Деменции: руководство для врачей

Яхно Н Н

Локшина А Б

Коберская Н Н

Мхитарян Э А

Захаров В В

ГЛАВА 3. ЗАБОЛЕВАНИЯ, СОПРОВОЖДАЮЩИЕСЯ ДЕМЕНЦИЕЙ

 

 

Болезнь Альцгеймера

Определение. Болезнь Альцгеймера (син.: деменция альцгеймеровского типа) — это хроническое прогрессирующее дегенеративное заболевание головного мозга, которое проявляется нарушениями памяти и других когнитивных функций.

Болезнь Альцгеймера (БА) названа в честь немецкого психиатра и нейроморфолога, который в 1907 г. описал случай деменции у 56-летней женщины. За 5 лет до смерти у нее появились симптомы прогрессирующей потери памяти, она начала путаться в окрестностях, а потом и в собственном доме. У нее также отмечались бред преследования и расстройства речи, чтения и письма. Патоморфологическое исследование выявило атрофию головного мозга, особые нейрональные изменения (нейрофибриллярные сплетения) и множественные милиарные очаги (сенильные или невритические бляшки). А. Альцгеймер особо подчеркнул пресенильный характер заболевания, считая, что речь идет о новом заболевании, отличном от сенильной деменции [11]. Его руководитель Э.Крепелин поддержал эту точку зрения и в очередном издании своего руководства по психиатрии, выпущенном в 1910 г., предложил называть данный пресенильный тип деменции болезнью Альцгеймера, выделив его в самостоятельную нозологическую единицу [20]. Однако в 1911 г. сам А. Альцгеймер высказал суждение, что описанное им заболевание является атипичной формой сенильной деменции.

В то время нейродегенеративный процесс считался относительно редкой причиной деменции. Полагали, что главной причиной слабоумия в пожилом и старческом возрасте является поражение сосудов головного мозга — так называемая атеросклеротическая деменция. Однако выявление на аутопсии характерных для БА патоморфологических изменений у большинства больных с деменцией привело к активному изучению данного заболевания во второй половине XX века. При этом патоморфологические изменения при сенильной и пресенильной формах первичной дегенеративной деменции оказались одинаковыми. Поэтому, исходя из единства клиники и морфологии, пресенильная и сенильная деменции были объединены в единую нозологическую форму под эпонимическим обозначением болезнь Альцгеймера [1, 3, 4, 17, 29].

Эпидемиология и факторы риска. Болезнь Альцгеймера является одним из наиболее распространенных нейродегенеративных заболеваний и самой частой причиной деменции в популяции. Данное заболевание вызывает не менее 35–40 % деменций. Распространенность БА в возрастном диапазоне от 65 до 85 лет составляет от 2 до 10 %, а среди лиц старше 85 лет — 25 %. В настоящее время в мире проживает около 24 млн. пациентов с БА [1, 3, 4, 16, 17, 22, 24].

Пожилой возраст является наиболее сильным фактором риска БА. Пик заболеваемости БА приходится на 80–90 годы жизни: переход через 80-летний рубеж утраивает риск развития данного заболевания [1, 3, 4, 16, 17, 22, 29].

Большое значение имеет также семейный анамнез по данному заболеванию, особенно при его начале в возрасте до 65 лет. Считается, что риск развития БА в 4 раза выше у близких родственников больных и в 40 раз — при наличии в роду двух и более случаев деменции. По эпидемиологическим данным, около 30 % больных с БА имеют родственников, болевших БА. Наличие в семейном анамнезе указаний на возникновение синдрома Дауна также является фактором риска развития БА [3, 7, 15, 16, 24].

К другим факторам, повышающим риск развития БА, относятся [17, 24, 19, 29]:

• неконтролируемая артериальная гипертензия в среднем и пожилом возрасте;

• атеросклероз магистральных артерий головы;

• гиперлипидемия;

• гипергомоцистеинемия;

• сахарный диабет;

• избыточный вес;

• гиподинамия;

• хроническая гипоксия, например, при заболеваниях дыхательных путей;

• черепно-мозговая травма в анамнезе;

• низкий уровень образования;

• низкая интеллектуальная активность в течение жизни;

• эпизоды депрессии в молодом и среднем возрасте;

• женский пол.

Этиология. БА является заболеванием с многофакторной этиологией. Согласно современным представлениям, существует генетическая предрасположенность к БА, однако для ее клинической реализации необходимо также неблагоприятное воздействие внешних средовых факторов.

Семейные формы заболевания встречаются относительно нечасто — не более 10 % всех случаев. Семейные формы БА, как правило, характеризуются ранним началом (до 65 лет), аутосомно-доминантным типом наследования и высокой пенетрантностью патологического гена. Недавние исследования в области генетики позволили идентифицировать три гена, ответственных за развитие семейных форм БА с ранним началом [7, 15, 17]:

• ген, кодирующий предшественник амилоидного белка (21 — я хромосома);

• пресенилин-1 (14-я хромосома);

• пресенилин-2 (1-я хромосома).

Наиболее частой является мутация гена пресенилин-1 на 14-й хромосоме, которая встречается в 60–70 % всех пресенильных случаев семейной БА. Наличие данной мутации означает почти 100 % вероятность заболеть БА в возрастном диапазоне от 40 до 65 лет [7, 15, 17].

Мутация гена, кодирующего предшественник амилоидного белка (ПАБ) на 21-й хромосоме, встречается у 3–5% всех семей с пресенильным типом заболевания. С этим геном связана, в частности, БА при болезни Дауна. Известно, что у пациентов с болезнью Дауна в возрасте 20–30 лет на фоне изначальной умственной отсталости развивается деменция, патоморфология которой удовлетворяет диагностическим критериям БА [7, 15, 17].

Наиболее редкой является мутация в гене пресенилин-2 на 1-й хромосоме, которая характеризуется низкой пенетрантностью (низкая заболеваемость, несмотря на наличие патологического гена). Мутации гена пресенилин-2 встречаются не только при раннем начале БА, но и при сенильных формах данного заболевания [7, 15, 17].

Ген ПАБ, пресенилин-1 и пресенилин-2 кодируют белки, участвующие в метаболизме предшественника амилоидного белка (см. раздел «Патогенез»).

В возникновении поздней семейной и спорадической формы БА решающее значение придается наличию аллеля аполипопротеина Е4 (апоЕ4) на 19-й хромосоме. АпоЕ является белком, участвующим в транспорте липидов, и имеет большое значение в биосинтезе клеточных мембран. В человеческом геноме могут присутствовать 4 аллеля гена апоЕ. Наличие гена апоЕ4 увеличивает риск развития БА примерно в 2 раза по сравнению со среднестатистическим риском. Присутствие гена апоЕ2, напротив, уменьшает риск возникновения БА [7, 15, 17].

Активно изучается этиологическая роль других генетических факторов, так как БА может развиваться в отсутствие четырех приведенных выше известных патологических генов.

Как уже указывалось выше, только носительства патологических генов в большинстве случаев недостаточно для прижизненной реализации врожденной генетической программы. Первостепенно важную роль играет пожилой возраст. Увеличивают темп дегенеративного процесса и приближают время клинической манифестации симптомов деменции церебральная ишемия и гипоксия, черепно-мозговая травма и дисметаболические нарушения (в том числе дефицит витаминов группы В, фолиевой кислоты, гипотиреоз, печеночная и почечная недостаточность и др.).

Патогенез. Согласно наиболее обсуждаемой на сегодняшний день «амилоидной гипотезе», отправной точкой патогенеза БА является нарушение метаболизма ПАБ. Установленные в настоящее время гены БА либо непосредственно кодируют данный белок (ген, кодирующий ПАБ, 21-я хромосома), либо метаболизирующие его ферменты (так называемые альфа-, бета- и гамма-секретазы: пресенилин-1, хромосома 14 и пресенилин-2, хромосома 1).

В норме ПАБ расщепляется ферментом альфа-секретазой на одинаковые по величине полипептиды, которые не являются патогенными. При генетической дефектности данного белка иди дефектности ферментных систем, ПАБ расщепляется бета- и гамма-секретазами на различные по длине фрагменты. При этом длинные фрагменты (альфа-бета-42) являются нерастворимыми и поэтому откладываются в паренхиме головного мозга и стенках церебральных сосудов (стадия диффузного церебрального амилоидоза). Далее в паренхиме головного мозга происходит агрегация нерастворимых фрагментов в патологический белок — бета-амилоид. «Гнездные» отложения данного белка в паренхиме головного мозга называют сенильными бляшками. Отложение амилоидного белка в церебральных сосудах приводит к развитию церебральной амилоидной ангиопатии, которая является одной из причин хронической ишемии мозга [1, 3,10, 17, 22, 26, 29].

Бета-амилоид и нерастворимые фракции диффузного амилоидного белка обладают нейротоксическими свойствами. В эксперименте показано, что на фоне церебрального амилоидоза активируются тканевые медиаторы воспаления, усиливается выброс возбуждающих медиаторов (глутамат, аспартат и др.), повышается образование свободных радикалов. Результатом всего этого сложного каскада событий является повреждение нейрональных мембран, индикатором которого является образование внутри клеток нейрофибриллярных сплетений (НФС). НФС представляют собой фрагменты биохимически измененной внутренней мембраны нейрона и содержат гиперфосфорилированный тау-протеин. В норме тау-протеин является одним из основных белков внутренней мембраны нейронов. Наличие внутриклеточных НФС свидетельствует о необратимом повреждении клетки и ее скорой гибели, после которой НФС выходят в межклеточное пространство («НФС-призраки»). В первую очередь и в наибольшей степени страдают нейроны, окружающие сенильные бляшки [1, 3, 10, 17,12, 26, 29] (рис. 3.1).

Следует отметить, что начальные признаки альцгеймеровской дегенерации, такие как диффузный церебральный амилоидоз и даже сенильные бляшки, обнаруживаются у подавляющего большинства старых людей с нормальными по возрасту когнитивными функциями. Поэтому обязательным морфологическим критерием диагноза БА является присутствие не только ранних, но и поздних признаков БА, таких как НФС и гибель нейронов. Имеет значение также выраженность изменений. При этом степень когнитивных нарушений коррелирует с уменьшением числа нейронов и синапсов между ними и не коррелирует с выраженностью церебрального амилоидоза [12, 17, 26, 29].

Наличие другого сопутствующего патологического процесса в головном мозге, даже незначительно выраженного, ведет к клинической манифестации синдрома деменции на более ранних этапах дегенеративного процесса. Речь идет в первую очередь о сосудистой мозговой недостаточности, которая укорачивает доклиническую фазу БА и переводит бессимптомный процесс в симптомный. Вероятно, поэтому БА разделяет с цереброваскулярной патологией общие факторы риска (артериальная гипертензия, атеросклероз, гиперлипидемия, гипергомоцистеинемия, сахарный диабет), а своевременная коррекция указанных нарушений ведет к отсрочке наступления деменции [3,19, 22].

Патологическая анатомия и нейрохимия БА. Патологическая анатомия БА представлена тремя основными видами изменений: сенильными бляшками, внутриклеточными нейрофибриллярными сплетениями и церебральной атрофией. Церебральная атрофия проявляется уменьшением объема и массы мозга, расширением корковых борозд и желудочковой системы [2, 12, 18, 26].

Различные отделы головного мозг вовлекаются в патологический процесс при БА неодинаково. Наибольшая выраженность атрофических изменений отмечается в гиппокампе и функционально связанных с ним глубинных отделах височных долей головного мозга. Затем патологические изменения последовательно развиваются в задних отделах височных долей и в теменных долях головного мозга. Наиболее поздно в патологический процесс вовлекаются конвекситальные отделы лобной коры и первичные моторные и сенсорные зоны [4, 12, 18, 26].

Важную роль в формировании когнитивных и поведенческих симптомов БА играют изменения со стороны нейротрансмиттерных систем. Относительно ранним событием патогенеза БА является поражение ядра Мейнерта и безымянного вещества. Данные образования являются началом восходящих ацетилхолинергических путей в различные отделы головного мозга. Гибель пресинаптических ацетилхолинергических нейронов данных анатомических структур приводит к недостаточности ацетилхолинергической нейротрансмиттерной системы. Имеется прямое соответствие между тяжестью деменции и центральным ацетилхолинергическим дефицитом. Снижение содержания ацетилхолина и уменьшение плотности рецепторов к ацетилхолину выявляются в гиппокампе, височной, теменной, лобной и орбитофронтальной коре. Помимо ацетилхолинергической системы, при БА страдают также другие нейротрансмиттерные системы: глутаматергическая, норадренергическая, дофаминергическая, серотонинергическая и др. [3, 4, 13, 24].

Клиническая картина. Дегенеративный процесс при БА начинается приблизительно за 15–20 лет до появления клинических симптомов. Первым и ведущим проявлением заболевания чаще всего являются нарушения памяти. Нередко они возникают и текут изолированно от других когнитивных нарушений за несколько лет до развития деменции. В первую очередь нарушается память на текущие или недавно произошедшие события, в то время как воспоминания о давних событиях остаются временно сохранными. Такая закономерность прогрессирования нарушений памяти при БА получила название закона Рибо. Пациенты не удерживают в памяти текущую информацию, что вызывает затруднения в повседневной деятельности. Это обусловлено дефектом кодирования информации, перевода ее в долговременную память и недостаточностью извлечения информации. Нарушения памяти довольно рано приводят к нарушению ориентировки во времени (амнестическая дезориентировка во времени). С развитием заболевания нарушается память и на отдаленные события. Иногда «пустоты» в памяти заменяются вымышленными событиями (так называемые конфабуляции — ложные воспоминания). На продвинутых стадиях заболевания пациенты могут припомнить лишь самые важные события жизни [5, 14, 25].

Нарушения памяти по преимуществу носят модально-неспецифический характер, хотя в большей степени и раньше страдает зрительная память и память на запахи, что соответствует локализации и динамике патоморфологических изменений в головном мозге [5, 14, 25].

Для исследования мнестической функции используются нейропсихологические тесты с запоминанием и воспроизведением серии слов и изображений. БА характеризуется особым видом нарушений памяти, отражающим заинтересованность гиппокампа и глубинных отделов височных долей головного мозга. При этом наблюдаются значительная разница между непосредственным и отсроченным от предъявления воспроизведением (повышенная чувствительность следа памяти к интерференции), посторонние вплетения (нарушение избирательности памяти), неэффективность организации материала на этапе заучивания и подсказок при воспроизведении [5, 8, 14].

Нарушения речи довольно часты у больных БА и могут наблюдаться на относительно ранних этапах течения болезни. Они частично связаны с базисными нарушениями памяти и проявляются затруднениями в назывании предметов и объектов (аномия, амнестическая афазия) и восприятии чужой и собственной речи (сенсорная, семантическая афазия). Это проявляется в пробе на называние слов одной семантической категории в ограниченный интервал времени (например, назвать животных, растения и т. д.). Затруднения в подборе слов могут маскироваться их заменой близкими по смыслу, иногда возникают парафазии (произнесение слов, не соответствующих контексту высказывания). Письмо, чтение и повторение слов поначалу остаются сохранными. По мере развития заболевания затруднения в назывании и подборе слов нарастают, учащаются парафазии, нарушаются понимание речи, письмо, чтение, речь больного утрачивает смысл. Нередко появляются эхолалии (повторение чужих слов) или палилалии (повторение собственных слов). В конце концов происходит полное нарушение речевых функций с непониманием обращенной речи и отсутствием спонтанной речи — развивается тотальная афазия. Артикуляция сохраняется до последних этапов заболевания, в финале оказываются возможными нечленораздельные высказывания или развивается мутизм [8, 14, 25, 28, 29].

Зрительно-пространственные дисгностические и диспрактические нарушения являются обязательными, часто рано развивающимися, и могут быть ведущими проявлениями БА. Поначалу наблюдаются затруднения в ориентировке в незнакомой местности или обстановке, продумывании схемы поездок на транспорте, особенно в метро, когда требуется пользоваться схемами. Позднее развивается выраженная дезориентировка в пространстве, даже в относительно знакомых местах [8, 14, 25, 28, 29].

В клинической практике для тестирования пространственных функций пациента просят перерисовывать сложные геометрические фигуры или нарисовать циферблат часов со стрелками. Трудности при выполнении этих заданий, которые свидетельствуют о пространственных расстройствах, называются пространственной (конструктивной) апраксией. Пространственная апраксия почти всегда сочетается с пространственной агнозией, так как в их основе лежат общий механизм (утрата представлений о трехмерном пространстве) и общий субстрат (патология теменных долей головного мозга). Поэтому иногда пространственные расстройства объединяют термином «апракто-агностический синдром». На поздних этапах болезни прогрессирование диспрактических нарушений ведет к нарушениям самообслуживания, в частности нарушениям одевания (апраксия одевания) [14, 25, 28, 29].

На ранних этапах заболевания критика к своему состоянию полностью или частично сохранна. Осознание прогрессирующего когнитивного дефекта часто вызывает обоснованную тревогу и беспокойство. В большинстве случаев пациенты выглядят растерянными, активно жалуются на снижение Памяти, могут предъявлять другие жалобы, отражающие повышенный Уровень тревоги. В 25–40 % случаев развивается депрессия, в структуре которой почти всегда присутствуют выраженные тревожные нарушения [22, 24].

По мере прогрессирования заболевания снижается критика и происходит так называемая сенильная перестройка структуры личности. У пациентов появляются эгоцентризм, ворчливость, склонность к подозрениям и конфликтам. Позднее на фоне личностных изменений наблюдается склонность к бредообразованию. Весьма специфичным для развернутых стадий БА видом поведенческих нарушений является бред ущерба: пациент подозревает ближайших родственников в том, что они крадут его вещи, собираются оставить без помощи, пытаются уморить и т. д. Регулярно встречаются и другие виды поведенческих нарушений: бесцельная двигательная активность (бродяжничество, хождения из угла в угол, перекладывание вещей), изменение пищевого поведения (гиперфагия, повышенная тяга к сладкому), сексуальная несдержанность. На этапе выраженной деменции возникает так называемый симптом зеркала: больные перестают узнавать свое изображение в зеркале, воспринимают его как постороннего человека. Бред и другие виды поздних поведенческих нарушений не являются обязательными для БА, но развиваются у большинства пациентов с этим заболеванием [8, 22, 24].

Прогрессирование когнитивных и поведенческих нарушений закономерно приводит к трудностям в повседневной жизни и к постепенной утрате независимости и самостоятельности. На начальных этапах БА нарушаются наиболее сложные виды повседневной деятельности, такие как работа, хобби и увлечения, социальная активность, общение с другими людьми. При этом у себя дома пациент полностью адаптирован, может ходить в ближайший магазин и совершать путешествия по хорошо знакомым маршрутам. Позднее возникают трудности у себя дома, развивается частичная, а затем и полная зависимость от посторонней помощи. На стадии тяжелой деменции бред и другие поведенческие расстройства постепенно регрессируют из-за грубой интеллектуальной недостаточности. Больные апатичны и не предпринимают каких-либо попыток активной деятельности. Снижаются чувства голода и жажды. В финале БА речь утрачивается, пациенты не могут ходить и поддерживать равновесие, испытывают трудности при кормлении из-за нарушения жевания. Смерть наступает из-за осложнений обездвиженности или от сопутствующих заболеваний [3, 4, 8, 21, 24].

Описание основных клинических характеристик БА приведено в «Общей шкале нарушений» (Global deterioration rating, Reisberg В., 1982) (Приложение 11) [27].

Вплоть до наиболее поздних стадий в подавляющем большинстве случаев БА отсутствуют двигательные, чувствительные и тазовые нарушения. Редко (не более чем в 10 % случаев) выявляются легкие экстрапирамидные симптомы: гипокинезия и повышение мышечного тонуса. БА с экстрапирамидными симптомами иногда выделяют в особую форму заболевания, которая характеризуется более быстрым темпом прогрессирования. Предполагается, что морфологической основой БА с экстрапирамидными симптомами является сочетание нейродегенеративных изменений, характерных для БА (сенильные бляшки, НФС), с тельцами Леви, которые являются морфологическими признаками болезни Паркинсона или деменции с тельцами Леви [3, 4, 22, 23].

На стадии тяжелой деменции в неврологическом статусе определяются нарушения походки, связанные с утратой навыка ходьбы (апраксия ходьбы). Утрачивается также контроль над мочеиспусканием и дефекацией. У части пациентов развиваются миоклонии [3, 4, 21, 22]. Особенности клинической картины БА приведены в таблице 3.1.

Таблица 3.1

Основные клинические характеристики БА

Дебют БА (легкая деменция) Развернутые стадии (умеренная деменция) Поздние стадии (тяжелая деменция)
Когнитивные расстройства Нарушения памяти на недавние события. Отдаленная память сохранена. Амнестическая дезориентировка во времени. Нарушения ориентировки в незнакомой местности. Трудности называния предметов Выраженные нарушения памяти: вспоминает лишь главные события жизни. Дезориентировка в месте и времени. Апракто-агностический синдром. Амнестическая, позже сенсорная афазия Отсутствие когнитивной деятельности, утрата речи
Эмоциональные и поведенческие расстройства Тревожно-депрессивные расстройства Подозрительность, бред ущерба, агрессивность, галлюцинации Апатия, снижение витальных мотиваций
Неврологический статус Нет нарушений Нет нарушений. Редко: гипокинезия, повышение тонуса по пластическому типу Нарушения походки и мочеиспускания. Редко: миоклонии
МРТ головы Атрофия гиппокампа Диффузная атрофия с акцентом на теменно-височные отделы Грубая диффузная церебральная атрофия

Согласно МКБ-10 выделяют пресенильную и сенильную формы БА. О пресенильной форме БА говорят при начале заболевания в возрасте 65 лет, а о сенильной форме — при начале после 65 лет. Пресенильная БА характеризуется более быстрым прогрессированием и ранним присоединением афазии, апраксии и агнозии, в большинстве случаев можно проследить семейный анамнез заболевания. Сенильная БА прогрессирует медленнее, нарушения памяти длительное время остаются ведущим симптомом, в то время как другие когнитивные нарушения представлены мягко, семейный анамнез обычно не прослеживается (см. табл. 3.2) [6].

Диагноз. Диагностика БА базируется на характерных анамнестических, клинических и инструментальных данных. Прижизненный диагноз всегда носит вероятностный характер: достоверный диагноз БА может быть установлен только на основании патоморфологического исследования.

Анамнестически БА характеризуется незаметным началом: пациент и его родственники с трудом определяют время появления первых симптомов. Заболевание носит неуклонно прогрессирующий характер. Наибольший темп прогрессирования отмечается на стадиях легкой и умеренной деменции. На стадии тяжелой деменции темп прогрессирования уменьшается, иногда симптомы носят почти стационарный характер. Следует отметить, что, хотя длительные остановки прогрессирования заболевания считаются нехарактерными для БА, они все же не исключают данный диагноз, особенно у лиц пожилого и старческого возраста [5, 23, 28].

Таблица 3.2

Различия между пресенильной и сенильной БА

Пресенильная БА Сенильная БА
Семейный анамнез Часто Редко
Клиника Нарушения памяти + выраженные афазия, апраксия, агнозия Доминируют нарушения памяти
Прогрессирование Быстрое Медленное, возможны периоды стабилизации (плато)

Основным диагностическим признаком БА является характерная клиническая картина деменции: нарушения памяти преимущественно на недавние события в сочетании с другими когнитивными расстройствами в отсутствие очаговой неврологической симптоматики. Диагностические критерии БА в соответствии с Международной классификацией болезней (10-го пересмотра) предусматривают следующее [6]:

• Клинический диагноз деменции, который включает:

— нарушения памяти, которые проявляются в нарушении способности к запоминанию нового материала, а в более тяжелых случаях — также в затруднении припоминания ранее усвоенной информации. Нарушения проявляются как в вербальной, так и в невербальной модальности. Мнестические расстройства должны быть объективизированы с помощью нейропсихологических тестов;

— нарушение других когнитивных функций, что проявляется нарушением способности к суждениям, мышлению (планирование, организация) и переработке информации. Эти нарушения должны быть объективизированы, желательно с использованием соответствующих нейропсихологических тестов. Необходимым условием диагноза деменции является снижение когнитивных функций по сравнению с более высоким исходным мнестико-интеллектуальным уровнем;

— нарушение когнитивных функций определяется на фоне сохранного сознания;

— нарушение эмоционального контроля или мотиваций или изменение социального поведения — по меньшей мере одно из следующих: эмоциональная лабильность, раздражительность, апатия, асоциальное поведение;

— для достоверного диагноза перечисленные признаки должны наблюдаться по меньшей мере в течение 6 мес.; при более коротком наблюдении диагноз может быть предположительным.

• Отсутствуют анамнестические, физикальные и инструментальные данные о другом заболевании, которое может вызывать деменцию (цереброваскулярное поражение, ВИЧ, болезнь Паркинсона, хорея Гентингтона, нормотензивная гидроцефалия, системные заболевания, гипотиреоз, дефицит витамина В12 или фолиевой кислоты, гиперкальциемия, алкоголизм, наркомания).

В клинической практике и при проведении научных исследований, наряду с диагностическими критериями МКБ-10, широко используются также диагностические критерии Американского национального института неврологических и коммуникативных расстройств и инсульта и Общества болезни Альцгеймера и ассоциированных расстройств (NINCDS-АDRA), которые приведены в таблице 3.3 [23].

Применение диагностических критериев NINCDS-АDRA позволило добиться соответствия клинической и патоморфологической диагностики БА в 85–95 % случаев. Однако нередкой остается неточная клиническая диагностика, когда другие неврологические, соматические и психиатрические заболевания, сопровождающиеся или проявляющиеся деменцией, диагностируются как БА. Как правило, диагностика заболевания опаздывает на 2–3 года после появления его первых клинических признаков.

Лабораторные и инструментальные методы исследования имеют вспомогательное значение в диагностике БА. Рутинные анализы крови, мочи и спинномозговой жидкости не выявляют какой-либо патологии. В то же время определение в спинномозговой жидкости специфических маркеров дегенеративного процесса может служить дополнительным подтверждением клинического диагноза. В качестве таких маркеров в настоящее время рассматривается содержание в спинномозговой жидкости фрагмента амилоидного белка (альфа-бета-42) и тау-протеина. БА характеризуется уменьшением концентрации альфа-бета-42 и одновременным увеличением концентрации тау-протеина. Данный признак имеет особенно важное диагностическое значение на додементных стадиях БА, когда клиническая диагностика не может быть достаточно надежной в силу мягкости симптоматики [22, 24, 26, 28, 29].

Таблица 3.3

Диагностические критерии БА национального (США) Института неврологических и коммуникативных расстройств и инсульта и Общества болезни Альцгеймера и ассоциированных расстройств (NINCDS-ADRDA) (McKаhn G. et al., 1984)

Определенная БА:
• клиническая картина, соответствующая «вероятной БА» (см. ниже);
• гистопатологические признаки БА, полученные при биопсии или при патоморфологическом исследовании.
Вероятная БА:
А. Обязательные признаки:
1. Наличие деменции по результатам скрининговых нейропсихологических шкал.
2. Наличие нарушений не менее чем в двух когнитивных сферах или наличие прогрессирующих нарушений в одной когнитивной сфере.
3. Прогрессирующий характер нарушений памяти и других когнитивных функций.
4. Отсутствие нарушений сознания.
5. Начало заболевания в возрастном диапазоне от 40 до 90 лет.
6. Отсутствие признаков системных дисметаболических нарушений или других заболеваний головного мозга, которые объясняли бы нарушения памяти и других когнитивных функций.
Б. Дополнительные диагностические признаки:
1. Наличие прогрессирующей афазии, апраксии или агнозии.
2. Трудности в повседневной жизни или изменение поведения.
3. Наследственный анамнез БА.
4. Отсутствие изменений при рутинном исследовании спинномозговой жидкости.
5. Отсутствие изменений или неспецифические изменения (например, увеличение медленноволновой активности) при электроэнцефалографии.
6. Признаки нарастающей церебральной атрофии при повторных КТ- или МРТ- исследованиях головы.
В. Признаки, не противоречащие диагнозу БА (после исключения других заболеваний ЦНС):
1. Периоды стабилизации симптоматики.
2. Симптомы депрессии, нарушения сна, недержание мочи, бред, галлюцинации, иллюзии, вербальное, эмоциональное или двигательное возбуждение, потеря веса.
3. Неврологические нарушения (на поздних стадиях болезни) — повышение мышечного тонуса, миоклонии, нарушение походки.
4. Эпилептические припадки (на поздних стадиях болезни).
5. Нормальная КТ- или МРТ-картина.
6. Необычное начало, клиническая картина или история развития деменции.
7. Наличие системных дисметаболических расстройств или других заболеваний головного мозга, которые, однако, не объясняют основной симптоматики.
Г. Признаки, исключающие диагноз БА:
1. Внезапное начало деменции.
2. Очаговая неврологическая симптоматика (например, гемипарез, нарушение полей зрения, мозжечковая атаксия).
3. Эпилептические припадки или нарушения ходьбы на ранних стадиях заболевания.
Возможная БА:
• атипичное начало, течение и симптоматика деменции при отсутствии других ее причин (неврологических, психиатрических, соматических);
• наличие соматических заболеваний и/или органического поражения головного мозга, которые могут вызвать деменцию, но не рассматриваются в качестве ее причины (в данном случае).

Диагностическое значение электрофизиологических методов исследования невелико. Обычно ЭЭГ фиксирует увеличение медленноволновой активности, особенно в задних отделах коры головного мозга. Весьма характерно также удлинение латентных периодов поздних компонентов когнитивных вызванных потенциалов, отражающих процессы внимания и принятия решения (Р300). Однако указанные изменения неспецифичны и наблюдаются также при когнитивных нарушениях иной природы, расстройствах функционального ряда [3, 4, 23, 28].

Обязательным этапом обследования пациентов с БА является нейровизуализация: компьютерная рентгеновская или магнитно-резонансная томография головного мозга. Целью нейровизуализации является, во-первых, исключение других поражений головного мозга с клиникой деменции и, во- вторых, получение дополнительных позитивных подтверждений диагноза. Первая задача считается более важной: диагноз БА остается правомерным и при отсутствии каких-либо специфических нейровизуализационных изменений, но при наличии характерной клиники.

Характерным (но не специфичным) нейровизуализационным признаком БА является атрофия гиппокампа, которая выявляется на коронарных срезах. Диффузная церебральная атрофия менее значима для диагноза, однако высокий темп атрофического процесса, выявляемый при повторных КТ- или МРТ-исследованиях, также служит дополнительным подтверждением диагноза (см. рис. 2.1). Методы функциональной нейровизуализации (позитронно-эмиссионная томография, однофотонно-эмиссионная компьютерная томография) выявляют снижение метаболизма и кровотока в медиобазальных отделах лобных долей, глубинных и задних отделах височных долей и в теменных долях головного мозга [2, 3, 4, 22, 28]. В последние годы разработан метод прижизненной визуализации бета-амилоида в головном мозге с помощью позитронно-эмиссионной томографии с применением специального радиофармпрепарата, тропного к фрагменту амилоидного белка («питсбургская субстанция», PIB).

Дифференциальный диагноз. БА следует дифференцировать с другими заболеваниями с картиной прогрессирующей деменции.

В первую очередь следует исключить потенциально обратимые виды деменции. К ним относятся дисметаболическая энцефалопатия вследствие соматических и эндокринных заболеваний, дефицитарных состояний (недостаточность витамина В12, фолиевой кислоты), интоксикаций; нормотензивная гидроцефалия, опухоли головного мозга, нейроинфекции. Для выявления указанных состояний все пациенты с деменцией должны пройти полноценное клиническое, лабораторное и инструментальное обследование, включая нейровизуализацию.

Чаще всего проводится дифференциальный диагноз между БА и сосудистой деменцией, другими нейродегенеративными заболеваниями.

Для сосудистой деменции в большинстве случаев характерно преобладание в структуре когнитивных нарушений дизрегуляторных расстройств (нарушение планирования, организации деятельности) при относительно сохранной памяти на события жизни в начале деменции. Другим важным отличительным признаком является наличие уже на стадии легкой деменции выраженной очаговой неврологической симптоматики, прежде всего в виде псевдобульбарного синдрома, нарушений походки. При КТ/МРТ головного мозга выявляются последствия острых нарушений мозгового кровообращения и/или выраженный лейкоареоз, нередко гидроцефалия. В то же время наличие сердечно-сосудистых заболеваний не может служить дифференциально-диагностическим признаком, так как артериальная гипертензия, атеросклероз и сахарный диабет являются факторами риска не только сосудистой деменции, но и БА.

Следует отметить, что не менее чем в 15 % случаев деменции в пожилом возрасте отмечается сосуществование сосудистого поражения головного мозга и альцгеймеровского дегенеративного процесса (так называемая смешанная деменция). В этих случаях в клиническом статусе одновременно отмечаются признаки обоих заболеваний (см. «Сосудистые и смешанные когнитивные расстройства»).

При деменции с тельцами Леви на первый план клинической картины выступают замедленность и заторможенность психических процессов, колебания концентрации внимания (так называемые флюктуации). Другой отличительной особенностью являются повторяющиеся зрительные галлюцинации в виде образов животных или людей. В нейропсихологическом статусе наряду с умеренными нарушениями памяти важное место занимают нарушения зрительно-пространственного гнозиса и праксиса, однако отсутствуют речевые расстройства. Двигательные нарушения представлены различными по выраженности экстрапирамидными расстройствами, такими как гипокинезия, ригидность, постуральная неустойчивость, реже — акционный и/или статический тремор. Также весьма характерна периферическая вегетативная недостаточность. Специфический нейровизуализационный признак — значительное расширение задних рогов боковых желудочков (см. «Деменция с тельцами Леви»).

Лобно-височная дегенерация обычно начинается в пресенильном возрасте (50–65 лет). Характеризуется в первую очередь снижением критики и связанными с этим поведенческими нарушениями: импульсивность, бестактность, пренебрежение принятыми в обществе нормами поведения; изменением пищевого и сексуального поведения. Обычно данные расстройства сочетаются с нарушениями речи по типу акустико-мнестической и/или динамической афазии. В редких случаях заболевание может дебютировать с речевых нарушений (так называемая первичная прогрессирующая афазия). В отличие от БА, память на события жизни, пространственный гнозис и праксис, ориентировка в месте и времени длительное время остаются сохранными. В неврологическом статусе определяются симптомы орального автоматизма, хватательный рефлекс, феномен «противодержания» при исследовании мышечного тонуса, в редких случаях — симптомы паркинсонизма. Специфическим (но не обязательным для диагноза) нейровизуализационным признаком является локальная атрофия лобных и передних отделов височных долей головного мозга, нередко односторонняя (см. «Лобно-височная дегенерация»).

Лечение. Лечение БА должно быть направлено на остановку прогрессирования заболевания (нейропротекторная терапия) и уменьшение выраженности уже имеющихся симптомов.

Возможности нейропротекторной терапии БА остаются на сегодняшний день весьма ограниченными. В экспериментальных работах и в рамках клинических исследований предпринимаются попытки воздействия на основные звенья патогенеза БА, исходя из представления об амилоидном каскаде как ведущем механизме развития данного заболевания [10, 15, 22, 24, 28] (табл. 3.4). Однако в клинической практике данные подходы пока не используются, хотя вероятность их скорого внедрения в практику высока.

Таблица 3.4

Нейропротекторная терапия БА

Фармакологическая мишень Терапевтический подход
Метаболизм предшественника амилоидного белка Ингибиторы бета- и гамма-секретаз Активаторы альфа-секретазы
Агрегация фрагментов альфа-бета-42 в бета-амилоид Ингибиторы амилоидогенеза
Нейротоксичность бета-амилоида Активная и пассивная антиамилоидная вакцинация
Образование нейрофибриллярных сплетений Ингибиторы фосфорилирования тау-протеина

С целью первичной и вторичной профилактики БА оправдано воздействие на модифицируемые факторы риска БА у лиц среднего и пожилого возраста. Целесообразны установление контроля артериальной гипертензии, сахарного диабета, гиперлипидемии, других сосудистых факторов риска, включение в рацион продуктов, богатых природными антиоксидантами (цитрусовые, оливковое масло, красное вино и др.), умеренные умственные и физические нагрузки. Эпидемиологические наблюдения свидетельствуют, что указанные мероприятия уменьшают риск возникновения и темпы нарастания когнитивных нарушений, в том числе у генетически предрасположенных к БА лиц.

Лечение клинически манифестной БА зависит от выраженности когнитивных расстройств. На додементных стадиях (при легких и умеренных нарушениях) используются лекарственные препараты, улучшающие церебральную микроциркуляцию и нейрометаболические процессы. На сегодняшний день имеется положительный опыт применения стандартизованного экстракта гинкго билоба (ЕGb 761), пирацетама в дозах 2,4–4,8 г/сут., ницерголина, пирибедила, фосфатидилхолина, внутривенных вливаний церебролизина, актовегина и др. Остается открытым вопрос о длительности применения указанных препаратов. На сегодняшний день преобладает точка зрения о целесообразности продолжительных курсов (6 мес. и более).

На стадии деменции для уменьшения выраженности основных симптомов БА успешно применяются препараты, оптимизирующие синаптическую передачу. С этой целью используются ингибиторы ацетилхолинэстеразы и антиглутаматные препараты.

Основанием для применения ацетилхолинергических препаратов в терапии БА послужили исследования, в которых была показана корреляционная связь между выраженностью ацетилхолинергической недостаточности и тяжестью когнитивных нарушений и других симптомов БА. Опыт применения ингибиторов ацетилхолинэстеразы в клинической практике подтвердил эффективность данного терапевтического подхода. Показано, что на фоне ацетилхолинергической терапии наблюдается уменьшение выраженности когнитивных и поведенческих нарушений, улучшается адаптация в повседневной жизни, снижается нагрузка на ухаживающих лиц. Противопоказаниями для применения данных препаратов являются синдром слабости синусового узла, брадикардия, тяжелая бронхиальная астма, заболевания печени, почечная недостаточность, неконтролируемая эпилепсия [1, 22, 24].

Таблица 3.5

Схема назначения ингибиторов ацетилхолинэстеразы при БА

Препарат Начальная доза Периодичность увеличения дозы, нед. На сколько увеличивать, мг/сут. Максимальная доза
Донепезил (арисепт) 5 мг 1 раз в день 4 5 10 мг/сут.
Ривастигмин (экселон) 1,5 мг 2 раза в день 4 3,0 6 мг 2 раза в день
Галантамин (реминил) 4 мг 2 раза в день 4 8 12 мг 2 раза в день
Ипидакрин (нейромидин) 20 мг 2 раза в день 2 20 40 мг 2 раза в день

В настоящее время для лечения БА применяются 4 ингибитора ацетилхолинэстеразы (табл. 3.5). В начале лечения тем или иным ингибитором ацетилхолинэстеразы в процессе титрования дозы у 10–15 % возникают побочные эффекты в виде головокружения, тошноты, рвоты, диареи или анорексии. Данные побочные явления не угрожают здоровью пациентов и обязательно проходят при уменьшении дозы. Однако в этих случаях не следует стремиться к достижению максимальных доз, но нужно остановиться на хорошо переносимой дозе препарата. В настоящее время активно разрабатываются и внедряются новые лекарственные формы ацетилхолинергических препаратов, более удобные в отношении режима дозирования и с меньшей частотой побочных эффектов. К таким формам относится, в частности, ривастигмин в форме накожного пластыря. Использование накожного пластыря позволяет значительно сократить время титрования дозы и таким образом уменьшить время достижения максимальной эффективности терапии. Одновременно удается минимизировать число холинергических побочных эффектов. Использование пластыря позволяет увеличить приверженность терапии, так как многие пациенты с БА негативно настроены в отношении перорального приема лекарств.

Критерием эффективности ацетилхолинергической терапии является улучшение или стабилизация симптомов на протяжении не менее 6 мес. Если, несмотря на проводимую терапию, продолжается ухудшение когнитивных функций, следует заменить используемый препарат на другой ингибитор ацетилхолинэстеразы.

Помимо ингибиторов ацетилхолинэстеразы в лечении БА используется неконкурентный обратимый антагонист N-метил-D-аспартат-рецепторов к глутамату мемантин. Применение данного препарата уменьшает повреждающее действие глутамата на ацетилхолинергические нейроны и таким образом способствует их большей выживаемости и улучшению состояния ацетилхолинергической системы. Противопоказание к назначению мемантина — неконтролируемая эпилепсия. Препарат, как правило, хорошо переносится. Побочные эффекты в виде возбуждения, нарушений ночного сна крайне редки. Данный препарат назначается в начальной дозе 5 мг 1 раз в день, далее суточная доза увеличивается на 5 мг каждую неделю до терапевтической (20 мг/сут. в 2 приема) [1, 24, 28].

Как ацетилхолинергические препараты, так и мемантин, способствуют регрессу основных симптомов деменции: когнитивных, поведенческих, психотических и функциональных нарушений. Регресс поведенческих и психотических нарушений на фоне базовой терапии во многих случаях позволяет обойтись без применения нейролептиков. В дальнейшем (через 1–2 года и более от начала терапии) выраженность нервно-психических расстройств может увеличиваться, однако менее быстрыми темпами по сравнению с «естественным» течением заболевания.

Ингибиторы ацетилхолинэстеразы и мемантин воздействуют на различные фармакологические мишени и не образуют лекарственного взаимодействия, поэтому могут назначаться одновременно. Наиболее целесообразна комбинированная терапия при недостаточной эффективности монотерапии.

С симптоматической целью при развитии депрессии или поведенческих расстройств применяются антидепрессанты и нейролептики.

Антидепрессанты назначаются при наличии синдрома депрессии, которая нередко развивается в начале БА. Согласно общепринятой гериатрической практике, при сочетании когнитивных нарушений и депрессии терапию следует начинать с лечения депрессии, так как когнитивные расстройства в таком случае могут иметь вторичный характер по отношению к эмоциональным нарушениям. Лечение депрессии проводится по стандартным схемам. Используют препараты без дополнительного холинолитического эффекта, так как последний крайне нежелателен для пожилых лиц с когнитивными расстройствами. Наиболее предпочтительны селективные ингибиторы обратного захвата серотонина и ингибиторы обратного захвата серотонина и норадреналина [22, 28].

При наличии выраженных поведенческих нарушений, не отвечающих на ацетилхолинергическую и/или глутаматергическую терапию, назначаются нейролептики. Показаниям для назначения данного класса препаратов являются бред, галлюцинации, психомоторное возбуждение, агрессивность. Предпочтительны атипичные нейролептики, которые реже вызывают экстрапирамидные побочные эффекты (кветиапин, оланзапин, рисперидон, клозапин). При наличии в неврологическом статусе экстрапирамидных симптомов типичные нейролептики противопоказаны [22, 28].

У пациентов с БА следует воздерживаться от назначения бензодиазепинов и барбитуратов, так как данные лекарственные препараты могут оказывать негативный эффект в отношении когнитивных функций и поведения. Для симптоматического лечения нарушений сна можно использовать препараты мелатонина, низкие дозы зопиклона.

Из нелекарственных методов в лечении пациентов с БА используют упражнения по тренировке памяти и внимания. Они включают в себя обучение специальным приемам, облегчающим запоминание и воспроизведение, и упражнения, направленные на повышение концентрации внимания (см. главу 2). Данные методики наиболее эффективны на стадии умеренных когнитивных нарушений и легкой деменции.

Большое значение в ведении больного имеет информированность родственников о сущности заболевания и прогнозе. Родственников и лиц, осуществляющих уход, следует обучить правилам поведения с пациентами: отношение к пациенту должно быть неизменно уважительным, как к полноправному взрослому человеку, а неадекватное поведение пациента должно восприниматься как проявление заболевания. Следует поощрять плодотворную деятельность пациента, но оберегать его от потенциально опасных ситуаций, когда больные могут нанести вред себе или окружающим. На поздних стадиях БА существует необходимость постоянного ухода за больным, который может быть организован на дому или в специализированных стационарах.

Прогноз. Существующая на сегодня терапия не может полностью остановить прогрессирования заболевания, поэтому со временем развивается тяжелая деменция. Темпы прогрессирования существенно разнятся между пациентами. Первые симптомы болезни и стадию тяжелой деменции обычно разделяют около 10 лет. Более быстрое прогрессирование ожидаемо при наличии следующих признаков [21, 22]:

• возраст начала — менее 60 лет;

• наличие сопутствующего сосудистого поражения мозга (инсульты, хроническая ишемия);

• наличие речевых нарушений (афазии);

• наличие экстрапирамидных симптомов;

• наличие зрительных галлюцинаций;

• миоклонии.

Клинический случай . Пациент Г., 65 лет, по профессии — дипломат. Всегда вел активный интеллектуальный образ жизни, знает несколько европейских языков, длительное время жил за границей. Увлекался поэзией, сочинял стихи, имеет два опубликованных стихотворных сборника. Обратился с жалобой на ухудшение памяти на текущие события, трудности подбора слов в разговоре. Из-за указанных трудностей вынужден был оставить работу. В то же время дома пациент вполне адаптирован, себя обслуживает, участвует в ведении домашнего хозяйства, ходит в ближайший магазин.

Из анамнеза жизни: всегда отличался хорошим здоровьем, ничем не болел, кроме ОРЗ. В последние 2–3 года отмечает эпизодические подъемы АД до 150/90 мм рт. ст., по этому поводу принимает индапамид 2,5 мг/сут. Курит по 10–15 сигарет в день в течение 40 лет, алкоголь употребляет в умеренных количествах. В семейном анамнезе обращает на себя внимание забывчивость у матери пациента, которая наблюдалась за 2 года до ее смерти; мать пациента скончалась в 74 года от инфаркта миокарда.

При осмотре: в сознании, контактен, правильно ориентирован в месте, но ошибается при назывании даты вследствие мнестических расстройств. Критика к своему дефекту частично сохранена: обеспокоен нарастающей забывчивостью, однако считает ее неизбежным следствием своего возраста. Супруга пациента отмечает плохое запоминание происходящих событий, в то время как память о событиях жизни в целом сохранна. Речь пациента беглая, развернутая, грамматически правильная, но бедная существительными, заметны вербальные парафазии. Оживлены рефлексы орального автоматизма. Двигательных, чувствительных, координаторных и тазовых нарушений нет.

При нейропсихологическом исследовании: КШОПС — 22 балла. Ошибки допустил при ориентировке во времени (не назвал число, день недели и год), серийном счете (93-7=84, 72-7 сосчитать не смог) и задании на память (не вспомнил ни одного слова). Выявляются также нарушения конструктивного праксиса (см. рисунок кубика), симптомы амнестической афазии.

Лабораторно-инструментальные исследования выявляют умеренную гиперлипидемию II типа, гипертрофию левого желудочка.

МРТ головного мозга: признаки церебральной атрофии, наиболее выраженные в теменно-височных отделах.

Диагноз: болезнь Альцгеймера с синдромом легкой деменции. Был назначен галантамин по схеме до 12 мг 2 раза в день, спустя 3 мес. — мемантин по схеме до 10 мг 2 раза в день.

На фоне данной терапии состояние пациента улучшилось. Как он сам, так и его супруга отметили уменьшение мнестических и речевых нарушений. Пациент продолжал обслуживать себя, вел активный образ жизни, встречался с друзьями, играл в большой теннис.

Результаты повторных психометрических исследований: КШОПС до лечения — 22 балла, через 6 мес. терапии — 26 баллов, через 12 мес. — 26 баллов, через 24 мес. — 23 балла.

Через 3–4 года от начала терапии супруга пациента отметила некоторое ухудшение памяти и сообразительности. Пациент стал менее активным, постепенно стал меньше интересоваться окружающим, эпизодически отмечались трудности при пользовании дверным замком, домашним телефоном, кухонной плитой. Наросли речевые расстройства: стали очевидными поиск слов, трудности называния предметов, высказывания пациента становились все менее содержательными. Также наросли пространственные расстройства: пациент утратил возможность самостоятельно передвигаться по городу без помощи своей супруги.

Через 4 года 6 мес. наблюдения, будучи на летнем отдыхе на даче, пациент эпизодически стал заявлять, что «надо вернуться к себе домой». Объяснения супруги о том, что это их собственная дача, он воспринимал недоверчиво. Однажды ночью самостоятельно поднялся, и пока все спали, собрался и ушел в неизвестном направлении. Неделю отсутствовал, затем был найден с помощью милиции в психиатрической клинике.

После данного эпизода в поведении пациента стали появляться элементы немотивированной раздражительности и агрессивности, которые со временем усиливались. Был назначен кветиапин в дозе 12,5 мг при возбуждении.

Через 5 лет 3 мес. наблюдения отмечался выраженный эпизод психомоторного возбуждения и агрессии в отношении супруги. Свое поведение пациент мотивировал тем, что супруга «на самом деле» посторонний человек, который выдает себя за его жену и хочет украсть из дома деньги. Был экстренно госпитализирован в психиатрический стационар. При повторном МРТ головы: нарастание атрофических изменений. Начата терапия оланзапином по 5 мг/сут., карбамазепином — 200 мг 2 раза в день, имованом — 7,5 мг на ночь. На этом фоне агрессивность и бредовые идеи уменьшились, однако усугубились нарушения памяти и речи, появились трудности при одевании, изменилась поза (стала согбенной).

При осмотре через 6 лет наблюдения: пациент в ясном сознании, но вял, апатичен, безынициативен. Обращенную речь понимает не полностью. Собственная речь больного практически лишена существительных, бессодержательна. Дезориентирован во времени, в месте ориентирован частично (может назвать только город и страну пребывания). Не может рассказать о событиях жизни, но называет свою профессию, имя супруги и детей. КШОПС — 12 баллов. В быту: нуждается в помощи при одевании, гигиенические процедуры выполняет сам, но после соответствующих напоминаний. Днем большую часть времени дремлет или бесцельно ходит следом за супругой или сиделкой. Ночью часто просыпается, будит своих домашних, пытается что-то объяснить или молча ходит из угла в угол. При оценке двигательной системы обращает на себя внимание легкая гипокинезия, повышение мышечного тонуса по пластическому типу.

Таким образом, представлен семейный случай пресенильной (т. е. с началом до 65 лет) БА. Диагноз базируется на следующих признаках:

• синдром деменции, в структуре которой преобладают мнестические расстройства. Помимо нарушений памяти, уже на начальных этапах заболевания отмечаются дисфазические расстройства, что также типично для БА, в особенности для пресенильной формы данного заболевания;

• отсутствие в неврологическом статусе на начальных этапах заболевания двигательных, чувствительных и тазовых нарушений. Присоединение на стадии выраженной деменции экстрапирамидных расстройств, вероятно, связано с использованием нейролептиков;

• данные МРТ головного мозга, которые выявляют церебральную атрофию с акцентом в задних отделах коры при отсутствии признаков цереброваскулярного или иного патологического процесса;

• развитие на стадии выраженной деменции типичных поведенческих расстройств, таких как бред двойников, бред по типу «я не у себя дома».

Ацетилхолинергическая и глутаматергическая терапия оказала в представленном случае клинически значимый и продолжительный положительный эффект: в течение не менее 2 лет от начала терапии отсутствовало какое-либо ухудшение состояния пациента. Однако в дальнейшем, в результате естественного прогрессирования заболевания, наросла выраженность когнитивных расстройств, присоединились поведенческие нарушения, увеличилась степень дезадаптации. К концу срока наблюдения пациент несамостоятелен даже в пределах собственной квартиры, нуждается в напоминаниях и контроле при самообслуживании, что соответствует деменции умеренной выраженности.

Литература

1. Гаврилова С.И. Фармакотерапия болезни Альцгеймера. — М.: Пульс, 2003. - 320 с.

2. Дамулин И.В., Левин О.С., Яхно H.H. Болезнь Альцгеймера: клинико-МРТ-исследование // Неврол. журн. — 1999. — Т. 4. - № 6. — С. 51–56.

3. Дамулин К.В. Болезнь Альцгеймера и сосудистая деменция / Под ред. Н.Н.Яхно. — М., 2002. - 85 с.

4. Дамулин И.В., Яхно H.H. Дегенеративные заболевания с когнитивными расстройствами / В кн.: «Болезни нервной системы». Под ред. Н.Н. Яхно. — 2005. — Т. 2. — С. 189–207.

5. Захаров В.В., Яхно Н.Н. Нарушения памяти. — М.: ГеотарМед, 2003. - 150 с.

6. Международная статистическая классификация болезней и проблем, связанных со здоровьем. 10-й пересмотр (МКБ-10). — Женева, ВОЗ, 1995. - 317 с.

7. Суханов А.В., Короленко Ц.П., Виноградова Т.Е. и др. Молекулярно-генетические факторы риска болезни Альцгеймера // Журн. неврол. и психиатрии. — 2001. — Т. 101-№ 1.-С. 65–68.

8. Тиганов А.С. Руководство по психиатрии. Т. I, Т. II. — М.: Медицина, 2007. - 180 с.

9. Штернберг Э.Я. Клиника деменций пресенильного возраста. — М.: Медицина, 1967.-247 с.

10. Aisen P.S. The development of anti-amiloid therapy for Alzheimer's disease: from secretase modulators to polymerization inhibitors // CNS Drugs. - 2005. - Vol. 19. - P. 989–996.

11. Alzheimer A. Uber eine eigenartige Erkrankung der Hirnrinde // Allg Z Psyciat. - 1907.-Vol. 64.-P 146–148.

12. Braak H., Braak E. Pathology of Alzheimer's disease / In: «Neurodegenerative diseases». Calne E.D. (ed.). - Philadelphia: W.B.Saunders, 1994. - P. 585–613.

13. Davies P. The cholinergic deficit in Alzheimer's disease / In: «Alzheimer's disease: 100 years and beyond». M.Jucker, K.Beyreuther, C.Haass (Eds). - Springer-Verlag: Berlin, Heidelberg, 2006. - P. 123–125.

14. Feinberg Т.Е., Farah M.J. Behavioral neurology and neuropsychology. - McGrawHill, 2003. -910 p.

15. Hardy J. Towards Alzheimer's therapy based on genetic knowledge // Annu Rev. Med. — 2004. —Vol. 55.- P. 15–25

16. Hendrie H.C. Epidemiology of dementia and Alzheimer's disease // J. Am. Psych. - 1998.-Vol. 6.-P. 3-18.

17. Iqbal K., Winblad B., Nishumura Т., Takeda N., Wishewski H. (eds). Alzheimer's disease: biology, diagnosis and therapeutics. - J.Willey and sons ltd, 1997. - 831 p.

18. Jellinger K.A. Neuropathological diagnosis of Alzheimer's disease // J. Neural. Neurotrasm. - 1998. - Vol. 53. - P. 97–118.

19. Kivipelto M., Helkala E.L., Laakso M. et al. Middle life vascular risk factors and Alzheimer's disease in later life: longitudinal population based study // Br. Med. J. - 2001.-Vol. 322. - P. 1447–1451.

20. Kraepalin E. Psychiatrie. Einlenburche fur Studierende und Artz. - Verlag fon Johann Ambrozius Barth, 1910.-270 p.

21. Lopez O.L., Becker J. T. Pattern of progression in Alzheimer's disease / In: Dementia and cognitive impairment. Eds Vellas B. et al. Facts and research in gerontology. - 1994 (Suppl.).-P. 53–63.

22. Lovenstone S., Gauthier S. Management of dementia. - London: Martin Dunitz, 2001.-201 p.

23. McKahn G., D.Drachman, M.Folstein et al. Clinical diagnosis of Alzheimer's disease: Report of NINCDS ADRDA Work group under the ausices of Department of Health and Human Services Task Force on Alzheimer's disease // Neurology. - 1984. - Vol. 34. - P. 939–944.

24. Mendez M., Cummings J. Dementia: a clinical approach. - Philadelphia: Elsevier Science, 2003.-P. 179–234.

25. Morris J.H. Alzheimer's disease / In: «Neuropathology of dementia». M.M.Esiri, J.C.Morris (Eds). - Cambridge: Cambridge University Press, 1997. - P. 70–121.

26. Morris R., Becker J. Cognitive neuropsychology of Alzheimer's disease. - Oxford: Oxford University press, 1996. - 421 p.

27. Reisberg В., Ferris S.H., DeLeon Μ. J. et al The global deterioration scale for assessment of primary degenerative dementia // Am. J. Psychiatry. - 1982. - Vol. 139. - P. 1136–1139.

28. Whitehouse P., Maurer К., Ballenger J.F. Concepts of Alzheimer's disease: biological, clinical and cultural perspectives. - John Hopkins University Press, 1999. - P. 5–28.

29. Wilcock G.K., Bucks R.S., Rockwood К. Diagnosis and management of dementia. A manual for memory disorders team. - Oxford, NY: Oxford University Press, 1999. - 251 p.

 

Сосудистые и смешанные когнитивные нарушения

 

Второй по распространенности причиной когнитивных нарушений после БА являются сосудисто-мозговые расстройства. Различные сердечно-сосудистые заболевания не только приводят к непосредственному поражению головного мозга, но и являются факторами риска возникновения и ускорения темпа нейродегенеративного процесса. Поэтому велика встречаемость смешанных (сосудисто-дегенеративных) форм когнитивных нарушений, особенно среди пожилых пациентов.

 

Сосудистая деменция и недементные сосудистые когнитивные нарушения

Сосудистая деменция (СоД) представляет собой комплексное нарушение когнитивных функций, в значительной степени выраженное и существенно влияющее на повседневную деятельность, которое развивается в результате острых нарушений мозгового кровообращения и/или хронической недостаточности кровоснабжения головного мозга, формирующих синдром дисциркуляторной энцефалопатии.

СоД обычно является результатом длительного прогрессирования цереброваскулярной недостаточности (табл. 3.6). Как правило, развитию СоД предшествуют менее тяжелые (легкие и умеренные) когнитивные нарушения сосудистой этиологии. При легких и умеренных когнитивных нарушениях субъективные и/или объективные нарушения когнитивных функций не оказывают существенного клинически значимого влияния на обычную для пациента деятельность (работа, социальное взаимодействие, бытовые навыки, самообслуживание) [5, 14, 23].

Таблица 3.6

Основные этапы формирования сосудистых когнитивных нарушений (СКН)

• Сердечно-сосудистые заболевания без поражения головного мозга.
• Клинически бессимптомное сосудистое поражение головного мозга.
• Легкие сосудистые когнитивные нарушения (нарушения повседневной деятельности отсутствуют).
• Умеренные сосудистые когнитивные нарушения (страдают наиболее сложные и новые для пациента виды деятельности).
• Сосудистая деменция

Эпидемиология. По данным эпидемиологических методов исследования, сосудистая этиология в чистом виде лежит в основе 10–15 % деменций в пожилом возрасте. Высказывается мнение, что в России процент сосудистых деменций может быть большим в связи с высокой заболеваемостью и распространенностью острых и хронических нарушений мозгового кровообращения. Аналогичные эпидемиологические данные приводятся по Японии и Финляндии. На сегодняшний день отсутствуют масштабные эпидемиологические исследования встречаемости недементных СКН. Однако вероятно, что цереброваскулярные расстройства и альцгеймеровский нейродегенеративный процесс являются самой частой причиной легких и умеренных когнитивных нарушений в пожилом и старческом возрасте [2, 5, 8, 30].

В течение первого года после ишемического инсульта деменция развивается в 25–30 % случаев. Приблизительно в 1/3 случаев она является результатом декомпенсации или активизации предшествующего нейродегенеративного процесса, чаще всего альцгеймеровского типа. В остальных случаях постинсультная деменция непосредственно обусловлена сосудистой мозговой недостаточностью [2, 35].

СКН с исходом в СоД являются закономерным результатом прогрессирования хронических форм недостаточности мозгового кровообращения. Как правило, легкие и умеренные СКН присутствуют на первой и второй стадии дисциркуляторной энцефалопатии, в то время как СоД — на третьей [3]. Когнитивные расстройства: нарушения внимания, памяти, повышенная утомляемость при умственной работе — являются первыми субъективными и объективными признаками хронической цереброваскулярной недостаточности.

Этиология СКН. Наиболее распространенными причинами СКН являются артериальная гипертензия, атеросклероз магистральных артерий головы, заболевания сердечно-сосудистой системы с высоким риском эмболии в головной мозг, такие как мерцательная аритмия, патология сердечных клапанов, ишемическая болезнь сердца и др. Реже СКН развиваются в результате ревматического поражения церебральных сосудов и васкулитов иной этиологии, патологии свертывающей или противосвертывающей системы крови, амилоидной ангиопатии, врожденных сосудистых аномалий и иных заболеваний сердечно-сосудистой системы (табл. 3.7). В целом этиология СКН аналогична таковой для острых и хронических нарушений мозгового кровообращения.

Патогенез СКН. СКН представляют собой патогенетически разнородные состояния. Основными механизмами формирования СКН являются острые нарушения мозгового кровообращения, часто повторные, которые могут сопровождаться клиникой инсульта, развиваться по типу «немых» инфарктов или кровоизлияний, а также хроническая недостаточность кровоснабжения головного мозга.

Таблица 3.7

Факторы риска сосудистых когнитивных нарушений

• Артериальная гипертензия • Гиподинамия
• Гиперлипидемия • Ожирение
• Атеросклероз • Сахарный диабет
• Курение • Гипергомоцистеинемия
• Ишемическая болезнь сердца • Гиперкоагуляция
• Кардиальные аритмии • Васкулиты
• Патология клапанов сердца

Выделяют 6 основных патогенетических вариантов СКН:

• Когнитивные нарушения вследствие «стратегических» инфарктов головного мозга. В этом случае СКН развиваются в результате еди ничного инфаркта мозга, иногда даже небольшого по объему, который локализуется в стратегической для когнитивной деятельности зоне. Наиболее часто когнитивные нарушения развиваются при поражении зрительных бугров, полосатых тел, гиппокампа, префронтальной лобной коры, зоны стыка височно-теменно-затылочных долей головного мозга левого полушария. При этом когнитивные и другие нервно-психические нарушения появляются внезапно, а затем сохраняются, частично или полностью регрессируют, как это бывает с другими очаговыми неврологическими расстройствами при инсультах. Клиническая картина СоД, связанной с поражением стратегических для когнитивных процессов зон, зависит от локализации поражения головного мозга (см. ниже).

• Когнитивные нарушения вследствие геморрагического инсульта. Аналогичны вышеописанному варианту, но связаны не с ишемическим, а с геморрагическим инсультом.

• Когнитивные нарушения вследствие гипоперфузии головного мозга. Развиваются в результате нарушений системной гемодинамики, когда падает церебральная перфузия в целом. Причинами острой гипоперфузии головного мозга могут стать острая сердечная недостаточность, уменьшение объема циркулирующей крови, выраженное и длительное понижение артериального давления и т. д. В этих случаях формируются множественные инфаркты мозга на границах между сосудистыми бассейнами — так называемые водораздельные зоны, зоны смежного кровоснабжения, терминальные зоны. СКН вследствие церебральной гипоперфузии характеризуются острым развитием когнитивных нарушений, качественные особенности и тяжесть которых зависят от локализации и степени поражения головного мозга.

• СКН вследствие мультиинфарктного поражения мозга. Развиваются в результате повторных острых нарушений мозгового кровообращения по ишемическому типу. Эта форма СКН диагностируется в случаях крупноочаговых (так называемых территориальных) инфарктов головного мозга корково-подкорковой локализации, в то время как лакунарное состояние с поражением глубинных отделов мозга относится к «подкорковым СКН» (см. ниже).

Наиболее частыми причинами «мультиинфарктных СКН» являются тромбоз или эмболия крупных церебральных сосудов. Когнитивные нарушения при мультиинфарктном состоянии развиваются при вовлечении в зону инфарктов зон, важных для когнитивной деятельности, а также при суммарном накоплении достаточно больших объемов повреждения головного мозга. Деменция с высокой долей вероятности развивается при поражении более 50 мл мозгового вещества, а при заинтересованности стратегических для когнитивных процессов зон и при значительно меньшем объеме. Течение этого варианта СоД характеризуется периодами стационарного состояния когнитивных функций и эпизодами значительного ухудшения, которые связаны с инсультами или клинически неинсультными формами церебральной дисциркуляции.

• «Подкорковый вариант» СКН является наиболее распространенным патогенетическим вариантом СКН. Его причиной чаще всего является артериальная гипертензия или другие заболевания, приводящие к формированию микроангиопатии. При этом в наибольшей степени страдают конечные сосуды малого калибра, кровоснабжающие в первую очередь подкорковые базальные ганглии и глубинные отделы белого вещества головного мозга. Отсюда происходит название — «подкорковые СКН».

Как известно, подкорковые базальные ганглии тесно функционально взаимосвязаны с лобными долями головного мозга. Поэтому сосудистое поражение подкорковых базальных ганглиев или их связей с корой при поражении белого вещества вызывает вторичную дисфункцию лобных долей головного мозга. Вторичная лобная дисфункция при «подкорковом варианте» СКН имеет многочисленные клинические, нейропсихологические, нейрофизиологические и нейровизуализационные подтверждения [5, 8, 10, 11, 14, 36]. Считается, что лобная дисфункция играет ведущую роль в формировании базисных когнитивных, других нервно-психических и двигательных нарушений при «подкорковом варианте» СКН (см. ниже). Термины «подкорковые сосудистые когнитивные нарушения», «подкорковая сосудистая деменция» являются некорректными, так как когнитивные нарушения в этих случаях развиваются вследствие подкорково-корковых лобных расстройств.

• Комбинированные формы СКН развиваются в результате одновременного воздействия нескольких из перечисленных выше патогенетических факторов: повторных ишемических и/или геморрагических инсультов, церебральной гипоперфузии, хронической недостаточности кровоснабжения головного мозга. Так, к примеру, комбинированный вариант СКН может развиваться у пациентов, страдающих артериальной гипертензией с эпизодами гипотензии на фоне неадекватной терапии. В этом случае, помимо гипертонической микроангиопатии, патогенетическую роль играют эпизоды падения артериального давления, которые вследствие измененной реактивности церебральных сосудов будут приводить к эпизодам гипоперфузии в зонах терминального кровоснабжения.

Патоморфология. Патологическая анатомия СКН отражает два основных патогенетических механизма формирования данного патологического состояния: острые нарушения мозгового кровообращения и хроническая недостаточность кровоснабжения головного мозга.

Последствиями острых нарушений мозгового кровообращения являются постишемические или постгеморрагические кисты, которые формируются при наличии клинической картины инсульта или без таковой (так называемые немые инфаркты или реже — кровоизлияния). При самом распространенном «подкорковом варианте» СКН постишемические изменения носят характер лакун, т. е. небольших по размеру (не более 10–15 мм в диаметре) кист, которые локализуются в глубинных отделах головного мозга: подкорковых базальных ганглиях, внутренней капсуле, белом веществе (см. рис. 2.3).

Маркером хронической недостаточности кровоснабжения головного мозга является лейкоареоз (от греч. leuko — белое вещество, araiosis — разрежение). Данный термин отражает уменьшение плотности белого вещества головного мозга при КТ- или МРТ-исследованиях. Морфологически лейкоареоз характеризуется демиелинизацией, глиозом, расширением периваскулярных пространств, «незавершенными инфарктами» (т. е. инфарктами без формирования кисты), пропотеванием спинномозговой жидкости из желудочков головного мозга в перивентрикулярные отделы белого вещества [4]. Лейкоареоз не является специфическим проявлением цереброваскулярной недостаточности, но может наблюдаться в разных формах и тяжести при нормальном старении, а также при дегенеративном, дисметаболическом, демиелинизирующем, воспалительном и иных патологических процессах. Однако у пациентов пожилого возраста с наличием сосудистых факторов риска в анамнезе хроническую сосудистую мозговую недостаточность следует рассматривать как наиболее вероятную причину лейкоареоза. Обычно на начальных стадиях патологического процесса лейкоареоз формируется вокруг желудочков головного мозга (перивентрикулярный лейкоареоз), в дальнейшем может формироваться вблизи корковых отделов (субкортикальный лейкоареоз).

Клиническая картина. Патогенетические варианты СКН, связанные с инсультами, характеризуются значительным разнообразием клинической картины, которая зависит от локализации инфаркта или кровоизлияния. Однако во всех случаях имеются указания в анамнезе на острые нарушения мозгового кровообращения (ОНМК), связь по времени между ОНМК и возникновением или увеличением выраженности когнитивных нарушений, сочетание когнитивных с другими нервно-психическими расстройствами и с очаговыми неврологическими нарушениями. Указанные признаки положены в основу позитивной диагностики инсультных вариантов СКН и дифференциальной диагностики данного вида когнитивных нарушений от БА на основе «ишемической шкалы», предложенной V.Hachinski и соавт. (см. Приложение 8) [24].

При поражении межуточного и среднего мозга выраженные когнитивные нарушения развиваются в рамках так называемого мезенцефалоталамического синдрома. Данный синдром имеет определенную стадийность развития. Вначале отмечаются преходящие эпизоды спутанности сознания, которые могут сочетаться с иллюзорно-галлюцинаторными расстройствами. Затем формируются выраженная апатия, ограничение повседневной активности вплоть до невыполнения правил личной гигиены, повышенная сонливость. Больные могут долго лежать, ничего не делая в течение длительного периода, характерна повышенная сонливость. Это сопровождается выраженными нарушениями памяти на текущие события и конфабуляциями, что может напоминать корсаковский синдром. При поражении доминантного по речи полушария к указанным нарушениям присоединяется нарушение речи — таламическая афазия. Таламическая афазия обычно характеризуется выраженными парафазиями, иногда достигающими степени «речевого салата», однако при сохранном понимании обращенной речи и отсутствии трудностей повторения фраз за врачом [12].

Инсульт в области полосатых тел характеризуется острым возникновением дизрегуляторных когнитивных и поведенческих нарушений, характерных для «подкоркового варианта» СКН (см. ниже), сопровождающихся экстрапирамидными двигательными расстройствами.

Двустороннее поражение гиппокампа приводит к модальностно-неспецифическим нарушениям памяти, которые достигают по своей выраженности степени корсаковского синдрома. При этом память на текущие события и события недавнего прошлого страдает в значительно большей степени, чем отдаленные воспоминания. В отличие от более глубоких поражений («мезенцефалоталамический синдром»), патология гиппокампа не сочетается с расстройствами сознания, нарушением цикла «сон-бодрствование» и иллюзорно-галлюцинаторными расстройствами.

Инсульт с локализацией в префронтальных отделах лобных долей головного мозга сопровождается уменьшением активности и инициативы, снижением мотивации и побуждений к какой-либо деятельности (апатико- абулический синдром). Снижается критика, что приводит к неадекватному поведению пациентов, характерны персеверации (бессмысленные многократные повторения собственных слов или действий), эхолалия (повторение слышимых слов) и эхопраксия (повторение действий, движений).

Сосудистое поражение зоны стыка затылочной, теменной и височных долей головного мозга левого полушария может приводить к полифункциональным когнитивным нарушениям, которые при значительной выраженности могут вызывать дезадаптацию пациента в повседневной жизни. Характерны нарушение восприятия пространственных отношений (зрительно-пространственная агнозия), недорисованных, наложенных и зашумленных изображений (симультанная агнозия), нарушение конструирования и рисования (конструктивная апраксия), нарушение счета (акалькулия), нарушение понимания логико-грамматических речевых конструкций (семантическая афазия).

Если клиника «инсультных» вариантов СКН разнообразна и зависит от локализации инсульта, то картина «подкоркового варианта» СКН, напротив, достаточно единообразна, что обусловлено сходной локализацией поражения мозга. При данном патогенетическом варианте СКН в когнитивной и поведенческой сферах доминируют расстройства, связанные с нарушением регуляции произвольной деятельности. В их основе лежит функциональное разобщение между подкорковыми структурами и лобными долями головного мозга, поэтому данный тип когнитивных нарушений часто обозначается в литературе как подкорково-лобный тип нарушений [8, 15, 18, 19, 20, 25, 37].

Одними из наиболее характерных и ранних симптомов подкорково-лобного варианта СКН являются нарушения концентрации внимания и трудности поддержания интеллектуальной активности в течение необходимого времени. Больные не могут правильно организовать свою деятельность, они часто оставляют начатое дело, быстро устают, не могут одновременно работать с несколькими источниками информации или быстро переходить от одной задачи к другой. Трудности могут возникать при анализе информации, выделении главного и второстепенного, определении сходств и различий между понятиями, построении алгоритма деятельности. При этом сами больные жалуются на общую слабость и повышенную утомляемость, иногда «неясность и тяжесть в голове».

Нарушения памяти при «подкорковом варианте» СКН выражены мягче, чем при болезни Альцгеймера, в том числе на стадии деменции, и в основном ограничены кратковременным блоком памяти [34]. Память на основные события жизни остается в целом сохранной. Нарушения памяти связаны с недостаточностью активного воспроизведения при сохранности запоминания и хранения информации. Больные испытывают затруднения при извлечении из памяти нужной информации, однако сохранность следа памяти проявляется впоследствии спонтанным воспоминанием или при облегчении условий воспроизведения (например, с помощью подсказки или при возможности выбора из нескольких альтернатив). Считается, что в основе данного вида мнестических расстройств также лежат дисфункция лобных долей головного мозга и нарушение их связи с подкорковыми структурами и гиппокампом.

В отсутствие дополнительного дегенеративного процесса СоД крайне редко сопровождается нарушением ориентировки в пространстве. Однако при исследовании пространственного гнозиса и праксиса могут выявляться достаточно выраженные нарушения, связанные с трудностью планирования и организации деятельности. Анализ качественных особенностей пространственных расстройств при «подкорковом варианте СоД» свидетельствует об их вторичном характере по отношению к нарушениям регуляции произвольной деятельности (см. рис. 3.2).

Рис. 3.2. Выраженные дизрегуляторные нарушения при рисовании часов пациентом с легкой сосудистой деменцией (указанное время — 13:45). В данном клиническом примере наблюдается выраженная дезорганизация деятельности лобного характера. Пациенту была дана инструкция нарисовать на чистом листе круглые часы с цифрами на циферблате и указать на них стрелками время 13 ч 45 мин. Расположив правильно основной ориентир (12 ч), пациент далее вместо «1 ч» импульсивно ставит «13», далее «14» и т. д. В процессе рисования он не учитывает, что цифры должны быть связаны с циферблатом и импульсивно расставляет часть из них за пределами круга. Поставить на данном циферблате стрелки на заданное время невозможно, но пациент решает эту проблему, пририсовав к «13» 45 мин (цифрами); далее он ставит одну стрелку, которая указывает на это число.

Первичные нарушения пракиса, гнозиса и речи для «подкоркового варианта» СКН не характерны. Их наличие в большинстве случаев указывает на протекание дополнительного сопутствующего нейродегенеративного (чаще альцгеймеровского) процесса (так называемая смешанная деменция, см. ниже).

Таким образом, ведущим механизмом формирования когнитивных нарушений при «подкорковом варианте» СКН является нарушение регуляции произвольной деятельности вследствие вторичной дисфункции лобных долей головного мозга. Для диагностики данного вида когнитивных нарушений используются специальные тесты на лобную дисфункцию. Можно попросить пациента обобщить понятия (например, что общего между яблоком и грушей?) или объяснить смысл пословицы. Одним из наиболее ранних признаков сосудистых когнитивных нарушений является замедление интеллектуальной деятельности. Поэтому для диагностики начальных этапов цереброваскулярной недостаточности применяются методики, включающие оценку быстроты выполнения когнитивных заданий. Так, в тесте «Символы и цифры» пациент должен за 90 с заполнить как можно больше квадратиков соответствующими цифрами (см. Приложение 10).

Когнитивные дизрегуляторные нарушения, которые перечислены выше, как правило, сочетаются с эмоциональными расстройствами в виде снижения фона настроения и эмоциональной лабильности [13].

Сосудистая депрессия является весьма характерным нервно-психическим расстройством при острой и хронической недостаточности мозгового кровообращения. Так, депрессия развивается у 1/3 пациентов, перенесших острое нарушение мозгового кровообращения, и не менее чем у 60 % пациентов с дисциркуляторной энцефалопатией. В большинстве случаев сосудистая депрессия является легкой или умеренной, но в части случаев может быть выраженной [2, 13, 37].

В структуре сосудистой депрессии преобладают эмоциональные, соматические и когнитивные симптомы, тревожный компонент менее значителен. Характерны ухудшение настроения, сужение круга интересов или ощущение полной их утраты, снижение самооценки, уверенности в себе, пессимистическое представление о перспективе. Соматические симптомы депрессии представлены снижением или потерей аппетита, расстройствами сна, патологической фиксацией на неприятных физических ощущениях. В ряде случаев соматические симптомы выходят на первый план, формируя клиническую картину ипохондрической депрессии. Обычно соматические симптомы доминируют на I стадии, в то время как эмоциональные симптомы становятся более заметными на II–III стадии дисциркуляторной энцефалопатии.

К когнитивным симптомам депрессии традиционно относят жалобы на снижение памяти, внимания, концентрации, повышенную утомляемость при умственной работе. Данные жалобы почти всегда сопровождают сосудистую депрессию, однако их связь с эмоциональными нарушениями носит сложный характер: когнитивные нарушения могут быть как следствием депрессии, так и параллельным симптомом основного патологического процесса (сосудистой мозговой недостаточности). По данным многих авторов, отсутствуют достоверные корреляции между выраженностью эмоциональных и когнитивных нарушений.

Другой классический симптом «подкоркового варианта» СКН — эмоциональная лабильность. Этим термином принято обозначать быструю смену настроения под влиянием незначительных причин. При выраженной эмоциональной лабильности пациент может горько расплакаться, увидев грустную сцену в сериале, а через секунду вернуться в хорошее расположение духа.

При «подкорковом варианте» СКН практически всегда наблюдаются двигательные расстройства, представленные в первую очередь нарушениями походки. Ходьба пациентов характеризуется увеличением базы (т. е. больной широко расставляет ноги, чтобы быть устойчивее) и укорочением длины шага (шаркающая, семенящая походка). На начальных этапах заболевания нарушения походки незначительны и проявляются лишь некоторой замедленностью и пошатыванием. Больные при этом часто жалуются на «головокружение», называя этим словом неустойчивость и пошатывание при ходьбе, особенно при поворотах. При выраженной патологии нарушена инициация ходьбы (пациент не может сделать первый шаг, топчется на месте), ноги не отрываются от пола, а скользят по нему («походка лыжника»), грубо страдает поддержание равновесия. Падения особенно часто возникают в начале ходьбы, на поворотах и при остановках [10].

Нарушения походки при сосудистой мозговой недостаточности имеют сложный генез, в котором участвуют следующие факторы:

• нарушение внимания и других когнитивных функций, из-за которых пациент не замечает препятствий, «спотыкается»;

• нарушение координации движений вследствие повреждения связи между лобной корой и мозжечком (лобная атаксия), реже — непосредственного сосудистого поражения мозжечка, вестибулярных ядер;

• гипокинезия в ногах, повышение мышечного тонуса по пластическому типу, нарушение позных рефлексов вследствие сосудистого поражения подкорковых базальных ганглиев (сосудистый паркинсонизм нижней половины тела);

• утрата навыка ходьбы (апраксия ходьбы);

• наличие парезов, нарушений чувствительности и других неврологических расстройств, связанных с перенесенными инсультами разной локализации;

• патология, выходящая за рамки неврологических нарушений (например, суставная патология, нарушения зрения).

Многие патофизиологические факторы нарушений ходьбы при сосудистой мозговой недостаточности связаны с патологией лобных долей головного мозга и их связей (лобная атаксия, лобная апраксия, нарушение внимания). Поэтому данный тип нарушений ходьбы нередко называют лобной дисбазией.

Одним из механизмов нарушения походки при хронической цереброваскулярной недостаточности являются экстрапирамидные нарушения («сосудистый паркинсонизм») в виде гипокинезии (снижение двигательной активности, малоподвижность, замедленность движений), которая иногда сопровождается повышением мышечного тонуса. Следует отметить, что гипокинезия развивается не только в нижних конечностях, но и в верхних, а также аксиальной мускулатуре. Это может проявляться гипомимией, бедностью жестикуляции, замедленностью движений. Дрожание нехарактерно. Экстрапирамидные расстройства при сосудистой мозговой недостаточности носят симметричный характер.

Еще одним типичным неврологическим сопровождением СоД является псевдобульбарный синдром, который характеризуется нарушением артикуляции речи (дизартрия, диспросодия), изменением тембра голоса (дисфония), реже — нарушениями глотания (дисфагия), а также насильственным плачем или смехом. Следует проводить грань между насильственным смехом и плачем и эмоциональной лабильностью в рамках сосудистых эмоциональных нарушений. При эмоциональной лабильности часто отмечается плач или смех, которые соответствуют эмоциональному состоянию пациента. При насильственном плаче и смехе такого соответствия в полной мере нет.

Характерным симптомом развернутых стадий СКН являются тазовые нарушения. Вначале это учащение мочеиспускания и периодическое недержание мочи, а в дальнейшем развивается полная утрата контроля за функцией тазовых органов.

Важно отметить, что в отличие от других форм СКН «подкорковый вариант» может протекать без клинически очерченных инсультов. Это связано с малым размером лакунарных инфарктов, которые переносятся больными «на ногах» (так называемые немые инфаркты). В редких случаях лакунарные инфаркты отсутствуют и основным патогенетическим механизмом подкорковой СКН является безынсультная хроническая ишемия мозга.

Наиболее часто «подкорковые СКН» формируются в результате микроангиопатии, связанной с неконтролируемой артериальной гипертензией. Быстро прогрессирующая форма «подкорковых СКН», связанных с артериальной гипертензией, иногда обозначается в литературе как «болезнь Бинсвангера» по имени немецкого невролога и невропатолога, который впервые описал клинические и морфологические признаки «подкорковых СКН». На развернутых стадиях клиническая картина болезни Бинсвангера характеризуется сочетанием сосудистой деменции, псевдобульбарным синдромом, пирамидными, экстрапирамидными и тазовыми нарушениями, лобной дисбазией. При МРТ выявляются множественные лакунарные инфаркты и выраженный лейкоареоз, который поражает не менее 1/4 объема белого вещества головного мозга.

Другими причинами цереброваскулярного поражения преимущественно подкорковой локализации могут быть:

• хроническая артериальная гипотензия;

• диабетическая микроангиопатия;

• васкулиты при ревматических заболеваниях с поражением церебральных артерий небольшого калибра (при системной красной волчанке, гранулематозе Вегенера, изолированном церебральном ангиите);

• синдром ЦАДАСИЛ (семейная церебральная аутосомно-доминантная артериопатия с подкорковыми инфарктами мозга и лейкоареозом). Представляет собой семейное заболевание, в основе которого лежит генетически детерминированный дефект сосудистой стенки. При этом уже в среднем и молодом возрасте в отсутствие артериальной гипертензии формируются повторные инфаркты мозга подкорковой локализации и выраженная ишемическая лейкоэнцефалопатия с клиникой когнитивных, эмоциональных, поведенческих и двигательных расстройств. Часто развитию инфарктов мозга и лейкоэнцефалопатии предшествуют мигренеподобные головные боли.

• Церебральная амилоидная ангиопатия (ЦАА). Характеризуется отложением патологического амилоидного белка в средней оболочке и адвентиции церебральных артерий. Распространенность ЦАА особенно велика среди пожилых (до 12 % лиц старше 85 лет и у 25 % пациентов с болезнью Альцгеймера). ЦАА может вызывать как геморрагические инсульты (паренхиматозные и субарахноидальные кровоизлияния), так и инфаркты мозга и лейкоареоз.

• Антифосфолипидный синдром (синдром Снеддона). В основе этого заболевания лежит окклюзия артерий среднего и малого калибра без признаков атеросклероза или васкулита. Клиническая картина характеризуется кожными изменениями (сетчатое ливедо), тромбозами церебральных и иных артерий, а также выраженной лейкоэнцефалопатией. В ряде случаев антифосфолипидного синдрома когнитивные нарушения формируются без инсультов в анамнезе.

Диагностика СКН. Диагноз СКН базируется на связи по времени возникновения когнитивных нарушений с инсультом, характерных клинических особенностях нервно-психических расстройств (при «подкорковом варианте» СКН), данных инструментальных методов исследования, прежде всего нейровизуализации.

Таблица 3.8

Клинические диагностические критерии «вероятной» сосудистой деменции (Roman G.C. et al., 1993)

1. Деменция, т. е. ухудшение когнитивных функций по сравнению с прошлым, в том числе:
• нарушение памяти;
• не менее двух из следующих: нарушения ориентировки, внимания, речи, зрительно-пространственных функций, «исполнительных» функций, праксиса;
• трудности повседневной жизни не только вследствие неврологических нарушений;
• нет нарушений сознания, бреда, психозов, тяжелой афазии, выраженных сенсомоторных нарушений, препятствующих нейропсихологическому тестированию;
• нет признаков системных болезней или заболеваний головного мозга (включая болезнь Альцгеймера), которые сами по себе могут быть причиной деменции.
2. Наличие сосудистой мозговой недостаточности:
• присутствие на момент клинического осмотра или анамнестические сведения о наличии очаговых неврологических симптомов, связанных с инсультом;
• и/или доказательства перенесенных инсультов, полученные с помощью нейровизуализации или выраженные изменения белого вещества вследствие хронической ишемии мозга.
3. Временные взаимоотношения между деменцией и цереброваскулярными расстройствами (кроме случаев «подкорковой» сосудистой деменции):
• начало деменции в пределах 3–6 мес. после инсульта;
• внезапное ухудшение когнитивных функций, ступенчатое прогрессирование когнитивных нарушений.

Общепринятые диагностические критерии СоД указаны в таблицах 3.8 и 3.9. Следует отметить, что в последние годы эти критерии подвергаются критике за то, что в качестве обязательного условия диагноза СоД предполагают наличие нарушений памяти. Согласно современным представлениям, нарушения памяти — необязательный симптом при СоД в отсутствие сопутствующего дегенеративного процесса. Диагностические критерии недементных СКН в международные классификации не включены. По мнению ведущих экспертов, диагностика недементных СКН должна базироваться на следующих признаках:

• наличие когнитивных нарушений, выходящих за пределы возрастной нормы;

• наличие цереброваскулярного поражения (инсультов в анамнезе, хронической сосудистой мозговой недостаточности);

• наличие причинно-следственной связи между когнитивными расстройствами и сосудистым поражением головного мозга.

Большое значение в диагностике СоД имеет физикальное и параклиническое исследование состояния сердечно-сосудистой системы для уточнения основного сосудистого заболевания, выявления связи между клинической симптоматикой и поражением сосудов.

При осмотре пациентов особое внимание нужно уделить пальпации и аускультации магистральных артерий головы. Снижение пульсации и наличие шума над внутренней сонной артерией в большинстве случаев обусловлены стенозом внутренней сонной артерии. Следует иметь в виду, что отсутствие указанных физикальных признаков не исключает стеноза. Для более точной диагностики применяются ультразвуковые методы исследования (дуплексное, триплексное сканирование), компьютерная рентгеновская или магнитно-резонансная ангиография.

Таблица 3.9

Диагностические критерии сосудистой деменции в соответствии с МКБ-10

1. Диагноз синдрома деменции (см. табл. 1.2).
2. Неравномерное поражение высших мозговых функций с более тяжелым положением одних когнитивных сфер и относительной сохранностью других.
3. Признаки очагового поражения мозга, по крайней мере одно из следующих:
• односторонний спастический парез конечностей;
• анизорефлексия;
• симптом Бабинского;
• псевдобульбарный паралич.
4. Анамнестические, клинические или инструментальные признаки сосудистого поражения головного мозга, которое лежит в основе деменции.

Дополнительную информацию, подтверждающую сосудистый характер поражения, могут дать исследования общего и биохимического анализа крови с определением содержания липидов, глюкозы, состояния свертывающей системы крови. При этом следует иметь в виду, что системное повышение триглицеридов в крови напрямую не коррелирует с атеросклерозом сосудов головного мозга.

Обязательным является проведение ЭКГ, а при необходимости — также эхокардиографии, холтеровского мониторирования и суточного мониторирования артериального давления для уточнения роли кардиальных расстройств в нарушениях церебральной гемодинамики. Также для оценки состояния сосудов необходим осмотр глазного дна.

Электроэнцефалографические изменения не носят специфического характера при БА. Может отмечаться увеличение представленности медленноволновой активности, что, однако, не имеет существенного диагностического или дифференциально-диагностического значения. Поэтому проведение ЭЭГ необходимо лишь в случае наличия эпилептических припадков, что бывает нечасто.

Важную роль в обследовании пациентов с СКН играет нейровизуализация: компьютерная рентгеновская и магнитно-резонансная томография головного мозга. В отличие от дегенеративных деменций, наличие сосудистых изменений на МРТ является обязательным условием для диагноза СоД. К числу таких изменений относятся признаки перенесенных острых нарушений мозгового кровообращения и/или лейкоареоз (см. рис. 2.3) [1,9, 37]. Также при СКН нередко выявляется расширение желудочковой системы и субарахноидального пространства, что свидетельствует о церебральной атрофии. Атрофический процесс при СКН является вторичным по отношению к хронической сосудистой мозговой недостаточности, если он не связан с сопутствующим нейродегенеративным процессом.

Общепринятые нейровизуализационные критерии диагноза СоД приведены в таблице 3.10.

Дифференциальный диагноз. Дифференциальный диагноз наиболее часто проводится с другими распространенными причинами когнитивных нарушений в пожилом возрасте, такими как болезнь Альцгеймера, деменция с тельцами Леви, лобно-височная дегенерация, синдром «паркинсонизма плюс» (прогрессирующий надъядерный паралич, множественная системная атрофия).

В отличие от БА, СКН характеризуются преобладанием в клинической картине нарушений лобных регуляторных функций: снижением активности, концентрации и устойчивости внимания, способности планирования и организации деятельности, а также переключения внимания с одной задачи на другую. При БА, в особенности на начальных этапах заболевания, данные расстройства выражены в меньшей степени. С другой стороны, память на события жизни при СКН может оставаться относительно сохранной, вплоть до стадии легкой СоД. При БА прогрессирующие нарушения памяти на события жизни являются наиболее ранним и выраженным когнитивным симптомом. В неврологическом статусе пациентов с БА отсутствует очаговая неврологическая симптоматика, в то время как СКН в подавляющем большинстве случаев сопровождаются псевдобульбарными, экстрапирамидными расстройствами, нарушениями походки. Важную роль в дифференциальной диагностике играют методы нейровизуализации. При БА выявляются признаки церебральной атрофии, наиболее выраженные в височно-теменных отделах, в то время как СКН характеризуются наличием значительного по объему лейкоареоза и многоочаговых изменений мозгового вещества.

Таблица 3.10

Нейровизуализационные диагностические критерии «вероятной сосудистой деменции» (Roman G.C. et al., 1993)

1. Инфаркты в области васкуляризации крупных сосудов:
• двусторонние инфаркты в бассейне передних мозговых артерий;
• инфаркт в бассейне задней мозговой артерии;
• инфаркт теменно-височной и височно-затылочных ассоциативных зон;
• инфаркт передней лобной и теменной зоны смежного кровоснабжения.
2. Инфаркты в области кровоснабжения мелких сосудов:
• лакуны в области базальных ганглиев и в белом веществе лобных долей;
• двусторонние таламические инфаркты;
• выраженные изменения белого вещества (не менее 25 % объема белого вещества).

Важен дифференциальный диагноз между СКН и деменцией с тельцами Леви (ДТЛ). Оба патологических состояния характеризуются весьма сходными когнитивными и двигательными нарушениями. В когнитивном статусе и в том и в другом случае отмечаются расстройства регуляции и организации деятельности, зрительно-пространственных функций и кратковременной памяти. Двигательные нарушения при обеих формах могут быть представлены экстрапирамидными расстройствами, нарушением походки. Дифференциально-диагностическое значение имеет наличие иллюзорно-галлюцинаторных расстройств и длительных («больших») флюктуаций при ДТЛ. «Большие» флюктуации характеризуются спонтанным выраженным нарастанием тяжести когнитивных, поведенческих и двигательных расстройств, которые сохраняются в течение суток или недель (см. «Деменция с тельцами Леви»). При СКН также могут отмечаться колебания выраженности симптомов, но менее значительные и менее продолжительные (минуты и часы). Нехарактерен для СКН постурально-кинетический тремор, который часто отмечается при ДТЛ. Безусловно, в пользу СКН говорит отягощенный сосудистый анамнез, в особенности перенесенные инсульты. Нейровизуализационная картина при СКН характеризуется очаговыми изменениями мозгового вещества, в то время как при ДТЛ преобладают атрофические изменения, наиболее выраженные в теменно-затылочных отделах. Лейкоареоз может отмечаться в обоих случаях.

Когнитивные, эмоциональные и поведенческие нарушения при «подкорковом варианте» СКН весьма близки к таким нарушениям при прогрессирующем надъядерном параличе (ПНП) и множественной системной атрофии (МСА). Однако есть и ряд отличий между указанными патологическими состояниями. Так, депрессия относительно редко встречается при ПНП, будучи очень распространенной при сосудистом церебральном поражении. При МСА когнитивные нарушения редко достигают выраженности деменции. При сравнении других неврологических расстройств, связанных с обсуждаемыми заболеваниями, следует обметить прогрессирующий паралич взора, который является весьма специфичным симптомом ПНП, однако может отсутствовать у части пациентов на начальных стадиях этого заболевания. В пользу МСА свидетельствует прогрессирующая вегетативная недостаточность, которая нехарактерна для ПНП и «подкоркового варианта» СКН. МРТ выявляет инфаркты мозга и лейкоареоз при СКН, в то время как при МСА и ПНП указанные нейровизуализационные изменения отсутствуют (если нет дополнительного цереброваскулярного заболевания).

Лобно-височная дегенерация (ЛВД) обычно начинается раньше СКН (50–70 лет), часто (до 1/3 случаев) имеется семейный анамнез. В клинической картине, наряду с поведенческими и дизрегуляторными когнитивными расстройствами, в большинстве случаев присутствуют прогрессирующие дисфазические расстройства по типу динамической или акустико-мнестической афазии. При СКН, в отсутствие инсультов соответствующей локализации, данные нарушения не встречаются и никогда не носят медленно прогрессирующего характера. С другой стороны, для ЛВД не характерны зрительно-пространственные нарушения, которые являются одним из наиболее типичных когнитивных симптомов «подкоркового варианта» СКН. Двигательная симптоматика у пациентов с ЛВД отсутствует, за исключением редких случаев сочетания лобно-височной деменции с паркинсонизмом и/или синдромом бокового амиотрофического склероза. Безусловное дифференциально-диагностическое значение имеет анамнез цереброваскулярного заболевания. Во время проведения КТ/МРТ головного мозга при ЛВД выявляются локальные атрофические изменения, часто одностороннего характера, в то время как при СКН — очаговые изменения мозгового вещества и лейкоареоз.

При проведении дифференциального диагноза между сосудистыми и дегенеративными заболеваниями голового мозга следует учитывать значительную встречаемость смешанных форм (см. ниже). При этом возникновение когнитивных нарушений в остром периоде инсульта не исключает роль дегенеративного процесса как ведущего или дополнительного патогенетического механизма. По данным анкетирования родственников (по «анкете состояния когнитивных функций у пожилого родственника»; Informant Questionnaire on Cognitive Decline in the Elderly, IQCODE, см. Приложение 12), подавляющее большинство пациентов с постинсультной деменцией имели ту или иную степень когнитивного снижения до развития острого нарушения мозгового кровообращения. При этом не менее чем в 1/3 случаев присутствуют клинические и инструментальные признаки болезни Альцгеймера.

Лечение СоД. Этиотропная и патогенетическая терапия СоД должна быть в первую очередь направлена на лежащие в основе цереброваскулярной недостаточности патологические процессы, такие как артериальная гипертензия, атеросклероз, васкулиты, заболевания сердца и др.

Адекватная антигипертензивная терапия является очень важным мероприятием при ведении пациентов с СоД. У пациентов без гемодинамически значимого стеноза или выраженной патологической извитости магистральных артерий головы следует стремиться к нормализации артериального давления (целевые цифры — не более 130/85 мм рт. ст.), что, по данным международных исследований, достоверно уменьшает риск как острых нарушений мозгового кровообращения, так и возникновения деменции. Однако нормализация артериального давления должна производиться медленно, в течение нескольких месяцев. Быстрое снижение артериального давления может приводить к усугублению церебральной гипоперфузии вследствие нарушенной реактивности измененных артериол.

Наличие атеросклеротического стеноза магистральных артерий головы требует консультации сосудистого хирурга и решения вопроса о применении хирургических методов лечения в тех случаях, когда стеноз превышает 70 % просвета сосуда. Гемодинамически значимый стеноз или нарушение целостности сосудистой стенки магистральных артерий головы являются также показанием к назначению антитромбоцитарных препаратов. К препаратам с доказанной антиагрегантной активностью относятся ацетилсалициловая кислота в дозах 100–300 мг/сут. и клопидогрель (плавикс) в дозе 75 мг/сут. Назначение данных препаратов на 20–25 % снижает риск развития ишемических событий (инфаркт миокарда, ишемический инсульт, периферические тромбозы). Однако следует иметь в виду, что существуют индивидуальные различия в ответе на антиагреганты. В части случаев эффективность данных препаратов недостаточна, а у некоторых пациентов наблюдается парадоксальный проагрегантный эффект. Поэтому после назначения ацетилсалициловой кислоты или клопидогреля необходимо лабораторное исследование агрегации форменных элементов крови.

С целью усиления антиагрегантного эффекта ацетилсалициловой кислоты может быть целесообразно одновременное назначение дипиридамола в дозе 25 мг 3 раза в день. Монотерапия данным препаратом не показала профилактического действия в отношении церебральной или иной ишемии, однако при сочетанном применении дипиридамол достоверно увеличивает профилактический эффект ацетилсалициловой кислоты.

При наличии высокого риска тромбоэмболии в головной мозг, например, при мерцательной аритмии предсердий и клапанных пороках, антиагреганты могут быть малоэффективны. Перечисленные состояния являются показанием к назначению непрямых антикоагулянтов. Препаратом выбора является варфарин. Терапию следует проводить под строгим контролем международного нормализованного отношения (MHO). При этом MHO следует исследовать каждые 2 недели и его оптимальные показатели должны находиться на уровне 2–3.

Наличие гиперлипидемии, не корригируемой соблюдением диеты, требует назначения гиполипидемических препаратов. Наиболее перспективно назначение препаратов из группы статинов (симвастатин, ловастатин, аторстатин и др.). В настоящее время назначение данных препаратов считается оправданным не только при гиперлипидемии, но и при нормальном уровне холестерина у пациентов с ишемической болезнью сердца или сахарным диабетом. Обсуждается также целесообразность назначения данных препаратов для профилактики развития когнитивных нарушений и деменции, что, однако, требует дальнейших исследований.

Важным патогенетическим мероприятием является также воздействие на другие известные факторы риска ишемии головного мозга. К таким факторам относятся курение, сахарный диабет, ожирение, гиподинамия и др.

При наличии хронической сосудистой мозговой недостаточности патогенетически обоснованно назначение препаратов, воздействующих преимущественно на микроциркуляторное русло. К числу таких препаратов относятся:

• Ингибиторы фосфодиэстеразы: эуфиллин, пентоксифиллин, винпоцетин, препараты гинкго билоба и др. Сосудорасширяющий эффект данных препаратов связан с увеличением в гладкомышечных клетках сосудистой стенки содержания цАМФ, что приводит к их расслаблению и увеличению просвета сосудов.

• Блокаторы кальциевых каналов: циннаризин, флунаризин, нимодипин. Оказывают вазодилатирующий эффект благодаря уменьшению внутриклеточного содержания кальция в гладкомышечных клетках сосудистой стенки. Клинический опыт свидетельствует, что блокаторы кальциевых каналов, например циннаризин и флунаризин, возможно, более эффективны при недостаточности кровообращения в вертебрально-базилярной системе.

• α2-адреноблокаторы: ницерголин, пирибедил. Данные препараты оказывают сосудорасширяющее действие и увеличивают активность церебральной норадренеэгической системы. У пирибедила имеется также дофаминергическая активность. Воздействие на церебральные нейротрансмиттерные системы вызывает дополнительный положительный когнитивный эффект.

Широко применяется при СКН нейрометаболическая терапия. Целью данной терапии является увеличение компенсаторных возможностей головного мозга, связанных с явлением нейрональной пластичности. К метаболическим препаратам относятся производные пирролидона (пирацетам, прамирацетам, фенотропил), которые оказывают стимулирующее воздействие на метаболические процессы в нейронах. В эксперименте установлено, что применение производных пирролидона способствует увеличению внутриклеточного синтеза белка, утилизации глюкозы и кислорода. На фоне их применения отмечается также увеличение кровоснабжения головного мозга, что, вероятно, носит вторичный характер по отношению к увеличению метаболических процессов.

Другая стратегия воздействия на церебральный метаболизм заключается в применении пептидергических и аминокислотных препаратов. К ним относятся церебролизин, актовегин и некоторые другие. Данные препараты обладают полимодальным положительным действием. Клинические и экспериментальные исследования пептидергических препаратов свидетельствуют об увеличении на фоне их применения выживаемости нейронов в различных патологических условиях, улучшении когнитивных функций, регрессе других неврологических нарушений.

На стадии деменции с симптоматической целью используются ацетилхолинергические и глутаматергические препараты.

Применение ацетилхолинергических препаратов базируется на данных о наличии ацетилхолинергической недостаточности при СоД и роли данного нейротрансмиттерного дефицита в формировании когнитивных нарушений. Причиной развития ацетилхолинергической недостаточности является поражение в результате лейкоареоза перивентрикулярного белого вещества, в котором проходят основные ацетилхолинергические проводники в кору мозга из ядра Мейнерта. Эффективность ацетилхолинергической терапии при СоД на сегодняшний день убедительно доказана в контролируемых клинических исследованиях. Для лечения СоД используются ингибиторы ацетилхолинэстеразы центрального действия, такие как донепезил, ривастигмин, галантамин, ипидакрин. Принципы и схема их назначения при СоД такие же, как и при БА (см. «Болезнь Альцгеймера») [18, 20, 21].

Также при СоД используется мемантин. Целесообразность его применения связана с повышением активности глутаматергической системы в условиях ишемии и гипоксии, что может оказывать повреждающее действие. Клиническая эффективность использования мемантина при СоД подтверждена рядом контролируемых исследований [8, 18].

Прогноз. Прогноз пациента зависит от состояния основного сосудистого заболевания. При достижении адекватного контроля артериальной гипертензии, других сосудистых факторов риска, при отсутствии новых инсультов симптоматика может принять стационарный характер. В противном случае когнитивные, другие нервно-психические и двигательные расстройства прогрессируют, приводя к выраженной инвалидизации. Средняя продолжительность жизни после установления диагноза СоД составляет 5 лет, что меньше, чем при БА.

Клинический случай 1. Больной Б., 67 лет, по профессии — слесарь-сантехник, в настоящее время не работает. Жалуется на снижение памяти, неустойчивость и пошатывание при ходьбе, общую слабость, быструю утомляемость при физической и умственной работе.

Со слов родственников, пациент значительно изменился за последние 2–3 года, стал пассивным, безучастным, большую часть времени проводит за телевизором, при этом не может пересказать содержание просмотренных телепередач. Будучи профессиональным сантехником, стал испытывать затруднения при необходимости бытового ремонта, даже в простых ситуациях. Стали возникать затруднения при вождении автомашины, в связи с чем домашние запретили пациенту садиться за руль.

В течение не менее 10 лет страдает артериальной гипертензией, по поводу которой адекватной терапии не получает. Эпизодически при головной боли принимает 5 мг энапа. «Рабочим» считает давление 140–160/80-90 мм рт. ст., эпизодически оно повышается до 180–190/100-110 мм рт. ст.

Длительное время злоупотреблял алкоголем: приблизительно с 30-летнего возраста принимал 100–150 мл водки 2–3 раза в неделю, а в праздники значительно превышал эту дозу. Однако в последние годы уменьшил употребление алкоголя, так как заметил, что на следующий день возникают приступы учащенного и неритмичного сердцебиения с выраженной общей слабостью. Курит с 15-летнего возраста, в среднем по пачке сигарет в день.

При осмотре: в ясном сознании, несколько заторможен, уровень внимания снижен. Правильно ориентирован в месте и времени. Псевдобульбарный синдром: речь дизартрична, оживлены рефлексы орального автоматизма. Сухожильные рефлексы повышены, D=S. Мышечный тонус симметрично повышен по пластическому типу. Координаторные пробы выполняет удовлетворительно. Ходьба: на широкой базе, замедлена, шаг укорочен, пошатывание, особенно при поворотах. Чувствительность интактна, тазовые органы контролирует.

Нейропсихологическое исследование: КШОПС — 26 баллов. Дважды ошибся в серийном счете, не вспомнил одно слово из трех, при перерисовывании пятиугольников не соединил линии. Тест рисования часов — 4 балла, на циферблате цифры, которые не должны быть на часах (см. ниже). Проба на обобщение: на вопрос «что общего между яблоком и грушей» ответил «яблоко круглое, а груша продолговатая». Все задания на память и интеллект выполняет в значительно замедленном темпе, быстро устает.

МРТ головного мозга: множественные лакунарные инфаркты в области базальных ганглиев с двух сторон, выраженный перивентрикулярный и субкортикальный лейкоареоз.

Тест рисования часов пациента Б., 67 лет

Диагноз: дисциркуляторная энцефалопатия III стадии на фоне гипертонической болезни. Синдром сосудистой деменции легкой выраженности.

Выше представлен клинический пример безынсультного формирования сосудистой деменции. О сосудистом характере когнитивных нарушений говорит следующее:

• Длительный анамнез неконтролируемой артериальной гипертензии, нарушения сердечного ритма (повторяющиеся приступы тахиаритмии);

• Наличие в неврологическом статусе типичных признаков хронической сосудистой мозговой недостаточности, таких как псевдобульбарный синдром, нарушение походки по типу лобной дисбазии.

• Клинические особенности нейропсихологических расстройств: на первый план выходят психическая замедленность, нарушение организации деятельности (например, при рисовании часов), трудности обобщений, при сохранной ориентировке в месте и времени негрубые нарушения памяти. Из-за указанных особенностей пациент имеет достаточно высокий балл по КШОПС (26), несмотря на наличие деменции (о последней говорит нарушение повседневной активности, такой как домашняя работа, вождение автомобиля).

• Данные МРТ головного мозга, которые выявляют выраженное цереброваскулярное поражение (лакунарные инфаркты, лейкоареоз). Оно формируется без клинически очерченных инсультов, так как в его основе лежит патология сосудов небольшого калибра (гипертензивная микроангиопатия).

Клинический случай 2. Больная А., 70 лет, по профессии — кассир. Неуточненное время (не менее года, но, вероятно, значительно дольше) страдает артериальной гипертензией с максимальными подъемами АД до 160/100 мм рт. ст. 3 мес. назад перенесла ишемический инсульт в бассейне левой средней мозговой артерии. В остром периоде ишемического инсульта отмечалась слабость в правых конечностях, которая к настоящему времени почти полностью регрессировала. Одновременно появились и сохраняются по настоящее время нарушения памяти и некоторая психическая неадекватность, снижение чувства дистанции при общении с лечащими врачами, эйфоричность.

Из-за имеющихся когнитивных нарушений пациентка не полностью самостоятельна, не может корректно рассказать анамнез, так как в процессе беседы быстро отвлекается. При этом нет очевидных нарушений памяти на события жизни. Во время нахождения в стационаре нуждается в контроле в отношении приема лекарств, соблюдения других врачебных рекомендаций.

При детальном расспросе родственников выясняется: небольшая забывчивость отмечалась еще до острого нарушения мозгового кровообращения, что сама пациентка и ее родственники объясняли естественными возрастными изменениями.

При осмотре: в ясном сознании, контактна, не полностью ориентирована во времени (не может назвать число), в месте ориентирована. В неврологическом статусе определяется правосторонний центральный гемипарез со снижением мышечной силы, преимущественно в руке, до 4 баллов, сухожильные рефлексы D>S, патологических пирамидных знаков нет. Нарушений чувствительности, координации, функции тазовых органов не определяется.

Нейропсихологическое исследование: КШОПС — 25 баллов. Помимо указанных выше нарушений ориентировки, дважды ошиблась в серийном счете, забыла 1 слово из трех, допустила ошибку при выполнении команды. Тест рисования часов — 4 балла (цифры не те, которые должны быть на часах, часть цифр расположена вне циферблата, расстояние между цифрами неодинаковое, см. рисунок). Пробу на обобщение не выполняет: на вопрос «что общего между яблоком и грушей» отвечает «ничего».

Тест рисования часов пациентки А., 70 лет

МРТ головного мозга: лакунарный инфаркт в области скорлупы слева в подострой стадии, множественные «старые» лакунарные очаги с двух сторон в подкорковых базальных ганглиях и внутренней капсуле, перивентрикулярный лейкоареоз. Умеренная диффузная церебральная атрофия.

Диагноз: ишемический инсульт в бассейне левой средней мозговой артерии. Синдром постинсультной сосудистой деменции легкой степени выраженности.

В приведенном случае о синдроме деменции свидетельствуют полифункциональный характер когнитивных нарушений (нарушения памяти, регуляции деятельности, обобщений), неполная самостоятельность пациента в повседневной жизни. О сосудистой природе деменции свидетельствуют формирование данного синдрома в первые несколько месяцев после инсульта, а также нейропсихологические особенности имеющихся расстройств, а именно преобладание нарушений лобного характера (расстройства регуляции произвольной деятельности, поведенческая неадекватность) над нарушениями памяти. Данные МРТ также свидетельствуют в пользу сосудистой этиологии нарушений: имеются последствия ранее перенесенных инфарктов мозга, лейкоареоз, церебральная атрофия носит диффузный характер. Детальный расспрос родственников свидетельствует, что когнитивные нарушения имелись до инсульта, однако были выражены в меньшей степени. Вероятно, острое нарушение мозгового кровообращения привело к декомпенсации ранее существовавшего когнитивного дефекта.

 

Смешанная деменция

Под смешанной деменцией (СмД) понимается деменция, развивающаяся при сочетании сосудистого и первичного дегенеративного (чаще альцгеймеровского) поражения головного мозга. Впервые данное состояние было описано в 1960-х годах как «сенильная смешанная деменция». В дальнейшем коморбидность и взаимоотношения сосудистого и дегенеративного поражения головного мозга у пожилых пациентов с деменцией многократно обсуждались в литературе. В последнее время термин СмД подвергается критике и предлагается использовать название «болезнь Альцгеймера с цереброваскулярным заболеванием» [7, 32, 38, 39]. Однако и он не совсем точен, так как могут быть сочетания и других нейродегенеративных заболеваний (например, деменции с тельцами Леви, болезни Паркинсона и др.) с цереброваскулярным заболеванием.

На сегодняшний день установлено, что острая и хроническая сосудистая мозговая недостаточность не только приводят к формированию СоД, но и являются факторами риска дегенеративного процесса. С другой стороны, деменция, развивающаяся на фоне сосудистой мозговой недостаточности, часто имеет нейродегенеративную или смешанную природу. Многочисленные исследования свидетельствуют об увеличении риска развития БА после инсульта или транзиторных ишемических атак [2, 30, 35]. Было установлено, что риск возникновения постинсультной деменции выше у тех пожилых больных, у которых до инсульта отмечалась атрофия медиальных отделов височных долей [7, 35]. Кроме того, у пациентов, перенесших транзиторные ишемические атаки, последующее снижение когнитивных функций достоверно коррелирует со степенью церебральной атрофии, но не с наличием клинически «немых» инфарктов на МРТ.

Несмотря на длительное время, прошедшее с момента первого описания СмД, ее дефиниция продолжает оставаться противоречивой. Существуют несколько методологических подходов к определению данного вида тяжелых когнитивных нарушений. Согласно мнению ряда специалистов [38], смешанный характер деменции может обсуждаться только в случае сочетания выраженного сосудистого и выраженного дегенеративного поражения головного мозга, каждое из которых в отдельности достаточно для постановки диагнозов БА и СоД соответственно. По мнению других экспертов [29], СмД представляет собой клинически манифестную БА с сопутствующей цереброваскулярной патологией независимо от вклада последней в формирование клинического синдрома деменции. Третья группа авторов [34] предлагает называть смешанной такой вариант деменции, который формируется в результате взаимодействия дегенеративного и сосудистого процесса; при этом каждый в отдельности патологический

Рис. 3.3. Взаимосвязь БА и цереброваскулярного заболевания.

процесс не выражен в той степени, чтобы самостоятельно вызывать деменцию. С нашей точки зрения, термин «смешанная деменция» применим в тех случаях, когда в формировании когнитивных нарушений принимают участие как нейродегенеративный, так и сосудистый процесс. При этом клинический анализ выявляет качественные особенности когнитивных и других нервно-психических нарушений, характерные как для дегенеративного, так и для сосудистого заболевания. При сочетании БА с сердечно-сосудистыми заболеваниями, не формирующими доказанных клинически значимых сосудистых когнитивных нарушений, можно говорить о БА с цереброваскулярными расстройствами (инсультом, хроническими нарушениями мозгового кровообращения) (рис. 3.3).

Эпидемиология. Данные о распространенности СмД существенно варьируют в зависимости от выборки пациентов, методов исследования и используемых диагностических критериев данного патологического состояния. Однако не вызывает сомнения, что СмД относится к наиболее распространенным этиопатогенетическим вариантам деменции в пожилом возрасте.

Прижизненно до 10–15 % деменций в пожилом возрасте диагностируются как СмД. В то же время, по данным морфологических методов исследования, распространенность СмД еще более велика. Согласно результатам клиникоморфологических сопоставлений, выполненных в конце 1990-х — начале 2000-х годов в странах Северной Америки и Западной Европы, у 50 % пациентов с прижизненным диагнозом БА при аутопсии выявляются признаки цереброваскулярной недостаточности. Распространенность цереброваскулярного поражения при БА достоверно превышает встречаемость сосудистой мозговой недостаточности у недементных пациентов, которая, по данным тех же исследований, составляет около 33 %. У пациентов с прижизненным диагнозом СоД признаки нейродегенеративного процесса встречаются еще более часто — до 77 % случаев. На основании приведенных данных высказывается мнение, что СмД может быть ведущей по частоте встречаемости формой деменции в пожилом возрасте [16, 22, 28].

Механизмы формирования СмД. Столь высокую распространенность СмД невозможно объяснить случайным сочетанием двух заболеваний. По мнению большинства исследователей, не следует рассматривать СмД как результат параллельного и не зависящего друг от друга развития БА и сосудистой мозговой недостаточности. Высокая коморбидность двух самых распространенных нозологических форм деменции обусловлена общностью факторов риска и некоторых патогенетических механизмов БА и СоД [30, 31].

Общие факторы риска БА и сосудистой мозговой недостаточности:

• пожилой и старческий возраст;

• носительство гена апоЕ4;

• артериальная гипертензия;

• атеросклероз;

• ишемическая болезнь сердца;

• кардиальные аритмии;

• гиперлипидемия;

• гипергомоцистеинемия;

• курение;

• ожирение;

• гиподинамия.

Как БА, так и цереброваскулярная недостаточность развиваются преимущественно в пожилом и старческом возрасте, который является самым сильным фактором риска указанных заболеваний. Одновременное наличие нескольких заболеваний у пожилого человека не исключение. Напротив, среднестатистический пожилой человек имеет от 3 до 5 хронических заболеваний. Однако высокая коморбидность БА и цереброваскулярных расстройств объясняется не только возрастом пациентов. Указанные патологические процессы объединяют также общие генетические факторы и связь с сердечно-сосудистыми заболеваниями.

Общим генетическим фактором риска БА и цереброваскулярной недостаточности является аллель апоЕ4 [17, 29, 30]. Данный патологический ген достоверно чаще встречается у пожилых больных с БА по сравнению со здоровыми сверстниками. Частота встречаемости аллеля апоЕ4 также выше у больных с ишемической болезнью сердца, атеросклерозом. У гомозиготных носителей по данному аллелю вероятность развития острой кардиальной ишемии в 9 раз превышает среднестатистическую. Установлено также, что наличие апоЕ4 в несколько раз увеличивает риск развития деменции после инсульта. В работе L. Bronge и соавт. [17] было показано, что у гомозиготных носителей по апоЕ4 отмечается более массивное поражение глубинных отделов белого вещества, выявляемое при МРТ головного мозга, чем у людей с другим генотипом.

Артериальная гипертензия в среднем и пожилом возрасте является доказанным фактором риска развития БА [29, 31]. С помощью морфологических методов исследования показано, что хроническая неконтролируемая артериальная гипертензия способствует развитию нейродегенеративных изменений, Максимально выраженных в височно-затылочной области. Взаимоотношения между БА и артериальным давлением имеют сложный характер. Так, как повышенное, так и пониженное АД могут оказывать неблагоприятное воздействие на течение нейродегенеративного процесса.

Следует отметить, что нейродегенеративные изменения, в свою очередь могут влиять на уровень артериального давления. Так, артериальная гипертензия при БА может носить вторичный характер по отношению к нейродегенеративному процессу. Известно, что при БА отмечается отложение амилоидного белка в сосудистой стенке, что ведет к снижению церебрального кровотока, и для поддержания его на нормальном уровне повышается системное АД.

Церебральный атеросклероз также является доказанным фактором риска возникновения БА. О влиянии атеросклеротического процесса на риск развития дегенеративного процесса свидетельствует исследование R.M.Kalaria и соавт. [29]. Указанные авторы у 80 % пациентов с БА при патоморфологическом исследовании обнаружили различной степени выраженности атеросклеротические изменения аорты, что было достоверно выше, чем среди сверстников без БА. В Роттердамском исследовании 284 пациента с деменцией и 1698 без деменции наблюдались в течение 3 лет. У них оценивали уровень атеросклероза, определяли наличие мерцательной аритмии, проводили нейропсихологическое и МРТ исследования. Было выявлено, что атеросклероз и мерцательная аритмия достоверно чаще встречались как у пациентов с цереброваскулярным заболеванием, так и с БА, а выраженность атеросклероза коррелировала с выраженностью деменции [27].

Повышение уровня гомоцистеина в сыворотке крови относится к сосудистым факторам риска. На фоне гипергомоцистеинемии возрастает риск тромбозов, окклюзирующих поражений сосудов и инсульта. В последнее время было показано, что гипергомоцистеинемия выявляется как при СоД, так и при БА, и приводит к активации механизмов воспаления, амилоидогенезу и микроваскулярным расстройствам [2, 28].

Обсуждаются два основных механизма, по которым наличие сердечно-сосудистых заболеваний увеличивает вероятность развития не только цереброваскулярной недостаточности, но и БА: уменьшение «церебрального резерва» и непосредственное влияние церебральной ишемии и гипоксии на течение нейродегенеративного процесса.

Известно, что при БА дегенеративный процесс долгие годы остается бессимптомным. Начальные признаки БА, такие как сенильные бляшки в структурах гиппокампового круга и глубинных отделов височных долей головного мозга, являются регулярной патоморфологической находкой у клинически здоровых пожилых лиц. Предполагается, что формирование клинической симптоматики начинается лишь тогда, когда прогрессирование дегенеративного процесса ведет к истощению внутренних компенсаторных возможностей головного мозга («церебрального резерва»). Между тем наличие дополнительного цереброваскулярного поражения головного мозга существенно уменьшает церебральные компенсаторные возможности, что приводит к манифестации клинических симптомов на более ранних стадиях дегенеративного процесса. Морфологические методы исследования свидетельствуют, что наличие даже умеренного поражения головного мозга сосудистой природы заметно укорачивает бессимптомный период БА, способствует формированию синдрома деменции при относительно мягкой выраженности нейродегенеративных изменений. Так, у больных с одинаковой степенью выраженности деменции меньшая представленность альцгеймеровских изменений обнаруживается у пациентов с сосудистыми поражениями по сравнению с «чистой» БА [29, 41].

Помимо истощения «церебрального резерва» церебральная ишемия и гипоксия оказывают непосредственное ускоряющее воздействие на темп нейродегенеративного процесса. Гипоксию мозга считают одним из факторов риска развития БА у генетически предрасположенных лиц. На патогенетическую роль церебральной гипоксии при БА указывают, в частности, наблюдения за пациентами с хроническими обструктивными заболеваниями легких [7,33]. Было показано, что при данной патологии хроническая гипоксия способствует церебральному амилоидозу, который является начальным событием патогенеза БА. При этом известно, что нейроны гиппокампа наиболее уязвимы к гипоксическому повреждению.

Патогенетическая связь между хронической сосудистой мозговой недостаточностью и альцгеймеровским нейродегенеративным процессом имеет двустороннюю направленность. Выше было показано, по каким механизмам наличие цереброваскулярного поражения может запускать или ускорять развитие нейродегенеративного процесса. Однако справедливо и обратное: нейродегенеративный процесс в своем развитии закономерно приводит к формированию или утяжелению цереброваскулярной недостаточности. Как известно, при БА отложение амилоидного белка отмечается не только в паренхиме головного мозга, но и в стенках церебральных сосудов, что приводит к формированию церебральной амилоидной ангиопатии. Церебральная амилоидная ангиопатия является причиной как ишемических, так и геморрагических церебральных инсультов. Следует также отметить, что амилоидный белок обладает мощным вазоконстрикторным эффектом.

Патоморфология. Патоморфологическая картина СмД характеризуется сочетанием типичных признаков БА и цереброваскулярной недостаточности. Общепринятыми патоморфологическими маркерами БА (см. «Болезнь Альцгеймера») являются сенильные бляшки и нейрофибриллярные сплетения. При СмД данные изменения сочетаются с церебральными инфарктами Различной величины, изменениями белого вещества вследствие патологии мелких сосудов (лейкоареоз), в некоторых случаях — с геморрагиями. Крупные лобарные очаги, так же как и микроинфаркты, локализуются в основном в височных и затылочных долях головного мозга.

Изменения церебральных сосудов представлены при СмД церебральной амилоидной ангиопатией, изменениями мелких сосудов (извитость, фиблипогиалиноз), нарушением гематоэнцефалического барьера. Интересно, что на сочетание дегенеративного процесса с микрососудистыми изменениями в виде «эндотелиальной пролиферации» и «неоваскуляризации» указывал еще А. Альцгеймер в начале XX в.

Клиника. Клиническая картина СмД отражает патогенез данного патологического состояния. В структуре СмД определяются симптомы, характерные как для БА, так и для хронической сосудистой мозговой недостаточности.

Обычно СмД формируется после 65–70 лет у пациентов, длительное время страдающих артериальной гипертензией, церебральным атеросклерозом и другими сердечно-сосудистыми заболеваниями. Облигатным клиническим проявлением СмД являются нарушения памяти, аналогичные таковым при БА. На начальных этапах патологического процесса в наибольшей степени страдает память на текущие события и недавнее прошлое, в то время как память на отдаленные события остается относительно сохранной. Качественный нейропсихологический анализ свидетельствует о связи мнестических расстройств с поражением структур гиппокампового круга. Отмечается повышенная тормозимость следа памяти интерференцией, что проявляется значительной разницей между непосредственным и отложенным от предъявления информации воспроизведением. Дополнительная организация процесса запоминания и подсказки при воспроизведении малоэффективны. Характерны также нарушения избирательности воспроизведения, что проявляется посторонними вплетениями при попытке вспомнить нужную информацию.

Свойственные БА симптомы патологии теменно-височных отделов головного мозга при СмД в большинстве случаев выражены достаточно мягко. Вероятно, это объясняется тем, что при наличии сосудистой мозговой недостаточности синдром деменции формируется на более ранних стадиях дегенеративного процесса, до развития выраженного поражения теменно-височных отделов головного мозга. Поэтому нарушения пространственной ориентации и амнестическая афазия редко встречаются при СмД, по крайней мере до развития тяжелой деменции. Тем не менее нейропсихологическое исследование обычно выявляет пространственную дисгнозию и диспраксию и недостаточность номинативной функции речи (т. е. трудности называния предъявляемых предметов).

Важной особенностью когнитивного статуса пациентов со СмД является наличие когнитивных нарушений дизрегуляторного характера, отражающих дисфункцию лобных долей голового мозга. Следует отметить, что для начальных стадий «чистой» БА когнитивные симптомы лобной дисфункции нехарактерны. Напротив, данный вид когнитивных расстройств является наиболее частым у пациентов с хронической сосудистой мозговой недостаточностью. По нашим данным, наличие дизрегуляторных когнитивных нарушений на стадии легкой и умеренной деменции является наиболее надежным признаком смешанного (сосудисто-дегенеративного) характера патологического процесса. Этот признак позволяет разделить СмД и БА с сопутствующими, но не поражающими головной мозг сердечно-сосудистыми заболеваниями. Дизрегуляторные когнитивные нарушения проявляются уменьшением активности и темпа когнитивной деятельности (брадифрения), снижением концентрации внимания, нарушением способности планирования и программирования деятельности, динамической диспраксией [7].

В эмоциональном статусе пациентов со СмД часто определяются снижение фона настроения, депрессия, эмоциональная лабильность. Двигательные расстройства представлены нарушением походки, псевдобульбарным синдромом и другими симптомами дисциркуляторной энцефалопатии (см. выше).

Диагноз. Диагностика СмД базируется на наличии у пациента деменции и одновременном присутствии клинических, инструментальных и морфологических признаков БА и цереброваскулярного поражения головного мозга. При этом различие представлений о дефиниции СмД, о котором говорилось выше, отражаются в различиях диагностических критериев данного состояния, используемых в настоящее время (табл. 3.11).

В соответствии с МКБ-10, классифицировать как СмД можно такие случаи деменции, которые одновременно соответствуют как диагностическим критериям БА, так и СоД [6].

При использовании ишемической шкалы Хачинского диагноз СмД правомочен при наличии признаков БА и цереброваскулярной патологии, недостаточных по отдельности для объяснения всей полноты клинической картины Деменции (см. Приложение 8). Этой позиции близки рекомендации Центра Диагностики и лечения болезни Альцгеймера (Alzheimer's Disease Diagnostic and Treatment Centers — ADDTC), согласно которым для постановки диагноза СмД необходимо сочетание признаков БА и сосудистого заболевания головного мозга. В соответствии с диагностическими критериями DSM-IV и NINDS-AIREN, о смешанном характере деменции можно говорить при соответствии диагностическим критериям БА и наличии клинических и/или инструментальных признаков цереброваскулярной недостаточности. При этом, в соответствии с рекомендациями NINDS-AIREN, следует избегать термина «смешанная деменция», используя вместо него термин «болезнь Альцгеймера с цереброваскулярными расстройствами».

Таблица 3.11

Диагностические критерии смешанной деменции

Ишемическая шкала Ачинского ≤4=БА, ≥7=СоД, 5 или 6=СмД
Международная классификация болезней 10-го пересмотра (МКБ-10) Случаи, удовлетворяющие критериям СоД и БА
руководство по диагностике и статистике психических заболеваний 4-го пересмотра ( DSM-IV) Первичная БА с клиническими или нейровизуализационными данными СоД
Американский институт неврологических и коммуникативных расстройств и инсульта и Международная ассоциация по исследованиям и образованию в области нейронаук Возможная БА с клиническими и радиологическими признаками сопутствующих цереброваскулярных расстройств

В 2000 г. K. Rockwood и соавт. предложили диагностические критерии СмД, которые включают: 1) наличие признаков БА; 2) один или несколько из следующих признаков: внезапное начало, ступенеобразное течение, очаговые неврологические знаки, особенности когнитивных нарушений, указывающие на дополнительный сосудистый процесс либо ишемические изменения по данным МРТ головного мозга [39].

С нашей точки зрения, для обоснованного диагноза СмД необходимы не только наличие клинических и/или инструментальных признаков БА и сосудистого поражения головного мозга, но и доказательства участия каждого из указанных патологических процессов в формировании клинических симптомов деменции. Таким доказательством может служить сочетание характерных для БА первичных мнестических расстройств с характерными для сосудистой мозговой недостаточности когнитивными симптомами лобной дисфункции у пациентов с легкой и умеренной деменцией.

Дифференциальный диагноз. Дифференциальный диагноз СмД чаще всего проводится с «чистыми» БА и СоД, деменцией с тельцами Леви, лобно- височной дегенерацией.

В отличие от БА, СмД уже на стадии легкой деменции характеризуется сочетанием нейропсихологических симптомов патологии передних и задних отделов коры головного мозга. При «чистой» БА лобная дисфункция развивается относительно поздно, в то время как на начальных стадиях присутствуют в основном нарушения памяти, пространственного гнозиса, праксиса и речи. При СмД определяются также разной степени выраженности нарушения походки, псевдобульбарные расстройства, другая очаговая неврологическая патология, что не свойственно для «чистой» БА.

В отличие от «чистой» СоД, СмД характеризуется выраженными прогрессирующими нарушениями памяти первичного характера, которые развиваются в соответствии с законом Рибо. При «чистой» СоД аналогичные мнестические расстройства встречаются относительно редко. При СмД также часто отмечается несоответствие между тяжестью деменции и выраженностью сосудистой мозговой недостаточности, по данным клинико-инструментального исследования.

В отличие от деменции с тельцами Леви, для СмД нехарактерны зрительные галлюцинации и продолжительные флюктуации когнитивного дефицита. Также нехарактерен синдром паркинсонизма, хотя могут присутствовать симметричная гипокинезия и легкое повышение мышечного тонуса в рамках синдрома дисциркуляторной энцефалопатии. Нехарактерна прогрессирующая вегетативная недостаточность.

В отличие от ПНП, для СмД нехарактерны прогрессирующий паралич взора, разгибательная установка шеи, падения назад. Присутствуют первичные нарушения памяти, которые при ПНП выражены в незначительной степени. В отличие от МСА, для СмД нехарактерны прогрессирующая вегетативная недостаточность, скандированная речь. При МСА когнитивные нарушения редко достигают выраженности деменции, отсутствуют первичные нарушения памяти.

Лобно-височная дегенерация обычно начинается в более раннем возрасте, часто имеет семейный анамнез, не сопровождается первичными нарушениями памяти. Весьма специфичным признаком лобно-височной дегенерации является прогрессирующая афазия, нехарактерная для СмД. В отличие от СмД, при лобно-височной дегенерации отсутствуют нарушения походки и псевдобульбарные расстройства.

Лечение. Лечение СмД должно быть направлено на коррекцию имеющихся сосудистых факторов риска (см. выше) и возмещение нейротрансмиттерного дефицита (см. «Болезнь Альцгеймера»). Принципы лечения и схемы применения лекарственных препаратов при СмД такие же, как при БА и СоД. По некоторым данным, применение ацетилхолинергических и глутаматергических препаратов (мемантина) оказывает при СмД более выраженный эффект по сравнению с «чистыми» БА и СоД [33]. У пациентов пожилого возраста при достижении адекватного контроля сосудистых факторов риска прогрессирование деменции может быть достаточно медленным, возможны длительные периоды стационарного состояния.

Клинический случай . Пациент В., 72 лет, по профессии — инженер-железнодорожник, в настоящее время — на пенсии. При первом обращении предъявлял жалобы на снижение памяти на текущие события, эпизодические головные боли сдавливающего характера, неустойчивость и пошатывание при ходьбе. Указанные симптомы вызывают беспокойство пациента, но не мешают бытовой адаптации: пациент полностью себя обслуживает, выполняет домашнюю работу, общается с родственниками и друзьями, нарушений поведения не определяется.

В течение последних 5 лет страдал артериальной гипертензией с подъемами АД до 150–160/90-100 мм рт. ст., ишемической болезнью сердца в виде стенокардии напряжения 2-го функционального класса. Инфарктов миокарда, инсультов не отмечалось.

При осмотре: черепно-мозговая иннервация интактна, за исключением рефлексов орального автоматизма. Парезов нет. Мышечный тонус в норме. Координаторные пробы выполняет удовлетворительно. Походка негрубо нарушена: шаг слегка укорочен, база ходьбы несколько расширена, незначительное пошатывание при поворотах.

Нейропсихологическое тестирование: КШОПС — 26 баллов. Не назвал число, ошибся в серийном счете (93-7=84), не вспомнил два слова из трех. При рисовании часов первый раз расположил цифры вне циферблата. При второй попытке нарисовал часы правильно.

Заключение: дисциркуляторная энцефалопатия II стадии на фоне артериальной гипертензии, атеросклероза церебральных артерий. Синдром умеренных когнитивных нарушений сосудистого характера. Назначен нолипрел (периндоприл 2 мг + индапамид 625 мкг) 1 раз в день, билобил по 40 мг 3 раза в день в течение 3 мес.

На назначенную консультацию через 3 мес. больной не явился. Повторное обращение через полтора года. Приходит в сопровождении супруги. Активных жалоб не предъявляет, считает себя здоровым человеком. Однако, со слов жены, за последний год значительно увеличились нарушения памяти: забывает, кто что сказал, что нужно сделать, имена знакомых людей, названия предметов.

При осмотре: сохраняются негрубые нарушения походки. Нейропсихологическое исследование: КШОПС — 23 балла. Не назвал число и день недели, две ошибки в серийном счете (93-7 и 72-7 сосчитать не смог), не вспомнил два слова из трех, неправильно нарисовал пятиугольники. При рисовании часов — 3 балла: цифры и циферблат не связаны друг с другом, стрелки не выполняют свою функцию. Пробы на обобщение: в ответ на вопрос «что общего между пальто и курткой» первый раз отвечает «пальто длинное, а куртка короткая». После того как врач обращает внимание на некорректность ответа, поправляется: «Обе, чтобы согревать». Характерны замедленное выполнение всех нейропсихологических проб, длительный латентный период перед включением в задание.

МРТ головного мозга: лакунарные очаги в области подкорковых базальных ганглиев, белого вещества с двух сторон. Перивентрикулярный лейкоареоз. Диффузная церебральная атрофия с акцентом в височно-теменных отделах, атрофия гиппокампа, больше слева.

Диагноз: дисциркуляторная энцефалопатия III стадии на фоне гипертонической болезни, церебрального атеросклероза. Синдром смешанной (сосудисто-дегенеративной) деменции.

В данном случае наблюдается прогрессирование когнитивных нарушений у пациента пожилого возраста с неконтролируемой артериальной гипертензией, распространенным атеросклерозом. На время второго обращения когнитивные расстройства достигают выраженности деменции, так как ограничена самостоятельность пациента (приходит на прием в сопровождении супруги, самостоятельно активных жалоб не предъявляет). Можно предполагать смешанный, сосудисто-дегенеративный характер деменции, так как:

• имеются выраженные прогрессирующие нарушения эпизодической (текущие события) и семантической (названия предметов) памяти, что является одним из наиболее важных клинических признаков болезни Альцгеймера;

• имеются также нарушения регуляции произвольной деятельности (импульсивность в пробах на обобщения, при рисовании часов) в сочетании с нарушениями походки по типу лобной дисбазии, что типично для хронической сосудистой мозговой недостаточности;

• данные МРТ свидетельствуют как о сосудистом (лакунарные очаги, лейкоареоз), так и дегенеративном процессе (атрофия с акцентом в височно-теменных отделах, атрофия гиппокампа).

Литература

1. Дамулин И.В., Яхно H.H. Сосудистая мозговая недостаточность у пациентов пожилого и старческого возраста (клинико-компьютерно-томографическое исследование) // Журн. невропатол. и психиатрии. — 1993. — Т. 93. - № 2. — С. 10–13.

2. Дамулин И.В. Болезнь Альцгеймера и сосудистая деменция / Под ред. Н.Н.Яхно. — М., 2002. - 85 с.

3. Дамулин И.В., Парфенов В.А., Скоромец A.A., Яхно H.H. Нарушения кровообращения в головном и спинном мозге. / В кн.: «Болезни нервной системы». Под ред. Н.Н.Яхно, Д.Р.Штульмана. — М., 2003. — С. 231–302.

4. Левин О.С., Дамулин И.В. Диффузные изменения белого вещества (лейкоареоз) и проблема сосудистой деменции / В сб.: «Достижения в нейрогериатрии». Под ред. Н.Н.Яхно, И.В.Дамулина. — M.: ММА, 1995. — Ч. 2. — С. 189–232.

5. Локшина А.Б., Захаров В.В. Легкие и умеренные когнитивные расстройства при дисциркуляторной энцефалопатии // Неврол. журн. — 2006. — Т. 11. — Приложение № 1. — С. 57–63.

6. Международная статистическая классификация болезней и проблем, связанных со здоровьем. Десятый пересмотр (МКБ-10). — Женева, ВОЗ, 1995. - 317 с.

7. Мхитарян Э.А., Преображенская И.С. Болезнь Альцгеймера и цереброваскулярные расстройства // Неврол. журн. (Приложение). - 2006. - № 1. — С. 4–12.

8. Преображенская И.С., Яхно H.H. Сосудистые когнитивные нарушения: клинические проявления, диагностика, лечение // Неврол. журн. — 2007. — Т. 12. - № 5. — С. 45–50.

9. Яхно H.H., Дамулин К.В., Бибиков Л.Г. Хроническая сосудистая мозговая недостаточность у пожилых: клинико-компьютерно-томографические сопоставления // Клиническая геронтология. — 1995. - № 1. — С. 32–36.

10. Яхно H.H., Левин О.С., Дамулин И.В. Сопоставление клинических и МРТ-данных при дисциркуляторной энцефалопатии. Сообщение 1: двигательные нарушения // Неврол. журн. — 2001. — Т. 6. - № 2. — С. 10–16.

11. Яхно H.H., Левин О.С., Дамулин И.В. Сопоставление клинических и МРТ-данных при дисциркуляторной энцефалопатии. Сообщение 2: когнитивные нарушения // Неврол. журн. — 2001. — Т. 6. - № 3. — С. 10–19.

12. Яхно H.H., ВейнА.М., Голубева В.В. и др. Психические нарушения при лакунарном таламическом инфаркте // Неврол. журн. — 2002. — Т. 7. — С. 34–37.

13. Яхно H.H., Захаров В.В.. Когнитивные и эмоционально-аффективные нарушения при дисциркуляторной энцефалопатии // Рус. мед. журн. — 2002. — Т. 10. - № 12–13. — С. 539–542.

14. Яхно H.H., Захаров В.В., Локшина А.Б. Синдром умеренных когнитивных нарушений при дисциркуляторной энцефалопатии // Журн. неврол. и психиатрии. — 2005.-Т. 105.-№ 2.-С. 13–17.

15. Amar К., Wilcock G. Fortnightly review: vascular dementia // B.M.J. - 1996. - Vol. 312.-P. 227–231.

16. Barker W.W., Luis C.A., Kashuba A. et al. Relative frequencies of Alzheimer disease, Lewy body, vascular and frontotemporal dementia, and hippocampal sclerosis in the State of Florida Brain Bank // Alzheimer Dis. Assoc. Disord. - 2002. - Vol. 16. - P. 203–212.

17. Bronge L., Fernaeus S.E., Blomberg M. et al White matter lesions in Alzheimer patients are influenced by apolipoprotein E genotype 11 Dement. Geriatr. Cogn. Disord. - 1999. - Vol. 10.-P. 89–96.

18. Carlson L.A., Gottfries C.G., Winblad B. Vascular dementia: ethiological, pathogenic clinical and therapeutic aspects. - Basel: S.Karger, 1994. - P. 20–24.

19. Chui H. Ischemic vascular dementia / In: «Dementia update. Education program syllabus». American Academy of Neurology. - San-Diego, 2000. - P. 130–146.

20. Cummings J.L. Vascular subcortical dementias: clinical aspects / In: «Vascular dementia. Ethiological, pathogenetic, clinical and treatment aspects». L.A.Carlson, C.G.Gottfries B.Winblad (Eds). - Basel: S.Karger, 1994. - P. 49–52.

21. Erkinjuntti T., Roman G., Gauthier S. et al. Emerging therapies for vascular dementia and vascular cognitive impairment // Stroke. - 2004. - Vol. 35. - P. 1010–1017.

22. Fu C., Chute D.J., Farag E.S., Garakian J. etal. Comorbidity in dementia: an autopsy study 11 Arch. Pathol. Lab. Med. - 2004. - Vol. 128. - № 1. - P. 32–38.

23. Hachinski V. Vascular dementia: radical re-definition / In: «Vascular dementia: ethiology, pathogenesis and clinical aspects». L.A.Carlson, S.G.Gottfries, B.Winblad (Eds). - Basel: S.Karger, 1994. - P 2–4.

24. Hachinski V.C., Lassen M.A., Marshall J. Multi-infarct dementia. A case of mental deterioration in the elderly // Lancet. - 1974. - Vol. 2. - P. 207–210.

25. Hershey L.A., Olszewski W.A. Ischemic vascular dementia / In: Handbook of Demented Illnesses. J.C.Morris (Ed.). -NY: Marcel Dekker, Inc., 1994. - P. 335–351.

26. Hirono N., Kitagaki H., Kazui H. et al. Impact of white matter changes on clinical manifestation of Alzheimer's disease A quantitative study // Stroke. - 2000. - Vol. 31.- P. 2182–2188.

27. Hofman A., Ott A., Breteler M.M.B. et al Atherosclerosis, apolipoprotein E, and prevalence of dementia and Alzheimer's disease in the Rotterdam study // Lancet — 1997. - Vol. 349.-P. 151–154.

28. Hulette C.M. Brain banking in the United States // J. Neuropathol. Exp. Neurol. - 2003. - Vol. 62. - № 7. - P. 715–722.

29. Kalaria R.N., Lewis H., Cookson N.J., Shearman M. The impact of cerebrovascular disease on Alzheimer's pathology in elderly // Neurobiol. Aging. - 2000. - Vol. 21. - № 1S. - P. 66–67.

30. Kalmijn S., Feskens E.J.M., Launer L.J., Kromhout D. Cerebrovascular disease, the Apolipoprotein e4 allele, and cognitive decline in a community-based study of elderly men // Stroke. - 1996. - Vol. 27. - P. 2230–2235.

31. Kivipelto M., Helkala E.L., Laakso M. et al Middle life vascular risk factors and Alzheimer's disease in later life: longitudinal population based study // Br. Med. J. - 2001.-Vol. 322.-P. 1447–1451.

32. Korczyn A.D. Mixed Dementia-the Most Common Cause of Dementia // Ann. NY Acad. Sci. - 2002. - Vol. 977. - P. 129–134.

33. Kumar V., Messina J., Hartman R., Cicin-Sain A. Presence of vascular risk factors in AD patients predicts greater response to cholinesterase inhibition // Neurobiol. Aging. - 2000. - Vol. 21. - № 1. - P. 218.

34. Looi J., Sachdev P. Differentiation of vascular dementia from AD on neuropsychological tests // Neurology. - 1999. - Vol. 53(4). - P. 670–678.

35. Madureira S., Guerreiro M., Ferro J.M. Dementia and cognitive impairment three months after stroke // Eur. J. Neurol. - 2001. - Vol. 8(6). - P. 621–627.

36. O'Brien J.Т., Wiseman R., Burton E.J. Cognitive Associations of Subcortical White Matter Lesions in Older People // Ann. NY Acad. Sci. - 2002. - Vol. 977. - P. 436–444.

37. Pasquir E, Douay X., Delmaire C. et al. Clinical and imaging characteristis of vascular dementia in memory clinic // Neurobiol. Aging. - 2000. - Vol. 21. - № 1. - P. 127.

38. Rockwood K., Black S., Gauthier S. et al. Clinical and neuroimaging findings in mixed dementia / In: «Research and practice in AD». - Springer publish company, 2001. - Vol. 5.-P. 115–122.

39. Rockwood K, Macknight C., Wentzel C. et al The Diagnosis of «Mixed» Dementia in the Consortium for the Investigation of Vascular Impairment of Cognition (CIVIC) // Ann. NY Acad. Sci. - 2000. - Vol. 903. - P. 522–528.

40. Roman G.C., Tatemichi Т.К., Erkinjuntti T. et al. Vascular dementia: diagnostic criteria for research studies Report of the NINDS-AIREN International Workshop // Neurology. - 1993. - Vol. 43. - P 250–260.

41. Snowdon D.A., Greiner L.H., Mortimer J.A. et al Brain infarction and the clinical expression of Alzheimer's disease. The Nun Study // JAMA. -1997. - Vol. 277. - № 10. - P 813–817.

 

Деменция с тельцами Леви

Деменция с тельцами Леви (син.: «болезнь диффузных телец Леви», «сенильная деменция с тельцами Леви») представляет собой хроническое прогрессирующее нейродегенеративное заболевание, морфологическая картина которого характеризуется образованием специфических внутриклеточных образований — телец Леви, которые диффузно распространены в корковых и подкорковых отделах головного мозга.

Своим названием деменция с тельцами Леви (ДТЛ) обязана тельцам Леви , которые представляют собой округлые эозинофильные цитоплазматические включения, состоящие из белков разрушенного цитоскелета: альфа-синуклеина и убиквитина. Впервые тельца Леви были описаны немецким неврологом Ф.Г.Леви в 1912 г., который обнаружил их в базальном ядре Мейнерта и дорсальном ядре блуждающего нерва у пациентов с болезнью Паркинсона. В 1919 г. К.Н.Третьяков обнаружил те же включения в нейронах черной субстанции и предложил называть их «тельцами Леви». Обнаружение таких цитоплазматических включений в стволово-подкорковых структурах по сегодняшний день является важнейшим патоморфологическим признаком болезни Паркинсона [9, 17].

Во второй половине XX в. стали появляться описания случаев «необычной» локализации телец Леви в коре головного мозга. При этом клиническая картина характеризовалась прогрессирующей деменцией, часто в сочетании с симптомами паркинсонизма. Большинство данных работ принадлежало японским ученым. В 1970-1980-х годах японские невропатологи (K.Kosaka и соавт.) детально описали локализацию и гистохимические особенности корковых телец Леви у пациентов с клиникой деменции. Было предложено называть такое состояние сенильной деменцией с тельцами Леви. Некоторое время предполагалось, что данный клинико-морфологический вариант деменции является исключительно редким, однако затем это мнение было опровергнуто. Также было показано, что обнаружение телец Леви в коре головного мозга сопряжено со значительным своеобразием клинической картины деменции, которое позволяет заподозрить ДТЛ [7, 10].

Эпидемиология. По последним данным, ДТЛ является весьма распространенным заболеванием. Она лежит в основе 15 % деменций в пожилом возрасте, занимая, таким образом, 2-е место (после БА) среди всех причин деменции, обусловленных нейродегенеративными заболеваниями [15, 18]. Однако в повседневной клинической практике это заболевание редко распознается, что связано с недостаточной осведомленностью неврологов, психиатров и врачей других специальностей о клинических признаках ДТЛ. Поэтому чаще всего пациенты с данным заболеванием прижизненно получают диагноз «сосудистая деменция», «болезнь Альцгеймера» или «болезнь Паркинсона с деменцией».

Этиология, патогенез, патоморфология и нейрохимия. Этиология и патогенез ДТЛ изучены недостаточно. В отношении этого заболевания, так же как и в отношении БА, предполагается важная роль генетической предрасположенности. Среди возможных генетических факторов риска ДТЛ называются ген аполипопротеина Е4 (апоЕ4), паркин, гены, кодирующие альфа-синуклеин и убиквитин-гидролазу. Несомненным фактором риска ДТЛ является пожилой возраст. Средний возраст начала заболевания составляет 70 лет. Мужчины болеют ДТЛ несколько чаще женщин [12, 17].

Предполагается, что в основе ДТЛ лежит нарушение метаболизма белка внутренней мембраны нейрона — альфа-синуклеина. В связи с этим в литературе употребляется термин синуклеинопатия для обозначения характера патологического процесса при ДТЛ. К синуклеинопатиям помимо ДТЛ относятся также болезнь Паркинсона и мультисистемная атрофия, что говорит об этиопатогенетическом родстве данных заболеваний, которые отличаются в основном локализацией телец Леви (см. ниже). Следует учитывать, что при патоморфологическом исследовании корково-подкорковые тельца Леви выявляются у 6–8% общей популяции старых людей, в том числе в отсутствие клиники деменции или экстрапирамидных нарушений. Предполагается, что в этих случаях речь идет о начальных (доклинических) стадиях одной из форм нейродегенеративных заболеваний с тельцами Леви [1, 18].

При БП тельца Леви находят, главным образом, в стволово-подкорковых структурах: черной субстанции, полосатых телах, дорсальном ядре блуждающего нерва, голубом пятне и др. Также преимущественно подкорковая, но еще более обширная диссеминация телец Леви с большей заинтересованностью постсинаптических дофаминергических нейронов, мозжечка, появлением глиальных включений отмечается при мультисистемной атрофии. При ДТЛ тельца Леви широко рассеяны как в стволово-подкорковых образованиях, так и в коре головного мозга («диффузный вариант дегенеративного процесса с тельцами Леви», по Kosaka K. et al., 1984). При этом наибольшее число телец Леви отмечается в коре височных и лобных долей и базальных ганглиях. Выделяют также «переходный тип», который характеризуется поражением стволово-подкорковых структур и начальными признаками диффузного коркового распространения дегенеративного процесса [1, 17, 18].

Приблизительно в 30 % случаев ДТЛ наблюдается сочетание телец Леви с морфологическими признаками БА, такими как сенильные бляшки. По договоренности, установленной среди патоморфологов, в отсутствие поздних альцгеймеровских изменений, например нейрофибриллярных сплетений, такая картина не дает основания для формальной диагностики БА. Однако допускается, что у части больных с ДТЛ в формировании синдрома деменции принимают участие токсическое действие диффузного и локального церебрального амилоидоза. В других случаях присутствует сочетание дегенеративного процесса с тельцами Леви и хронической сосудистой мозговой недостаточности. Указанные сопутствующие патологические процессы могут влиять на темп развития когнитивных нарушений, их характеристики и течение ДТЛ [3, 7, 8, 15].

С нейрохимической точки зрения, ДТЛ характеризуется множественной нейротрансмиттерной недостаточностью и в наибольшей степени ацетилхолинергическим дефицитом. По выраженности недостаточности ацетилхолинергической нейротрасмиттерной системы ДТЛ превосходит многие другие нейродегенеративные заболевания, в том числе БА. При ДТЛ страдает как ядро Мейнерта, аксоны клеток которого проецируются в корковые отделы, так и интерпедункулярное ядро ствола мозга, ответственное за регуляцию цикла «сон-бодрствование» и принимающее участие в обеспечении позы тела. Снижение ацетилхолинергической активности в стволовых структурах, вероятно, отвечает за формирование столь важных отличительных симптомов ДТЛ, как колебания уровня бодрствования, концентрации внимания (так называемые флюктуации) и синдрома нарушения поведения в фазе сна с быстрыми движениями глаз (см. ниже) [4, 11, 16, 17].

Клиническая картина. Клиническая картина ДТЛ характеризуется сочетанием когнитивных, поведенческих, двигательных и вегетативных расстройств (см. табл. 3.12).

Таблица 3.12

Основные клинические характеристики деменции с тельцами Леви

Когнитивные расстройства Аффективные и поведенческие нарушения Двигательные расстройства Вегетативные расстройства
Нарушение концентрации внимания, малые и большие флюктуации, зрительно-пространственные расстройства, нарушения регуляции произвольной деятельности, нарушение памяти по типу недостаточности воспроизведения Депрессия, зрительные иллюзии и галлюцинации, нарушение поведения в фазе сна с быстрыми движениями глаз, преходящие состояния спутанности сознания с дезориентировкой в месте и времени Гипокинезия, повышение мышечного тонуса по пластическому типу, постуральный и кинетический тремор, нарушение постуральных рефлексов, диспраксия ходьбы, падения Ортостатическая гипотензия, обмороки, нарушения вегетативной иннервации сердца, центральные апноэ во сне, нарушение моторики желудочно-кишечного тракта, задержка мочеиспускания

Одним из основных когнитивных симптомов ДТЛ, который определяется на всех стадиях заболевания, в том числе и наиболее ранних, является нарушение концентрации внимания. В основе этого симптома лежит уменьшение активации коры головного мозга со стороны стволово-подкорковых структур вследствие ацетилхолинергической нейротрансмиттерной недостаточности. Больные становятся замедленными, заторможенными, не могут долго поддерживать напряженную умственную работу, быстро истощаются, устают, отвлекаются от начатого дела или же прекращают всякую деятельность [2,4, 6,11, 17].

Нарушения концентрации внимания при ДТЛ носят колеблющийся характер: в отдельные моменты пациенты демонстрируют достаточно высокий уровень психической активности, а в другое время способность к познавательной и интеллектуальной деятельности нарушена в значительной степени. Подобные колебания уровня внимания и психической активности называются флюктуациями. Родственники пациентов с ДТЛ нередко обращают внимания на кратковременные периоды бездеятельности с «пустым» или «отсутствующим» взглядом, что также рассматривается как проявление флюктуации внимания. Часто флюктуации внимания связаны с суточным циклом, когда более выраженные расстройства отмечаются в вечернее время [2,4, 6,11,17].

При значительном нарастании выраженности указанных нарушений формируются преходящие просоночные состояния со спутанностью сознания, дезориентировкой в месте и времени, иногда — иллюзорно-галлюцинаторными нарушениями. Такие состояния могут сохраняться в течение нескольких дней или даже недель (так называемые большие флюктуации). «Большие» флюктуации часто развиваются на фоне общеинфекционного заболевания, дисметаболических расстройств, после травм, оперативных вмешательств, при обострении сопутствующих сердечно-сосудистых заболеваний, но нередко бывают и без видимой причины. Предвестником «большой» флюктуации обычно являются нарушения цикла «сон-бодрствование» и появление психотических расстройств (галлюцинаций и/или иллюзий) [2, 4].

Во время «большой» флюктуации пациент не полностью осознает окружающее, перестает вступать в контакт, становится молчаливым. Параллельно отмечается ухудшение двигательных функций в виде трудностей при ходьбе, появления или нарастания брадикинезии и ригидности. Учащаются застывания, увеличиваются постуральные расстройства, неустойчивость при ходьбе, в то время как тремор, наоборот, имеет тенденцию к угасанию. Одновременно отмечается значительное нарастание тяжести нервно-психических расстройств. Значительно уменьшается активность психической деятельности, беглость речи, ориентация в месте и времени. Следует отметить что такие симптомы, как нарушение способности к обобщению, неузнавание предметов (зрительно-предметная агнозия), фрагментарность мышления, прямо связаны с тяжестью декомпенсации: у пациентов в периоде умеренного по тяжести ухудшения не отмечается нарастания дефицита предметного гнозиса или абстрактного мышления [2, 4].

При выходе из «большой» флюктуации пациент полностью или частично амнезирует события, происходившие с ним в течение этого времени. Когнитивные, другие нервно-психические и двигательные расстройства значительно регрессируют, но, тем не менее, состояние пациента становится хуже, чем было до «большой» флюктуации [2, 4].

Другим типичным проявлением ДТЛ являются зрительные и пространственные расстройства (часто их объединяют в общий синдром зрительно-пространственные расстройства). При этом нарушается процесс зрительного восприятия и узнавания внешних образов. Больные могут пожаловаться на ухудшение зрения, особенно в темное время суток, в сумерки могут обознаться и принять неодушевленный предмет за человека или животное. При нейропсихологическом исследовании нарушения зрительного восприятия проявляются трудностями узнавания предметов на картинке, особенно в усложненных пробах (недорисованные или наложенные друг на друга изображения). Зрительные нарушения всегда сочетаются с нарушениями пространственных функций. Последние выражаются в невозможности нарисовать часы со стрелками или узнать время по часам, трудностями ориентировки в пространстве: на улице, в метро и др. [2, 11, 17].

Предполагается, что в основе зрительно-пространственных расстройств при ДТЛ лежит поражение как корковых, так и подкорковых структур головного мозга. Атрофический процесс при этом заболевании максимально выражен в теменно-затылочной области, в которой находятся корковое представительство зрительного анализатора (затылочная доля) и пространственных функций (нижние отделы теменных долей). Поражение полосатых тел также играет роль в нарушениях пространственного синтеза. Кроме того, зрительно-пространственные расстройства при ДТЛ частично могут носить вторичный характер, связанный с нарушением регуляции произвольной деятельности в результате дисфункции лобных долей [2, 4].

Нарушения регуляции произвольной деятельности проявляются невозможностью или существенными затруднениями планирования, организации и контроля мнестико-интеллектуальной активности и поведения. Больные легко отвлекаются от начатого дела и переключаются на посторонние дела, т. е. не могут долго следовать однажды выбранной программе действий (импульсивность). Возможна и обратная ситуация, когда больные «застревают» На каком-либо этапе программы и не могут перейти на следующий этап. Это приводит к бесцельным повторениям одних и тех же действий или высказываний (персеверации). В основе таких дизрегуляторных расстройств при ДТЛ лежит дисфункция коры лобных долей головного мозга, которая развивается в результате нарушения их связей с подкорковыми отделами головного мозга и патологическими изменениями в самой лобной коре [2, 4, 11, 17].

Память при ДТЛ может некоторое время оставаться относительно нормальной при наличии других нервно-психических расстройств или нарушается, но в значительно меньшей степени, чем при БА. Нарушения памяти при ДТЛ связаны, главным образом, с недостаточностью самостоятельного активного извлечения информации. Функции запоминания и хранения информации остаются более сохранными, что проявляет себя отложенными спонтанными воспоминаниями или сохранностью воспроизведения в облегченных условиях (например, когда пациенту предлагаются подсказки или выбор из нескольких альтернативных вариантов) [2, 4, 6].

Первичные нарушения речи считаются нехарактерными для ДТЛ, хотя и не исключают данный диагноз [15].

В эмоционально-аффективной и поведенческой сфере по мере прогрессирования патологического процесса также происходят закономерные изменения. Дебют заболевания часто сопровождается понижением фона настроения и развитием депрессии. Иногда депрессия предшествует развитию когнитивных нарушений, становясь, таким образом, самым первым симптомом заболевания. Депрессия при ДТЛ не сопровождается выраженным увеличением тревоги, но на первый план выступают соматические (нарушения сна, аппетита, хронические боли, патологическая фиксация на неприятных физических ощущениях), эмоциональные (снижение фона настроения, пессимизм) и когнитивные (повышенная утомляемость, общая слабость) симптомы [1,2, 4, 17].

Весьма специфическим симптомом ДТЛ являются зрительные галлюцинации. Нередко им предшествуют иллюзии, когда больные ошибочно принимают неодушевленный предмет за человека или животное. В основе данных ошибок восприятия лежат, как уже было указано ранее, зрительно-пространственные расстройства. Впоследствии на смену иллюзиям приходят зрительные галлюцинации, обычно в виде образов людей (нередко знакомых) или животных. Галлюцинации носят повторяющийся характер и обычно возникают в вечернее или ночное время. Критика к ним на начальных этапах болезни сохранна: больные понимают, что данные зрительные образы им только кажутся. Однако в дальнейшем, по мере усиления деменции, критическое восприятие собственных галлюцинаций может ослабляться [4, 5, 16].

Зачастую галлюцинации беспокоят пациентов и их родственников значительно больше и нередко оказывают более дезадаптирующее влияние, чем симптомы когнитивной дисфункции. На ранней стадии заболевания галлюцинации отмечаются у 25–50 % пациентов, на поздней стадии заболевания частота их развития доходит до 80 % [15]. Как правило, галлюцинации четко очерчены и предметны: больные довольно подробно описывают цвет, форму, размер и действия объектов. Иногда галлюцинации носят устрашающий характер. Типичным симптомом является уменьшение выраженности или полное исчезновение галлюцинаций при попытках взаимодействия с ними. Так, пациенты сообщают, что при попытке прикоснуться к мнимому человеку или животному последние исчезают. Галлюцинации способны влиять на поведение больных, например, у пациентов может снижаться аппетит, если они видят на столе насекомых. Иногда зрительные галлюцинации сопровождаются слуховыми: так, одна из пациенток описывала вокруг себя множество козлят и больше всего ее раздражало их сопение. Больные могут слышать речь, звуки, шумы, издаваемые персонажами галлюцинации. В то же время изолированные слуховые галлюцинации не характерны для ДТЛ. Редко наблюдаются обонятельные и тактильные галлюцинации, связанные со зрительными. Галлюцинации при ДТЛ могут быть как спонтанными, так и медикаментозно обусловленными у пациентов, получающих противопаркинсонические препараты в индивидуально избыточных дозах. При этом, несмотря на снижение дозы противопаркинсонического препарата или его отмену, галлюцинации продолжают сохраняться длительное время и регрессируют медленно. Нередко развитию галлюцинаций предшествует изменение цикла «сон-бодрствование» — пациенты испытывают бессонницу ночью и сонливы днем, что характерно для «больших» флюктуаций [4, 5, 16, 17].

К другим психическим расстройствам относятся бредовые расстройства. Как правило, бред наблюдается на стадии развернутой деменции. Спектр бредовых расстройств при ДТЛ достаточно широк и включает бред преследования, ущерба, двойников и т. д. При прогрессировании деменции бред имеет тенденцию к угасанию.

Весьма характерен для ДТЛ синдром нарушения поведения в фазе сна с быстрыми движениями глаз. На начальных этапах болезни данные нарушения представлены яркими, иногда устрашающими сновидениями, во время которых пациент может совершать неконтролируемые движения. В частности, описаны случаи падения с кровати из-за резких движений или причинение травмы супругу. Данный вид диссомнических расстройств является одним из наиболее ранних симптомов ДТЛ и формируется до развития выраженных когнитивных, галлюцинаторных и двигательных расстройств. К другим видам нарушений цикла «сон-бодрствование» относятся приступы психомоторного возбуждения по ночам (так называемый синдром захода солнца, который может быть и при других деменциях), дневная сонливость, спутанность сознания с дезориентацией в месте и времени после ночного или дневного сна («сонное опьянение») [17].

Когнитивные и другие нервно-психические нарушения в большинстве случаев ДТЛ сочетаются с двигательными расстройствами, в структуре которых доминируютэкстрапирамидные паркинсонические нарушения, представленные гипокинезией, повышением мышечного тонуса по пластическому типу, постуральным и кинетическим тремором, нарушением устойчивости. В большинстве случаев гипокинезия и ригидность выражены симметрично с обеих сторон. Асимметрия акинетико-ригидного синдрома считается нехарактерной для ДТЛ, но не исключает данного диагноза. Также нетипичен, но наблюдается в отдельных случаях тремор покоя. Выраженность экстрапирамидных нарушений существенно варьирует от субклинических и малозаметных до грубых расстройств, которые дезадаптируют пациента и требуют назначения противопаркинсонических препаратов. Последние оказывают хороший эффект в отношении уменьшения выраженности гипокинезии и ригидности, но могут провоцировать зрительные галлюцинации. В большинстве случаев паркинсонизм оказывается первым клиническим проявлением, заметным для самого больного и окружающих его людей [12, 13, 18].

Походка пациентов с ДТЛ характеризуется уменьшением длины шага, шарканьем, трудностями инициации ходьбы, нарушением равновесия при начале движения, смене направления и остановке. Нарушения походки имеют сложную патофизиологию, в основе которой лежат как экстрапирамидные расстройства, так и диспраксия ходьбы, связанная с нарушением функции лобных долей головного мозга [4].

В последние годы все большее внимание уделяется вегетативным расстройствам при ДТЛ. Синдром прогрессирующей вегетативной недостаточности в настоящее время также принято рассматривать в качестве характерного и закономерного проявления этого заболевания. Основными проявлениями данного симптомокомплекса при ДТЛ являются ортостатическая гипотензия, обмороки, нарушения вегетативной иннервации сердца с тенденцией к формированию синдрома слабости синусового узла, центральные апноэ во сне, нарушение моторики желудочно-кишечного тракта, запоры, задержки мочеиспускания. В основе прогрессирующей вегетативной недостаточности при ДТЛ лежит поражение вегетативных центров парасимпатической и симпатической системы в гипоталамусе и стволе головного мозга [4].

К важным диагностическим признакам ДТЛ относятся также падения. Патогенез падений различен: они могут быть связаны с ортостатической гипотензией, позными нарушениями или расстройствами внимания [15].

Как и другие заболевания с экстрапирамидными симптомами, ДТЛ характеризуется повышенной чувствительностью к нейролептикам. Пациенты с этим заболеванием склонны к формированию выраженных нейролептических побочных реакций даже в ответ на применение небольших доз нейролептиков. С этим связано резкое ухудшение состояния больных вплоть до развития летального исхода при неадекватных попытках купировать психотические расстройства (галлюцинации, бред) нейролептиками, обычно применяющимися в таких случаях при других психических заболеваниях [15].

Диагноз. Диагностика ДТЛ базируется на характерном сочетании когнитивных, других нервно-психических, экстрапирамидных и вегетативных нарушений, наличии флюктуации выраженности наблюдающихся расстройств. Общепринятые диагностические критерии ДТЛ приведены в таблице 3.13

Таблица 3.13

Критерии диагноза «вероятная деменция с тельцами Леви» (McKeith I.G.et al.,1996)

1. Обязательный признак — прогрессирующее нарушение когнитивных функций, достаточное по выраженности для того, чтобы препятствовать нормальным социальным и профессиональным функциям (деменция). Выраженные нарушения памяти необязательно присутствуют на начальных стадиях, но, как правило, имеются на развернутых стадиях заболевания. На начальных стадиях характерно наличие «лобно-подкорковых» когнитивных расстройств: нарушение внимания, зрительно-пространственных способностей, регуляции произвольной деятельности и др.
2. По меньшей мере два из следующих признаков:
• колебания выраженности когнитивных нарушений, внимания, тревожности (флюктуации);
• повторяющиеся зрительные галлюцинации (подробные, детальные);
• симптомы паркинсонизма, не связанные с приемом нейролептиков.
3. Дополнительные диагностические критерии:
• расстройство поведения в фазе сна с быстрыми движениями глаз;
• повышенная чувствительность к нейролептикам;
• снижение активности дофаминергической медиации в подкорковых базальных ганглиях, по данным ОФЭКТ или ПЭТ.
4. Признаки, не противоречащие диагнозу ДТЛ:
• повторяющиеся падения или обмороки;
• преходящие необъяснимые эпизоды потери сознания;
• выраженная вегетативная недостаточность (ортостатическая гипотензия, недержание мочи);
• галлюцинации других модальностей (не зрительные);
• систематизированный бред;
• депрессия;
• относительная сохранность медиальных структур височных долей при КТ/ МРТ;
• изменения при сцинтиграфии сердца;
• выраженная медленноволновая активность на ЭЭГ с транзиторными острыми волнами в височных отведениях.
5. Диагноз ДТЛ маловероятен при наличии:
• связанной с перенесенным инсультом очаговой неврологической симптоматики или постинсультных изменений при визуализации мозга;
• каких-либо других заболеваний мозга или соматических заболеваний, достаточных для объяснения клинической картины;
• развития паркинсонизма только на стадии тяжелой деменции.
6. Временная последовательность симптомов:
Диагноз ДТЛ правомочен, если деменция развивается до формирования синдрома паркинсонизма, одновременно с этим или в течение одного года после манифестации паркинсонизма.

Нейровизуализационное исследование при ДТЛ имеет вспомогательное значение: наличие патологических изменений на КТ или МРТ головного мозга не является обязательным для диагноза. Тем не менее существует специфический нейровизуализационный признак ДТЛ, который рассматривается в качестве дополнительного подтверждения диагноза: значительное расширение задних рогов боковых желудочков (см. рис. 2.4). Также весьма характерен перивентрикулярный лейкоареоз.

Дифференциальный диагноз. Дифференциальный диагноз проводят с другими наиболее распространенными причинами выраженных когнитивных нарушений в пожилом возрасте, такими как болезнь Альцгеймера, сосудистая деменция, лобно-височная лобарная дегенерация, болезнь Паркинсона с деменцией.

Для болезни Альцгеймера, особенно пресенильной формы, весьма характерно развитие прогрессирующих речевых нарушений по типу акустико-мнестической афазии, которые крайне нетипичны для ДТЛ. Экстрапирамидные симптомы встречаются редко и обычно на стадии тяжелой деменции. Нехарактерны также прогрессирующая вегетативная недостаточность и «большие» флюктуации. Галлюцинаторные расстройства встречаются значительно реже и в основном только на стадии умеренной и тяжелой деменции. Есть также различия по данным нейровизуализации: при БА атрофический процесс наиболее выражен в области гиппокампа и височно-теменных отделов, а при ДТЛ — теменно-затылочных.

СоД характеризуется указаниями на значимые цереброваскулярные расстройства в анамнезе. Характерна очаговая неврологическая симптоматика в виде псевдобульбарного синдрома, асимметричных пирамидных расстройств, нарушений ходьбы, которые носят характер лобной диспраксии. КТ/МРТ головного мозга выявляет признаки сосудистого поражения: очаговые изменения белого и/или серого вещества, выраженный лейкоареоз. С другой стороны, для СоД нетипичны иллюзорно-галлюцинаторные нарушения и «большие» флюктуации.

Лобно-височная дегенерация обычно характеризуется более ранним возрастом начала (50–70 лет), часто (не менее трети случаев) прослеживается семейный анамнез. Отличительными признаками являются преобладание поведенческих нарушений над когнитивными, прогрессирующая динамическая или амнестическая афазия. Нехарактерны экстрапирамидные расстройства, за исключением крайне редкой формы сочетания лобно-височной деменции с паркинсонизмом с локализацией патологического гена на 17-й хромосоме (так называемая ЛВД с паркинсонизмом — 17, см. «Лобно-височная дегенерация»). Нейровизуализационная картина характеризуется атрофическим процессом преимущественно передней локализации (лобные и передние отделы височных долей), часто асимметричным.

Наиболее труден диагноз: ДТЛ с болезнью Паркинсона с деменцией. По основным клиническим характеристикам оба состояния весьма похожи. Однако при БП деменция развивается спустя 5-10 лет и более от появления экстрапирамидных симптомов. При ДТЛ деменция и другие нервно-психические нарушения либо опережают двигательные расстройства, либо развиваются одновременно с ними, либо формируются в первые 1–2 года от появления двигательных нарушений. Для БП на ранних стадиях более характерны асимметричность ригидности, гипокинезии и тремор покоя.

Лечение и прогноз. Для лечения ДТЛ применяются те же препараты, что и для лечения БА. Это связано с тем, что основным нейрохимическим субстратом данного заболевания также является ацетилхолинергическая недостаточность. Для коррекции нейротрансмиттерных нарушений при ДТЛ применяются ингибиторы ацетилхолинэстеразы (донепезил, галантамин, ривастигмин) и модуляторы NMDA-рецепторов (мемантин). Так как нейротрансмиттерные нарушения при ДТЛ выражены в большей степени, чем при БА, ответ на проводимую терапию при ДТЛ нередко оказывается более заметным, чем при БА [3, 12, 17].

Поскольку для ДТЛ весьма характерны психиатрические симптомы (галлюцинации, спутанность сознания), часто встает вопрос о назначении нейролептиков. С патогенетической точки зрения применение данных препаратов крайне нежелательно, так как для ДТЛ в целом характерна повышенная чувствительность к данным препаратам, весьма велик процент развития двигательных осложнений. Следует отметить, что зрительные галлюцинации, как правило, значительно регрессируют на фоне терапии ингибиторами ацетилхолинэстеразы и/или мемантином. В крайних случаях допустимо назначение атипичных нейролептиков, которые редко вызывают экстрапирамидные побочные эффекты (кветиапин, оланзапин, клозапин) [4, 17].

Для лечения синдрома паркинсонизма при ДТЛ используются малые дозы препаратов леводопы (до 500 мг). Предпочтительна монотерапия препаратами леводопы. Присоединение других противопаркинсонических препаратов (агонисты дофаминовых рецепторов, амантадин, ингибиторы МАО-B) значительно увеличивает риск возникновения галлюцинаторных расстройств при относительно небольшом эффекте в отношении двигательных расстройств. Доза препаратов леводопы подбирается индивидуально, рекомендуются меньшие дозы по сравнению с БП. При возникновении осложнений (в виде галлюцинаций) используют сочетание препаратов леводопы с ацетилхолинергической терапией. Если данная тактика не приносит ожидаемого эффекта, следует уменьшить дозу леводопы. Однако в случае значительного утяжеления двигательных нарушений возвращаются к первоначальной дозе и в схему лечения добавляют атипичные нейролептики (см. выше). Следует отметить, что неустрашающие галлюцинации при сохранной критике и адекватном поведении не всегда нуждаются в неотложной медикаментозной коррекции [12, 13, 18].

Для лечения синдрома нарушения поведения в фазе сна с быстрыми движениями глаз используются препараты мелатонина или малые дозы клоназепама. Следует отметить, что клоназепам, как и все препараты из группы бензодиазепинов, оказывает негативное влияние на когнитивные функции, поэтому при ДТЛ он должен использоваться с осторожностью [17].

Особую терапевтическую ситуацию представляет собой ведение пациентов с ДТЛ во время «больших» флюктуаций. Значительное нарастание выраженности имеющихся нарушений требует госпитализации пациента в отделение интенсивной терапии и тщательного мониторирования жизненно важных функций. Необходимо обеспечить введение достаточного количества жидкости, контроль питания, коррекцию имеющихся нарушений со стороны внутренних органов и системного метаболизма. Если до этого не проводилась терапия ацетилхолинергическими препаратами, ее следует начать по обычной схеме. При трудностях глотания можно использовать ривастигмин в форме питьевого раствора, который может быть введен через назогастральный зонд. Применение нейролептиков для купирования психотических нарушений крайне нежелательно. Однако при отсутствии эффекта от других видов лечения допустимо использование малых доз кветиапина или оланзапина [4].

ДТЛ характеризуется весьма быстрым темпом прогрессирования когнитивных и других психических расстройств, который превышает таковой при БА. Поэтому прогноз достаточно серьезен. Как правило, между начальными проявлениями и фазой тяжелой деменции проходит 4–5 лет [4, 8, 12, 17].

Клинический случай . Больная Н., 68 лет, по профессии — учитель, в настоящее время не работает. Жалуется на снижение памяти, скованность и замедленность движений, нарушения походки, частые падения.

Больна 4 года. Дебют болезни с исподволь возникшей общей замедленности движений и ухудшения памяти и внимания. Постепенно появились аспонтанность, безынициативность, сонливость, родные отметили некоторое эмоциональное притупление. Через год после начала болезни был поставлен диагноз болезни Паркинсона. Стала получать наком в дозе 375 мг (по 0,5 табл. 3 раза в день). В такой дозе больная принимала препарат регулярно в течение 3 лет, отмечался умеренный положительный эффект в отношении двигательных симптомов. Однако постепенно состояние пациентки ухудшалось. Усугубились гипокинезия, нарушения походки. Стали более выраженными аспонтанность, сонливость, нарушения памяти. Присоединились психотические расстройства в виде зрительных иллюзий (принимала за человека перекинутую через спинку стула одежду или за живое существо — сложенное белье), периодических галлюцинаций (больная сообщает о маленьких человекоподобных существах, живущих у нее в доме, которых она периодически видит и даже слышит, как они общаются между собой свистом), появился бред ущерба. Периодически имеет место агнозия на лица: больная не может узнать своего мужа, пока тот не заговорит.

Анамнез жизни: без особенностей. Семейный анамнез не отягощен. Со стороны соматического статуса патологии не выявлено.

При осмотре: больная в ясном сознании, контактна, в месте и времени ориентирована, поведенчески не всегда адекватна, некритична. Фон настроения снижен, отмечается умеренная психомоторная заторможенность. Со слов родственников, вследствие имеющихся психических нарушений больная не полностью самостоятельна, нуждается в помощи при общении с другими людьми. Самообслуживание не страдает, но иногда требуются напоминания и контроль.

В неврологическом статусе: черепные нервы без патологии. Оживлены рефлексы орального автоматизма. Отмечается диспросодия: речь тихая, монотонная, интонационно не окрашена. Парезов нет. Сухожильные рефлексы несколько повышены, D=S. Патологические пирамидные симптомы отсутствуют. Мышечный тонус умеренно повышен по пластическому типу в конечностях и аксиальной мускулатуре. Отмечаются гипомимия и гипокинезия. В пробе Ромберга устойчива, но выявляется умеренно выраженное нарушение постуральных рефлексов. Походка: замедлена, шаг укорочен, повороты затруднены, шарканье, ахейрокинез с обеих сторон, пропульсии. Тремора нет. Нарушений чувствительности, тазовых и мозжечковых расстройств не выявляется. Ортостатической гипотензии нет.

Нейропсихологическое исследование: КШОПС — 23 балла. В пробе на серийный счет смогла выполнить только первое действие, не вспомнила два слова из трех, неправильно перерисовала пятиугольники. Выраженные трудности при рисовании часов, перерисовывании сложных геометрических фигур. Все пробы делает в замедленном темпе, часто отвлекается и быстро устает. Афатических нарушений не выявлено.

Клинический анализ крови выявил легкую анемию. Биохимический анализ крови, анализ мочи — без патологии. ЭКГ в норме. На глазном дне ангиосклероз сетчатки. УЗДГ: атеросклеротические изменения магистральных артерий головы, стеноз левой внутренней сонной артерии на 50 %.

МРТ головного мозга: диффузный атрофический процесс с акцентом в теменно-затылочных отделах, выраженное расширение задних рогов боковых желудочков с двух сторон. Умеренный перивентрикулярный лейкоареоз.

Диагноз: деменция с тельцами Леви.

В представленном случае отмечается одновременный дебют экстрапирамидных и когнитивных нарушений. Когнитивные нарушения носят полифункциональный характер: отмечаются нарушения памяти, пространственного праксиса, лицевого гнозиса. По выраженности они достигают стадии деменции, так как пациентка несамостоятельна при взаимодействии с другими лицами, нуждается в напоминаниях и контроле при самообслуживании. Диагноз деменции с тельцами Леви в данном случае базируется на характерном сочетании деменции с экстрапирамидными расстройствами и зрительными галлюцинациями. Весьма характерно, что галлюцинаторные расстройства провоцируются небольшими дозами леводопы.

Литература

1. Левин О.С. Болезнь диффузных телец Леви (деменция с тельцами Леви) / В кн.: «Экстрапирамидные расстройства: руководство по диагностике и лечению» Под ред. В.Н.Штока, И.А.Ивановой-Смоленской, О.С.Левина. — М.: МЕДпресс-информ, 2002. — С. 233–256.

2. Преображенская И.С. Когнитивные нарушения при деменции с тельцами Леви // Неврол. журн. — 2006. — Приложение № 1. — С. 19–26.

3. Яхно Н.Н. Когнитивные расстройства в неврологической клинике // Неврол. журн. — 2006. — Приложение№ 1. — С- 4-12.

4. Яхно Н.Н., Преображенская И.С- Деменция с тельцами Леви // Неврол. журн. — 2003.- № 6. — С. 4–12.

5. Ballard С., McKeith, Yarrisor R. et al. A detaieled phenomenological comparison of complex visual hallucinations n dementia with Lewy bodies and Alzheimer's disease // Int. Psychogeriatr. - 1997. - Vol- 9. - № 4. - P. 381–388.

6. Doubleday E.S., SnowdenJ.S, Warma A.R. et al. Qualitative performance charactetistics differentiate dementia with Lewy bodies and Alzheimer's disease // J. Neurol. Neurosurg. Psychiatry. - 2002.- Vol 72. - P. 602–607.

7. Gibb W.R.G., Erisi M.M, Lees A.J. Clinical and pathological features of diffuse cortical Lewy bodies disease(Lewy bodies dementia) // Brain. - 1987. - Vol. 110. - P. 1131–1153.

8. Hansen L.A., Samuel W. Criteia for Alzheimer's disease and the nosology of dementia with Lewy bodies // Neurology — 1997. - Vol. 48. - P. 126–132.

9. Karla S., Bergeron C., Langs AE. - Lewy bodies disease and dementia. A review // Arch. Intern. Med. - 1996. - Vol. 3 — P 487–493.

10. Kosaka K., Yoshmura M., Ikda K. et al. Diffuse type of Lewy bodies disease: Progressive dementia with abunant cortical Lewy bodies and senile changes of various degree — a new disease? //Clin. Neuropathol. - 1984. - Vol. 3. - P. 185–192.

11. Lennox G.G. Lowe J.S. Dementia with Lewy bodies / In: «Bailliere's Clinical Neurology». - 1997. - Vol. 6. - P. 117–165.

12. Lippa C.F., O'Connel B. Dementia with parkinsonism: Alzheimer's disease or Lewy bodies disease? // Neurology- 1997. - Vol. 48. - P. A142.

13. Litvan I. Parkinsons-dementia syndromes / In: «Parkinson's Disease and Movement Disorders». J.Jankovic, E.Toosa (Eds). - Williams Wilkins, 1998. - P. 819–836.

14. Lopez O.L., Hamilton R.L., Lecker J.T. et al Severity of cognitive impairment and the clinical diagnosis of AD with Lewy bodies // Neurology. - 2000. - Vol. 54. - № 9. - P. 1113–1123.

15. McKeith I.G., Galasko D., Iosaka K. et al Consensus guidelines for the clinical and pathologic diagnosis of dementia with Lewy bodies // Neurology. - 1996. - Vol. 47. - № 5.-P. 1113–1123.

16. Morris S., Olichney J., Сору-Вloom J. Psychosis in dementia with Lewy bodies // Semin. Clin. Neuropsychiatry. - 1998. - Vol. 3. - P. 51–60.

17. Perry P., McKeith I., Perry E. Dementia with Lewy bodies. Clinical, pathological and treatment issues. - Cambride, 1995. - 510 p.

18. Quinn N.P. Parkinsonism — recognition and differential diagnosis // BMJ. - 1995- Vol. 310.-P. 447–452.

 

Локальные корковые атрофии

 

Лобно-височная дегенерация

Лобно-височная дегенерация (ЛВД) представляет собой морфологически разнородный дегенеративный процесс с преимущественным поражением лобных и передних отделов височных долей головного мозга. История изучения ЛВД восходит к XIX в., когда в 1892 г. пражский невролог Арнольд Пик описал 71-летнего пациента с выраженными речевыми расстройствами, трудностями узнавания и называния предметов и вербальными парафазиями. На аутопсии была обнаружена локальная асимметричная атрофия левой височной доли с баллонообразной деформацией нейронов. В течение многих лет этот вид деменции рассматривался как клинико-морфологический вариант БА. В 1911 г. А. Альцгеймер повторно описал указанные выше патоморфологические изменения, отметив их различие с характерными для БА. Тогда же А.Альцгеймер предложил называть характерные для ЛВД внутриклеточные включения «тельцами Пика», а саму болезнь — «болезнью Пика». Данное название вошло в большинство руководств по неврологии и психиатрии и международные классификации болезней [2, 4].

В дальнейшем стало известно, что болезнь Пика представляет собой лишь один из вариантов деменции с преимущественным поражением лобных и височных долей головного мозга. При этом у большинства пациентов с атрофическим процессом данной локализации выявляются иные патоморфологические изменения, отличные от болезни Пика, при одинаковой клинической картине. В 1994 г. шведские и британские специалисты предложили термин «лобно-височные дегенерации» для дегенеративного процесса указанной локализации независимо от конкретного патоморфологического варианта [18].

Среди всех пациентов с деменцией больные с ЛВД составляют 5 %, а среди всех случаев пресенильных деменций — 20 %. ЛВД находится на 2-м месте после БА в списке причин деменций в пресенильном возрасте (до 65 лет). Заболеваемость ЛВД составляет 2,2 случая для возраста 40–49 лет; 3,3 случая — для 50–59 лет и 8,9 случая — для 60–69 лет на 100 тыс. населения в год [25]. Хотя традиционно ЛВД относится к пресенильным деменциям, начало болезни после 65–70 лет не исключает данный диагноз. Заболеваемость у мужчин несколько выше, чем у женщин (соотношение 1,7:1) [1, 2, 25].

Этиология и патогенез. Этиология ЛВД точно не установлена, но несомненна этиологическая роль генетической отягощенности. Семейный анамнез прослеживается в 30–50 % случаев болезни, при этом семейные формы характеризуются аутосомно-доминантным типом передачи. Семейные случаи связаны с мутацией гена, кодирующего микротубул-ассоциированный тау-протеин (тау-позитивный вариант ЛВД), или програнулина (убиквитин-позитивный вариант ЛВД). Оба патологических гена локализуются на длином плече 17-й хромосомы. Описываются также другие мутации, которые локализуются на 3, 9 и 14-й хромосомах [17].

Патогенез ЛВД нуждается в дальнейшем изучении. Предполагается, что ведущую роль играет нарушение метаболизма тау-протеина, который входит в состав внутренней мембраны нейронов. В связи с этим ЛВД относится к группе так называемых тау-патий, в которую также входят прогрессирующий надъядерный паралич и кортико-базальная дегенерация. Представляет интерес, что клинические признаки указанных заболеваний иногда отмечаются в некоторых случаях ЛВД (например, клиника лобно-височной деменции может сочетаться с атипичным паркинсонизмом и ограничением вертикального взора, характерными для прогрессирующего надъядерного паралича и кортико-базальной дегенерации).

Патоморфология. ЛВД характеризуется локальными дегенеративно-атрофическими изменениями в лобных и височных долях головного мозга. Чаще всего и в наибольшей степени страдают лобные доли, в особенности орбито-фронтальная кора, передние и медиальные отделы височных долей головного мозга. Весьма характерны асимметрия атрофического процесса, при этом в 50 % случаев отмечается преимущественное страдание левого полушария. В 20 % случаев в патологический процесс вовлекается преимущественно правое полушарие головного мозга, а симметричное поражение описывается приблизительно в 30 % случаев [8].

Заинтересованность лобных или височных долей неодинакова у разных пациентов. Одновременное поражение лобных и височных долей головного мозга наблюдается в 40–50 % случаев. У 25–30 % пациентов атрофический процесс развивается преимущественно в лобных долях, а у 25–30 % — в височных. Возможно также вовлечение в патологический процесс теменной коры. Нередко одновременно с корковой атрофией выявляются дегенеративные изменения в области черной субстанции, полосатых тел, бледного шара, таламуса, других подкорковых структур и передних рогов спинного мозга. Поражение подкорковых базальных ганглиев может приводить к присоединению экстрапирамидных двигательных расстройств, а передних рогов спинного мозга — к амиотрофиям и фасцикуляциям (синдром бокового амиотрофического склероза — деменции лобного типа) [8].

Гистохимические изменения при ЛВД характеризуются значительным полиморфизмом, который, однако, мало отражается на клинических особенностях заболевания. В зависимости от наличия и гистохимического состава интранейрональных цитоплазматических включений выделяют 4 основных гистохимических типа [17]:

• тау-позитивный, убиквитин-позитивный тип;

• тау-позитивный, убиквитин-негативный тип;

• тау-негативный, убиквитин-позитивный тип;

• тау-негативный, убиквитин-негативный (недифференцированный, икровакуольный) тип.

Наиболее часто встречается недифференцированный (микровакуольный) тип, который характеризуется отсутствием специфических гистологических изменений. Данный тип составляет приблизительно 60 % случаев ЛВД. При этом определяются гибель корковых нейронов, спонгиоформная дегенерация или микровакуолизация нейронов, небольшой субкортикальный глиоз. Данные изменения наблюдаются преимущественно в лобной и отчасти височной коре головного мозга. Лимбическая система и полосатые тела вовлекаются в небольшой степени [1, 2].

Тау-позитивные включения отмечаются приблизительно в 25 % случаев ЛВД. При этом весьма характерны гибель корковых нейронов, широко распространенный и выраженный глиоз. Спонгиоформные изменения или микровакуолизация отсутствуют или выражены в минимальной степени. Наряду с поражением лобных и височных долей головного мозга часто также страдают лимбическая система и полосатые тела. К тау-позитивному варианту ЛВД относятся болезнь Пика, сочетание лобно-височной деменции с паркинсонизмом, кортико-базальная дегенерация [13].

Убиквитин-позитивные включения отмечаются приблизительно в 15 % случаев ЛВД. При этом часто отмечается дополнительная заинтересованность двигательных нейронов головного и спинного мозга, которая может оставаться клинически не значимой или проявляться синдромом бокового амиотрофического склероза [1, 2, 17].

Клиническая картина. ЛВД характеризуется незаметным началом и неуклонным прогрессированием и проявляется когнитивными, эмоциональными и поведенческими нарушениями, характерными для патологии лобной и височных долей головного мозга. Обычно заболевание начинается на 6-м десятилетии жизни, однако описаны случаи как с более ранним (в том числе и на 4-м десятилетии жизни), так и с более поздним началом [1, 2, 4, 13]. Особенностью ЛВД является преобладание в начале заболевания поведенческих расстройств над когнитивными нарушениями. Когнитивные нарушения на начальных этапах патологического процесса могут быть малозаметны, а их выявление требует тщательного нейропсихологического исследования.

Первыми клиническими проявлениями ЛВД обычно являются постепенно нарастающиенарушения в эмоционально-волевой и поведенческой сфере, которые проявляются безразличием к окружающему и одновременным снижением критики (расторможенностью) [1, 2, 4, 13]. Данные изменения часто трактуются окружающими как рассеянность и забывчивость. Также обращает на себя внимание изменение характера больного. При этом сам пациент обычно не предъявляет каких-либо жалоб или они носят формальный характер. Развиваются аспонтанность, снижение мотивации и инициативы, апатия, эмоциональное притупление, безразличие, уменьшение речевой и двигательной активности. Недостаточность критики приводит к тому, что больные начинают неправильно вести себя в обществе, становятся бестактными, могут позволить себе грубые и вызывающие замечания или нескромные вопросы. Характерны дурашливость, плоский юмор, нарушение общественных приличий, сексуальная несдержанность. Часто изменяются пищевые пристрастия, повышается тяга к сладкой и богатой углеводами пище, могут появиться булимия (обжорство, утрата чувства насыщения), чрезмерное курение и употребление спиртных напитков. Возможны повышенная раздражительность, агрессивность, антиобщественное поведение. На развернутых стадиях пациенты начинают пренебрегать личной гигиеной, формируется так называемое полевое поведение (т. е. полное игнорирование общества и окружающих людей). Характерны бездеятельность либо стереотипная и малопродуктивная активность, эхолалия и эхопраксия. Типичные поведенческие симптомы ЛВД указаны в Шкале оценки поведенческих нарушений при ЛВД, приведенной в таблице 3.14.

Таблица 3.14

Шкала оценки поведенческих нарушений при лобно-височной дегенерации (МсМuгау А. еt al., 2006)*

Основные симптомы:
1. Несдержанность (в речевых высказываниях, поступках, сексуальном поведении).
2. Пренебрежение общественными приличиями (грубое, нетактичное или асоциальное поведение).
3. Апатия (пассивность, инертность, инактивность).
4. Гипоманиакальное поведение: избыточная активность, резонерство, чрезмерная и нерелевантная веселость, гиперсексуальность.
5. Эмоциональная холодность и безразличие.
6. Снижение критики: больные не осознают собственный поведенческий дефект.
Дополнительные симптомы:
1. Невыполнение гигиенических процедур.
2. Интеллектуальная ригидность.
3. Быстрая отвлекаемость.
4. Изменение пищевого поведения.
5. Навязчивости и стереотипное поведение.
6. Импульсивное поведение.

* Шкала основана на диагностических критериях ЛВД, предложенных D. Nеагу и соавт. (1998) [24]. Для оценки выраженности нарушений каждый симптом оценивается по 5-балльной системе: 1 — нет симптома; 2 — характерен в незначительной степени; 3 — характерен в умеренной степени; 4 — очень характерен; 5 — чрезвычайно характерен. Суммарный балл = 0-60 баллов.

Исследование когнитивных функций выявляет у пациентов с ЛВД выраженные нарушения регуляции произвольной деятельности и в значительной части случаев нарушение речи [13, 17]. Нарушение регуляции произвольной деятельности приводит к трудностям программирования и контроля, нарушению абстрагирования, способности к обобщению, выявлению сходств и различий, вынесению суждений и умозаключений. На начальных этапах заболевания нарушения регуляции произвольной деятельности проявляются лишь во время выполнения наиболее сложных заданий, требующих способности создавать новые программы действий и гибкости мышления. При проведении нейропсихологического тестирования пациенты с ЛВД начинают упрощать условия задания. Например, в тесте «кулак-ребро-ладонь» вместо заданной программы выполняют «кулак-ребро-кулак». По мере прогрессирования заболевания нарушения программирования и контроля распростраяются на все сферы когнитивной деятельности. Пациенты не могут следовать какой-либо определенной цели, их действия становятся хаотичными и бессмысленными, характерны выраженные персеверации.

Наряду с нарушениями программирования и контроля, типичным видом когнитивных расстройств при ЛВД являются нарушения речи. Изредка речевые расстройства являются первым симптомом заболевания, которое в таких случаях может начинаться по типу первичной прогрессирующей афазии. Однако чаще нарушения речи развиваются одновременно с дизрегуляторными и поведенческими расстройствами.

Наиболее характерны для ЛВД нарушения речи в виде прогрессирующей динамической или/и амнестической афазии [1,13,17]. Описывается также развитие мутизма, т. е. полное исчезновение спонтанной речевой активности.

Прогрессирующая динамическая афазия отражает заинтересованность левой лобной доли головного мозга. Для данного вида речевых расстройств характерно уменьшение беглости речи: больные становятся немногословными, говорят отдельными грамматически не связанными друг с другом словами или словосочетаниями (так называемый телеграфный стиль). Из спонтанной речи пациентов исчезают глаголы. Часто речь пациента сводится к односложным ответам на поставленный вопрос, в то время как спонтанная речь редуцируется. Характерны логоклонии (повторения последних слогов слова), заикание с быстрым многократным повторением отдельных слогов, палилалия (повторения последних слов или фраз собственного высказывания), эхолалия (повторение слов или фраз собеседника), речевые стереотипии (навязчивые повторения одних и тех же слов, фраз или целых высказываний), может быть дизартрия. Персеверации и другие ошибки отмечаются как в устной, так и в письменной речи пациента.

При преимущественном поражении левой височной доли клинические проявления речевых нарушений соответствуют картине амнестической афазии. Наиболее ранний симптом данного вида речевых нарушений — недостаточность номинативной функции речи, т. е. затруднения при назывании предметов. Вначале забываются низкочастотные существительные, т. е. те, которые относительно редко встречаются в языке. На развернутых стадиях заболевания речь пациентов содержит мало существительных, вместо которых используются местоимения, нарушается узнавание существительных в обращенной речи, из-за чего частично страдает понимание. При этом беглость и грамматический строй речи пациента не нарушается, но она становится малосодержательной из-за отсутствия существительных.

В типичных случаях ЛВД память на события жизни остается относительно сохранной вплоть до стадии тяжелой деменции. Однако при углубленном нейропсихологическом исследовании выявляются нарушения памяти, связанные со снижением активности и избирательности воспроизведения. Последнее проявляется вплетениями посторонней информации при попытке вспомнить что-либо.

Таблица 3.15

Особенности клинической картины лобно-височной дегенерации в зависимости от преимущественной локализации атрофического процесса

Преимущественно лобные доли Преимущественно височные доли
Преимущественно левосторонняя атрофия Снижение инициативы, депрессия, раздражительность, динамическая афазия, дизартрия, «заикание», речевые стереотипии Амнестическая афазия, дизлексия, холодность, враждебность
Преимущественно правосторонняя атрофия Снижение критики, расторможенность, утрата чувства такта, неопрятность, навязчивые действия «Эмоциональная агнозия» (неузнавание эмоций окружающих лиц), безучастность, асоциальное поведение

Другие неврологические симптомы на ранних стадиях заболевания обычно отсутствуют или ограничиваются оживлением так называемых примитивных рефлексов: орального автоматизма, хватательных, феномена противодержания. Относительно рано развиваются тазовые расстройства в виде недержания мочи, которое обычно не вызывает субъективного беспокойства у самого пациента. Для развернутых стадий ЛВД характерны симметричная гипокинезия, изменения походки по типу лобной апраксии. Данная походка характеризуется трудностями начала ходьбы, «прилипанием» к полу, шарканьем, мелкими шажками, расширением базы ходьбы, неустойчивостью и падениями, которые особенно часто возникают в начале ходьбы или при поворотах [1,2, 13, 17].

Клиническая картина ЛВД может варьировать в зависимости от преимущественной локализации патологического процесса (табл. 3.15).

У небольшого числа пациентов с ЛВД отмечаются также другие неврологические симптомы. Описывается семейная форма данного заболевания с началом в среднем возрасте и сочетанием в клинической картине деменции лобного типа с акинетико-ригидным синдромом, который плохо реагирует на препараты леводопы (так называемая лобно-височная деменция с паркинсонизмом) [13, 17]. В основе данной формы ЛВД лежит мутация гена микротубул-ассоциированного тау-протеина на 17-й хромосоме, а гистохимическая картина соответствует тау-позитивному варианту. Другой редкой формой ЛВД является комплекс «боковой амиотрофический склероз-деменция лобного типа» [5]. Как следует из названия, данная форма характеризуется сочетанием деменции лобного типа с симптомами БАС в виде прежде всего периферических парезов с фасцикуляциями. Гистохимические изменения в этих случаях соответствуют убиквитин-позитивному варианту ЛВД. Описывается также сочетание лобной деменции, паркинсонизма и симптомов БАС.

ЛВД является неуклонно прогрессирующим заболеванием. Средняя продолжительность жизни пациентов с ЛВД составляет 8-11 лет [1, 2, 13]. Для развернутых стадий болезни характерны сочетание выраженных когнитивных и поведенческих нарушений лобного характера с нарушениями памяти и апракто-агностическим синдромом, значительные двигательные расстройства как диспраксического, так и экстрапирамидного характера. На поздних стадиях заболевания дифференциальный диагноз между ЛВД и другими формами деменции, в частности БА, весьма затруднен. Смерть наступает в результате обездвиженности, развития пролежней или присоединения легочной или мочевой инфекции. Основные стадии прогрессирования ЛВД приведены в таблице 3.16.

Таблица 3.16

Клиническая характеристика основных стадий лобно-височной дегенерации

I стадия
Поведение: снижение критики, утрата чувства такта.
Когнитивные функции: нарушение мышления, регуляции произвольной деятельности, негрубая аномия. Память, зрительно-пространственные функции, счетные операции — относительно интактны.
Двигательная сфера: без патологии.
II стадия
Поведение: выраженное снижение критики, синдром Клювера-Бьюси (нарушение пищевого и сексуального поведения, неузнавание эмоций окружающих лиц («эмоциональная агнозия»), гиперметаморфозиз (избыточное внимание к каждому объекту в поле зрения, чрезмерная вербальная и поведенческая реакция на видимые объекты), гиперорализм (постоянное жевание, сосание, причмокивание и др.).
Когнитивные функции: выраженные нарушения мышления, регуляции произвольной деятельности, речевые стереотипии, афазия. Память, зрительно-пространственные функции, счетные операции — относительно интактны.
Двигательная сфера: без патологии.
III стадия
Поведение: апатико-абулический синдром (отсутствие мотивации и побуждений к каким-либо действиям, бездеятельность).
Когнитивные функции: выраженные нарушения мышления, регуляторных функций, речи (вплоть до мутизма). Могут быть также нарушения памяти, зрительно-пространственных функций и счета.
Двигательная сфера: паркинсонизм, возможны пирамидные знаки.

Диагноз. Диагностика ЛВД основана на характерных клинических и инструментальных данных. Заподозрить ЛВД следует при постепенном начале и непрерывном прогрессировании эмоциональных, поведенческих и когнитивных нарушений лобного характера и/или речевых расстройств, нередко в сочетании с физикальными признаками лобной дисфункции (рефлексы орального автоматизма, хватательные рефлексы, феномен противодержания). Пресенильный возраст начала и семейный анамнез также свидетельствуют в пользу диагноза ЛВД, но не обязательны для данной нозологической формы.

При исследовании крови и мочи патологии не обнаруживается. ЭЭГ не выявляет специфических нарушений. При сочетании ЛВД с поражением двигательного нейрона необходимо проведение электронейромиографии, которая выявляет изменения, характерные для нейронопатии.

Компьютерная рентгеновская или магнитно-резонасная томография головного мозга в типичных случаях выявляет локальную атрофию лобных и/или височных долей головного мозга, часто асимметричную (см. рис. 2.5) Однако этот признак не является абсолютно чувствительным и специфичным. Он может отсутствовать у ряда пациентов с достоверным диагнозом ЛВД, а может обнаруживаться у пациентов с иной церебральной патологией (например, БА).

Наиболее высокочувствительным диагностическим методом является функциональная нейровизуализация: позитронно-эмиссионная и однофотонно-эмиссионная компьютерная томография. Данные методики выявляют снижение метаболизма и кровотока в заинтересованной области — передних отделах лобных и височных долей головного мозга. Однако, как и структурная визуализация, методы функциональной визуализации также не являются абсолютно специфичными.

В МКБ-10 диагностическая позиция «лобно-височная дегенерация» отсутствует, однако имеются критерии диагноза одной из частых гистохимических форм ЛВД — болезни Пика. Так как болезнь Пика по клинике неотличима от других гистохимических вариантов ЛВД, критерии МКБ-10 можно использовать для диагностики ЛВД в целом.

Диагностические критерии болезни Пика по МКБ-10 включают [3]:

А. Наличие деменции.

Б. Постепенное начало и непрерывное прогрессирование.

В. Симптомы преимущественного поражения лобных долей головного мозга, в том числе не менее двух из следующих признаков:

1) эмоциональное уплощение;

2) утрата чувства такта, дистанции;

3) некритичное, «расторможенное» поведение, утрата самоконтроля;

4) апатия или непродуктивная деятельность;

5) афазия.

Г. На начальных стадиях болезни память и функции теменных долей головного мозга остаются относительно интактными.

В широкой клинической практике и исследовательских целях наряду с диагностическими критериями МКБ-10 используются также диагностические критерии, предложенные группой британских и шведских экспертов (Lund and Manchester Group) (табл. 3.17) [18, 24].

Дифференциальный диагноз. Дифференциальный диагноз ЛВД следует проводить с наиболее распространенными нозологическими формами деменции (БА, сосудистая и смешанная деменция, ДТЛ), а также дегенеративными заболеваниями с преимущественным поражением подкорковых базальных ганглиев.

Таблица 3.17

Диагностические критерии лобно-височной лобарной дегенерации (Nеагу D. et al., 1998)

I. Обязательные признаки:
А. Незаметное начало и постепенное прогрессирование.
Б. Быстрое появление трудностей взаимодействия в обществе.
В. Ранняя утрата самоконтроля за поведением.
Г. Эмоциональное уплощение, заметное уже на ранних стадиях заболевания.
Д. Раннее снижение критики
II. Дополнительные признаки:
А. Поведенческие расстройства:
1) неопрятность, несоблюдение личной гигиены;
2) снижение гибкости и инертность мышления;
3) быстрая отвлекаемость;
4) гиперорализм и изменения пищевого поведения;
5) стереотипное поведение, персеверации;
6) импульсивное поведение.
Б. Речевые расстройства:
1) уменьшение продуктивности речи:
• аспонтанная речь, редуцированная до ответов на вопросы;
• «телеграфный стиль»;
2) стереотипии;
3) эхолалия;
4) персеверации;
5) мутизм.
В. Физикальные признаки:
1) оживление примитивных рефлексов (хватательные, рефлексы орального автоматизма, феномен противодержания);
2) недержание мочи;
3) гипокинезия, ригидность, тремор;
4) низкое или лабильное артериальное давление.
Г. Параклинические данные:
1) нейропсихологический профиль: когнитивные нарушения лобного характера, отсутствие нарушений памяти или восприятия;
2) ЭЭГ: отсутствие специфических изменений;
3) нейровизуализация: преимущественная атрофия лобных и/или передних отделов височных долей.
III. Признаки, не противоречащие диагнозу:
1) начало до 65 лет, наличие подобного заболевания у родственников первой линии;
2) псевдобульбарный паралич, мышечная слабость, фасцикуляции (сочетание с болезнью моторного нейрона отмечается у небольшого числа пациентов).
IV. Признаки, исключающие диагноз ЛВД:
А. Анамнестические и клинические:
1) внезапное начало;
2) предшествующая черепно-мозговая травма;
3) ранняя выраженная амнезия;
4) пространственная дезориентация;
5) «разорванность» речи и мышления;
6) миоклонии;
7) парезы и параличи (кроме комплекса «БАС-деменция»);
8) мозжечковая атаксия;
9) хореоатетоз.
Б. Параклинические:
1) нейровизуализация: преимущественная атрофия по: тцентральных отделов или их функциональный дефицит;
2) лабораторные данные, указывающие на системные дисметаболические расстройства или воспалительные заболевания центральной нервной системы, такие как рассеянный склероз, сифилис, СПИД, герпетический энцефалит.
V. Признаки, делающие диагноз ЛВД маловероятным:
1) хронический алкоголизм в анамнезе;
2) устойчивая артериальная гипертензия;
3) наличие в анамнезе сосудистого заболевания.

В отличие от БА, для начальных стадий ЛВД нехарактерны нарушения памяти на текущие события и события жизни, длительное время сохраняется ориентировка в месте и времени. Напротив, очень рано развиваются выраженное снижение критики, эмоциональные расстройства, нарушения поведения. При БА данные симптомы наблюдаются обычно только на стадии выраженной деменции. Инструментальные исследования при ЛВД свидетельствуют об акценте дегенеративно-атрофических изменений на передних отделах головного мозга, в то время как при БА — на задних.

Сосудистая и смешанная деменция характеризуется наличием клинических и инструментальных признаков значимого цереброваскулярного заболевания, которое делает диагноз ЛВД маловероятным. При смешанной деменции отмечаются также прогрессирующие нарушения памяти на текущие события, амнестическая дезориентировка во времени, а на более поздних стадиях — нарушение ориентации в пространстве.

Отличительными особенностями деменции с тельцами Леви являются флюктуации выраженности когнитивных и поведенческих расстройств, связанные с колебаниями уровня внимания, и психотические расстройства, прежде всего в виде зрительных галлюцинаций. Следует подчеркнуть, что наличие данных признаков практически полностью исключает диагноз ЛВД, так как в их основе лежат принципиально иные нейрохимические изменения. Принято считать, что флюктуации когнитивных нарушений и зрительные галлюцинации связаны с ацетилхолинергической недостаточностью. При ЛВД ацетилхолинергическая система характеризуется относительной сохранностью. Кроме того, при ЛВД отсутствуют зрительно-пространственные нарушения, которые являются центральной чертой когнитивных нарушений при ДТЛ. При ДТЛ отсутствуют нарушения речи, весьма характерные для ЛВД.

При дегенеративных заболеваниях с преимущественным поражением подкорковых базальных ганглиев и «подкорковом» варианте сосудистой деменции развивается вторичная дисфункция лобных долей головного мозга, что может вызывать затруднения при дифференциальном диагнозе с ЛВД. Однако поражение полосатых тел при патологических процессах «подкорковой» локализации сопровождается развитием выраженных зрительно-пространственных нарушений, которые не отмечаются при ЛВД. С другой стороны, в большинстве случаев к ЛВД присоединяются речевые нарушения по типу динамической и/или амнестической афазии, которые отсутствуют при заболеваниях с преимущественным поражением подкорковых базальных ганглиев.

Лечение и прогноз. На сегодняшний день ЛВД остается малокурабельным заболеванием. Ацетилхолинергические препараты неэффективны, так как симптомы ЛВД не связаны с недостаточностью ацетилхолинергической системы. Опыт применения глутаматергических препаратов невелик, хотя мемантин может быть полезен в стандартных дозах.

Учитывая данные о роли серотонинергической недостаточности в патогенезе эмоциональных и поведенческих нарушений при ЛВД, вероятно, в качестве базисной терапии целесообразно использовать серотонинергические препараты (флуоксетин, пароксетин, флувоксамин, сертралин и др.). К настоящему времени имеются немногочисленные свидетельства эффективности селективных ингибиторов обратного захвата серотонина в отношении поведенческих и эмоциональных расстройств при ЛВД [29].

ЛВД является непрерывно прогрессирующим заболеванием. Темп прогрессирования более медленный по сравнению с пресенильной БА. Однако через 8-11 лет от появления первых симптомов развивается тяжелая инвалидизация, обусловленная как психическими нарушениями, так и нарушениями походки и дисфункцией тазовых органов.

Клинический случай . Пациент Ф., 56 лет, продавец в мясном отделе супермаркета, приходит на прием в сопровождении супруги. Самостоятельно жалоб не предъявляет.

Со слов жены, в течение последнего года появились трудности на работе: сослуживцы упрекают его в лени и ненадлежащем выполнении своих обязанностей. Изменилось также поведение дома: стал апатичен, большую часть времени лежит на диване, дремлет или читает в газетах анекдоты. Домашнюю работу выполняет только после нескольких напоминаний жены, крайне неохотно и небрежно, при этом часто раздражается. Проявляет меньший интерес к детям и внукам, без колебания отталкивает их, чего раньше никогда не было. Время от времени дразнит свою собаку, что тоже необычно. Обращает на себя внимание изменение пищевого поведения пациента: он не может сдержаться и начинает есть, как только еда подана, не дожидаясь остальных членов семьи, начинает есть один даже тогда, когда приглашены гости. Испытывает повышенный аппетит и ест больше, чем раньше. Изменились пищевые пристрастия: стал в больших количествах употреблять сладости, в чай и кофе кладет по 5–6 ч.л. сахара. По поводу указанных поведенческих особенностей принимал антидепрессанты (миансерин) без какого-либо положительного эффекта.

Анамнез жизни: без особенностей. Всегда отличался хорошим здоровьем. Не курит, алкоголь не употребляет.

Отец пациента умер в возрасте 65 лет. Причину смерти отца пациент не знает. Со слов жены, ее свекор в последние 2–3 года жизни был «немного странным, угрюмым, ничем не интересовался, все время молчал». Матери пациента 78 лет, страдает артериальной гипертензией, ишемической болезнью сердца, хроническим пиелонефритом.

При осмотре: в ясном сознании, правильно ориентирован в месте и времени. Критика к своему состоянию отсутствует, считает себя здоровым человеком. Объяснить особенности своего поведения не может. Не испытывает подавленного настроения. Бред, галлюцинации отсутствуют. Речь пациента редуцирована и сводится к односложным ответам на вопросы, самостоятельно разговор не поддерживает.

В неврологическом статусе: черепно-мозговая иннервация интактна, за исключением рефлексов орального автоматизма, двусторонний хватательный рефлекс, феномен противодержания с двух сторон. Других двигательных, чувствительных и координаторных нарушений не выявляется.

Нейропсихологическое исследование: КШОПС — 28 баллов. Ошибается в серийном счете (72-7=45) и при составлении предложения (вместо предложения написал «все хорошо»). В тесте на рисование часов долго не может понять задание, но затем рисует правильно. Значительно уменьшено число слов в пробах на литеральные и категориальные ассоциации. Лишние импульсы и множественные персеверации в пробе на «реакцию выбора». Диспраксических и дисгностических нарушений нет.

МРТ головного мозга: симметричная атрофия лобных и передних отделов височных долей головного мозга. Изменений белого вещества не определяется.

Диагноз: лобно-височная дегенерация.

В данном случае имеются выраженные нервно-психические нарушения, которые включают когнитивные расстройства (регуляция произвольной деятельности, речь, выполнение счетных операций), эмоциональные, мотивационные и поведенческие нарушения (апатия, раздражительность, безразличие к родственникам, булимия, пристрастие к сладкому). Страдает профессиональная и бытовая адаптация пациента, о чем говорят трудности на работе и при взаимодействии с лечащим врачом. Достаточно характерным для заболевания пациента является небольшая выраженность нарушений памяти. Следует отметить, что относительная сохранность памяти весьма характерна для начальных и умеренных стадий лобно-височной дегенерации. О данном заболевании говорят также возраст пациента (менее 65 лет), семейный анамнез поведенческих и речевых нарушений и характерные особенности нейровизуализации (атрофический процесс с акцентом на передние отделы головного мозга).

 

Первичная прогрессирующая афазия

Первичная прогрессирующая афазия (ППА) представляет собой симптомокомплекс изолированных речевых расстройств, которые возникают исподволь, без видимой причины и имеют тенденцию к непрерывному прогрессированию в отсутствие или при минимальной выраженности других когнитивных, поведенческих и неврологических нарушений. Обычно ППА представляет собой один из редких вариантов дебюта какого-либо нейродегенеративного заболевания головного мозга: чаще всего лобно-височной дегенерации, реже болезни Альцгеймера, кортико-базальной дегенерации и др. [5, 7, 8, 13]. Термин «первичная прогрессирующая афазия» применим к тем пациентам, у которых речевые нарушения остаются изолированным или доминирующим клиническим синдромом в течение двух и более лет. В дальнейшем возможно (но не обязательно) присоединение других нарушений, характерных для той нозологической формы нейрогенеративного процесса, которая лежит в основе нарушений. Так как ППА чаще всего является вариантом дебюта лобно-височной дегенерации, обычно к речевым нарушениям в дальнейшем присоединяются снижение критики, а также когнитивные, поведенческие и эмоциональные нарушения лобного характера [27].

Выделяют две основные формы первичной прогрессирующей афазии:

• ППА со снижением беглости речи (англ.: non-fluent aphasia);

• ППА без снижения беглости речи, или «семантическая деменция» (англ.: fluent aphasia, semantic dementia).

Первичная прогрессирующая афазия со снижением беглости речи. Как следует из названия, ключевая характеристика данного вида речевых нарушений — это уменьшение беглости речи, или так называемая речевая редукция. Под беглостью речи (англ.: verbal fluency) в нейропсихологии и нейролингвистике понимается среднее число слов в спонтанной речи индивидуума за единицу времени. При ППА со снижением беглости речи данный показатель уменьшается. Пациенты становятся немногословными, говорят редко, короткими фразами. По мере прогрессирования дисфазических расстройств речь становится односложной, разорванной, нарушается грамматический строй: больной говорит отдельными, не связанными между собой словами или словосочетаниями («телеграфный стиль»). Характерны остановки текущего речевого высказывания, «застревания» и повторения (персеверации) отдельных слов или фонем, которые внешне могут напоминать заикание. В ряде случаев отмечаются замены части слов (фонем) близкими по звучанию (литеральные парафазии), недостаточность номинативной функции речи (т. е. трудности называния показываемых предметов, не корригируемые подсказкой первого слога). Со временем формируется клинически очерченный синдром динамической афазии с элементами эфферентной моторной афазии. Данный вид речевых расстройств характеризуется выраженным снижением беглости речи, паузами в речи и остановками текущего речевого высказывания, персеверациями слов, фраз и отдельных слогов, аграмматизмом. Одновременно могут присутствовать дизартрия, нарушения интонационной окраски речи (диспросодия) и оральная апраксия (трудности выполнения целенаправленных действий языком и оральными мышцами: больной не может облизать губы, вытянуть их трубочкой и др.). На продвинутых этапах патологического процесса страдает не только самостоятельная речь больного, но и повторение слов и фраз за врачом, чтение вслух, письмо. Может развиваться полная утрата способности выражать свои мысли с помощью слов (мутизм). При этом понимание речи и не связанные с речью когнитивные функции, а также самообслуживание и повседневная активность могут в течение многих лет оставаться интактными [2, 12].

Как уже отмечалось выше, ППА со снижением беглости речи является клиническим симптомокомплексом, который может развиваться при различных дегенеративных заболеваниях головного мозга. Обычно данный симптомокомплекс начинается в возрастном диапазоне 45–65 лет, хотя нередко описывается и более поздний дебют. Диагностика базируется на характерных особенностях анамнеза, клинических и нейропсихологических данных (табл. 3.18) [24].

Таблица 3.18

Диагностические критерии первичной прогрессирующей афазии со снижением беглости речи (Nеагу D. еt аl., 1998)

I. Обязательные признаки:
А. Начало исподволь и постепенное прогрессирование.
Б. Скудная и немногословная спонтанная речь с одним из следующих признаков: аграмматизм, литеральные парафазии, недостаточность номинативной функции речи.
II. Дополнительные признаки:
А. Речь:
1) заикание или оральная апраксия;
2) нарушение повторения за врачом;
3) алексия, аграфия;
4) сохранность понимания речи, по крайней мере в начале болезни;
5) мутизм на поздних стадиях заболевания.
Б. Поведение:
1) отсутствие нарушений на ранних стадиях;
2) нарушения, характерные для лобно-височной деменции на поздних стадиях.
В. Неврологический статус: на поздних стадиях заболевания оживление примитивных рефлексов, акинезия, ригидность, тремор, иногда односторонние.
Г. Параклинические данные:
1) нейропсихологическое исследование: афазия со снижением беглости речи, отсутствие нарушений памяти и гнозиса;
2) ЭЭГ: норма или незначительное асимметричное увеличение медленноволновой активности;
3) нейровизуализация (структурная и/или функциональная): асимметрия нарушений с преимущественным поражением доминантного (обычно левого) полушария.

Методы структурной и функциональной визуализации выявляют заинтересованность лобных или лобно-височных отделов головного мозга с акцентом слева или только левостороннее поражение [23, 26]. Методов эффективной терапии не существует.

Первичная прогрессирующая афазия без снижения беглости речи («семантическая деменция»). При данном варианте ППА беглость речи не уменьшается, т. е. больные говорят свободно, плавно, сохраняя обычный для данного индивидуума темп речи. Ведущей характеристикой речевых нарушений при ППА без снижения беглости речи является отчуждение смысла существительных — больные не понимают значение существительных в обращенной к ним речи. Их собственная речь обедняется существительными, нарушается номинативная функция речи (способность называния предметов по показу). Другое названием ППА без снижения беглости речи — семантическая деменция (от греч. sema — знак, значение) — отражает кардинальный симптом данного вида речевых расстройств — нарушение понимания значения слов. Следует отметить, что термин «семантическая деменция» не точен, так как деменция подразумевает полифункциональные когнитивные нарушения, в то время как на начальных этапах ППА без снижения беглости речи нарушена только одна когнитивная функция — речь. Тем не менее ППА без снижения беглости речи, безусловно, относится к тяжелым когнитивным нарушениям и по степени функциональной дезадаптации не уступает деменции.

ППА без снижения беглости речи также начинается исподволь, без видимой причины и характеризуется постепенным, но непрерывным прогрессированием. Одним из первых симптомов ППА без снижения беглости речи является исчезновение из речи низкочастотных существительных, т. е. тех, которые редко встречаются в языке. Одновременно развивается недостаточность номинативной функции речи: пациент не может назвать показываемый ему предмет; при этом на начальных этапах ППА без снижения беглости речи подсказка первого слога эффективна. По мере прогрессирования заболевания постепенно формируется клинически отчетливый синдром амнестической афазии. Собственная речь больных сохраняет развернутый характер и правильный грамматический строй, но значительно обедняется существительными и из-за этого во многом теряет информативность для собеседников. Характерны замены одних существительных другими, близкими по значению (вербальные парафазии). Повторная речь и чтение вслух при ППА без снижения беглости речи формально не нарушаются, но при этом пациенты не понимают или не полностью понимают тех фраз, которые повторяют, или текста, который читают. Аналогично при письме под диктовку или переписывании часто встречаемых слов больные не совершают орфографических ошибок, но при этом не полностью понимают написанное [23].

Таблица 3.19

Диагностические критерии первичной прогрессирующей афазии без снижения беглости речи (Nеагу D. еt al., 1998)

I. Обязательные признаки:
А. Начало исподволь и постепенное прогрессирование.
Б. Речевые нарушения в виде:
1) беглой, но не информативной речи;
2) отчуждения смысла слов, нарушения понимания обращенной речи; недостаточности номинативной функции;
3) вербальных парафазий.
В. Нарушения восприятия в виде одного из следующих признаков:
1) прозопагнозии (неузнавание лиц);
2) предметной агнозии (нарушение узнавания предметов).
Г. Отсутствуют нарушения при перерисовывании изображений предметов или при выборе двух одинаковых изображений из множества.
Д. Сохранение способности повторения слов.
Е. Отсутствие нарушений чтения вслух или письма под диктовку.
II. Дополнительные признаки:
А. Речь: многословная, отсутствие литеральных парафазий.
Б. Поведение: утрата привязанностей к близким людям, безучастность, сужение круга интересов.
В. Неврологический статус: на поздних стадиях заболевания оживление примитивных рефлексов, акинезия, ригидность, тремор, иногда односторонние.
Г. Параклинические данные:
1) нейропсихологическое исследование: нарушение семантической памяти, недостаточность номинативной функции речи, нарушение понимания слов, трудности узнавания предметов и/или лиц, отсутствие фонетических и грамматических нарушений, восприятия, пространственных функций, эпизодической памяти;
2) ЭЭГ: норма;
3) нейровизуализация: атрофия передних отделов височных долей, симметричная или асимметричная.

Помимо речевых нарушений, при ППА без снижения беглости речи уже на начальных этапах патологического процесса могут возникать трудности узнавания предметов и знакомых лиц, связанные с нарушением семантической памяти. Под семантической памятью принято понимать блок долговременной памяти, в котором хранятся информация об основных явлениях и память о словах (т. е. память о том, «что это такое?»). Нарушение семантической памяти приводит к тому, что пациенты не могут не только назвать тот или иной предмет, но и объяснить его предназначение. В то же время отсутствуют первичные нарушения зрительно-предметного гнозиса, поэтому пациенты способны правильно перерисовать то или иное изображение или выбрать два одинаковых изображения из множества, что невозможно при первичной зрительно-предметной агнозии. В отличие от семантической памяти, эпизодическая долговременная память, т. е. память на текущие и отдаленные события жизни, при ППА без снижения беглости речи не страдает [23].

Сочетание дисфазических расстройств и нарушений семантической памяти в отсутствие других расстройств сохраняется при ППА без снижения беглости речи в течение нескольких лет. Затем к указанным нарушениям могут присоединяться другие когнитивные нарушения, а также эмоциональные и поведенческие расстройства лобного характера, и развивается полная клиническая картина лобно-височной деменции. Существенно реже ППА без снижения беглости речи является атипичным вариантом дебюта БА или других дегенеративных заболеваний головного мозга. Как и ППА со снижением беглости речи, семантическая деменция в типичных случаях начинается в пресенильном возрасте.

Диагностика ППА без снижения беглости речи базируется на характерных анамнестических, клинических и нейропсихологических особенностях (табл. 3.19). Нейровизуализация обычно выявляет атрофию передних отделов височных долей головного мозга, преимущественно левого полушария. Эффективного лечения не существует.

 

Задняя корковая атрофия

Задняя корковая атрофия (ЗКА) является малоизученным патологическим состоянием, которое патоморфологически характеризуется преимущественным поражением теменных и затылочных долей головного мозга, а клинически — прогрессирующим страданием зрительных видов гнозиса и пространственными нарушениями.

Первое описание ЗКА принадлежит, по видимому, А.Пику и датируется 1902 г. Однако рассматривать ЗКА в качестве самостоятельной формы дегенеративной деменции предложили D.Benson и соавт., которые в 1988 г. описали пять случаев этого необычного заболевания и предложили его современное название [7].

К настоящему времени в литературе описано всего несколько десятков случаев ЗКА. Однако истинная распространенность данной нозологической формы неизвестна, так как в рутинной неврологической и психиатрической практике ЗКА редко распознается. В повседневной клинической практике большинство пациентов с ЗКА получает диагноз «болезнь Альцгеймера» или «лобно-височная дегенерация».

Этиология, патогенез и патоморфология. Этиология и патогенез ЗКА остаются неизвестными. Морфологическая картина представлена «гнездными» отложениями бета-амилоида в виде сенильных бляшек, нейрофибриллярными сплетениями и гибелью нейронов. Указные изменения аналогичны классическим морфологическим признакам болезни Альцгеймера, но локализованы преимущественно в теменных и затылочных долях головного мозга. Таким образом, ЗКА представляет собой патоморфологический вариант болезни Альцгеймера, «смещенный» кзади: преимущественная локализация поражения мозга меняется с височно-теменных на теменно-затылочные отделы головного мозга [6, 16,22,28, 30]. При этом атрофические изменения носят симметричный двухсторонний характер или преимущественно выражены с одной стороны. ЗКА может развиваться также при болезни Крейтцфельдта-Якоба или быть самостоятельным нейродегенеративным заболеванием.

Клиническая картина. ЗКА характеризуется медленно прогрессирующими нарушениями зрительного гнозиса и пространственных функций при относительно сохранной памяти о событиях жизни и других когнитивных функций [9, 10, 14, 19, 21, 22, 30]. Первые симптомы заболевания обычно появляются в возрастном промежутке между 45–65 годами, исподволь, без видимой причины и постепенно усиливаются по выраженности. Заболевание носит спорадический характер.

Причиной обращения к врачу обычно являются жалобы на снижение зрения, невозможность читать и/или неузнавание знакомых лиц. Указанные жалобы отражают наличие зрительных дисгностических расстройств, которые являются доминирующими в клинической картине. При этом острота и поля зрения остаются интактными или отмечается небольшое снижение остроты зрения, которое не может объяснить имеющийся функциональный дефект.

Нарушения зрительных видов гнозиса при ЗКА представлены одним или несколькими из следующих нейропсихологических расстройств:

• зрительно-предметная агнозия: невозможность узнавания предметов при сохранности зрения;

• прозопагнозия: неузнавание знакомых лиц;

• агнозия на цвета;

• зрительно-пространственная агнозия: трудности понимания пространственных отношений между частями единого целого;

• симультанная агнозия: трудности узнавания наложенных, перечеркнутых или «зашумленных» предметов при нормальном узнавании обычных изображений;

• агнозия на буквы: неузнавание букв, невозможность чтения (алексия).

Помимо нарушений зрительного гнозиса, типичным видом когнитивных расстройств при ЗКА является недостаточность пространственных функций в виде пространственной дисгнозии и диспраксии. Пациенты испытывают трудности при узнавании и перерисовывании сложных геометрических фигур, конструировании, чтении географической карты, узнавании времени по часам со стрелкой, трудности ориентировки на местности и т. д. Пространственные нарушения часто сочетаются с другими видами нейропсихологических расстройств, такими как нарушение письма (аграфия) и счета (акалькулия) [10, 14, 19, 21].

Также при ЗКА описываются анозогнозия (отрицание собственного заболевания), апраксия взора (трудности произвольного перевода взора с одного предмета на другой), нарушение распознавания правой и левой стороны, аутотопагнозия (нарушение схемы тела), синдром игнорирования половины пространства, апраксия одевания, идеомоторная апраксия (невозможность выполнения последовательности произвольных действий при сохранной способности к планированию) [10, 14, 19, 21].

Типичные когнитивные симптомы ЗКА могут формировать синдром Балинта, который считается весьма характерным для данной нозологической формы нейродегенеративной деменции [21, 22]. Этот синдром представляет собой сочетание симультанной агнозии, апраксии взора и так называемой зрительной атаксии. Под последней принято понимать непроизвольные быстрые (саккадические) движения глазных яблок, возникающие при рассматривании изображения, из-за которых часть изображения не попадает в поле зрения и поэтому игнорируется.

Не менее характерен для ЗКА синдром Герстманна, который включает аграфию без алексии, акалькулию, трудности узнавания правой и левой стороны и агнозию на пальцы (трудности различения пальцев руки, невозможность повторить жест врача). При ЗКА описывается полный синдром Герстманна или отдельные его фрагменты.

Как уже указывалось выше, нейродегенеративный процесс при ЗКА может симметрично поражать оба полушария или быть более выраженным в одном из полушарий [31]. При этом преимущественная локализация патологического процесса отражается на клинической картине ЗКА. Правосторонний акцент дегенеративных изменений клинически проявляется синдромом игнорирования левой половины пространства и апраксией взора. Преимущественная заинтересованность левого полушария приводит к формированию полного или частичного синдрома Герстманна, алексии и зрительно-предметной агнозии. В части случаев при левосторонней локализации патологического процесса наблюдается также присоединение речевых нарушений в виде семантической афазии и/или недостаточности номинативной функции речи (нарушение называния показываемых предметов). Описывается также развитие сенсорной афазии.

Выделяют две основные клинические формы ЗКА:

• Вентральный подтип ЗКА. Характеризуется преимущественным поражением вентральных отделов затылочно-теменных долей и возможной заинтересованностью задних отделов височных долей головного мозга. В клинической картине доминируют нарушения зрительно-предметного гнозиса, прозопагнозия и алексия.

• Дорсальный подтип ЗКА. Характеризуется преимущественным поражением дорсальных отделов теменных и затылочных долей головного мозга. Клиника представлена преимущественно симультанной агнозией, синдромом Балинта, аграфией и пространственной диспраксией.

Дисгностические, пространственные и другие упомянутые выше нейропсихологические нарушения носят непрерывно прогрессирующий характер. При этом в течение многих лет когнитивные нарушения не выходят за рамки данного круга расстройств. Память на события жизни, интеллектуальные процессы и критика к своему состоянию могут оставаться относительно интактными в течение многих лет. Нехарактерны эмоциональные и поведенческие расстройства, за исключением реактивных состояний, связанных с нарастающей инвалидизацией. Отсутствуют также первичные двигательные, чувствительные и вегетативные нарушения.

Следует отметить, что спустя 5-10 лет от начала заболевания возможно присоединение других когнитивных симптомов, а также поведенческих расстройств, что может сближать клиническую картину ЗКА с болезнью Альцгеймера или другими нейродегенеративными формами деменции.

Диагноз. Диагностика ЗКА базируется на характерных особенностях клинической картины в виде появляющихся исподволь, без видимой причины и медленно, но непрерывно нарастающих нарушений зрительного гнозиса и пространственного праксиса при относительно сохранной памяти на события жизни и полной критике к своему дефекту (табл. 3.20).

Таблица 3.20

Диагностические критерии задней корковой атрофии (Mendez M.F. еt al., 2004)

I. Обязательные признаки:
А. Начало исподволь и постепенное прогрессирование.
Б. Жалобы на плохое зрение при отсутствии первичных зрительных расстройств.
В. Объективные свидетельства зрительных и/или пространственных нарушений сложного характера:
• синдром Балинта или его фрагменты;
• зрительно-предметная агнозия;
• апраксия одевания;
• нарушение ориентировки в пространстве.
Г. Относительная сохранность памяти и беглости речи.
Д. Относительная сохранность критики. Возможна депрессия.
II. Дополнительные признаки:
А. Начало в пресенильном возрасте.
Б. Алексия.
В. Синдром Герстманна или его фрагменты.
Г. Идеомоторная апраксия.
Д. Отсутствие очаговой неврологической симптоматики.
Е. Параклинические данные:
• нейропсихологическое исследование: нарушения гнозиса;
• нейровизуализация: атрофия теменных и затылочных долей при относительной сохранности височных и лобных долей головного мозга.

Большое значение имеют также данные структурной и функциональной нейровизуализации. Компьютерная рентгеновская и/или магнитно-резонансная томография головного мозга выявляет локальньй атрофический процесс затылочно-теменной локализации, который может быть симметричным или иметь преимущественно одностороннюю локализацию. ПЭТ и ОФЭКТ выявляют снижение метаболизма и церебральной перфузии аналогичной локализации.

Лечение. В лечении ЗКА, так же как и болезни Альцгеймера, применяются ингибиторы ацетилхолинэстеразы, хотя рандомизированных исследований их эффективности не проводилось. Учитывая патоморфологическую общность части случаев ЗКА с болезнью Альцгеймера, можно предполагать терапевтическую эффективность мемантина.

 

Литература

1. Дамулин И.В., Павлова А.И. Деменция лобного типа // Неврол. журн. — 1997. - № 1.-C. 37–42.

2. Дамулин И.В., Яхно Н.Н. Дегенеративные заболевания с когнитивными расстройствами / В кн.: «Болезни нервной системы». Под ред. Н.Н.Яхно, Д.Р.Штульмана. — М.: Медицина, 2003. — Т. 2. — С. 189–207.

3. Международная статистическая классификация болезней и проблем, связанных со здоровьем. 10-й пересмотр (МКБ-10). — Женева, ВОЗ, 1995. - 317 с.

4. Штернберг Э.Я. Клиника деменций пресенильного возраста. — М.: Медицина, 1967.-247 с.

5. Яхно Н.Н., Головкова М.С., Преображенская И.С., Захаров В.В. Синдром БАС-деменция лобного типа // Неврол. журн. — 2002. — Т. 7. - № 4. — С. 12–17.

6. Aharon-Peretz J., Israel О., Goldsher D., Peretz A. Posterior cortical atrophy variants of Alzheimer's disease // Dement. Geriatr. Cogn. disord. - 1999. - Vol. 10. - P. 483–487.

7. Benson D.F., Davis R.J., Snyder D.B. Posterior cortical atrophy // Arch. Neurol. - 1988.-Vol. 45.-P. 789–793.

8. Bocti C., Rockel C., Roy P. et al. Topographical patterns of lobar atrophy in frontotemporal dementia and Alzheimer's disease // Dement. Geriatr. Cogn. disord. - 2006. - Vol. 21. - № 5–6. - P. 364–372.

9. Caine D. Posterior cortical atrophy: a review of the literature // Neurocase. - 2004. - Vol. 10. - № 5. - P. 382–385.

10. Charles R.F., Hillis A.E. Posterior cortical atrophy: clinical presentation and cognitive deficits compared to Alzheimer's disease // Behav. Neurology. - 2005. - Vol. 16. - № 1. - P. 15–23.

11. Edwards D., Huey M, Karen T. et al A systematic review of neurotransmitter deficits and treatment in frontotemporal dementia // Neurology. - 2006. - Vol. 66. - № 1. - P. 17–22.

12. Grossman M. Progressive aphasic syndromes: clinical and theoretical advances // Curr. Opin. Neurol. - 2002. - Vol. 15. - P. 409–413.

13. Hodges J.R. Frontotemporal dementia (Pick's disease): Clinical features and assessment // Neurology. - 2001. - Vol. 56. - S6-S10.

14. Karner E., Jenner C., Donnemiller E. et al The clinical syndrome of posterior cortical atrophy // Nervenartz. - 2006. - Vol. 77. - № 2. - P. 208–214.

15. Kim E., Lee Y., Lee J., Ham S.H. A case with cholinesterase inhibitor responsive asymmetric posterior cortical atrophy // Clin. Neurology Neurosurg. - 2005. - Vol. 108. - № 1.- P. 97–101.

16. Kurtz A.F. Uncommon degenerative causes of dementia // Int. Psychoger. - 2005. - Vol. 17. - Suppl. l.-P 35–49.

17. Lovestone S., Philpot M., Cornell J. et al Genetics, molecular biology, neuropathology and phenotype of frontal lobe dementia // Br. J. Psych. - 2002. - Vol. 180. - P. 455–460.

18. Lund and Manchester Groups. Clinical and neuropathological criteria for frontotemporal degeneration // J. Neurol. Neurosurg. Psychiatry. - 1994. - Vol. 57. - P. 416–418.

19. McMonagle P., Ddering F., Berliner Y., Kertesz A. The cognitive profile of posterior cortical atrophy // Neurology. - 2006. - Vol. 66. - P. 331–338.

20. McMurtay A., Chen A., Shapira R. et al. Variations in regional SPECT hypoperfusion an clinical features in frontotemporal dementia 11 Neurology. - 2006. - Vol. 66. - № 4. P. 517–522.

21. Mendez M.F., Ghajarania M, Perryman K.M. Posterior cortical atrophy: clinical characteristcs and differences compared to Alzheimer's disease// Dement. Ger. Cogn. Disord. - 2002. - Vol. 14. - P. 33–40.

22. Mendez M.F. Posterior cortical atrophy: a visual variant of Alzheimer's disease / In: «Vision in Alzheimer's disease». A.Cronin-Golomb, P.R.Hof (Eds). - Basel: Karger 2004.-P. 112–125.

23. Neary D., Snowden J., Mann D. Familial progressive aphasia: its relationship to other forms of lobar atrophy // J. Neurol. Neurosurg. Psych. - 1993. - Vol. 56. - P. 1122–1125.

24. Neary D., Snowden J.S., Gustafson L. et al. Frontotemporal lobar degeneration: a consensus on clinical diagnostic criteria // Neurology. - 1998. - Vol. 51. - P. 1546–1554.

25. Ratnavalli E., Brayne C., Dawson K, Hodges J.R. The prevalence of fronto-temporal dementia // Neurology. - 2002. - Vol. 58. - P. 1615–1621.

26. Rosen H.J., Kramer J.H., Gorno-Tempini M.L. et al. Patterns of cerebral atrophy in primary progressive aphasia //An. J. Geriatr. Psychiatry. - 2002. - Vol. 10. - P. 89–97.

27. Rosen H.J., Allison S.C., Ogar J.M. Behavioral features in semantic dementia versus other forms of progressive aphasias // Neurology. - 2006. - Vol. 67. - № 10. - P. 1752–1756.

28. Schmidtke K., Hull M., Talazko J. Posterior cortical atrophy: variant of Alzheimer's disease? A case series with PET findings // J. Neurol. - 2005. - Vol. 252. - № 1. - P. 27–35.

29. Swartz J.R., Miller B.L., Lesser I.M. et al. Frontotemporal dementia: treatment response to serotonin selective reuptake inhibitors // J. Clin. Psych. - 1997. - Vol. 58. - P. 212–216.

30. Tang-Wai D.F., Graff-Radford N.R., Boeve B.F. et al. Clinical, genetic and neuropathologic characteristics of posterior cortical atrophy // Neurology. - 2004. - Vol. 63. - P. 1168–1174.

31. Whitwell J.L., Jack C.R., Kantarci K et al. Imaging correlates of posterior cortical atrophy // Neurobiol. Aging. - 2006. - Vol. 22. - P. 34–41.

 

Заболевания с преимущественным поражением подкорковых ганглиев

 

Экстрапирамидные двигательные нарушения являются визитной карточкой и основой клинического диагноза различных нейродегенеративных заболеваний с преимущественным поражением подкорковых базальных ганглиев. Однако клиническая картина болезни Паркинсона, прогрессирующего надъядерного паралича, множественной системной атрофии, кортико-базальной дегенерации, болезни Гентингтона и других «экстрапирамидных» заболеваний не ограничивается двигательными расстройствами. Недвигательные проявления указанных болезней (когнитивные, эмоциональные расстройства, нарушения сна, вегетативные расстройства и др.) влияют на качество жизни пациентов не в меньшей степени, чем двигательные нарушения, и часто требуют специального клинического анализа и лечения.

Среди недвигательных нарушений важнейшее место занимают когнитивные и другие нервно-психические расстройства. Их изучение послужило в середине XX века основанием для выделения особого вида психических нарушений — так называемой подкорковой деменции [19]. Считается, что для нее характерны замедленность психической деятельности (брадифрения), нарушения внимания и памяти в сочетании со снижением фона настроения, апатией при отсутствии первичных нарушений праксиса, гнозиса и речи. Следует заметить, что термин «подкорковая деменция» не является корректным, так как в патофизиологии «подкорковых» когнитивных и других нервно-психических расстройств имеет важнейшее значение дисфункция коры головного мозга. Предложенная ранее концепция «подкорковой деменции» отражает растущее внимание врачей и исследователей к нервно-психическим аспектам заболеваний с преимущественным поражением подкорковых базальных ганглиев. Анализ особенностей когнитивных и других психических нарушений играет важную роль в дифференциальном диагнозе заболеваний, проявляющихся экстрапирамидными двигательными нарушениями, имеет существенное значение для выбора оптимальной тактики ведения пациентов и прогноза.

 

Болезнь Паркинсона

Болезнь Паркинсона (БП) представляет собой хроническое нейродегенеративное заболевание, которое проявляется экстрапирамидными двигательными и другими недвигательными неврологическими, вегетативно-соматическими и психическими нарушениями. Диагноз БП базируется на наличии в клинической картине гипокинезии в сочетании, по меньшей мере, с одним из других симптомов, таких как ригидность, тремор покоя, позные (постуральные) нарушения (табл. 3.21).

Таблица 3.21

Диагностические критерии болезни Паркинсона банка мозга Великобритании (UK Brain Bank, 1992) (Hughes A.J. et al., 1992)

• Наличие гипокинезии.
• Наличие по крайней мере одного из следующих симптомов:
— ригидность;
— тремор покоя.
• Асимметричное начало заболевания.
• Стойкий положительный эффект препаратов леводопы.
• Отсутствие в анамнезе возможных этиологических факторов вторичного паркинсонизма (прием нейролептиков, перенесенный энцефалит, повторные или тяжелые черепно-мозговые травмы).
• Отсутствие следующих симптомов:
А. На всех стадиях заболевания — отчетливой мозжечковой или пирамидной симптоматики, надъядерного паралича взора, окулогирных кризов.
Б. На ранних стадиях заболевания — грубых постуральных расстройств, грубой вегетативной недостаточности, грубой деменции.

БП является одним из распространенных нейродегенеративных заболеваний в пожилом возрасте. Среди лиц старше 70 лет встречаемость БП составляет 107–187 случаев на 100 тыс. населения [35]. Распространенность характерных морфологических признаков БП (внутриклеточных телец Леви в стволовых структурах) существенно превышает встречаемость клинически манифестных форм заболевания и, по некоторым данным, наблюдается у 5–7% пожилых лиц [37].

Этиология, патогенез и патоморфология. Согласно современным представлениям, БП, или первичный идиопатический паркинсонизм, является генетически детерминированным заболеванием преимущественно пожилого и старческого возраста с важным этиологическим влиянием неблагоприятных внешних воздействий. Хотя БП в большинстве случаев является спорадической, риск возникновения БП значительно выше у носителей некоторых патологических генов, чаще всего кодирующих белки синуклеин и убиквитин. В небольшом проценте случаев первичный паркинсонизм имеет вполне определенный генетический дефект с разным типом наследования. В этих случаях болезнь, как правило, развивается в молодом или среднем возрасте.

Морфологическая картина БП в типичных случаях представлена дегенеративным процессом, охватывающим как подкорковые образования, так и кору головного мозга, а также боковые рога спинного мозга с формированием внутри нейронов патологических включений, содержащих синуклеин и убиквитин (тельца Леви). По данным H.Braak и соавт. (2004) [20], в начале патологического процесса указанные изменения отмечаются в обонятельных луковицах, вегетативных ядрах ствола, голубом пятне и дорсальном ядре шва, с чем частично связаны нарушения обоняния и вегетативные расстройства. Далее дегенеративный процесс распространяется на компактную часть черной субстанции и полосатые тела, что сопровождается формированием типичных для БП двигательных нарушений. На продвинутых стадиях болезни отмечается также заинтересованность лимбической системы и неокортекса, что предполагает развитие когнитивных и других нервно-психических нарушений.

Патофизиология нервно-психических нарушений при БП. За развитие нервно-психических нарушений при БП ответственно как поражение подкорковых базальных ганглиев, так и корковых отделов головного мозга. Подкорковые базальные ганглии являются стратегическими для когнитивной деятельности анатомическими образованиями. Как известно, полосатые тела интегрированы в замкнутые функциональные системы, получившие название «фронто-стриарных нейрональных кругов» (см. табл. 1.1) [42]. Они объединяют важные для обеспечения когнитивной и эмоциональной деятельности церебральные структуры: префронтальные отделы лобной коры, полосатые тела, черную субстанцию, бледный шар, зрительный бугор, вентральную зону покрышки и др. Циркуляция возбуждения по «фронтостриарным кругам» играет важную роль в процессе принятия решения, обеспечивая его мотивационно-эмоциональное подкрепление. Поражение базальных ганглиев закономерно приводит к вторичной дисфункции лобных долей головного мозга и нарушению процесса произвольного принятия решения. Нейропсихологический анализ свидетельствует, что основные когнитивные и эмоциональные расстройства, характерные для БП, обусловлены дисфункцией лобных долей головного мозга.

Помимо функционального взаимодействия с лобной корой, подкорковые базальные ганглии, в особенности полосатые тела, играют важную физиологическую роль в синтезе и обработке информационных потоков и формировании пространственных функций [43]. Поэтому БП, как и большинство других заболеваний с преимущественным поражением подкорковых базальных ганглиев, характеризуется наличием зрительно-пространственных нарушений в виде оптико-пространственной дисгнозии и конструктивной диспраксии.

Большое значение в патогенезе нервно-психических нарушений имеет поражение важных для восходящей из стволово-подкорковых структур нейротрансмиттерной регуляции образований. Речь идет о базальном ядре Мейнерта, педункулярном ядре моста, голубом пятне, дорсальном ядре шва, других ядрах ствола головного мозга. Вследствие поражения указанных структур развивается не только дофаминергическая, но и ацетилхолинергическая, норадренергическая и серотонинергическая недостаточность (см. табл. 3.22). Следует отметить, что в патогенезе выраженных когнитивных нарушений и деменции при БП решающее значение сегодня придается развитию недостаточности ацетилхолинергической системы.

Выше уже было отмечено, что морфологические изменения при БП не ограничиваются стволово-подкорковыми структурами. На продвинутых стадиях БП в патологический процесс неизбежно вовлекаются лимбическая система, структуры гиппокампового круга и корковые отделы головного мозга, что приводит к утяжелению и качественной модификации нервно-психических нарушений с появлением первичных нарушений памяти, обусловленных патологией структур гиппокампового круга, праксиса, гнозиса и других «корковых» когнитивных симптомов.

Клинические проявления когнитивных и других нервно-психических нарушений. Нервно-психические нарушения являются неотъемлемой составной частью клинической картины БП. Они могут опережать развитие типичных двигательных симптомов БП, что соответствует современному представлению о стадиях развития дегенеративного процесса при этом заболевании. Так, по наблюдениям Y.Vogel и соавт. [48], 25 % пациентов с БП получали лечение антидепрессантами еще до формирования экстрапирамидных двигательных нарушений. Также формируются некоторые характерные поведенческие изменения личности, которые могут обращать на себя внимание родственников до развития двигательной симптоматики: пациенты становятся более «вязкими» и инертными, характерна повышенная осторожность и консерватизм.

Таблица 3.22

Роль церебральных нейротрансмиттерных систем в регуляции когнитивной деятельности

Нейротрансмиттер Ключевые структуры Психофизиологическая роль Симптомы нарушений
Дофамин Компактная часть черной субстанции, вентральная зона покрышки ствола Переключение когнитивных программ, отыскание следа памяти Когнитивная инертность персеверации, нарушение памяти (воспроизведения информации)
Ацетилхолин Базальное ядро Мейнерта, педункулярное ядро моста Устойчивость внимания, долговременное запоминание Отвлекаемость, импульсивность, нарушения запоминания
Норадреналин Голубое пятно Концентрация внимания, запоминание эмоционально значимых событий Снижение умственной работоспособности, нарушения памяти
Серотонин Дорсальное ядро шва ствола Положительное эмоциональное подкрепление при достижении результата деятельности Снижение фона настроения, депрессия, апатия

В клинически манифестных случаях БП когнитивные и другие нервно-психические нарушения определяются в подавляющем большинстве случаев. Однако выраженность когнитивных расстройств существенно варьирует. По нашим данным, у 50 % пациентов с БП выявляются легкие когнитивные нарушения, у 31 % — умеренные и у 19 % — когнитивные нарушения, достигающие выраженности деменции. При этом синдром умеренных когнитивных нарушений и деменция имеют гетерогенный характер: у более пожилых пациентов значительно выражены нарушения памяти, в других случаях ядром когнитивных расстройств являются нарушения регуляции произвольной деятельности, связанные с дисфункцией лобных долей головного мозга (рис. 3.4) [3, 4].

Выраженность и характер когнитивных нарушений при БП зависят от двух основных факторов: возраста пациента и стадии БП. У пациентов молодого и среднего возраста когнитивные расстройства крайне редко достигают значительной выраженности даже при большом стаже болезни и наличии тяжелых двигательных расстройств. У пожилых пациентов когнитивные расстройства более значительны, причем, как уже указывалось выше, в их структуре существенное место занимают нарушения памяти. Прогрессирование БП, утяжеление двигательного дефекта с развитием выраженных позных нарушений и нарушений походки сопровождается нарастанием тяжести когнитивных расстройств дизрегуляторного (лобного) характера. Деменция обычно развивается при сочетании двух указанных факторов риска, т. е. у наиболее пожилых пациентов с поздними стадиями БП [3, 11, 14].

Когнитивные нарушения при БП носят медленно прогрессирующий характер. По нашим данным, за короткие сроки наблюдения (от 6 мес. до 2 лет) состояние когнитивных функций пациентов с БП остается практически стационарным. Однако по мере увеличения длительности наблюдения до 5 лет смена стадии когнитивного дефицита отмечается приблизительно у 50 % пациентов. Более высокий темп прогрессирования наблюдается у лиц более пожилого возраста, с более поздним началом заболевания, на более поздних стадиях заболевания и у пациентов с изначально большей выраженностью зрительно-пространственных нарушений [11].

Изменения в когнитивной сфере при БП затрагивают прежде всего мышление, память и зрительно-пространственные функции. Нехарактерны нарушения речи и гнозиса.

Мышление. Главной особенностью процессов мышления у пациентов с БП является их замедленность (так называемая брадифрения) и уменьшение интеллектуальной гибкости, т. е. способности быстро переключаться от решения одной задачи к следующей. В основе данных нарушений лежат трудности принятия решения в тех ситуациях, когда пациент не может опереться на свой прошлый опыт или на внешнюю помощь. По этой причине пациенты с БП характеризуются повышенной осторожностью и неуверенностью, если оказываются в новой для себя ситуации (например, при необходимости изменения схемы лечения). Многочисленные исследования показывают, что брадифрения и интеллектуальная инертность не зависят от двигательной замедленности. В то же время, возможно, существует определенная связь брадифрении с эмоциональным состоянием пациента, по данным D.Rogers и соавт. [41], брадифрения наиболее выражена при БП с депрессией. Ослабление активности психической деятельности и брадифрения выражаются также в снижении инициативы, умственной работоспособности, скорости реакций, замедленности речи (брадилалия), замедленности мнестических процессов с увеличением времени запоминания (брадимнезия), вязкости мышления.

Нарушения памяти. Многие больные уже на ранних стадиях заболевания предъявляют жалобы на снижение памяти. Нарушения памяти являются, по мнению многих исследователей, характерной чертой когнитивных нарушений при БП и характеризуются расстройством запоминания и воспроизведения новой информации [4, 7]. Степень нарушений памяти варьирует в широком диапазоне — от стертых расстройств до выраженных. Процесс запоминания характеризуется замедленностью, уменьшением объема кратковременной памяти. Нарушения памяти при БП носят избирательный характер: способность к запоминанию и воспроизведению информации оказывается сниженной, в то время как прочность хранения информации сохраняется. Процедурная память (обучаемость, способность приобретать и сохранять новые двигательные и когнитивные навыки) нарушена в большей степени, чем декларативная память (память о событиях и явлениях). Невербальная (зрительная) память страдает более выраженно, чем вербальная. Значительно нарушаются мнестические процессы, требующие длительной концентрации внимания и активной организации материала, в то же время память на отдаленные события существенно не страдает.

Зрительно-пространственные функции. Весьма характерным когнитивным симптомом БП являются зрительно-пространственные расстройства. Они проявляются как в сфере восприятия, так и при исследовании пространственного праксиса. Нарушения восприятия пространственных отношений проявляются трудностями ориентации по географической карте, затруднениями при идентификации взаиморасположения предметов в мозаике, сопоставлении угла между линиями и др. Нарушение зрительного гнозиса отмечается также при узнавании «зашумленных» или наложенных друг на друга изображений. В двигательной сфере пространственные нарушения выявляются при перерисовывании сложных геометрических и объемных фигур. Весьма чувствительным является тест рисования часов: пациента просят нарисовать на листе нелинованной бумаги круглые часы со стрелками, которые показывают какое-либо время. При этом пациенты испытывают значительные трудности при самостоятельном рисовании, но, как правило, без труда могут расположить стрелки на уже готовом циферблате. Есть указания на то, что выраженность зрительно-пространственных нарушений при БП коррелирует с риском развития психотических осложнений дофаминергической терапии.

Эмоциональная сфера, как уже указывалось выше, закономерно страдает при БП, что часто опережает формирование двигательных расстройств. Наиболее часто (примерно в 40–60 % случаев) у больных отмечаются нарушения настроения в виде малой или большой депрессии или отдельных депрессивных симптомов [41, 48]. Депрессия при БП развивается достоверно чаще, чем в популяции, и чаще, чем при других хронических инвалидизирующих двигательных нарушениях (геми- и параплегия). Эмоциональные нарушения при болезни Паркинсона редко достигают степени «большой депрессии». Как правило, они расцениваются как дистимия. В структуре эмоциональных расстройств при болезни Паркинсона наиболее часто встречаются пониженное настроение и когнитивные симптомы депрессии, такие как повышенная утомляемость, замедленность реакций и мышления. Из соматических симптомов часто отмечается нарушение сна и, напротив, редко — потеря аппетита. Крайне редко имеют место чувство вины и суицидальные мысли. Последние признаки, как правило, отмечаются при «большой» депрессии. По данным большинства исследователей, выраженность депрессии при БП не соответствует тяжести двигательных нарушений в целом, равно как и тяжести отдельных двигательных симптомов паркинсонизма. В то же время наличие и тяжесть депрессии зависит от возрастных особенностей БП. Показано, что депрессия чаще развивается у более молодых пациентов с большей длительностью заболевания, с менее тяжелой инвалидизацией и с более легкими когнитивными нарушениями [45].

Относительно частым видом эмоциональных расстройств при БП является повышенная тревожность, которая может сочетаться с депрессией или выступать в качестве моносимптома. Гипомания или маниакальные эпизоды встречаются значительно реже и обычно связаны с проводимой дофаминергической терапией.

Деменция при БП. Согласно профильным популяционным исследованиям, когнитивные нарушения достигают выраженности деменции в 20–40 % случаев БП [21,35,47]. Распространенность деменции зависит от длительности БП. В отличие от легких и умеренных когнитивных нарушений, деменция нехарактерна для ранних стадий БП, но развивается у пациентов с длительным стажем данного заболевания. Развитие деменции в первые 1–3 года от манифестации двигательных нарушений БП либо до их возникновения противоречит диагнозу БП (см. табл. 3.21).

У пожилых пациентов со значительной длительностью заболевания риск деменции значительно увеличивается. Долговременные наблюдения свидетельствуют, что риск развития деменции в течение 10 лет от начала заболевания у пациентов пожилого возраста может достигать 80 % [18]. По другим данным, в последний год жизни деменция выявляется у 60 % больных БП, причем у половины из них выраженная [8].

Деменция при БП характеризуется утяжелением всех видов когнитивных нарушений и их качественной модификацией с появлением нейропсихологических признаков заинтересованности задних отделов коры головного мозга. Характерны выраженные нарушения памяти, зрительно-пространственная дисгнозия, нарушения пространственного и динамического праксиса, колебания концентрации внимания, интеллектуальные расстройства. Может присутствовать недостаточность номинативной функции речи, проявляющаяся трудностями называния показываемых предметов. Вероятно, в основе качественной модификации когнитивных нарушений при переходе на стадию деменции лежит распространение дегенеративных изменений за пределы системы «подкорковые структуры — лобная кора», что соответствует современным представлениям о развитии патоморфологических изменений при БП [20].

Появление нейропсихологических признаков заинтересованности задних отделов коры головного мозга сближает клинические проявления нервно-психических расстройств при БП с деменцией с болезнью Альцгеймера. Тем не менее на стадии легкой и умеренной деменции между двумя названными нозологическими формами остаются достоверные и существенные различия. По данным большинства исследований, при одинаковой выраженности деменции БП характеризуется более выраженными дизрегуляторными (лобными) расстройствами, в то время как БА — мнестическими и апрактоагностическими нарушениями, обусловленными поражением коры теменных и височных долей. Нарушения речи в форме дисфазии нехарактерны для БП и, напротив, весьма характерны для БА, в особенности для пресенильной (ранней) формы данного заболевания.

По некоторым данным, деменция при БП является гетерогенным состоянием. «Корковые» нейропсихологические симптомы, такие как первичные нарушения запоминания, диспраксические и дисгностические нарушения, наиболее характерны для более пожилых пациентов. У пациентов менее пожилого возраста ядром когнитивных расстройств остаются нарушения лобно-подкоркового характера [5]. В связи с этим обсуждается роль начальных стадий сопутствующей болезни Альцгеймера в патогенезе деменции у части пожилых пациентов с БП. Известно, что начальные признаки альцгеймеровской нейродегенерации, такие как диффузный церебральный амилоидоз и сенильные бляшки, развиваются у 30–40 % пожилых лиц. Однако если у здоровых пожилых данные изменения остаются клинически «молчащими», то у пациентов с БП они могут усиливать имеющуюся когнитивную симптоматику. Аналогичная картина наблюдается у лиц с хронической сосудистой мозговой недостаточностью: наличие сопутствующих нейродегенеративных изменений значительно увеличивает риск развития когнитивных расстройств (см. раздел «Смешанная деменция»).

Развитие деменции при БП служит неблагоприятным прогностическим признаком. Пациенты с БП с деменцией хуже отвечают на проводимую противопаркинсоническую терапию, у них значительно чаще развиваются психотические осложнения данной терапии (см. ниже). Смертность среди пациентов с БП и деменцией достоверно выше, чем среди их сверстников без деменции.

Нервно-психические нарушения и противопаркинсоническая терапия. В настоящее время подавляющее большинство пациентов с БП получает специфическую противопаркинсоническую терапию. Если раньше велась дискуссия о том, в какой момент следует назначать симптоматическуюзаместительную терапию, то сегодня большинство ученых согласны, что лечение БП следует начинать сразу же после установления диагноза. Выбор препарата для начала терапии зависит от возраста пациента и клинических особенностей случая, в том числе наличия, выраженности и характера психических нарушений.

Несомненным и выраженным отрицательным эффектом в отношении когнитивных функций при БП обладают антихолинергические средства (циклодол, паркопан, акинетон и др.). Применение данных препаратов вызывает нарушения памяти, внимания и интеллектуальных функций, а длительное использование может приводить к необратимым дегенеративным изменениям в коре головного мозга. Поэтому центральные холиноблокаторы противопоказаны пациентам с выраженными когнитивными нарушениями и деменцией и крайне нежелательны у пациентов пожилого возраста. Их применение должно быть ограничено пациентами относительно молодого возраста (до 60 лет) с дрожательной формой БП.

Дофаминергическая терапия (препараты леводопы, агонисты дофаминовых рецепторов) оказывает некоторый положительный эффект в отношении когнитивных функций и эмоциональной сферы. На фоне применения как препаратов леводопы, так и агонистов дофаминовых рецепторов отмечаются улучшение концентрации внимания, повышение активности и темпа мышления, увеличение интеллектуальной гибкости, регресс выраженности депрессивных расстройств. Данный эффект отмечается в основном при начале терапии и у пациентов без деменции. Однако применение дофаминергических препаратов не защищает от дальнейшего нарастания выраженности когнитивных и других психических расстройств, связанных с прогрессированием БП. На развернутых стадиях БП нередко отмечаются колебания выраженности эмоциональных и когнитивных нарушений, совпадающие с колебаниями выраженности двигательных расстройств, связанных с приемом препаратов леводопы. При этом обычно более значительные когнитивные и эмоциональные нарушения отмечаются во время периодов «выключения». Оптимизация схемы терапии и уменьшение моторных флюктуаций способствуют также уменьшению флюктуаций когнитивных и эмоциональных расстройств.

У пациентов с выраженными когнитивными нарушениями и в особенности при наличии деменции дофаминергическая терапия способствует развитию психотических расстройств. Традиционно психотические нарушения относятся к «осложнениям» дофаминергической терапии, однако их патогенез несколько более сложен. Современные исследования свидетельствуют, что в основе психотических нарушений при БП лежит ацетилхолинергическая недостаточность, которая развивается на поздних стадиях БП. Большое значение имеет ацетилхолинергическая «денервация» ядер ствола головного мозга, которая ведет к нарушениям регуляции цикла «сон-бодрствование». Дофаминергическая терапия выполняет роль провоцирующего фактора, который увеличивает дисбаланс между церебральными нейромедиаторами.

Психотические нарушения развиваются у 10–50 % пациентов, получающих препараты леводопы и/или агонисты дофамина. Риск возникновения психотических расстройств зависит от дозы леводопы, однако «пороговая» доза в каждом случае индивидуальна. Риск психотических нарушений выше при использовании агонистов дофамина, чем при использовании препаратов леводопы. Поэтому у пожилых пациентов с деменцией лечение БП следует сразу начинать с препаратов леводопы, а применение агонистов дофаминовых рецепторов следует проводить осторожно.

Частым предвестником связанных с терапией психотических нарушений является нарушение сна. Больные с трудом засыпают ночью и, напротив, излишне сонливы днем. Наиболее характерный и тревожный симптом — яркие сновидения, которые сопровождаются выраженной двигательной активностью в фазе сна с быстрыми движениями глаз (так называемое нарушение поведения в фазу сна с быстрыми движениями глаз). Из-за неадекватной двигательной активности пациент может упасть с кровати, нанести травму себе или супругу. Во время бодрствования отмечаются зрительные иллюзии: пациент может принять одежду или другой неодушевленный предмет за человека или животное. Обычно подобные «зрительные обманы» происходят в сумерки или в темное время суток. В их основе лежат зрительные дисгностические расстройства, отягощаемые колебаниями уровня внимания вследствие изменения функционального состояния головного мозга (снижение уровня бодрствования).

По мере увеличения выраженности этих нарушений формируются отчетливые зрительные галлюцинации. Как правило, это законченные образы людей или животных, достаточно детальные, которые носят повторяющийся характер. Первое время они появляются преимущественно в ночное время. Примерно в 1/3 случаев отмечаются устрашающие галлюцинации, которые вызывает выраженную эмоциональную реакцию больных. Критика к галлюцинациям у пациентов с менее тяжелыми когнитивными нарушениями может оставаться сохранной, однако по мере прогрессирования когнитивных нарушений снижается.

Более редким видом психотических нарушений, осложняющих дофаминергическую терапию, является паранойяльный бред. Он носит характер бреда преследования или ревности. В отличие от шизофрении, при индуцированном дофаминергической терапией бредовом расстройстве не бывает «психического автоматизма» или идей воздействия. Нехарактерно также эмоциональное притупление личности.

В ряде случаев бред и устрашающие галлюцинации сопровождаются делириозным изменением сознания с дезориентировкой в месте и времени. Делирий является наиболее тяжелым психическим осложнением дофаминергической терапии, так как угрожает здоровью и жизни больных. В большинстве случаев делирий возникает при использовании высоких доз препаратов леводопы у пожилых больных с когнитивными нарушениями. Особенно часто он отмечается при деменции.

Описанные выше психотические нарушения представляют собой единый континуум и могут переходить друг в друга. Поэтому расстройство сна с яркими сновидениями и зрительные иллюзии должны вызывать настороженность врача в плане вероятного развития галлюцинаторных и других психотических нарушений.

Терапевтическая тактика при развитии психотических нарушений зависит от особенностей и выраженности нарушений, сохранности критики и тяжести двигательных расстройств. Вначале можно отменить или уменьшить дозу не-леводопосодержащих препаратов (холинолитики, ингибиторы МАО, агонисты дофаминовых рецепторов). При недостаточности данной меры уменьшают дозу препаратов леводопы. Однако если это приводит к значительному нарастанию двигательного дефекта, то прибегают к сочетанию прежней дозы дофаминергических препаратов и атипичных нейролептиков (клозапин, кветиапин, оланзапин). Следует отметить, что зрительные галлюцинации, не носящие устрашающего характера, могут не вызывать у больного существенного беспокойства. В таких случаях при сохранности критики к галлюцинациям можно воздержаться от назначения антипсихотических препаратов. Регресс галлюцинаторных и других психотических нарушений отмечается также на фоне применения ингибиторов ацетилхолинэстеразы, в частности ривастигмина и других препаратов (см. ниже), которые используются у пациентов с БП и деменцией. Для лечения нарушений поведения в фазе сна с быстрыми движениями глаз используются малые дозы клоназепама и/или препараты мелатонина.

Более редким побочным эффектом дофаминергической терапии является повышенная тревожность. Она носит перманентный характер или проявляется в форме повторяющихся панических атак. Тревожность обычно усиливается во время периодов «выключения». Для лечения используются транквилизаторы и антидепрессанты по общепринятой схеме, с учетом возраста пациентов.

Как осложнения дофаминергической терапии описываются также гипоманиакальные состояния со снижением критики, гиперсексуальность, неудержимое влечение к азартным играм. Терапевтическая тактика в этих случаях аналогична терапевтической тактике при развитии галлюцинаторных расстройств.

Имеются отдельные сообщения, что раннее назначение и длительное применение амантадина способствует уменьшению риска развития деменции у пациентов с БП. Предполагается, что нейропротективный эффект данного препарата связан с уменьшением глутаматергической эксайтотоксичности.

Лечение. Недостаточная эффективность основных противопаркинсонических лекарственных средств, крайне негативное влияние когнитивных и эмоциональных нарушений на качество жизни пациентов и их родственников заставляют искать дополнительные терапевтические подходы по отношению к данным пациентам. Последние достижения нейронаук и новая информация о патогенезе когнитивных расстройств при нейродегенеративных заболеваниях значительно расширили возможности терапии нарушений высших мозговых функций. Не менее существенно повысились возможности эффективной и безопасной помощи пациентам с эмоциональными нарушениями.

Данные о роли ацетилхолинергической медиаторной системы в процессах внимания и памяти дают основания для применения в качестве терапии когнитивных расстройств препаратов с ацетилхолинергическими свойствами. Клинически наиболее хорошо зарекомендовали себя ингибиторы ацетилхолинэстеразы, из которых у пациентов с деменцией широко применяются донепезил, ривастигмин, галантамин и ипидакрин. Эффективность данных препаратов первоначально была доказана при деменции альцгеймеровского типа легкой и умеренной выраженности, после чего ацетилхолинергические препараты составили «золотой стандарт» лечения этого состояния. В последние годы активно изучается влияние ингибиторов ацетилхолинэстеразы на когнитивные функции пациентов с не-альцгеймеровской деменцией и, в частности, при сочетании паркинсонизма и деменции. К настоящему времени выполнено крупномасштабное рандомизированное исследование эффективности ривастигмина при БП с деменцией (исследование EXPRESS) [27]. Было показано, что применение данного ацетилхолинергического препарата способствует достоверному регрессу когнитивных нарушений, а также уменьшению выраженности зрительных галлюцинаций, других психотических осложнений дофаминергической терапии и нарушений сна. Есть также отдельные наблюдения, свидетельствующие об эффективности других ингибиторов ацетилхолинэстеразы (галантамин, донепезил) при БП с деменцией.

Наряду с ингибиторами ацетилхолинэстеразы, в терапии выраженных когнитивных нарушений в последние годы активно используются глутаматергические препараты. Патологическая стимуляция глутаматных рецепторов лежит в основе повреждения нейронов практически при всех прогрессирующих нейродегенеративных заболеваниях, в том числе БП. Активно исследуется эффективность неконкурентного обратимого антагониста Н-метил-D-аспартат-рецепторов к глутамату мемантина при когнитивных расстройствах различной этиологии. Сегодня доказан положительный эффект данного препарата при болезни Альцгеймера и сосудистой деменции разной степени выраженности. Имеются также некоторые свидетельства целесообразности использования мемантина при БП с когнитивными нарушениями. Так, по нашим данным, терапия мемантином способствует уменьшению тяжести когнитивных нарушений, улучшению памяти, внимания, регуляторных и зрительно-пространственных функций у пациентов с умеренными и тяжелыми когнитивными нарушениями. При этом было показано, что более значительное влияние препарата отмечается у пациентов с умеренными когнитивными нарушениями. Одновреиенно мы наблюдали уменьшение выраженности двигательных симптомов БП [12].

Для лечения эмоциональных нарушений тревожно-депрессивного ряда используются антидепрессанты. У пациентов молодого среднего возраста без выраженных когнитивных нарушений можно использовать трициклические антидепрессанты. При хорошей переносимости данные препараты наиболее предпочтительны, так как обладают не только выраженным антидепрессивным эффектом, но и определенным положительным эффектом в отношении двигательных симптомов паркинсонизма. Однако следует учитывать, что трициклические антидепрессанты обладают значительным холинолитическим эффектом. Поэтому они противопоказаны пациентам старше 65–70 лет, а также пациентам с выраженными когнитивными расстройствами. В этих случаях используются селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (флуоксетин, флувоксамин, сертралин) или ингибиторы обратного захвата серотонина и норадреналина (дулоксетин, милнаципран). Антидепрессанты используются в течение 6-12 мес. с последующей постепенной отменой. При резистентной к фармакотерапии депрессии обсуждается применение электросудорожной терапии.

Клинический случай . Больной М., 78 лет, по профессии — повар, в настоящее время на пенсии. Жалуется на скованность и замедленность движений, больше слева, дрожание в левой руке, снижение памяти и умственной работоспособности.

Считает себя больным в течение последних 8 лет. Первым симптомом заболевания было дрожание в левой руке, которое возникало при волнении. В последующем дрожание слева усилилось, стал обращать внимание также на скованность и замедленность в левых конечностях. Примерно через 1,5 года от начала болезни аналогичные симптомы появились также в правых конечностях. В последний год присоединились выраженные застывания при ходьбе, которые иногда приводят к падениям. Нарушения памяти и других когнитивных функций отмечаются в течение последних 4–5 лет, заметно усилились в последний год.

Шесть лет получает мадопар: вначале — в дозе 125 мг 3 раза в день, затем — 250 мг 3 раза в день. На фоне проводимой терапии выраженность двигательных расстройств уменьшилась. В последний год отмечается укорочение времени действия очередной дозы препарата (феномен «изнашивания»).

Анамнез жизни: раннее развитие без особенностей. В семейном анамнезе обращает на себя внимание паркинсонизм у отца, достоверной информации об его когнитивном статусе получить не удается. Из сопутствующих заболеваний необходимо отметить открытоугольную глаукому, однако на момент осмотра внутриглазное давление — в пределах нормы.

При осмотре: сознание ясное, правильно ориентирован в месте и времени. Обращают на себя внимание негативизм больного и легкое снижение критики. Со слов родственников: не полностью самостоятелен в быту; в частности, не способен воспринять рекомендации врача по режиму приема лекарств, при этом нуждается в напоминаниях и контроле.

Неврологический статус: черепно-мозговая иннервация интактна, за исключением рефлексов орального автоматизма. Умеренная гипомимия, рот периодически открыт. Речь разборчива, но интонационно не окрашена, голос тихий, монотонный. Парезов нет. Умеренная олигобрадикинезия, без четкой разницы сторон. Мышечный тонус повышен по пластическому типу в конечностях и в аксиальной мускулатуре, без разницы сторон. При эмоциональном напряжении возникает низкочастотный дистальный тремор в левой руке небольшой амплитуды, который выявляется как в покое, как и при активных движениях. Чувствительность интактна. Сухожильные рефлексы живые, D=S. Координаторные пробы выполняет удовлетворительно. Походка: шаг укорочен, шарканье, ахейрокинез, выраженные приклеивания к полу, которые иногда приводят к падениям, про-, ретро- и латеропульсии.

Нейропсихологическое исследование: обращает на себя внимание значительная замедленность когнитивных процессов, время выполнения пробы Шульте — 115 с (норма — 25–30 с). КШОПС — 24 балла (трижды ошибся в серийном счете, не вспомнил два слова из трех, неправильно перерисовал пятиугольники). Другие нейропсихологические тесты выявляют выраженные нарушения кратковременной памяти, память на текущие и отдаленные события жизни в основном сохранна, но пациент может ошибаться при назывании даты того или иного события. Выраженные нарушения конструктивного праксиса: ошибки при перерисовывании сложных геометрических фигур, рисовании часов. Нарушено узнавание недорисованных предметов. В пробе на обобщение — ошибки по типу лобной импульсивности.

МРТ головного мозга: умеренно выраженное расширение желудочков и субарахноидальных пространств. Единичные перивентрикулярные и субкортикальные очаги повышенного MP-сигнала на Т2-взвешенных изображениях.

Диагноз: болезнь Паркинсона, ригидно-дрожательная форма, III стадия по Хену-Яру. Синдром легкой деменции.

Таким образом, у пожилого пациента с длительным анамнезом болезни Паркинсона выявляются выраженные когнитивные нарушения, которые носят полифункциональный характер (страдают память, конструктивный праксис, функция обобщения, скорость психических процессов). В результате имеющихся когнитивных нарушений отмечаются трудности в повседневной жизни (изменение поведения, затруднения при выполнении рекомендаций лечащих врачей), что говорит о формировании синдрома деменции. Нейропсихологические особенности когнитивных нарушений (выраженная брадифрения, нарушение конструктивного праксиса) свидетельствуют в пользу связи деменции с основным заболеванием. Характерным является формирование деменции у пациента со значительной длительностью БП.

 

Прогрессирующий надъядерный паралич

Прогрессирующий надъядерный паралич (ПНП) — хроническое прогрессирующее дегенеративное заболевание нервной системы, клиническая картина которого включает надъядерный паралич вертикального взора, акинетикоригидный синдром, нарушения равновесия и ходьбы, псевдобульбарный синдром, аксиальную дистонию и нервно-психические расстройства. Как самостоятельное заболевание ПНП был описан в 1963–1964 гг. неврологами J. Steel и J.Richardson совместно с патоморфологом J.Olszewski [46]. В отечественной литературе первое описание заболевания было сделано в 1980 г. в клинике нервных болезней Московской медицинской академии им. И.М.Сеченова [9]. По данным различных исследований, частота ПНП составляет 4–6% от всех случаев паркинсонизма.

Этиология, патогенез, патоморфология и клиническая картина. Этиология и патогенез ПНП остаются на сегодняшний день неизученными. Однако предполагается, что молекулярной основой данного заболевания является нарушение метаболизма одного из основных структурных белков нейрональной мембраны — таупротеина. Это позволяет отнести ПНП к группе так называемых таупатий, к которой также принадлежат лобно-височная лобарная дегенерация и кортико-базальная дегенерация. Характерным гистохимическим признаком ПНП является наличие в цитоплазме нейронов и глиальных клеток нейрофибриллярных клубочков, которые содержат тау-протеин и убиквитин [26].

Патологическая анатомия ПНП характеризуется широкой диссеминацией нейрофибриллярных клубочков и гибелью нейронов в различных подкорковых и корковых структурах центральной нервной системы. Наиболее грубо страдают полосатые тела, черное вещество, бледный шар, верхние бугорки четверохолмия, красные ядра, таламус, субталамические ядра, медиобазальные лобные отделы, голубое пятно, зубчатые ядра мозжечка, ядра моста, срединные ядра шва, нижние оливы и другие церебральные образования [26, 46].

Клиническая картина ПНП складывается из глазодвигательных нарушений в виде прогрессирующего ограничения и паралича произвольного взора вверх и вниз, атипичного паркинсонизма с преобладанием ригидности в аксиальной мускулатуре с характерной разгибательной позой, нарушений равновесия и ходьбы, частых падений, псевдобульбарного синдрома и когнитивных расстройств [15, 17]. В отличие от БП, для ПНП нехарактерен тремор покоя, отсутствует или незначителен эффект дофаминергической терапии. Современные диагностические критерии ПНП приведены в таблице 3.23.

Когнитивные функции. У подавляющего большинства больных ПНП выявляются когнитивные нарушения, которые достаточно быстро достигают выраженности деменции. Следует отметить, что именно ПНП послужил моделью для первого описания так называемой подкорковой деменции. В 10–30 % случаев симптомы когнитивной дисфункции бывают первым проявлением заболевания. Через 3 года от начала заболевания деменция развивается у 60 % пациентов. Тяжесть когнитивных нарушений может превосходить тяжесть двигательных расстройств, однако примерно у 15–20 % Когнитивный дефект остается умеренным даже у прикованных к постели пациентов [15, 17].

Таблица 3.23

Диагностические критерии прогрессирующего надъядерного паралича (Litvan I. еt al., 1996)

Определенный ПНП:
• Характерная гистологическая картина.
Вероятный ПНП:
• Постепенное прогрессирование.
• Начало после 40 лет.
• Надъядерный парез вертикального взора и выраженная постуральная неустойчивость, которые развиваются в течение первого года заболевания.
Возможный ПНП:
• Постепенное прогрессирование.
• Начало после 40 лет.
• Надъядерный парез вертикального взора или выраженная постуральная неустойчивость, которые развиваются в течение первого года заболевания.
Дополнительные диагностические критерии (не обязательные для диагноза):
• Симметричная гипокинезия, более выраженная в проксимальных отделах.
• Ретроколлис.
• Низкая эффективность или отсутствие эффекта от препаратов леводопы.
• Раннее развитие дизартрии и дисфагии.
• Раннее развитие когнитивных нарушений, включая по меньшей мере два из следующих симптомов: апатия, нарушение абстрагирования, уменьшение беглости речи, лобная дисфункция.
Критерии исключения возможного и вероятного ПНП:
• Клинические признаки летаргического энцефалита.
• Синдром «чужой руки», корковые нарушения чувствительности, локальная атрофия лобных или лобно-теменных долей головного мозга.
• Галлюцинации или бред, не связанные с приемом препаратов леводопы.
• Корковая деменция альцгеймеровского типа (выраженная амнезия, афазия или агнозия).
• Выраженные мозжечковые нарушения или необъяснимая вегетативная недостаточность (раннее или выраженное недержание мочи, импотенция или симптомная ортостатическая гипотензия).
• Выраженная асимметрия экстрапирамидной симптоматики.
• Нейрорадиологические данные, свидетельствующие о соответствующей структурной патологии (инфаркты базальных ганглиев, ствола мозга, локальные корковые атрофии).
• Болезнь Уиппла, подтвержденная полимеразной цепной реакцией.

Основные клинические проявления когнитивной дисфункции аналогичны таковым при БП, но развиваются быстрее и более выражены в количественном отношении. Ядро когнитивных нарушений составляют интеллектуальные расстройства, зрительно-пространственная дисгнозия и диспраксия и нарушения памяти, связанные с недостаточностью самостоятельного воспроизведения информации. В основе данных нарушений лежат патология полосатых тел и других подкорковых структур с развитием вторичной дисфункции лобных отделов головного мозга и, возможно, первичная заинтересованность коры преимущественно в передних отделах [40].

Нарушения мышления при ПНП носят дизрегуляторный характер, т. е. связаны с нарушением программирования и контроля деятельности. Они представлены замедленностью интеллектуальных процессов (брадифрения), уменьшением гибкости мышления, что приводит к персеверациям, и повышенной импульсивностью в процессе принятия решения. Уже на ранних стадиях заболевания у пациентов выявляются затруднения при выполнении сложных многоэтапных заданий, особые трудности возникают на этапе планирования деятельности, а также при переключении с одного этапа на другой. Постепенно признаки дисфункции префронтальной коры становятся более выраженными, снижается речевая активность, нарушается мышление. По мере прогрессирования болезни когнитивный дефект усугубляется, присоединяются трудности абстрактного мышления, пациенты не могут интерпретировать смысл пословиц и поговорок. При этом ПНП характеризуется более значительной недостаточностью критики и контроля по сравнению с БП, что определяется уже на ранних стадиях заболевания.

Как и БП, ПНП характеризуется значительной выраженностью зрительно-пространственных нарушений в виде трудностей восприятия и воспроизведения сложных трехмерных изображений, нарушения конструирования, трудностей ориентировки в пространстве, в особенности в незнакомой местности. Зрительно-пространственные нарушения при ПНП формируются как в результате нарушения программирования и контроля лобного характера, так и вследствие первичных трудностей пространственного анализа и синтеза из-за поражения подкорковых базальных ганглиев. Особенностью ПНП является нарушение уже на ранних стадиях выполнения задач, связанных со зрительной нагрузкой, зрительно-пространственной ориентацией и зрительной памятью. По нашим наблюдениям, зрительно-пространственные дисгностические и диспрактические нарушения наиболее характерны для пациентов с ПНП и деменцией и могут служить одним из основных индикаторов развития выраженных когнитивных расстройств в целом.

Расстройства памяти при ПНП обычно выражены меньше по сравнению с БА. Преимущественно страдает кратковременная память, т. е. способность оперировать информацией для решения текущих когнитивных задач, в то время как память на события жизни остается достаточно сохранной. Зрительная память страдает в большей степени по сравнению со слухоречевой. Нарушения памяти с самого начала заболевания сочетаются с дефектами внимания, нарушением критики и поведения. Качественный нейропсихологический анализ свидетельствует, что в основе нарушений памяти при ПНП лежит недостаточность поиска и активного воспроизведения информации при относительной сохранности запоминания и хранения [38]. Такой характер мнестических расстройств свидетельствует об их дизрегуляторной (лобно-подкорковой) природе при относительной сохранности мнестических функций, связанных с гиппокампом.

Признаки первичной заинтересованности задних отделов коры головного мозга, такие как афазия, кинестетическая апраксия и зрительно-предметная агнозия, нехарактерны для ПНП. Однако на развернутой стадии болезни могут отмечаться снижение речевой активности, затруднение подбора слов, обеднение экспрессивной речи, но, в отличие от болезни Альцгеймера, без нарушения понимания речи. У части пациентов могут выявляться признаки динамической (трудности усвоения и автоматизации последовательностей движений), оральной (трудности выполнения целенаправленных действий языком и периоральными мышцами) или пространственной (трудности конструирования, рисования) апраксии [15, 17].

Эмоциональные и поведенческие нарушения. Эмоциональные и поведенческие нарушения обращают на себя внимание уже на ранних стадиях ПНП. У подавляющего числа больных отмечаются апатия, снижение мотивации и инициативы, безразличие, замкнутость. Данные нарушения являются ведущими в эмоциональной и поведенческой сфере, что существенно отличает ПНП от БП, при которой преобладают депрессивные расстройства. У части пациентов наряду с этим возникают также расторможенность с утратой критики и контроля и игнорирование социальных норм поведения. Иногда отмечаются приступы агрессии.

В отличие от БП, при ПНП депрессивные расстройства наблюдаются относительно редко. По нашим данным, в развитии депрессии при ПНП более значительную роль играют психотравмирующие факторы. Об этом говорят более сильные корреляции выраженности депрессии с двигательными расстройствами и ограничением бытовых способностей по сравнению с БП.

Еще одним существенным отличием нервно-психического статуса пациентов с ПНП от БП является отсутствие зрительных иллюзий и галлюцинаций, а также преходящих состояний спутанности сознания, в том числе на продвинутых стадиях заболевания. При этом галлюцинаторные расстройства обычно не возникают даже на фоне применения дофаминергической терапии, которая малоэффективна при этом заболевании. Вероятно, это объясняется относительной сохранностью ацетилхолинергических связей между педункулярными ядрами и ядрами ретикулярной формации ствола мозга.

Лечение. Как и другие нейродегенеративные заболевания, ПНП характеризуется множественной нейротрансмиттерной недостаточностью. Поэтому для симптоматической терапии когнитивных и других нервно-психических нарушений могут использоваться препараты, влияющие на разные нейротрансмиттерные системы. Однако масштабных клинических исследований эффективности тех или иных препаратов при ПНП не проводилось, что связано с относительной редкостью данного заболевания. В литературе приводятся отдельные наблюдения применения ингибиторов ацетилхолинэстеразы для лечения когнитивных нарушений при ПНП [32]. С точки зрения механизмов действия, для этой цели оправдано также использование мемантина. В лечении эмоциональных и поведенческих нарушений используются антидепрессанты с дополнительным психоактивирующим эффектом, такие как флуоксетин, пароксетин и др. Однако в целом эффективность существующей на сегодня терапии в отношении как двигательных, так и нервно-психических симптомов ПНП невелика.

Клинический случай . Больной Г., 62 лет, художник. Жалуется на нарушение зрения, неустойчивость и падения при ходьбе, скованность и замедленность движений, снижение памяти.

Считает себя больным в течение последних 4 лет. Первым симптомом заболевания было нарушение точности движений в руках, что затрудняло профессиональную деятельность. В дальнейшем присоединились глазодвигательные расстройства, неустойчивость и падения при ходьбе, мнестико-интеллектуальные нарушения. В течение последних 2 лет принимал наком в дозе 125 мг 3 раза в день без какого-либо терапевтического эффекта.

Анамнез жизни: раннее развитие без особенностей. Семейный анамнез по двигательным и когнитивным нарушениям не отягощен. Клинически значимой соматической патологии не выявляется.

При осмотре: сознание ясное, контактен, правильно ориентирован в месте и времени. Поведенчески не всегда адекватен, критика снижена. Нуждается в посторонней помощи при сборе анамнеза, оценке настоящего состояния, что говорит об ограничении самостоятельности пациента.

В неврологическом статусе: парез взора вверх и вниз, выраженное ограничение взора в сторону, отсутствие конвергенции. Выраженная гипомимия, речь большую часть времени неразборчива, голос монотонный, глотание свободное. Оживлены рефлексы орального автоматизма: хоботковый, Маринеску-Радовичи с обеих сторон. В конечностях: парезов нет, умеренная гипокинезия, без разницы сторон. Мышечный тонус повышен по пластическому типу в конечностях и в аксиальной мускулатуре. Разгибательная установка шеи. Тремор, другие гиперкинезы отсутствуют. Чувствительность интактна. Сухожильные рефлексы повышены, D=S, патологических пирамидных знаков не выявляется. Координаторные пробы выполняет удовлетворительно. В позе Ромберга неустойчив, независимо от закрывания глаз, из-за грубого нарушения постуральных рефлексов. Походка: ходьба возможна только с посторонней помощью из-за выраженного нарушения постуральной устойчивости, трудности инициации ходьбы, шаг укорочен, шарканье, про-, ретро- и латеропульсии. Тазовые органы контролирует.

Нейропсихологическое исследование: обращают на себя внимание значительная замедленность темпа мыслительных процессов, быстрая истощаемость. При этом больной жалуется на то, что «устал», часто отказывается от выполнения тех или иных заданий. КШОПС — 21 балл: в пробе на серийный счет смог выполнить только первое действие, не вспомнил ни одного слова из трех, вместо предложения написал словосочетание «хорошая погода», не смог перерисовать пятиугольники. Память о событиях жизни в целом сохранна, но затрудняется при вспоминании точных дат. Выраженные нарушения конструктивного праксиса, которые выявляются при перерисовывании сложных геометрических фигур, рисовании часов. Выраженные нарушения усвоения двигательных серий в пробе на «динамический праксис», нарушения реципрокной координации. Речь редуцирована, сводится к односложным ответам на вопросы, самостоятельно разговор не поддерживает. Повторение фраз за врачом не нарушено.

МРТ головного мозга: умеренное расширение желудочков и субарахноидальных борозд. Очаговых изменений белого вещества не обнаружено.

Диагноз: прогрессирующий надъядерный паралич. Синдром легкой деменции.

Таким образом, в клинической картине представлены основные типичные признаки ПНП: парез вертикального взора, нарушения равновесия, экстрапирамидные расстройства, разгибательная установка шеи, псевдобульбарный синдром и когнитивные нарушения. При этом когнитивные нарушения носят полифункциональный характер (страдает память, праксис, счет, речь), их выраженность ограничивает самостоятельность пациента, что свидетельствует о деменции.

 

Множественная системная атрофия

Термин «множественная системная атрофия» (МСА) был предложен в 1969 г. J.Graham и D.Oppenheimer в качестве объединяющего для целого ряда ранее описанных синдромов множественных системных поражений центральной нервной системы дегенеративного характера [28]. Для МСА характерно наличие акинетико-ригидного, пирамидного, мозжечкового синдромов и прогрессирующей вегетативной недостаточности, в различных комбинациях. Паркинсонизм встречается в дебюте МСА почти в половине случаев, а на развернутой стадии болезни имеет место у 90 % больных. Точных данных о частоте МСА в настоящее время нет. О распространенности этой патологии можно судить лишь косвенно по ее встречаемости среди пациентов специализированных отделений и центров паркинсонизма, где они составляют 10–20 % [39, 51].

Выделяют две клинические формы МСА: стриато-нигральная дегенерация (СНД) и оливопонтоцеребеллярная атрофия (ОПЦА). В первом случае заболевание начинается с симптомов паркинсонизма, а во втором — с признаков поражения мозжечка. Ранее в качестве отдельной формы выделяли также синдром Шая-Дрейджера, в клинической картине которого доминирует прогрессирующая вегетативная недостаточность. Однако последующие наблюдения показали, что прогрессирующая вегетативная недостаточность сопровождает любой вариант МСА [2, 39, 44].

Этиология, патогенез и патоморфология. Этиология и патогенез МСА остаются малоизученными. Как и при других дегенеративных заболеваниях ЦНС, предполагается роль генетических факторов. Однако большинство случаев МСА являются спорадическими.

Патоморфологическими маркерами МСА служат глиальные и нейрональные цитоплазматические включения, которые содержат альфа-синуклеин, а также гибель нейронов и глиоз. Указанные изменения максимально выражены в полосатых телах, особенно в дорсальных задних двух третях скорлупы. Также страдают наружная часть бледного шара, субталамическое ядро, голубое пятно, дорсальные ядра блуждающего нерва, черное вещество, нижние оливы, ядра моста, мозжечок и спинной мозг [2, 24, 44].

Клиническая картина. Центральной клинической характеристикой МСА, которая находит отражение в названии данного заболевания, является многосистемность поражения центральной нервной системы. Для обоснованного предположения о наличии МСА необходимо присутствие в клинической картине признаков дегенеративного поражения двух и более систем: пирамидной, эктрапирамидной, мозжечковой и вегетативной [2, 13, 39].

Стриато-нигральная форма МСА характеризуется синдромом паркинсонизма, который плохо реагирует на дофаминергическую терапию, в сочетании с пирамидными, вегетативными и мозжечковыми нарушениями. Симптомы паркинсонизма характеризуются более быстрым прогрессированием по сравнению с БП. Обычно отсутствуют классический паркинсонический тремор покоя и различия выраженности симптомов между правой и левой стороной.

Оливопонтоцеребеллярная форма МСА характеризуется исподволь возникающей и непрерывно прогрессирующей мозжечковой атаксией в виде нарушений походки, скандированной речи, горизонтального нистагма, атаксии в конечностях. Мозжечковые расстройства сопровождаются признаками поражения других двигательных церебральных систем (пирамидной, экстрапирамидной), а также прогрессирующей вегетативной недостаточностью.

Клинический диагноз МСА базируется на следующих признаках [1, 2, 22]:

• вегетативная недостаточность, т. е. одно из следующего:

— ортостатическая гипотензия: снижение при вставании систолического артериального давления на 30 мм рт. ст. и/или диастолического артериального давления на 15 мм рт. ст.;

— недержание мочи;

— неполное опорожнение мочевого пузыря в сочетании с импотенцией;

• паркинсонизм (гипокинезия в сочетании с не менее чем одним из следующих симптомов — ригидность, постуральная неустойчивость, постуральный тремор или тремор покоя);

• мозжечковые нарушения (атактическая походка в сочетании с одним или более из следующих симптомов — дизартрия, атаксия в конечностях, нистагм);

• пирамидные нарушения (симптом Бабинского в сочетании с высокими сухожильными рефлексами).

Когнитивные нарушения. Как и другие заболевания с преимущественным поражением подкорковых структур, МСА характеризуется наличием когнитивных нарушений, в структуру которых входят нарушения интеллекта, зрительно-пространственного гнозиса и праксиса, а также нарушения памяти, связанные с трудностями самостоятельного активного воспроизведения при относительной сохранности запоминания информации. Указанные нарушения аналогичны таковым при БП и ПНП, но выражены в меньшей степени (рис. 3.5). Деменция не характерна для МСА, хотя и не исключает этот диагноз. Относительная сохранность когнитивных функций при МСА объясняется тем, что нейродегенеративные изменения при этом заболевании преимущественно отмечаются в скорлупе и мало выражены в хвостатом ядре. Нейроны последнего интегрированы в фронто-стриарные круги, обеспечивающие регуляцию когнитивных функций, в то время как нейроны скорлупы в большей степени связаны с регуляцией движений [2, 22, 40].

Несмотря на то что выраженность когнитивных расстройств при МСА в целом меньше, чем при БП и ПНП, отдельные когнитивные симптомы могут достигать значительной степени. В ряде исследований было показано, что наиболее существенны при МСА уменьшение активности психической деятельности и снижение концентрации внимания. По нашим данным, недостаточность концентрации внимания при МСА более значительна, чем при БП без деменции, несмотря на меньшую выраженность когнитивных расстройств в целом.

Эмоциональные и поведенческие нарушения. В эмоциональной сфере у пациентов с МСА преобладают депрессивные расстройства. Синдром большой или чаще малой депрессии выявляется более чем у половины пациентов с указанным заболеванием. В структуре депрессии, как и при БП, преобладают эмоциональные и когнитивные симптомы, такие как подавленность, снижение настроения, повышенная утомляемость и трудности концентрации внимания. По нашим данным, выраженность депрессии при МСА не соответствует тяжести двигательных или когнитивных нарушений, что может свидетельствовать в пользу преимущественно органического ее характера.

Из других поведенческих нарушений при МСА наиболее выражены эмоциональная лабильность и снижение мотивации и инициативы.

Лечение. В настоящее время отсутствуют какие-либо специфические особенности подхода к лечению нервно-психических нарушений при МСА. В отсутствие деменции применение ацетилхолинергических и глутаматергических препаратов не оправдано. Для коррекции эмоциональных нарушений используются антидепрессанты. Специального подхода требуют вегетативные расстройства. Для коррекции вегетативной недостаточности используются кортикостероиды с минералокортикоидной активностью (флудрокортизон), альфа-адреномиметики (мидодрин). Пациентам рекомендуется спать на кровати с высоким головным концом, бинтование ног, увеличение в рационе поваренной соли. При наличии ортостатической гипотензии следует избегать резкого вставания из положения лежа.

 

Кортико-базальная дегенерация

Кортико-базальная дегенерация (КБД) — редкое состояние, которое характеризуется асимметричным поражением преимущественно лобно-теменной коры, базальных ганглиев, зубчатых ядер мозжечка и клинически проявляется асимметричным паркинсонизмом, резистентным к препаратам леводопы, в сочетании с дистонией, миоклонусом, тремором и когнитивными нарушениями. КБД обычно дебютирует в возрасте от 50 до 60 лет. Мужчины болеют несколько чаще, чем женщины [16, 50].

Этиология, патогенез и патоморфология. Этиология и патогенез КБД остаются практически не изученными. Особенности патоморфологической картины позволяют отнести данное состояние к группе таупатий, что предполагает в качестве ведущего патогенетического механизма нарушение метаболизма основного белка внутренней нейрональной мембраны (тау-протеина).

При макроскопическом исследовании отмечается асимметричная атрофия вещества мозга, более выраженная в теменной и лобной коре. Микроскопически в пораженных зонах коры выявляются резкое уменьшение численности клеток, утрата миелинизированных волокон и глиоз в белом веществе. Ахроматические баллонообразные нейроны являются патогномоничными для КБД и обнаруживаются во всех слоях коры, в базальных ганглиях, структурах ствола. Также отмечаются внутриклеточные нейрональные включения, содержащие патологический тау-протеин. Эти гистологические признаки могут встречаться и при других нейродегенеративных заболеваниях, таких как лобно-височная дегенерация и прогрессирующий надъядерный паралич (таупатии). Для точного нозологического диагноза необходимо учитывать локализацию указанных патоморфологических изменений. При лобно-височной дегенерации, как и при КБД, выявляются асимметричная атрофия коры и баллонообразные нейроны, но, в отличие от КБД, страдают преимущественно лобные и передние отделы височных долей головного мозга. В литературе регулярно описываются также переходные формы с чертами как КБД, так и лобно-височной дегенерации [50].

Клиническая картина. Заболевание развивается исподволь и характеризуется постепенным и непрерывным прогрессированием. Клиническая картина складывается из признаков поражения коры и базальных ганглиев в любой комбинации и в любой последовательности. В соответствии с общепринятыми диагностическими критериями для установления диагноза КБД необходимо наличие трех из следующих шести признаков: леводопорезистентный акинетико-ригидный синдром; феномен «чужой конечности»; апраксия или нарушение сложных видов глубокой чувствительности; фокальная дистония в конечности; постуральный или кинетический тремор; миоклонии [50].

Синдром «чужой конечности» развивается примерно у половины больных КБД в течение 2 лет от начала заболевания. Под феноменом «чужой руки» понимается своеобразное двигательное нарушение, которое заключается в том, что пораженная конечность совершает целенаправленные действия независимо от желания пациента. При этом пациент не может остановить или как-то контролировать собственную конечность. Пораженная конечность может совершать самые разнообразные движения: подниматься вверх (левитация), прикасаться к голове или другим частям тела, доставать из кармана какие-либо вещи и т. д. Нередко непроизвольные движения возникают синкинетически: «чужая рука» повторяет действия здоровой. В других случаях возникает так называемый интермануальный конфликт, когда пораженная конечность мешает здоровой совершать какие-либо действия [10, 22].

Обычно этот синдром возникает в конечности с наиболее выраженной экстрапирамидной симптоматикой. Выделяют три варианта «чужой конечности»: лобный, каллозальный и задний. «Лобный» вариант связан с поражением дополнительной моторной коры и медиальной части префронтальной коры доминантного полушария и проявляется в доминантной руке лобными знаками, такими как хватательный рефлекс и феномен противодержания, которые пациент не может произвольно подавить. «Каллозальный» вариант обусловлен поражением передней и средней части мозолистого тела и обычно проявляется в недоминантной руке. При этом варианте часто «чужая» рука может вмешиваться в движения здоровой руки (интермануальный конфликт), но лобные знаки отсутствуют. «Задний» вариант синдрома «чужой конечности» возникает при поражении теменно-затылочной области и таламуса недоминантного полушария [10].

Паркинсонизм развивается, как правило, в первые 3 года после начала заболевания. Обычно сперва отмечаются асимметричный акинетико-ригидный синдром, резистентный к препаратам леводопы, изменение ходьбы и постуральные нарушения. По мере прогрессирования заболевания двигательные нарушения нарастают, распространяются и становятся двухсторонними. Присоединяются аксиальные симптомы, дизартрия, постуральные расстройства. Позные нарушения при КБД развиваются быстрее, чем при БП, но позднее, чем при ПНП. Пациенты с КБД падают преимущественно назад, как пациенты с ПНП, но, в отличие от ПНП, падения редко отмечаются на первом году заболевания. Походка пациентов с КБД может напоминать походку больных с БП, но чаще отмечается изменение ходьбы по типу апраксии. У большинства пациентов с КБД отмечается также дистония, которая может быть первым проявлением заболевания. Как правило, дистония носит фокальный или сегментарный характер и чаще отмечается в конечностях. Дистония может сопровождаться выраженным болевым синдромом. У некоторых пациентов с КБД встречаются другие гиперкинезы, такие как миоклонии или реже — хореоатетоз. У 90 % пациентов с КБД отмечаются глазодвигательные нарушения, но, в отличие от ПНП, движения глаз нарушаются как в вертикальной плоскости, так и в горизонтальной, особенно в сторону, контралатеральную пораженному полушарию. Характерны также нарушения чувствительности, которые могут быть одним из первых признаков КБД. Среди начальных симптомов преобладают онемение и покалывание [16, 50].

Нервно-психические нарушения. Практически у всех пациентов с КБД развиваются когнитивные нарушения, которые на начальных этапах заболевания носят легкий или умеренный характер, но затем в большинстве случаев трансформируются в деменцию. Наиболее характерны разнообразные апрактические нарушения и нарушения речи по типу динамической афазии. Не менее часто определяются свойственные всем заболеваниям с преимущественным поражением подкорковых базальных ганглиев нарушения интеллекта дизрегуляторной природы, зрительно-пространственные расстройства и нарушения памяти, связанные с недостаточностью активного самостоятельного воспроизведения.

Апраксия отмечается у 80 % больных, причем нередко уже на начальных стадиях заболевания. Как известно, апраксия характеризуется нарушением выполнения целенаправленных, смысловых действий, утратой ранее приобретенных тонких движений, которые невозможно объяснить двигательными и чувствительными расстройствами. Больные с апраксией не могут показать, как использовать тот или иной предмет, например ножницы, расческу, не могут совершить символическое действие — попрощаться, поздороваться. У пациентов с апраксией вызывают трудности сложные многоэтапные действия, воспроизведение заданной позы. При КБД апраксия обычно носит асимметричный характер с преобладанием на стороне более выраженных акинетико-ригидных расстройств [31].

В пораженной конечности могут обнаруживаться три основные типа апраксии [31]:

• кинестетическая: трудности выполнения произвольных действий, связанные с нарушением восприятия собственного тела, при сохранной способности к планированию действий;

• кинетическая: нарушение серийной организации и автоматизации движений;

• регуляторная: нарушение построения (планирования) действий.

Диспраксические расстройства выявляются не только в руках, но и в языке и оральных мышцах (оральная апраксия), глазодвигательных мышцах (апраксия взора). Описывается также апраксия ходьбы.

При кинестетической апраксии пациент понимает, что нужно сделать но не знает, как это сделать. Пациент осознает допущенные ошибки при движении, повторяет попытки выполнить команду. Эти пациенты в состоянии отличить успешные движения от неправильных движений. Для кинетической апраксии характерно нарушение структуры действия, «кинетической мелодии» движения, в результате чего оно становится неловким, прерывистым, отмечается нарушение переключения с одного этапа на другой. Особенно тяжело страдают тонкие движения пальцев руки. При регуляторной апраксии отмечается нарушение смысла действий. Пациенты правильно распознают предметы, но в результате распада связи между образом предмета и связанным с ним действием не могут правильно выбрать предмет для совершения действия. Например, на просьбу показать, как нужно чистить зубы, пациент показывает, как причесываются. В результате больные не могут звонить по телефону, готовить еду, соблюдать правила личной гигиены, одеваться. Признаки регуляторной апраксии у больных КБД появляются, как правило, на продвинутой стадии болезни, по мере нарастания когнитивных нарушений и развития деменции.

Афазия отмечается у 20–50 % больных КБД [22, 50]. При КБД описаны различные варианты речевых нарушений, однако чаще отмечается динамическая афазия, которая характеризуется уменьшением беглости речи, паузами и остановками текущего речевого высказывания, нарушением грамматического строя речи, персеверациями слов и фраз. При динамической афазии основной нейропсихологический дефект локализуется на уровне построения внутренней психологической программы речи, что проявляется затруднением инициации речевой деятельности, нарушением построения речи на уровне предложений. У большинства пациентов афазия появляется позднее экстрапирамидных симптомов.

Память у пациентов с КБД может длительное время оставаться относительно сохранной или быть нарушена в связи с недостаточностью активного самостоятельного воспроизведения. Улучшить память позволяет организация мнестического процесса с помощью семантических подсказок, что говорит о сохранности структур гиппокампового круга.

Помимо когнитивных нарушений, при КБД часто наблюдается депрессия, могут развиваться апатия или возбуждение и расторможенность.

Лечение. Эффективного лечения нервно-психических нарушении при КБД не существует. При наличии эмоциональных и поведенческих нарушений с симптоматической целью используются препараты — ингибиторы обратного захвата серотонина. Для лечения мышечной дистонии с симптоматической целью используются инъекции ботулинического токсина.

Клинический случай . Больной О., 77 лет, чиновник на пенсии. Жалуется на неловкость и ощущение «чуждости» в правой руке, расстройства ходьбы, особенно ее начала, скованность и замедленность движений.

Считает себя больным в течение последних 3 лет, когда стал замечать скованность и повышенную утомляемость в правой руке, изменился характер почерка (стал более крупным). Вскоре присоединились затруднения при ходьбе по лестнице вверх (по причине замедленности движений, особенно в начале движений), в настоящее время может подниматься по лестнице только с посторонней помощью. Указанные симптомы нарастали, через несколько месяцев появились общая замедленность движений, пошатывание при ходьбе. Из-за неловкости в правой руке не мог самостоятельно писать, но для работы пользовался компьютером.

Анамнез жизни: рос и развивался нормально. В течение многих лет страдает стенокардией напряжения, последние 5 лет — артериальной гипертензией с подъемом АД до 160/100 мм рт. ст. Наследственный анамнез по заболеваниям нервной системы не отягощен.

При осмотре: в ясном сознании, контактен, правильно ориентирован в месте и времени. Выявляются замедленность и прерывистость следящих движений глаз, затруднения инициации движений глазных яблок, негрубое ограничение взора вверх и значительное ослабление конвергенции. Оживлены рефлексы орального автоматизма: хоботковый, ладонно-подбородочный. В покое определяется ульнарная девиация кистей с двух сторон из-за дистонической установки. Умеренная олигобрадикинезия. Мышечный тонус повышен по экстрапирамидному типу в аксиальной мускулатуре и конечностях, больше слева. Сухожильные рефлексы рук оживлены, больше справа, с расширением рефлексогенных зон, с обеих рук вызывается симптом Тремнера. Хватательный рефлекс, синкинезии в правой руке. Коленные рефлексы высокие, ахилловы и подошвенные снижены, больше слева. Патологических рефлексов нет. Координаторные пробы выполняет удовлетворительно. Значительные затруднения испытывает при вставании, поворотах в постели. Нарушена инициация ходьбы, отмечаются затруднения при поворотах, уменьшение длины шага. Походка шаркающая, при ходьбе пошатывается. При ходьбе также отмечается непроизвольный подъем правой руки (симптом левитации). Ходит и стоит с увеличением площади опоры. Ахейрокинез справа. Постуральная неустойчивость с тенденцией к падению назад. Кардиоваскулярные пробы: признаков вегетативной недостаточности не выявлено. Нейропсихологическое исследование: КШОПС — 29 баллов (норма), однако отмечаются трудности при выполнении пробы на реципрокную координацию. Затруднено выполнение пробы на динамический праксис («кулак-ребро-ладонь») с обеих сторон. Симптомы кинетической и кинестетической апраксии обеих рук, больше слева. При выполнении проб Хэда выявляется нарушение схемы тела.

Лабораторные показатели: без патологии, кроме легкой дислипидемии по типу 2а, не требующей медикаментозной коррекции.

MPT головного мозга: боковые и III желудочки умеренно расширены. В перивентрикулярной области, лучистых венцах с обеих сторон визуализируются множественные очаги различного диаметра от 3 до 8 мм повышенной интенсивности MP-сигнала на Т2- и пониженной — на Т1-взвешенных изображениях. Выраженное расширение субарахноидального пространства и конвекситальных борозд преимущественно в лобно-теменно-височных областях.

Пациент получал мадопар в течение 3 нед. с постепенным повышением дозы до 1000 мг/сут., при этом отмечено незначительное уменьшение гипокинезии.

Диагноз: кортико-базальная дегенерация. Кинетическая и кинестетическая апраксия рук, больше слева.

В данном случае диагноз кортико-базальной дегенерации базируется на типичных клинических проявлениях, таких как синдром «чужой руки», дистония, акинетико-ригидный синдром и апраксические расстройства, преимущественно с одной стороны. В когнитивной сфере отмечается нарушение праксиса (кинетическая и кинестетическая апраксия рук) и соматического гнозиса (нарушение схемы тела). Однако отсутствуют клинически значимые расстройства памяти, нет существенного ограничения повседневной жизни вследствие когнитивных нарушений, что не позволяет говорить о синдроме деменции. Следует отметить, что отсутствие деменции является весьма характерным для ранних и умеренных стадий КБД.

 

Болезнь Гентингтона

Болезнь Гентингтона (БГ) представляет собой хроническое прогрессирующее дегенеративное заболевание центральной нервной системы с преимущественным поражением полосатых тел, которое клинически проявляется сочетанием двигательных и нервно-психических расстройств. БГ была впервые описана в 1872 г. американским врачом Джорджем Гентингтоном. Уже в первом описании БГ было обращено внимание на наличие в клинической картине как экстрапирамидных гиперкинезов, так и психических (когнитивных и поведенческих) нарушений.

Распространенность БГ составляет от 2 до 10 случаев на 100 тыс. населения.

Этиология, патогенез и патоморфология. БГ является наследственным заболеванием с аутосомно-доминантным типом передачи и очень высокой пенетрантностью патологического гена. Генетический дефект локализуется на коротком плече 4-й хромосомы. Молекулярно-генетические методы исследования свидетельствуют о значительном увеличении числа тринуклеотидных фрагментов «цитидин-аденин-гуанидин» (так называемая экспансия тринуклеотидных повторов) [1].

Генетический дефект приводит к синтезу патологического белка («гентингтин»), который запускает последовательность не до конца изученных патологических реакций на клеточном уровне, конечным результатом которых является дегенерация и гибель ГАМК-ергических нейронов полосатых тел, имеющих D2-рецепторы к дофамину. Гибель указанных нейронов, в свою очередь, влечет за собой нарушение баланса между ГАМК-ергической и дофаминергической нейротрансмиттерными системами с преобладанием последней [1].

Патоморфологическая картина БГ представлена гибелью нейронов, максимально выраженной в хвостатых и чечевицеобразных ядрах. Атрофия указанных подкорковых образований ведет к вторичному расширению передних рогов боковых желудочков. Последнее является характерным прижизненным визуализационным признаком у пациентов с БГ. Дегенеративные изменения и гибель нейронов выявляются также в области бледного шара и различных отделах коры головного мозга. Одновременно в указанных структурах определяется также разрастание глиальных элементов.

Клиническая картина. Первые симптомы БГ, как правило, появляются в возрасте от 30 до 50 лет; однако описываются случаи как с более ранним, так и с более поздним началом заболевания. В подавляющем большинстве случаев прослеживается семейный анамнез. Отсутствие аналогичных нарушений у ближайших родственников ставит под сомнение диагноз БГ.

Клиническая картина БГ складывается из двигательных и нервно-психических нарушений, которые возникают одновременно или по очереди и со временем усиливаются по выраженности. Двигательные расстройства представлены генерализованным хореическим гиперкинезом. У больных возникают непроизвольные гримасы, избыточная жестикуляция, изменяется походка. При этом на начальных этапах заболевания больные могут не предъявлять активных жалоб на насильственные движения. Для диагностики гиперкинезов в таких случаях просят удерживать в течение определенного времени высунутый язык или сжатый кулак или фиксировать взор на одном предмете. У пациентов с БГ указанные задания вызывают значительные затруднения.

Для верификации диагноза БГ используется молекулярно-генетический метод исследования. Диагноз считается подтвержденным при обнаружении патологического гена у пациентов с характерной клинической картиной. Молекулярно-генетическое исследование проводится также для выявления бессимптомных носителей патологического гена среди ближайших родственников пациента по их желанию.

Нервно-психические нарушения. Нервно-психические расстройства в виде когнитивных и поведенческих нарушений являются столь же неотъемлемой составной частью клинической картины БГ, как и хореический гиперкинез. Обычно когнитивные и поведенческие нарушения развиваются одновременно или несколько позже экстрапирамидных двигательных расстройств, но в части случаев могут опережать их. Так, по данным М.Morris и соавт., нервно-психические нарушения являются первым симптомом БГ не менее чем в 25 % случаев. Данный процент может на практике быть и бо̀льшим, если принять во внимание очевидные трудности ретроспективной диагностики нервно-психических нарушений [36]. Исследования ближайших родственников пациентов с БГ позволяют выявить когнитивные эмоциональные и поведенческие нарушения у значительной части носителей патологического гена без экстрапирамидных расстройств [30].

На этапе клинически очерченной БГ нервно-психические расстройства встречаются практически у всех больных. Как уже было указано выше, они затрагивают как когнитивную, так и эмоциональную и поведенческую сферу [25, 36].

Когнитивный статус пациентов с БГ весьма напоминает другие заболевания с преимущественным поражением подкорковых структур. Характерен так называемый подкорково-лобный тип нарушений, связанный с нарушением циркуляции возбуждения по фронто-стриарным нейрональным кругам с формированием вторичной дисфункции лобных долей головного мозга [36, 38]. Основными видами когнитивных нарушений при БГ являются нарушения зрительно-пространственного восприятия и конструктивного праксиса (зрительно-пространственные расстройства), недостаточность регуляции произвольной деятельности и снижение оперативной памяти. В то же время речь и память на события жизни остаются относительно сохранными.

Нарушения зрительно-пространственных функций проявляются трудностями узнавания изображений, особенно в усложненных пробах, например, при предъявлении недорисованных или «зашумленных» предметов. Пациенты также испытывают сложности при локализации зрительного стимула на экране, ориентировки по геометрической карте. Следствием нарушения пространственных представлений являются трудности конструирования и перерисовывания сложных, в особенности трехмерных геометрических фигур.

Мнестические расстройства при БГ затрагивают преимущественно кратковременный блок памяти. Пациенты испытывают затруднения при необходимости в процессе той или иной деятельности удерживать в голове значительные объемы информации или работать одновременно с несколькими источниками информации. В то же время память на события жизни остается сохранной или страдает незначительно. Основным механизмом нарушений памяти при БГ является недостаточность активного воспроизведения при относительной сохранности запоминания и хранения информации. При этом внешняя подсказка в процессе поиска нужного следа способствует значительному увеличению результативности мнестической деятельности. Зрительная память страдает при БГ в большей степени, чем слухо-речевая, что связано с наличием расстройств зрительного восприятия, о котором говорилось выше [38].

Дизрегуляторные (лобные) нарушения являются третьим характерным видом когнитивных расстройств при БГ. Они выражаются в уменьшений способности планировать и правильно организовывать во времени свою деятельность, значительными трудностями при изменении когнитивной задачи, что проявляется, в частности, большим числом персевераций. Характерно увеличение времени, необходимого для выполнения когнитивных заданий, вследствие чего мышление и другие когнитивные процессы становятся замедленными (брадифрения). Страдает также функция абстрагирования и обобщения.

Когнитивные нарушения при БГ носят прогрессирующий характер. На начальных этапах патологического процесса они являются легкими или умеренными, но со временем достигают выраженности деменции. В зависимости от длительности заболевания, встречаемость тяжелых когнитивных нарушений при БГ составляет от 15 до 70 % и более [36].

Как уже указывалось выше, наряду с когнитивными расстройствами БГ характеризуется также поведенческими нарушениями. При этом если когнитивный статус пациентов с БГ имеет сходные черты с другими заболеваниями с преимущественным поражением подкорковых структур, то изменения поведения носят более специфический характер.

Самой частой формой поведенческих нарушений при БГ являются повышенная раздражительность и агрессивность. Указанные симптомы отмечаются у 50–60 % пациентов с БГ. При этом агрессивные реакции возникают в ответ на совершенно незначительные внешние воздействия. Выраженность агрессии варьирует от словесных оскорблений, публичной нецензурной брани, неприличных комментариев до насильственных действий, включая покушение на убийство. В литературе описано немалое число случаев принудительной госпитализации в психиатрический стационар или уголовного преследования пациентов с БГ в связи с насильственными действиями [25].

Другим характерным видом поведенческих расстройств при БГ является апатия, т. е. снижение мотивации, утрата интереса к сложным видам деятельности, безынициативность. Апатия развивается приблизительно у половины пациентов с БГ. Исследования свидетельствуют, что апатия при БГ не связана с депрессией, но представляет собой самостоятельное поведенческое нарушение.

Эмоциональные нарушения в виде депрессии встречаются приблизительно у 30 % пациентов с БГ. По некоторым наблюдениям, пациенты с БГ и депрессией чаще совершают суицидальные попытки, чем пациенты с депрессией без БГ [25]. Это может отражать сочетание депрессии с характерной для БГ в целом склонностью к насильственным действиям, о чем говорилось выше.

Относительно нечастым видом поведенческих нарушений при БГ являются психотические расстройства, такие как бред преследования и слуховые галлюцинации. Указанные нарушения описываются в 6-25 % случаев БГ [25]. Обычно психотические расстройства развиваются при начале БГ в более молодом возрасте. Они могут быть первым симптомом заболевания.

Лечение. Патогенетического лечения когнитивных и поведенческих расстройств с доказанной эффективностью при БГ на сегодняшний день не существует. Однако имеются некоторые сообщения о положительном эффекте мемантина в стандартных дозах в отношении уменьшения выраженности нервно-психических и стабилизации двигательных нарушений [6]. С симптоматической целью используются нейролептики, которые оказывают благоприятное влияние как в отношении выраженности гиперкинеза, так и агрессивного поведения пациентов и психотических нарушений.

 

Тики и болезнь Туретта

Тики представляют собой гиперкинезы в виде непроизвольных быстрых стереотипных повторяющихся неритмичных движений, которые являются завершенными целенаправленными действиями (сложные тики) или фрагментами таких действий (простые тики). Наиболее часто тики развиваются в детском возрасте, но они могут сохраняться и у взрослого человека.

Выделяют моторные, вокальные и сенсорные тики.

Моторные тики — непроизвольные сокращения мимических мышц, движения конечностей. Простые моторные тики представляют собой зажмуривание глаз, открывание рта, подергивание или пожимание плеч, сжатие кулака и др. Реже встречаются сложные моторные тики в виде поворотов во время ходьбы, замахивания ногой, биения себя в грудь, неприличных жестов (копропраксия).

Вокальные тики — гиперкинез в мышцах глотки, гортани и языка, который приводит к звуковым эффектам. Обычно вокальные тики представлены шмыганием носом, покашливанием, хрюканьем и другими невербальными звуками. Реже больной может насильственно произносить слова и фразы. Непроизвольное выкрикивание бранных слов обозначается термином копролалия.

Сенсорные тики — крайне неприятное ощущение в той или иной части тела, которое «понуждает» пациента совершить тикозный гиперкинез. Обычно после выполнения непроизвольного движения неприятное ощущение и чувство внутреннего напряжения проходят или уменьшаются по выраженности.

Тики могут иметь преходящий характер или наблюдаться в течение достаточно длительного времени.

При сочетании моторных и вокальных тиков, которые отмечаются почти ежедневно на протяжении не менее 1 года, правомерно говорить оболезни Туретта (БТ).

БТ представляет собой семейное заболевание с аутосомно-доминантным типом наследования и неполной пенетрантностью патологического гена. Заболевание обычно дебютирует в возрасте от 2 до 15 лет. Мальчики болеют в 3–5 раз чаще девочек.

Патогенез и патоморфология БТ остаются неизвестными. Существует мнение, что предрасполагает к формированию данного заболевания незрелость подкорковых базальных ганглиев.

Клиническим ядром БТ является сочетание хронических множественных моторных и вокальных тиков. Последние в большинстве случаев представлены простыми вокальными тиками в виде шмыганья носом, покашливания и др. Копролалия отмечается не более чем в 25 % случаев.

Помимо тикозных гиперкинезов, БТ сопровождается изменениями со стороны когнитивных функций и поведения пациентов. Наиболее часто у пациентов с БТ отмечаются синдром гиперактивности с дефицитом внимания, повышенная агрессивность и раздражительность и обсессивно-компульсивное расстройство.

Распространенность синдрома гиперактивности с дефицитом внимания среди пациентов с БТ варьирует, по данным разных исследований, от 30 до 85 %, что в 3–8 раз чаще, чем среди сверстников [23, 34, 49]. Основными проявлениями данного синдрома являются трудности или невозможность в течение продолжительного времени удерживать внимание на одном предмете и избыточная двигательная активность. Вследствие недостаточности концентрации внимания пациенты быстро отвлекаются от начатого дела и не могут довести его до конца, испытывают трудности правильной организации деятельности. В детском возрасте дефицит внимания затрудняет своевременное формирование когнитивных функций, в связи с чем показатели памяти, интеллекта, праксиса, гнозиса и речевое развитие детей с данным синдромом несколько отстают от сверстников. Это приводит, в частности, к низкой успеваемости и нарушению поведения на уроках. Однако степень когнитивной недостаточности при синдроме гиперактивности с дефицитом внимания не достигает выраженности олигофрении.

Вторая составляющая данного синдрома — гиперактивность — проявляется избыточной двигательной активностью, невозможностью усидеть на месте, многоречивостью, импульсивными поступками.

Морфофункциональные основы синдрома дефицита внимания с гиперактивностью продолжают изучаться. Предполагается, что в его основе лежит недостаточность активации коры головного мозга со стороны стволово-подкорковых структур (нейродинамические нарушения). Вероятно, этим обусловлен положительный эффект применения психоактивирующих препаратов (см. ниже).

Раздражительность и агрессивность отмечаются у 60–70 % пациентов с БТ. При этом агрессия может быть направлена как на взрослых (родителей, педагогов), так и на сверстников. Могут отмечаться приступы неукротимого гнева с утратой контроля над собственным поведением, негативизм, отказ от выполнения требований родителей и педагогов, несоблюдение принятых правил и норм поведения, драчливость, жестокое обращение с животными, лживость, асоциальные поступки (хулиганские действия, воровство), уход из дома, возложение вины за свои поступки на окружающих людей [23].

У 30–90 % пациентов с БТ выявляются признаки обсессивно-компульсивного расстройства поведения. Примечателен факт, что среди ближайших родственников пациентов с БТ распространенность обсессивно-компульсивного расстройства в 9-13 раз превышает среднестатистическую встречаемость данной патологии. Наиболее часто данное нарушение отмечается у лиц женского пола. Так как БТ достоверно чаще развивается у мальчиков, предполагается, что единый генетический дефект вызывает тики у мальчиков и обсессивно-компульсивное расстройство у девочек. Основными клиническими проявлениями обсессивно-компульсивного расстройства являются навязчивые мысли (обсессии) и ритуальные действия (компульсии), целью которых является уменьшение чувства внутреннего напряжения [34, 49].

Лечение тиков и ассоциированных с ними поведенческих нарушений симптоматическое. Для уменьшения частоты и выраженности двигательных расстройств используются препараты с анксиолитическим эффектом (фенибут, клоназепам), в более тяжелых случаях — нейролептики (галоперидол, тиапридал, сонапакс). С возрастом тики имеют тенденцию к уменьшению по частоте возникновения и выраженности: у 1/3 пациентов гиперкинезы прекращаются, еще у 1/3 уменьшаются по частоте и выраженности и только у 1/3 сохраняются во взрослом возрасте.

Для коррекции сопутствующих поведенческих нарушений у пациентов с БТ с симптоматической целью используются различные препараты. При наличии синдрома дефицита внимания и гиперактивности наиболее эффективны препараты с психоактивирующим эффектом (пирацетам, церебролизин, метилфенидат), трициклические антидепрессанты (дезипрамин, имипрамин) и альфа-2-адреноблокаторы (клонидин, гуанфацин). При выраженной раздражительности и агрессивности также применяют нейролептики и в качестве корректоров поведения противосудорожные препараты (карбамазепин, вальпроаты, топирамат и др.). При обсессивно-компульсивном расстройстве используются трициклические антидепрессанты (дезипрамин, имипрамин), поведенческая психотерапия.

 

Литература

1. Артемьев Д. В., Голубев B.Л., Яхно H.H. Заболевания с преимущественным поражением экстрапирамидной системы / В кн.: «Болезни нервной системы». Под ред. Н.Н.Яхно, Д.Р.Штульмана. — М.: Медицина, 2003. — Т. 2. — С. 75–172.

2. Елкин М.Н., Яхно H.H. Мультисистемная атрофия // Журн. неврол. и психиатрии. — 1996. -№ 3. — С. 93–98.

3. Захаров В.В., Ярославцева Н.В., Яхно H.H. Когнитивные нарушения при болезни Паркинсона // Неврол. журн. — 2003. — Т. 8.- № 2. — С. 11–16.

4. Захаров В.В. Когнитивные нарушения у пациентов с болезнью Паркинсона // Журн. неврол. и психиатрии. — 2005. - № 1. — С. 13–19.

5. Захаров В.В. Деменция при болезни Паркинсона // Неврол. журн. — 2006. — Т. 11- Приложение № 1. — С. 13–18.

6. Иллариошкин С.Н., Клюшников С.А., Брылев Л.B. и др. Превентивная нейропротекция при нейродегенеративных заболеваниях: использование антагонистов глутаматных рецепторов (обзор литературы и собственный опыт) // Неврол. журн. — 2006. - № 5. — С. 47–54.

7. Корсакова Н.К., Москвичюте Л.И. Подкорковые структуры мозга и психические процессы. — М.: Изд-во МГУ, 1985.

8. Левин О.С. Психические расстройства при болезни Паркинсона и их коррекция / В кн.: «Экстрапирамидные расстройства: руководство по диагностике и лечению». Под ред. В.Н.Штока, И.А.Ивановой-Смоленской, О.С.Левина. — М.: МЕД- пресс-информ, 2002.-С. 125–151.

9. Мозолевский Ю.В., Яхно Н.Н., Вознесенская Т.Г. и др. Прогрессирующий надъядерный паралич // Журн. невропатол. и психиатрии. — 1980. - № 3. — С. 67–72.

10. Нодель М.Р. Синдром «чужой руки», обусловленный поражением теменной доли // Неврол. журн. — 1998. - № 2. — С. 18–21.

11. Степкина Д.А., Захаров В.В. Прогрессирование когнитивных нарушений при болезни Паркинсона // Клиническая геронтология. — 2007. — Т. 13. - № 8. — С. 55–59.

12. Степкина Д.А., Захаров В.В. Влияние мемантина на когнитивные функции у пациентов с болезнью Паркинсона // Неврол. журн. — 2008. — Т. 13. - № 2. — С. 43–47.

13. Хатиашвили И.Т., Яхно Н.Н. Множественная системная атрофия: особенности двигательных и вегетативных нарушений // Невролог, журн. — 2000. - № 6. — С. 15–20.

14. Яхно Н.Н., Дамулин И.В., Гончаров О.А. Сравнительная оценка различных форм паркинсонизма у больных пожилого и старческого возраста // Журн. невропатол. и психиатрии. — 1992. - № 1. — С. 67–72.

15. Яхно Н.Н., Захаров В.В., Елкин М.Н. Прогрессирующий надъядерный паралич: клинические, нейропсихологические и электрофизиологические характеристики // Неврол. журн. — 1997.-№ 6.-С. 13–17.

16. Яхно Н.Н., Елагина И.А., Дамулин И.В. Кортико-базальная дегенерация // Неврол. журн.-2005.-№ 4.-С. 9-16.

17. Яхно Н.Н., Нодель М.Р., Дамулин И.В. и др. Двигательные и когнитивные расстройства при прогрессирующем надъядерном параличе // Неврол. журн. — 2006. — Т. 11. -№ 3. — С. 13–19.

18. Aarsland D., Andersen К., Larsen J.P. et al. Prevalence and characteristics of dementia in Parkinson's disease: a 8-year prospective study // Arch. Neurol. - 2003. - V. 60. - № 3.-P. 387–392.

19. Albert M.L., Feldman R.G., Willis A. L. The subcortical dementia of progressive supranuclear palsy // J. of Neurol. Neurosurg. Psych. - 1974. - Vol. 37. - P. 121–130.

20. Braak H., De Vos R.A.I., Jansen E.N.H. et al. Neuropathological hallmarks of Alzheimer's disease and Parkinson's disease // Progress in Brain Res. - 1998. - Vol. 117.- P. 267–288.

21. Brown R.G., Marsden C.D. How common is dementia in Parkinson's disease // Lancet. - 1984. - Vol. 2.-P. 1262–1265.

22. Cohen S., Freedman M. Cognitive and behavioral changes in the Parkinson-plus syndromes / In: «Behavioral neurology of movement disorders». W.J.Weiner, A.E.Lang (Eds) // Adv. Neurol. - Vol. 65. - NY: Raven Press, 1995. - P. 139–157.

23. Comings D.E. Tourette's syndrome: a behavioral spectrum disorder / In: «Behavioral neurology of movement disorders». W.Weiner, A.Lang (Eds) //Adv. Neurol. - 1995. - Vol. 65.-P. 293–303.

24. Cornford M.E., Chang L., Miller B.L. The neuropathology of Parkinsonism: An overview // Brain and cognition. - 1995. - Vol. 28. - P. 321–341.

25. Cummings J.L. Behavioral and psychiatric symptoms associated with Huntington's disease / In: «Behavioral Neurology of Movement Disorders». W.J. Weiner, A.E.Lang (Eds) //Adv. Neurol. - 1995. - Vol. 65. - P. 179–186.

26. Daniel S.E., de Bruin V.M.S., Lees A.J. The clinical and pathologic spectrum of Steele-Richardson-Olszevski syndrome (progressive supranuclear palsy): a reappraisal // Brain.- 1995.-Vol. 118. - P. 759–770.

27. Emre M., Aarsland D., Albaneo A. et al. Rivastigmine for dementia associated with Parkinson's disease // N. Engl. J. Med. - 2004. - Vol. 351.- № 24. - P. 2509–2518.

28. Graham J.G., Oppenheimer D.R. Orthostatic hypotension and nicotine sensitivity in a case of multiple system atrophy // J. Neurol. Neurosurg. Psychiatry. - 1969 Vol. 32. - P. 28–34.

29. Hughes A.J., Daniel S.E., Kilford L., Lee A.J. Accuracy of clinical diagnosis of idiopathic Parkinson's disease: a clinico-pathological study of 100 cases // J. Neurol Neurosurg. Psych. - 1992.-Vol. 55.-P. 181–184.

30. Klushnikov S.A., Illarioshkin S.N., Bodareva E.A. et al. Neuropsychological profile of asymptomatic carries of Huntington disease gene // Mov. Dis. - 1998. - Vol. 13 _ S. 2.-P. 212.

31. Leigauarda R., Lees A.J., Merello M. et al. The nature of apraxia in corticobasal degeneration // J neurol Neurosurg Psych. - 1994. - Vol. 57. - P. 455–459.

32. Litvan /., Gomez C., A tack J.R. et al Physostigmine treatment of progressive supranuclear palsy // Ann. Neurol. - 1989. - Vol. 26. - P. 404–407.

33. Litvan /., Agid Y, Calne D. et al Clinical research criteria for the diagnosis of progressive supranuclear palsy (Steele — Richardson-Olszevski syndrome): Report of the NINDS-SPSP International Workshop // Neurology. - 1996. - Vol. 47. - P. 1–9.

34. Lombroso P., Scahill L., Chapell P. et al Tourette's syndrome: a multigenerational neuropsychiatric disorder / In: «Behavioral neurology of movement disorders». W. Weiner, A.Lang (Eds) //Adv. Neurol. - 1995. - Vol. 65. - P. 305–318.

35. Mayeux R., Stern Y., Rosenstein R. et al An estimate of the prevelence of dementia in idiopathic Parkinson's disease // Arch. Neurol. - 1988. - Vol. 45. - P. 260–262.

36. Morris M. Dementia and cognitive changes in Huntington's disease / In: «Behavioral Neurology of Movement Disorders». W.J.Weiner, A.E.Lang (Eds) // Adv. Neurol. - 1995.-Vol. 65. - P. 187–200.

37. Perry P., McKeith I., Perry E. Dementia with Lewy bodies. Clinical, pathological and treatment issues. - Cambridge, 1995. - 510 p.

38. Pillon B., Deweer B., Michon A. et al Are explicit memory disorder of progressive supranuclear palsy related to damage to striatofrontal circuits? Comparison with Alzheimer's disease, Parkinson's disease and Huntington's disease // Neurol. - 1994. - Vol. 44. - № 7. - P. 1264–1269.

39. Quinn N.P., Wenning G.K. Multiple system atrophy //Adv. Neurol. - 1996. - Vol. 69. - P. 413–418.

40. Robbins T.W., James M., Owen A.M. et al Cognitive deficit in progressive supranuclear palsy, Parkinson's disease and multisistem atrophy in tests sensitive to frontal lobe dysfunction / J. Neurol. Neurosurg. Psychiatr. - 1994. - Vol. 57. - P. 79–88.

41. Rogers D., Lees A.J., Smith E. et al Bradyphrenia in Parkinson's disease and psychomotor retardation in depressive illness: an experimental study // Brain. - 1987. - Vol. 110.-P. 761–776.

42. Rosvold H.E. The frontal lobe system: cortical-subcortical interrelationships // Acta Neurobiol. Exp. - 1972. - Vol. 32. - P. 49–460.

43. Saint-Cyr J.A., Taylor A.E., Nikolson K. Behaviour and Basal ganglia / In: «Behavioral Neurology of Movement Disorder». W.J.Weiner, A.E.Lang (Eds) // Adv. Neurol. - 1995.-Vol. 65.-P. 1-29.

44. Siemers Е. Multiple system atrophy // Med. Clin. N. Am. - 1999. - Vol. 83. - P. 381–392.

45. Starkstein S.E., Bolduc P.L., Mayberg H.S.et al. Cognitive impairments and depression in Parkinson's disease: a follow-up study // J. Neurol. Neurosurg. Psychiatry. - 1990. - Vol. 53.-P. 597–602.

46. Steele J.C. Progressive supranuclear palsy / In: «Handbook of clinical neurology». P.J.Vinkens, G.W.Bruyn (Eds). Part II. - Oxford: North Holland, 1975. - P. 217–229.

47. Taylor A., Saint-Cyr J.A., Lang A.E. Dementia prevalence in Parkinson's disease // Lancet.- 1985.-Vol. l.-P. 1037.

48. Vogel H.P. Symptoms of depression on Parkinson's disease // Pharmacopsychiatry. - 1982.-Vol. 15.-P. 192–196.

49. Walkup J., Scahill L., Riddle M. Disruptive behavior, hyperactivity and learning disabilities in children with Tourett's syndrome / In: «Behavioral neurology of movement disorders». W.Weiner, A.Lang (Eds) //Adv. Neurol. - 1995. - Vol. 65. - P. 259–272.

50. Watts R.L. Corticobasal degeneration / In: «Movement disorders». R.L.Watts, W.C.Koller (Eds). - NY: McGraw-Hill, 1997. - P 451–460.

51. Wenning G.K., Ben Shlomo Y, Magalhaes S.E. et al. Clinical features and natural history of multiple system atrophy. An analysis of 100 cases // Brain. - 1994. - Vol. 117. - P. 835–845.

 

Нейроинфекционные заболевания

 

К этой группе когнитивных расстройств относятся нарушения, возникающие при инфекционных поражениях головного мозга и проявляющиеся различными синдромами — от легких и умеренных когнитивных расстройств до деменции различной степени выраженности и грубых расстройств поведения. Непосредственной причиной развития когнитивных нарушений при нейроинфекциях являются вирусные и бактериальные энцефалиты, менингоэнцефалиты и другие воспалительные поражения нервной системы. Большое значение имеют и соматогенные факторы, связанные с органическими изменениями в разных органах и системах с развитием вторичного повреждения головного мозга токсического, обменного, сосудистого и иного характера.

 

ВИЧ-инфекция

Инфекция, вызванная вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ, англ.: HIV — human immunodeficiency virus), относится к семейству ретровирусов. Эта инфекция обусловливает развитие синдрома приобретенного иммунодефицита — СПИДа. Патологические состояния, связанные с ВИЧ-инфекцией, характеризуются широким полиморфизмом клинических проявлений. ВИЧ-инфекция и СПИД не являются идентичными понятиями, так как иммунодефицитное состояние может отсутствовать в течение значительного периода развития патологического процесса. Более полным обозначением данного заболевания представляется ВИЧ-инфекция, поскольку этот термин отражает все этапы инфекционного процесса от инфицирования до развития тяжелого поражения иммунной системы [8, 9, 10, 12–14]. ВИЧ-инфекцию как возможную причину заболевания необходимо иметь в виду при проведении обследования у пациентов с когнитивными нарушениями, особенно в возрасте моложе 50 лет.

Эпидемиология. Хотя патоморфологические исследования показывают, что поражение нервной системы выявляется у 90 % больных СПИДом, клинически неврологические осложнения (в том числе и КР) отмечаются у 50–70 % больных, могут быть на всех стадиях ВИЧ-инфекции, причем в 10 % случаев эти расстройства являются первыми клиническими симптомами заболевания. Частота встречаемости деменции, по разным данным, составляет около 10 %. До внедрения в клиническую практику антиретровирусной терапии эта цифра была выше почти в 2 раза. Спектр неврологических осложнений ВИЧ-инфекции очень широк и отражает вовлечение практически всех отделов нервной системы [6, 9, 13, 27].

Патогенез и патоморфология. Подобно другим возбудителям медленных инфекций ВИЧ может длительное время находиться в организме человека не вызывая симптомов заболевания. В фазе сероконверсии, т. е. при появлении антител к ВИЧ, вирус проникает через гематоэнцефалический барьер, что приводит к поражению различных структур ЦНС.

Неврологические осложнения условно подразделяют на первичные, непосредственно вызванные ВИЧ (острый и хронический менингит, менингоэнцефалит, подострый энцефалит, васкулярный СПИД, миелопатия, поражение периферической нервной системы и мышц), а также вторичные, связанные с дополнительными факторами (оппортунистическими инфекциями, опухолями, алиментарными, дисметаболическими, цереброваскулярными расстройствами). Возможны и комбинированные поражения вследствие непосредственного воздействия вируса в сочетании с одним или несколькими перечисленными выше вторичными факторами. Кроме того, патогенетическое значение имеют наркомания, алкоголизм, психогенные факторы.

При воздействии ВИЧ в большей степени поражаются белое вещество, клетки олигодендроглии и астроциты. Считается, что нейроны страдают в меньшей степени. Однако многие авторы предполагают, что некоторые вирусные белки (например, gp l20) при связывании с нейронами могут нарушать функционирование ионных каналов или же влиять на нейромедиаторные процессы, приводя к гибели нейронов. Рассматривается и возможность развития апоптоза нервных клеток [9, 19, 20, 25].

При. ВИЧ-энцефалопатии патоморфологически выявляются диффузные изменения белого вещества, многоядерные гигантские клетки в коре большого мозга и белом веществе, глиоз, уменьшение числа нейронов, периваскулярная инфильтрация лимфоцитами. При нейровизуализации (КТ и МРТ) головного мозга, как правило, выявляются диффузная атрофия мозгового вещества, диффузные или мультифокальные изменения белого вещества, не оказывающие масс-эффекта и не накапливающие контраст, либо мелкие асимметричные очаги в белом веществе и базальных ганглиях. Многие авторы характеризуют ВИЧ-ассоциированную деменцию как прогрессирующую дизиммунную мультифокальную лейкоэнцефалопатию с множественными очагами демиелинизации в белом веществе мозга, особенно в теменной-затылочной области и стволе [9, 34].

Клиника. Основными формами первичного поражения нервной системы, в рамках которых развиваются КР, являются: острый энцефалит (менингоэнцефалит), энцефалопатия и подострый энцефалит (комплекс СПИД-деменция), а также васкулярный СПИД с развитием церебральных инсультов.

Острый менингоэнцефалит встречается относительно редко (5-10 % случаев) и развивается, как правило, на ранней фазе ВИЧ-инфекции. В клинической картине в том числе могут отмечаться КР, как недементные (ЛКР и УКР), так и (в тяжелых случаях) достигающие степени выраженности деменции. Прогноз при этом состоянии благоприятный, восстановление функций чаще всего полное, в течение 2–4 нед.

Васкулярный СПИД относится к достаточно редким и наименее изученным проявлениям ВИЧ-инфекции. При поражении церебральных сосудов чаще всего отмечаются инфаркты мозга, реже — геморрагические инсульты. Клиническая картина, в том числе характер КР, в этих случаях обусловлена локализацией инсульта. В основе васкулярного СПИДа может лежать развитие первичного церебрального васкулита с волнообразным течением и клинической картиной, сходной с таковой при дисциркуляторной энцефалопатии. В этом случае развиваются различные по степени выраженности (от недементных до деменции) КР подкорково-лобного характера. Значительную роль в развитии сосудистых осложнений ВИЧ-инфекции играют также вторичные васкулиты при оппортунистических инфекциях. Острое нарушение мозгового кровообращения может являться первым неврологическим осложнением ВИЧ-инфекции, поэтому важно учитывать ВИЧ в качестве возможного этиологического фактора мозгового инсульта у пациентов молодого возраста [9, 10, 12, 17, 20].

Наиболее частым неврологическим осложнением ВИЧ-инфекции является ВИЧ-энцефалопатия (подострый ВИЧ-энцефалит). В терминальной стадии она выявляется почти у половины больных. Это состояние, как правило, развивается на фоне выраженной иммуносупрессии и системных проявлений заболевания (похудание, лимфаденопатия, алопеция). Однако необходимо отметить тот факт, что у 3–5% больных ВИЧ-энцефалопатия может являться начальным или даже единственным проявлением СПИДа. Симптоматика начинается исподволь, и проявления ее достаточно неспецифичны. Отмечаются быстрая утомляемость, головная боль, потеря интереса к работе, эмоциональная лабильность или депрессия, нарушения сна, снижение памяти, затруднение концентрации внимания, общая замедленность мышления. Выраженность когнитивных нарушений может соответствовать ЛКР или УКР. Пациенты со временем становятся апатичными и безразличными к окружающим, неадекватно оценивают свое состояние. Примерно у половины больных отмечаются двигательные нарушения: акинетико-ригидный синдром, постуральная неустойчивость и нарушения походки, пирамидная недостаточность, мозжечковая атаксия, реже — глазодвигательные нарушения. Постепенно развивается деменция, имеющая преимущественно подкорково-лобный характер (СПИД-деменция) [9, 10, 17, 20, 27].

КР при ВИЧ-энцефалопатии, главным образом, характеризуются нарушениями нейродинамической составляющей когнитивных процессов и регуляции произвольной деятельности. Отмечается нарушение временных параметров когнитивной деятельности — увеличивается время реакции на внешние стимулы, развивается общая замедленность всех когнитивных процессов. Снижается способность в течение необходимого времени поддерживать нужную для работы концентрацию внимания, быстрая истощаемость, нарушения оперативной памяти. Нарушения программирования и контроля произвольной деятельности проявляются импульсивностью, повышенной отвлекаемостью, трудностями удержания программы. Для диагностики данных расстройств целесообразно использовать нейропсихологические тесты на внимание, беглость речи (например, тест «Символы и цифры», тест вербальных ассоциаций и др.), а также тесты на выявление симптомов лобной дисфункции (в том числе Батарею тестов для оценки лобной дисфункции — БТЛД) [см. Приложение 6]. Кроме того, целесообразно использовать Краткую шкалу оценки психического статуса в качестве скрининговой методики для диагностики КР (см. Приложение 5).

Примерно у половины больных развиваются двигательные нарушения: акинетико-ригидный синдром, постуральные нарушения, пирамидная недостаточность, мозжечковая атаксия, реже — глазодвигательные расстройства. Состояние неуклонно прогрессирует. На стадии деменции продолжительность жизни в среднем составляет от 6 до 12 мес., при проведении антиретровирусной терапии она несколько больше [9, 10, 12, 17, 27].

При прогрессировании иммунодефицита у пациентов с ВИЧ повышается восприимчивость к бактериальным, грибковым, вирусным и паразитарным инфекциям. В структуре оппортунистических инфекций, поражающих ЦНС, первое место отводится цитомегаловирусной инфекции (35,7 %), второе — туберкулезу (31 % случаев), третье — токсоплазмозу (28,5 %). Причинами КР могут быть различные энцефалиты и менингоэнцефалиты, развивающиеся не только как самостоятельные проявления вышеописанных оппортунистических инфекций, но и в результате их сочетания с первичной ВИЧ-энцефалопатией.

Частой причиной развития КР и очаговой неврологической симптоматики у больных СПИДом является локализованный или диффузный токсоплазменный энцефалит. При локализованных формах симптоматика обусловлена локализацией очага поражения головного мозга. Очаговые симптомы различной локализации, а также психические нарушения, эпилептические припадки возникают на фоне головной боли, лихорадки, угнетения сознания. При КТ и МРТ обнаруживаются множественные поверхностно расположенные очаги с масс-эффектом, накапливающие контрастное вещество по периферии.

У многих больных развивается острый или подострый менингоэнцефалит на фоне цитомегаловирусной инфекции, который проявляется спутанностью сознания, эпилептическими припадками, иногда галлюцинациями и психозом, нарастающими в течение нескольких недель. Возможны как мультифокальное поражение, так и относительно изолированное поражение мозгового ствола, а также краниальная невропатия. При хроническом течении это состояние проявляется прогрессирующей деменцией, имеющей преимущественно подкорково-лобный характер. В этом случае заболевание клинически чрезвычайно сложно дифференцировать с ВИЧ-энцефалопатией. Возможно сочетание ВИЧ-энцефалопатии с цитомегаловирусным энцефалитом [8, 9, 12, 17].

Прогрессирующая мулътифокальная лейкоэнцефалопатия описывается в качестве самостоятельной медленной вирусной инфекции, которая вызывается паповавирусами (JC-вирус) и возникает на фоне различных иммунодефицитных состояний, однако во многих случаях развивается на фоне нарушений иммунитета при ВИЧ-инфекции. Демиелинизирующие очаги локализуются в белом веществе полушарий, стволе мозга, мозжечке. Помимо очаговых неврологических расстройств (псевдобульбарного синдрома, парезов, атаксии, гемианопсии или полной слепоты, эпилептических припадков) она проявляется прогрессирующей деменцией. Деменция в целом не имеет каких-либо специфических характеристик. При ней, как и при многих других нейроинфекционных и демиелинизирующих заболеваниях, как правило, на первый план выступают симптомы подкорково-лобной дисфункции. Деменция встречается у большинства пациентов с прогрессирующей мультифокальной лейкоэнцефалопатией и характеризуется неуклонно прогрессирующим течением с присоединением выраженных нарушений различных когнитивных функций (памяти, праксиса, гнозиса, речи и др.). Терапия неэффективна, и летальный исход наступает, как правило, в течение 1 года [9, 10, 28, 34].

Криптококковый менингоэнцефалит встречается у 10 % больных на фоне выраженного иммунодефицита. Начало, как правило, острое или подострое, с менингеального симптомокомплекса. Возможно угнетение сознания. Очаговые симптомы, эпилептические припадки присутствуют у части пациентов. КР могут варьировать по выраженности от недементных форм до деменции, характер которой существенно не отличается от таковой при ВИЧ-энцефалопатии. При МРТ нередко выявляются гидроцефалия, расширение периваскулярных пространств и криптококкомы — гиперинтенсивные в Т2-режиме очаги, обычно в области базальных ядер, таламуса, среднего мозга, мозжечка, не накапливающие контраст. При поздней диагностике летальный исход наступает в 20 % случаев [9, 17, 20].

Туберкулез может быть причиной менингита, абсцесса мозга или туберкуломы у больных СПИДом. В последних двух случаях заболевание также нередко сопровождается прогрессирующими КР.

Этиологическим фактором энцефалита, сопровождающегося в том числе клиникой КР, могут быть такжевирусы простого и опоясывающего герпеса, нередко в сочетании с цитомегаловирусом.

Из онкологических заболеваний, поражающих ЦНС, наиболее часто встречаются первичные лимфомы, которые, как правило, развиваются на фоне глубокой иммуносупрессии. Лимфома по течению и клинической картине может напоминать токсоплазменный энцефалит, но протекать без повышения температуры тела. Течение заболевания неуклонно прогрессирующее, клиническая картина зависит от локализации очага поражения (единичного или, что встречается чаще, множественных) и нередко сопровождается картиной прогрессирующих КР вплоть до развития тяжелой деменции. Прогноз в данном случае неблагоприятный [9, 14, 17, 20]

Другие нервно-психические расстройства. У более чем половины больных с ВИЧ-инфекцией наблюдаются так называемые неврологические синдромы смешанного генеза, к которым относятся неврологические и психические нарушения, ассоциированные с ВИЧ-инфекцией, но развивающиеся при обязательном участии других патогенетических факторов, кроме собственно ВИЧ, оппортунистических инфекций и злокачественных опухолей.

Среди них — астенический синдром, синдром вегетативной дистонии, реактивные невротические и психические нарушения. Описаны случаи тревоги и депрессии, сложные психопатологические синдромы. Невротический тип реакции на болезнь проявляется неврастенической, обсессивно-фобической или конверсивной симптоматикой. Также к неврологическим синдромам смешанного генеза относится энцефалопатия, если этиологическими факторами (помимо ВИЧ-инфекции) является наркомания, алкоголизм, последствия ЧМТ, токсическое воздействие лекарственных средств и заболевания нервной системы, перенесенные до инфицирования. В патогенезе нарушений мозгового кровообращения также могут играть роль такие дополнительные факторы, как артериальная гипертензия, нарушения сердечного ритма, врожденные аномалии сосудистого русла и другие заболевания сердечно-сосудистой системы [9].

Лечение. Лечение КР при ВИЧ-инфекции заключается в терапии основного заболевания, которая, на данный момент, представляет собой сложную, многоплановую и до конца не решенную проблему. При естественном течении заболевания средняя продолжительность жизни больных составляет примерно 11 лет. Применение антиретровирусной терапии (ингибиторы обратной транскриптазы и ингибиторы протеазы) позволяет продлить эти сроки. Основные задачи терапии: подавление репликативной активности ВИЧ, восстановление порогового содержания СD4-лимфоцитов, уменьшение вирусной нагрузки, купирование СПИД-ассоциированных заболевании. Необходимо отметить, что внедрение в клиническую практику антиретровирусных препаратов позволило в значительной степени снизить частоту встречаемости деменции у больных СПИДом и увеличить среднюю продолжительность жизни пациентов с деменцией. В некоторых случаях удается добиться стабилизации или даже улучшения состояния больных. Также предпринимаются попытки дополнительного (помимо антиретровирусной терапии) назначения пациентам со СПИД-деменцией мемантина. Кроме того, для лечения заболевания используют средства, повышающие иммунитет. Чрезвычайно важными являются своевременная диагностика и раннее начало лечения оппортунистических инфекций, многие из которых представляют собой потенциально курабельные состояния при адекватном лечении.

 

Нейросифилис

Эпидемиология. Поражение нервной системы при сифилисе чаще всего возникает в период от 3 до 18 мес. с момента заражения и в большинстве случаев протекает в виде асимптомного менингита. Эта форма нейросифилиса встречается в 13 % случаев первичного сифилиса и в 25–40 % случаев вторичного сифилиса, характеризуется склонностью к хроническому течению и может длиться в течение 10–15 лет и более. Ранняя диагностика и адекватное лечение асимптомного менингита предупреждает развитие других клинически манифестных форм нейросифилиса. Основные клинически манифестные формы нейросифилиса: сифилитический менингит, менинговаскулярный сифилис (МВС), паренхиматозный нейросифилис (прогрессирующий паралич (ПП), спинная сухотка, табопаралич, атрофия зрительного нерва) и гуммозный нейросифилис. До открытия антибиотиков эти формы встречались у 6,5 % больных сифилисом. Среди них преобладали ПП и спинная сухотка. До 1940-х годов сифилис был одной из самых частых причин заболеваний нервной системы. После внедрения пенициллина распространенность нейросифилиса резко уменьшилась. Однако в последние 20–30 лет отмечался рост заболеваемости сифилисом во всем мире, в том числе и в России. Соответственно этому увеличивается и число случаев нейросифилиса. В настоящее время неврологам приходится встречаться с разными формами нейросифилиса, которые, как ранее казалось, полностью исчезли из практики. Это связано с поздней обращаемостью больных к врачу, широкой распространенностью бесконтрольного неквалифицированного лечения, частой ассоциацией сифилиса и ВИЧ-инфекции. Все это приводит как к увеличению числа случаев заболеваемости нейросифилисом, так и к появлению поздних форм заболевания, в том числе с выраженными когнитивными и другими нервно-психическими расстройствами. В настоящее время среди клинически манифестных форм большинство случаев приходится на МВС, реже встречается ПП. Именно при этих формах заболевания в клинической картине весьма характерно присутствие КР [1, 11, 16, 33].

Патогенез и патоморфология. При сифилитическом менингите происходит асептическое иммуноопосредованное воспаление менингеальных оболочек. Эта форма наиболее характерна для молодых больных нейросифилисом, не получавших адекватной пенициллинотерапии.

При МВС развитие симптоматики связано не только с воспалением менингеальных оболочек, но и с поражением мозговых сосудов. Характерен сифилитический артериит, при этом наиболее часто поражаются мелкие ветви лентикулостриарных артерий. При остром течении наблюдается картина облитерирующего энартериита. Это приводит к образованию мелких инфарктов в области внутренней капсулы и подкорковых ядер, что может проявляться клиникой ишемического инсульта. Но нередко симптомы могут развиваться медленно, в течение нескольких лет, что связано с постепенным нарастанием воспалительных изменений сосудистой стенки (фиброзный панартериит или гуммозный артериит) церебральных артерий среднего и крупного калибра. Возникает МВС, как правило, в период от 6 мес. до 10–12 лет с момента заражения [1, 10, 11, 15, 16, 28, 32, 33].

ПП может развиться через 3-30 лет с момента заражения сифилисом и относится к поздним формам сифилитического поражения нервной системы. При патологоанатомическом исследовании у больных, умерших от ПП определяются признаки хронического лобно-височного энцефалита. Однако изменения обнаруживаются как в паренхиме мозга, так и в мягкой мозговой оболочке и мелких сосудах, преимущественно капиллярах, что является отражением сочетания менинговаскулярного сифилитического поражения и энцефалита. При макроскопическом исследовании в этих случаях отмечаются помутнение (фиброз) мягких мозговых оболочек (картина лептоменингита), выраженная диффузная атрофия коры, уменьшение массы мозга, наружная и особенно внутренняя гидроцефалия и мелкая зернистость на эпендиме желудочков (эпендимит). Микроскопически наблюдается картина хронического менингоэнцефалита с инфильтрацией периваскулярных пространств лимфоидными и плазматическими клетками, гиперплазией микроглии, выраженными дистрофическими изменениями нейронов. При нейровизуализации (КТ и МРТ) больных паренхиматозным нейросифилисом обнаруживают атрофию лобных и теменных долей, расширение желудочков головного мозга, множественные мелкие очаги инфарктов в полушариях и мозговом стволе. Таким образом, ПП рассматривается как хронический прогрессирующий сифилитический менингоэнцефалит [10, 11, 33]. Многие авторы считают, что вышеперечисленные формы нейросифилиса (сифилитический менингит, МВС, ПП) являются последовательными стадиями развития единого патологического процесса с вовлечением все новых структур нервной системы на каждом следующем этапе.

Клиника. Как при МВС, так и при ПП на первый план выступают когнитивные нарушения, соответствующие поражению лобно-височных отделов головного мозга, которые по своей выраженности могут соответствовать синдрому УКР, но наиболее часто достигают выраженности деменции, нередко в сочетании с психозами. Важной клинической особенностью МВС является то, что при этом состоянии уже за несколько недель или месяцев до развития сифилитического ишемического инсульта могут отмечаться изменения личности и поведения, а также недементные КР. Это подтверждает важность своевременной диагностики КР у этих больных.

Основными нейропсихологическими характеристиками МВС и ПП чаще всего являются нарушения регуляции произвольной деятельности, нарушения пространственного и других видов праксиса и гнозиса и нарушения памяти. Отмечаются поведенческие изменения: апатия, аспонтанность, эмоциональное безразличие, импульсивность, расторможенность, снижение чувства дистанции, расторможенность примитивных влечений, некритичность к своему состоянию. Возможно развитие острых нервно-психических расстройств — эпизодов дезориентации, двигательного возбуждения, эйфории, бреда величия и др. Важной клинической особенностью ПП является то, что КР при этой форме нейросифилиса начинаются исподволь, с незначительного изменения когнитивных функций лобного характера (ЛКР или УКР), раздражительности, невозможности сосредоточиться и других вышеперечисленных изменений в эмоционально-личностной сфере. В случае развития ишемического инсульта как частого осложнения МВС клиническая картина, в том числе КР, дополнительно определяется локализацией очага. В случае множественного поражения церебральных сосудов клиническая картина с развитием различных по выраженности КР лобно-подкоркового характера может в значительной степени соответствовать таковой при хронической сосудистой мозговой недостаточности. Возникновение ишемического инсульта у молодых больных всегда требует исключения нейросифилиса как причины его возникновения.

Для диагностики КР при нейросифилисе целесообразно использовать нейропсихологические тесты на выявление симптомов лобной дисфункции (например, Батарею тестов для оценки лобной дисфункции), а также Краткую шкалу оценки психического статуса в качестве скрининговой методики для диагностики КР (см. Приложение 5, 6).

На начальных стадиях ПП когнитивные расстройства могут быть единственным клиническим признаком заболевания. По мере прогрессирования заболевание приобретает более сложную и тяжелую клиническую картину. Прогрессирующая деменция и психические нарушения могут имитировать различные психические и неврологические заболевания (шизофрению, маниакально-депрессивный психоз, хронический алкоголизм, цереброваскулярные заболевания, болезнь Крейтцфельдта-Якоба, опухоли лобной локализации), что в значительной степени затрудняет диагностику заболевания. Наряду с развивающейся деменцией и психотическими расстройствами для ПП характерны развитие дизартрии, интенционного тремора, оживления сухожильных рефлексов, возможно развитие эпилептических припадков. У многих больных выявляется синдром Аргайла Робертсона. Для развернутых стадий ПП характерно развитие двигательных нарушений по типу апраксии ходьбы, тазовых расстройств, в финале происходит тотальный распад психической деятельности [1, 10, И, 15, 16, 33]. КР могут отмечаться также в клинике гуммозного нейросифилиса. Однако это форма поражения ЦНС встречается редко. Гуммы головного мозга представляют собой округлые образования различных размеров, клинически проявляющиеся как объемный процесс ЦНС. Клиника КР в данном случае соответствует картине КР при опухолях головного мозга.

Лечение. Лечение КР при нейросифилисе заключается в терапии основного заболевания. Применяется натриевая соль бензилпенициллина 12–24 млн ЕД внутривенно на протяжении 14 дней. В случае непереносимости пенициллина применяется цефтриаксон [1, 10]. При МВС как правило, в значительном проценте случаев удается добиться положительных результатов, в том числе в виде регресса КР. Распространено мнение, что КР при ПП плохо поддаются лечению, так как в значительной степени обусловлены дегенеративными изменениями. Однако положительный эффект пенициллинотерапии при начальных стадиях ПП (в первые месяцы после развития симптоматики) может проявляться отчетливым регрессом нервно-психических расстройств. Эффективность терапии в данном случае непосредственно связана с длительностью спирохетозного поражения вещества мозга, а также с обширностью этого поражения [1] Таким образом, своевременное начало этиотропного лечения чрезвычайно важно для достижения регресса когнитивных и психических нарушений при нейросифилисе.

Для коррекции поведенческих, эмоциональных, психотических нарушений у пациентов с нейросифилисом с симптоматической целью могут дополнительно использоваться различные препараты, в том числе транквилизаторы, антидепрессанты и нейролептики.

 

Менингоэнцефалиты

Картина КР (от легких и умеренных до деменции различной степени выраженности) может наблюдаться при различных острых и подострых менингоэнцефалитах бактериальной, вирусной, грибковой и паразитарной этиологии (токсоплазмоз, цистицеркоз, эхинококкоз, нейроборрелиоз, криптококкоз, вирусы герпеса, гриппа и др.) [10, 18].

Герпетический энцефалит (ГЭ)  — один из самых распространенных и тяжелых энцефалитов, возбудителями которого являются вирусы простого герпеса типа 1 (ВПГ-1) и значительно реже типа 2.

Причиной развития ГЭ у взрослых и детей старше 6 мес. чаще всего является ВПГ-1. ВПГ-1 распространяется респираторным или контактным (через слюну) путем и широко циркулирует во всех возрастных группах. Специфические антитела к этому вирусу обнаруживаются у 90 % взрослого населения.

Частота встречаемости ГЭ составляет 2–2,5 случая на 1 млн населения в год.

Патогенез и патоморфология. Вирус может проникать в ЦНС двумя путями — гематогенным и невральным. Также существует два механизма развития ГЭ — первичное инфицирование (как правило, у детей и лиц молодого возраста) и реактивация латентной, дремлющей инфекции. Поскольку для вируса характерно распространение из тригеминальных ганглиев и обонятельных луковиц на менингеальные оболочки передней и средней черепной ямок, в первую очередь инфицируются расположенные в этой области церебральные структуры. Именно поэтому для ВПГ характерно преимущественное поражение передних отделов головного мозга [4]. Причина реактивации вируса, который у большинства лиц может длительное время сохраняться в латентном состоянии в ганглиях черепных нервов, причем не в виде относительно безобидного рецидивирующего лабиального герпеса (как происходит у 20–40 % инфицированных лиц), а с трансформацией в ГЭ, окончательно неизвестна. Из-за характерных патоморфологических изменений с образованием некрозов на фоне воспалительных изменений мозговой ткани ГЭ нередко называют «некротическим». Однако с началом широкого применения в терапии ГЭ ацикловира этот термин как синоним ГЭ практически утратил свое значение. Наиболее типично поражение лобно-височных отделов, лимбических структур, островка и др. [4, 10, 22, 23].

Клиника. Клиника ГЭ в типичных случаях достаточно характерна: острое гриппоподобное начало с лихорадкой, респираторным синдромом, головной болью. Через 1–3 дня присоединяются неврологические и психопатологические нарушения. Часто наблюдаются различной глубины парезы, преимущественно спастического характера, и другие очаговые неврологические симптомы, нередко возникают эпилептические приступы. Возможно возникновение нервно-психических расстройств разной тяжести — от трудностей восприятия окружающей обстановки и неполной ориентировки до выраженных нарушений сознания — сопора и комы. В этом периоде отмечается развитие делириозных расстройств, проявляющихся эпизодами психомоторного возбуждения с элементарными зрительными галлюцинациями, аффектом страха. Развитие коматозного состояния при ГЭ сопровождается высокой летальностью (70–80 %) и тяжелейшими нарушениями со стороны ЦНС у выживших больных. У выживших после длительной комы пациентов в последующем могут развиваться апаллический синдром и синдром акинетического мутизма. Следующий за этим этап восстановления психических функций занимает от 2 до 24 мес. и более. При этом может обнаруживаться синдром Клювера-Бьюси, характеризующийся грубыми гностическими расстройствами (невозможностью оптически или тактильно опознать предметы), склонностью брать все предметы (даже опасные) в рот, отвлечением внимания любым раздражителем, гиперсексуальностью, исчезновением чувства страха и стыда, деменцией.

Нейропсихологические нарушения характеризуются признаками поражения лобно-височных и (реже) теменных долей в виде первичных нарушений памяти с наличием выраженных нарушений запоминания, не устраняемых организацией процесса запоминания и воспроизведения, афазий (сенсорной, акустико-мнестической, моторной), агнозий, акалькулии, различных вариантов апраксии, а также нарушениями нейродинамической составляющей когнитивной деятельности. Расстройства психической сферы при ГЭ также могут проявляться негативизмом, апатией, беспричинно возникающими приступами ярости и агрессии, галлюцинациями различных модальностей, шизофреноподобными состояниями, возможно развитие синдрома Корсакова [2, 4, 10, 22, 23].

Для острого периода характерны наличие лимфоцитарного плеоцитоза в ЦСЖ (от десятка до сотен клеток в 1 мкл), непостоянное повышение уровня белка при нормальном содержании глюкозы. При KT головного мозга возможно выявление зон пониженной плотности, как правило, в передних (лобных, височных) и переднемедиальных отделах полушарий. Через 1–1,5 мес. от начала заболевания может выявляться формирование кисты на месте некроза в виде более четких границ очага при нейровизуализации и пониженной плотности его центральной части. При МРТ очаги (гипоинтенсивные в режиме Т1 и гиперинтенсивные в Т2-режиме) выявляются в более ранние сроки, могут отмечаться изменения белого вещества. Также применяются вирусологические исследования ЦСЖ, серологические исследования сыворотки крови и ЦСЖ (иммуноферментный анализ), молекулярно-биологические методы (полимеразно-цепная реакция — ПЦР).

Лечение. Специфическая терапия нервно-психических нарушений при ГЭ не проводится, коррекция этих нарушений определяется терапией основного заболевания. Лечение ГЭ комплексное, его основой являются раннее назначение этиотропной терапии ацикловиром (желательно с первых часов поступления в стационар), борьба с отеком мозга, лечение эпилептических припадков, нормализация сердечно-сосудистой деятельности и дыхания, предупреждение бактериальных осложнений и др. Важное значение имеет ранняя реабилитационная терапия. Прогноз заболевания в большой мере определяется лечением. При отсутствии адекватной терапии смертность больных может достигать 50–90 %, применение ацикловира снизило эти цифры до 19–30 %. После же активного лечения прогноз может быть благоприятным — почти полностью исчезают признаки когнитивных, психических и неврологических нарушений или имеются незначительно выраженные их проявления. Есть случаи и полного практического выздоровления. В редких случаях (около 5 %) наблюдаются рецидивы заболевания, требующие повторного назначения препарата в более высокой дозе и на более продолжительный срок [2, 4, 10, 22, 23].

Болезнь Лайма (Лайм-боррелиоз, ЛБ)  — инфекционное мультисистемное заболевание, преимущественно поражающее кожу, нервную и сердечнососудистую системы, суставы. Вызывается спирохетой Borrelia burgdorferi и передается человеку при укусе иксодовых клещей.

Эпидемиология. Естественным резервуаром боррелий являются грызуны, олени и ряд других животных, переносчиком — иксодовые клещи. Заболевание широко распространено в средней полосе западного и восточного полушария, имеет сезонный характер с наличием пика в период активности клещей (весна-осень).

Патогенез. В. burgdorferi первоначально размножаются в коже в месте укуса, а спустя несколько дней разносятся кровью по всему организму и попадают в ЦНС. Спустя 1–2 мес. после диссеминации возбудители оседают в различных тканях и органах, чаще всего в сердце, суставах, нервной системе, мышцах и коже. В дальнейшем, как правило, отмечается длительное персистирование боррелий в указанных органах, что обуславливает многообразные клинические проявления заболевания. При этом помимо прямого повреждающего действия спирохет патогенетическое значение имеют аутоиммунные механизмы, васкулит, продукция противовоспалительных цитокинов, стимуляция синтеза оксида азота [5, 10, 28, 29].

Клиника. Болезнь состоит из трех стадий, между которыми нет четкого разграничения во времени и симптомах возникновения. После инкубационного периода (от 3 до 32 дней) примерно у половины больных развивается кольцевидная мигрирующая эритема, которая является надежным, но, к сожалению, не постоянным клиническим маркером заболевания. Эритема обычно наблюдается в течение 3–4 нед. Нередко отмечается региональная лимфаденопатия. В этот период возможны недомогание, лихорадка, головная боль, боль в горле или животе, миалгии, артралгии, ригидность мышц шеи (без изменений в ЦСЖ). На фоне диссеминации возбудителя эти симптомы могут нарастать, возможно появление множественных вторичных эритем и генерализованной лимфаденопатии.

Неврологические нарушения выявляются не менее чем у 50 % больных и отмечаются на II (спустя несколько недель или месяцев после укуса клеща) и III (через месяцы или годы) стадии заболевания. Спектр поражения центральной и периферической нервной системы очень широк. К моменту их появления мигрирующая эритема, лихорадка, лимфаденопатия обычно подвергаются регрессу. Нередко неврологическая симптоматика может быть первым проявлением заболевания и возникать без предшествующей мигрирующей эритемы и достоверных указаний на укус клеща.

Для II стадии лайм-боррелиоза характерно наличие триады симптомов: серозный менингит, краниальная невропатия (чаще страдает лицевой нерв), множественная болезненная радикулопатия (менингорадикулопатия). Возможно поражение отдельных сплетений или нервов. Асимметричные парезы в верхних или нижних конечностях, как правило, регрессируют в течение 2–3 мес., иногда восстановление длится дольше или бывает неполным. Поражение ЦНС на этой стадии может характеризоваться развитием острого или подострого энцефалита, проявляющегося в том числе KP различной степени выраженности (от JIKP до деменции). При этом часто отмечается множественное поражение белого вещества, что подтверждается данными нейровизуализации. Иногда встречаются инфаркты в коре головного мозга, стволе и базальных ганглиях. В ЦСЖ характерны наличие лимфоцитарного плеоцитоза и увеличение содержания белка [5, 28].

KP при ЛБ не отличаются какими-либо специфическими признаками и, как правило, характеризуются проявлениями подкорково-лобной дисфункции в виде нарушений нейродинамической составляющей когнитивных процессов и регуляции произвольной деятельности. Отмечается изменение временных параметров когнитивной деятельности — регистрируется общая замедленность всех когнитивных процессов, увеличивается время реакции на внешние стимулы. Характерны быстрая истощаемость, нарушения оперативной памяти. Нарушения программирования и контроля произвольной деятельности проявляются в виде импульсивности, отвлекаемости, нестабильности удержания программы действий. Также могут отмечаться депрессия, быстрая утомляемость, нарушения сна.

На III стадии болезни неврологические нарушения встречаются реже, но могут отмечаться в рамках хронического прогрессирующего энцефаломиелита. Симптомы начинаются подостро или постепенно и неуклонно прогрессируют, отражая мультифокальное поражение нервной системы. Возможно ступенеобразное течение с обострениями, протекающими по типу ОНМК, и временной стабилизацией. KP при этом носят характер неуклонно прогрессирующей деменции. В случае более мягкого поражения ЦНС в отсутствие выраженных изменений в ЦСЖ, но при наличии в ней антител к возбудителю (энцефалопатии) возможно выявление легких и умеренных KP подкорково-лобного характера. Трудность диагностики данной стадии заболевания состоит в том, что во многих случаях укус клеща, мигрирующая эритема или проявления острой стадии инфекции отсутствуют или остаются незамеченными.

Лечение. Эффективность лечения зависит от своевременности постановки диагноза и начала антибактериальной терапии в адекватных дозах. Чем раньше начато лечение, тем лучше его результат. Начиная со II стадии предпочтительно внутривенное введение антибиотиков, при этом наиболее эффективен пенициллин (20–24 млн ЕД/сут.) и цефалоспорины последнего поколения. Продолжительность курса — от 2–3 нед. (I и II стадия) до 3–4 нед. (III стадия). Неврологическая симптоматика нередко подвергается значительному регрессу на фоне антибактериальной терапии. Во II стадии регресс симптомов отмечается в 85–90 % случаев, однако возможны стойкие резидуальные неврологические нарушения. На III стадии чаще всего на фоне адекватной терапии прекращается прогрессирование заболевания, в 80 % случаев отмечается медленное, как правило, неполное восстановление [10].

 

Редкие нейроинфекционные заболевания с клиникой когнитивных расстройств

Деменция при болезни Крейтцфельдта-Якоба является одной из наиболее редких и злокачественных форм деменции. Заболевание называется именами описавших его исследователей H.G.Creutzfeldt (1920) и A.Jacob (1921). Распространенность составляет примерно 1 случай на 1 млн населения в год.

Патогенез и патоморфология. Губчатый энцефалит (болезнь Крейтцфельдта-Якоба) относится к группе прионных заболеваний и характеризуется быстро прогрессирующей деменцией, двигательными и другими неврологическими расстройствами (нарушениями координации, миоклониями, экстрапирамидными расстройствами, корковой слепотой и др.). К этой группе относятся тяжелые нейродегенеративные заболевания человека и животных, связанные с накоплением в головном мозге аномальной изоформы прионного белка, которую обозначают как PrPSc. PrPSc устойчив к действию протеаз и обладает способностью к спонтанной агрегации с образованием фибриллярных или палочкообразных частиц (прионных палочек). Хотя большинство случаев прионных заболеваний имеют спорадический характер, их традиционно рассматривают как особую форму медленной инфекции, поскольку доказан их трансмиссивный характер. Классически выделяют три формы заболевания: спорадическую, семейную (связана с мутацией гена прионного белка PRNR, картированного на коротком плече 20-й хромосомы) и ятрогенную (при хирургических операциях, введении гормона роста или гонадотропина, полученных из экстракта гипофиза, содержащего прионы). В последние годы описаны случаи болезни Крейтцфельдта-Якоба, связанные с употреблением в пищу инфицированных продуктов, полученных от коров, больных спонгиоформной энцефалопатией (коровьим бешенством) [10, 21, 26].

С патоморфологической точки зрения все прионные заболевания представляют собой энцефалопатии с наличием спонгиоформной дегенерации и значительным уменьшением числа нейронов, выраженным астроцитарным глиозом, амилоидными бляшками и отсутствием воспалительных изменений [7, 10, 18, 30, 24]. Изменения наиболее выражены в коре большого мозга, полосатом теле, таламусе, мозжечке [Kretzschmar Н.А., 1993].

Клиника. В 10 % случаев отмечается острое начало, что дает повод для ошибочного диагноза инсульта, однако чаще заболевание начинается исподволь и стремительно прогрессирует. Иногда дебютным проявлением заболевания бывает делирий. Чаще всего в начале заболевания отмечаются следующие симптомы: головная боль, головокружение, булимия или анорексия, нарушения сна, астения, нелокализованные боли, снижение массы тела. Характерны зрительные расстройства, мозжечковая атаксия. Деменцию при этом заболевании называют «мультифокальной», так как она может начинаться с любых очаговых неврологических или нейропсихологических симптомов, однако чаще КР дебютируют с постепенно нарастающих расстройств нейродинамики когнитивных процессов в виде общей замедленности когнитивной деятельности, нарушений внимания, памяти, а также зрительно-пространственных функций. Могут отмечаться и первичные нарушения памяти, праксиса, гнозиса, речи. Изменения поведения характеризуются апатией, депрессией, эмоциональной лабильностью, некритичностью. Стремительно нарастает тяжесть КР, развивается и прогрессирует деменция, присоединяются мультифокальные корковые миоклонии, мозжечковые, экстрапирамидные и другие неврологические нарушения. У 90 % больных отмечается мультифокальная корковая миоклония, которая обычно сохраняется вплоть до смерти больного, примерно у 2/3 больных отмечается акинетико-ригидный синдром. Терминальная стадия — это глубокое слабоумие. Больные не реагируют на окружающее, не контролируют функции тазовых органов. Болезнь носит злокачественный характер, продолжительность жизни от возникновения первых симптомов, как правило, составляет не более года. Смерть наступает в состоянии комы при явлениях глубокой кахексии, децеребрационной ригидности, часто с судорогами [31].

Для подтверждения диагноза имеют чрезвычайно важное значение характерные изменения на ЭЭГ, которые выявляются у 75–95 % больных: периодические комплексы высокоамплитудных трехфазных или полифазных острых волн (1–2 Гц) на фоне общего замедления и уплощения электрической активности. Также разработан метод индикации изменений в перевиваемых клетках нейроглии под влиянием PrPSc [Завалишин И.А. и др., 1998]. При КТ и МРТ характерно несоответствие выраженности деменции степени церебральной атрофии, возможно выявление гиперинтенсивных зон в Т2-режиме МРТ в проекции базальных ядер или таламуса [10, 26]. Для достоверного диагноза проводится биопсия мозга, однако эта процедура (как и вскрытие пациентов, умерших от данного заболевания) выполняется по специальным правилам.

К настоящему моменту эффективного лечения не существует.

Медленные вирусные инфекции — хронические прогрессирующие неврологические заболевания, связанные с длительным персистированием вирусов. КР могут наблюдаться в клинической картине подострого склерозирующего панэнцефалита, связанного с длительным персистированием в организме вируса кори, встречающегося преимущественно у детей и лиц молодого возраста. Средний инкубационный период между корью и началом энцефалита составляет 6–7 лет. В клинической картине отмечаются неуклонно прогрессирующие КР с выраженными нарушениями праксиса, гнозиса, памяти и других КФ. Также отмечаются миоклонии продолжительностью 1–2 с с вовлечением конечностей и туловищной мускулатуры, эпилептические припадки и другие неврологические симптомы. В сыворотке и ЦСЖ отмечается повышенный титр противокоревых антител, на ЭЭГ — пароксизмальные стереотипные изменения (высокоамлитудные двухфазные, трехфазные или полифазные волны длительностью 2–3 с, повторяющиеся каждые 4-12 секунд). Лечение проводят противовирусными препаратами, интерферонами. Прогноз неблагоприятный. Только у 10 % пациентов продолжительность жизни составляет 5-10 лет, в среднем она составляет 1–3 года, описаны фульминантные формы.

Также картина прогрессирующей деменции может наблюдаться в клинике прогрессирующего краснушного панэнцефалита — редкого заболевания, относящегося к группе медленных вирусных инфекций. Клиника этого заболевания в значительной степени похожа на клинику подострого склерозирующего панэнцефалита [10, 18, 28]. Заболевание, как правило, дебютирует в возрасте 10–12 (иногда позже) лет, преимущественно встречается у мальчиков. Причиной является перенесенная внутриутробно или в раннем детстве краснуха. Патогенез этого заболевания неизвестен. Начальными проявлениями нередко бывают эпилептические припадки, снижение успеваемости в школе, изменение поведения. Достаточно быстро развивается снижение КФ вплоть до быстро прогрессирующей деменции. Также характерны развитие мозжечковой атаксии, пирамидной недостаточности, миоклоний, нарушения зрения. В терминальной стадии отмечается тетрапарез, офтальмоплегия, акинетический мутизм. Изменения на ЭЭГ неспецифичны (диффузное замедление электрической активности). Титр противокраснушных антител в ЦСЖ значительно выше, чем в сыворотке крови. Прогноз неблагоприятный. Эффективное лечение отсутствует. Смерть обычно наступает в течение 2–3 лет от начала заболевания.

Болезнь Уиппла — редкое мультисистемное заболевание с преимущественным поражением тонкой кишки, брыжеечных лимфатических узлов, сердца и нервной системы. Вызывается бакте