковатым когтем на конце гигантского птицееда прямо по полу.

Гордые собой до невозможности, но важно вышагивать не позволяли обстоятельства, поэтому движения были дерганные и весьма нервные. Вода хоть и смыла большую часть зелья, выплеснутого в лицо, но от дискомфорта не спасла, поэтому, не дожидаясь специального распоряжения преподавательницы, девушки расхватали котелки и принялись за работу. А следом за ними, шатаясь, как пьяные, вошли трое магов — бледные и потрепанные.

— Все на месте, можете перез…через…херес…пересчитать, — заплетающимся языком, проговорил Аззи и вцепился в косяк двери, чтобы не сползти вниз.

Лорд Тиан посмотрел на довольных и совершенно не обкусанных ведьм, занятых делом, перевел взгляд на обессиленных парней. Брови его удивленно и явно против воли ползли вверх.

— Задание вып-полнено. П-позвольте удалиться в лазарет? — мертвенным голосом спросил из-за спины Аззи лохматый рыжеволосый маг.

— Что? Зачем лазарет? — Анэлия уверенным движением распахнула дверцы стеклянного шкафа и принялась выбирать оттуда различные скляночки. — Сейчас наши девочки вас сами на ноги и поставят!

Глаза ведьминских защитников наполнились таким отчаянным ужасом — даже лорд Тиан проникся и молча кивнул на выход. Они улепетывали без разговоров, и настолько быстро, насколько это вообще было возможно в их состоянии.

— Ну зачем ты их отпустил? — укоризненно проговорила преподавательница, прижимая к груди бутыльки с разноцветными составами.

Темный снова задумчиво оглядел деловито копошащихся ведьм.

— Чтоб мои сами попросились в лазарет… — покачал он головой. — Должно было произойти что-то действительно страшное.

Анэлия равнодушно пожала плечами и, обиженно прикусив губу, принялась расставлять все обратно.

— Страшное-страшное… — пробормотала рядом Павла, вдохнув пар, поднимающийся над котелком. — Ну, медведь рогатый разлегся прямо у входа в нору птицееда… Подумаешь, палочкой его потыкали! Что огнем-то сразу плеваться?! Не зверь, а припадочный какой-то!

— А не зачем тыкать палочкой адского выкормыша! — негромко прорычал декан. — Особенно, если не вам расхлебывать последствия!

— Так он нам мешал! — возмутилась полугномка. — Храпел к тому же, аж земля дрожала…

— Медведь был милым! — протянула Есения. — А вот стая какой-то прозрачной гадости, в которую Динэя камнем кинула… Бр-р-р… Кто-нибудь собрал в баночку кислоту, которая с их клювов капала?..

Ведьмы, не отвлекаясь от собственного зелья, продемонстрировали полные пузырьки с шипящим содержимым. Запасливые…

— Так… — темный нахмурился. — Надо будет увеличить количество часов на изучение бестиария Парка, — сделал он тут же соответствующий вывод. — Сегодня пятой парой и поставлю!

Про пятую пару услышали все и дружно застонали. Особенно я — у меня встреча с Морри накрывалась медным котелком!

— Я так понимаю — готово? — прозвучало раздраженно.

Прежде, чем я успела ответить, магистр зачерпнул из пиалы мазь и вместо того, чтобы обмазать ей свою морду, развернул меня к себе спиной, рывком дернул назад пиджак, обнажая ключицы и спину до лопаток, и ладонью провел от шеи вниз по позвоночнику.

— Да вы охренели? — выдохнула я, двумя руками вцепившись в края одежды на своей груди.

Судя по воцарившейся в классе тишине, охренели все, но только не он. Лорд Тиан молча и медленно растер лекарство в стороны.

— Хочу убедиться, что оно действует, — без тени улыбки проговорил он.

И оно действовало. Касаясь кожи, почти мгновенно приносило облегчение, приятным холодком расползаясь под горячей мужской ладонью.

Это позор. Меня на глазах у всех лапает темный маг, вызывает мурашки, щекотно расползающиеся по всей спине, прикрываясь своим положением, а я ничего не предпринимаю!

— Убедились? — голос прорезался с трудом и был довольно жалким.

— Вполне.

— Тогда пользуйтесь!

Я, трясясь от злости, зачерпнула горсть мази и резко развернулась к наглецу — нанести мазь способом, соответствующем ситуации, и хоть чуть-чуть компенсировать моральный вред.

— Вот!

Шлепок вышел звонким и очень смахивал на плохо замаскированную пощечину. Зрачок сузился от боли, несколько волдырей под моей ладонью лопнули, излишки мази брызнули во все стороны, но темный устоял с каменным лицом и даже не шелохнулся, сверля меня в миг почерневшим взглядом.

На мгновение я устыдилась своей реакции, но лишь на мгновение, а следом хладнокровно размазала лекарство по его носу и губам, прежде, чем мое запястье обхватили стальные тиски рук вконец разозлившегося мага. Качественная работа — кожа заживала практически на глазах: краснота пропала, а ранки затягивались. Мне есть, чем гордиться.

— Я достаточно позаботилась о вашем здоровье? — тихо процедила по слогам, выдерживая этот убийственный, пристальный взгляд.

Я видела, как яростно пульсирует венка на его виске, показывая, с какой скоростью гонит кровь сердце, видела, как напряглись мышцы рук и шеи, как тяжело ему сдержать свой гнев, но и отпустить его перед всеми не позволяет… что-то… Девяносто процентов мужчин бы на его месте не сдержались, и мне бы уже давно прилетело в ответку. Как минимум — мелкое проклятье или матерное пожелание, как максимум — переломили хребет. С каждой секундой молчания я все отчетливей это осознавала, и на душе становилось гадко. Чувство отмщения и торжества справедливости почему-то не появлялось.

— Я могу сломать руку ста разными способами, — глядя исключительно на мое тонкое запястье, обхваченное его лапищей, произнес он наконец.

Я нервно сглотнула, потому что нисколько в этом не сомневалась, и заодно прикинула — интересно, а сколькими разными способами я смогу довести его до нервного срыва…

— Шестая пара — «Техника безопасности при работе с лекарственными препаратами», — выдержав красноречивую паузу, холодно отчеканил он и усилием воли заставил себя разжать пальцы, отпуская меня. Для всех остальных его голос прозвучал абсолютно спокойно. Для тех, кто не видел сейчас его лица.

— Анэлия, проведешь, — распорядился темный, даже не взглянув в ее сторону. — Компенсирую твое бесценное время тройным гонораром.

Развернулся на пятках и вышел, оставив меня в своем пиджаке пылающую от стыда, гнева и еще какого-то непонятного скребущего на душе чувства. Как будто меня пожалели, а я этим бессовестно воспользовалась… И меня снова пожалели! Но ведь это не так? Не может быть так! Или… Противное все-таки чувство, мерзкое.

— Шесть пар! — простонали на разные голоса. — Это вообще законно?

— На его собственном факультете? — усмехнулась преподавательница — единственная не расстроившаяся от такого поворота дел ведьма. — Конечно! Главное, успеть добраться до дома раньше отбоя…

— Зверь!

— Садист!

— Красавчик…

Все хмуро глянули на томно вздохнувшую Есению.

— Что? — удивленно моргнула она. — Садист разве не может быть красавчиком?

— Ну у тебя и вкус, — не выдержала я, скривившись.

— А у тебя размах! — встряла Динэя. — Никуда не годится!

Я даже смутилась.

— Тебе показалось! Разве осмелилась бы я бить декана?! — что-то возмущение вышло не очень натурально.

— Да-да, точно. Показалось. Всем, — покивала она. — Руки-то перцем ради этого гада, кхм… в смысле мага, не догадалась посыпать?

Да уж, две дополнительные пары в первый же день настроили почти весь ведьминский коллектив против лорда Тиана.

— Да как-то не настолько мне надоело жить, — пробурчала я. — Детей не родила, замуж не вышла, мир не посмотрела — рано умирать!

— Таких как он бить надо наверняка, чтоб сознание потерял прямо на месте! — нравоучительно высказалась Равьена. — Стулом!

— Ты серьезно? — округлила я глаза. Все-таки именно она казалась мне более здравомыслящей!

— Не слушай их, — степенно возразила Анэлия. — Если уж угораздило ммм… Если эмоции сдержать не удалось — самый лучший выход — бежать! Хотя надежней улететь, зарыться в землю, воспользоваться порталом…

Подумала, и добавила:

— Но на моем веку от таких мужчин еще никто не убегал…