Последняя ночь в Академии пролетела незаметно, бессмысленно и безрезультатно. Без малейшей возможности сбежать, разработать план спасения или просто обдумать свое положение.

Я просто отключилась в доме лорда Тиана, а очнулась уже утром, в своей кровати, аккуратно укрытая одеялом, и долго соображала, что произошло. С одной стороны, это сберегло мне изрядное количество нервов, с другой… Я уже раскрыла себя перед деканом, самое странное, что он меня сразу не выдал, и теперь все остальное на его усмотрение. А я даже не знаю, чем закончился ночной разговор с ректором, но, поскольку еще не чахну в темнице, а жуткий некромант не ставит надо мной опыты, надежда на лучшее все же есть…

Я откинула одеяло в сторону, уставилась на свое одеяние и, покраснев, спешно укрылась обратно.

— Проснулась! Уии! — две белые увесистые тушки запрыгнули на постель.

— Ты как, живая?

— Это правда, что тебя чуть не сожрали? Ой, а сама-то бутербродика хочешь? С сыром!

— Рикки. Тикки, — вволю наобнимавшись, я строго посмотрела на усатые мордочки, потом на свою сорочку. — Скажите мне только одно…

— Кто тебя переодевал? — догадалась Тикки.

Я с замиранием сердца кивнула.

— Мы!

Я выдохнула с несказанным облегчением.

— Ха-ха-ха-ха-ха! — хохочущий Рикки тут же удостоился подзатыльника от своей подруги и, странно крякнув, заткнулся.

Я аж на месте подскочила.

— Кто тогда?! — требовательно повторила я.

— Кто принес, тот и переодевал, а что, надо было тебя в грязной и дранной одежде на кровать укладывать? — пробурчал толстый крысик, потирая за ухом.

Вот сейчас я искренне пожелала, чтобы принес меня не ректор! И не некромант! Хм… А темный-то, оказывается, не самый плохой вариант… От стыда я поежилась, нервно сжала на груди ткань сорочки.

— Ну он же просил! — укоризненно протянула Тикки.

— Сыр у меня уже кончился, значит просил плохо! — вынес вердикт продажный хвостатый.

— Не волнуйся, тут темно было, он все равно ничего не разглядел, — успокоила Тикки, поглаживая лапкой мою руку.

Ну и правда, чего я переживаю, было бы из-за чего…

— На ощупь действовал, — подавился смешком Рикки и удрал, увернувшись от полетевшей в него подушки и моей ругани.

В шкафу аккуратно висела то ли новая, то ли отремонтированная форма, в которую я, умывшись, незамедлительно переоделась. В общей комнате уже вовсю шуршали ведьмы, переговариваясь и хихикая. Для них это был новый день, полный неожиданных открытий, а для меня…

Я хорошо помнила о предстоящей проверке. Кстати, надо бы успеть найти Морри. Надеюсь, с ним все в порядке и его декан позаботился о своем подопечном в первые же минуты боя, по крайней мере в нашей Академии всегда было заведено, что в случае чрезвычайной ситуации адептов отправляли куда подальше, лишь бы под ногами не путались и живы остались.

— Селли! — не успела я выйти из комнаты, как на меня набросилась толпа взволнованных ведьмочек. — Это правда?!

— Ч-что? — сделала я опасливый шаг назад, покосилась на стоящую около самой двери новенькую, появившуюся здесь за ночь метлу. Интересно, она крепкая?

— Как что? Монстр! Мы почти ничего разглядеть не успели, Изольда ставни захлопнула и деру дала!

— Он тебя схватил?

— А что ты там делала?

— А как же комендантский час?

— А тебя лорд Тиан спас, да?

— Вы там вместе были?!

— С деканом? И чем вы ночью занимались?

Меня закидали вопросами настолько, что я не знала на какой именно отвечать. Надо было через окно выбираться!

Ведьмы наступали грудью, а я…

— Я ничего не помню! — трагично всплеснула руками.

А какая вообще официальная версия?

— Как ничего? — возмутились сокурсницы.

— У меня шишка на затылке, ударилась, наверное! — соврала я.

— Амнезия… — разочарованно протянули ведьмы, но разочарование длилось недолго. — От страха, поди! Сейчас мы зелье сварим!

Ага, и сыворотку правды туда заодно добавят!

— Вечером, после пар и приготовим, — обрадовала меня Равьена, взглянув на настенные часы с вороном. — А сейчас по метлам!

— Что первым-то? — обреченно спросила я, обнимая радостно подскочившую ко мне метлу.

— Теоретические основы темной магии!

Девушки лихо оседлали метлы и одна за другой вынырнули в окно. Я было двинулась к двери, но замешкавшаяся Павла своим необхватным телом преградила мне путь.

— Куда направилась, кикимора? Летать не умеешь?

Двинуть ей, что ли, по лбу за кикимору-то…

— Прогуляться хочу.

— Не умеешь, — констатировала она, смерив меня оценивающим взглядом. — Не удивительно.

— Тебе чего надо? — не выдержала я.

— И в расписание не заглядывала… — подозрительно прищурилась Павла. — Или название «Скоростные полеты» тебе ни о чем не говорит?

Я в ответ равнодушно пожала плечами, еще не факт, что первая пара не станет для меня последней.

— Вот что, — торопливо заговорила ведьма. — Ты меня вчера от паутины спасла, не бросила, хороша же я буду, если сейчас по-своему не помогу. Вдобавок, я все еще надеюсь, что с твоей помощью моя фигура наконец-то станет стройной и красивой! Так что мне совсем не хочется, чтобы тебя выперли из Академии!

А мне-то как не хочется!

— И что ты предлагаешь?

Она многозначительно указала на мою метлу.

— Полетели!

Я вспомнила полет с Равьеной и скривилась.

— Разобьюсь к чертям.

Павла тяжело вздохнула, немаленькая грудь такая плавно колыхнулась, а сама ведьма сочувственно посмотрела на меня сверху вниз.

И тут произошло совершенно непредсказуемое!

— Полетели! — меня подняли за шкирку, взгрузили на метлу и выбросили в окно!

— Аааа! — е-мое, лучше бы сразу согласилась! — Тпрру! Стой! Хватит!

Земля! Черная, вытоптанная! Приближается! А метла все летит… Вниз, ага. Так я и без метлы летать умею.

Но в черенок все равно вцепилась и руками, и ногами, и зубами бы вцепилась еще, но тогда орать не смогу. А я орала, еще как…

— Гадина! Лети, собака! Ой, прости! Чик-чирик, как птичка. Чирик-чик-чик. Как птичка лети. Как жук! Как дракон! Как бабочка. Ааааа!

Земля вдруг оказалась совсем близко, перед самым носом, а потом мы с бешеной деревяшкой резко взмыли вверх, набирая скорость. А потом опять вниз! И снова вверх. И кульбит через голову. И… Что-то меня укачивает… Ненавижу ведьм. Ненавижу метлы! Хочу к себе, на болото… О, а вот и Морри… С метлой?!

Я чуть со своего ненормального транспортного средства не свалилась, когда увидела понуро опустившего голову некроманта, сжимающего в руке черенок хозинвентаря, пока не поняла, что он-то как раз использует его по назначению. В смысле, не очень старательно подметает двор перед Академией.

— Куда понеслась?

Кое-у-кого хватать меня за шкирку входит в привычку. Вот и сейчас массивная Павла незаметно подлетела откуда-то сверху и таким невежливым способом прекратила мой неуправляемый полет.

— Это все она! — возмущенно стукнула я кулаком по деревяшке, откинув со лба взмокшую прядь волос. Метла не менее возмущенно подо мной дернулась.

— В термитник брошу! — пригрозила я.

Кажется, эта хрень фыркнула! Ух, палка с крапивой мне нравилась больше! Она хоть не шевелилась! И не пыталась меня убить!

— Вообще-то, это ты должна управлять метлой, а не она тобой, — нравоучительно заметила Павла, все еще надежно держа меня за загривок. Только толку-то от пустых нравоучений!

— Как? — нервно рыкнула я. И вообще, на пары опоздаю, решат еще, что сбежала…

— Она теперь — твое продолжение в воздухе, твоя опора и твои крылья. А руль — это ты. Погладь ее, скажи, какая она у тебя замечательная, она же все чувствует…

А два раза послушно провела по черенку, без особых эмоций. Паршивка сердито распушила прутики в знак протеста.

— Может, ты нас просто добуксируешь до аудитории? — с надеждой попросила я ведьму.

— Тебе не нравится метла, которая тебе досталась? — строго заглянула мне в глаза Павла. — Пойдем на склад менять?

Метла подо мной замерла, притихла.

— Да нет, — я рассеянным движением провела по отполированному дереву. — Так-то крепкая вроде, быстрая, совершенно точно быстрая, еще и маневренная к тому же… Только вот я неумеха, другая ведьма бы поди радовалась…

— Ну вот и береги! Берегите друг друга! — отпустив меня, выкрикнула она, быстро удаляясь в сторону правого крыла Главного корпуса. А мы остались… висеть в воздухе. Наедине!

— Эммм… Ну, полетели, что ли тогда? Осторожненько-о-о-о!..

Осторожненько метла не умела, а может молодая была, а может вздорная, а может сама решила меня подрессировать, но по крайней мере, когда я с визгом пригрозила, что от страха могу перепутать ее с туалетом, доставила к нужной аудитории намного спокойнее. И все бы хорошо, если бы к двери, а не к закрытому окну на четвертом этаже! Ну, что теперь делать, пришлось стучаться!

— Любите же вы эффектно появляться, адептка Краст! — с ворчанием донеслось из распахнувшегося окна.

Узнав голос, я ногтями вцепилась в метлу, но меня схватили за запястье, подтянули к подоконнику и весьма галантно помогли спуститься, придержав за талию.

— Благодарю вас, лорд Тиан, — как можно более безмятежно улыбнулась я, пытаясь унять вдруг участившееся биение сердца.

Что это я так разволновалась, я ведь не боюсь его? Нет, не боюсь, совершенно точно не боюсь, разве что чуть-чуть… опасаюсь. И завишу, как никогда сейчас завишу от него. И пора бы ему меня уже отпустить… Ведь не может же он не чувствовать, как меня трясет! Подозреваю, сейчас за нами следит вся аудитория, а я носом ему в грудь дышу, так он близко…

Подняла на него вороватый взгляд, в ответ еле заметно дрогнули уголки его губ, и он наконец развернул меня к кафедре.

— Ужасного дня! — поприветствовал меня ректор.

— Отвратительного, — кивнул василиск.

— Вы заставляете себя ждать, — недовольно проскрипел некромант.

— Ничего не бойтесь, — сделать шаг назад мне не дала твердая ладонь на пояснице, а темный смешливо-небрежным тоном огласил на всю аудиторию. — Всего лишь очередная проверка!

Прозвучало так, как будто эта самая проверка ждала всех, но я-то знаю правду. И он знает. Знают ли они?

Черный кристалл завис в воздухе, поднявшись из ладони василиска. И он был пустой. Пока.

Некромант поджал губы, подался вперед, глядя на меня с какой-то пугающей жадностью.

— Мы начнем с вас.

Кто бы сомневался!

— Уж вас-то учить не нужно, — не удержался он от ехидства. — Настоящая темная ведьма большая редкость в наших стенах.

Ведьмочки загалдели, заинтересованно вытянули шеи, наблюдая за начавшимся представлением. Просто они-то не знали, что никакая я не настоящая.

Я слегка закатала рукава. Не то, что бы они мне мешали, просто своеобразный ритуал перед важным событием. А ведь предстоящая тюрьма и отчисление из Академии события безусловно важные! Наверное, самые важные за всю мою недолгую жизнь…

Я думала, что буду паниковать, метаться, но нет. Лишь потяжелело слегка дыхание, и пальцы плели простецкое заклятие подозрительно медленно. Темный стоял позади, близко настолько, что хотелось отодвинуться, нервно постукивал носком ботинка по полу и заглядывал мне через плечо, раздражая своим дыханием и скептически — надменным взглядом. Да, я самоучка, возможно что-то делаю неправильно, но даже в такой ответственный для меня момент он скорчил такую рожу, что стало понятно всем — я бездарь! Но этого ему показалось мало.

— Быстрее! — толкнул он мой локоть, прямо в болезненную косточку, так что по руке пробежал чувствительный разряд такой силы, что она обвисла безжизненной плетью. — О, Тьма, адепткаКраст, за это время в бою вас бы убили уже раз тридцать! А если бы не убили, то все соперники бы сами померли — от скуки!

— Да что вы себе позволяете? — возмущенно развернулась я, обхватив здоровой рукой онемевшую конечность. — Вы не дали мне сосредоточиться! Вы! Вы…

На глаза чуть слезы не навернулись. Он забрал мои последние секунды свободы! Знал, почему я медлю, и все равно вмешался!

— Учитесь ценить время, — нравоучительно холодным тоном произнес он. — И свое, и чужое. Даже я чуть не уснул! А меня трудно усыпить, если рядом симпатичная девушка…

— Все! Ничье время я больше отнимать не буду! Особенно ваше! — мои руки непроизвольно сжались в кулаки, плечи затряслись. — Довольны? Что ж сами-то так долго думали? Надо было еще вч…

Темные глаза чуть заметно сощурились. Руку снова прострелило болью, и я, задохнувшись, замолкла.

— Ваш наставник прав, — раздался позади тошнотворно спокойный голос василиска. — С магией нужно обращаться слегка… поувереннее. Особенно, когда вас ждет немалое количество народа, а вы всех задерживаете. Следующая.

Я ушам своим не поверила.

Следующая?!

— Займите свое место, кажется, вы еще не отошли от ночного шока, — с подозрительной заботой декан подхватил меня под локоток и торопливо довел до третьего ряда парт. И усадил за нее. Грубовато. Предостерегающе сверкнул глазами, пока никто не видел, а потом нацепил на лицо благожелательную улыбку и вернулся к преподавателям.

В черном кристалле, зависшем в воздухе посреди аудитории, плескалась магия. И мне не надо было протирать глаза, чтобы увидеть, что на мою она совсем не похожа. Абсолютно. Совершенно.

Невозможно.

Начали вызывать других девчонок, а я все пялилась на этот кристалл до тех пор, пока его не очистили от плененной магии. Перевела взгляд на кафедру — Павла пыхтела и, направляемая терпеливым голосом лорда Тиана, неуклюже пыталась создать темный шарик. Ректор откровенно скучал, василиск изображал вселенскую невозмутимость, а некромант, игнорируя происходящее, пялился прямо на меня. Очень недобро пялился.

Закончив проверять моих одногруппниц, преподаватели раскланялись, степенно извинились перед лордом Тианом за доставленные неудобства.

— Что вы, что вы, — ехидно взмахнул руками темный. — Всего-то половина пары впустую пропала. Подумаешь! Кому нужна теория темной магии на моем факультете! Неужели молоденьким ведьмочкам? Так я их тогда сразу в поле выпущу, на практику!

— Не наглей, Арен, — обернулся у самого порога ректор. — И помни, что позиция Грэдис относительно твоих нововведений мне кажется не такой уж бредовой.

При упоминании старшей ведьмы декан позеленел и молча проводил уважаемых проверяльщиков до двери. Лишь для того, чтоб с силой эту самую дверь за ними захлопнуть. Затем неторопливо обвел немногочисленную аудиторию взглядом и предвкушающе потер руки:

— Ну, что, первый курс… Половина пары у нас еще впереди!

На партах материализовались тетради.

— Лекция первая. «Основные источники темной магии». Кто-нибудь уже может перечислить?

Динэя торопливо вскинула руку, дождалась сдержанного кивка и оттарабанила, как по заученному:

— Внутренний резерв темного мага, негативные эмоции, темная энергия, что в природе встречается крайне редко, чужая сила, отобранная насильственно…

— Да… А еще?

Динэя замялась.

— Ну же, не бойтесь, — пошевелил пальцами маг, поторапливая ее.

— Смерть, — еле шевельнула она губами.

— Что? — сделал вид, что не расслышал.

— Смерть, — уже увереннее повторила она. — Есть теория, что именно смерть является причиной появления темной энергии — боль, страх, отчаяние выплескивается в мир, и невидимыми пятнами наполняют его.

— Это не теория, — улыбнувшись, поднял вверх указательный палец, подчеркивая важность своих слов. — Это действительно так. И я вам больше скажу — это самый доступный источник энергии, с которым вам и предстоит работать.

Впечатлительные девушки застонали, кто-то менее впечатлительный довольно присвистнул, кажется, Равьена.

— А что вы хотели? — смешливо проговорил он. — Ловить негативные эмоции? Даже если сможете уловить такую деликатную вещь, как чужие чувства, как в нужный момент вы собираетесь их генерировать? А если рядом никого нет? Через себя? Так недолго и умом тронуться, и копыта откинуть. Использовать внутренний резерв тоже не сможете — вы ведьмы, а не темные маги по рождению, так что у вас его попросту нет.

— Зато у Селли есть, — недовольно подала голос Есения. Скромная девица оказалась крайне возмущена этим фактом! — И теперь мы с ней никогда не будем находиться в равных условиях. Может, стоит вообще перевести ее на другой факультет?

И вряд ли эта ведьма имела в виду Ведовский факультет!

— А может вам стоит усерднее заниматься? — не повелся на провокацию темный. — Будет куда расти. Или вы боитесь конкуренции?

Прозвучало как-то неоднозначно, Есения вздернула носик, повела плечами, словно разминаясь, посмотрела на свою грудь, на мою, и, видимо, решила, что конкуренции не боится. Я не удержалась, опустила взгляд вниз, оценив собственную конкурентоспособность. Неужели все настолько печально?

— Лорд Тиан, а у вас уже были темные ведьмы? — заинтересованно спросила Равьена.

Я поперхнулась, закашлялась на весь класс и поспешно закрыла рот руками. Двумя сразу.

— Нет, — улыбаясь, ответил мужчина. — Дар ведьмам в основном достается от матери, хотя бывают и исключения. Так что это первая истинно темная ведьма, которую я встретил. Остальных я создал сам, и их таланты — результат упорного труда, в том числе и моего.

— Надеюсь, вы после этого вашего вложенного труда никого не заставите называть вас папой… — негромко пробормотала я.

Долгий взгляд из-под длинных ресниц, во время которого наступила полная тишина, а я успела пожалеть, что не удержала язык за зубами, короткая непроницаемая улыбка, и холодное:

— Вас — точно нет.

Как ни в чем не бывало он повернулся к доске, зарисовывая знакомые мне с юности символы поиска.

— Использовать смерть, не означает, что ради этого вам придется убивать, — рассказывал он, сжимая пылающий мел-огневичок в длинных пальцах. — Главное — суметь найти ее след, а следов этих хватает везде — от придушенной ловким котом полевки до павшего жертвой кровавого маньяка. Последнее предпочтительнее в качестве источника силы.

Ага. И отвратительнее в качестве эмоций. И этому он собирается нас учить?

Он обаятельно улыбнулся и добавил:

— Для меня. Вам пока достанутся нерасторопные мышки.

— Почему? — уязвлено спросила Динэя. — Мышки — это как-то… несерьезно.

Темный приподнял бровь.

— Правда?

— Ну так… Что с нее взять-то? — ведьма сложила пальцы, наглядно показав, что с хвостатой жертвы сил и на полноготка не будет.

— Хм… — лорд Тиан напряженно задумался. Потом вытянул вперед ладонь, и в ней материализовался двуручный меч. Красивый эфес, украшенный темным, словно напившимся крови, рубином, широкая гарда с защитными рунами, и сам клинок — мощный, тяжелый… Основательное оружие. Мужское. Я бы на такое даже претендовать не стала.

— Нападайте, — милостиво разрешил магистр, протягивая орудие убийства Динэе.

Острый укол зависти неожиданно поразил в самое сердце. Я тоже хочу пощупать это произведение искусства!

— Я? — затравленно завертела она головой по сторонам, неловко держа меч обеими руками, острием вниз. — На вас?!

О, еще бы день назад я вызвалась вместо нее и с радостью показала, как нарубается на кусочки мясо темных магов! Угу, в мечтах… На самом деле с такой гробиной хорошо бы при собственных пальцах остаться! А теперь…

Я украдкой посмотрела на «беззащитную жертву».

Он кивнул Динэе и приглашающе развел руки — весь твой, бери, нападай. Ноги широко расставлены, поза расслабленная, волосы небрежно откинуты со лба… Хорош, зараза, глаз не отвести… Я и не отводила, к сожалению, не только я…

Одногруппницы взволнованно заокали, заохали и вообще, неужели все девушки подвержены его обаянию? Почему-то именно сейчас это жутко раздражало. Я снова на него посмотрела — исподлобья, неприязненно, с целью всенепременно выявить недостатки, хотя самый главный недостаток был у нас одинаковым — темный дар. Только он относился к своему дару с трепетом, уважал его и лелеял, превозносил на пьедестал, вместо того, чтобы забыть о нем и постараться избавиться, развивать другие способности… Ха, — с досадой оборвала собственные мысли. Как я? Так же безуспешно? Да какие у него могут быть еще способности, если руки созданы убивать.

Зато… Зато… Я безуспешно блуждала взглядом по идеально самоуверенному темному, настойчиво выискивая неидеальности. Вот! Зато у него огромный нос! Обрадованно я уставилась на самую выдающуюся часть тела. Да, большой! И хищный, почти как клюв. И походка слишком вальяжная для преподавателя, как и манеры. И плечи слишком широкие, того и гляди лопнут под их напором швы пиджака, и вообще заметно, как тяготит его строгий камзол и как все его мужское тело ждет момента, чтобы скинуть его куда подальше…

— Нападайте, — ободряюще повторил он. — Хотя бы поцарапайте. Обещаю не сопротивляться.

Динэя шумно и решительно втянула воздух и пошла в атаку, с трудом волоча меч за собой! Острие гадко скрежетало по полу, оставляя за собой довольно глубокий след. Когда она доковыляла до стоящего на месте мага, с нее ручьями тек пот, она тяжело дышала, но все же предприняла попытку замахнуться. С трудом оторвала меч от пола… Приподняла, приняв весь вес на живот… И с визгом уронила его на ногу! На свою!

— Аааа! Мляяяя! ***итить, *** мою, *** твою, ***! ***! *в***! на***!*ть!

А ничего так девушка изъясняется, с чувством…

Темный с вежливым участием все выслушал, и лишь после этого поднял меч с ее придавленной ноги, с легкостью подкинул в руке.

— Это прекрасное оружие, — любуясь отражающимся от лезвия светом, проговорил он и перехватил уже обеими руками, делая плавный замах. — Идеальное. Потрясающее. Видите рубин? Это «Кровавая звезда» — каждая капля крови, пролитая этим мечом, дает дополнительные силы владельцу…

Он говорил тихо, завораживающе, по-настоящему наслаждаясь смертоносным оружием, которое словно расцвело. И все следили за каждым его движением, потому что в его руках этот тяжеленный меч танцевал. Взмах. Поворот. В воздух взметнулась тонкая черная лента, два едва уловимых росчерка острием и на пол мягко упали несколько ровно разрезанных кусочка ткани.

— Но для вас это всего лишь железяка, которая больно отдавила ногу, — насмешливо произнес лорд Тиан, и меч как-то сам собой исчез. Взамен него в руке появился маленький складной нож, который он и протянул Динэе. — Вот. Закончите начатое.

— Какое начатое? — на этот раз она настороженно взяла ножичек двумя пальцами, держа от себя на вытянутой руке.

— Нападайте, — невозмутимо повторил темный. — Надеюсь, вам хватит сил донести его до меня?

Динэя обхватила рукоятку поудобнее, лицо стало суровым. Она замахнулась, прицеливаясь магу в плечо. Потом переместилась, замахнулась, целя в запястье. Опять передумала, направила нож в его предплечье и, наконец взвыла, опустив руки:

— Так нечестно, да и ранить вас не интересно, вы же не сопротивляетесь!

— Я и раньше не сопротивлялся, однако вы и не думали меня жалеть — очень целеустремленно тащили меч в мою сторону.

Ведьма понуро вернула ему нож.

— Кажется, я и до мышек еще не доросла, — мрачно произнесла она при этом.

Он в ответ улыбнулся.

— Вы весьма сообразительны. Итак, — темный вновь повернулся к доске. — Нити смерти и их здравомысленное использование.

Девушки теперь слушали вдвойне внимательнее, записывали старательнее и даже не пытались коснуться мощных силовых линий, которые находили случайно, повторяя за лектором. Что ж… Лорд Тиан умел преподавать и умел заразить своим энтузиазмом. Даже мне к концу пары темная магия стала казаться чем-то простым, безобидным и безумно интересным. Опасная иллюзия, уж я-то на своей собственной шкуре знала, насколько…

Когда лекция закончилась, я замешкалась, пока ведьмы шумно покидали свои места. Под предлогом того, что надо забрать метлу, стоящую у окна, подошла к кафедре, дождалась, когда захлопнется дверь.

— Вы меня спасли, — остановилась я напротив магистра, который собирал со стола две бумажки подозрительно медленно, явно напрашиваясь на разговор.

— Имеете что-то против? — вскинул он колючий взгляд.

— Хотела спросить «зачем?»

— За спасибо, — фыркнул лорд и указал мне на дверь. — Идите, учитесь, не забивайте свою маленькую головку лишней информацией, а то нужная не усвоится!

— Спасибо, — покорно кивнула я. — И все же…

— Голубушка, — злобно перебил он меня. — Хочу предупредить, что муки совести абсолютно недопустимы! Я пошел на должностное преступление не за тем, чтоб вы кинулись к ректору и чистосердечно во всем признались! Так что давайте закроем эту тему, пока уши у стен не превратились в локаторы!

— Вы решили привязать меня к своему факультету! — внезапно догадалась я, и раньше-то совершенно не веря в темное благородство. — Чтобы я и не вздумала рыпаться, а иначе…

А иначе сдать меня дело двух минут…

— У тебя намного больше перспектив, чем у остальных, — не стал он отнекиваться. — А амбиции, это дело десятое. А эмоции — тридесятое. Переживешь, перебесишься и станешь первоклассной темной ведьмой…

— Да не хочу я быть темной ведьмой! Я лавку хочу открыть — с зельями! — повысила я голос, хотя на самом деле хотелось зареветь от безысходности. — Мне диплом нужен, а не темная магия!

— Нужен — учись, — коротко ответили мне. — Я как раз такую возможность и предоставил.

Возможность без права выбора…

— А вам-то это зачем? — угрюмо спросила я.

— Мне? — притворно удивился он, но потом подался вперед и выдохнул шепотом. — Ради престижа, конечно…

— А если мне плевать на ваш престиж? — провокационно прищурилась я. — Я могу учиться, но стать позором всего факультета! Вашей личной занозой!

— Н-да? — приподнял он бровь. — Ну, предположим, занозой ты уже стала, а позорить свой факультет я не дам. И угрожать в твоем положении несколько… неосмотрительно. Кстати, что вам с одноглазым Морри удалось накопать?

Я уязвленно прикусила губу.

— Ответ «ничего» принимается?

— А угадай, — темный с насмешливым вызовом сложил руки на широкой груди.

Еще бы… Интересно, ему вообще в лицо отказывали? Хоть раз? Хоть в чем-нибудь?.. Вот и я сейчас всего лишь скромно уточнила:

— Вы действительно хотите это знать?

Карие, пронзительные глаза задумчиво исследовали меня.

— Пожалуй, да, хотя и сомневаюсь, что вам известно то, что неизвестно мне. Только сейчас не время и не место для подобного разговора. Я сам вас найду, поторопитесь на следующую пару.

— Вы странный, — буркнула я, зажав дергающуюся метлу подмышку.

— Да? Почему? — неподдельно заинтересовался он.

— Сейчас не место и не время для такого разговора! — мстительно ответила я и с гордо поднятой головой обошла мужчину.

В ответ не менее мстительно распахнулось окно, и свободолюбивая и плохо управляемая метла вынырнула наружу! Вместе со мной, обхватившей двумя руками черенок и болтающей в воздухе ногами. Кстати, я ругалась. Красочно, сочно и все больше про темных скопищем и конкретно про одного поотдельности! Надеюсь, у него хороший слух!

Оказалось, что это цветочки, потому что ягодками являлись те самые «Скоростные полеты». Ибо вела пары по истинно ведьминскому искусству молодая да наглая Индира! Я чуть с метлы не свалилась, когда увидела законную супругу своего дядюшки, поджидающую нас на стадионе! Между прочим, именно благодаря ей я и была уверена, что все ведьмы рыжие!

Шмяк! Метла-предательница позорно сбросила меня прямо перед ее носом.

— Хм… — зеленые глаза, узнав племянницу, тут же сощурились. — Нынче летают все, кому не лень… Точнее, падают… Ползать-то, поди, проще?

Я молча отряхнула коленки от грязи и выпрямилась, оказавшись на полголовы выше ведьмы. Тем не менее на ее высокомерном взгляде это обстоятельство нисколько не отразилось.

— Никуда не годная техника! — отчеканила она, не проявив ни малейшего удивления от встречи. — И маневренность на нуле. Про скорость я вообще молчу…

Прутики моей метлы понуро обвисли — обиделась. Ведьмы, успевшие ровным рядком выстроиться позади меня с интересом рассматривали мою рыжую тетушку, которая, как я чувствовала, появилась здесь вовсе не спроста!

— Уровень остальной группы такой же, как у старосты? — Индира устремила строгий взгляд за мое плечо.

Теперь обиделись все присутствующие!

— Пр-роверьте! — задрав подбородок, выпалила Есения.

— Не откажусь от подобного удовольствия, — хмыкнула ведьма.

Перед нами материализовался уменьшенный и полупрозрачный макет Академии. И Парк, и озеро, и общежития — все оказалось, как на ладони.

— А вот и ваша трасса, — объявила преподавательница.

Трасса тут же проявилась красным пунктиром и казалась подозрительно легкой — ни одной петли, никаких резких поворотов, почти идеально ровный круг. Пожалуй, это даже мне под силу.

— Полосу препятствий крупным планом! — тут же злорадно скомандовала она, заметив наши снисходительно улыбающиеся лица.

И улыбки стерлись одна за другой. Потому что трасса шла низко-низко и пролегала через густой пролесок, за которым обнаружилась скала с горгульим гнездом.

— А теперь слушайте задание.

— Еще и задание?! — простонала Павла, которой трасса не понравилась едва ли чуть меньше, чем мне.

— А как же! — дернула уголком губ Индира. — Я должна определить, на что вы способны, ведь у большинства уровень далеко не нулевой, не первый день на метле! Ведь так, или я ошибаюсь?

Ведьмы напряженно подобрались. Гордость — весьма чувствительный орган, и теперь каждая из кожи выпрыгнет, но докажет, что лучшая в группе!

— Итак, преодолев полосу препятствий, вам предстоит атаковать вот это здание, — обсуждаемое строение на макете увеличилось в размере, и я разглядела два красноречивых рога на ее крыше! Демоны?!

— Черти, — небрежно пояснила она. — Хватаете самого лучшего и транспортируете сюда!

Мы потрясенно молчали.

— А как? — робко спросила Полина.

— Хоть как, — пожала плечами Индира. — Хоть за хвост, хоть за копыто, хоть за любой другой выступающий орган… Кто притащит самого-самого, тот получит зачет автоматом!

Ведьмы оживились, но как-то вяло. Потому что зачет получить хотелось, а вот еще больше получить от самого-самого черта вовсе нет!

— А самого-самого… Это означает самого хиленького? — с надеждой спросила Равьена.

— Самого сильного, смелого и упитанного! — разрушила всякую надежду на зачет ведьма.

— Мы, что, их еще и взвешивать будем?! — прониклась перспективой побледневшая Павла.

— Вы сначала принесите мне хоть одного, а там на месте разберемся! Уж самого-самого я-то определить сумею, — ухмыльнулась Индира.

Жаль, что дядя этой ухмылки не видит, он бы впечатлился!

— Итак, займите свои метлы. Охота на чертей объявляется открытой!

Старт мы все взяли довольно бодро. Я даже ехала верхом на метле, а не безвольно болталась под ней. Ровно до того момента, как на пути возник подлесок. Более опытные ведьмы весьма успешно маневрировали, огибая кусты и бурьяны, а менее опытная я перла напролом. Не то что бы мне нравились бьющие по лицу и угрожающе пытающиеся воткнуться в глаза ветви, но это однозначно нравилось моему транспортному средству!

Я пыталась ей управлять — дергала черенок вправо, влево, вверх, вниз… Хрен! Мое право на управление унизительно игнорировали!

Зато я значительно сократила путь, и из подлеска мы с ведьмами вылетели практически одновременно, и так же одновременно нас встретил горгулий вскрик.

Нам повезло. Каменная птичка оказалась примерной и самоотверженной мамашей — гнездо не покинула, но булыжниками нас обстреляла знатно! Прочный клюв без труда крошил скалу, на которой гнездилось чудище, выковыривая каменья поувесистее, затем камень подбрасывался вверх и по нему с размаху ударяло крыло, придавая небывалое ускорение снаряду. Даже не знаю, чей инстинкт самосохранения оказался выше: мой, который заставлял меня всем телом вжиматься в черенок, или метлы, которая виртуозно уворачивалась. В общем, никогда бы не подумала, что буду настолько рада чертям!

— О, ведьмочки-симпатюшечки… Раз, два, три, ох да тут целая компания! Никак на чашечку самогончика пожаловали, на носках настоянного! Вовремя, вовремя… — приветственная речь оборвалась визгливым:

— Ой-ей-ей-ей, отпусти зараза!!! Не хочешь на носках, сделаем на мухоморах! Хви-и-и!

Мощная рука Павлы в два оборота намотала на кулак хвост с кисточкой, а метла, привыкшая к перегрузкам, медленно, но верно двинулась в обратный путь. Черт извивался, брыкался, но, вися руками и ногами книзу, хвостом кверху, дотянуться до ведьмы не мог при всем желании и угрозах.

Два черта, азартно играющие под кустом в карты лишь хрюкнули ему вслед, но с места не двинулись. А зря.

«Самого-самого» ведьмы по понятным причинам выбирать не стремились — такого фиг донесешь, а вот безынициативного, вялого, не умеющего вовремя распознать опасность… Короче, на бедных чертей пикировало пять ведьм! Да-да, я тоже решила попробовать! Карты полетели в стороны, черти полетели вверх, я на метле воткнулась в землю, промазав. Более удачливые Равьена с Динэей гордо удалялись с добычей, зафиксировав ее бечевкой.

— Это что за?.. — из общежития высыпало несколько объектов охоты.

— Похищение! — звонко объявила Есения и распахнула на груди блузку. Даже у меня челюсть отвисла, про чертей и говорить нечего, там слюна весь газон, полный сорняков, полила.

Один отмер первым, в два шага оказался рядом с ней, заворожено глядя в глаза.

— Я весь твой, моя королева! — занимая место на метле, провозгласил он и довольно обхватил ведьму за талию, и толпа отмерла как раз в тот момент, когда счастливая обладательница копытатого трофея устремилась в небеса. Очарование длилось недолго — через пару минут черт по собственной воле выпил что-то из рук Есении и безвольно обвис, перекинутый поперек метлы.

Мы с Полли к таким подвигам оказались неготовы, но заинтересованные черти уже сами плотоядно косились в нашу сторону.

Метла вдруг, трепыхаясь, резко припала к земле.

— Моя! — раздалось торжествующе снизу.

Грег двумя руками схватился за черенок и, упираясь ногами, теперь тянул нас назад, прямо к своему жилищу. И вроде бы не входила эта встреча в мои планы, да и вообще черт противный, но не отказываться же от трофея, что сам привязался. Главное, вырубить его и привязать понадежнее!

— Все-таки поняла, какое счастье упустила! — улыбался он во все рыло. — Ничего, я возьмусь за твое перевоспитание! Будет у меня своя личная перевоспитанная ведьма! Тапочки приносить, копыта полировать, да и симпатичная ты… — черт многозначительно хмыкнул.

Я аж поперхнулась от такой наглости, такого тона и вообще подобного заявления! Отвлек меня пронзительный, наполненный отчаянием визг. Взволнованно обернувшись, лицезрела сцену очередного и беспощадного похищения. Визжал черт. Громко визжал, во всю пасть, тоненько, совсем не по-мужски, а растерянная Полина крепко держала того за язык. Сам черт держался обеими ногами и руками за метлу, которая уже набирала высоту, и очень-очень боялся отпустить ее!

— Он тут мне такое предложил! — словно оправдываясь, затравленно проговорила ведьма, а сама злобно дернула свою добычу за язык. Черт перешел на фальцет, а метла приобрела ускорение.

А я тут осталась один на один с…

— О, давай я тебе помогу!

— Пшелнахрен! — локтем оттолкнул помощника Грег.

— В общаге все равно все общее!

— Брысь отсюда, я сказал!

— Жмот!

— Подеритесь еще, — с надеждой подсказала я.

Черти переглянулись из-под насупленных бровей, но носы разбивать друг другу не кинулись. Вместо этого Грег с удвоенным усердием принялся тянуть меня ко входу в общежитие.

— Ты крепко держишься? — невинно поинтересовалась я.

— Не бойся, не вырвешься! — гыгыкнул он, широкими шагами стремительно сокращая расстояние до дверей.

Да я, собственно, и не собиралась. Не одной же с пустыми руками возвращаться — Индира засмеет!

— А весишь много?

— Нормально я вешу, жиром не оброс! — огрызнулся черт.

— Жаль, — вздохнула я. — Мне бы самого-самого… Самого упитанного, например. А ты какой-то… Среднестатистический!

— Чего?! Да я вообще шикарный! — возмутился он.

— Чем докажешь? — я критично осмотрела не особо шикарного черта.

— Ты слепая? — плечи его затряслись от праведного гнева. — Зенки-то разуй! Во, гляди, какие мышцы! А волосатость! А ум! Ум-то какой! И вкус у меня самый лучший! И вообще я рыло кому хошь начистить могу!

— Умом? — усомнилась я.

— Каким еще умом?! Во! — мне продемонстрировали две волосатые лапищи, выпустив метлу.

Я резко развернула свое транспортное средство, оказавшись лицом к пятаку, пристально взглянула в маленькие глазки.

— Ну, садись тогда и держись крепче! — приказала я отшатнувшемуся было черту. — Не будем скрывать такой экспонат от общественности!

На поляне ждали только нас. Терпеливо ждали и смирно, особенно похищенные черти. Еще бы — рядом с Индирой стоял огромный чертеняка! Та ему как раз чуть повыше пупа доставала, а любого из трофейных чертей он на две головы выше был и шире в полтора раза! И грудь бочонком, и плечи — ого-го! И шерсть шелковистая на солнце блестела, из-под расстегнутого ворота рубашки вырываясь, и рога кривые да мощные, а взгляд угрюмый настолько, что печеньку дать хочется.

— Декан! — выдохнул мигом разгипнотизированныйГрег и предпринял попытку спрятаться за мою спину.

Чертов декан еще больше нахмурился.

— Ну вот, а ты говоришь, черти у тебя боевые да гордые, ведьмам моим малолетним не по зубам! — ехидно и щедро подсыпала ему соли на раны Индира.

Тот молча отдал ей недвусмысленно брякнувший монетами мешочек, который тут же исчез в складках ведьминского платья.

— А ничего так экземплярчики, да? Не самые замухрыжчатые? — прищурилась она, глядя на черта, способного переломить ей шею одним движением, снизу вверх.

Еще один мешочек со звоном перекочевал к ней.

— Позор! — прогрохотало на всю округу. Чертов декан был в гневе. Самих чертей стало жалко. Но в любопытных ведьминских глазах помимо жалости читался общий вопрос — а чей черт самый лучший-то?!

— Шесть адептов не смогли устоять перед чарами молодых ведьмочек! — продолжал басить декан.

Два черта украдкой потерли хвосты, но поправлять декана и признаваться, что перед чарами-то они устояли, а перед неожиданно грубой девичей силой сопротивление оказалось бесполезно, не стали.

— Зачет по боевым искусствам аннулируется! По противоядиям — также! По противостоянию соблазнам вместо зачета теперь будете экзамен сдавать! Всем факультетом! А теперь живо к себе — принимать благодарность от одногруппников!

Чертей как ветром сдуло, ни один даже не оглянулся.

— Эй, а сравнить по всем параметрам?! — жалобно крикнула вдогонку Есения.

— Мы все сдали! — гордо объявила Павла.

— А нам сейчас чертов… чертовый… чертовский…Эммм. В общем их декан и скажет, кто там у них самый крутой, — рационально предположила Равьена.

У вышеозначенного декана угрожающе дернулось веко.

— Кхммм… — кашлянула в кулак Индира и успокаивающе положила руку на его напряженное плечо. — Я думаю, что никто не будет спорить, что самого-самого что ни на есть черта привела сюда я?

Наступила гробовая тишина. Спорить никто не собирался, особенно под мрачным взглядом самого-самого черта, но вероломство преподавательницы возмутило даже наши метелочки, которые старались едва ли не больше нас!

— Так что зачет сдавать будете в равных условиях, никаких автоматов, — беспечно заявила Индира. — Все на сегодня свободны. Эдвард, — она пожала мохнатую руку декана. — Спасибо за сотрудничество и спонсорство!

— Можешь подавиться, — буркнул он и, излучая жгучую ненависть на весь ведьминско-чертов род, удалился.

— Ну ты и даешь! — восхитилась я, когда мы с тетушкой остались вдвоем.

— Взаимно, — хмыкнула она и даже небрежно потрепала меня за волосы. — Вот уж где-где, а у лорда Тиана тебя встретить не ожидала! Странный выбор…

— Я тебя здесь вообще встретить не ожидала! — парировала я, не желая признаваться, что просто провалила экзамен. — Следишь за мной? Дядюшка же меня отпустил, документы все сделал, портал открыл. Что не так?!

— А что не так? Я здесь совершенно случайно! — с таким искренним лицом заверила она, что сейчас же стало понятно — врет!

— Совершенно случайно за пару дней устроилась преподавать именно на моем факультете? — я скептически прищурилась.

— Чего это на твоем? Я вообще-то еще на Ведовском первый курс обучаю! — возмутилась Индира.

Ага-ага, именно там, куда я и должна была поступить!

— С чего бы вдруг?

— Подругу подменяю! — ведьма начала злиться.

— А что с ней?

— Забеременела!

— Так внезапно? — скривилась я.

— Абсолютно! — с таким лицом только смертный приговор зачитывать, и я перестала настаивать, все равно бесполезно.

— А что, — сменила я тему, перейдя на шепот, — дядюшка еще не знает, что я на Темном учусь?

— Узнает! — злобно пообещала она.

— Ну, тетя! — взвыла я.

— Шшшш! — вдогонку полетел неслабый подзатыльник. — Поори у меня! А лучше сразу на лбу напиши — кто ты и откуда! Я тут ради нее конспирацию соблюдаю… Тьфу, бестолочь, до сих пор всему учить надо!

— Прости, — опустила я голову. — Так все-таки ты здесь ради меня?

— Не волнуйся, все пять лет рядом торчать не собираюсь, — проворчала она. — Свое я уже отучилась, повторно мучиться в отличие от тебя желания не испытываю! И чего это ты разулыбалась?

Родное лицо всегда приятно видеть, а уж родное и переживательское лицо — вдвойне! Особенно, когда жизнь повернулась совершенно противоположным местом!

— Просто, — не переставая улыбаться, пожала я плечами. — Я очень рада, тет… Индира.

— Рада она. Рассказывай, что натворить успела!

Естественно, ничего я не рассказала! Потому что сразу за тетушкой прибыл бы дядюшка!

Нет, ну кое-что, конечно, рассказать пришлось…

— Как не сдала?! — пришла в ужас родственница. — Ты?!

— С пропорциями напутала, точнее, не рассчитала… — вяло оправдывалась я.

— Ты не могла напутать!

— Я… — решила, что декан подходящая жертва эксперимента, ага, представляю ее лицо. — Я не верно растолковала задание…

— Я с ним поговорю! — заявила она.

В другое время я была бы в восторге, а теперь перед внутренним взором встал темный. Во весь рост и с черным кристаллом в руке.

— Нет!

— Что?!

— Я хотела сказать «нет», — менее импульсивно повторила я.

Она сочувственно поглядела на меня:

— И тебя обаял лорд темный? Тогда все становится яснее…

— Что?! Да нет же…

Но тетушку было уже не остановить.

— Я все понимаю, мужчина он видный, с дамами обращаться умеет, да только не надо обольщаться, девочка… Не принимай любезность за внимание, а вежливость за чувства! За ним всю жизнь адептки толпами бегали: и в кабинете голышом поджидали, и в дом прокрадывались, пока он все вокруг защитой не обнес, и в обморок прямо под ноги на лестнице падали — лишь бы поймал!

Ох, не думала, что у нашего декана такая жизнь веселая! Так… А я?! В кабинет в срамной форме к нему пришла, в дом он сам меня притащил, вот только под ноги еще не бросалась…

— Ага, покраснела, так я и думала! Что? И с магией темной ради него примирилась? А ведь раньше ревела, чуть воспользуешься…

— Да ничего я не покраснела и не примирилась! Перейду я на Ведовский! Но… Сама. Сама, понимаешь? Не вмешивайся пока, а то ведь магистр Каллохен совсем засмеет, что сама я не способна ни на что!

Вот разберусь я с духом, перестану зависеть от лорда, тогда и можно будет заняться следующей проблемой. Сейчас вопрос факультета казался мне таким несерьезным…

— Сама, все сама, — знакомо проворчала Индира. — Ты со своим «сама», главное, до следующих вступительных не дотяни.