Когда Дэвид объявил за завтраком об изменении планов, Данни промолчала, хотя ей и не понравилось неожиданное исчезновение Мактавиша, а Ричард сразу полез на рожон.

– Ради чего это мы должны убегать отсюда? – вспыхнул он. – Вам здесь не нравится – вы и уходите, куда хотите, а я думаю, что нам с Данни будет безопасно и в ее квартире.

– Но ведь генерал приказал... – пытался что-то доказать ему Мэллори, но тот не стал и слушать.

– А я не его подчиненный, чтобы выполнять какие-то дурацкие приказы, – оборвал его Ричард. – И не позволю этого своей девушке! Зарубите это себе на носу!

Атмосфера за столом накалилась до предела и Данни поняла, что наступило время вмешаться.

– Послушай, Ричард, – произнесла она ласковым тоном. – По-моему, если Мактавиш сказал, чтобы мы нашли какое-нибудь более надежное место, то надо так и сделать.

Ричард повернулся и с удивлением посмотрел на нее, как будто она его предала.

– Извини, – продолжала Данни, – но тебе ведь никогда не приходилось сталкиваться с насилием и ты слабо представляешь, что нужно предпринимать в смертельно опасных ситуациях. А Мак и Мэллори в этом деле большие специалисты. Ричард, поверь мне, эти существа по-настоящему опасны, и я не хочу, чтобы ты только тогда поверил в это, когда столкнулся с ними. Если мы действительно будем в большей безопасности, когда укроемся в другом месте...

Она не договорила и стала собирать свои вещи.

Ричард поневоле вынужден был согласиться с Данни и, скрепя сердце, предложил им переехать в квартиру его тетушки, которая находилась в доме на другом конце Хайклифа. Она была свободна, так как тетя Эльза уехала на зиму во Флориду к своим родственникам и просила Ричарда наведываться и присматривать за квартирой.

– Там есть недалеко какая-нибудь река? – спросил его Дэвид.

– Есть. А вы что, опасаетесь вдобавок ко всему еще и нападения лох-несского чудовища? – с иронией ответил вопросом на вопрос тот. – Или рыбы-оборотня?

Дэвид все тщательно спланировал. Они покинули квартиру Данни, сели в машину, предварительно внимательно осмотревшись кругом, и направились в гостиницу, где оставалось их оружие и вещи. Забросив их в автомобиль, они смешались с потоком транспорта и понеслись в другой конец города. Погони не было видно...

– Слишком много окон, – заявил Мэллори, осмотрев новое убежище. – Хотя, в этом есть свое преимущество. Вот из этого окна можно держать под обстрелом всю улицу. Эх, было бы у меня что-нибудь посерьезнее винтовки...

– Неужели вы собираетесь открывать огонь прямо из окон? – с недоумением спросил его Ричард.

– Конечно, – уверенно ответил тот. – Если увидим, что на дом собираются напасть, будем стрелять, не задумываясь.

Ричард только фыркнул и пошел вниз, чтобы забрать из машины последний чемодан.

Данни тем временем прошла на кухню, нашла там все необходимое и занялась приготовлением кофе. Она слышала, как в гостиной Мэллори учил Ричарда обращаться с винтовкой. Те, видимо, помирились...

* * *

Для Мактавиша же день начался с того, что он взял такси и прямо от Данни направился на железнодорожный вокзал, чтобы побыстрее добраться до Нью-Йорка и вылететь оттуда в Вашингтон. Ему пришлось оставить свой пистолет Дэвиду, так как он опасался, что в аэропорту его могут обнаружить при посадке в самолет. Вместо этого он взял с собой боевой складной нож, в канавки лезвия которого он предусмотрительно залил серебро в тот день, когда они снаряжали боеприпасы.

На вокзале он вышел из такси, подхватил свой атташе-кейс и смешался с толпой пассажиров. Пока все шло без происшествий, но шестое чувство подсказывало ему, что так просто ему не могли дать уйти из Хайклифа и кто-то должен висеть у него на хвосте...

Через час генерал прибыл поездом в Нью-Йорк и к этому времени он уже знал, что за ним следят двое молодых людей, которые, однако, пока ничего не предпринимали. Неужели они нападут на него прямо в гуще людей на Гранд Сентрал Стейшн?

Мактавиш быстро шагал через залы ожидания вокзала к стоянке такси, опустив правую руку в карман с ножом, крепко сжимая левой увесистый чемоданчик, в который он специально предварительно положил несколько тяжелых и толстых книг.

Генерал поравнялся с высокой стеклянной витриной и на секунду задержался у нее, всматриваясь в отражение. Так и есть – двое парней, которых он заприметил в поезде, не отставали от него, один – брюнет, второй – светловолосый.

Выход из вокзала был совсем рядом. Мактавиш ускорил шаг, и поток пассажиров вынес его из широкой стеклянной автоматической двери на улицу. По тротуару ходили несколько Санта-Клаусов в забавных тулупчиках и гремели в колокольчики.

Он осмотрелся по сторонам, но не увидел ни одного такси. По улице, похожей из-за высоченных небоскребов на дно огромного каньона, проносились огромные автомобили. Генералу этот каньон показался ловушкой...

Он завертел головой, пытаясь найти выход из сложившейся ситуации и одновременно не дать застать себя врасплох, как вдруг услышал приглушенный хлопок и припал на одно колено. Почти одновременно с хлопком раздался женский визг, и мужчина, стоящий в шаге от генерала, схватился за грудь и со стоном рухнул на грязный бетон.

В этот момент Мактавиш увидел светловолосого, который расталкивал толпу и прокладывал себе дорогу к жертве, размахивая над головой пистолетом с удлиненным глушителем стволом. Вот какая-то женщина оказалась недостаточно поворотливой и он выстрелил ей прямо в лицо...

Генерал решил не скрываться за спинами других, чтобы не пострадали невинные люди, а, пригнувшись, ринулся прямо на молодчика, прикрывая лицо и грудь атташе-кейсом.

Еще два выстрела, сопровождающиеся криками страха, и он врезал углом тяжелого чемоданчика блондина в солнечное сплетение. Тот согнулся, схватившись за грудь, и Мактавиш изо всей силы саданул его коленом в висок. Противник откинулся назад и упал на тротуар, выронив пистолет.

Генерал схватил оружие и резко обернулся, услышав слева от себя громкие выстрелы. Он заметил, как второй молодчик опускает пистолет, а рядом с ним валится набок полицейский, не успевший выхватить оружие.

Брюнет увидел генерала и устремился к нему. Люди, стоящие на его пути, с криками рассыпались в разные стороны.

– Ложитесь! – крикнул Мактавиш, перебрасывая трофейный пистолет в правую руку. – Все на пол!

В это время его противник остановился, поднял ствол и замер, тщательно целясь, словно в тире. Генерал не стал тратить время и выстрелил несколько раз прямо с бедра.

Противник закачался и медленно опустился на тротуар, судорожно нажимая на спусковой крючок и вгоняя пули в тротуар.

Мактавиш с облегчением вздохнул и в этот момент сзади раздалось два звука. Крик ребенка и вой, который он слышал до этого дважды в жизни – в сорок пятом и совсем недавно, у себя дома в Англии.

Он быстро повернулся.

Первый убийца как раз находился в процессе превращения. И тут генерал заметил, что тот прижимает к уху небольшой предмет, похожий на калькулятор. Точно как тот, который они с Дэвидом и Данни обнаружили в машине после нападения на его дом...

Хью выругался и бросился к нему. С того с треском слетала рвущаяся на куски одежда, кожа, и на ее месте прямо на глазах появлялась звериная шерсть, а челюсти удлинялись, лицо вытягивалось и превращалось в огромную волчью морду.

Мактавиш остановился в трех футах от оборотня и в упор всадил ему между глаз две пули. Раздался ужасный, полу человеческий – полузвериный вопль. Чудовище махнуло уродливой лапой с огромными когтями. Генерал едва успел отскочить в сторону. Он снова вскинул пистолет, но заметил, что затворная рама находится в заднем положении – кончились патроны. Он швырнул его в зверя, вырвал из кармана нож и мгновенно раскрыл его.

Генерал бросился к пытающемуся подняться зверю и вогнал ему лезвие в горло по самую рукоятку. Оборотень махнул передней лапой, Хью выпустил рукоятку ножа, отлетел в сторону и упал на тротуар. Зверь снова завыл, опустился на задние лапы и свалился оземь. Через секунду началось его обратное превращение.

Не успел Мактавиш подняться на ноги, как рядом раздалось еще одно завывание. Он тревожно оглянулся – к нему несся другой зверь, в которого трансформировался второй убийца.

К этому времени к месту схватки подоспели полицейские и попытались преградить путь чудовищу, но оборотень просто разбросал их в стороны, а одному из них , щелкнув чудовищными клыками, напрочь отсек полруки.

Однако и этой моментальной задержки хватило Маку, чтобы метнуться к поверженному трупу и вырвать у него из горла свой нож. Он повернулся к прыгнувшему на него монстру и выставил перед собой длинное лезвие, прикрывая локтем второй руки шею и лицо.

Зверь со всего маху налетел на него, от удара мощного тела Хью отлетел назад и покатился по тротуару.

Раздался вой, такой пронзительный, что зазвенело в ушах.

Генерал с трудом встал, ощупывая себя и проверяя, целы ли кости.

И второй оборотень корчился на земле, превращаясь в человека.

Мактавиш оглянулся по сторонам, потирая ушибленную руку. Толпа людей, окружающая его, замерла от ужаса. Никто не кричал, вокруг стояла гробовая тишина...

– Больше бояться нечего! – крикнул он. – Они охотились за мной и их было только двое!

Воспользовавшись замешательством, он протиснулся сквозь толпу, не дожидаясь, пока его схватит полиция.

– Ну что же, – прошептал Хью. – Неплохо для шестидесяти одного года...

Он не жалел ни о утерянном чемоданчике, ни о ноже. Более того, его распирала радость из-за того, что он не только сумел постоять за себя и победить двух страшных убийц, но и успел подобрать с тротуара маленький прибор, похожий на калькулятор.

Сзади завыли полицейские сирены. Мактавиш ускорил шаг, спеша к замеченному впереди такси...