Поздним осенним вечером, когда солнце, укрывшись за горизонт, тянуло за собой налитые свинцовой мглой тучи, грозящие руинам города проливным дождем, на площадь перед зданием вокзала вышел человек.

Путь его был долог и труден. На это указывал и продранный в нескольких местах и заштопанный наспех рюкзак из камуфлированной ткани, и грязные, странного вида, похожие на копыта ботинки, и столь же странный, изгвазданный в грязи комбинезон, плотно облегающий всю его внушительную фигуру.

По скупым и медленным движениям было видно, что человек смертельно устал. Последнюю неделю он двигался практически без сна и еды, давая ноющим мышцам лишь короткий трехчасовой отдых в самые темные ночные часы и надеясь на то, что прибудет к своей цели вовремя.

Но он опоздал.

Стоя посреди площади, человек смотрел туда, где прежде был его дом – и не узнавал этого места. Убежища больше не существовало. Здание вокзала было разбито, уничтожено. Каменные обломки, перекрученная арматура, кирпичи, песок, куски досок и осколки стекла усеивали чистую некогда площадь. И везде, куда бы ни посмотрел человек, взгляд его натыкался на белые, обглоданные зверьем, дождем и ветром человечьи кости.

Человек был неподвижен, и трое выродков, вынырнувшие из настежь распахнутых, покосившихся ворот, с территории элеватора, заметили его не сразу, а лишь оказавшись на самом краю площади. Он стоял спиной, и вожак, опустившийся было на четвереньки, готовясь одним прыжком преодолеть разделяющее их расстояние и упасть на жертву, вдруг заскулил, как побитый пес, попятился и, увлекая за собой остальных, поспешил убраться восвояси. Выродки чувствовали, когда их боятся, страх живых существ был для них приманкой, говорящей, что жертва слаба и охота на нее не сопряжена с большим риском. Но запах, исходивший от этой темной безмолвной фигуры, был абсолютно иным – человек пах непонятной и оттого еще более опасной смесью глубокой тоски и дикого бешенства.

Он не стал входить внутрь, остался стоять посреди площади – слишком хорошо представлял, что творится сейчас там, под бетонными сводами Убежища. Детские сны сбылись, стали реальностью – родной дом встречал его не радостными криками и объятиями дорогих и любимых ему людей, вкусным ужином и теплой постелью, а темнотой, пустотой, безмолвием и смертью.

Старик шаман оказался прав. Мрак и смерть преследовали человека, и, как бы ни старался он уйти, убежать, опередить – настигли в самый последний момент. Почти три месяца минуло с тех пор, как он ушел из дома – и обратно вернулся уже совсем другим. Если душа разорвана на части – полная горечи, отчаяния и злобы, она может срастись неправильно. Измениться до неузнаваемости, поменять жизненные приоритеты, установить новые цели. Именно это и случилось. Все хорошее, доброе и светлое было забыто, и дальнейший свой путь, свою цель человек видел лишь в одном – он знал, что отныне не будет ему покоя до тех пор, пока люди, уничтожившие его дом, остаются живы…

Здравствуйте, дорогие друзья!

Когда в 2010 году я сел за написание первой книги трилогии, я, конечно же, не знал и не представлял, во что это выльется. Быть напечатанным – очень хотелось, тем более и было что сказать, однако слишком уж нереальным и далеким все это казалось. Надеялся, конечно, – но как-то… эфемерно надеялся. «Может быть, когда-нибудь…» – вот как-то так. И когда спустя два года первая книга вышла в печать – радость моя была запредельной.

Выписывая главу за главой, вкладывая в текст смысл, я надеялся, что некоторые мысли мои воспримутся читателями, заставят кого-то изменить свою жизнь к лучшему – и я не ошибся. Тема патриотизма, поднятая главой Убежища в первой книге, показала, как остро стоит эта проблема среди нынешней молодежи. Откликов было много – и на портале и в группе «ВКонтакте» и в личную почту. То же самое касается и темы воспитания себя – ведь именно этим занимался главный герой Данил Добрынин под чутким руководством полковника Родионова. Книга изменила жизнь некоторых читателей – и об этом они лично писали мне в почту. И это – здорово, это радует меня больше всего! Не пресловутая слава, не деньги – хотя, они в нынешнее время играют практически ключевую роль – радует именно сама возможность показать молодому читателю немного другую жизнь… Не ту где главную ценность играют миллионы, дорогая одежда из бутиков, машины-квартиры-куршавели, а ту, где во главу угла ставится верная дружба, взаимовыручка, готовность постоять за себя и своих близких, готовность идти ради них до конца. Показать – а там уж читатель пусть сам делает для себя выводы, если голова на плечах имеется.

Среди часто звучащих вопросов, есть один, который раздается, пожалуй, наиболее часто: «Что это такое – написать книгу?» Или, перефразируя: «Как изменилась ваша жизнь после выхода книги?» Как? Да очень просто – ответственности прибавилось. И это, пожалуй, самое большое изменение. Да-да, именно так. Гнать «лажу» мне совесть не позволяет, а потому приходится работать с полной отдачей. Причем – не просто выдать «на гора» очередную бездумную стрелялку, а вставить в книгу хоть что-то, что вновь и вновь будет заставлять человека думать над прочитанным. Соответственно, убавилось свободного времени. Тут уже не поваляешься порой за любимой книжкой и не посмотришь интересный фильм – читатель ждет, надеется на скорый выход книги. Вот и приходится работать.

Еще – прибавилось почты. И сильно прибавилось, скажу я вам. Но – это только плюс, это показывает, что книга не оставила равнодушной. И я очень рад, что мне пишут и оставляют отзывы о книге. Это показатель. Показатель общего мнения о прочитанном. И этот показатель мне очень нужен – опираясь на него, я вижу, в правильном ли направлении двигаюсь. Спасибо за ваши отзывы, дорогие друзья!

Но что это я тут растекаюсь мыслью по древу, все о себе да о себе… Наверно, стоит немного и о книге…

«Право на жизнь» я старался построить так, чтобы практически в каждой главе было что-то, о чем следует подумать. Мораль. Чтобы перед читателем ставился вопрос, который необходимо обдумать и решить. Для себя. Спросить – «а как бы я поступил в такой ситуации?» или «а какова была бы моя реакция на произошедшее?» Ведь именно в этом состоит немаловажная составляющая часть литературы, что я не устаю повторять, – не просто развлечь читателя, но еще и заставить его реагировать, сопереживать, думать и делать выводы.

«Право на жизнь» можно назвать полуфиналом трилогии. Пожалуй, первая и вторая книга – они более слитны, это более «единое целое», чем вся трилогия… Может быть, потому что написаны они были вместе?.. Здесь даны завершения некоторой части основных сюжетных линий, ответы на важные вопросы – но остальные линии уходят вдаль, в будущее, в третью книгу. Однако это вовсе не значит, что глобальный сюжет завершается в финале второй книги и третья будет уже не так интересна. Вовсе нет. В третьей части, в «Праве на…» вас еще ожидает… ожидает, да… (здесь я коварно улыбаюсь). Не буду ничего говорить, даже название пока держу в строгом секрете. Но – постараюсь устроить «взрыв мозга»… Скучно не будет, я в этом уверен.

О первой книге трилогии говорили, что это вполне самостоятельный мир. Дескать, убери книгу из Вселенной Метро 2033, сделай ее самостоятельной – и она ничуть не потеряет. Оно, наверное, так… Ведь в маленьком городке, где находится Убежище, нет метро, герои живут достаточно замкнуто и закрыто, и поэтому я не мог построить мостики со Вселенной. Во второй книге все изменилось. Герои «вышли в мир», они путешествуют, встречают на своем пути много нового – и вот тут уже есть простор для фантазии! И потому – получи, дорогой читатель, сразу несколько пересечений. Благодаря им «Право на жизнь» более прочно и гармонично вплелось в канву Вселенной и, более того, некоторые пересечения теперь важны для завершения сюжета, и они еще значимо отзовутся в третьей книге, повлияют на ее финал.

Что ж… Хватит, пожалуй. Не буду больше утомлять вас болтовней. Тем, кто уже прочел, хочу пожелать успешного и вдумчивого усвоения прочитанного. Ну а тем, кто имеет обыкновение слова автора читать прежде, чем непосредственно текст, хочу сказать – приятного чтения! Добро пожаловать в мир «Метро 2033: Право на жизнь»!

С уважением,

Денис Шабалов.