Как-то в один из дней – было это спустя примерно год после Черного каравана – в гости к Данилу зашел полковник.

Событие это было не ахти какое, Родионыч заглядывал иногда – деда проведать, с воспитанником поговорить, – но в этот раз заглянул ни свет ни заря, когда Добрынин, вернувшись со смены, собирался на боковую.

Только вывесил на просушку дезактивированные и отмытые до скрипа ОЗК, снарягу и оружие – тут в дверь и постучали. Приоткрыл, выглядывая, – полковник.

– Пустишь?

– Проходите, конечно, товарищ полковник, – посторонился Данил.

Впустил наставника, зевая и недвусмысленно показывая, что настроился всерьез и надолго задрыхнуть, – однако Родионыч не внял. Уселся к маленькому столику за шкафом.

– Как дежурство?

Данил пожал плечами – вопрос был явно риторический. Главе Убежища наверняка уже доложили о ночном переполохе, но раз спрашивает…

– Да как… С выродками полночи бодались, да потом еще куропат на шум пожаловал… Хорошо – крупный калибр у нас теперь стоит. А то могли и не отбиться…

– Да, караван нам очень помог, – кивнул Родионыч, имея в виду проходивших неделю назад через город торговцев, у которых удалось закупить КПВ и «Корд» с боезапасом. – Ничего, это дело наживное. Оборону мы нормальную выстроим, не сомневайся. Только время дай…

Данил кивнул.

– Ладно, – не стал тянуть резину полковник. – Я чего зашел… Хотел сразу после их прохода с тобой переговорить, да как-то все не до того было. Меня вот что интересует: в детском саду, что неподалеку, напротив наркологии, вы с Сашкой еще не бывали?

Данил нахмурился и помотал головой. Детсад пользовался дурной славой. Как вечером не пойдешь – оттуда смешки детские раздаются, шепот какой-то, шаги… Жуть, одним словом. Туда из сталкеров никто не совался и не собирался. А вот Родионычу, похоже, приспичило.

– Ни мы там не были, никто другой. Не хочется туда лезть, товарищ полковник, – пробормотал Данил, отводя взгляд. – Странное место…

Родионыч кивнул.

– Может быть, может быть… – он помолчал немного, а потом, поглядывая на воспитанника, добавил: – а ты знаешь, что там человека без противогаза видели?

Данил уставился на наставника, выпучив глаза.

– Чего?!

– Караванщики и видели. В самом детском саду, в окне. Лысый мужик без противогаза. В руках – ружье. Стоял себе спокойно, смотрел на улицу. Завидел караван – дернулся и за подоконник нырнул.

– Бред какой-то свинячий! – ошарашенно пробормотал Данил.

В самом же деле – ну откуда мог там взяться человек, скажите на милость, да еще и без противогаза? Какой такой безумец будет снимать «хрюшку» и стоять спокойно без защиты, любуясь улицей? Дурь!..

– Вообще, честно сказать, – слишком уж много вокруг нас загадок, – задумчиво продолжал полковник. – Старшой ихний говорил – фон у нас высокий для провинциального-то городишки. Они много где бывали – если не брешет, конечно. Крупные города, понятно, все еще грязные стоят и некоторые из них фонят немилосердно, но городки подобные нашему – многие уже чисты. Я и сам, признаюсь, частенько об этом думал. Странно все это – городок маленький, а сбросили на него бомбы четыре, если не больше. Неужели столько ценностей в этой вашей войсковой части, что по ней прицельно били? Может быть, там хранилище ядерного оружия? Хотя нет, я бы знал – мне это по долгу службы раньше полагалось…

– Да врут, поди, – не согласился Данил. – Самая верная догадка напрашивается – цену набивает. Мы, дескать, жизнью рискуя через вас идем, хотя могли бы в другом месте так же торговать – вот и платите втридорога.

– Может, и так, – задумчиво пробормотал Родионыч. – Ладно, не о том сейчас речь. Ну, так что – проверите?

– Даже и не знаю… – замялся Данил.

Полковник нахмурился.

– Не понял…

Момент был щекотливый. А что сказать? Ведь и в самом деле – почему не проверить? По всем правилам следовало бы. Но… не скажешь же, что испугался. Да и не испугался вовсе, а… вот черт! Ведь ясно же, что с детским садом что-то не так! Засада какая: поглядеть, что там, – надо, обязательно надо, – а так не хочется…

– Ладно, – Родионыч поднялся, решив, видимо, больше его не мучить. – Смотрите сами. Но учти, друг мой. Не дай бог что случится – на нашей совести будет.

Данил промолчал, чувствуя, как заливает щеки краска. Вот стыдобища-то… Сталкер недоделанный. Зассал, получается…

– Ну – пойду я, пожалуй, – догадавшись, что творится на душе у воспитанника, усмехнулся полковник. – Но ты все ж подумай. Как из рейда возвращаться будете – так, может, надумаете заглянуть… Ладно, все, отдыхай, мешать не буду.

Вышел, осторожно притворив дверь – а Данил, терзаясь, долго еще валялся на разобранной кровати. В конце концов уснул, твердо решив, что в детсад они все же наведаются. И впрямь – очень любопытное местечко, нельзя его пропускать. А то ведь так и сам себя уважать перестанешь – струсил, что ни говори…

Сашка заявился только после обеда – забарабанил в дверь, как на пожар.

– Заходи! – крикнул Данил, сбрасывая одеяло и спуская ноги на пол, – ясно ведь, что друг пришел. Кто ж еще бунит так, будто у себя дома…

Стукнула дверь, зашуршало, грохнуло – Санька, вымахав к своим пятнадцати длинный, как верста, опять уронил снарягу товарища, висящую на плечиках на гвозде в тесной прихожке – и в комнату вошел напарник.

– Я в следующий раз специально заставлю тебя тот сейф с поверхности, из наркологии, тащить, – проворчал Данил. – По десять раз на дню заходишь и все запомнить не можешь. У меня раз груз и транспортный пояс там всегда висит, дурында ты длинная!

Санька ухмыльнулся – друг был в хорошем настроении, а значит, есть все шансы выбраться сегодня наружу.

– Вот кстати насчет поверхности, – Сашка не стал ходить вокруг да около, а сразу же ухватил быка за рога. – Предлагаю сегодня смотаться. День вроде не жаркий, термометры еле двадцать показывают. Ночью дождь прошел, так что там сейчас благодать…

Данил почесал лысую макушку прикинул. В дежурство только послезавтра, так что даже если и до ночи задержаться, – завтра днем отоспаться можно. А иначе что делать? В зал разве что сходить?.. Но это на час-другой, не больше. А потом балду весь день пинать, бродить по Убежищу… Лучше уж наверх.

– А планы есть? – спросил он у друга. – Куда?

Тот пожал плечами:

– Да куда скажешь.

– Полковник утром был, – вспомнил вдруг Данил. – Предлагал нам с тобой в детский сад наведаться…

– И… что? – тут же набычился Сашка. – Пойдем?..

– Караван, помнишь, приходил? Так вот караванщики там человека видели, внутри. Без противогаза, понял?

Сашка молчал, ожидая продолжения.

– Вот Родионыч и попросил – заглянуть, посмотреть…

– Илюху пусть посылает, – тут же возмутился товарищ. – Мы-то здесь при чем?! И потом – брехня все это! Там, наверно, рентген триста в здании. Смертник он что ли, человек этот?

– Ладно, не ерепенься. Надо бы проверить, – настойчиво сказал Данил. И добавил, вспомнив слова Родионыча: – Сам пойми – не дай бог, что случится… На нашей совести будет.

Сашка вздохнул – и согласился.

– Но только сначала по городу пройдемся. А там уж видно будет…

* * *

Выбраться из Убежища удалось только в середине дня. Пока собрались, пока то да сё… К тому моменту, когда за напарниками закрылась входная гермодверь, время было уже ближе к вечеру, чем к обеду. Сунулись было к хлебозаводу, пролезли по соседним домам, – но ничего интересного не нашли, за исключением старого, дряхлого, беспомощного выродка, на которого и патрон-то было жалко тратить. Словом – рейд не получался. Солнце уже клонилось к закату, и чтобы день совсем уж не прошел даром, напарники решили-таки произвести небольшую разведку.

Здание детского сада стояло чуть в глубине заросшего молодняком двора. Раньше, еще до Начала, от железного забора до его широкого крыльца вела асфальтированная дорожка. Теперь же дорожки той не было и в помине, асфальт остался лишь кусками, сменившись песком и щебнем, и местами, взломав его твердую корку, из-под земли пробивались тонкие зеленые побеги.

Стоя перед ржавой железной калиткой, друзья переглянулись.

– Точно пойдем? – в последний раз спросил старшего товарища Санька. – Не передумал? Жутко тут…. Смех этот… Мужик вот, опять же… И еще – вот скажи ты мне, как это так могло случиться, что у всех домов в округе ни единого целого стекла в рамах нет, осколки только – а здесь все целехоньки, ни единой трещины? И блестят, как только что вымыты! Это как же так?!

– Ты думаешь, мне самому охота? – Данил оглядел притаившееся в глубине дворика среди буйной растительности здание. Здесь, под кронами деревьев, уже сгустился вечерний сумрак, и детский сад поэтому выглядел мрачновато, словно дом с привидениями из мультфильма. – Да мы быстро. Сунемся только, для очистки совести по этажам пройдем, – и назад.

Сашка вздохнул, но спорить не стал – Данила, быка упрямого, разве с цели свернешь? Тронул калитку – но та стояла, как влитая, даже не дрогнув заржавевшими за столько времени петлями.

– Видишь – не пускают, – сделал попытку пошутить Санька.

Данил отстранил напарника и, взявшись за ржавую ручку, потянул на себя. Калитка подалась…

– Прикрывай, – сказал Данил, ставя ружье рядом.

Ухватился поудобнее, уперся другой рукой в кирпичный столб основания – и резко рванул калитку на себя. Петли пронзительно завизжали, оповещая округу о настойчивости незваных гостей, но результат был достигнут – дверной проем оказался открытым ровно настолько, чтобы пропустить не только тощего Саньку, но и куда более плотного Данила.

– Входим, – сказал Добрынин и первым, держа наготове ружье, протиснулся в образовавшуюся щель.

Вблизи здание напоминало дряхлую, побитую жизнью старуху – осыпающаяся штукатурка, крошащийся кирпич, разваливающееся постепенно крыльцо, обрывки рубероида, свисающие с крыши… Дерево входной двери давно уже сгнило и зияет дырами… И только стекла в окнах – и это сразу бросалось в глаза, настораживая своей странностью и каким-то диким несоответствием остальной картине – блестели, словно десять минут назад отмытые старательной уборщицей.

Ступив на крыльцо, Данил достал фонарь. Постоял, прислушиваясь – в здании стояла могильная тишина. Щелкнул кнопкой, пожужжал динамкой, и, подсвечивая, заглянул в одну из дыр в двери. Взгляду его открылся темный квадратный пыльный холл с лестницей, один пролет которой поднимался на второй этаж, а другой – спускался в подвал. Кроме лестницы, здесь так же имелось четыре двери – две справа и две слева – и пятая, прямо, сделанная в виде арки. За аркой открывалось еще одно помещение, с разбросанными тут и там по полу серыми от пыли игрушками, стульчиками, столиками и прочей детсадовской атрибутикой.

«Ну и фонит тут, наверное… – подумал Данил, глядя на толстый слой пыли на полу и доставая дозиметр. – Если хотя бы рентген двадцать покажет – даже соваться не стоит».

Просунул руку в дыру, развернул дозиметр окошком к себе… Хмыкнул недоверчиво, пощелкал указателем режимов, переводя дозиметр в микрорентгены – и от неожиданности чуть его не выронил. Того, что он увидел, просто не могло быть! Радиация есть везде, даже на самой чистой местности всегда есть ее хотя бы тысячная доля. Но сейчас прибор, откалиброванный для регистрации малейшего фона, показывал абсолютный ноль.

– Слышь, Сань – ты опять прав, – повернувшись к напарнику, сказал Данил. – Домик-то и впрямь с душком…

Сашка тут же напрягся:

– В смысле?

– Да тут ноль. Абсолютный.

Даже сквозь стекла противогаза Данил увидел, как лезут на лоб глаза напарника.

– Правда что ли?

– Точно тебе говорю.

– Так что? Входим? Или ну его?..

Вместо ответа Данил толкнул дверь. Дерево, провисевшее под открытым небом двадцать лет, треснуло, и дверь, всей своей верхней половиной поднимая тучи пыли, рухнула внутрь.

– Добро пожаловать.

Держа наготове ружье с забитыми в оба ствола патронами с картечью, Данил осторожно шагнул внутрь. На короткое мгновение у него заложило уши – впечатление было такое, будто в здании и на улице существовала некая, пусть и минимальная разница в атмосферном давлении – но спустя секунду это ощущение исчезло. Он потряс головой, обернулся и поманил за собой напарника. Сам же, поминутно поглядывая в окошко дозиметра, регистрировавшего все тот же абсолютный ноль, крадучись двинулся вперед.

Почти сразу же стало ясно, что в здании вот уже много-много лет никто не появлялся – об этом свидетельствовал нетронутый слой пыли на полу, начинавшийся буквально сразу же от входной двери. Пыль лежала будто богатый персидский ковер – толсто, бархатисто – и на всей поверхности ее не имелось ни единого следа, кроме только что появившихся следов от бахил сталкеров.

– Видал? – Данил ткнул пальцем сначала в свои следы, а потом в ровный слой пыли на полу холла. – Что скажешь?

– Так кто же тут тогда ржет по вечерам? – озадаченно спросил Сашка. – И топот мы тоже не раз слышали… Мужик, опять же…

– А вот догадайся… – потер лоб Добрынин.

Его эти вопросы интересовали в той же степени, что и напарника.

– Дальше пойдем?

– Сань, завязывай уже, а? – усмехнулся Данил. – Вошли, чего ж возвращаться… Давай уж до конца доделаем.

Друг что-то буркнул, но Данил не разобрал – внимание его внезапно привлек шелестящий звук, доносящийся из-за правой стены.

Он вопросительно посмотрел на товарища.

– Слышишь?

Сашка прислушался:

– Вода?

Данил кивнул.

– Проверим.

Осторожно ступая и шаря по сторонам стволами, друзья заглянули в дверной проем. Комнатушка с одним узким окном, вероятно, когда-то использовалась как гардероб – вдоль одной стены, нагроможденные одна на другую, стояли облупившиеся от времени детские скамеечки и стульчики. Вдоль другой – покосившиеся желтенькие шкафчики с грибочками, ягодками, ежиками и лисичками на дверцах. В окно – чистое, без единой пылинки – падал мягкий вечерний свет, которого было вполне достаточно для нормального освещения комнаты, и потому источник звука долго искать не пришлось. Он стал понятен сразу же, едва напарники заглянули в комнату – в дальнем углу, в декоративном фонтанчике, била струйка прозрачной жидкости. Вода?..

Друзья подобрались к фонтанчику поближе, принялись разглядывать. В чаше метрового диаметра, стоящей на тонком постаменте, расположилась целая деревенька. На островке, полукругом напротив скалы, изображавшей водопад, стояли маленькие, крытые красной черепицей, хатки. На вершине скалы – несколько кривых деревцев, между корнями которых и пробивался этот ручеек, стекая вниз к основанию и заполняя чашу до краев. Все это было сделано настолько искусно, что казалось, будто вот сейчас откроется дверка одной из хаток и на улицу выйдет ее маленький житель. Почешет пузико, посмотрит на небо, пробормочет что-нибудь вроде: «А солнце-то поднялось… Пора свиням давать…» – и пойдет в сараюшку, задавать свинюшкам корм.

Друзья переглянулись.

– Я не понял… – пробормотал Сашка, наклоняясь и заглядывая под чашу. – А откель водица-то?

Данил тоже заглянул – постамент как постамент. Тонкий, аккуратный. Мраморный, что ли… Попробовал пошатать – стоит, как влитой. В пол вделан, не иначе. Труба, похоже, внутри…

– Наверное, снизу в постамент труба подходит, – озвучил Сашка его мысли.

– Да как же это?.. – пробормотал Данил. – Столько лет с Начала прошло – откуда берется?

– …в подвале…

Данил резко обернулся, уходя нырком в сторону и вскидывая двустволку – голос, казалось, раздался из ниоткуда прямо за спиной – однако комната была пуста. Оглянулся – Сашка сидел на одном колене, держа под прицелом дверной проем, и ствол автомата в его руках едва заметно подрагивал.

«Слышал?» – знаком спросил Данил.

Напарник кивнул.

«В холле?»

«Нет, здесь».

«Как?»

Сашка пожал плечами.

Данил, понимая, что друг, вероятно, ошибся, и за стеной действительно кто-то есть, держа наготове ружье, сместился чуть правее, открывая себе для обзора все большую площадь холла – никого. Глянул на пол – и по спине его поползла леденящая струйка страха. На полу, на толстом ковре пыли, виднелись всего лишь две пары следов – его и Сашкины. Следы же того, кто указал напарникам на подвал, отсутствовали.

Сверху, со второго этажа, вдруг послышались мягкие шажки, короткий мелодичный смешок – и тишина.

Данил, словно спринтер с низкого старта, бросился вперед. Ударившись плечом в косяк, вывалился в холл, подскочил к лестнице, и, прыгая сразу через три ступени, помчался наверх.

– Кто тут еще шутить взялся?! – заорал он во всю мощь легких. – Твою ж мать!.. Сейчас посмотрю на вас, на шутников! Все щупальца к чертовой матери вырву!

– Дан… Ты чего это?.. – сзади, сквозь его топот, полный глубочайшего недоумения, послышался голос напарника.

Данил обернулся на бегу – и, споткнувшись, замер на месте, от растерянности едва не выронив ружье. Этого просто не могло быть, это полностью противоречило всем законам физики… но это было. Он по-прежнему находился на третьей ступеньке, а посреди холла, глядя на него во все глаза, стоял Санька.

– Ты… плывешь как будто… – хриплым голосом сказал напарник. – Вроде бежишь – а паришь над лестницей и еле ноги переставляешь…

– Руку дай, – напряженно ответил Данил, чувствуя, как закружилась вдруг на мгновение голова. – Да быстрее!..

Хрен его знает, что за лестница такая волшебная. Так и останешься здесь на третьей ступеньке навечно. Обрастешь хозяйством, заживешь…

Сашка подскочил, протягивая руку. Данил, ухватившись за напарника, соскочил со ступени, облегченно перевел дух.

– Сваливаем отсюда! Хватит!

Сашка не заставил себя упрашивать – рванул так, что пятки засверкали.

Шаг, другой, третий – и Данил, навострившийся было за товарищем, вдруг увидел, как на подходе к выходу замедляются его движения, становятся какими-то ленивыми, плавными, тягучими…

– Саня! Назад! Плывешь!

Напарник тут же встал, как вкопанный. Обернулся – в глазах растерянность…

– Здесь тоже?

Данил кивнул, ощущая, как на затылок вдруг легла ледяная рука ужаса и понимания… Сашка, видимо, тоже сообразил, что положение их совсем не завидно – сквозь стекла противогаза Данил увидел его глаза, каждый размером с куриное яйцо.

– Окно, Дан… – захрипел он вдруг так тихо, словно боялся, что его услышит тот, кто виновен во всех их здешних злоключениях.

Данил, мгновенно сообразив, метнулся в гардеробную.

Подскочил к окну – сзади в спину влип напарник – глянул в чистейшее, без единой пылинки стекло… и похолодел. Сама улица оставалось той же – вон здание диспансера напротив, вон и частично видимый из окна элеватор – но все остальное изменилось до неузнаваемости! Там, за окном, будто и не было этих двадцати лет бардака, прошедших после Начала, по аккуратной, чистой улице, по гладкому свежему асфальту на тротуарах, мимо подстриженного кустарника на газонах, шли люди. Много людей. Мужчины – в брюках со стрелками и рубашках с галстуками, с портфелями в руках, в промасленных спецовках и сапогах… Женщины – в красивых платьях, в туфлях, с сумочками, в комбинезонах, изляпанных известью и краской… Прошел, торопясь, какой-то сердитый дедок с папкой под мышкой, пробежала стайка ребятишек, проехал совершенно целый, сверкающий хромированным бампером, автомобиль… Все это происходило абсолютно беззвучно, словно в немом кино, хотя сталкеры отчетливо видели, как смеются и разговаривают люди за окном и как кричат что-то пробегающие мимо дети.

– С завода, похоже, идут, – дрожащим от напряжения голосом сказал за спиной Санька. – Дневная смена окончилась. Смотри – вон мужик чертежи какие-то тащит…

– Но… как, Саня? Как?!..

Сашка промычал что-то малопонятное.

– Слушай… а если нам…

Друзья переглянулись – и Данил мог бы поклясться, что за стеклами противогаза видит в глазах напарника одновременно испуг и какую-то несмелую надежду…

– Бей… – хрипло ответил друг. – Я хочу туда.

Данил помедлил немного, решаясь – и вытащил нож. Перехватил обратным хватом – и, что было сил, врезал торчащей из ладони рукоятью по стеклу. Рука, не встретив почти никакого сопротивления, провалилась в оконный проем, и в следующее мгновение Данил понял, что стекло – это вовсе и не стекло даже, а какая-то тонкая, но невероятно прочная, тянущаяся пленка. Она промялась под его ударом внутрь, на улицу, но не лопнула, а, спружинив, ударила по руке, выбив нож, и, возвратившись на свое место в оконном проеме, мелко завибрировала, словно желедрожалка. Нож, с грохотом скользнув по полу, отлетел в дальний угол комнаты, с треском вонзившись в деревянный плинтус – и на втором этаже тут же грохнул какой-то злобный, полный дикого торжества, каркающий хохот.

Данил крутнулся вокруг себя, реагируя на этот звук, вскинул приклад к плечу, выцеливая дверной проем, – и так и застыл, потея от страха и ожидая, что же будет дальше. Однако здание детского сада вновь замерло в гробовом молчании.

– Да что ж это здесь творится-то, люди добрые?.. – Данил отчетливо услышал, как Сашкины зубы выбивают барабанную дробь. – Вот говорил же – ну нечего сюда лезть! Как выбираться-то теперь?!

– … в подвале…

Данил вздрогнул, непроизвольно нажимая на спуски обеими пальцами. Звук сдвоенного выстрела в замкнутом помещении, больно рванув барабанные перепонки, заложил уши. Сашка, шарахнувшись от неожиданности в сторону, влип плечом в стену – и на дрожащих, подламывающихся ногах, опустился на пол.

Данил, не спуская глаз с дверного проема, сместился к стене, присел рядом с напарником, перезаряжая двустволку.

– Ты как? Все нормально?

– Ты понял?.. Нас в подвал приглашают… – хихикнул Сашка – нервы его, похоже, были на пределе.

Голос напарника донесся, как через толстый слой ваты, – но слова он все же разобрал.

– Пойдем? Уж больно настойчиво зовут… – храбрясь, попытался пошутить товарищ, однако Данил видел, что Саньке страшно до одури.

Да и сам он, признаться, чувствовал сейчас нечто похожее. Слишком жутко все это было. Жутко, непонятно, необъяснимо – и по настоящему страшно…

– А у нас есть выбор? – спросил он шепотом, пытаясь унять предательскую дрожь в голосе.

Сашка, пожав плечами, привалился к стенке, содрал противогаз – автомат, однако, из рук не выпустил, предусмотрительно направив его на дверной проем.

– Ну и встряли ж мы… По полной – ни туда, ни сюда. Да еще и дрянь какая-то на втором этаже сидит…

– А противогаз-то зачем снял? – спросил Данил.

Сашка достал дозиметр, глянул в окошко – и молча продемонстрировал товарищу.

– Все еще ноль…

Данил помедлил – и тоже потянул кверху резиновую морду «хрюши».

– Так что? Пойдем? – спросил Сашка. – В подвал-то?..

– Саня, да у нас выбора нет. Сам видишь – двери для нас закрыты. В окнах – тоже черт те что творится. На второй этаж не пройти. Остается последний путь…

Сашку передернуло.

– Сплюнь! – злобно зашипел он. – Какой еще, на хрен, «последний путь»!..

Данил, осознав, что он сморозил, тут же поплевал через плечо.

– Мы еще, между прочим, первый этаж до конца не осмотрели, – продолжал меж тем все так же злобно шипеть напарник. – Ты вот как хочешь – а я, пока все комнаты тут не обшарю и окна не проверю, – в подвал ни ногой! Не просто так все это… голоса эти, смех, топот… Я чуть штаны не обмочил – на полном серьезе говорю! Спустимся в подвал – только нас и видали!

– Нас и так уже… видали, – ответил Данил. – Когда мы в этот детсад вошли…

– А я что говорил?! Нет, ты чего морду воротишь?! – возмутился Санька, видя, как товарищ отмахнулся. – Да ёп… И почему вот всегда так? Косячишь ты – а отвечаем оба?!

Данил на этот вопль из глубины души даже внимания не обратил. Его эта злость порой даже забавляла – Сашка всегда был сторонником «не лезть на рожон» и почти всегда, когда они попадали в очередную передрягу, винил во всем товарища, хотя и у самого частенько рыльце было в пушку. Не хотел бы в детский сад лезть – не полез бы, сумел бы настоять. Когда была в том необходимость, Санька из покладистого парня превращался в упрямейшего, непробиваемого осла, и сдвинуть его с места было невозможно. И тогда оставался только один путь – подчиняться.

– Ну так что? Обшариваем этаж – или ты дальше психовать собрался? – спросил Данил.

Сашка яростно ругнулся, сплюнул – и поднялся, засовывая противогаз в подсумок. Эта вспышка ему явно помогла – колени больше не дрожат, зубы не стучат… Злость словно загнала страх куда-то в глубину, заставив его съежиться в дальнем закоулке… до поры до времени.

Осторожно ступая по пыльному полу, страхуя друг друга, держа под прицелом лестницу на второй этаж и косясь на черную дыру подвала, друзья прошли через холл и остановились у проема двери напротив. Данил заглянул внутрь – и от удивления потерял дар речи. Взгляду его открылась не комната первого этажа, как того следовало бы ожидать, а длинный, пыльный, пустой чердак.

– Пойдем?

– Не пойду я туда, – помотал головой Сашка, заглядывая через плечо товарища. – Что я там не видал, на чердаке. Да и вообще…

Данил, который, честно признаться, задал вопрос для проформы и сам не собирался входить в таинственную дверь, тотчас же отступил.

Вторая дверь вела в подсобку без окон, уставленную мебельной рухлядью, третья была наглухо закрыта монолитной стальной дверью без признаков ручки, но с тонкой щелью замочной скважины. Друзья заглядывали туда несколько раз, по очереди – но, кроме странной молочной белизны, так ничего и не смогли разглядеть. Сашка, правда, уверял, что слышит какой-то неразборчивый шепот, но Данил, как ни прислушивался, так и не смог ничего различить.

Оставался последний вариант – арка.

Сунувшись за арку, друзья обнаружили большую полутемную комнату – видимо, когда-то здесь была игровая – с валяющимися на полу игрушками. Кроме того, здесь имелось несколько столов со стульчиками, маленькие детские шкафчики и диванчики вдоль стен, небольшого же размера школьная доска, умывальник, пересохший давным-давно аквариум с мумией рыбки – и четыре здоровенных прямоугольных окна. И глянув в эти окна, Данил как-то сразу понял, что и в этой комнате им абсолютно ничего не светит – все четыре прямоугольника были залиты какой-то абсолютной, всепоглощающей тьмой.

Глянул на напарника.

«Прикрой».

Сашка кивнул, обшаривая взглядом дверной проем в противоположном конце комнаты и становясь так, чтоб держать под контролем и его и арку Данил, медленно приблизившись к окнам, внимательнейшим образом осмотрел рамы, но ничего необычного не заметил. Рамы как рамы. Пластиковые. Он не раз видел такие в окнах квартир – дед говорил, что появились они лет за десять до Начала и очень быстро завоевали популярность за практичность и удобство использования. Вот и ручка… Ухватившись за нее, он попробовал открыть окно – куда там. Ручка не сдвинулась даже на миллиметр, стояла словно влитая. Ну что ж… попытка – не пытка. А что со стеклом? Или это все ж пленка?.. Данил, не желая больше касаться руками этой отмытой и отчищенной до блеска… субстанции в оконной раме, огляделся вокруг. Поднял пыльного плюшевого медведя с глазами-пуговицами и оторванным левым ухом, как это ни странно, находящегося в хорошей степени сохранности, ухватил за ноги, приближая к окну – и почувствовал вдруг, как челюсть, помимо его воли, мелко дрожа, отваливается куда-то вниз. С этой стороны он ясно видел, как игрушка приблизилась к поверхности – но с противоположной, согласно законам физики, отражения ее в темном окне не возникло! Коснулся… На этот раз пленки в оконной раме не было – впрочем, не было и стекла. Поверхность пошла волнами, словно вода расплылась кругами, заколебалась… На секунду Данилу показалось, что в комнату сейчас хлынет все, что скопилось там, снаружи – но субстанция, поколебавшись немного, начала успокаиваться. Данил попятился, выдергивая медведя… Однако не тут-то было. Игрушка – хотя он и коснулся поверхности всего лишь краешком медвежьего уха – была зажата намертво, словно приклеилась. Данил дернул осторожно – раз, другой, третий – и с возгласом удивления выпустил ногу медвежонка. Он тут же, словно ждал этого, начал медленно тонуть. Картина была сюрреалистичней некуда – медведь, торча горизонтально, медленно проваливался в окно, словно с той стороны его тянул кто-то, вцепившийся в голову мертвой хваткой.

Сзади послышался удивленный возглас. Данил обернулся – Санька, вылупившись, глядел на торчащие ноги медведя во все глаза.

Несколько мгновений – и игрушка исчезла совсем. Поверхность, поколебавшись немного, разгладилась, вновь превратившись в зеркало, в котором ничего не отражается.

Данил вдруг сунулся вперед, до боли в глазах вглядываясь во тьму… Показалось или нет? Какая-то неясная тень, шевельнувшаяся где-то там, в самой глубине… Даже не тень – а намек, призрак тени… Навстречу ему вдруг выплыла его же, внимательно высматривающая что-то с этой стороны физиономия. Данил злобно ощерился и скорчил зверскую рожу Отражение испуганно открыло рот в беззвучном вопле – и шарахнулось куда-то вглубь, назад. Данил заорал благим матом – и, сделав невероятный прыжок, отлетел на середину комнаты, едва не сбив с ног Сашку. Дернул с плеча ружье, прицелился в окно – и замер, выжидая, готовый при малейшем намеке на опасность нажать на спуск.

– Ты чего?! – Сашка уже стоял рядом, и ствол его автомата был направлен туда же.

Данил вякнул что-то нечленораздельно – и умолк. Слов не хватало…

– Чего орешь-то?!

– Показалось, наверное… – отдуваясь и пытаясь унять дрожь в руках, пробормотал Данил.

– Если показалось – такие пируэты не выделывают… – проворчал напарник, но допытываться не стал.

Данил и сам не стал говорить, что внезапно появившееся в окне отражение повело себя вполне самостоятельно. Незачем. У Сашки и без того нервы на пределе, да и сам он держался уже из последних сил – от всех этих жутких загадок и непонятностей просто голова шла кругом.

Санька поежился:

– Ну и местечко…

Сверху, со второго этажа, прямо над головами напарников, вдруг послышался какой-то скребущий звук. Сталкеры замерли, внимательно прислушиваясь и ловя малейший шорох. Что-то уронили, поволокли по полу, бросили с грохотом… Друзья переглянулись – жизнь на втором этаже кипела вовсю…

– Ладно, мы туда еще доберемся, – глядя в потолок, прошептал Данил. – Очень уж мне интересно, кто это там хозяйствует и почему к нам до сих пор не спустился. Гости в доме, а он скромничает…

Сашка хихикнул, оценив попытку товарища разрядить обстановку. Ну а как иначе со всеми этими непонятками справляться? Пошутишь, посмеешься – и жизнь проще кажется, и шансов умом тронуться меньше. Да и вообще… Раз уж попали в такое место – то лучше не вдумываться, не искать рациональное зерно, цепляясь за здравый смысл, а просто за аксиому принять: произойти здесь может все что угодно…

И тут, словно подтверждая этот только что сделанный вывод, со второго этажа послышался звонкий детский голосок:

Но нож – это очень уж страшный предмет… Всякая вещь – или есть, или нет, — А нож (я никак не пойму в чем секрет)… Нож если есть… то его сразу нет!

Друзья переглянулись, и Данил увидел, как Сашкино лицо заливает смертельная бледность…

Голосок умолк. Сталкеры продолжали вслушиваться, обливаясь холодным потом. Дураку понятно – ребенок здесь появиться никак не мог, одно название что детский сад. А тем более – ребенок, знающий стишок Родионыча! Так какого же дьявола там, наверху, происходит?!

Топоток маленьких ножек, смех…

– Так там все же дети что ли?!.. – с глубочайшим недоумением в голосе прошептал Сашка, поворачиваясь к товарищу и тыкая пальцем в потолок.

– Хрень там какая-то завелась, Саня, – также шепотом ответил Данил, косясь наверх. – И хорошо еще, что оно на втором этаже сидит. А если спустится?..

Сашка поежился и потянул напарника за рукав.

– Давай тогда быстрее поршнями шевелить, а? Может, все же найдем окошечко…

Однако надеждам его сбыться было не суждено. Обойдя изнутри по периметру первого этажа все здание и побывав во всех комнатах, друзья были вынуждены констатировать, что спускаться в подвал все же придется – за оставшимися окнами клубилась лишь мутная серая мгла. Попробовали было разбить одно в туалете, однако по прочности «стекло» не уступило бы, пожалуй, и стальной пластине. И у Данила были серьезные подозрения, что даже и сталь – ничто по сравнению с таким вот стеклышком.

Возвратившись на исходную, они долго стояли перед черным провалом подвала. Тьма внутри казалась непроницаемой, какой-то… абсолютной. Она тяжело и безмолвно лежала у ног сталкеров, и казалось, что под ее тонкой поверхностной пленкой прячется что-то, поджидая, когда же, наконец, друзья ступят на первую ступень лестницы. Данилу вдруг вспомнились его – да и не только его, а, наверное, и всех детей Убежища – страхи. Тьма эта живо напомнила ему тьму кладбищенской штольни, под пологом которой его детский умишко прятал оживших и лезущих из своих погребальных ям мертвецов.

– А мне в детстве всегда рука представлялась… – словно угадав его мысли, прошептал из-за спины старшего товарища Санька, неотрывно глядя вниз. – Как будто я мимо штольни прохожу, а оттуда длинная такая рука выползает… Я убежать пытаюсь – а она тянется, тянется… Хватает меня – и внутрь тащит.

Данил, перехватив поудобнее цевье двустволки, решительно вытащил фонарь. Нажал на кнопку, направляя вниз, яркий голубой луч, разогнав мрак, упал на ступени, пробежался по потолку, уперся в кирпичную стену с прямоугольником дверного проема… И – пропал, канув в чернильную тьму, будто та мгновенно сожрала его без остатка.

– Идем? – подрагивающим от напряжения голосом спросил Сашка. – Или…

– Чем дольше стоим – тем больше шансов, что внутрь мы не сунемся, – ответил Данил, ставя ногу на первую ступень. – Так навсегда здесь и останемся.

Подсвечивая фонарями, сталкеры осторожно спустились к подножию лестницы. Данил заглянул в чернильное нутро подвала, посветил – но луч бессильно гас, раздвигая тьму лишь на длину вытянутой руки. Дальше как бы сталкеры ни вглядывались, власть ее была абсолютной.

– Держись за меня, – сказал Данил и тут же почувствовал, как напарник крепко ухватился за лямку его рюкзака. – Иначе если мы здесь потеряемся – вовек не найдемся.

Шаг, другой, третий… Данил двигался осторожно, короткими, скользящими, неслышными шажками, держа двустволку направленной вперед, готовый при малейшей опасности спустить оба курка. Сзади слышалось напряженное прерывистое дыхание Саньки. Оглянулся раз – напарник, левой рукой уцепившись за рюкзак, правой держал за пистолетную рукоять автомат, прижав приклад к плечу, и палец его, лежащий на спусковом курке, дрожал от напряжения.

– Спокойнее, Сань, спокойнее, – тихо сказал Данил – и поразился, насколько изменился его голос. Он стал глухим, доносился теперь будто сквозь толстый слой ваты, и звуки, казалось, растворялись в окружающем пространстве, едва только вылетев изо рта. – Тыл и левый фланг держи. Остальное мое.

– Понял, – прошипел Сашка – и вдруг, крякнув от удивления, затормошил старшего товарища. – Слышь, Дан… Дверь пропала…

Данил опять оглянулся – двери, через которую они вошли, больше не было, и теперь сталкеров окружал лишь безмолвный чернильный кокон мрака.

– Сглупили мы. Нужно было веревку на выходе привязать. Тогда хоть назад можно было вернуться…

Сашка только вздохнул.

Сколько они шли? Потом, возвращаясь иногда в воспоминаниях к тем событиям, Данил не мог бы дать точного ответа. Время исчезло, проглоченное окружающим их мраком, вокруг осталось только пространство. Да и пространства того было-то всего ничего. Лучи фонарей, с трудом пробиваясь сквозь плотную, вязкую тьму, гасли уже на расстоянии вытянутой руки, и казалось, что сталкеры, даже двигаясь вперед, – стоят на месте. Ориентиров не было – вокруг стояла непроницаемая темнота, и, поглядев раз на пол, в надежде зацепиться хоть за что-то, что могло бы показать даже само наличие их движения, Данил увидел лишь черную матовую поверхность, которая поглощала лучи фонарей еще быстрее, чем окружающая тьма.

Спустя какое-то время, когда усталость все ж стала брать потихоньку свое, и следить за окружающим пространством с прежним неослабным вниманием стало уже просто невозможно, Данил вдруг понял, что Санька давно уже что-то тихо бормочет себе под нос. Прислушался – напарник считал…

– Шестьсот пять… шестьсот шесть… шестьсот семь… – тихонько бормотал он почти на пределе слышимости. – Шестьсот девять, шестьсот десять…

– Ты чего? – прошипел Данил, обернувшись на мгновение. – Секунды считаешь?

Сашка мотнул головой. Лицо его в свете фонаря было бледно, на лбу бисером выступили мелкие капли пота.

– Шаги.

– Шаги?!

– Шаги, шаги. Понимаешь? – зашелестел чуть слышно товарищ. – Шестьсот шагов! Мы уже далеко за пределы здания должны бы выйти! И за территорию детского сада тоже!..

– Должны бы…

– Слушай, а может, свернем, а? – вдруг быстро, сбивчиво, зашептал Сашка, будто пытаясь его уговорить. – Или назад вернемся! Сколько можно…

– Свернем – заблудимся, – отрезал Данил. – Успокойся, не паникуй. Иначе точно конец нам…

Он вдруг представил, как, сбившись с пути, потеряв направление и заплутав во мраке, они останутся, словно призраки, бродить тут до конца своих дней, и почувствовал острый укол страха…

– А вдруг мы по длинному коридору идем?! – продолжал Сашка. – Случайно угодили в него – вот и идем вперед! Длинный прямой коридор – куда он может вывести? Давай хотя бы в сторону свернем немного – вдруг стенку нащупаем? Тогда хоть ясно станет!..

– Умолкни! – зарычал Данил, лишь невероятным усилием воли заставляя себя медленно и осторожно продолжать движение, а не броситься бежать, поддавшись накатившему внезапно приступу черной паники.

Сашка заткнулся.

Когда, наконец, впереди вдруг забрезжил сереющий прямоугольник дверного проема, Данил мог бы поклясться, что они идут вперед уже не один десяток – а может быть, и не одну сотню лет.

– Свет, Саня! Свет! – бешено, еле сдерживаясь, зашептал он, хотя хотелось орать от радости во весь голос, да при этом еще и пуститься в пляс. – Добрались! А ты свернуть хотел, дурында!

Сашка молчал.

Данил оглянулся и увидел, что напарник как-то подозрительно смотрит на него, напряженно хмуря редкие черные брови.

– Когда это я свернуть хотел?

– А кто мне говорил: свернем, повернем…

– Да я что же – дурачок, по-твоему? Если б мы свернули, не имея ориентиров – где б ходили теперь? – медленно проговорил напарник, и Данила от этих его слов пробил ледяной озноб.

– Ты… уверен?..

– Абсолютно!

– И шаги ты не считал?

– Шаги – считал, – ответил Сашка. – Но свернуть – даже в голову не приходило…

Данил с шумом выдохнул, вытирая со лба проступивший внезапно пот. Буркнул:

– Ладно, проехали… – и ткнул пальцем вперед. – Вышли – и слава богу.

– Неизвестно еще, куда вышли, – проворчал Сашка, держа автомат наизготовку.

Данил осторожно заглянул в проем, готовый при малейшей опасности уйти влево, открывая напарнику сектор огня. И хотя то, что он увидел, при любых других обстоятельствах поразило бы его до глубины души, теперь, после всего, что довелось сегодня увидеть и испытать друзьям, это были лишь детские шалости. Взгляду Данила открылась не лестница, выводящая на первый этаж и не долгожданный выход из детского сада, а еще одна комната. И широкое трехстворчатое окно в противоположной стене, через которое лился яркий дневной свет и виднелся захламленный двор детского сада, говорило о том, что комната эта находится на втором этаже.

– Второй этаж, Дан! – вдруг яростно зашептал ему на ухо подобравшийся сзади товарищ. – Хрен его знает, каким образом – но это выход! Бьем стекло – и уматываем отсюда!

Данил дернулся было вперед – но тормознул, озираясь по сторонам. Если это и впрямь второй этаж – то вполне стоит ожидать неожиданностей в виде выбирающегося из темного уголка хозяина этого местечка. Да и человек без противогаза может быть где-то тут шарится, если не свалил еще…

– Прикрывай.

Сашка тут же уставился стволом автомата на дверь в противоположном конце комнаты, а Данил, подобравшись к окну, выглянул наружу. С первого взгляда все здесь вроде бы было на месте – заросший двор детского сада, за ним – обшарпанная пятиэтажка с вьюном на крыше, выродок, ковыряющийся у подъезда… Словом, знакомая и привычная картина – однако Данил явственно чувствовал, что снаружи было что-то не так.

– Ну, ты чего там застыл?! – послышался сзади яростный шепот напарника. – Уходим, быстрее!

Но Данил, вдруг как-то разом сообразив, что же не так за окном, вытащил дозиметр и поглядел на часы.

– Ты на время смотрел? Как думаешь, сколько мы уже здесь?

– Да знаешь – не до того как-то было, – голосом, полным издевки, ответил товарищ. – У меня вообще ощущение, что мы тут год бродим!

– У меня тоже, – кивнул Данил, – но бродим мы здесь шесть часов. Пришли вечером, около девяти, и снаружи сейчас ночь должна быть или хотя бы раннее утро, – он ткнул пальцем в окно. – А там – солнце.

Сашка бочком выдвинулся на середину комнаты и, продолжая страховать дверь, глянул одним глазом за окошко.

Лицо его тут же вытянулось:

– Ах ты ж…

– Понял теперь? Что-то со временем здесь не так творится. Сильно не так, совсем не так, как надо бы. На часах три часа ночи – а снаружи утро. Да и чувство у меня то же самое, что и у тебя, – будто мы год тут сидим, выбраться не можем…

Сашка вдруг вздрогнул, продолжая глядеть из глубины комнаты в окошко, и лицо его, побледнев в одно мгновение, приняло какой-то неживой, мертвенный землистый оттенок. Данил резко повернулся, высматривая, что ж так могло напугать напарника – из подъезда дедова дома, того, что не скрывали еще толстые щупальца вьюна, один за другим выходили фигуры в ОЗК, и во всей их повадке, во всех движениях и даже в навешенном на них снаряжении сквозило что-то донельзя знакомое…

Первым шел коротышка с СВД в руках, одетый в ОЗК явно не по фигуре – рукава подвязаны, задница свисает чуть не ниже колен… За ним следовал человек чуть повыше, тащивший за плечами бандуру радиостанции с мотающейся антенной. Третьим двигался длиннющий тип ростом под два метра, с калашом наперевес – и, чуть приотстав, замыкал шествие широченный субъект, в чьих руках Данил наметанным глазом определил ВСС. И винтовка эта до такой степени походила на его собственную – с надставленной полочкой под щеку и прикладом, обмотанным в некоторых местах черной изолентой, – что он машинально протянул руки и пощупал, проверяя ее наличие на своем законном месте за спиной.

– Ничего странного не замечаешь? – каким-то неестественным, не своим голосом спросил вдруг Санька. Он уже в открытую торчал посреди комнаты и, совершенно забыв о страховке, наблюдал за разворачивающимся там действом.

Первый идущий внезапно нырнул вниз, скрываясь за бетонным бортиком крыльца, и вслед за ним тут же спрятались и остальные. Данил стоял, все пытаясь сообразить, что же не так в увиденной картине.

– Ван, я и ты, – совершенно без эмоций, деревянным каким-то голосом подсказал Сашка. – «Винторез» видел? Узнал? А свой калаш я тоже из сотни отличу. Он у меня один такой в Убежище – с рисовским цевьем и четырьмя планками.

Над бортиком крыльца появилась и заерзала СВД, и Данил буквально физически почувствовал, как сквозь оптику винтовки его ощупывает пристальный взгляд. Однако все происходящее было настолько неестественно, дико и выходяще за рамки повседневного, что сталкеры стояли и смотрели как идиоты в окно, совершенно забыв о собственной безопасности.

– Так это что же… Ван в нас, что ли, целится? – вдруг опомнился Данил. – Это же… Как они нас вообще видеть-то могут?!

– Может быть, они и не нас видят вовсе? Просто под окном кто-то сидит? – выдвинул предположения Сашка. – А ну-ка…

Он вдруг шагнул вперед, к окну – и вскинул автомат. Реакция последовала незамедлительно – ствол винтовки дернулся, и в стекло совершенно беззвучно влипла пуля. Срикошетила, уходя в сторону, – однако друзья, получив такое предупреждение, уже валялись на полу.

– Ты что, офонарел?!.. – тяжело дыша, только и смог вымолвить Данил. – В тебя шла?..

– В меня… – подтвердил белый, как мел, Сашка. Глянул вверх. – Ты смотри – на стекле даже царапинки нет! Вот бы броник из него сляпать…

– Да не стекло это, Саня, неужели не ясно?! – дрожащим голосом ответил Данил, пытаясь унять рвущееся из груди сердце, прокачивающее мегадозу адреналина, одномоментно выброшенную в кровь надпочечниками. – Хрень какая-то непонятная! То тянется, то как вода… а теперь вот тверже стали!

– Ну и дела тут творятся… Сами себя видели! – покрутил головой Сашка. – Расскажи кому – не поверят!

– Я поверю.

Данил подскочил, как ошпаренный, реагируя на этот звонкий детский голосок, – в проеме двери, той, что держал поначалу Санька, стоял ребенок и, склонив голову набок, буквально положив ее на левое плечо, пристально глядел на сталкеров. Маленький мальчишка, годков пяти-шести отроду, одетый в чистые зеленые шортики, белую маечку и белые сандалики на босу ногу. В руке он держал коричневую офицерскую полевую сумку-планшет.

Сталкеры попятились – от ребенка веяло жутью… С виду вроде обычный человечек, но оказаться рядом с ним почему-то совсем не хотелось…

– Я виноват, – жалобно сказал мальчуган, делая шаг вперед. – Простите меня?..

Движения его были какие-то неловкие, неуклюжие, маленькое тельце все ходило ходуном, словно каждая косточка внутри была подпружинена и не могла ни на секунду оставаться на месте. Голова, склоненная на левый бок, моталась, будто шея была закреплена на шарнире, но взгляд все время был направлен прямо на сталкеров. Данил пригляделся – и сердце его ударило с перебоем: пустые, ничего не выражающие глаза мальчишки, были черны, как ночь. Никаких белков и зрачков – одна только темная, во всю глазницу радужка.

– Ты че, пацан… ты откуда здесь? – хрипло спросил Сашка.

– Простите? – снова вопросил пацаненок, делая еще один шаг.

– На месте стой! – тут же отреагировал Данил. – Ты как здесь оказался?

– Проводите меня домой… – и голос мальчугана, до сего момента такой тихий, вдруг зазвенел, поднимаясь до предела. – Домой мне надо… в Убежище.

«Проводите» он произнес фальцетом, «домой» прозвучало уже каким-то дискантом, а на «в Убежище» голос вдруг дрогнул, срываясь на визг и практически переходя в ультразвук… И тогда Данил не выдержал. Просто сдали нервы – у каждого ведь есть свой предел. Разум подсказывал: то, что происходит сейчас, – нереально, невозможно, немыслимо] Он поднял двустволку, прижимая к плечу приклад, и когда голова ребенка оказалась на линии огня – плавно нажал разом оба спусковых крючка. Он знал, что с такого расстояния дуплет картечью разобьет цель вдребезги – но вместе с тем интуицией, каким-то шестым чувством угадывая, уже был уверен, что ничего подобного не случится.

От выстрела голова ребенка резко запрокинулась назад, словно по ней со всего маху ударили тяжеленной кувалдой, он пошатнулся, теряя равновесие… Данил дернулся вперед, норовя подхватить его маленькое хрупкое тельце и обмирая от осознания того, что произошло непоправимое и виной тому только он один… однако мальчуган даже и не думал падать. Механическим каким-то движением, словно робот, вернув целехонькую голову на место, он посмотрел исподлобья на сталкера – и уголки его губ вдруг поползли вверх, рисуя злобный, жуткий в своей несовместимости с детским личиком оскал. Фигурка подернулась маревом, поплыла, потекла, словно воск под горящей спичкой… Упал на пол планшет – он, как это ни странно, остался вполне реальным и даже не думал никуда исчезать. Фигура таяла, размывалась, теряя четкие очертания, исчезая… а из дверного проема подвала в комнату вдруг медленно вплыло… нечто. Рядом охнул Сашка, судорожно клацая предохранителем калаша… Данил, забыв обо всем на свете, словно парализованный стоял на месте, не в силах отвести глаз от того, что появлялось… проявлялось перед ним, медленно выдвигаясь из стоящей в проеме чернильной подвальной темени. Вдруг, разом опомнившись, и понимая, что не успевает перезарядиться, забросил за спину бесполезную сейчас двустволку, срывая ВСС и сдергивая флажок предохранителя…

Существо походило на большую выпуклую чернильную кляксу или пузатую бочку, накрытую чернильно-черным покрывалом, свободно ниспадавшим до самого пола. То, что находилось внутри, под резиново лоснящимися покровами этого создания, все время пребывало в непрерывном хаотичном движении, из-за чего поверхность тела его то вспучивалась, выпирая буграми, а то вминалась внутрь, образуя впадины различной глубины. Большие – по блюдцу! – глаза. Бессмысленные, ничего не выражающие – и в то же время казалось, заглядывающие в самую душу… Темный провал разинутого рта – такой же большой, неестественный, как рисуют только в мультфильмах… И – извивающиеся ложноножки, похожие на резиновые шланги толщиной в руку взрослого человека.

Сталкеры шарахнулись назад, к окну, держа Нечто на прицеле и готовые при малейшей угрозе выпустить в него все, что было сейчас в магазинах их автоматов. Чудовище плавно качнулось, передвинувшись немного вправо, выстрелило ложноножкой, подхватывая с пола полевую сумку – и, протягивая свое имущество людям, осторожно двинулось вперед. И тогда Данил, привычным движением сдвинув переводчик огня в автоматическое положение, ударил очередью прямо в голову чудовища, целя между его огромных бессмысленных глаз. И почти одновременно с ним рядом оглушительно загрохотал Сашкин «калаш».

Загадочный планшет, отброшенный назад, полетел куда-то в угол. Существо, тонко, на пределе слышимости, завизжав от боли, причиняемой рвущими его тело пулями, прянуло вперед, раскинув конечности, словно пытаясь в порыве братской любви обнять сталкеров. Черный провал рта, раскрывшись до необъятных размеров, навис над их головами – и Данил, уловив все же молниеносное движение, еле успел уклониться от стрельнувшей в его сторону ложноножки. Дернулся за лопаткой, перехватывая ВСС левой рукой – и тут же получил мощный удар в грудь, напрочь выбивший все дыхание. Согнулся, судорожно хватая ртом воздух, пытаясь продышаться – и почувствовал, как его, ухватив за шиворот комбинезона, вздергивают вверх, прижимая спиной к оконному стеклу. Рядом, оглушительно вопя и извиваясь всем телом в попытке высвободиться, бился притиснутый к окну Сашка. Перед глазами замаячила казавшаяся бездонной пропасть рта, из которой наружу полезли щупальца, все сплошь в зеленой слизи… мерзко пахнуло падалью… а потом вдруг произошла очередная за этот день непонятность. Стекло, не пропустившее пулю снайпера и спасшее Сашке жизнь, подалось, размягчаясь словно нагретый на огне воск, – и Данил почувствовал, как теряет свою твердость опора, и тело его, погружаясь все глубже и глубже и ускоряясь в свободном падении, проваливается куда-то вниз, в пропасть.

Посадка была достаточно мягкой – иначе, выпав со второго этажа, они могли бы и кости переломать. Приземлились сталкеры в кусты, густо разросшиеся под окнами детского сада. Рухнули, вздымая тучи пыли, от которой тут же громогласно завопил дозиметр.

– В сторону, быстро! – прохрипел Данил, задерживая дыхание и выбираясь из цепляющихся за комбинезон корявых ветвей. Глянул в окошко дозиметра – и мгновенно вспотел от ужаса. Что там все монстры поверхности, когда самое страшное и коварное чудовище – радиация! Судорожными движениями выдрал из подсумка намордник, фляжку с водой и аптечку. – Саня! Аптечку! Глотай полный набор! Локалка, шестьсот рентген!

Однако Сашка и сам прекрасно знал, что нужно делать. Вылез вслед за старшим товарищем, рванул в сторону, доставая на ходу фляжку и отвинчивая крышку. Только один глоток внутрь, чтоб запить целую горсть таблеток – а остальное на голову, смывая радиоактивную пыль и стараясь при этом не дышать, чтоб не глотнуть лишнего. Прополоскал рот, промыл нос, уши – и тут же нахлобучил на голову противогаз. Данил проделал те же процедуры, прикидывая, успели они наглотаться пыли или нет… По всему выходило, что не особо. Значит – поживем еще. И только лишь потом, как-то разом сообразив, что они все же выбрались наружу из проклятого детсада, – огляделся. Часа четыре утра, если судить по поднявшемуся над горизонтом солнцу, чей красноватый диск виднелся между домами. Пейзаж все тот же, знакомый – дедов дом с одной стороны, детский сад с другой. Данил глянул на второй этаж – и охнул в испуге, хватаясь за «винторез»: в окне исчезала, таяла, словно Чеширский кот, бессмысленная морда чудовища. Оно, плющась всем телом и расплываясь по поверхности стекла, надавило раз, намереваясь добраться до лакомых сталкеров – и пропало: для него почему-то проход здесь был закрыт.

* * *

Тем же вечером, рассказав в «Тавэрне» о своих ночных приключениях, напарники были подняты на смех. Правда, потешался только один Хребет, сутулый, словно знак вопроса. Остальные же мужики помалкивали.

Хребет – Нибумов Иван Петрович – славился своим вздорным, язвительным и склочным характером. В прошлой своей жизни это был подающий надежды ученый, ездивший с научными докладами на конференции по всей России, работал в научном городке в Дубне в области ядерной физики. Не раз хвалился, что присутствовал при пуске Большого адронного коллайдера. Однако когда в Убежище ему предложили учить детишек физике – вспылил, разоравшись, что «не для того он пятнадцать лет учился у мировых светил науки, чтобы разбазаривать свои знания». От него отстали, приспособив кое-как к общим работам, – однако с тех пор за ним закрепилась слава скандалиста и склочника, связываться с которым себе дороже.

Кроме физики, этот тип мало в чем разбирался, однако мнил себя умудренным опытом и постоянно пытался учить жизни окружающих. Употребив сверх меры, Хребет частенько позволял своему языку лишнее, за что не единожды был бит и без того с трудом терпевшими его выходки мужиками. В отличие от ядерной физики, наука эта, однако же, впрок не шла, в результате чего все повторялось с завидным постоянством.

– Вы там, может, грибков каких накушались? Или соляры нюхнули?.. – насмешливо вопросил Хребет от своего столика в углу, за которым сидел в гордом одиночестве. – Не может того быть, чтобы, направляясь из точки А в точку В, прийти в точку С, которая лежит вообще черт те где. Бред сивой кобылы! Антинаучно!

– Сходи и посмотри, – пожал плечами Данил. К издевкам Хребта он давно уже был равнодушен, предпочитая не замечать их вовсе. – А потом расскажешь. Я, правда, не понимаю, как мы вырвались и посоветовать ничего не могу – так что ты уж рюкзак побольше с собой возьми и тушенкой его затарь. Мало ли…

– Как войду – так и выйду! – вздернул подбородок Хребет. – Через дверь! Ишь ты… нашли кого пугать. Завтра же и отправлюсь!

– Ну, давай, – мрачно обозревая всю его вздорную фигуру, сказал Санька. – Только завещание сначала оставь. Там такое творится, что вся твоя наука отдыхает.

Хребет негодующе фыркнул, вскакивая из-за стола:

– Не из пугливых. Видал я таких… сталкеры, вашу мать.

– Да ты полезешь ли внутрь, Бумыч? – подал голос Лютый, сидящий тут же. – Поди-кась струсишь, в кустах всю ночь просидишь, а утром с гордым видом вернешься!

– Да я!.. Да что б я!.. Да ты… ты чё?! Да я при свидетелях зайду! Ты чё, ты за кого меня держишь?! – тут же разорался Хребет. – Проводите меня до детсада, если не верите!

– Так чего… спорнём? – подзадорил его Лютый. – На десятку пятеры!

– Патроны что ль лишние в кармане бренчат? Так давай!

– И завтра при свидетелях зайдешь, – уточнил Лютый, протягивая руку через стол. – В ночь пойдешь!

– Ты знай себе – патроны готовь, – пренебрежительно ответил Нибумов, крепко ухватив протянутую ладонь, будто боясь, что Лютый передумает. – Ну чё, кто разобьет, мужички?

Так и решили.

Следующим же вечером Нибумов – все же вняв совету Добрынина и загрузившись припасами – ушел в направлении детского сада. С ним ушли и двое свидетелей, подтвердившие потом, что Хребет вошел-таки внутрь. Больше в Убежище его не видели.

Привычки шутить с подобными вещами среди сталкеров не имелось, и любым сведениям, принесенным с поверхности, верили безоговорочно. Иначе и быть не могло, ведь ложная и недостоверная информация порой стоила жизни. Это было одним из негласных правил, и все жители Убежища знали об этом. Однако то, что рассказали напарники, было слишком уж фантастично и неправдоподобно даже для бардака, царящего сейчас наверху. Споров – особенно, когда стало известно, что Хребет не вернулся и вернется уже вряд ли, – было много и под конец обитатели Убежища сошлись на том, что в детсаде есть что-то, что может вызывать галлюцинации. Какой-нибудь газ или тот же самый монстр морок навел… Это еще хоть как-то могло объяснить то, что довелось испытать сталкерам. Словом, согласно принципу «бритвы Оккама», людям было легче принять ту версию, что проще. «Не умножай сущности сверх необходимого».

Что же погнало Хребта в детский сад? Никто этого не знал, но догадки строили, и дед, по мнению Данила, высказал самое дельное предположение. Хребет – каким бы скверным типом он ни был – все ж оказался настоящим ученым. Вполне возможно, что тяга к знаниям, тяга к открытиям была в нем сильнее, чем инстинкт самосохранения, и он просто не смог упустить подвернувшийся случай. Как бы то ни было – но он исчез, и лишь спустя несколько лет Данилу приоткрылся все же краешек той жутковатой тайны, благодаря которой и стало известно о страшной судьбе Нибумова…