— Девушки, выше головы! Представьте себя павлинами, гордо распускающими свой великолепный хвост! Выше подбородки, выше головы!

«Парад павлинов», подумала Чармиэн, послушно поднимая голову вместе с другими девушками. Наверное, некоторые из них станут манекенщицами под руководством опытных наставников, но пока эти павлины были без хвостов, одетые в скромные трико.

Леон сдержал слово, и нынешняя работа Чармиэн была очень напряженной. Девушка работала больше, чем любая из ее соседок по модельному дому Себастьена.

Месяцы, прошедшие после ««Шатовьё»», были столь насыщенными, что воспоминания об Александросе Димитриу почти полностью изгладились из ее памяти. По рекомендации Леона Чармиэн взяли пансионеркой, и хозяйка, мадам Дюбоне, рассказала ей, как гордится тем, что некогда Рене тоже жила здесь. Она поведала, как протекал роман юной Рене и мэтра Себастьена.

— Это была наша лучшая модель, — сообщила она Чармиэн по-английски с сильным акцентом, — а вы, мадемуазель, тоже будете манекенщицей?

— Надеюсь, стать, в конце концов, но пока я занимаюсь чем придется.

И это было правдой. Она разносила бумаги по рабочим помещениям салона, примерочным. Работала в ателье Леона. Выдавала одежду продавцам для показа клиентам, держала наготове булавки при примерках, составляла перечни различных требуемых аксессуаров и даже помогала подшивать платья перегруженным работой портнихам.

Изредка Леон призывал ее к себе, когда работал над новым нарядом для Альтеи Димитриу, — он любил работать на живой фигуре. Но эти встречи всегда были очень формальными.

— Вам с ней нужны разные цвета, — говорил он, — мадемуазель Димитриу темноволосая и этакая знойная, ей идут яркие, сочные краски, а вам скорее подходят пастельные тона.

Он показал ей цветное фото Альтеи Димитриу — на снимке была девушка, очень похожая на своего брата: те же правильные черты лица, темные волосы и золотистые глаза. Своенравное и красивое лицо, подумалось Чармиэн, этой женщине вряд ли можно диктовать свою волю. Удивительно, что Алексу это удается.

К ее дню рождения, который должен был отмечаться в Афинах, Леон готовил особенное платье. Материал был пурпурно-синий; Леон объяснил, что вдохновился гомеровским описанием моря и назвал туалет «Марина». Он также начал работу над новой коллекцией, но не предполагал участия в показе Чармиэн, да она и не надеялась на это. Еще не подошло ее время, но девушка мечтала о своем дебюте, присутствуя на репетициях моделей. Сможет ли она когда-нибудь с таким же самообладанием пройти по подиуму? Практикуясь перед купленным по случаю зеркалом в своей скромной спаленке, она чувствовала, что ей чего-то недостает. Леон со всем своим богатым опытом это, конечно, понимает. Может, этот «парад павлинов» все же не для нее.

Начали поговаривать о возможной поездке на остров Ираклия — это должно было произойти в конце весны. Первые желающие уже резервировали места на празднике открытия отеля, который широко рекламировался и вызывал значительный интерес.

Среди манекенщиц было много споров о том, кого из них отберут для поездки. Ивонн, чрезвычайно популярная модель среди себастьеновской клиентуры, разумеется, должна была участвовать. Никто не носил наряды элегантнее, чем она. Были шансы и у пикантной блондинки Дезире, которая нравилась Леону.

Все так хотели поехать не только из-за греческой островной романтики, не только потому, что отель являл собой образец современной роскоши, но и потому, что владелец его был сказочно богат, красив и не связан постоянными узами, а значит, представлял особый интерес для предприимчивых красоток.

Слушая все эти пересуды, Чармиэн с горечью вспоминала просьбы Алекса о ее собственном участии. Действительно ли он хотел этого?

На Рождество она ездила домой — буквально на несколько дней — и, к своему разочарованию, увидела, что ее семейство практически не интересуется ее делами. Для них заведение Себастьена было просто еще одним магазином, а чем она там занимается — не так уж важно. Сестра ее стала невестой весьма посредственного молодого человека, и родители были озабочены больше предстоящей свадьбой, нежели работой Чармиэн.

— Не могу понять, почему тебе хочется жить в Париже, — ворчала мать. — Что там такого, чего нет в Лондоне? Лишь бы только тебя не охомутал француз — они плохие мужья.

— Ты ничего о них не знаешь, — отвечала Чармиэн, вспоминая Леона, — ты ведь даже с ними ни разу не встречалась.

— Иностранцы такие проныры, — глубокомысленно заявил отец, — не будь дурой и не верь им.

Чармиэн усмехнулась про себя — последнее ведь можно было отнести к Алексу!

Вернувшись в Париж, она полностью отдалась последним приготовлениям к показу коллекции и так уставала, что просто валилась с ног. Затем волнение первых дней показа улеглось, шоу пролетело в восторженном полусне, и работа салона вернулась к нормальному ритму.

Погода испортилась. Однажды холодным, мрачным утром Чармиэн пришла в гардеробную, чтобы поменять платье манекенщице. В тот день все шло наперекосяк, нервы были напряжены — особенно у Дезире, которая уже устала без конца менять одежду.

Она медленно раздевалась с помощью ассистентки, ругаясь вполголоса и намеренно игнорируя Чармиэн, к которой относилась свысока, Чармиэн с тоской смотрела на нее, размышляя о том, придет ли когда-нибудь время для нее самой облачиться в подобный наряд.

Тут подоспела женщина с бальным платьем для Альтеи в руках. Она обратилась к Чармиэн:

— Все вас ищут, быстро переодевайтесь, вас уже ждут в ателье.

— Меня? — поразилась девушка.

— Это какая-то ошибка, наверное, — покривилась Дезире. Она привыкла видеть Чармиэн в униформе служащей.

— Нет, — отрезала женщина — она все еще не могла отдышаться. — Поспешите, — приказала она и махнула рукой гардеробщице, чтобы та помогла.

Чармиэн нехотя разделась под презрительным взглядом Дезире; когда она надевала новое белье, та спросила нагло:

— А кто же отнесет мое платье наверх?

— Успеется, — бросила гардеробщица, подталкивая Чармиэн к зеркалу. Она умело уложил длинные волосы ее в прическу с локонами. Между тем девушка соображала — что произошло? Платье было готово к отправке, и, если Леон захотел показать его какому-то клиенту, почему он заставил примерять именно ее — ведь он сам говорил, что это не ее цвета? Конечно, тут какое-то недоразумение, и он, пожалуй, имел в виду Дезире. Но потом она вспомнила, что платье было сшито по размеру ее и Альтеи и никому другому не годилось.

Пока с нею возились, она терпеливо ждала, когда с лица снимут чехол, защищавший платье от частиц макияжа. Потом поглядела на себя в длинное зеркало — платье делало ее еще более стройной, мерцающий шелк опускался с одной стороны почти до пола, а с другой приоткрывал ногу до колена. На кремовых плечах блестели искусственные бриллиантовые застежки. Тонкая шея, искусно уложенный венец янтарных волос. Она испытала секундное удовлетворение: в глазах Себастьена она должна была выглядеть неплохо. Еще задержка — искали подходящую обувь: Дезире взирала на происходящее с отвращением.

— Когда вы появитесь наверху, все увидят что это ошибка, — наконец вымолвила она, и Чармиэн поспешила выйти.

С волнением она последовала за женщиной в ателье Леона на верхний этаж. Та открыла дверь, объявив коротко: «Вот мсье!» И Чармиэн, дрожа, вошла в комнату.

Леон сидел за своим большим столом, заваленным рисунками и эскизами; лицо его было непроницаемо, как у сфинкса. Рядом в кресле сидела мадам Дюваль, явно нервничая. По другую сторону стола безмятежно расположился Александрос Димитриу. Он выглядел безупречно — в темном костюме, белой рубашке, узком галстуке с золотым зажимом. Дополняли это золотые запонки и цепочка для часов. Как всегда, его внешний вид был продуман до мелочей. Его трость почему-то лежала на священном столе Леона.

От неожиданности Чармиэн замерла на пороге. Сердце ее колотилось. Леон ободряюще улыбнулся ей:

— Входите, Чармиэн, мсье Димитриу хочет посмотреть на платье для его сестры.

От волнения, она совсем потерялась и едва могла идти, забыв все наставления учителей. Мадам Дюваль запричитала:

— Да она же сутулится! Что я вам говорила!

— Вы столько наговорили, что я не могу всего упомнить, — устало возразил Алекс. Он во все глаза смотрел на Чармиэн, как ей показалось с дерзкой самонадеянностью мандарина, пополняющего свой гарем. Кровь прилила к ее лицу, выступили слезы, она понурилась в смущении.

— Ни осанки ни шарма, — не унималась мадам Дюваль.

— Зато какой цвет лица! И прекрасная фигура, — продолжал спорить Алекс, — я и забыл, как она красива.

Леон многозначительно кашлянул.

— Вы хотели видеть платье, — усмехнулся он, — оно, разумеется, создавалось для брюнетки.

Чармиэн напряженно переводила взгляд с одного и них на другого. Алекс ни разу не отвел глаз — он что, рассчитывает загипнотизировать ее похоже, он наслаждается ее замешательством.

— Так вы не хотите посмотреть платье на Ивонн? — искательно спросила мадам. — Она брюнетка и покажет его превосходно.

— Эта девушка сама покажет, если захочет, — мягко заметил Алекс. — Ну же, мадемуазель, что вам стыдиться старого приятеля?

Она подняла глаза и встретила его властный взгляд — это ведь от его присутствия она обезумела; если б не он, она бы не потерялась. Внезапно ее обуял гнев да как он смеет издеваться над ней, чем это она заслужила? Словно приняв вызов, она гордо вскинула голову и прошла к столу Леона, затем резко остановилась, грациозно вскинула руки, полуприкрыв глаза и загадочно улыбаясь, при этом показалась изящная линия ноги. Потом она вышла на середину комнаты, похлопывая руками, и остановилась в ожидании.

— Замечательно, — Алекс был удовлетворен, — а вы говорили, что она не манекенщица?

Глаза Чармиэн потемнели — похоже, все поставлено на карту.

— Ба, — удивилась мадам Дюваль, — ее стимулирует ваше присутствие, мсье. А в вашем бальном зале все же она потеряется — там ведь, как вы объясняли, будет множество высоких особ. И потребуется опыт, которого у Чармиэн нет. Она…

Алекс сделал слабую попытку прервать ее словесный поток, предложив:

— У нее еще будет время набраться опыта перед открытием.

— Но зачем тратить драгоценное время на нее, когда у нас есть более подходящие девушки? Вот хоть Дезире, не хочет ли мсье взглянуть на Дезире?

— Мсье не хочет, — нахмурился Алекс, — я выразил свои пожелания, мое время для меня тоже представляет ценность.

— Мсье просто не понимает, — настаивала мадам, — манекенщицу не обучишь за день. Вот почему я настаиваю… — Хватит, Элиза, — прервал ее Леон, — в конце концов, решать буду я.

Чармиэн уставилась на него и едва смогла выговорить:

— Мсье, вы же не собирались брать меня на Ираклию? Я ведь совсем еще не работала моделью… — И, уловив едва заметную усмешку Алекса, добавила: — Так вы шутите…

— Ну да! — подхватила мадам Дюваль охотно. — Мсье известный шутник!

— Мсье серьезен как никогда, — прервал ее Алекс. — Леон, вы меня очень обяжете, если привезете эту девушку на Ираклию. — И добавил, уловив хмурый взгляд модельера: — К тому же сестра хотела бы встретиться с ней — они ведь почти двойники, а я всегда рад выполнить желание Альтеи, если оно разумно.

Наступило молчание, во время которого Леон перебирал на столе бумаги, а мадам Дюваль сидела поджав губы. Чармиэн взмолилась:

— Если мы закончили, я пойду в гардеробную.

В столь жалком состоянии она, кажется, никогда не была. Алекс же упрямо продолжал.

— Гардеробщики и прочая обслуга будут предоставлены ей на месте, — сказал он, — было бы расточительно тащить их отсюда на Ираклию.

Услышать такое от человека, который ради своих прихотей никогда ни с чем не считался! Опять он бросал вызов Чармиэн.

— Учитесь, мадемуазель, и потом приезжайте на Ираклию.

Леон оторвался от бумаг, словно хотел запротестовать, но Алекс резко обернулся к нему:

— Да-да, Леон, я требую, чтобы вы привезли к открытию отеля с собой мадемуазель Чармиэн и вторую девушку на ваше усмотрение. — Он поднялся и взял в руки трость. И я ни под каким видом не приму отказа. — Он прибавил это с угрозой. Потом вдруг усмехнулся при виде трех смущенных физиономий. — Терпеть не могу разочаровывать Альтею.

Чармиэн была шокирована его высокомерием — в ««Шатовьё»» его принимали и развлекали, как близкого друга семьи, а теперь он вел себя словно хозяин со своими вассалами. Она заметила, как ее патрон сжал зубы, но ничего не сказал.

— Ну вот и договорились, — вежливо закончил Алекс, — мне надо идти. Мои наилучшие пожелания — мадам, Леон. — Он взял свою шляпу и перчатки с подоконника, где оставил их прежде. — Не стану больше отнимать драгоценного времени. — Он особо подчеркнул последние слова, обратившись к мадам Дюваль. — Не могу заставлять ждать свою даму, наверное, найду ее в салоне.

Словно загипнотизированные, они смотрели, как он натягивает перчатки. Мадам Дюваль и Леон поднялись со своих мест, но оба молчали. Он по-королевски прошествовал к двери, послав Чармиэн торжествующий взгляд.

— Удачи, — пожелал он ей вполголоса, — и до встречи. — Обернувшись в дверях, он снисходительно бросил остальным: — Моя сестра высоко ценит и ваши труды, и ваше расположение. Пока.

Обычно Леон провожал своих клиентов, но на этот раз он даже не шевельнулся. Как только дверь за Алексом закрылась, он сел и вытер лоб платком.

— Если б не солидные чеки мадемуазель Димитриу, я бы отправил этого надутого болвана ко всем чертям, — проговорил он угрюмо. — Диктовать мне в моем собственном салоне!

Поскольку он никогда раньше не критиковал клиентов в присутствии персонала, Чармиэн поняла, насколько он сейчас был оскорблен поведением Алекса.

— Это просто невозможно, — взорвалась мадам Дюваль.

— Прекратите, Элиза, — оборвал ее мэтр, — мы должны заботиться о процветании Дома. Потом тепло взглянул на Чармиэн: — Право, я удивлен, как хорошо вы только что двигались.

— Да я и сама не понимаю, как это у меня получилось, — откровенно призналась Чармиэн.

Она-то знала, что совершила это, вдохновленная присутствием Алекса. А вот сможет ли повторить в его отсутствие?

— Каков молодец! — воскликнула мадам Дюваль. — Не можем же мы заменять Дезире в последний момент! Чармиэн могла бы притвориться нездоровой.

— Едва ли он в это поверит, — горестно усмехнулся Леон. — Вы же слышали, что он сказал? Я не рискну. С него станется тут же отослать нас всех обратно, не возместив расходов, да еще и обвинить в нарушении контракта. Алекс не любит отказов. Так что с Ивонн поедет Чармиэн.

Он разрешил им уйти, но Чармиэн задержалась. Чудо свершилось — по прихоти Алекса ее сделают манекенщицей, вроде бы исполнялись все ее заветные мечты. Но в бочке меда оказалось слишком много дегтя — она была оскорблена тем, как этот грек обошелся с ней; возможно, он выстроил для нее ловушку, а болтовня про сестру всего лишь маскировка.

Девушка подошла к столу Леона и заговорила просительно:

— Мсье, я в самом деде не могу ехать в Ираклию… это… это невозможно…

— Отчего же? — терпеливо поинтересовался он.

От объяснения истинных причин она уклонилась.

— Я здесь новенькая, — напомнила она ему — и я иностранка. Старшие, такие, как Дезире, взбесятся, станут завидовать.

— Ну, они всегда завидуют — это то, к чему следует привыкнуть, если собираешься оставаться в нашей профессии.

Он смотрел на нее с некоторым беспокойством — прежде, в своей униформе, она не так бросалась в глаза, но теперь, в этом прекрасном наряде, девушка была очень хороша. И какие у нее глаза! Пожалуй, он понимает Алекса.

— Это единственная причина, по которой вам не хочется ехать? — спросил он.

— Я не говорила, что мне не хочется ехать, — поправила она его, — ну… просто… мне не нравится мистер Димитриу. Его манера поведения просто нестерпима!

— Его, конечно, трудно выносить, — сухо признал Леон, — но я заставлю заплатить за это. Это войдет в счет. Но вы должны быть более беспристрастной, милая. Персональным предпочтениям нечего делать в бизнесе. Вам придется, в случае если вы реализуете свои амбиции и станете моделью, научиться держать докучливых обожателей на расстоянии. Понимаете меня?

Она опасалась, не Алекса ли он имеет в виду. Он же продолжил:

— Я бы не взял вас с собой в Ираклию, будь у меня выбор, но я уверен — вы благоразумны и станете вести себя осмотрительно.

— Можете на меня положиться, — вспыхнув, отвечала она.

На столе настойчиво зазвонил телефон.

— Подождите, — попросил он ее, подняв трубку; он еще не решил, как с ней поступить. Леон опасался потерять лучшего клиента, но и девушку не хотел отдавать ему на поругание.

По телефону ему сообщили, что с ним жаждет свидания мадам Петерсен. Она ищет подходящий туалет для поездки на греческий остров и хочет посоветоваться с Леоном об этом. Хельга собиралась на открытие «Аполло», и ей требовалось нечто особенное для этого важного события.

Время встречи было согласовано, и Леон, явно повеселев, повесил трубку. Он обратился к Чармиэн:

— Мадам Петерсен будет среди почетных гостей на острове. Вы, вероятно, слышали, что она имеет виды на Алекса.

Чармиэн это подтвердила; они понимающе переглянулись. Алекс не станет флиртовать с простой манекенщицей в присутствии Хельги Петерсен, дамы с мировой известностью. Леон знал о слухах, ходивших насчет намерений Алекса жениться на шведке. Так что при ней он должен будет вести себя по-другому. Увлечение Чармиэн — это блажь, вряд ли он способен долго наслаждаться обществом неопытной молоденькой девушки. Нечего тут опасаться. Все это лишь домыслы. Может, и в самом деле Альтея пожелала познакомиться с Чармиэн.

— Ну ладно, — наконец выдохнул он с облегчением, — султан отдал приказ, мы должны подчиниться; ну и, в конце концов, я там буду за вами присматривать.

— Я вам очень верю, — призналась Чармиэн, — вот только… могу ли я соответствовать?

— Конечно сможете, — уверил он ее с чувством, подавляя свои собственные сомнения, — ничего нет страшного в том, чтобы пройти через зал в красивом платье, да мы еще с вами попрактикуемся. Наберитесь храбрости, дитя мое. А теперь отправляйтесь и проследите, чтобы это платье попало в отдел доставки.

В дверях она приостановилась и выдавила голосом, полным мольбы:

— В конце концов, он же сказал — мисс Димитриу спрашивала обо мне. Он, видно, очень преданный брат.

Леон, уже принявшийся за дела, нехотя усмехнулся:

— А может, они опять поссорились, а вы явитесь подарком для нее.

— Не возражаю, — радостно ответила она, — так даже интереснее.

Чармиэн жила охваченная волнующими предчувствиями, Леон обещал позаботиться о ней, позаниматься ее подготовкой и защитить от Алекса. Но последнее, кажется, излишне, поскольку Алекс продолжает роман с Хельгой Петерсен. Она запомнила, как он подчеркнул, что его в салоне ожидает дама. Он сделал это намеренно, чтобы у Чармиэн не возникло никаких иллюзий. Она уверяла себя, что это действительно фантазия его сестры — познакомиться с ней. Однако она поняла одно — этот человек становится невыносимым, когда его воле начинают противоречить.

В Париж пришла весна: каштаны на Елисейских полях оделись свежей зеленью, а клумбы в парках покрылись всходами; цветочные рынки переполнились красками.

Чармиэн собрала всю силу духа, так как все уже знали, что она попала в число избранных. Леон шил на нее наряды для поездки, она выходила на показы в салоне. Эти выходы были сущим наказанием для девушки из-за неприязни ее товарок и явного неодобрения мадам Дюваль; она нервничала и становилась неловкой. Особенно злобствовала Дезире, обойденная, как она выражалась, «этой чертовкой». Но потом, пока Леон принял решение взять не двух, а трех манекенщиц, и ее тоже включили в список. Однако она договорилась с Ивонн игнорировать Чармиэн. Похоже, Дезире строила планы обольщения Алекса. Чармиэн внутренне посмеивалась — она не думала, что у Дезире много шансов соперничать с Хельгой Петерсен.

Последняя часто наведывалась в салон на примерки, и одна из служащих, Гортензия, рассказывала, как много эта шведка приобрела прекрасных вещей. Она отправилась на остров за несколько дней до Себастьена и его команды. Гортензия была добродушной молодой женщиной, которая должна была сопровождать их в качестве гардеробщицы и помощницы-секретарши. Не будучи манекенщицей, она была настроен к Чармиэн дружелюбно. Но и красавица Хельга ей нравилась.

— Дай ей Бог удачи, — говорила она Чармиэн — хорошо бы Себастьен получил заказ на ее приданое; это будет что-то необыкновенное.

Группа готовилась вылететь в Афины, куда заранее доставили одежду другим рейсом, а яхта Димитриу должна была ждать их в Пирее. Вся процедура, включая транспортировку, была рассчитан на несколько дней, со вторника по субботу. В отсутствие Леона дом остался под присмотром директрисы. А он тоже готовился к ответственной поездке; кроме того, он давал Чармиэн приватные консультации, в которых она остро нуждалась, чтобы подготовиться к показу наилучшим образом.

К ее радости, Александрос Димитриу больше не появлялся в салоне; последние консультации делались посредством телефона и письменно.

За неделю до отъезда Леон был крайне встревожен и очень занят; он беспокоился о здоровье Рене, у которой случился приступ аппендицита.

В понедельник был выходной, и, поскольку отъезд был намечен на другой день, Чармиэн приготовилась получить последние наставления. Однако ее встретили новостью о том, что Рене в тяжелом состоянии доставлена в больницу на срочную операцию; Леон отказался покинуть Париж, и с девушками отправлялась мадам Дюваль.

Чармиэн повидалась с ним наспех, чтобы выразить сочувствие, и нашла его в полном расстройстве.

— Я знаю, что в наши дни это самая простая операция, — пытался он успокоить и себя и ее, — говорят, через неделю она будет дома, но, разумеется, я не могу ее оставить. Элиза позаботится о вас, дорогая, и, я уверен, все у вас пройдет отлично.

Чармиэн скрыла обуявший ее страх — ведь именно на его защиту она надеялась. Девушка уверила его, что все будет хорошо. Леон слушал ее рассеянно: видно было, что ни о чем, кроме жены, он думать не может.

— Удачи вам и хорошей поездки, — механически пожелал он ей.

Поскольку в салоне делать было нечего, Чармиэн вышла на залитую весенним солнцем улицу. Она отправила в больницу Рене цветы и решила пройтись по Луврской набережной. Позже ей надо было встретиться с парикмахером, а пока нужно было чем-то заполнить время. Она брела вдоль реки, останавливаясь около уличных живописцев. В водах реки отражалось сине-белое небо и зелень деревьев. Проходившие мимо весело болтали, и ее дурное настроение, вызванное печальными вестями от Леона, стало улучшаться.

Она стала обдумывать предстоящее путешествие. Она не побоялась попытать счастья в Париже и добилась своего — чего же ей бояться на Эгейских островах? Странным образом ей почему-то не пришло в голову, что удачей своей она в основном обязана Алексу. Ведь все началось с подаренного им платья, которое, так сказать, привело ее к Леону. И ведь именно по его настоянию ее везут на Ираклию. Что ждет ее там?