Адмирал с Земли

Чижовский Алекс

Алексу предстоит сделать непростой выбор и возглавить то, что осталось от некогда сильного клана космических бродяг — мусорщиков. Ему предстоит пройти через жаркие схватки и прикоснуться к наследию давно исчезнувших цивилизаций. Он окажется в самом центре событий, когда агрессивная цивилизация Рой атакует миры Содружества.

Землянин успел пройти путь от инженера до капитана собственного боевого судна. Когда настанет время сделать следующий шаг, он поведет в бой эскадру боевых кораблей. Враги сильны и многочисленны, но трудности не пугают Алекса. Выбор сделан, теперь он — адмирал с Земли.

 

 

Необычный объект с идентификатором конфедерации Делус вышел из прыжка в системе буферной зоны. Линейный корабль «Длань Брахильды» напоминал матовый трезубец с многочисленными наростами на корпусе. Такая боевая единица у Вождя имелась всего одна, и правитель использовал ее для особо важных задач.

Корабельный искин приступил к процедуре пробуждения команды. Боевым судном двухкилометровой длины управляла пятерка Высших. Трое мужчин и две женщины занимали массивные ложементы, расположенные по периметру командной рубки. Именно на таком составе команды настаивал орден «Наследие Предков», курировавший создание экспериментального корабля. Все Высшие являлись сильными псионами — воздействие множества артефактов выдерживал не каждый. Поэтому команда большую часть времени проводила в состоянии гибернации — тогда ложементы накрывались прозрачными крышками, превращаясь в саркофаги. Искин постоянно отслеживал параметры мозговой активности экипажа — процесс разморозки шел штатно.

В центре овального помещения возвышалась колонна из прозрачного, но прочного материала. Первое, что увидел капитан после пробуждения и восстановительных процедур, пульсирующий артефакт-восьмигранник размером с кулак. Создаваемое реликтом поле антиэнтропии накрывало весь корабль, защищая гиганта и позволяя совершать немыслимые для его размеров и массы маневры.

Под вой компенсационных генераторов матовый трезубец разгонялся, а Дитрич ан Ингер, капитан «Длани Брахильды», презрительно улыбался, кривя тонкие бледные губы. Хэмма, оператор систем обнаружения, уже получила необходимую информацию, и сейчас Высшие обменивались мыслеобразами, планируя атаку.

Похожие друг на друга оружейники сосредоточенно распределяли цели, отдавая приказы кластеру искинов. Лотта, отвечающая за системы защиты, послала мыслеобраз готовности — мерцающие активные щиты закрывали переднюю полусферу. Корабль готовился атаковать целый флот неполноценных.

Когда до выхода на дистанцию стрельбы осталось шесть минут, капитан скомандовал увеличить скопления блестящих точек и черточек — так сенсоры воспринимали корабли мусорщиков, находящихся на орбите газового гиганта. Экипаж полагался только на оптические системы обнаружения — два десятка артефактов искажали пространство вокруг «Длани Брахильды».

Низшие не подозревали, что их ждет, продолжая заниматься своими делами. Стайки беспилотных модулей возвращались на мобильные перерабатывающие заводы — неполноценные пополняли запасы топлива. Группа выглядела как веселое скопление огоньков и подмигивающих светлячков. Искин отметил сорок шесть целей, подлежащих уничтожению. В системе находились еще несколько подобных групп, однако Вождь приказал уничтожить только эту.

Дитрич ан Ингер не понимал, зачем тратить дорогостоящие боеприпасы на безвредных неполноценных, копающихся в отбросах. Однако приказ не оставлял возможностей для сомнений.

Низшие слишком поздно обнаружили угрозу, начав перестроение — боевые корабли закрывали собой неповоротливые транспорты. Дитрич ан Ингер только презрительно улыбнулся — шансов избежать очищения у врагов не было.

Капитан проверил распределение целей — оружейники все сделали правильно. Приоритетную цель, тяжелый носитель «Предвестник», скоро разорвут десять новейших ракет «Зенхер» с автографом Вождя на гладкой обшивке.

На каждый из четырех старых линейных кораблей второго поколения, которые формировали построение, готовясь открыть огонь по непонятному объекту, оружейник Ханс выделил по пять тяжелых ракет «Шетерлинг». Двум устаревшим носителям, сейчас выпускающим малые корабли, предназначались изделия четвертого поколения «А-9» и «Линген-Д».

Оставшиеся средние боевые корабли и большие транспорты, которые неполноценные использовали в качестве жилищ, капитан планировал уничтожить вторым заходом. Для этого предназначались дешевые кластерные боеголовки. «Длани Бранхильды» требовалось сорок минут для перезарядки генераторов накачки четырех десятков разгонных шахт, занимающих значительную часть внутреннего объема. Благодаря артефактам Предков уникальный корабль использовал линейные ускорители для запуска своих снарядов, а скорость, которую он набирал для атаки, не оставляла врагам никаких шансов избежать очищения. Плазменный выхлоп тянулся за кораблем на сотни километров — гибрид двигателя цивилизации Аланнариани и артефакта Предков, называемого низшими «большим источником», оказался эффективен.

Капитан улыбнулся. Хотел бы он посмотреть на физиономии неполноценных — им предстояло перед смертью увидеть линейный корабль с динамическими характеристиками легкого истребителя. Правда, благодаря артефактам он стоил как целая эскадра, однако Вождь мог себе позволить использовать такую дорогую игрушку.

Линейные корабли мусорщиков начали пристрелку орудиями главного калибра, однако попасть по активно маневрирующему судну конфедерации они могли только чудом. Враги успели сделать полный залп, когда капитан получил сообщение от искина — корабль вышел на рубеж гарантированного поражения целей.

— Очищение! — скомандовал капитан Дитрич ан Ингер.

Генераторы взвыли, высвобождая накопленную энергию, а четыре десятка ракет покинули разгонные шахты. Капитан спокойно наблюдал, как отметки управляемых снарядов за десяток секунд преодолели половину расстояния, разделяющего «Длань Брахильды» и флот неполноценных. Ракеты поразили намеченные цели, а корабль конфедерации Делус выпустил вторую волну смертоносных «подарков» Вождя, разогнанных до умопомрачительной скорости. Фронтальный щит просел, получив несколько близких подрывов, а капитан скомандовал отступление — следовало перезарядить накопители. Корабль заложил широкую дугу вокруг медленно маневрирующих целей. Прикрываясь силовым полем, вспыхивающим от случайных попаданий, линейный корабль щедро разбрасывал крошечные ракеты, атакуя приближающиеся истребители низших.

На месте приоритетной цели пространство полыхало беззвучно распускающимися бутонами разрывов, а от точных попаданий один за другим лопались устаревшие линейные корабли противника. Ударная волна размолотила пару больших грузовиков низших, а попавшие под удар разлетающихся осколков точки выпущенных истребителей одна за другой гасли.

Перезарядивший накопители корабль вернулся, для того чтобы завершить начатое. Мусорщики еще пытались сопротивляться, но все попытки противостоять Высшим оказались бессмысленными. Малые корабли неполноценных испарялись, а пассажирские транспорты разносило в клочья — оружейники деловито посылали мощные боеголовки, рвавшие неповоротливые металлические туши на части. Покончив с последними целями, капитан направил «Длань Брахильды» прочь от разлетающегося облака обломков, которое совсем недавно было флотом мусорщиков.

Белокурая Лотта, отвечающая за системы защиты, истерично смеялась, а капитан улыбался. Вождь в очередной раз оказался прав — неполноценным нечего было противопоставить очищающему огню Высших.

Искин проанализировал параметры мозговой активности женщины и приступил к процедуре экстренной гибернации. Лотта тихо всхлипнула, когда пучок тонких игл коснулся плоского живота с татуировкой в виде герба конфедерации на месте отсутствующего пупка. В свое время женщину вырастили в рамках программы «Путь лидера», и большая часть ее генов принадлежала самому Вождю.

Капитан отправил короткое сообщение оперативной группе, а искин проложил курс в систему Дахайца — Вождь ждал результатов операции «Очищение огнем — 12». Корабль приступил к разгону для перехода, а Высшие замерли в своих саркофагах.

Искин отметил выход из прыжка корабля хакданской постройки и несколько наносекунд принимал решение. После расшифровки идентификатора искин сверился с текущими директивами — уничтожение было признано нецелесообразным.

Вскоре корабль «Длань Брахильды» закончил разгон и активировал гипердвигатель. Искину не было никакого дела до остатков тысяч неполноценных и линейного крейсера «Люпус», случайно оказавшегося в системе буферной зоны.

Радужный пузырь лопнул, выплюнув клиновидный линейный крейсер на окраине системы К-17.8. В буферной зоне, отделяющей империю Арвар от других крупных государственных объединений, насчитывалось больше сотни подобных миров.

В свое время арварский император заключил с соседями некий договор, оговаривающий направление экспансии этого агрессивного государства чернокожих рабовладельцев. Однако многочисленные кланы, из которых состояло общество арвацев, воспринимали системы буферной зоны как свои охотничьи угодья. Неудивительно, что в этих местах встречались боевые корабли чернокожих, рейдеры негуманоидов, а также прочих любителей чужого добра.

Империя Арвар — самое крупное государство, входящее в Содружество. Шестнадцать миров населяют преимущественно чернокожие рабовладельцы, но посещать их у соседей желания нет. Арварцы отличаются скверным характером, а некоторые их кланы в открытую занимаются пиратством и похищением людей в особо крупных размерах. Император Мганга Третий гарантирует безопасность гостям только в системе Хар-Махрум, ее черные используют для торговли.

Именно туда направлялся линейный крейсер «Люпус», капитан которого морщился, пытаясь понять, что за непонятный объект две минуты назад засекли сенсоры.

— Что это вообще такое? — удивленно поинтересовался Илья, занимавший место первого пилота.

— С вероятностью сорок шесть процентов объект создан неполноценными, называющими себя Аланнариани… — ответила голограмма Утты, корабельного искина. — Однако динамические характеристики значительно превосходят примитивные изделия этих низших.

Молодой человек в матовом скафе необычного вида нахмурился — Алексу сильно не нравился обнаруженный корабль. Максимально увеличив изображение, он согласился с выводами Утты. Именно эти негуманоиды, похожие на больших богомолов, ставили на свои корабли сложные плазменные двигатели, которые использовали как оружие.

Неизвестный корабль находился слишком далеко, однако яркий выхлоп тянулся на сотни километров, его и обнаружили сенсоры «Люпуса».

— Маловероятно, что нас заметили, — подумав, ответил Алекс. — Мы вышли на значительном расстоянии от него. А набранная скорость — это нечто запредельное… Хорошо, что они нас не видят…

— Смотрел характеристики, с таким ускорением их просто расплющит в лепешку. Компенсационные поля не смогут защитить экипаж… — хмыкнул Илья.

— Да, непонятно… — согласился капитан.

— Цель потеряна, объект совершил прыжок. Дальнейшие указания? — Голограмма Утты еле заметно улыбнулась.

— Разгоняемся для перехода в Хар-Махрум!

За шесть часов клиновидный линейный крейсер успел зарядить контур гипердвигателя, а капитан изучил всю доступную информацию по цивилизации Аланнариани.

— Двенадцать минут до прыжка! — доложил Илья.

— Убираемся отсюда! — кивнул Алекс, поудобнее расположившись на мягком диване — такое рабочее место предпочитал предыдущий владелец — сервестор Инхорс из хакданского Ордена Воссоединения. Однако теперь мощный боевой корабль обрел нового капитана — им стал землянин Алекс.

Два года назад молодой человек даже не мог представить, что его ожидает в скором будущем, — именно тогда он принял судьбоносное решение. Жизнь на Земле, планы на будущее, что строил выпускник высшего учебного заведения, — теперь все это казалось глупым и несущественным. Родная планета оказалась неким захолустьем — заброшенной деревней, до которой никому не было дела. Алекс получил неоспоримые доказательства, что люди не одиноки во Вселенной, однако сообщить об этом земным ученым так и не удосужился.

Все изменил рабочий контракт — случайно оказавшийся около Земли инопланетный корабль был серьезно поврежден в бою, а у его капитана не оставалось другого выбора, кроме как привлечь к ремонтным работам «диких» — так жители Содружества называли аборигенов с планет, сильно отставших в развитии от центральных миров.

Одним из таких нанятых специалистов и оказался инженер, заодно сагитировавший своего знакомого. Продвинутой медицинской технике инопланетян не составило труда вылечить земного инвалида, потерявшего возможность ходить. Заключивший контракт техника Илья первым вошел в команду Алекса.

За короткое время инженер смог получить необходимые навыки и обзавестись кое-какими активами и единомышленниками. Присоединившись к молодой корпорации «Гакора», он стал одним из наемников. Ну а в Содружестве квалифицированным специалистам по решению чужих проблем всегда найдется работа.

Алекс, имеющий слабые способности псиона-эмпата, сумел получить от артефакта — ключа Древних некую сущность, которой методом проб и ошибок научился управлять. Такие люди, умевшие взаимодействовать с наследием исчезнувшей цивилизации, были редки. Алекс не знал, почему непонятный ключ выбрал его своим носителем, — возможно, над аборигенами его родной планеты проводились какие-то эксперименты. А может, всему виной высокоразвитая цивилизация Иадси и обряд Единения, в котором в свое время пришлось принять участие землянину.

Инженерная группа из трех человек как-то незаметно разрослась в разношерстную, но сплоченную команду. В свое время Алекс обзавелся сразу двумя ошо. Миниатюрная рыжая девушка Каслия и внешне привлекательная Адиль, женщина из радикального слаборазвитого Галифата. Узкоглазая Хитоми, имеющая непонятные способности, стала подругой Ильи. Затем к команде присоединились Хадор — пилот-разведчик и Ливерс, бывший сектант «Ашрама Спасения», специализирующийся на тайных операциях и диверсиях.

После визита корпорации «Гакора» в Окраинные миры команда пополнилась еще несколькими неоднозначными новичками. Хейла — убежденная сторонница Великой Революции и нобл Кергул, аристократ из некогда могучей, но сейчас разваливающейся империи. Полезным приобретением оказался также Рисс — ученый с маниакальным желанием стать псионом.

Алекс успел побывать в разных переделках — он участвовал в боевых операциях и экспедиции исследователей, но пока что самой результативной оказалась деятельность мусорщика. Так в Содружестве называли тех, кто с риском для жизни ищет потерянные в результате сражений или катастроф космические корабли.

Линейный крейсер четвертого поколения проекта «Хразан» относился к большому классу — вытянутый километровый клин корпуса скрывал мощное оружие, а продвинутый гипердвигатель позволял совершать прыжки на недоступное средним кораблям расстояние.

Под наростами на обшивке и в шахтах носовой части пряталось исключительно энергетическое оружие. Благодаря форме корпуса пульсары и высокоточные лазеры имели возможность действовать в передней полусфере, что вместе с главным калибром создавало исключительную плотность огня. Пара больших курсовых плазменных пушек являлась убийственным аргументом на ближней дистанции, а два мощных лазера могли достать противника издалека. Тяжелая композитная броня и силовой щит делали большой корабль серьезным противником.

Концепция применения хакданцами таких кораблей не менялась последние три сотни лет — сближение и огонь из всего, что может стрелять. Почти не поврежденный линейный крейсер четвертого поколения достался Алексу после неудачного рейда эскадры Ордена Воссоединения в пространство негуманоидной цивилизации Иль-Сни. Что там забыли упертые хакданские фанатики, для землянина осталось неясным, хотя сложное научное оборудование и непонятная аномалия в системе С-9.48 давали некоторую пищу для размышлений. Вся команда погибла, а искин героически покончил с собой, поэтому новый владелец оставил попытки докопаться до истины — других загадок хватало.

Хотя линейный крейсер относился к четвертому поколению, не требующему большой команды, однако с имеющимся малочисленным экипажем задействовать весь потенциал мощного корабля было невозможно. Собственно, именно эту проблему Алекс собирался решить в первую очередь.

Развернувшись к тусклой желтой звездочке, «Люпус» включил ходовые двигатели, а в просторной рубке капитан довольно кивнул — за время прыжка корабль полностью восстановил боеспособность. Однако сейчас на борту находились всего десять человек, их явно было недостаточно для управления километровым в длину судном.

— Хар-Махрум, — скомандовал Алекс искину, и тот максимально приблизил изображение мира, куда направлялся «Люпус».

— Большой гриб. Так это переводится со старого арварского языка, — добавил Илья, разглядывающий картинку на большой голопанели. Несколько висящих в воздухе меньших экранов показывали состояние корабельных систем и дроидов, копошащихся на обшивке.

Темные россыпи растительных массивов и серая грязь полярных шапок создавали мрачноватое впечатление. Черточки крупных станций и малых пустотных платформ сверкали на фоне буро-зеленого шара. Каждая из снующих между ними точек обозначала судно, а их в торговой системе рабовладельцев тактический искин насчитал больше шестидесяти тысяч.

— Вождь, транспортный контроль передал курс с параметрами парковочной орбиты. — Голограмма Утты, корабельного искина, презрительно кривила тонкие губы.

— Приступай к сближению, — приказал капитан, и «Люпус» двинулся к единственной населенной планете.

Подключившись к местной инфосети, первым делом Алекс ознакомился со списком запрещенных товаров. Черные не разрешали продавать десяток видов артефактов и некоторые наркотики.

Ничего подобного на корабле не имелось, поэтому землянин продолжил знакомство с жизнью чернокожих обитателей. Он некоторое время посвятил изучению изображений гигантских грибов-деревьев. Поверхность Хар-Махрума покрывали грибы тысяч разновидностей, другой растительности там не имелось. Некоторые виды черные перерабатывали для использования в пищевых синтезаторах.

После Алекс перешел в раздел, где размещали предложения по продаже разумных с ограниченными правами. То есть, попросту говоря, рабов. Этим занимались больше сотни корпораций-кланов, поставив дело на широкую ногу.

— Вождь, фиксирую облучение обшивки судном неполноценных, — доложила блондинка, нахмурившись.

— Не страшно, у нас нет ничего, что могло бы их заинтересовать… — отвлекся Алекс, бросив взгляд на экран, отображавший корабль арварцев.

Тот двигался параллельным курсом на расстоянии прямой видимости; увеличив сверкающую черточку, капитан рассмотрел сопровождающего поближе. В брусковидном корпусе, утыканном орудийными установками, справочник признал тяжелый крейсер проекта «Аш-Шаркат». Несмотря на четыре башни главного калибра, два десятка скорострельных турелей и несколько торпедных аппаратов, землянин не сомневался, что «Люпус» сможет легко разделаться с таким судном четвертого поколения. Арварцы не ставили на свои корабли щиты, рассчитывая исключительно на толстую броню.

— Наша компания обзавелась внушительным активом. — Алекс кивнул на экран со схемой клиновидного судна. — Но теперь нужны средства, чтобы его содержать. После того как укомплектуем команду, займемся добычей кредитов.

— У нас же вроде с этим проблем нет, — удивился Илья. — После всех закупок оставалось чуть меньше девяти миллионов…

— Ну как тебе сказать… Заправка, закупка необходимых материалов, дроидов… миллион четыреста тысяч ушло нашим людям, остальное троица вложила в дело.

— Куда им столько?

— Ливерс тратит свою часть на импланты и боевой скаф. Что с деньгами собирается делать Хадор, не знаю, Хитоми забрала только двести тысяч…

— Хочет себе новую игрушку. Синтезатор какой-то, ничего серьезного, — сказал Илья.

— Сейчас у нас шесть миллионов, а траты предстоят серьезные.

— Ну с таким судном мы без проблем заработаем… — хмыкнул Илья.

— Да, но и расходы на порядок больше. В основном собираюсь использовать дроидов, но люди тоже нужны. Арварцы нам помогут решить последнюю проблему… — улыбнулся капитан.

— Рабы?

— Да. По ценам более-менее все ясно, — заявил Алекс. — Нам нужны пилоты и техники.

— Все, как мы обсуждали?

— Да. У Хадора звено разведчиков, нужны два человека. Хейла займется нашей авиагруппой. Тут я планирую расширение, поэтому берем десять новичков. Твоя подружка возглавит группу техников, еще пять будет достаточно.

— А бойцы-абордажники?

— Этим займется Ливерс. Несколько спецов и «мясо», этот контингент самый дешевый. Возьмем за образец схему любителей чужого добра: десятники из бывших военных, остальные — дикари или сектанты. Им даже нейросети ставить не нужно — только выдать простые скафы и легкое оружие… — пояснил капитан. — Среди них будут самые большие потери, поэтому берем с запасом.

— Все-таки мы собираемся воевать… — вздохнул Илья.

— Содержание такого корабля, как «Люпус», — недешевое дело. Шестнадцать больших реакторов, мощный гипердрайв и ходовые двигатели постоянно жрут топливо. Не говоря уже о выплатах команде, но тут мы здорово сэкономим…

— Это я понимаю. Примерно подсчитал: расходы в восемь раз больше, чем «Твирки». Если учесть, что все работы по ремонту и модернизации можем делать своими силами, то выходит не так уж и плохо.

— Пока что об улучшениях можно забыть. Без специального программного обеспечения типа нашего «Руджина» последних версий расчеты и моделирование невозможны. Я попробую усилить вооружение турелями «СВ-8» и установками «Маш-6», но задействовать их корабельный искин не сможет без проекта. Есть мысль использовать полностью независимые линии с отдельным постом управления всем этим добром.

— С этим ясно. Тут подумал… может, проще набрать «мясо» в каком-нибудь слаборазвитом мире, типа Рилата? Спустимся, навешаем лапшу про богов на небесной колеснице, которым надо служить…

— Нет, на возню с ними нет времени! И держать на корабле полсотни таких идиотов желания не имею. Ты, я думаю, тоже не захочешь возиться с дикарями…

— Да, тогда рабы — самое то. А им разве надо платить?

— Мы же не арварцы… Но и благотворительностью заниматься не будем. Поэтому кандидат сначала заключает долгосрочный рабочий контракт по минимальной ставке и только затем избавляется от рабского ошейника.

— Ага, прямо как на нашей родине, — ехидно заметил Илья.

— Но мы не будем заставлять их покупать ненужные вещи и жилье в рассрочку на всю жизнь. Этим занимаются только рабовладельцы планеты Грязь… — ухмыльнулся Алекс.

«Люпус» занял предписанную парковочную орбиту среди судов других посетителей. В четырех сотнях километров дрейфовал арварский линкор второго поколения, похожий на кирпич, ощетинившийся пушками. Рядом выпускал челноки крупный грузовик, маленькие сигарообразные кораблики сразу же проваливались в мутноватую атмосферу.

Шар Хар-Махрума ворочался далеко внизу, но на планету земляне спускаться не собирались — все необходимое имелось на станциях. К одной такой и направился «Хомяк», выскочивший из стартовой ячейки. Пятнистый кораблик сделал несколько оборотов вокруг линейного крейсера, а Алекс удовлетворенно кивнул — дроиды наводили последние штрихи, покрывая замененные пластины противолазерным покрытием. За двенадцать дней, что занял прыжок, он успел заменить часть стартовых ячеек — сейчас корабль располагал шестью большими и четырьмя стандартными.

Алекс поморщился от легкой головной боли — капсула не до конца сняла эффект разгона. Но неудобства капитан собрался потерпеть — способности эмпата будут очень полезны при выборе будущих членов экипажа.

— Почему ты выбрал именно эту корпорацию? — поинтересовался Илья.

— Отборный товар, занимаются только специалистами, — ответил Алекс, уловив его интерес. — Кроме того, они не заморачиваются психокоррекцией. Каждый раб получает простой имплант в голову для контроля. Естественно, мы его убирать не будем.

— Не проще ли взять с промытыми мозгами?

— Это не вариант: кто знает, что там им прошили… Может, откажутся стрелять в чернокожих…

— Да, об этом я совсем не подумал.

— Корпорация «Каш-Ахар» управляется одноименным кланом, и это один из крупных игроков на рынке живого товара. У них тут три большие станции, одну мы сейчас и навестим…

«Хомяк» прошел рядом с оборонительной станцией — трехкилометровый в поперечнике астероид с блестящими стволами и спрятанными в толще породы ангарами истребителей внушал уважение. И таких сооружений в системе Хар-Махрум имелось два десятка, не считая мелких платформ.

Кораблик землян добрался до орбитального терминала — этот выглядел как большой, вытянутый в длину кусок камня с натыканными на поверхности куполами и ажурными причалами. Хотя черный менеджер добродушно скалился и предлагал клиенту бесплатную стоянку, землянин решил перестраховаться, отправившись на «Хомяке». После недавней неудачной сделки с истеричными дамочками из королевства Мартихора, закончившейся абордажем, рисковать «Люпусом» Алекс категорически не хотел. Пятнистый кораблик прошел через искрящееся силовое поле, отделяющее большой док от пустоты, заняв место в свободной ячейке. Рядом разгружался большой челнок с треугольными крылышками — погрузчики перемещали прозрачные контейнеры с телами. Штабеля таких прямоугольных капсул занимали весь трюм кораблика.

— Продукт системы заморозки, — заметил Илья. — После того как черные нашли ковчег Древних с подобной установкой, они значительно усовершенствовали образец.

— Замороженных мы брать не будем. Надо обстоятельно познакомиться с товаром.

Тучный арварец в золотистом обтягивающем скафе, украшенном висюльками, эмоционально замахал толстыми руками, привлекая внимание гостей. Его лысый череп лоснился от жира, а в мясистом носу, похожем на недожеванный пельмень, сверкали аж три блестящих колечка. Алекс почувствовал легкое презрение и глупую щенячью радость. Похоже, менеджер корпорации «Каш-Ахар» очень любит платежеспособных клиентов, особенно тех, кто прибыл на километровом линейном крейсере.

— Я Нгози! — оскалился чернокожий. — Белое «мясо»! Вы ведь за ним прибыли?

— Именно за ним, — кивнул Алекс и поинтересовался: — А черное «мясо» есть в продаже?

— Да, гуча, но там выбор будет небольшой, — оживился Нгози, похлопав себя по могучей груди, — нарушители законов, должники… желаете посмотреть?

— Нет-нет. Нам привычнее белое «мясо»… — отмахнулся землянин, почувствовав волну удивления.

— Гуча сделал правильный выбор… — Работорговец мерзко захихикал. — У Нгози — лучший товар.

Для передвижения по станции местные использовали гравиплатформы, одну такую и заняла пестрая компания. Транспорт шустро двинулся по широким коридорам, а черный стал бормотать нескладную песенку про бремя черного человека, хлопая себя лопатообразными ручищами по коленкам. Земляне пару минут слушали поток сознания — они знали, что в культуре арварцев эти гимны имеют большое значение. Иногда исполнитель сбивался и начинал заново, получалось у него плохо. Алекс пытался вникнуть в смысл, но после слов «…и Мганга Четвертый нам путь озарил» текст превратился в невнятное бурчание.

Наконец платформа добралась до мест дислокации людей с ограниченными правами. Контейнеры складировались штабелями — транспорт прошел через несколько просторных помещений, там замороженный живой товар располагался ровными рядами.

— Гуча, заказ выполнен. «Каш-Ахар» предлагает только лучшее… — оскалился Нгози, ткнув толстым пальцем в сторону отдельно стоящих капсул.

Земляне внимательно изучили предлагаемых специалистов, Алекс сразу забраковал трех пилотов. Татуировка на лбу и выступающая челюсть одного из кандидатов не внушали доверия. Кожу второго густо покрывали синие и коричневые пятна, а последний оказался узкоглазым оширцем с изображением священного урша на щеке. Хотя работорговец пояснил, что это клановые татуировки, подобных типов на борту держать не хотелось.

— Я же заказывал белое «мясо», а ты кого мне предлагаешь? — укоризненно спросил Алекс. — Вот это — вообще желтое…

— Есть черные и белые, то есть все остальные… — проворчал Нгози, замерев для посылки через нейросеть нового запроса. Через пару минут погрузчик утащил не прошедших отбор, доставив замену. Теперь двенадцать капсул содержали кандидатов вполне традиционной европейской внешности.

По техникам никаких вопросов не было — трое коренастых мужчин и две женщины являлись уроженцами Тулуса, мира с высокой гравитацией. Чернокожий менеджер долго не мог сообразить, зачем нужны именно такие рабы, но затем сделал отбор по росту и массе тела.

Пятерка бойцов-десятников имела на правом виске татуировку в виде двух жирных полосок. Алекс ткнул в прозрачную крышку капсулы, поинтересовавшись у продавца, что значат такие отметки.

— Гуча, ты заказывал «мясо», имеющее боевой опыт. Эти участвовали в двух клановых операциях, — пояснил Нгози.

Подвоха землянин не почувствовал — черный удивлялся, как покупатель мог быть настолько глуп, не зная простых вещей.

Рядовые бойцы выглядели дикарями, ими они, в сущности, и являлись — некоторые с маленькими колечками в носу, у пары человек землянин заметил даже ритуальные шрамы в виде сложных узоров. Ну а татуировки имелись у каждого второго — Алекс понял, что черные притащили их всех с каких-то отсталых миров. Каждый стоил чуть дороже дроида, и никаких нейросетей у них не имелось. В инфопакете напротив идентификаторов стояла отметка о прохождении ими «курса молодого бойца». То есть обучающим устройством им в головы загнали базовые сведения о легком оружии и его применении.

— Пилоты — два с половиной миллиона, техники — пятьсот тысяч. Десятники — шестьсот кусков, а «мясо» — на два лимона двести тысяч. Нормально… — сделал вывод Алекс. — Итого пять миллионов восемьсот тысяч.

— Гуча, доставить покупку на корабль? — оскалился торговец живым товаром.

— Не спеши, давай вытащим этих, я хочу с ними пообщаться… — Землянин ткнул пальцем в капсулы. «Мясо» вопросов не вызывало — с ними и так все было ясно, однако специалистов следовало проверить.

Рослый подтянутый мужчина с коротким хохолком на голове угрюмо смотрел на землянина. Алекс без труда читал тщательно скрываемую ненависть, ничего хорошего боец от новых хозяев не ждал. Этого вытащили первым, черные переходили от одной капсулы к другой, занимаясь остальными. Работорговец вызвал бригаду из трех сотрудников, и те приступили к делу.

На каждого у них уходило меньше минуты: активация контрольной панели, инъекция стимулятора — и дрожащий голый человек выползал из прозрачной емкости. Для разморозки громоздкое оборудование не требовалось, поэтому процесс шел быстро.

— Я предлагаю вам свободу, — начал землянин, глядя на небольшую группу голых мужчин и женщин, — но ее придется заслужить…

Алекс легко воспринимал эмоции этих людей, фокусируя внимание на каждом. Пара пилотов ему сразу не понравилась — ощущение безразличия и обреченности не пропало, когда они услышали об отработке контракта с минимальной ставкой. Реакция остальных вполне укладывалась в рамки — равнодушных не было. Кто-то не верил и подозревал подвох, другие настороженно косились на черных и с надеждой потирали полоску блестящего металла на шее.

— Вот этих заменить! — ткнул пальцем в пилотов Алекс. — Негодный товар.

— Не понимаю, гуча. Все в порядке: сеть, базы… хоть сейчас в бой… — удивился Нгози.

— Рожи мне их не нравятся, давай других! — нашел отмазку капризный покупатель. Объяснять, чем именно не угодили эти люди, он не хотел.

Пока работорговец, замерев, подбирал новых кандидатов, Алекс ткнул пальцем в бойца с двумя полосками на виске, сделав приглашающий жест.

— Асаба Пич. Личный номер… — четко доложил тот.

— Стоп. По-нашему — сержант, значит, — оборвал его землянин. — Всего вас пятеро. Вы нужны мне для организации отряда, каждый командует девятью бойцами.

— Задачи, вооружение?

— Абордаж. Оружие — только легкое.

— Принято, — спокойно кивнул асаба, плавно махнув жилистой рукой в сторону капсул с будущими бойцами. — Но они не переживут первого боя…

— Почему? — удивился Алекс.

— «Мясо». Даже скаф никогда не видели. В космосе они превратятся в бесполезный мусор…

— Для их обучения вы мне и нужны… — ответил землянин, пытаясь разобраться в мешанине эмоций сержанта.

— Если мне будет позволено…

— Давай спрашивай! — махнул рукой Алекс.

— Есть еще тройка бойцов, как раз занимались новичками. Из моего отряда, наверняка они тоже тут. С ними процесс пойдет гораздо быстрее.

— Вообще-то я не собирался брать еще, но ход твоих мыслей мне нравится. Давай их номера…

Подход сержанта к делу Алекс оценил, тот не боялся проявить инициативу. Кроме того, желание вытащить своих характеризовало его с лучшей стороны.

Нгози удивился, когда покупатель захотел взять еще рабов. Пока черные возились с оживлением самых дешевых бойцов, погрузчик притащил три капсулы. С парой некрасивых женщин-пилотов и тройкой бойцов землянин разобрался быстро, они присоединились к остальным.

— Уладим формальности! — наконец обратился к работорговцу землянин.

— Гуча, ты вернешься к нам еще, «Каш-Ахар» предлагает самое лучшее белое «мясо»! — оскалился черный, получив оговоренную сумму.

Счет Алекса похудел на шесть миллионов сто шестьдесят тысяч. Проверив полученный инфопакет, содержащий коды доступа к установленным простым имплантам, землянин изучил другие документы. Свидетельство о собственности имело значение только на территории империи Арвар, поэтому землянин пропустил его. Медицинские отчеты о состоянии рабов тоже не вызвали интереса.

Вскоре «Хомяк» в сопровождении большого челнока доставил живой товар на корабль-базу. Пока Алекс оставил всех на пустующей грузовой палубе под присмотром пары боевых дроидов. Люди получили простые комбинезоны со склада «Люпуса», а дроид притащил один пищевой синтезатор из столовой. Размещением персонала и заключением договоров он планировал заняться в ближайшее время.

— Так и сделаем. Ответвления с правой стороны центрального коридора блокируем аварийными переборками. Отсекаем четырнадцать жилых модулей и это помещение, там у них будет столовая. Стартовые ячейки рядом — доступ туда техникам и пилотам обеспечен, — пояснил капитан, выделяя области на схеме корабля.

— Имеет смысл «мясо» держать на одной из пустых грузовых палуб. Поставим туда большой жилой модуль казарменного типа, сорока коек хватит… — предложил Илья.

— Да я и не собирался пускать их разгуливать по кораблю. У них нет нейросетей, поэтому разграничить допуски будет сложновато, временных идентификаторов мы так и не нашли. Для десятников выделим четыре оставшихся жилых модуля с правой стороны.

— У них будет доступ к грузовой палубе с бойцами, пусть работают…

— Есть подозрение, что не все они переживут первый бой. По результатам будем принимать решение о повышении. Возможно, кому-то даже поставим простенькие нейросети, — согласился Алекс.

— Думаю, они там перережут друг другу глотки, выглядят они полными отморозками… — хмыкнул Илья.

— Контингент там специфический, поэтому пусть порядок наводят десятники. Допуск к искину выдавать им не хочется, так что установлю независимую систему наблюдения — простых камер набрал с запасом. Десятники получат парализаторы и легкое оружие — за ними будет присматривать Ливерс.

— У всех две полоски, а цены немного отличаются…

— Асаба — это следующая ступень. Раньше они были таким же «мясом». После первого серьезного боя выжившим ставят простую нейросеть и дают пару баз начального уровня. Если провести аналогию с воинскими званиями нашей родной планеты, выходит, что «мясо» — это новобранцы, а десятники — сержанты.

— Понятно. А почему мы не взяли тогда матерых бойцов?

— Нет денег. И когда я разговаривал с Гуни, он приводил весомые аргументы в пользу именно такой схемы.

— Да уж. Посмотрим, что из них выйдет.

— Они обойдутся гораздо дешевле, чем наемные специалисты. Конечно, пришлось вложиться, зато на два года они в нашем полном распоряжении. Кроме того, у этих будет мотивация, и я буду изредка их проверять…

— Я еще понимаю — новобранец за пятьдесят кусков, но за сержанта выкладывать сто пятьдесят тысяч? Мне кажется, проще было бы взять одних дроидов…

— Я все взвесил и составил примерные схемы — поверь, такой отряд при поддержке боевых дроидов будет эффективен. Пока хватит наших четырех «Бардеров-3», при случае обзаведемся чем-нибудь посерьезней, — ответил Алекс.

— Думаю, сейчас самое время для создания корпорации, — намекнул Илья. — А то инженерная группа с линейным крейсером и шестью десятками человек — как-то не звучит…

— У нас осталось всего восемьсот тысяч. А еще надо сделать некоторые закупки…

— И каков план?

— Двигаемся в систему Барза. Встречаемся с Гуни и решаем, что будем делать дальше. Он уже давно крутится в этом бизнесе.

— Я думал, мы отправимся в свободное плавание… — разочарованно протянул Илья.

— Хм… Мы можем поднапрячься, продать некоторые базы и начать работать на себя прямо сейчас. Но это бесперспективно…

— Почему? У нас мощный боевой корабль…

— Да. Но серьезные люди с нами просто не захотят иметь дело — рейтинга нет. Действовать в составе незнакомой эскадры у меня желание пропало. Можно, конечно, начать, как Гуни, с простых контрактов. Охота на землероек — это слишком мелко, и результат не гарантирован. Возможно, пока мы доберемся до них, они уберутся из системы. Динамические характеристики «Люпуса» пока не на высоте.

Через полтора часа грузовик сбросил заказанный жилой модуль рядом с кораблем, и сейчас дроиды аккуратно затягивали массивный «кирпич» в шлюз.

Пилоты и техники заняли жилые модули, неравномерно распределившись по четырнадцати каютам. Коренастые техники заняли две соседних — неудивительно, на родном Тулусе эти коротышки существовали исключительно общинами. Последними разместились десятники, а «мясо» пока осталось на грузовой палубе.

Землянину совсем не понравилось поведение новичков — один из рабов ползал на коленях и рыдал, а другой эмоционально размахивал руками и беззвучно открывал рот. Парочка уже успела устроить драку: тощий подросток вытирал кровь с разбитого лица, а его соперник валялся без сознания — его отключил парализатором подоспевший Ливерс.

Здоровяк с татуировками на лысой голове и седой бородкой собрал возле себя полтора десятка новичков и что-то им объяснял. Остальные лежали и сидели на мягком покрытии.

Алекс все это время копался в сети Хар-Махрума, пытаясь найти тех, кто поможет расколоть зашифрованные модули памяти, что накопились за последнее время. После успешной операции «Поход за мусором» Алекс сделал вывод, что ценностью может обладать и на первый взгляд бесполезная информация. Упускать потенциальный доход очень не хотелось, поэтому он решил расколоть все зашифрованные банки данных. Старое хранилище с пропавшего корабля поколений «Кша-Мора» выглядело очень многообещающе и пахло большими деньгами.

К сожалению, деятельность райкеров не одобрялась властями империи Арвар, поэтому специалистов по взлому купить не получилось. Псионы предлагались, но цены на них начинались от четырехсот тысяч. Десяток торговых площадок занимался исключительно рабынями, причем продавали даже детей. Алексу хватало двух ошо, поэтому он только качал головой, увидев очередную рекламу подобной компании.

Дроидов чернокожие не жаловали — рабы обходились дешевле, поэтому ассортимент не впечатлял. Алекс нашел в продаже искин шестнадцатого класса производства республики Хакдан, сделав резерв. Вычислительные мощности кластера пора было расширять, тем более что Франсин уже несколько раз напоминала про данное ей обещание.

Мигающая иконка уведомляла о входящем сообщении — десятник Хаут прислал список необходимого снаряжения. Как понял Алекс, именно он занимался тренировкой новичков.

Видимо, десятник придерживался своей методики, поскольку в списке кроме имитационного оружия, стреляющего шариками, имелись подобные гранаты. Причем этого добра он заказал целый малый контейнер. Также там имелась пара дешевых проекционных систем и несколько комплектов непонятного инвентаря в виде набора труб разного диаметра. Землянин вспомнил, что некоторые жители планеты Грязь тоже занимались подобным времяпровождением, стреляя друг в дружку шариками. Со стороны смотрелись такие бои весьма глупо, и никакой пользы в подобном развлечении Алекс не видел. Однако десятник Хаут, видимо, имел свое мнение на этот счет.

Переправив список в ближайшую компанию по поставке всякой всячины, землянин потратил сто тридцать тысяч на закупку и доставку до орбитального терминала, где дожидался зарезервированный искин. К счастью, имитационное оружие стоило гораздо дешевле боевого, и такие траты покупатель счел вполне разумными. Менеджер пообещал, что через шесть часов заказ можно будет забрать — Алекс согласился с такими условиями.

Внутри большого жилого модуля казарменного типа располагались потертые койки в три ряда, гигиенический блок и крошечная каморка непонятного назначения. Похоже, его срезали с какого-то корабля — переборки украшали непонятные надписи-иероглифы и изображения странных загогулин.

— Похоже на галифатскую тарабарщину, — заметил Илья. — Сейчас передам картинку Франсин: интересно, что тут написано…

— Это уже не важно, сейчас отдам приказ дроидам все очистить, — ответил капитан.

— «Работа делать свобода».

— «Труд освобождает», по-нашему. У арварцев есть чувство юмора. Мне нравится, оставим! — улыбнулся Алекс, устанавливая камеру наблюдения.

Раздавленные шарики камер растекались тонким слоем, маскируясь под цвет переборок — теперь помещения просматривались с нескольких ракурсов. Дроиды подключили блок к ближайшему выходу энергоканала — жилище готовилось принять будущих героев.

Модуль разместился в углу грузовой палубы, оставшееся пространство сержант Хаут собирался использовать в качестве тренировочной площадки. Он удовлетворенно кивнул, сообщив, что в арварских вооруженных силах условия были куда хуже. Подтянутый специалист сразу включился в работу, выдавая ценные советы. В его эмоциях иногда проскальзывало удовлетворение и уверенность, этот человек уже оценил перемены.

Зато в остальных Алекс уверен не был. Сорок пять человек скучковались в три большие группы, не считая десятка одиночек. От выяснения отношений их удерживало только присутствие Ливерса с парализатором и пары боевых дроидов.

— Уверен, что твои люди сделают из них бойцов? — поинтересовался капитан.

— Тот, кто не сдохнет сразу, будет убивать врагов, — уверенно заявил десятник. — Сколько у меня времени?

— Рассчитывай на полтора месяца. Ты получишь доступ к камерам наблюдения. Кроме того что уже заказал, еще что-нибудь нужно?

— Сначала будет много увечий, — подумав, ответил Хаут. — На корабле есть медицинские капсулы?

— Этот вопрос решим. Скорее всего, поставим пару прямо здесь.

— Есть возможность отключить гравитацию на этой палубе?

— Сделаем… — ответил землянин, получив утвердительный ответ от корабельного искина.

— Как получим снаряжение, сразу начнем, — кивнул боец. — Асаба выполнит приказ.

— Да, и вот еще что… ты больше не асаба. Теперь твое звание — сержант, это же касается всех бойцов с такой штукой. — Алекс посмотрел на две полоски, украшающие висок бойца.

— Если мне будет позволено… — поклонился тот.

— Это тоже необязательно, — поморщился капитан. — Ты можешь обращаться ко мне или другим командирам без этих церемоний. Что хотел спросить?

— Когда мы избавимся от этого? — Сержант двумя пальцами потрогал полоску ошейника.

— Общее собрание — через два часа. После заключения контракта люди получат новый статус. Все пройдут полное обследование, возможны любые сюрпризы от черных, в процессе уберем ваши «украшения».

Такой ответ бойца устроил, он пристально стал наблюдать за поведением «мяса». Лидер одной из групп хлопал новичков по спинам, выполняя непонятный ритуал. Новобранцы из другой кучки опускались на колени и прикладывались головами к палубе, закрыв глаза.

— Что они делают? — поинтересовался Алекс.

— Это дикари. Мир Юсари; там режут друг друга железками и протыкают длинными палками, — презрительно процедил Хаут, показав на одну из групп. — У них что-то типа клана.

— А эти?

— Галифат, — коротко бросил сержант. — Взяли недавно, обычно это дерьмо из них выбивают быстро.

— Надеюсь, ты знаешь, что с этим делать… — хмыкнул капитан.

— Да, — серьезно кивнул сержант, — у меня к этому сброду свой подход.

Подумав, Алекс решил сначала разобраться со специалистами, оставив «мясо» на потом. Использовав как образец стандартный рабочий контракт, изменил несколько ключевых моментов. Изученная база «Юрист» второго ранга не рекомендовала заключать подобные контракты больше чем на два года, поэтому пришлось ограничиться этим сроком. Также он не стал указывать область применения талантов работника, ограничившись формулировкой «специалист широкого профиля».

Добавив штрафные санкции за серьезные проступки вроде неисполнения приказа, конфликты или порчу имущества, Алекс внес пункт об участии в боевых действиях. Указав смешной по меркам федерации Нивэй месячный заработок — четыре с половиной тысячи кредитов, он добавил также пункт о возможности досрочного расторжения с выплатой неустойки в размере четырехсот тысяч.

Естественно, в центральных мирах Содружества желающих заключить такой кабальный договор точно бы не нашлось. Однако капитан небезосновательно посчитал, что бывшим рабам такая перспектива должна показаться серьезным повышением статуса.

Двадцать пять человек набились в помещение, поспешно переделанное в столовую. Четыре столика и пищевой синтезатор, полтора десятка простых кресел, которые заняли обедающие техники и пилоты, остальным пришлось стоять.

Непонятно, откуда о мероприятии узнал Кергул, но он изъявил желание посетить церемонию. Нобл из Окраинных миров, принесший вассальную клятву землянину, снова показал себя большим оригиналом, притащив с собой небольшой проектор. Он запустил марш на непонятном языке и, пока тот звучал, простоял как истукан с воздетой к потолку короткой шпагой. Его расшитый золочеными узорами синий мундир, украшенный аксельбантами, сильно выделялся на фоне простых серых комбинезонов и матового скафа Алекса.

Землянин сначала хотел прекратить этот маразм, однако подумал, что показывать новичкам разногласия в команде будет еще большей глупостью. Серьезно кивнув ноблу, он сделал вид, что все идет своим чередом.

Как ни странно, цирк произвел впечатление на присутствующих. Четверка бойцов торжественно прикоснулась ладонью к виску, изобразив что-то похожее на воинское приветствие. Один из пилотов начал шепотом подпевать, а некрасивая женщина восхищенно открыла рот, уставившись на нобла. Алекс уловил ее эмоции, подумав, что Кергула стоит предупредить — он сильно рискует стать жертвой сексуального насилия. Только коротышки-тулусцы продолжали методично работать челюстями, не отрываясь от своих подносов.

Капитан оглядел зал, сделав вывод, что народ готов к долгому и, несомненно, плодотворному сотрудничеству.

— Вы больше не рабы! Вам предстоит работать вместе, теперь уже как наемным специалистам. Статус определяется контрактом, сейчас присутствующие смогут с ним ознакомиться. Через два года все желающие, — Алекс картинно обвел помещение рукой, — смогут выбрать: продлить контракт на новых условиях или же покинуть корабль в одном из миров Содружества. Вы уже сделали выбор, теперь пора подтвердить его.

— Нам будут платить!.. — удивленно протянул один из пилотов, первым добравшийся до самого интересного.

Восемь бойцов сразу же заверили документ своим идентификатором, им потребовалось на это меньше минуты. Алекс сомневался, что они целиком прочитали контракт. Видимо, авторитет сержанта Хаута среди вояк был непоколебим, землянин успел ему вкратце пояснить основные пункты договора. Сразу же за бойцами последовали коротышки-тулусцы и остальные…

— Очень хорошо, все согласны. Теперь о приятном — о кредитах. Каждый из вас будет получать определенную сумму раз в тридцать пять дней. У вас нет доступа к банковской системе Содружества, поэтому потратить их можно будет посредством терминала, который скоро появится в этом помещении. Корабельный искин ведет учет и принимает заказы, по возможности они будут выполнены; в пределах разумного, естественно. Кроме того, особо отличившиеся специалисты могут рассчитывать на премии. Есть вопросы?

— Ошейник… — пробурчал один из коротышек.

— Сейчас все пройдут полное обследование. После чего избавятся от устройства — в центральных мирах Содружества использование таких штук запрещено. Далее: возможности нашего медотсека ограничены, поэтому очередность определяется порядком принятия контракта. Первыми отправляются в медблок сержанты Хаут, Пич и Нумис, — закончил Алекс.

Троица заняла места в двух медкапсулах и операционном комплексе, а Рисс замер, запуская процесс диагностики.

— Надо всех проверить прибором ящеров, — напомнил землянин. — У тебя есть такой; если будет реагировать на кого-нибудь, просто сделай пометку. Никакой информации пациенту.

— Само собой, — улыбнулся ученый.

— Я помню о нашем договоре. Если будет возможность передать дар, ты его получишь.

Рисс, специалист по артефактам Древних, заведовал на корабле медицинским оборудованием. Кроме того, он единственный из всего экипажа знал о необычных возможностях Алекса. Ученый наслаждался манией величия в особо тяжелой форме, имея нездоровое желание стать псионом.

— Все-таки ты зря отказался от инициации, — заметил Рисс, разглядывая объемное изображение головы сержанта, — мы бы заметно продвинулись…

— Эти псионы мне совсем не нравятся. С этими Архитекторами, как они себя называют, что-то нечисто. Как и с компанией Илгуса, — поморщился Алекс. — Я привык доверять интуиции, поэтому не собираюсь участвовать в слиянии, о котором ничего не знаю. Я же тебе рассказывал — людей без дара они воспринимают как животных.

— Новый уровень. Тут я их понимаю, — пожал плечами ученый, обойдя троицу с матовым яйцом от ящеров Аш-Камази — детектором псионов. К сожалению — а может, к счастью для бойцов, — прибор ничего не зафиксировал.

— Может, встроенный источник разрядился?.. — пробормотал Рисс, направляя детектор на землянина. Однако техника ящеров функционировала — яйцо ярко светилось и пульсировало в руке ученого.

— Крокодилы не дураки, у нас нет ничего похожего на такой прибор.

— Даже не знаю, на каком принципе он работает. Я не смог найти в банке данных ничего подобного… — недоумевал специалист.

— Есть информация? — поинтересовался Алекс, заметив смену индикации на контрольной панели операционного комплекса.

— Кроме этого импланта, больше ничего нет. Остальные показатели в пределах нормы. Присутствует легкое снижение тонуса и моторики, это постэффект системы гибернации. Рекомендую снять остаточное воздействие, займет час.

— Да, так и сделай! Нам нужна адекватная команда.

— Теперь по этому модификанту. Убирать его я бы не стал — возможна система самоликвидации. Кроме того, сможешь контролировать этих людей. Если что-то пойдет не так, у тебя есть дополнительное средство воздействия.

— Да, получил от продавца инфопакет с управляющими кодами для этих штук. Там только один вариант воздействия — сильная боль, а через две минуты — смерть. Еще один пакет с ключами для ошейников — снимай с этих, остальными займутся другие.

— Получил, — кивнул Рисс. — Учти, они запрещены везде, кроме империи Арвар и пары независимых миров. Так что держать на корабле я бы их не стал — при сканировании могут возникнуть вопросы.

— Знаю. Скоро навещу черных на станции и избавлюсь от этого дерьма. Жду от тебя отчет по результатам проверки… — бросил Алекс, выходя из медотсека.

Дожидаясь восстановления троицы сержантов, землянин изучал сводку новостей, подготовленную искином. Утта быстро сообразила, что интересует капитана, создавая инфопакеты каждый раз, когда корабль оказывался в радиусе действия ретрансляторов.

Конфликт Галифата с одним из кланов Печембу его не заинтересовал — Алекс пожелал крысоподобным нелюдям и упертым фанатикам поскорей укокошить друг друга. Мзины практически прекратили всю внешнюю торговлю; эти негуманоиды, похожие на больших кошек, тоже землянина волновали мало. Конфликту сторонников Илгуса и империи Антран капитан уделил чуть больше времени: небольшую эскадру, посланную пророком, с огромными потерями уничтожили на окраине домашнего мира ящериц Аш-Камази.

Зато информацию об обнаруженных штуковинах Древних землянин проработал с большим интересом. В поясе астероидов нашли непонятный монолит и кое-что из артефактов в обломках. Попытки расковырять находку окончились плачевно — один из исследовательских кораблей исчез. У Алекса мелькнула мысль посетить столь интересное место, однако система Хамигер находилась слишком далеко.

Никаких упоминаний по поводу намечающейся заварушки в отчете не встречалось. Он знал, что конфликт с агрессивной цивилизацией насекомых не за горами — прямо сейчас несколько крупных групп астероидов-ульев Роя направлялись к границам Содружества.

Шестьсот лет назад люди с трудом вытеснили жуков из своих границ — остатки армады вторжения убрались туда, откуда пришли. Несколько крупных государств создали оборонительный союз, а к нему уже присоединилось большинство населенных миров сектора. За четыре года войны на уничтожение даже до самых упертых изоляционистов дошло, что только вместе возможно противостоять угрозе. Сейчас Содружество состояло из десятка крупных человеческих государств и множества мелких.

Видимо, военные собирались быстро разобраться с жуками, стягивая силы к пограничным мирам. Алекс не сомневался, что Рой преподнесет сюрприз, тщательно отслеживая любые признаки начинающихся неприятностей. Он уже знал, что первыми с жуками столкнется директорат Ошир, однако империя Арвар тоже располагалась в опасной близости от государства узкоглазых. Поэтому капитан не собирался задерживаться в системе Хар-Махрум — отбытие тормозил только заказ, что следовало получить.

— Утта, подготовь информацию по цивилизации жуков! Прошлый раз арварцы столкнулись с Роем первыми. У них, скорее всего, накопилось много данных по этим гадам.

— Начинаю поиск в сети неполноценных! — кивнула голограмма блондинки.

— Особое внимание — тактике и кораблям тараканов, этот вопрос интересует меня больше всего!

— Принято, вождь! — отозвалась Утта, привычно хлопнув себя кулачком по груди.

Наконец Рисс прислал сообщение о готовности первой партии, и землянин с тройкой специалистов по убиению себе подобных направился на грузовую палубу — предстояло заняться новобранцами. Там находился ухмыляющийся Ливерс в компании нобла — «мясо» уже избавилось от ошейников. Люди выстроились в две шеренги, у нескольких на лицах появились свежие кровоподтеки — следы воспитательного воздействия.

Кергул придирчиво ходил вдоль строя, осматривая пополнение, — Алекс уловил его эмоции, сообразив, что тот опять бредит о своей империи.

Четыре с половиной десятка новобранцев даже и не подумали встречать появление освободителя бурными аплодисментами. Капитан другого и не ожидал: у половины людей он прочитал безразличие, у некоторых — какую-то животную ненависть.

Алекс привычно выдал им точно такую же речь, с некоторыми отличиями — разъяснив простыми словами, что такое контракт и зачем он нужен. Тут до половины дошло, что их статус меняется, — некоторые падали ниц и униженно благодарили. Подумав, что сержанту будет тяжело работать с дикарями, он приступил к самому главному — официальному трудоустройству.

Нейросетей у будущих головорезов не имелось, поэтому пришлось воспользоваться хакданским планшетом, несколько усложнив процедуру.

Алекс зачитал всем полный текст контракта и под запись получил с каждого согласие и отпечаток ладони. Проблема возникла только с одним, но ее удалось быстро решить. Этому контингенту предлагалось работать за две с половиной тысячи кредитов в месяц.

— Не согласен работать на таких условиях! — заявил тощий мужчина с татуировкой на щеке.

— Хм. И что предлагаешь дальше с тобой делать? — усмехнулся Алекс, сделав знак сержанту.

— Отпустить! Я знаю свои права! Рабство — удел дикарей, — эмоционально затараторил умник.

— Нет, это исключено. Не устраивают мои условия — вернешься к черным, — спокойно пояснил капитан.

— Ты ничем не отличаешься от них! — выкрикнул мужчина.

— А ты, похоже, не понимаешь разницы между рабством и двухлетним контрактом! Ну так что — готов снова надеть это? — Алекс кивнул на небольшой контейнер с ошейниками.

Подобный аргумент подействовал на наглеца, и тот брезгливо приложил ладонь к планшету, согласившись с условиями. Отметив умника и тех, чьи эмоции ему сильно не понравились, капитан создал список из двенадцати имен — эти пойдут в бой первыми.

— Проблема с экипажем решена; один рейс на станцию — и убираемся отсюда, — сообщил капитан Илье.

— Может, возьмем попутный груз? — предложил тот.

— Нет, связываться с черными не будем. И теперь у нас свободна только одна грузовая палуба из четырех, собираюсь использовать ее для ремонта техники. Две практически полностью забиты дополнительными емкостями с топливом. Что с ними делать дальше, пока не решил. В федерации закажем надувные баки, стоят они дороговато, но себя окупят… — пояснил Алекс.

— Я тоже собираюсь посетить орбитальный терминал, Хитоми заказала себе синтезатор, надо забрать…

— Тогда выдвигаемся, сначала навестим корпорацию «Нео-Урхнот», возьмем тебе базу «Пилотирование больших кораблей» — мне не очень нравится то, что управлять «Люпусом» пока могу только я, в бою может не хватить времени на маневры и стрельбу. Навестим оружейную секцию, затем заберем заказанное снаряжение.

— У нас полно пушек, куда еще?

— Собираюсь поменять часть личного оружия экипажа на арварские образцы.

— Зачем? У хакданцев отличные импульсники, предыдущие хозяева оставили их с запасом. На всех наших бойцов хватит…

— Хаут настаивает на смешанном вооружении своих людей. Я склонен ему доверять в этом вопросе — эта четверка уже пережила несколько абордажей. Тем более пушки, что он хочет, гораздо дешевле продвинутого хакданского оружия. Легких скафов у нас хватит, хакданские костюмы сержант одобрил.

— Еще бы! Каждый по девять тысяч кредитов…

— Ну а что ты хотел? У нас теперь есть люди, экономия на снаряжении закончится плохо. «Мясо» я брал с запасом, на первое время хватит. Как разбогатеем, основную работу будут делать железяки. У нас есть искин со снятыми ограничениями, Франсин легко справится с управлением двумя десятками боевых дроидов. Однако люди все равно нужны.

— Ты обещал Франсин второй искин для вычислительного кластера! — напомнил Илья.

— Уже заказан, остается только забрать, — ответил Алекс. — Ты закончил загрузку своих баз?

— Так точно! «Системы противодействия» и «Силовые щиты» четвертого ранга успешно изучены, — четко отрапортовал Илья.

— Хорошо, тогда ты сможешь управлять огнем из вспомогательного оружия и экранами, также на тебе будут маневры. Конечно, у хакданцев управлением занимались три пилота, но это все-таки корабль четвертого поколения — тут большой экипаж не нужен. Разбогатеем, получишь необходимую базу по орудиям больших кораблей, пока у нас некоторый недостаток средств.

— Да уж, все ушло на восстановление «Люпуса»…

— Это еще не предел; думаю, придется вложить в него еще как минимум столько же. На модули для больших кораблей цены кусаются: например, приличный генератор щита стоит двенадцать миллионов. У нас есть «Хейф-4», при случае установим «Шоер-4А», это активный вариант с возможностью концентрировать поле в узком секторе любого направления. К сожалению, таких средств пока у нас нет.

Алекс обратил внимание на значок входящих сообщений — транспортная компания уведомляла, что груз прибыл. «Хомяк» направился к орбитальному терминалу «Бапото», центру деловой активности чернокожих арварцев.

Перечислив рабовладельцам сотню кредитов за парковку, Алекс вызвал с настенной консоли местное средство передвижения — на большую платформу поместились два человека и четверка дроидов, тащивших контейнеры.

Транспорт неспешно плыл над головами арварцев и рабов в пестрых комбинезонах. К форме одежды местных земляне еще не привыкли — почти все черные расхаживали практически голышом, вместо одежды используя кожаные ремешки с заклепками. Некоторые носили замысловатые кожаные фуражки и головные уборы в виде разноцветных беретов. Вероятно, в жарком климате Хар-Махрума такой наряд смотрелся органично, однако на космической станции воспринималось это полной дикостью.

Илья обратил внимание на группу арварцев, с ног до головы закутанных в черные балахоны с конусообразными головными уборами. Алекс знал, что такие дурацкие наряды носят представители некоторых радикальных кланов, практикующих ритуальные жертвоприношения людей с белым цветом кожи.

Землянин чувствовал эмоции толпы как слабый шум — действие разгонной дозы уже заканчивалось. Вспомнил слова Кирша, псиона из фракции Архитекторов, не советовавшего пользоваться способностями до инициации.

— Семя прорастает… только во что, пока еще непонятно… — пробормотал Алекс.

Последнее время он часто задумывался об источнике могущества компании Илгуса. Загадочный ключ, который он в свое время подцепил от артефакта Древних, последнее время никак не проявлял себя. Капитан догадывался, что именно требуется этой сущности — Рисс называл то, что остается после гибели разумного, энергоинформационной матрицей.

Транспорт наконец дополз до компании, занимающейся скупкой, там капитан избавился от контейнера с ошейниками, получив за семь десятков устройств сто восемьдесят тысяч. Посетив заведение, специализирующееся на высокотехнологичной продукции, землянин получил искин шестнадцатого класса, потратив шестьсот тысяч.

Рядом располагалось отделение корпорации «Нео-Урхнот», там Алекс задерживаться не собирался, облегчив счет на четыреста тридцать тысяч. Базы данных к большим кораблям стоили дороговато, однако капитан считал, что одного пилота на такой корабль было явно недостаточно. В бою он собирался управлять исключительно вооружением и командовать малыми кораблями, переложив все остальные задачи на плечи Ильи. Главный калибр линейного крейсера был страшным оружием, и капитан «Люпуса» собирался использовать его в полной мере, не отвлекаясь на все остальное.

Чернокожий менеджер вручил землянину пластинку, которая сразу же заняла место в коммуникационном устройстве Ильи.

— Пятнадцать с половиной дней, — констатировал тот.

— Двигаемся дальше! — скомандовал Алекс. — Пора навестить оружейный сектор и напоследок — складские ячейки!

Гравиплатформа поползла по широким туннелям станции, а Илья принялся вертеть головой, разглядывая посетителей, проплывающих внизу.

— Я тут обнаружил любопытную информацию, касающуюся компании, где мы только что были… — заметил капитан. — Оказывается, она не всегда носила это название.

— Что тут такого интересного?

— Производством нейросетей занимаются шесть компаний-монополистов. Корпорация «Урхнот» являлась одной из них. Два столетия назад арварский император Джумзани Двенадцатый понял, что такое положение его категорически не устраивает, и решил подмять эту корпорацию под себя… — сообщил Алекс. — Черные быстро захватили инфраструктуру корпорации, но за полгода не смогли разобраться в технологии производства, даже имея в распоряжении часть персонала.

— И чем все это закончилось? — поинтересовался Илья.

— Для арварского императора — очень плохо, без нейросетей черным стало совсем кисло. А остальные корпорации не захотели открывать свои представительства в империи. В результате государственного переворота род Джумзани вырезали полностью, включая маленьких детей. Глава корпорации «Урхнот» поставил новому императору такое условие, само собой содрав и огромную компенсацию за нападение. После этого контора сменила вывеску, продолжив свою деятельность у рабовладельцев. Кроме того, часть инфраструктуры корпорации переехала в директорат Ошир.

— Да, серьезные ребята. Вот так просто скинуть одного императора и поставить другого… — хмыкнул Илья.

— Ага, но самое интересное тут вот что. Черные ученые в свое время выдали покойному императору доклад, что все захваченное оборудование — фальшивка. То есть оно что-то делает, но никак не производит симбионтов. Так что вопрос происхождения нейросетей, которые установлены у нас в головах, остается открытым.

— Хороший товар, гуча! Двадцать шесть единиц «Грок-12». Состояние близко к идеалу, — чмокнув мясистыми губами, вынес вердикт чернокожий менеджер. — Мы продаем их по тридцать четыре тысячи. Если будешь брать мой товар, возьму все по тридцать с половиной за штуку.

— Устраивает, часть возьму твоим товаром, — ответил Алекс. — Вот список того, что мне нужно.

— Штурмовые комплексы «Узоча», зарядные модули, взрывчатка, гранаты. Все в наличии. Придется подождать, заказ скоро будет готов.

Вскоре погрузчик доставил средний контейнер, забитый серыми ящиками. Алекс открыл один — внутри ровными рядами располагались зарядные модули. Вытащив из продолговатого контейнера смутно знакомое оружие, землянин повертел его в руках.

Арварцы любили все большое — артиллерию, корабли. Ручное оружие тоже соответствовало. Штурмовой комплекс «Узоча» напоминал увеличенную в полтора раза оширскую модель «Корза-109», однако вместо подствольного дробовика тут имелось что-то похожее на маленькую мортиру. В ствол можно было просунуть палец — черные использовали свой калибр. Зато боеприпасов помещалось в прозрачный коробчатый магазин значительно меньше, да и нашлепка компенсатора отдачи тоже размерами в два раза превышала агрегат оширцев. Алекс подумал, что уродливое оружие можно использовать как дубину — весило оно значительно больше, чем отточенная столетиями конструкция узкоглазых оружейников.

Стало интересно, что будет с тем, в кого попадет пулька размером с палец; наверняка несчастному будет очень плохо. На рукоятке заметил голограмму — улыбающийся черный держал в руке отрезанную голову оширца. «Очень патриотично!» — подумал землянин и положил пушку на место, сделав вывод, что с такой штукой вполне можно охотиться на слонов. Получив восемьдесят тысяч, оставшиеся после закупки арварского оружия, Алекс скомандовал дроидам перетащить контейнер на гравиплатформу.

Илья невозмутимо рассматривал пару черных детишек, показывающих пальцем на белого человека. Наконец платформа двинулась к сектору складов — там земляне быстро получили заказ, а также небольшой контейнер с синтезатором для узкоглазой подружки Ильи.

Транспорт направился к парковочной ячейке, а Алекс изучал спецификацию синтезатора.

— Не знаю, зачем ей такая штука, этот самый простой. На мой взгляд, бесполезная игрушка. Промышленные стоят совсем других денег.

— Хитоми всегда мечтала о таком… — заметил Илья.

— Я бы не отказался от промышленного варианта, но на лицензии тратить кредиты считаю глупым. В Содружестве извечная проблема защиты интеллектуальной собственности успешно решена. Производство полного цикла — очень затратное дело: для того чтобы делать модули, требуется закупить лицензию и серьезно вложиться в оборудование.

— Развитые государства, вроде федерации Нивэй или республики Хакдан, не собираются уступать свое лидерство, — пожал плечами Илья. — Дешевле купить высокотехнологичную продукцию у них, чем производить на месте.

— Да уж, была в свое время мысль клепать истребители, но, по моим прикидкам, итоговый продукт выходил дороже, чем его продают на рынке.

— Ну а что ты хотел: конечно, выгоднее производить большими объемами, чем и занимаются крупные корпорации.

— Одиночкам тут делать нечего, — согласился Алекс.

Дроиды переместили контейнеры в трюм «Хомяка», и вскоре пятнистый кораблик выскочил из парковочной ячейки — задерживаться в системе Хар-Махрум капитан не собирался.

Илья подхватил маленький ящик с синтезатором для Хитоми, отправившись вручать покупку подруге. Дроиды погрузили контейнеры на гравиплатформу, сначала капитан скомандовал разгрузить оружие в арсенале — вручать пушки будущим героям пока еще было рано.

Когда платформа добралась до грузовой палубы с новобранцами, тренировка шла полным ходом.

Парочка сержантов ногами избивала бородатого верзилу, тот только хрипел, выплевывая окровавленным ртом осколки выбитых зубов. Землянин вспомнил, что тот пытался организовать группу из пополнения. «Похоже, младший командный состав уже приступил к воспитательной работе. Ничего, у нас есть капсулы: если что, быстро поставим бойцов в строй!» — подумал Алекс, отдавая приказ дроидам сгрузить ящики у переборки.

Сам сержант Хаут занимался бессмысленным на первый взгляд делом — стоял перед строем бывших рабов, иногда делая резкие жесты рукой.

— Смерть вонючим харшам! — нестройно драли глотки будущие герои, по команде подпрыгивая на месте.

— Убей! Убей! — вторил сержант Пич, вбивая тупой носок ботинка легкого скафа в брюхо бородача. Тот корчился, прикрываясь дрожащими руками.

— Что тут происходит? — поинтересовался капитан, подходя к месту экзекуции.

— Это дерьмо харша заявило, что не собирается стрелять в разумных, — с усмешкой доложил сержант. — Это противоречит его моральным принципам.

— Работай! Заказанное снаряжение уже есть. Скоро поставим тут пару капсул, а то такими темпами у нас «мясо» быстро закончится… — буркнул Алекс, направляясь к выходу.

— Рассчитай оптимальный маршрут к системе Барза! — приказал капитан, заняв место в рубке «Люпуса».

— Выполнено, вождь! — доложила Утта, притопнув изящной ножкой.

— Так… посмотрим. Два прыжка по системам буферной зоны — и мы в пространстве Содружества. Из оширской системы Гермунд еще пять — и мы в федерации Нивэй… — задумался Алекс. — Топлива хватит. Стоп, к узкоглазым нам не надо…

— Ну что, убираемся отсюда? — поинтересовался Илья, появившийся в командном центре корабля.

— Да, кратчайший маршрут идет через территорию оширцев. Мы можем сделать приличный крюк и выйти в мире Шамуна. Это пространство республики Хакдан, но тут уже потребуется пять прыжков по системам буферной зоны.

— Нет уж, с нашей скоростью это будет глупо, — покачал головой Илья.

— Да, некоторые кланы арварцев считают эти места своими охотничьими угодьями. И совсем рядом система этих крыс Печембу. Поэтому лучше тут не задерживаться. Против целой эскадры черных нам ничего не светит… — согласился капитан, — поэтому идем через оширский Гермунд.

— Приступить к разгону для перехода в систему Нони-18? — поинтересовалась Утта.