«Если», 1996 № 08

Янг Роберт

Брин Дэвид

Силкин Борис

Нивен Ларри

Ениколопов Сергей

Ферре Жан-Мишель

Геворкян Эдуард

«Если», 1996 № 08

 

 

#i_002.jpg

Роберт Янг

САД В ЛЕСУ

ОТПРАВИТЕЛЬ:

Администрация инопланетных культур

Межзвездный штаб

Состери III

АДРЕСАТ:

Верховный арбитр Гхан

Парапсихологический центр

Состери IV

ПРЕДПОСЫЛКИ: Департамент обследования внешних рубежей докладывает, что в звездной группе 206 выявлена культура, достигшая девятой фазы. Культуры девятой фазы базируются на страхе, отличаются нестабильностью и обычно невосприимчивы к воспитательным стимулам извне. (См. «ТЕОРИЯ ТИПОВЫХ ЭВОЛЮЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ», официальное издание Межзвездной библиотеки).

СУТЬ ДЕЛА: Согласно тщательно взвешенному заключению упомянутого Департамента, данная культура составляет угрозу галактической безопасности. Следовательно, единственным логичным решением является ее немедленное уничтожение. Однако, поскольку до сих пор не было известно о культурах выше восьмой фазы, кроме состерианской, подобная процедура беспрецедентна и не может быть проведена без одобрения Верховного арбитра.

ПРОСЬБА: Верховному арбитру необходимо персонально ознакомиться с культурой, о которой идет речь, и передать свое заключение в Администрацию инопланетных культур, с приложением формального одобрения процедуры, если его мнение совпадет с заключением Департамента, или рекомендаций об альтернативных действиях, если не совпадет.

Движение в искривленном четырехмерном пространстве не вызывает ни объективной, ни субъективной деформации времени. Гхану показалось, что перемещение произошло мгновенно; более того, оно действительно было мгновенным.

Расследования из тех, какие предстояли ему, дают результаты, если проводятся без заранее обдуманного плана, и свою опорную базу он выбрал наобум.

И не испытал ни удивления, ни досады, когда материализовался на заснеженном поле. Скорее уж он ощутил, и то мимоходом, легкую радость оттого, что попал в климатическую зону, напоминающую лето на Состери IV.

На фоне синего послеполуденного неба виднелась небольшая кучка строений, и он двинулся через поля в их сторону. Местность не вызывала особого интереса: несколько разрозненных лесных островков да парочка изъеденных эрозией холмов. Потом он натолкнулся на извилистую дорогу — катиться по ней оказалось удобнее, чем напрямую. Разумеется, он мог бы телепортироваться, но в миссиях такого сорта лучше соблюдать осмотрительность, по крайней мере, пока не завершится начальная адаптация к местным условиям.

Группа строений распалась на большое красное здание, белое зданьице поменьше и несколько построек, не поддающихся определению. Тем не менее Гхан обозначил их для себя словами одного из языков, усвоенных перед отправлением: амбар, жилой дом, что-то вроде хлева или курятника и еще…

У него не нашлось понятия, подходящего для скелетообразного сооружения на переднем плане. Какое-то решетчатое переплетение, сплошь увитое колючими вьюнками, поставленное в центре овальных пригорочков и перекрещивающихся дорожек. Сооружение мгновенно привлекло его как удобная база для предстоящей работы. Тот факт, что оно не укрывало от непогоды, не имел значения.

Вкатившись внутрь, он обнаружил там скамейку и небольшой столик. Сел на скамью, а переносной передатчик расположил на столе. Вот и все — его «ставка» готова к действию.

Прежде чем усилить телепатическое поле, он провел беглое обследование ближайших строений. Во всех находились живые существа, но лишь в доме обнаружился интересующий его вид. Впрочем, изучать обитателей дома он тоже не стал — успеется. Первым делом следовало установить, попал ли он в район, где можно охватить достаточное число представителей местного разума, чтобы получить достоверный поперечный срез их культуры.

Он приступил к интенсификации поля. Процесс не требовал чрезмерной затраты сил. Телепат класса Гхана мог усиливать поле почти беспредельно долго без вредных для себя последствий. Но чтобы достичь нужной степени концентрации, следовало принести в жертву все прочие чувства, отключить все внешние раздражители.

Поле расширялось концентрическими волнами. Поначалу разумная жизнь попадалась рассредоточенными вкраплениями, затем все гуще, и наконец он нащупал ее массированное скопление и сфокусировал поле.

Город. Причудливый, многоярусный, перенаселенный. Гхан погрузился в джунгли запутанных мыслительных процессов и сосредоточился на одном индивидууме.

В родном мире состериан и в меньшей степени в разбросанных состерианских колониях телепатия развилась до стадии высокоспециализированного искусства — чтение мыслей сочеталось с анализом и символической интерпретацией, причем все это сразу и мгновенно. Довольно было Гхану сосредоточиться на каком-либо субъекте, чтобы характер этого субъекта предстал перед ним в напряженном драматическом действии.

Первым подопытным оказался мужчина. Доминирующий символ характера — лес. Печальный лес, неухоженный, спутанный, хмурый. Мужчина словно брел по едва обозначенной тропке, поминутно останавливаясь и оборачиваясь через плечо. Это не помогало — он все равно не видел ничего, кроме безучастных стеблей и листьев, однако нисколько не сомневался, что его преследуют.

Тропка вела куда-то, только мужчина не знал, куда. Окружающий лес он ненавидел. Ненавидел шершавые деревья, их листву, алчно пожирающую солнечный свет, — ему самому перепадали лишь жалкие крохи, которых едва хватало, чтобы не потерять дорогу. Хотелось вернуться по собственным следам, но возвращение пугало. Помнилось, что где-то позади есть полянка, полная тепла и солнца. Мечталось найти ее снова, но разве найдешь, если не возвращаться? Оставалось одно — брести, спотыкаясь, вперед, втайне надеясь, что тропка не станет следовать по безжалостной прямой линии, а изогнется широкой дугой и выведет его обратно на ту же полянку, и уж если случится так, если удастся отыскать теплое, безопасное место, напоенное солнцем, надо, клятвенно надо, решительно необходимо остаться там навсегда…

Гхан отключился. Мгновение назад он склонялся к мнению, что Департамент обследования внешних рубежей поспешил с выводами. Совсем непросто было допустить существование культуры девятой фазы иначе, чем теоретически.

Теперь теория подтверждалась на практике.

С непреклонной решимостью Гхан решил попытать счастья еще раз. Однако по какой-то причине сконцентрировать внимание было сложно. Вторгалась некая диссонирующая мысль, нарушая фокусировку. Мысль была странно нечеткой, исходящей от внешнего и довольно близкого источника. Раздраженный, он снизил интенсивность поля до минимума. Мысль зазвучала ясно и просто: Кто ты?

Перед самым входом в его ставку стояла маленькая особь женского пола. Гхан словно увидел ее огромные голубые глаза — и на время лишился способности воспринимать что-либо другое. В состерианском обществе на глаза, как правило, не обращали внимания — функциональный орган, исполняющий свою локальную задачу, и что тут особенного? Само собой разумеется, глаза бывают разных цветов — чаще всего зеленые, подчас желтые, изредка карие. Но голубые — никогда.

И вот он наконец заметил, что удивительные эти глаза — частица белого округлого личика, окаймленного светло-желтыми волосами. Та же мысль прозвучала сызнова, но на сей раз он уловил шевеление губ и услышал сопровождающие шевеление звуки:

— Кто ты?

Меня зовут Гхан, — ответил он телепатически.

— Гхан? Какое смешное имя! Но что ты, Гхан, делаешь в маминой беседке?

Непредвиденный вопрос, возникший из непредвиденной ситуации. Гхан рассердился на самого себя. Он гордился безошибочностью своих решений почти так же, как своей объективностью, — и вот в кои-то веки в чем-то просчитался.

Может быть, «упустил что-то» — более мягкие и более точные слова. В конце концов он впервые знакомится с культурой девятой фазы, и идея, что щит Птсора может в этих условиях и не сработать, никак не укладывалась в сознании.

Но при повторном обдумывании в этом не было ничего невозможного. Щит представляет собой беспрерывный поток негативных волн, бесконечное повторение одного и того же тезиса: «Меня нет». Для того чтобы щит успешно действовал, нужна геоцентрическая культура, где каждый индивидуум искренне верит в то, что ему внушают, а именно — что чуждая жизнь, регистрируемая сетчаткой глаз, в действительности не существует.

Конечно же, геоцентризм составляет неотъемлемую часть культуры девятой фазы. Однако он требует определенной зрелости мышления, и даже в девятой фазе могут встретиться индивидуумы, не овладевшие трансцендентальной логикой в должной мере, чтобы при взгляде на нечто, неприятное отторгнуть его от себя либо подменить зрительный образ и придать таковому более привлекательные черты.

— Знаешь, Гхан, оставаться здесь тебе нельзя, — заявила девочка, продолжая торчать у входа.

Думаешь, твоей маме это не понравится?

— Думаю, что не понравится. А ты сам ей, наверно, совсем не понравишься. Ты так смешно одет! У тебя такие странные волосы! И как это получается, что они растут по бокам головы, а не на макушке?

Гхан взвесил «за» и «против». Маленькая особь, очутившаяся перед ним, не могла быть помехой проводимому им обследованию — и все же осложняла задачу. Чтобы работа шла с максимальной эффективностью, надлежит каким-то образом отвадить ее от вмешательства в его телепатическое поле. Один из возможных вариантов — сказать ей правду. Это, пожалуй, принесет двойную выгоду: ее любознательность будет удовлетворена, а если она попробует повторить то же самое взрослым, ей, безусловно, не поверят.

— Конечно же, я не такой, как вы, — сказал он, и для большей убедительности сказал вслух: — Я прибыл с другой звезды.

Девочка уставилась на него широко открытыми голубыми глазами и спросила:

— А с какой?

— Она так далеко, что ее отсюда вообще не видно…

Он выждал, внимательно наблюдая за нею, надеясь подметить признаки удивления — не могла же она не восхититься! Но личико оставалось безмятежным, и глаза по-прежнему спокойно разглядывали его своими голубыми глубинами.

— Да не можешь ты быть совсем другим, — высказалась она наконец. — Пускай ты с другой звезды, и у тебя несуразные волосы, и говоришь ты смешно, но внутри ты все равно должен быть похож на людей…

— Не совсем похож, — отозвался Гхан.

— У тебя должно быть сердце, а в голове место, которым ты думаешь, и, кроме того…

— У меня нет сердца. Видишь ли, в моем мире все устроено по-другому, и мы тоже устроены по-другому. Мы…

Слова так и остались непроизнесенными: голубые глаза, и без того вроде бы почти круглые, распахнулись еще шире.

— Ну уж сердце у тебя должно быть!

— Тем не менее у меня его нет. В моем мире…

— У каждого есть сердце!

— Нет…

Он запнулся: голубые глаза продемонстрировали еще одно неожиданное свойство. Их словно затуманило, в уголках появились и набухли влажные капельки. Впервые в жизни Гхан почувствовал замешательство. А девочка вдруг отшатнулась и убежала.

Он наблюдал за ней, пока она не скрылась за углом амбара, и чуть было не подверг ее телепатическому анализу, но передумал. Ведь первоначально он хотел лишь избавиться от нее, и, раз цель достигнута, не все ли равно, произошло это умышленно или случайно. Важно одно — теперь он может продолжить свою миссию без помех.

Да и не подобает Верховному арбитру проявлять праздное любопытство.

Снег вокруг беседки приобрел синеватый сумеречный оттенок. Температура ощутимо снизилась, напомнив Гхану прохладные летние ночи на Состери IV. Случилось нетипичное: ему на миг захотелось очутиться там и, полулежа во дворике своей приречной виллы, любоваться морозными звездами и баловаться заумными философскими категориями.

Однако ностальгия приличествует Верховному арбитру не более, чем праздное любопытство. Раздраженный собственными промашками, он подавил ее и вновь начал наращивать поле. И, как только фокус приобрел четкость, телепортировался.

Суетный уличный каньон, где он материализовался, внушил ему отвращение, но он же был ветераном, посетившим множество миров, и без труда приспособился. Он отступил в темный проем — вне прямого контакта с людьми и экипажами, заполнявшими дно каньона, — и приготовился к новой телепатической пробе.

По улице шел мужчина средних лет. В его походке, да и в выражении красивого, ухоженного лица ощущалась незаурядная уверенность в себе. В ту секунду, когда он поравнялся с проемом, Гхан проник в его мозг.

Символика — человек карабкается на гору по отвесному склону. Взбирается быстро, босиком, отыскивая опоры для ног и выступы для рук в самых немыслимых точках. Лезет все выше и выше, и крутизна склона не в силах поколебать его. Но вот он позволяет себе передышку, бросает взгляд вниз и видит другого, карабкающегося за ним следом. Душу его наполняет неукротимая ненависть. Он озирается в поисках оружия — камня или хотя бы палки, чтобы метнуть в преследователя. Но нет — склон горы совершенно гладкий, и ничего подходящего не найдешь.

Прежде чем возобновить восхождение, человек смотрит вверх. Гора взвивается в небо. Солнце безучастно отражается на ее гладкой, будто отполированной поверхности. И не видно никаких выступов, обещающих новый отдых, — вертикальный обелиск, перпендикулярная вечность.

И тем не менее человек карабкается вверх. Безумно, отчаянно, безнадежно…

Мимо проема прошаркал старик с увядшим лицом. Гхан сделал очередную попытку.

Теперь он спускался по гнилой лестнице в какую-то вонючую яму. (После одного-двух пробных подключений он достиг полной идентификации с субъектом). Под ногами у него суетились какие-то мохнатые твари, слышался их назойливый до непристойности писк. Спускаться ему ничуть не хотелось; мысль о том, что поджидает внизу, наполняла его несказанным ужасом — и тем не менее он продолжал спускаться, спускаться, спускаться; на смену мохнатой мерзости пришли холодные, скользкие твари, и вдруг одна из ступенек провалилась, он пошатнулся и чуть не упал в омерзительную, адскую пропасть…

Прошла женщина. По сравнению с лестницей, теплая просторная комната казалась покойной и безопасной. Но так продолжалось недолго.

Внезапно одну из розовых стен изувечил извилистый шрам, а когда ноги сами понесли к едва различимой двери, темно-красный ковер на полу разверзся трещиной с рваными краями. Трещину каким-то образом удалось обойти, но — новый взгляд в сторону двери, а дверь исчезла…

Вслед за женщиной мимо бодро прошагал молодой человек. Опять восхождение на гору, только гора куда более пологая. Нижние склоны одеты зеленой травой, верхние — лесом, неспешно поднимающимся к синему безоблачному небу. Спину греет утреннее летнее солнце. А еще за спиной — три женщины, и время от времени он прерывает восхождение, чтобы оглянуться на них. У первой — темные волнистые волосы и длинные стройные ноги, но нет лица. Вторая — не то реальность, не то химера. Чаще всего вторая видится невзрачным силуэтом, но подчас силуэт прорисовывается пышным чувственным телом и едва обозначенным милым личиком. Ну а третья — просто смутная тень…

В беседку Гхан вернулся на рассвете и долго сидел на скамье, посматривая сквозь разрывы решетки на небо. Сначала оно было серым, спустя какое-то время смягчилось и порозовело, а затем незаметно обрело блеклую голубизну. Наконец над зубчатой кромкой холмов показались первые солнечные лучи, полыхнули и потекли по полям.

Он услышал голоса, уловил чьи-то нечеткие мысли. Из-за амбара появились три фигуры, направились к беседке. Он узнал девочку, убежавшую от него накануне. С нею шли взрослые — худая бледная женщина и высокий мужчина с двуствольным ружьем.

— Ну вот видите! — воскликнула девочка, замерев у входа. — Теперь вам, хочешь не хочешь, придется поверить…

Взрослые уставились внутрь — на скамью, стол, передатчик (передатчик представлял собой тессеракт, четырехмерный кубик, невидимый для трехмерных особей точно так же, как для двумерных существ невидим обыкновенный куб) и на самого Гхана.

— Что ты, Алисия! — произнесла женщина. — Тут никого нет!

— Нет, есть! Ты что, мама, ослепла? Ты же смотришь прямо на него! Он прилетел с дальней-предальней звезды, и у него нет сердца, и его иногда почти не слышно — он говорит так тихо, и…

— Алисия, хватит! Ты себе это просто вообразила…

— Нет!

Девочка опять заплакала. На изможденном лице женщины отразилось смятение. Гхан на миг проскользнул в ее мозг…

Еще один лес, темный и дремучий, и он вместе с ней бредет по заросшей тропинке. Он, как и женщина, понятия не имеет, куда ведет тропинка, но должна же тропа рано или поздно вывести из леса! Лес не может тянуться вечно. Где-то раньше, давным-давно, была поляна — или сад, уже и не упомнишь, — но раз поляна-сад встретилась хоть однажды, то почему бы не найти заповедное место снова? Этого хочется больше всего на свете. Лес вызывает ненависть, только ненависть — листва болезненно бледна, стебли похожи на змей; лес ненавистен даже днем, а уж тем более после заката, когда ничего не видно: ни дорог, ни безобразно заросших тропинок, которые все равно никуда не ведут; и приходится припадать к земле, ежась в бездонной тени, в кромешной мгле, в неизбывном ночном одиночестве…

Девочка продолжала плакать — женщина взяла ее за руку и увела прочь. Мужчина задержался еще немного, настороженно прижимая ружье локтем. У него было худое обветренное лицо, водянистые серые глаза. Гхан воспользовался случаем заглянуть в его подсознание, впрочем, не ожидая найти — и не найдя — существенных отклонений от уже выявленных стереотипов.

Пожалуй, данный символ оказался даже более унылым, чем все предшествующие. Однообразная безотрадная равнина — ни гор, ни холмов. Мужчина, и Гхан вместе с ним, стоял посреди бескрайнего пустого пространства под бескрайним пустым небом, овеваемый слабым, но зябким ветерком. Смутно вспоминался иной ветер, тот был гораздо теплее, однако это было так давно, что самое ощущение тепла позабылось, да в конце концов и нынешний ветерок не так уж противен, надо лишь привыкнуть к нему…

Постояв, мужчина отшатнулся от беседки и двинулся вслед за женщиной и девочкой. Вот он скрылся за углом амбара, и Гхан вернулся к созерцанию неба. Оно действительно великолепно, и в сознании не укладывалось, что под таким небом может вершиться что-либо низменное и подлое. Цель жизни — Гхан припомнил состерианское кредо — умереть достойно. Под таким небом даже самый бес-культурный дикарь должен бы суметь достичь этого идеала.

Бескультурный, но не полукультурный. Не варвар девятой фазы.

Нельзя говорить о цивилизации, если она насквозь изъязвлена страхом. Нельзя считать людьми тех, кто страшится всего на свете — друг друга, самих себя, непривычных явлений и ситуаций. Страх убивает сочувствие к ближнему, питает ненависть и нищету. Страх — сообщник насилия, убийца душевного мира. В планетарном масштабе опасность подобной цивилизации ужасна, в масштабе галактическом — недопустима.

Продолжать расследование, в сущности, не имело смысла. Гхан потянулся к передатчику. Пальцы-щупальца коснулись микрокнопок активатора.

Да, продолжать вроде бы не было смысла, и все же… Ему никогда не случалось встречать цивилизацию, обреченную на уничтожение. Во всех, какие доводилось изучать, обнаруживался хотя бы один компенсирующий фактор, хотя бы участок здоровой ткани, пригодный для инъекции целительной философии.

Ему никогда не случалось видеть гибель цивилизации, и он с внезапной ясностью осознал, что и не хочет ее видеть и в особенности не хочет играть определяющую роль в гибели этой планеты. А может, здесь все же найдется участок здоровой ткани? Может, стоит попробовать еще раз?

Пальцы сами собой отпрянули от передатчика. Он принялся вновь расширять поле.

Новый суетливый каньон, очень похожий на предыдущий, только сумятица, пожалуй, еще сильнее, но это, возможно, из-за иного времени суток. Отыскать укрытие, пригодное для базирования, было нелегко, но в конце концов он кое-как пристроился в тупичке, куда местные заглядывали не часто.

Два подопытных подряд оказались «альпинистами». В обоих случаях доминирующий мотив был типичным — страх. Третий субъект предъявил символы, повторяющиеся до странности часто, — лес и туманное воспоминание о давнем светлом пятне. Вся разница, что у кого-то пятно напоминало сад, а у кого-то — покрытую травой лужайку.

Затем попались еще три «покорителя вершин». В отчаянии Гхан решил посетить другой район города.

И еще один…

Горы, леса, смутно припоминаемые сады. Страх, ненависть, смятение…

Мимо Гхана прошествовал высокий мужчина благородной наружности. Нечто свеженькое — обширное плато, уставленное массивными статуями.

Гхан ощутил, что движется по плато меж статуй, кланяясь почти Каждой из них, а изредка припадая к подножиям в поцелуе. В отдалении высится огромный обелиск, устремленный в небо, вершина его Полускрыта за пушистыми облаками. Обелиск сияет белизной, он Прекрасен.

Наконец-то, подумал Гхан, прорезалось что-то небезнадежное.

Но вот мужчина ощутил, что на плато он не один. Вокруг ощущались чьи-то потаенные шевеления, а однажды он натолкнулся на другого исповедующего тот же культ. Мужчина без промедления скользнул за соседнюю статую, торопливо прильнул к ее подножию и стал обходить другого широким кругом, кланяясь, падая на колени и лобзая камни. И вздохнул облегченно, едва понял, что обогнал соперника, — а когда поднял взгляд на обелиск, тот оказался так же далек, как и прежде.

Гхан вернулся в беседку. Дело шло к вечеру, над выбеленными полями поднялся ветерок. Небо было все таким же ясным и синим. Он опять потянулся к передатчику, пальцы вновь нащупали крошечный активатор. И остановились снова.

Рядом с передатчиком лежал сложенный, придавленный камушком листок из блокнота. Он не без удивления поднял листок и разглядел, что на наружной его стороне старательно выведено: «Мистеру Гану».

Развернул листок. По краям бумага была окаймлена чередой забавных, усердно повторенных рисунков. По первому впечатлению, это были деформированные кружки — вдавленные вверху, вытянутые книзу. Но каждый кружок был густо замазан красным карандашом, и на каждом, чтобы не оставалось сомнений, было начирикано одно и то же слово: «серце». В центре листка находился такой же кособокий кружок, но гораздо большего размера и не закрашенный. Зато в нем уместилось несколько строк печатными буквами:

«МНЕ ЖАЛКО ШТО У ТЕБЯ НЕТ СЕРЦА. МАМА ГОВОРИТ ШТО ТЫ МОЕ ВООБРАЖЕНИЕ НО Я ЗНАЮ ТЫ ЖИВОЙ И НА САМОМ ДЕЛЕ БУДЕШЬ МОИМ ДРУГОМ?»

Гхан долго сидел в беседке не шевелясь. Февральский ветер, нале-тая со снежных полей, свистел в оголенных розовых кустах и ерошил реснички у него на коже. Листочек из блокнота то и дело вздрагивал в руке, и каждый раз, скашивая глаза вниз, он видел багряные сердца и прихрамывающие бесхитростные слова.

Спустя какое-то время он поднялся и двинулся по мертвым с прошлого года клумбам в сторону построек. Завернул за угол амбара и приблизился к убогому белому домику.

Девочка стояла на крылечке, сердито втолковывая что-то растрепанной кукле, посаженной на перила. Гхана она не видела. Он, в свою очередь, остановился на снегу и подождал, пока она не повернется и не обратит на него внимание. Тогда он скользнул в глубины голубых глаз…

Поляна. И не просто поляна, а сад. Радужные цветники, зеленые дорожки. Молочно-белые фонтаны, переливчатый смех воды. Теплый летний воздух напоен солнечным светом.

Он стал не спеша обходить сад и очутился у синего ручейка, через который был перекинут изящный мостик. Поднялся на мостик, глянул вниз, в чистую незамутненную воду. С белого облака слетела певчая птичка и уселась ему на плечо.

Отсюда, с мостика, был виден и лес. Темный неприветливый лес окружал сад кольцом, подступал к нему вплотную. Казалось, прямо у него на глазах лес надвинулся еще ближе, еще безжалостнее. Певчая птичка вдруг снялась с плеча и улетела…

Девочка с серьезным видом вглядывалась в гостя.

— Хочу поблагодарить тебя за твое письмо, — произнес Гхан. — Очень хорошее письмо.

— Ты пропал. Я не знала, вернешься ли ты сюда, — сказала она.

— Оставила записку на всякий случай. Ты больше не будешь пропадать?

— Не буду, — ответил Гхан. — Если уеду, то ненадолго.

ОТПРАВИТЕЛЬ:

Верховный арбитр Гхан

Полевой лагерь I

Соль III

АДРЕСАТ:

Администрация по инопланетным культурам

Межзвездный штаб

Состери III

ПРЕДПОСЫЛКИ: Любое правительственное учреждение, претендующее на объективность, если оно считает себе вправе уничтожить какую-либо цивилизацию или ее часть, должно заведомо обладать двумя характеристиками: 1) божественной непогрешимостью и 2) всеохватными знаниями. Тщательно взвешенное мнение Верховного арбитра сводится к тому, что действующие состерианские учреждения не располагают ни первым, ни вторым качеством.

Уточняющее, а также взвешенное мнение Верховного арбитра заключается в том, что учреждение, известное как Администрация по инопланетным культурам, склонно к предвзятости и поспешным выводам, следовательно, не заслуживает доверия; что подразделение названной Администрации — Департамент обследования внешних рубежей — неспособно заглянуть даже на микромиллиметр дальше собственного коллективного хобота.

ВЫВОД: Состерианская Федерация — старейшая известная цивилизация Галактики, и тем не менее, при всей своей интеллектуальной зрелости, она, по-видимому, не осознала той истины, что будущее любой разумной расы нельзя экстраполировать, опираясь на анализ ее нынешних представителей; оно зависит от разума тех, кто придет к власти на планете завтра.

Потенциальное будущее планеты Соль III не имеет ничего общего с ее прискорбным настоящим.

Грядущие правители планеты Соль III оценят наши руководящие советы.

ПРОСЬБА: 1. Перевести нынешнего Верховного арбитра в Департамент руководства иными культурами.

2. Назначить его без промедления уполномоченным указанного Департамента на планете Соль III.

АДРЕСАТ:

Гхан, и.о. директора по руководству иными культурами

Попечительский центр I

Соль III

ОТПРАВИТЕЛЬ:

Администрация инопланетных культур

Межзвездный штаб

Состери III

СУТЬ ДЕЛА: Просьба о переводе удовлетворена.

 

Дэвид Брин

КРАСНЫЙ СВЕТ

Мы топали себе к скоплению Геркулеса, никого не трогая, когда капитан сообщил по интеркому, что нас преследуют.

Я как раз читал лекцию по основам имплозивной геометродинамики: растолковывал устройство звездного двигателя юнцам, которые восемь лет назад по корабельному времени, когда мы взошли на борт «Фултона», были несмышлеными младенцами.

— Древняя научная фантастика, — говорил я, — предлагала множество самых невероятных способов превзойти скорость света. Некоторые способы казались теоретически возможными, особенно после того как мы научились воздействовать на пространственно-временной континуум, порождая микроскопические сингулярности. К сожалению, практика частенько расплющивает теорию в лепешку: чтобы воздействовать на континуум в требуемых масштабах, необходимо столкнуть между собой две галактики. Посему мы перемещаемся в пространстве в полном соответствии со старым добрым законом Ньютона — каждое действие предполагает противодействие. Правда, нашим предкам и не снился тот способ, каким…

Изложить принципы физической геометрии мне не удалось.

— Судя по всему, нас преследуют, — разнесся по отсекам голос капитана. — Кроме того, неопознанный звездолет требует, чтобы мы сбросили скорость и дали ему возможность приблизиться.

Как выяснилось, нас пытался перехватить корабль сверхминиатюрных размеров. Весил он меньше микрограмма и двигался по направленному лучу от ближайшей звезды. Этот красный луч, отражавшийся на обзорных экранах, содержал в себе сообщение, смысл которого был предельно ясен: заглушить двигатели и приготовиться к встрече.

Попробуйте представить, как все происходило. Два спиральных рукава, между которыми зияет бездонная пучина; звезды вокруг благодаря допплеровскому эффекту превратились в узкий сверкающий обруч с голубым свечением вдоль наружной кромки и с темно-красным вдоль внутренней. «Фултон», похожий на громадного кита рядом с крошечным кусочком планктона… Когда мы уравняли скорости, наш транспорт, битком набитый людьми и прочими обитателями старушки Земли, очутился бок о бок с чем-то вроде зонтика. Этот зонтик отличался изысканным дизайном и, как не замедлило выясниться, обладал даром речи.

— Спасибо, что выполнили нашу просьбу, — услышали мы, когда компьютеры двух кораблей установили между собой контакт. — С вами говорит представитель межгалактического Корпуса Неукоснительных Прагматиков. Сокращенно — КНП.

Никто из нас слыхом не слыхивал о подобной организации. Однако капитан ответил как ни в чем не бывало:

— Неужели? Чем можем быть полезны?

— Вы нас весьма обяжете, если заглушите свой двигатель.

— Что? Чем он вам не нравится?

— Этот двигатель создает последовательность микросингулярностей, которые заимствует из пространственно-временного континуума, и устроен на принципе квантовой неопределенности. В процессе заимствования сингулярности возникают и самоуничтожаются, что ведет к искажению континуума и порождает волну, которая и перемещает ваш корабль. Поэтому вас не заботят расходы материи и энергии.

Честно говоря, даже я, человек, съевший на сингулярностях собаку, не смог бы сформулировать точнее.

— Ну и что? — вкрадчиво поинтересовался капитан.

— Таким образом, вы путешествуете от одной звездной системы к другой, причем с высокой относительной скоростью.

— Совершенно верно. Это нас вполне устраивает, вот почему звездный двигатель столь популярен.

— В том-то и дело, — отозвался представитель Прагматиков. — Я преследовал вас с одной-единственной целью: попросить, чтобы вы перестали его использовать.

Ну и дела, доложу я вам!

Агент КНП утверждал, что звездный двигатель по сути своей безнравственен и смертельно опасен.

— Существуют иные возможности, — заявил он. — Можно перемещаться по направленному лучу из исходной точки. Как я. Естественно, в этом случае вам придется покинуть свои тела и путешествовать в качестве компьютерных сущностей. На борту моего корабля около миллиона пассажиров в таком состоянии. Если вы согласны, они с удовольствием потеснятся, чтобы освободить место для вашего экипажа.

— Спасибо, не стоит, — пробормотал капитан. — Нас вполне устраивают наши тела. Вдобавок, предложенный вами способ передвижения, по правде сказать, не внушает оптимизма. Он не слишком удобен.

— Зато экологически и космологически безопасен! Тогда как ваш грубо нарушает природу континуума.

Мы навострили уши. Галактический кодекс разрешает колонизировать планеты только тем, кто заботится об экологии. Это продиктовано не столько соображениями морали, сколько стремлением сохранить места обитания для наших внуков и правнуков.

Последняя фраза агента КНП. поставила нас в тупик.

— Что значит «грубо нарушает»? — осведомился я, поняв, что капитану просто нечего сказать. — Мы всего лишь взрываем за кормой небольшие черные дыры и движемся вперед на взрывной волне. С каких это пор вносить нечто в пустоту означает нарушать целостность континуума?

— Подумайте, — посоветовал агент. — Подобным образом вы непрерывно увеличиваете расстояние, отделяющее исходную точку от места-назначения.

— Верно, — согласился я. — Но всего-то чуть-чуть. А одновременно мы идем с большим квазиускорением, которое приближает нас к скорости света.

— Вам, безусловно, так удобно, однако как насчет остальных?

— Кто такие — эти остальные?

— Все прочие обитатели Вселенной! — заявил агент, в голосе которого прозвучало раздражение. — Продвигаясь к цели, вы увеличиваете расстояние между точками А и Б и затрудняете тем самым дорогу тому, кто, возможно, пойдет по вашим стопам.

Я расхохотался.

— Вот именно! Возможно! Понадобятся миллионы кораблей — сотни миллионов, — чтобы произошло заметное расширение континуума. Между прочим, Вселенная и так расширяется…

— И отчего это происходит, по-вашему? — перебил агент.

Я на какое-то время утратил дар речи и тупо уставился на экран.

— Что… — Я сглотнул. — Что вы имеете в виду?

КНП осуществлял благородную миссию. Его агенты сновали по галактикам — тем, что видны с Земли, и многим другим, — побуждая близоруких разумных существ, вроде нас, изменить свои взгляды. Задуматься о будущем. Не портить жизнь грядущим поколениям.

Этим они занимались на протяжении тысячелетий.

— Похоже, к вам не очень-то прислушиваются, верно? — спросил я, кое-как оправившись от изумления.

— К сожалению, да, — мрачно ответил агент. — Вселенная продолжает расширяться. Расстояния между звездами увеличиваются, из-за чего прежние средства передвижения устаревают, а принципы физической геометрии приобретают все большую популярность. Ведь это так удобно! Отказываются в основном древние, умудренные опытом расы. Те, что моложе, как правило, отвергают наши советы.

Я оглядел рубку нашего замечательного корабля, куда набились любопытные — дети, супруги, родственники. Люди в компании с домашними животными, существа из укромного уголка Вселенной, устремившиеся покорять галактики. Судя по словам агента, мы не одиноки в своем стремлении — горячем желании повидать мир. В порыве торговать, колонизировать, покорять. Да просто двигаться!

Выходит, мы — типичные покорители пространств.

— Да, — сочувственно подтвердил я. — Так оно, по всей видимости, обычно и бывает.

Агенты КНП продолжали преследовать наши корабли, взывали к разуму, использовали уговоры и угрозы, убеждая нас остановиться. Однако уговоры не действовали, на голос разума никто не обращал внимания, а угрозы были пустыми, как пространство между звездами.

С тех пор я не раз встречался с агентами КНП. Эти существа поистине вездесущи, весьма настойчивы и крайне редко добиваются успеха. В большинстве случаев их хрупкие, похожие на зонты кораблики попросту не замечают, принимая красный луч на обзорных экранах за очередной выкрутас релятивистского пространства.

Признаться, теперь я смотрю на это немного иначе. Расширение Вселенной, которое мы приписывали Большому Взрыву, в значительной мере вызвано звездными двигателями. Континуум искажается, расстояния увеличиваются, участь грядущих поколений осложняется…

Словом, Вселенная расширяется — каждый год, каждый день, когда кто-либо, озабоченный исключительно собственными нуждами, выходит в космос. В незапамятные времена расстояния были существенно короче, и можно было обойтись иными средствами передвижения. Если бы тогда КНП удалось убедить разумных существ… если бы они проявили хотя бы толику здравомыслия… никаких звездных двигателей не было бы и в помине!

С другой стороны, то же самое наверняка скажут про нас в будущем, когда галактики и отдельные звезды отдалятся друг от друга настолько, что станут едва видны, а между ними проляжет созданная нашими стараниями пустота.

Увы! В молодости, когда тебя переполняет желание поскорее увидеть и испробовать все, что можно, с эмоциями справиться нелегко. Вдобавок, все вокруг одержимы той же страстью. Да чего стоят все наши корабли по сравнению с необъятными просторами Вселенной?! И потом, уж если останавливаться, то всем вместе, а не только нам, правильно?

Как ласково мурлычет двигатель! Как здорово мчаться вдоль звездного обруча на предельно возможной скорости!

Сегодня мы почти не смотрим на обзорные экраны и почти не обращаем внимания на этот назойливый красный свет.

 

Борис Силкин

С ЧЕГО ЖЕ НАЧАЛОСЬ ВСЕ-ВСЕ-ВСЕ

В спорах о том, что лежит «за гранью мира», поразительным прозрением выглядят стихи древнего римлянина Лукреция Кара, родившегося 1900 лет назад:

… Нет никакого конца

ни с одной стороны у Вселенной,

Ибо иначе края

непременно она бы имела…

А ведь это было сказано в эпоху, когда не казались смешными представления о трех слонах и трех черепахах, на которых стоит плоский, как блин, мир!..

Современная наука космология, занимающаяся изучением строения и эволюции Вселенной, добивается куда менее поэтического, зато более конкретного объяснения всего сущего.

К середине нашего века сложилась теория, корни которой заложил в 20-х годах американский астрофизик Эдвин Хаббл (1889–1953 гг.). Согласно ей, Вселенная все время «разбухает», и процесс этот начался миллиарды лет тому назад.

А до Хаббла почти никто не сомневался, что Вселенная постоянна и неизменна; даже великий А. Эйнштейн придерживался примерно такой точки зрения. Но наш соотечественник Александр Фридман (1888–1925 гг.), опираясь на Эйнштейнову же теорию относительности, с формулами в руках доказал: да, Вселенная со временем изменяет свои размеры. Каждая ее точка постоянно «убегает» от каждой другой, подобно тому, как ведут себя пятна на поверхности надуваемого нами воздушного шарика.

Такое расширение предполагает, что плотность вещества, из которого «сделана» Вселенная, постепенно уменьшается. Это можно до некоторой степени сравнить с процессом, который происходит в пороховом газе при выстреле: давление заставляет его занимать все больший и больший объем. Причем в обоих случаях в начале процесса царят очень высокие температуры.

Правда, сходство с пороховым взрывом здесь условное и неполное, оно касается в основном второго этапа этих грандиозных событий. Дело в том, что порох создает разность в давлениях между тем объемом, где взрыв произошел, и окружающей средой. А при Большом взрыве самый его начальный момент такой разницы не знает. Не разность в давлениях здесь держит систему (эта давление вообще можно считать отрицательным), а внутреннее натяжение: система как бы сама себя стягивает воедино.

Подобное неустойчивое равновесие длится… ну, нельзя даже сказать, сколь недолго; ученые называют это время «микропериодом». А вслед за ним уже наступает пресловутая «инфляция» — растягивание Вселенной, ее разлетание во все стороны, идущее и поныне. Тут уж все отталкивается от всего, и «пузырь», в котором мы живем, становится все большим. Такая материя уже обладает положительным давлением и теперь подчиняется Ньютону — его законам всемирного тяготения: все притягивается ко всему. Эти силы пытаются замедлить разлетание.

Так родилось понятие Большого взрыва, или, как говорят по-английски, «Биг-бэнг», что можно перевести примерно русским звукоподражанием «Ба-бах!».

Вот с этого «ба-баха», очевидно, и началось «все-все-все». В тот момент — по современным подсчетам, около 20 миллиардов лет тому назад — вся материя, сосредоточенная под невероятно высоким давлением в одной точке, взорвалась и начала разлетаться в разные стороны. Если угодно, можете называть это Сотворением Мира…

Впрочем, выражение «Большой взрыв» скорее образное. Здесь идет речь о возникновении Вселенной не вообще, а в том виде, который знаем мы. Что было до этого — существовало ли пространство и — страшно подумать! — время перед Большим взрывом, и если да, то каковы были их свойства — пока еще можно только гадать.

Процесс расширения Вселенной идет чрезвычайно быстро. Достаточно сказать, что через такую долю секунды, которая обозначается десятичной дробью с 43 нулями после запятой (попробуйте-ка написать!), начали оформляться отдельные частицы, из которых состоит все вещество. А в первую последовавшую минуту уже шла эра всепроникающей радиации. Через каких-нибудь 10 тыс. лет после Взрыва (напомним, что все это на фоне 20 млрд. лет) вещество уже доминирует во Вселенной, а 300 тыс. лет спустя наступает эпоха отделения от вещества. Родившись через пару миллиардов лет после «начала мира», галактики бодренько образуют скопления, а «какой-нибудь» миллиард лет спустя на свет появляются первые звезды.

Если считать от сегодняшнего дня «назад», то 4,8 млрд. лет прошло с тех пор как возникло из множества межзвездных облаков то, которое постепенно превратилось в нашу Солнечную систему. А 200 млн. лет спустя в нем произошло затвердение веществ в отдельные сгустки геологической породы, которые мы называем планетами. Так что на все геологические эпохи — от археозойской с зарождением на Земле первых микроорганизмов (около 3 млрд. лет тому назад) и до царства гигантских ящеров в кайнозое (150 млн. лет тому назад), так сказать, рукой подать.

Что уж тут говорить о появлении человека: на развитие его вплоть до читателя этих строк природа отпустила мгновение — что-нибудь около 2 млн. лет…

Мы привыкли думать, что все, имевшее начало, должно иметь и конец. Интересно — какой? На этот счет среди специалистов по космологии идут споры. Одни считают, что Вселенная будет расширяться вечно. И всегда будет продолжаться «разлет» по сторонам ее частей. Другие же (и их ряды становятся все более многочисленными) полагают, что такому процессу положен определенный предел, как пространственный, так и временной. И, достигнув его, пульсирующая Вселенная начнет сокращаться, снова стремясь «съежиться» в единую точку.

Кто тут прав — ответят дальнейшие исследования. В любом случае, загадки космологии оказались не менее увлекательными, чем те, что рождаются под пером иного фантаста. Так или иначе, место для безбрежного воображения дают как те, так и другие.

Шар наш земной — да что же он такое?
Пьер-Жан Беранже. «Земной шар».

То — просто старый мчащийся вагон.

Хоть астрономы говорят: «Пустое!» —

Но с рельс сойдет когда-нибудь и он.

Вверху, покорны силе притяженья,

Вращаются такие же шары…

Хочу я знать, небесные миры,

Кто вас привел в движенье?

Конец придет — ведь было же начало!

Мир родился — мир должен умереть.

Когда? Судьба об этом умолчала.

Сегодня ль? Или век ему стареть?

Покуда мы о сроках спорим чинно,

Когда земле погибнуть надлежит, —

Она в углу вселенной все висит,

Висит, как паутина…

 

Ларри Нивен

ДЫМОВОЕ КОЛЬЦО

 

ПРОЛОГ

«ДИСЦИПЛИНА»

Планета, проплывавшая внизу, оставалась невидимой для всех датчиков, за исключением одного нейтринного экрана, нейдара. Мир, превосходящий по размерам Землю в два с половиной раза, — все, что осталось от огромного газового гиганта, существовавшего миллиард лет тому назад. Теперь он представлял собой тело яйцеобразной формы, состоящее сплошь из камня, никеля и железа, неизменно окутанное черными тучами. Из-за постоянных ураганов орбита вращающегося вокруг нейтронной звезды Мира Голдблатта превратилось в сплошное туманное кольцо.

За этими бурями, порождаемыми газовым гигантом, и наблюдал Шарлз. Облака пыли, дыма и тумана величаво плыли у внешнего края Дымового Кольца, убыстряли свое движение к центру, а приближаясь к звезде Левой, превращались в плоские буйствующие вихри. Сила тяжести на этой древней нейтронной звезде была поистине ужасной. Период обращения Дымового Кольца вокруг звезды Левой составлял всего два часа.

Тут и там в Дымовом Кольце встречались зеленые вкрапления: в этом мире за миллиард с лишним лет сформировалась своя экология. И где-то внутри Кольца находились люди.

Искушение отправиться к ним служило для Шарлза постоянным раздражителем.

Когда-то, двигаясь среди звезд, «Дисциплина» в неограниченном количестве пожирала водород космического пространства, но вот уже долгое время корабль оставался неподвижным, а горючее приходилось тратить экономно. Дозаправиться помешал начавшийся мятеж. Запас смеси дейтерия и трития, которым располагал Шарлз, когда-нибудь должен иссякнуть. И неизвестно, сколько придется ждать, чтобы потомки команды «Дисциплины» возродили цивилизацию, построили космические корабли и пришли к Шарлзу. Ему постоянно не хватало энергии. Солнечные батареи на двух оставшихся ГРУМах мало чем помогали.

Шарлз почти не обращал внимания на окружающие звезды. Он наблюдал за Дымовым Кольцом. Когда скука начинала одолевать его, он стирал ее из своей памяти. Но, к его удивлению, она всегда возвращалась.

Пятьсот тридцать два земных года составляли сто девяносто два оборота звезды Левой вокруг второй звезды системы. Но обитатели Дымового Кольца в своем отсчете времени пользовались периодами вращения нейтронной звезды (звезды Левой, так называемой «Вой») вокруг желтого карлика (Т-3, «Солнца») и потому год в Дымовом Кольце равнялся 1,384 земного. Шарлз ждал в пункте Л-2, сразу за Миром Голдблатта, уже триста восемьдесят четыре года по исчислению Дымового Кольца.

Компьютер-автопилот «Дисциплины» накапливал информацию, как человеческий мозг, используя что-то вроде принципа голограммного изображения, хотя Шарлз чувствовал разницу. Воспоминания с момента его появления на борту «Дисциплины» оставались живыми, четкими и яркими. Но воспоминания о том времени, когда он еще был человеком, постоянно расплывались.

Щелчком реле их не вернуть.

Но внутри компьютера что-то изменилось. Прошло пятьсот тридцать два года, и ожидание Шарлза Дэвиса Кенди закончилось.

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ДЕРЕВО ГРАЖДАН

 

Глава первая ПРУД

Пруды . Водяные капсулы, размеры варьируются. В них может содержаться все, что угодно: от частиц легкого тумана и водяных капель величиной с кулак до огромных сфероидов, населенных всевозможными формами жизни. Самый большой пруд, который мы когда-либо видели, весил порядка десяти миллионов метрических тонн, однако в результате воздействия звезды Левой он довольно скоро распался на две половины, а ветры, дующие в противоположных направлениях, разнесли его на более мелкие части.
Кэрол Бернс, биолог С кассет Дерева Граждан, 19-й год Мятежа

Экология прудов достаточно сложна. Жизнь там весьма причудлива, однако во всех прудах, обследованных нами, обнаружились одни и те же жизненные формы. Время существования прудов ограниченно, поэтому периодически все их обитатели вынуждены мигрировать. В Дымовом Кольце даже рыбы умеют летать..

Лори и Джеффер медленно плыли под сумрачной поверхностью пруда, увлекая за собой сорок квадратных метров ткани, натянутой вдоль сети, которую в обычных условиях использовали для ловли зайчатников в небе. Углы полотнища они держали хорошо развитыми пальцами ног, руками же разгребали воду.

Ткань мешала плыть. Передний край то и дело норовил завернуться. Тросы, привязанные к углам сети, то и дело запутывались. «Надо было взять с собой кого-нибудь еще, — подумал Джеффер, — но Лори не согласилась бы. Конечно, это ведь ее идея!»

Воздух! Джеффер легонько хлопнул Лори по бедру. Она выпустила полотнище, и они поплыли к свету.

Они вынырнули на поверхность пруда, ближайшего к Дереву Граждан. Центр ствола находился примерно в трех кломтрах к западу от них. На внешних и внутренних концах дерева, отстоящих от центра на семьдесят кломтров, зеленели изогнутые кроны. Внутренняя крона — дом — казалась почти черной на фоне сияющей за ней голубой точки Воя. От ствола отходил трос, разделяющийся на конце на две части.

Внутри пруда, глубоко под водой, призрачной тенью застыло полотнище. К углам его были привязаны тросы, постепенно сплетающиеся в один, ведущий к стволу.

— Почти готово, — заметила Лори с легким сомнением в голосе.

— Осталось немного.

— Отлично. Иди готовь ГРУМ, а я слетаю за кем-нибудь, чтобы помогли.

Джеффер кивнул. Легкое движение ногами — и он взлетел в воздух. Окруженный капельками воды, он медленно направился к главному тросу.

Лучше было не спорить. Лори никогда бы не позволила ему участвовать в заключительной стадии своего проекта. Когда ей, Ученому, приходит в голову какая-нибудь идея, никто не должен вмешиваться. А тем более другой Ученый Дерева Граждан, ее муж.

Неподалеку, за изгибом пруда, над поверхностью воды, где плескались дети, дрейфовали Гэввинг и Минья. Они присматривали за детьми.

От каждого ребенка тянулся тонкий «поводок», привязанный к ведущему от ствола тросу. Сначала дети учились плавать на спине, держа голову над водой. Некоторые предпочитали плавать по-лягушачьи, чтобы время от времени заглядывать под воду.

Если кто-нибудь из детей, не удержавшись, вдруг выскакивал из воды, один из взрослых должен был догнать его и вернуть. Кроме того, среди водоптиц встречались и хищники, поэтому Минья и Гэввинг были вооружены гарпунами. Среди забавляющихся ребятишек плескались и собственные дети Миньи и Гэввинга.

Старшие дети держались вместе. Джилл, златовласая дочь лесных гигантов, под действием прилива Дерева Граждан достигла нормального роста. Она получилась на тридцать са’метров ниже своих родителей, но все равно контраст между нею и Разером был огромным. В свои четырнадцать лет темноволосый первенец Миньи не достиг и двух метров. Джилл возвышалась над ним более чем на полметра. Минья старалась никогда не упоминать о росте Разера.

Недалеко от места, где резвились дети, плавала Дебби. В основном она оставалась под водой, всматриваясь в глубь пруда и удерживая равновесие при помощи копья. Она выдохнула, вынырнула на поверхность, глубоко вдохнула и снова скрылась под водой.

Первые девятнадцать лет своей жизни Дебби провела в невесомости. Четырнадцать лет в зоне притяжения дерева прибавили ей мускулов, никак не повлияв на рост. Ее дети, как и дети Ильзы, рожденные ими от Антона, ничем не отличались от обычных обитателей деревьев. Сама же Дебби выросла до двух с половиной метров. Пальцы ее рук были тонкими и слабыми, зато пальцы ног, наоборот, сильными и ловкими, а большие пальцы на ногах в длину достигали шести са’метров. В ее густых темных волосах уже начала поблескивать седина, но длина их оставалась прежней — около метра. Дебби, когда плавала, заплетала их в косу и оборачивала вокруг шеи.

Вода пруда мрачно темнела под нею. Это было новым делом для Дебби, но она успешно овладевала им. Наконец она метнула копье. На острие забилась серебристая тень. Дебби подняла руку, ухватилась за трос и вынырнула, судорожно втянув воздух. Водоптица, внезапно очутившись в открытом пространстве, развернула небольшие крылья и с силой заколотила ими, пытаясь вырваться. Удар по голове мигом успокоил ее. Дебби сунула добычу в плетеную сумку, где уже лежали пять птиц.

На востоке, в тысяче кломтров от Дерева Граждан, сгущались облака, постепенно формируя плоский водоворот. Дымовое Кольцо, круг белого цвета с едва заметным зеленовато-голубым оттенком, огибало завиток водоворота и превращалось в огромную воронку, ниспадая к ослепительной точке Воя.

В этой точке Дымового Кольца, отстоящей на шестьдесят градусов к востоку от Голда, все сливалось. У граждан было достаточно оснований полагать, что ураганные бури, окутывающие Голд, опасны. Не сомневались они и в том, что от Сгустка также лучше держаться подальше. Они никогда не позволяли своему дереву приближаться к нему ближе, чем сейчас.

А еще они никогда не заходили в джунгли.

Не приходилось сомневаться, что, кроме них, в Дымовом Кольце обитали и другие человеческие существа, но обитатели Дерева Граждан никогда не пытались связаться с ними.

Дерево Граждан было мирным, спокойным и безопасным местом. Охота в пруду доставляла Дебби истинное удовольствие. Жизнь в Штатах Картера в корне отличалась от ее нынешнего существования. Граждане Штатов жили в постоянной готовности отражать бесконечные набеги обитателей Лондон-Дерева. Так продолжалось до тех пор, пока в один прекрасный день одним ударом они не положили конец власти Лондон-Дерева.

В тот же самый день Дебби суждено было расстаться с воинами из джунглей. Группа, состоящая из разморов и лесных воинов, выкрала принадлежащий Лондон-Дереву ГРУМ. Корабль этот, создание древней науки, обладал огромной мощью и неведомыми возможностями. Им и их пленникам сопутствовала удача: при помощи ГРУМа они отыскали безопасный уголок, где мощи спокойно жить, но Штаты Картера навсегда затерялись в бескрайнем небе, где-то за Голдом.

С запада донесся бодрый окрик:

— Граждане! Нам потребуется немного вашей мускульной силы!

Дебби тут же увидела Лори. Ученый, держась одной рукой за главный трос, медленно плыла в небе.

Дебби схватила плетеную сумку (целых шесть водоптиц, хороший улов для одного дня!), взлетела в воздух и, выбирая свой трос, двинулась к Лори. Она достигла Ученого первой. С поверхности пруда вслед за ней, сматывая свои тросы, поднялись Клэйв, Минья и Марк, Серебряный Человек. Гэввинг остался, чтобы собрать детей.

К углам скрытого глубоко под водой полотнища вели четыре привязи. Когда все граждане собрались, Лори расставила их вдоль главного троса.

— Возьмите по тросу, — начала командовать она. — Обвяжитесь. И медленно тащите. Отлично! Идет, идет!

Дебби так не думала. Она напряглась, и в эту минуту пруд начал разбухать. Полотнище и поддерживающая его сеть поднимались наверх, унося в себе тонны воды. Дебби тянула до тех пор, пока ее колени и локти не сомкнулись, затем она переместила захват выше и рванула еще раз.

Пруд вытянулся и разорвался. От него, оставляя в воздухе капли воды размером с человеческую голову, отделился другой пруд, поменьше. Вода зависла над краями полотна, но поверхностное натяжение держало ее. Большой пруд дернулся и под действием сил натяжения вновь превратился в правильной формы сферу.

— Продолжайте тянуть! — приказала Лори. — Потихоньку… Все нормально. Хватит.

Граждане расслабились. Отпочковавшийся пруд по инерции продолжал двигаться на восток, к дереву. Сеть и полотно ушли под воду этой новой пульсирующей сферы.

Дебби свернула сразу ослабнувший трос. Взглянув на ствол, она увидела то, что раньше скрывал изгиб пруда.

Параллельно стволу, в многих кломтрах от него, плыла небольшая темная черточка. Молодое деревце, длиной всего лишь кломтров тридцать. Оно было ранено — внутренняя крона его по непонятным причинам отсутствовала. Неприятное зрелище, тем более что середину дерева закрывало какое-то облако… Темное, грязноватого оттенка облако… Дым!

Дебби резко дернула соседний трос и направилась к Председателю. Когда она приблизилась, Клэйв схватил ее за лодыжку и притянул к себе.

— Что-то случилось?

Большим пальцем ноги Дебби указала на незнакомое дерево.

— Оно горит!

— Думаю, ты права. Древесный корм! Ему придется-делиться. Там целых два пожара.

Дебби никогда не видела, как делится дерево, но Клэйв как-то раз уже пережил эту «волнующую» минуту. Надо бы отодвинуть свое дерево немного в сторону. Но чтобы подготовить ГРУМ, понадобится время…

Однако Клэйв быстро все обдумал. Громовым голосом он прокричал:

— Граждане, время приближается к обеду! У нас есть водоптицы. Так что заканчивайте на сегодня с плаванием.

Понизив голос, он обратился к Дебби:

— Ты отправишься к дереву немедленно, Дебби. Скажи Джеффе-ру, что, может быть, нам понадобится ГРУМ. Если останется время, отведем женщин и детей в крону. У тебя зрение получше, чем у меня. Ты не видишь, какие-нибудь живые существа покидают место бедствия?

Вокруг горящего дерева вились черные точки, достаточно крупные, чтобы различить общие черты.

— Не насекомые. Что-то побольше… три, четыре… птицы?

— Не имеет значения. Давай, плыви.

Джеффер отыскал рубашку и штаны, оделся и, оттолкнувшись от расщелины пальцами ног, поплыл вдоль коры к ГРУМу.

Подъемный кабель заканчивался в двухстах метрах от дока, где стоял ГРУМ. Граждане боялись, что при небрежном использовании ГРУМа может воспламениться клетка лифта и дерево вспыхнет. Хотя, скорее всего, они больше боялись самого ГРУМа и неохотно приближались к этому устройству, сотворенному древней наукой.

ГРУМ действительно был сделан давным-давно. Формой своей он напоминал грубо обтесанный прямоугольник (четыре метра на десять и на тридцать два) из металла, стекла и пластика в оболочке из какого-то темного мерцающего вещества, способного накапливать солнечную энергию. Большую часть его объема занимали баки, заполненные водородом, кислородом и водой. Из торчащих сзади труб — по одной на каждый угол плюс одна, побольше, посредине — по приказу вылетало голубоватое пламя.

Все последние годы граждане дерева упорно игнорировали ГРУМ. Частично их отношение к аппарату передалось и Джефферу. ГРУМ работал на двух компонентах, получаемых из воды, и на энергии, содержащейся в батареях. Батареи исправно выполняли возложенную на них задачу (каким-то образом они сами заряжались, для чего требовалось лишь, чтобы солнечный свет попадал на стеклянную оболочку ГРУМа), но вот баки, предназначенные для водорода и кислорода, почти опустели. Уже очень давно не заправляли водяной отсек.

Нос ГРУМа скрывался в доке, сделанном из деревянных балок. Двойные двери вели в небольшое помещение. По стенам висели гамаки для пассажиров и разные крепления для грузов. В одной из стен ГРУМа было проделано широкое обзорное окно, уткнувшееся сейчас в кору ствола. У окна располагалась серая стеклянная пластина с окрашенными в разные цвета кнопками.

Джеффер подошел к ней, коснулся голубой кнопки, и по серой панели побежали огоньки. Голубой цвет отвечал за механизмы, приводящие ГРУМ в движение, то есть за моторный отсек, за две составляющих горючего, за водяной отсек и подачу горючего. Джеффер пробежал глазами по голубой табличке:

Н2: 0,518

02: 0,360

Н20: 0,001

Энергия: 8,872

Батареи буквально разрывались от скопившейся внутри энергии.

Еще бы, ведь ГРУМ ее никак не использовал. За семь лет ни один человек на Дереве Граждан не побеспокоился о том, чтобы заполнить водяной отсек, поэтому не возникало нужды и в энергии, которая в основном шла на расщепление воды на водород и кислород. В сущности, водяной отсек оказался совершенно сухим.

Джеффер нажал на белую кнопку, зеленую, провел пальцем по каждому из пяти зеленых прямоугольников, высветившихся на экране. В большом панорамном окне появились пять маленьких окошечек, показывающих вид с правого и левого бортов, сверху, сзади и внутреннюю обстановку судна. Последнее окошечко слегка расплывалось и мигало, остальные же были ясными и четкими, как и само окно.

Вид с кормы показывал уходящий к пруду кабель. Граждане возвращались на дерево. Сразу за ними неторопливо плыла отпочковавшаяся капсула с тенью охотничьей сети внутри. Сумасшедшая задумка Лори сработала.

Они ползли вдоль кабеля к стволу Дерева Граждан. Гэввинг, Минья и Антон немного отстали, считая по головам детишек, проверяя, не потерялся ли кто. Одна девочка сорвалась с троса и медленно поплыла в сторону. Она заливисто смеялась и пыталась плыть сквозь воздух, как по воде, когда Антон подхватил ее.

Когда все дети прибыли на ствол, Клэйв не без труда загнал самых маленьких в прямоугольное помещение с дощатым настилом — в клетку лифта. Отсчитав двенадцать ребятишек, он остановился. Надо было оставить место для взрослых.

Остальные цеплялись за грубую кору или, словно воздушные шарики, дрейфовали на своих привязях. Некоторые боролись.

Дебби добралась до дерева первой. Клэйв видел ее фигурку на стволе, метрах в ста от них. Она карабкалась в сторону внешней кроны, к ГРУМу.

Отпочковавшийся пруд продолжал свое движение. По лицу Лори бродила довольная улыбка. Но в следующий раз надо будет взять трос подлиннее. Сейчас пруд находится слишком близко. Если дерево врежется в него, случится наводнение.

Лифт был забит детьми. Кто бы там сейчас ни находился у жернова, ему придется затратить немало сил, чтобы поднять такую тяжесть. Но ничего не поделаешь. Клэйв оглянулся по сторонам. Марк и Антон весьма нелепо выглядели рядом друг с другом: Марк — приземистый и коренастый, Антон — высокий и Худой.

— Антон, Марк! — окликнул он. — Проводите детей вниз и привезите сюда всех взрослых, кого только сможете найти. Приготовьтесь к встрече с пожаром.

Антон изумленно взглянул на него:

— С пожаром?

— Дерево горит. Сейчас оно с другой стороны ствола. Спускайтесь вниз и возьмите кого-нибудь в помощь. Разер… Какого черта, куда подевался Разер?

Марк указал на внешнюю крону.

— Я не думал, что надо было остановить их, — словно защищаясь, произнес он. — Все равно бы в этот раз они не поместились…

Клэйв про себя выругался. Разер и Джилл карабкались по коре к внешней кроне.

Прилива здесь не было, так что ничего им не грозило. Если же они сорвутся, кто-нибудь подхватит их. Другое дело, что ему могла понадобиться их помощь.

Джеффер не знал, сколько времени прошло с тех пор как картинка в панорамном окне вдруг изменилась. Полускрытое пятью камерами окно больше не показывало кору дерева, в сторону которой было повернуто. На нем возникло огромное лицо, широкоскулое и жестокое, — лицо какого-то карлика.

 

Глава вторая «ДИСЦИПЛИНА»

Огонь . Попытки развести костер в невесомости оставляют чрезвычайно любопытные воспоминания, особенно если вам очень хочется есть. Чтобы усовершенствовать технику разведения огня, мне понадобилось восемь лет по исчислению Государства.
Деннис Квинн, капитан С кассет Дерева Граждан, 6-й год Мятежа

Во-первых, в невесомости пламя вверх не поднимается. Эту истину я познал во время своих экспериментов со свечой, будучи еще кадетом, когда мечтал о неведомых мирах. Если нет потока воздуха (не поступает кислород), пламя свечи будто бы затухает.

Но все-таки оно не гаснет. Существуют пары воска и воздух вокруг них. Внутри же благодаря взаимодействию кислорода и газа образуется некий сгусток плазмы. Таким образом, свеча остается раскаленной довольно долгое время. Горение происходит внутри. Достаточно лишь взмахнуть свечой — и хлоп, она вновь загорелась.

Что же касается костра, то дерево так и будет продолжать обугливаться. Подождите часок, а затем наклонитесь пониже и подуйте на угольки. Дрова вновь вспыхнут, а вы лишитесь бровей.

Состояние «Дисциплины» становилось хуже день ото дня.

Наружные камеры, расположенные на обшивке, показывали радужные полосы шрамов, оставшиеся от вещества, которое пронизывало электромагнитный ковш при полете. Также на их экранах виднелись небольшие вмятинки от микрометеоритов, появившиеся совсем недавно. Шарлз мог предотвратить опасность столкновения с большими объектами, включив на несколько секунд магнитные поля, но они пожирали энергию в безумном количестве. Вполне возможно, в один прекрасный день ему придется собирать энергию по крохам, а значит, отключить от системы снабжения сады и клетки с кошками.

Внутри корабля под действием времени обесцветились металл и пластик. В воздухе не было ни пылинки, металл оставался чистым, просто его давно не полировали. Большинство сервомеханизмов износилось. В каютах, когда-то принадлежащих членам экипажа, темно, холодно и безжизненно. Кухонное оборудование обесточено. Кое-что из постельных принадлежностей уже успело сгнить. Водяные матрасы, тщательно просушенные, теперь хранились на складе.

Шарлз внимательно следил, чтобы в навигационный отсек не попадало никакой влаги. Он даже понизил здесь температуру, чтобы заморозить углекислый газ, надеясь, что в холоде компьютер и другие механизмы управления сохранятся лучше. Но в садах, коридорах и даже в некоторых каютах жизнь текла своим чередом. Из-за птиц, кошек и растений Шарлз не стал выключать систему освещения, рассчитанную на цикл день-ночь. Сады прекрасно адаптировались к новым условиям. Да, некоторые растения бесследно исчезли, но ведь в его экосистеме отсутствовал самый важный фактор. Предполагалось, что в этом цикле будут задействованы люди, а они не появлялись на корабле вот уже более половины тысячелетия.

По судну бродила уйма кошек, охотясь на многочисленных крыс, индеек и голубей. Голубей, правда, было значительно меньше, чем крыс. Индейки могли постоять за себя, так что кошки не нападали на них поодиночке. Шарлз обучил кошек повиноваться его голосу. Давным-давно в порядке эксперимента он выпустил на волю парочку крыс. Тогда птицы уже населяли коридоры корабля. Они, должно быть, вырвались на свободу во времена мятежа, который оставался в памяти Шарлза черным пятном. Но только птицами кошки бы не прокормились: те были слишком проворны. Теперь, когда в системе присутствовала животная жизнь, сады не должны погибнуть.

«Дисциплина» тихо скользила над застывшим завитком четвертой точки Лагранжа. Какая-то часть компьютерного мозга Кенди постоянно следила за всеми волнами. С этой высоты он видел небольшие вспышки выделяющегося углерода. Это не было горящее дерево: слишком небольшие выделения, а кроме того, они периодически то возникали, то снова пропадали. Это могло означать, что человечество наконец-то достигло примитивного уровня индустрии.

И где теперь ГРУМ-6?

…Странно, но мятежники почему-то не взяли с собой кошек, хотя все члены экипажа просто обожали их. Где-то в отсутствующей части его памяти должен скрываться ответ на этот вопрос. Но у Шарлза не сохранилось никаких воспоминаний о мятеже. Он их стер. Он даже помнил, почему это сделал. Когда-нибудь потомки мятежников обратятся за помощью к Шарлзу Дэвису Кенди, и может сложиться весьма неприятная ситуация, если имена этих потомков воскресят старые обиды.

Вот! Заработала система связи ГРУМа-6, который находился примерно в тысяче километров под ним и в шестистах километрах в сторону Воя. Кенди отдал сразу несколько команд. Прежде чем новая орбита успела отвести его в сторону, он включил тягу.

— Кенди, именем Государства. Кенди, именем Государства, — передал он.

Ответил ему автопилот ГРУМа.

— Связаться со мной. Транслировать записи.

В свое время он дал инструкцию автопилоту каждые десять минут делать по одной фотографии. Связь только налаживалась, когда он отослал этот приказ. Его вполне могла отрубить статика. Но вскоре пошли картинки.

Время летело безумно быстро. Дюзы ГРУМа-6 полыхали пламенем, когда тот пробивался сквозь уплотняющуюся с каждой секундой атмосферу, периодически уклоняясь от растений, прудов и живых существ. Он нырнул в пруд для дозаправки, после чего опустился на направленную к Вою крону одного из интегральных деревьев, дрейфующих неподалеку друг от друга. Там, почти невидимый, он оставался около года по исчислению Дымового Кольца. Сквозь прорехи в листве мелькали время от времени тени, вплетая маленькие веточки в странные, похожие на осиные гнезда, предметы. Затем, внезапно,

ГРУМ, ведомый явно неопытной рукой, вновь поднялся в небо, пролетел немного назад и пришвартовался в середине дерева.

Пока одна часть мозга Кенди анализировала поступившие данные, другая тем временем разбиралась с двигателями «Дисциплины». Он не мог подстроить свое движение под орбиту ГРУМа. Ему приходилось держаться подальше от Дымового Кольца, чтобы предотвратить коррозию корабля. Все, что он мог сделать, — это вывести «Дисциплину» на орбиту, которая позволяла бы как можно дольше оставаться на связи с ГРУМом. Каждые десять часов и восемь минут он будет зависать над предполагаемым местоположением модуля. Но, пока длится получасовой сеанс связи, двигатели будут пожирать бесценное горючее.

Он переключился на наблюдение за человеком, находящимся сейчас в ГРУМе.

Джеффер-Ученый присутствовал в его памяти. Тогда ему было примерно двадцать земных лет, а сейчас бороду и волосы тронула седина, на лбу, посредине которого проходил белый рубец (в памяти Кенди он сохранился как розовая, начинающая заживать рана), появились морщины. Рост — 2,3 метра. Вес — 86 килограммов. Длинные руки и ноги с сильными, вытянутыми пальцами. Кисти похожи на двух пауков: длинные, тонкие, словно руки полевого хирурга.

Дымовое Кольцо изменило потомков «Дисциплины». Люди, обитающие на Лондон-Дереве и Дереве Дальтон-Квинна, в общих чертах выглядели так же, как Джеффер. Гиганты, выросшие в джунглях, не подверженные постоянному действию приливной гравитации, практически утратили человеческий облик: причудливо-высо-Кие, с длинными, ловкими, проворными пальцами рук и ног; один из Двенадцати рождался на свет калекой, у некоторых ноги были разной Длины. Только Марк — Серебряный Человек — походил на нормального гражданина Государства. Они называли его карликом.

Они были дикарями, однако сумели овладеть техникой Государства, воплощенной в ГРУМе. Кое-что человеческое в них осталось. Возможно, из них еще получатся хорошие граждане.

Для Кенди, который думал со скоростью компьютера, Ученый двигался слишком медленно. Вот он у панели управления, прокручивает Кассету, теперь проверяет установленные на обшивке камеры…

Передаваемые ГРУМом записи показали облака, пруды, деревья и Похожих на рыб птиц, кувыркающихся в небе. Мелькнули на экране лица туземцев: те же самые дикари, только немного постаревшие; горстка подрастающих детей.

Пятнадцать лет назад ГРУМ выбрался из своего деревянного дока, чтобы разведать местность. Он посетил напоминающую гриб-дождевик кучку зелени диаметром в несколько кломтров, откуда вынырнул весь облепленный зелеными лианами. Некоторое время он висел в небе, пока мужчины гонялись за стаей птиц, — настоящих птиц с настоящими крыльями, это была стая индеек, — после чего вернулся на старое место.

Тринадцать лет назад он покинул ствол, чтобы вернуться с грузом весьма сомнительной ценности — с несколькими тоннами черной грязи.

Больше подобных набегов не случалось. Грузоподъемный и Ремонтный Модуль стал служить дереву мотором.

Даже когда главный мотор работал, ГРУМ все равно находился в доке. Кенди наблюдал за боковыми камерами, пока интегральное дерево дрейфовало по небу. Его орбита проходила довольно далеко от нейтронной звезды. Чем ближе к Вою, тем разреженнее становился воздух.

Сейчас дерево опустилось ниже, на этой высоте воздух по своей плотности, должно быть, был точь-в-точь как горный воздух на Земле. Теперь ГРУМ совсем не использовали, но объектов наблюдения и так хватало. Природа Дымового Кольца оказалась поистине прекрасной и чарующей. Гигантские сферические капсулы воды, бури, джунгли, похожие на огромные шары зеленой сахарной ваты.

Сейчас задняя камера ГРУМа показывала примерно тридцать туземцев, плывущих между деревом и громаднейшей капсулой воды. Туземцы действовали в невесомости лучше, чем любой астронавт Государства. Государству нужны такие люди!

Телескоп «Дисциплины» отыскал крошечное дерево с точкой пруда рядом с ним. Но что там такое, с противоположной стороны ствола? Какая-то точка, испускающая инфракрасный свет, мерцала неподалеку…

Пятьсот лет прошло с тех пор как его датчики оказались бессильны перед этим миром, но утрата была восполнена буквально за пару минут. Через половину тысячелетия Шарлз Кенди все-таки покинул свою устойчивую и надежную орбиту позади Мира Голдблатта. Он сжег драгоценное горючее, но это того стоило! Шарлз попытался воспринять информацию, свести все сведения воедино, однако решил обождать. Ученый может уйти в любую минуту!

— Прервать записи, — передал он.

Прошло уже двадцать лет, как автопилот ГРУМа бездействовал, поэтому крошечная машинка, естественно, не могла выполнять несколько приказов одновременно.

— Включить голос.

— Голос включен.

Задержка на 0,04 секунды прошла почти незаметно.

— Послать…

Шарлз передал на экран свое изображение, сделанное в ту пору, когда он был еще человеком, внеся туда некоторые изменения. На изображении Кенди было сорок два года, он был красив, здоров, с твердой линией подбородка и властным взглядом: типичный Государственный проверяющий с агитплаката.

Но он обращался не к послушным гражданам Государства. Двадцать лет назад они не поверили ему. Какие слова подобрать, чтобы подтолкнуть Ученого Джеффера к действию?

— Кенди, именем Государства, — передал он. — Ученый Джеффер, твои граждане слишком долго пребывали в бездействии.

Джеффер подпрыгнул, словно вор, застигнутый на месте преступления. Прошло довольно много времени, прежде чем он смог совладать со своим голосом:

— Проверяющий?

— У пульта. Как поживает твое племя?

Там, за ужасными воронками бурь, что окружали Голд, там, где вода одновременно кипела и замерзала, где светили таинственные звезды, жил Кенди-Проверяющий. По его же собственным словам, он представлял собой нечто вроде кассеты, только очень сложной — запись человека. Также он утверждал, что обладает властью над всеми живыми существами, населяющими Дымовое Кольцо. В прошлый раз, когда они подлетели достаточно близко, чтобы услышать его бредни, он предложил им знания и безграничную мощь.

Вполне возможно, что он всего лишь безумец, каким-то образом застрявший на борту космического корабля, который когда-то привез людей со звезд. Но он действительно обладал знаниями. Четырнадцать лет назад он провел их сквозь тот кошмар обратно к Дымовому Кольцу.

С той поры это лицо больше ни разу не появлялось на обзорном окне ГРУМа. Это было лицо карлика, сурового чиновника из прошлого. Челюсть и скулы выдавались вперед еще сильнее, чем у Марка.

— Потихоньку, — ответил ему Джеффер. — Ильза и Меррил уже умерли. Появились дети.

— Джеффер, твое племя владеет ГРУМом вот уже четырнадцать лет по вашему летосчислению. За все это время вы дважды двигали дерево, но больше ничего не предпринимали. Вообще ничего. Что вы, знаете о людях из четвертой точки Лагранжа?

— Откуда? Я не понял вопроса.

— В шестидесяти градусах с каждой стороны от Мира Голдблатта по дуге Дымового Кольца находятся области, где концентрируется вещество. Это устойчивые точки, зависшие на орбите Мира Голдблатта. Там собирается материя. — Жесткое лицо карлика выражало нетерпение. — К востоку от вас, в двенадцати сотнях километров, громадный, медленный, постоянный водоворот бури.

— Сгусток? Ты хочешь сказать, в Сгустке живут люди?

— Я улавливаю активность в этой зоне. В паре тысяч километров от места, где уже четырнадцать лет плавает ваше дерево, развивается цивилизация. Джеффер, куда подевалась твоя любознательность?

— Что тебе от меня надо, Проверяющий?

— Каждые десять часов и восемь минут — это раз в два ваших дня — я буду проходить точку, из которой смогу связаться с тобой. Я хочу побольше узнать о людях Дымового Кольца. В особенности о вас и цивилизации, зреющей в Сгустке. Я думаю, вам следует связаться с ними, и может быть, захватить над ними власть.

Из своего прошлого опыта Джеффер знал, что Кенди безвреден. Он мог только говорить. Джеффер собрал все свое мужество и ответил:

— Кенди, сказания гласят, что когда-то, давным-давно, ты бросил нас здесь. А теперь, как мне кажется, тебе стало скучно и…

— Это действительно так.

— И тебе захотелось с кем-нибудь поболтать. Кроме того, ты приписываешь себе власть над нами, что, по-моему, несколько самоуверенно с твоей стороны. Почему я должен тебя слушать?

— Что?

Лицо Кенди внезапно исчезло с экрана, а вместо него возникло нечто, от чего голова шла кругом. Джеффер смотрел на бесконечный водоворот бури, с бешеной скоростью устремляющийся к крошечной, ослепительно яркой фиолетовой точке. Когда-то Джеффер уже видел это. Так из космоса выглядело Дымовое Кольцо.

Прежде чем он пришел в себя, изображение на экране снова изменилось. Теперь он смотрел на то, что раньше было центром картинки, только увеличенное во много раз.

— Смотри. — На экране появились ярко-красные стрелки, указывающие на… — Вот, это твое дерево.

— Дерево Граждан, только с внешней кроны? Да, а это, должно быть, пруд.

Оба предмета казались совсем крошечными. А напротив пруда… Еще одно дерево? И какое-то темное облако у ствола?

Перед ним возникла очередная картина. Сквозь рябь и мигание окна Джеффер увидел горящее дерево. Между двумя деревьями двигались какие-то существа, которых он никогда раньше не видел.

— Древесный корм! Все происходит на другой стороне ствола. Эти птицеподобные штуковины достигнут нашего дерева прежде, чем кто-нибудь успеет заметить их.

Появился крупный план. Эти самые «штуковины» обрели очертания…

— Крылатые люди!

— Я бы скорее назвал их конечности увеличенными плавниками, нежели крыльями. Неважно. Ты когда-нибудь слышал рассказы о крылатых людях?

— Никогда. И на кассетах нет ничего подобного. С этим надо что-то делать. Приказываю: отключить Голос.

И не дожидаясь, пока лицо на экране исчезнет, Джеффер направился к воздушному шлюзу. У его граждан нет ни малейшей надежды победить этих крылатых воинов!

Джилл оставила Разера далеко позади. Она быстро оглянулась и двинулась дальше, в ее ловких движениях сквозила насмешка.

Джилл была на полгода его старше, они постоянно состязались друг с другом. Когда она подросла, то вдруг начала побеждать его практически во всем. Ему же не оставалось ничего другого, как тащиться сзади. Вот и сейчас длинные руки и ноги Джилл давали ей неоспоримое преимущество в соревнованиях наперегонки.

Поэтому он спокойно двигался в сторону внешней кроны, осторожно выбирая места в грубой коре, чтобы поставить ногу или уцепиться, следуя за девушкой в ярко-красной блузе. Ее мать, обладающая куда более Длинными конечностями, уже достигла нависшего над ними ГРУМа.

В свои четырнадцать лет Разер считался взрослым юношей. Он был коренаст и мускулист. Пальцы на руках были небольшими и узловатыми, а пальцы ног, несмотря на всю их силу, оставались слишком короткими. Черные вьющиеся волосы, как и у матери. Тяжелый подбородок и щеки окаймляла редкая борода. Зеленые глаза смотрели исподлобья. Рост его составлял метр и три четверти.

Впереди маячил ГРУМ. Он был размером… Нет, даже больше, чем Общинные Дерева Граждан.

Дебби что-то крикнула в дыру шлюза. Оттуда показался чей-то силуэт — Джеффер. Они заговорили, покачивая головами. Дебби пошла к носу ГРУМа, Джеффер снова направился внутрь…

— Ученый! — донесся до Разера голос Джилл. — Там дерево горит, оно движется прямо на нас! — Она чуть помедлила, переводя дыхание. — Мы увидели его, я и Разер.

— Дебби все рассказала мне, — откликнулся Джеффер. — Вы не видели ничего такого, что бы напоминало крылатых людей?

— …Нет.

— Заходите на борт! — пригласил их Джеффер.

ГРУМ находился метрах в двенадцати от дерева. Дебби прыгнула, Джилл последовала за ней. Разер проводил их взглядом до двери шлюза и заколебался. Прыжок казался опасным делом. Действие прилива здесь ощущалось слабо, но ведь можно и в небо улететь. Разер ни разу не заходил внутрь ГРУМа и не испытывал особого желания побывать там.

Но проявить слабость он не мог. И он прыгнул. Ухватившись за проплывающий край внешней двери, подтянулся на руках и втолкнул ноги в шлюз. «А если бы я промахнулся?»

Обстановка внутри ГРУМа показалась ему странной и пугающей. В задней стене виднелись какие-то отверстия, с потолка и боковых стен свисали круглые петли жестких тросов. Дальше, ближе к носу, располагалось несколько рядов гамаков размером почти со взрослого человека (всего десять), сделанных из какого-то необычного материала, не похожего ни на дерево, ни на ткань. Разер шагнул вперед. Остальные уже расположились в первом ряду колыбелей-гамаков.

— Присаживайся и пристегнись, — приказал ему Джеффер. — Вот так. — Он застегнул на теле Разера две эластичные привязи. — Лори показала мне, как управлять им, еще много лет назад.

У гамака был подголовник, поддерживающий голову как раз у затылка. Подголовники гамаков Джилл и Дебби упирались им в плечи.

«А ведь правда, — внезапно подумал Разер. — ГРУМ строили в расчете на карликов». Эта мысль ему понравилась.

— Крылатые люди довольно далеко, — сообщил Ученый. — У нас еще есть время.

Пальцы его забарабанили по плоской панели, встроенной в стену сразу под большим окном.

Разера потянуло вперед, ГРУМ наполнился тихим гулом, напоминающим звук тихого ветра. Кора начала отступать все дальше и дальше, дерево удалялось в небо. Джилл судорожно сжала ручки своего гамака, широко раскрыв рот.

— Ученый, Клэйв не давал команды сниматься с места, — произнесла Дебби. — Он велел приготовиться.

— Нет времени. Они направляются к стволу. Кроме того, ГРУМ принадлежит мне, Дебби. Один раз мы уже обсудили это.

— Скажи это Клэйву.

— Клэйв в курсе.

Чужаки медленно двигались в их сторону. Судя по всему, они были крайне изнурены. Сначала Разер насчитал пятерых, но потом понял, что одна женщина несет в руках маленькую девочку.

Джеффер развернул ГРУМ и направил его вдоль ствола, навстречу крылатым людям.

Обитатели Дымового Кольца вырастают либо долговязыми, либо карликами. Эти чужаки принадлежали к очень высокому типу людей: подобно гигантам из джунглей они родились и выросли в невесомости. Группа состояла из мужчины, женщины и четырех девочек. Их крылья крепились к голени и были сделаны из ткани, растянутой на изогнутых ребрах. Одна из девочек тащилась позади, изо всех сил размахивая одним-единственным крылом.

Выглядели они совсем неважно. Теперь Разер смог рассмотреть их поближе. Волосы мужчины обгорели, а его свободное одеяние было все в дырках, прожженных пламенем. Лежащая на руках у женщины девочка не переставая кашляла; у нее даже не было сил, чтобы ухватиться за женщину покрепче.

Завидев ГРУМ, чужаки остановились.

— Не вижу ничего, что напоминало бы лук или гарпун, — отметила Дебби. — Возьмем их на борт?

— Я тоже думал об этом, но ты только посмотри на них. Похоже, возможность затеряться в небе пугает их куда меньше, чем наш ГРУМ. Тем более что мужчина уже почти добрался до ствола.

Обожженный мужчина не видел их. Устало отталкиваясь ногами, Намного опередив всех остальных, он достиг коры и повис на ней. Не Медля ни вздоха, он вбил в дерево колышек, смотал трос и швырнул его женщине. Она высвободила одну руку, подхватила трос и подтянула свое тело к стволу, после чего отбросила трос назад. Девочка захватила его пальцами ног. Из-за выступа коры выплыл Клэйв. Увидев незнакомцев, он замедлил движение. К нему присоединились Гэввинг и Минья. Вместе они направились к чужакам.

— По-моему, пока все в порядке, — пробормотал Ученый.

Клэйв взглянул вверх и махнул рукой.

Джеффер кивнул и замедлил скорость.

— Все нормально, — сказал он. — Они не опасны. Интересно, что с ними случилось? Откуда они взялись?

— Горящее дерево все еще движется на нас, — напомнил Разер.

Джеффер кивнул. ГРУМ начал разворачиваться.

Дерево окутывал черный дым. Сквозь завесу изредка пробивалось пламя, освещая некий непонятный предмет.

— Там, в огне, какая-то штуковина. Искусственного происхождения. Похоже, машина. Она сгорит.

В самом сердце огня исчезало новое знание. Джеффер сейчас ненавидел себя за слова, которые вынужден был произнести:

— Мы не сможем спасти ее. Вот если бы Марк и его серебряный костюм… Да нет. Даже он не выдержал бы такой температуры.

 

Глава третья БЕЖЕНЦЫ

Время . Мы пытались придерживаться земного времени, но слова «земной день» здесь совершенно неуместны. Чем ближе к Вою, тем короче становятся дни. Предел: один день длится около двух часов. Здесь атмосфера разрежена, воды практически нет. На десятичасовой орбите происходит то же самое: нечем дышать. Мы придерживаемся корабельного времени. Двадцать четыре часа составляют один «сон». «День» — один оборот вокруг Воя вне зависимости от местоположения. Оборот Голда считается «стандартным днем».
Мишель Майклз, системы связи С кассет Дерева Граждан, 4-й год Мятежа

Государство ведет отсчет времени от года своего основания. Мы поступили так же, начав вести свой отсчет четыре года назад. Наш год — это половина оборота Воя и второй звезды системы…

Если «Дисциплина» когда-нибудь все-таки вернется за нами, Кенди придется научиться совершенно новому языку.

Жилища Дерева Граждан представляли собой хижины, образованные переплетениями ползучих ветвей-лоз. Хижина Ученых была просторнее остальных, но вместе с тем и больше загромождена.

В племени Ученые исполняли обязанности учителей и врачей. В каждой хижине со стен и высокого потолка свисали гарпуны, здесь же, на ветвях, качались разные космоштуки, ножи, горшочки с растениями и мазями, инструменты для письма.

Лори осторожно пробралась между пятью спящими гигантами из джунглей.

Незадолго до этого она перевязала их раны обесцвеченной тканью. Чужаки стонали и ворочались во сне. Самая маленькая девочка — волосы с одной стороны ее головы выгорели до самой кожи — спала полусидя.

Когда раны заживут, к чужакам вернется их странная красота. Лишь птицы носят такие яркие цвета, какие сохранились на их опаленных огнем одеяниях. Их кожа была темной, нос и губы — широкими, густые волосы обрамляли головы черными шапками.

Маленькая девочка заворочалась, вздрогнула и открыла глаза.

— Прилив, — изумленно проговорила она. Темные глаза устремились на Лори. — А ты кто?

— Я Лори, Ученый. Вы сейчас на Дереве Граждан. Вам больше не грозит опасность.

Девочка повернулась и посмотрела на остальных.

— Венд! — позвала она.

— Одна из ваших умерла.

Девочка застонала.

— Ты можешь рассказать мне, кто вы и как здесь очутились?

— Я Карлот, — ответила девочка. На глазах у нее появились слезы. — Мы из Дома Сержента. Лесорубы. Там был огонь… Все дерево запылало. Когда взорвался водяной бак, Венд оказалась в самом пекле. — Она покачала головой, и капельки слез разлетелись в стороны.

— Ничего, Карлот. Выпей воды и засни.

Ее манера пить воду весьма удивила Лори. Карлот взяла сосуд, положила на горлышко два пальца так, чтобы они почти закрыли отверстие, и резко поднесла сосуд ко рту. Струйка воды ударила в ее нижнюю губу. Она повторила свои действия, и на этот раз вода попала прямо в рот.

— Хочешь чего-нибудь поесть? Листвы?

— А что это?

Лори потянулась к одной из ветвей и сорвала с нее несколько небольших отростков. Карлот с сомнением уставилась на них.

— А, зелень.

— Ты знаешь, что это такое?

— Я уже бывала в кроне дерева. — Она попробовала. — Сладко. Старое дерево? — Она снова принялась за еду.

— Чуть позже я приготовлю тебе тушеное мясо, — пообещала Лори. — А теперь тебе надо поспать.

Карлот похлопала по плетеному полу.

— Как я могу спать, когда это врезается в меня? Будто вся кровь переливается на одну сторону.

Лондон-Дерево, дом Лори, было значительно больше своими размерами, и прилив на нем чувствовался куда сильнее. На Дереве же Граждан можно было уронить камень, медленно вздохнуть и снова поймать его, прежде чем тот успеет удариться о поверхность. Но Карлот, должно быть, всю свою жизнь провела в местах, где прилива не было вообще.

Девочка осторожно повернулась на другой бок. Глаза ее закрылись, и она тут же забылась сном.

Дерево все еще горело. Огонь на шесть-семь кломтров продвинулся к внутренней кроне. Основное пламя охватило подветренную сторону ствола. Бьющиеся языки пламени напоминали гриву небесного коня. В центре, сквозь черный чад, изредка пробивались красные всполохи. И в самом очаге пожарища виднелись неясные очертания бесформенной глыбы. Джеффер направил ГРУМ прямо к ней.

— Никак не пойму, почему оно не делится, — сказал Клэйв.

Антон беспокойно кивнул.

— Это короткое дерево, — пояснил Джеффер. — А без кроны оно еще короче.

— А почему деревья делятся? — спросил Антон.

— Это происходит, когда они умирают, — ответил Клэйв.

— Когда дерево уплывает слишком далеко от центра Дымового Кольца, оно начинает голодать, — объяснил Джеффер. — И спасается путем деления. Приливом одну половину выбрасывает наружу, а другую утаскивает внутрь. Одна половина возвращается туда, где есть вода и удобрения. А другая… Умирает, я думаю.

Они подобрались достаточно близко, чтобы различить в самом центре обуглившегося ствола несколько черных глыб. Огромная фигура, напоминающая стручок, разорванный изнутри. Затем — нечто обуглившееся, похожее на колокол и на плюющиеся огнем трубы, которые были приделаны к кормовой части ГРУМа. От «стручка» к «колоколу» шла широкая полоса белесого пепла. Неподалеку виднелось несколько обгоревших деревянных стен — то, что осталось от продолговатой хижины.

Клэйв потянулся за крыльями, которые взял у чужаков.

— Ученый, ты сможешь удержать здесь ГРУМ? Мы отправимся посмотреть, что там происходит. Если дерево распадется на половинки, нас удержит трос, привязанный к модулю.

Джеффер подавил протест. Ему страшно хотелось самому исследовать ту разрушенную область, но…

— Я справлюсь. Возьмите с собой тросы.

Солнце скроется на востоке буквально через несколько вздохов.

С торцевого конца, похожего на веер крыла, торчал какой-то прут. Немного потренировавшись, мужчины наконец сумели прикрепить эти прутья к голеням и крепко привязать веревками. Клэйв и Антон протиснулись через шлюз и вылетели в небо.

Джеффер нажал на белую кнопку.

— Приказываю: Голос, — произнес он.

— Готовность, Джеффер-Ученый, — отозвался ГРУМ.

Клэйв и Антон отчаянно били крыльями, постепенно приближаясь к выгоревшей области. Внезапно Антон, легко развернувшись, словно всегда был птицей, направился прямо к обугленной машине. Клэйв, которого постоянно заносило влево, стараясь не отставать, двинулся вслед за ним.

Пролетая, они подняли вверх тучу белого пепла, что лежал между «колоколом» и «стручком». Когда облако немного рассеялось, их взглядам открылась длинная труба, окруженная паутиной обвислых металлических нитей.

— Кенди, именем Государства. Привет, Джеффер.

На этот раз Джеффер не подпрыгнул на месте.

— Привет, Кенди. Ну, что ты обо всем этом скажешь?

— Ты больше моего знаешь о поврежденных деревьях. Я специализировался на машинах. — Контуры виднеющихся в носовой камере металлических нитей и находящейся рядом трубы замерцали красным. — Труба и проволока сделаны из металла. Этот пробитый бак… — на экране появилась еще одна мерцающая линия —…очень похож на огромный стручок растительного происхождения. Пепел вокруг трубы остался от сгоревшего дерева.

Джеффер, мы сейчас видим перед собой паровую ракету. Ваши чужаки использовали древесный огонь, чтобы разогреть трубу. Затем через трубу они пропускали воду в сопла. Весьма непроизводительно, но в вашей своеобразной окружающей среде таким способом они могли двигать дерево.

— Но зачем им понадобилось раненое дерево?

— Их спроси. Кто-нибудь выжил?

— Одна девочка умерла. Остальные пятеро в плохом состоянии. Моя жена не позволяет мне приближаться к ним. «Подожди парочку дней — и увидишь».

Клэйв и Антон летели вдоль трещины, рассекающей огромный бак на две половинки. Вскоре они добрались до нескольких продолговатых предметов, расположенных на другом конце бака.

— Заражение им не грозит, — сказал Проверяющий. — На корабле не было болезнетворных бактерий.

— Что?

— Просто думаю вслух. Я хочу поговорить с вашими чужаками. Пригласи их прокатиться, когда они придут в себя. Покажи им ГРУМ.

— Кенди, мне кажется, им лучше не знать о тебе.

— Я буду только наблюдать.

Клэйв и Антон, хлопая крыльями, направлялись к ГРУМу. Они тащили какой-то темный тюк, а тросов не было и в помине.

— Компания возвращается, — сообщил Джеффер.

— Джеффер, поддерживая контакт со мной, ты выступаешь от имени всего племени или я ошибаюсь?

— Пока я ничего никому не говорил.

— Тогда я буду молчать, пока они на борту.

Клэйв и Антон вернулись черные от сажи. Они отвязали мешающие теперь крылья и, толкая перед собой почерневшие от копоти трофеи, влезли в шлюз.

— Классно, а?! Это действительно все равно что летать! — ликовал Клэйв.

— На самом деле тебе никогда особо не нравился прилив, Клэйв. Как твоя нога?

— Как никогда лучше. — Клэйв согнул правую ногу. На бедре, под кожей и мускулами, обозначилась бесформенная шишка. Сложный перелом, который он себе заработал в Штатах Картера, сросся, но в джунглях, где вообще не было силы прилива, кость начала расти дальше. — Такое впечатление, словно я растянул ее. Теперь, если мне надо будет слетать куда-нибудь, я постараюсь пользоваться только одним крылом.

Они начали развешивать добычу по стенам. Два громадных крюка, дерево пополам с металлом. Металлическая полоса метровой длины с крошечными зубьями вдоль одного края. Более или менее сохранившая форму трубка из твердого дерева, к одному концу прилипли остатки обуглившегося пластикового шланга.

— Оружие и инструменты, — подвел итог Клэйв. — Больше ничего стоящего не осталось, за исключением самой трубы. Нам надо заполучить ее. Мы привязали к ней тросы. Джеффер, потянем ее за собой.

— Неплохо, особенно если учесть, что вы привязали ГРУМ к дереву, которое вот-вот разделится. Зачем она нам? Просто потому, что она сделана из металла?

— Я не очень-то понимаю, для чего она вообще служит, — пожал плечами Клэйв. — Мы могли бы воспроизвести все найденное, по крайней мере, теоретически. Единственное исключение — эта труба. Она не просто сделана из металла, это одна из космоштук. Продукт древней науки.

— С чего ты взял?

— Мы не нашли ни единого шва, — ответил Антон. — А когда сотрешь сажу, труба начинает блестеть. Клэйв, мне тоже это не очень-то нравится. Джеффер прав, дерево может разделиться и зашвырнуть нас далеко в небо, и ради чего? Крылья, да, отличная штука, но все остальное… Оно какое-то странное!

— Вытащи эту трубу, Ученый, — приказал Председатель Клэйв.

Антон нахмурился и замолчал.

— Пристегнитесь, — сказал Джеффер. — Будем надеяться, что тросы выдержат.

Дополнительные двигатели взвыли, ГРУМ содрогнулся и рванул вперед. Металлическая труба — шесть метров в длину и два в ширину — оторвалась от ствола и, окутанная облаком пепла, поплыла вслед за ними.

Когда Антон и Клэйв выбрались наружу, чтобы покрепче обвязать ее, Джеффер направился вместе с ними. Они с ухмылкой наблюдали, как он отчаянно бьется и вертится в воздухе, но затем совершенно неожиданно для себя, отталкиваясь от воздуха напряженными ногами, вдруг полетел, полетел не хуже какого-нибудь меченосца.

Они прикрепили трубу к корпусу и направились назад, к Дереву Граждан. Пылающее дерево продолжало уплывать на запад, медленно отдаляясь.

Лори не подпускала к хижине никого из граждан пять дней, целый Цикл сон-явь. Но запрет был снят, когда настало время пополнить запасы еды. Разер принес похлебки из водоптицы и привел с собой Клэйва, Джеффера, Гэввинга, Минью, Дебби, Джайан, Джинни, Марка, Джилл и целую орду ребятишек.

Речь мужчины звучала странновато. Он представился как Бус Сержент. После чего назвал остальных: его жена Риллин и их дочери Мишел, Кэрилли и Карлот.

— Мы отложили похороны до тех пор, пока вы достаточно не окрепнете, — сказал Клэйв. — Вообще вы способны сейчас говорить об этом?

Бус с горечью пожал плечами:

— Мы кремируем тела. Пепел идет в земножизненные баки. А вы как поступаете?

— Мертвецы идут на корм дереву.

— Понятно. Председатель Клэйв, что случилось с «Бревноносцем»?

— Не понял.

— «Бревноносец» — наше судно. Вы видели горящее дерево? Пожар начался вокруг «Бревноносца», в самом центре.

— Мы слетали туда. Привезли с собой металлическую трубу и еще кое-какие вещи.

— Вам удалось спасти главную подкормовую трубу?! Каким образом?

— Мы воспользовались ГРУМом. Это старая космоштука, очень древняя, но еще работает. Обычно с ее помощью мы двигаем дерево.

Бус улыбнулся, вздохнул и, казалось, задремал.

— Кто вы такие? — спросила Лори. — Карлот упоминала о каких-то лесорубах.

— Меня зовут Риллин, — ответила пожилая женщина. — Да, мы лесорубы. Мы перевозим бревна в Сгусток и там продаем их.

— Вы хотите сказать, что там живут люди? — удивился Председатель Клэйв.

Риллин невесело усмехнулась.

— Чуть больше тысячи. Если с детьми, то около двух тысяч.

— Тысяч. М-да. И вы двигаете деревья. А что, в Сгустке нет деревьев?

— Нет. Там прилив не тот.

— Как вы двигаете дерево?

— Отрезаем одну из крон, ту, что с подветренной стороны. Тогда ветер давит только на внешнюю крону и таким образом гонит дерево на запад. Постепенно оно опускается ближе к Вою, и скорость его увеличивается…

— …Но, конечно же, нам нужна ракета, — продолжала Риллин. — Ракета представляет собой бак с водой, одно сопло и металлическую трубу, окруженную огнем. Мы пропускаем воду через трубу. Пар вырывается с того конца, куда мы направляемся. Но нет трубы — нет и «Бревноносца». Вы уловили суть процесса?

Граждане переглянулись. Дети познавали эту истину прежде, чем начинали говорить!

— В общем, когда мы подбираемся к Сгустку, то отделяем другую крону и при помощи ракеты транспортируем бревно к причалам. Затем наступает черед продажи. И этим мы занимаемся всю нашу жизнь. Но вот огонь вырвался из-под нашей власти… Я устала.

— Гостям нужен отдых. Все вон, — приказала Лори. — Председатель, не мог бы ты вывести их отсюда?

Граждане поплыли прочь, горячо обсуждая услышанное.

Через четыре сна все Серженты были уже на ногах. Многие граждане вызвались показать им окрестности. Гости двигались осторожно (беспокоили заживающие ожоги и непривычная сила приливали внимательно слушали. Говорили они, несколько растягивая гласные и часто употребляя странные слова… Все, кроме Кэрилли. Единственная из всей семьи, она всегда молчала.

Серженты вернулись с прогулки усталые. Их новая хижина была весьма примитивной, но зато просторной. Граждане постарались и из подручных средств сотворили вполне уютное жилище.

 

Глава четвертая ВНУТРЕННЯЯ КРОНА

Интегральные деревья. …Эти интегральные деревья достигают потрясающих размеров. Когда такое дерево приобретает свою нормальную длину, его стабилизирует приливный эффект. Оно состоит из длинного, стройного ствола и двух пышных зеленых крон на обоих концах. Десятки тысяч таких радиальных спиц кружатся вокруг звезды Левой, каждая в несколько десятков километров длиной.
Клэр Дальтон, социология/медицина С кассет Дерева Граждан, 7-й год Мятежа

Подобно многим растениям Дымового Кольца интегральное дерево является сборщиком почвы. На концах его действует приливное притяжение. И ветра! Кроны интегральных деревьев подвержены постоянному действию ветра: на внутренней кроне он дует с запада, на внешней — с востока. В результате ориентированный в сторону прилива ствол с каждой стороны изгибается, превращаясь в тонкую, почти строго горизонтальную ветвь, тем самым напоминая знак интеграла. Те же кроны отсеивают из ветра различные удобрения: почву, воду, а также животных и растения, которые погибают от столкновения с деревом.

Везде, кроме интегральных деревьев, царит невесомость. Опасности для здоровья, которые таит в себе жизнь в невесомости, хорошо известны. Если «Дисциплина» действительно оставила нас здесь, если мы обречены всю свою жизнь провести в этой в высшей степени странной и необычной среде, тогда нам ничего не остается, кроме как поселиться в кронах интегральных деревьев…

Первыми ели старшие граждане. Бус заметил, что его дочери отошли в сторону (этому они уже успели научиться), пока девочка с Дерева Граждан наполняла его чашу похлебкой из водяной птицы, черпая из большого, необработанного керамического котла. Приняв чашу и стараясь держать ее как можно ровнее, он двинулся вслед за своей женой к одной из плетеных стен Общинных.

— Ты думаешь о приливе так, будто он твой вечный враг, — мягко сказала Риллин. — Подумай лучше о его выгодах.

— Ха.

— Прилив дает тебе чувство направления. То, от чего можно оттолкнуться. Вот, смотри.

Взяв чашу в одну руку, Риллин легко обернулась вокруг своей оси. Из миски не пролилось ни капли.

— Двигаться под действием прилива не так уж неприятно, просто слегка непривычно. На фоне граждан мы выглядим страшно неуклюжими, но мы привыкнем, милый. Мы обязательно ко всему привыкнем.

— Стет. Я всю свою жизнь посвятил лазанью по этим деревьям…

Их окружила стайка ребятишек. Приземистая полная девочка спросила:

— А как вы двигаете дерево, если у вас нет ГРУМа?

— Давайте присядем, а потом я вам все расскажу, — ответил Бус.

Дюжина детишек терпеливо ждала, пока Бус и Риллин устраивались в листве. Потом дети разом сели.

Бус принялся за еду, одновременно обдумывая свой ответ. Наконец он произнес:

— Нужна ракета. Моей ракетой был «Бревноносец», который раньше принадлежал моему отцу.

— А кто построил первую ракету? — спросил один мальчик.

Бус приветливо улыбнулся мальчику-карлику.

— Первую ракету нам дала «Дисциплина». У нее был мозг — Библиотека. Адмиралтейство до сих пор хранит ее, в ней кроется куда больше знаний, нежели на ваших маленьких кассетках. Как бы то ни было, но сначала вам потребуется ракета просто для того, чтобы добраться до стручковых рощ.

Неподалеку от них присела высокая женщина, ростом чуть ли не с самого Буса. Он притворился, будто не заметил ее.

— Затем вы выбираете в роще самый большой стручок — он будет вашим водяным баком. Потом вы разрезаете на две части еще один стручок — это будут сопла вашей ракеты. К носовой части подсоединяете трубу. Чтобы удержать огненную кору, приматываете ее проволокой к трубе. Затем вы поджигаете кору. При подкачке воды в раскаленную трубу образуется пар, который вырывается из сопла, и вы движетесь в противоположную сторону.

Полненькая девочка спросила:

— А откуда взялись эти самые трубы?

— Не знаю. Может, с «Дисциплины», если таковая когда-нибудь существовала. — Дети тихо захихикали. Бус не понял, почему они смеются, и поэтому предпочел не обращать на смех никакого внимания. — Как мне говорили, всего в Империи сто двадцать метров трубы, и сорок восемь из них составляют трубы одиннадцати судов, принадлежащих лесорубам. У «Дровосека» есть запасная труба, но они богаче нас.

Таким образом, ракета состоит из полутора стручков, трубы, некоторого количества проволоки и подобия хижины, расположенной на другом конце водяного бака. Для буксировки понадобятся большие крючья. Кроме того, вы должны взять с собой пилы, чтобы разделить дерево, и арбалеты, чтобы добывать пищу. Одно путешествие длится примерно год, иногда два. Большинство из нас берет с собой свои семьи.

Затем вы отправляетесь на поиски жалящих джунглей. В них водятся медовые шершни, они очень опасны. Чтобы подобраться к их гнезду, нужно плотно закутаться во что-нибудь. Мед — это вязкое красное вещество, по вкусу напоминающее листву, только слаще.

Вот вы выбрали дерево. Самая подходящая длина — тридцать кломтров. Вы сажаете свою ракету посередине, но пока не используете ее, затем проводите медом черту, ведущую к одной из крон, по кругу надпиливаете кору вокруг кроны и снова метите ее медом. Вам известно о жучках, которые перегрызают дерево пополам, если оно начинает умирать?

Головки дружно кивнули в ответ.

— Жучки ползут по меду вниз, — продолжал Бус, — и съедают мед У кроны. Тут-то они и попались! Меда-то больше нет. Ничего им не остается, кроме как грызть дерево. Через несколько снов крона сама отпадает.

Дети испуганно зашептались.

— Мы никогда не используем те деревья, которые уже заняты, — успокоил их Бус. — Приближаясь к Сгустку, дерево все равно умирает. Интегральным деревьям требуется постоянный прилив, направленный строго на Вой.

— А сколько деревьев вы уже убили? — довольно холодно спросила полненькая девочка.

Бус заметил, что она почти взрослая.

— Десять.

Карлик (тоже взрослый, на лице его начинала пробиваться небольшая бородка) спросил:

— А зачем вы отрезаете крону?

— Чтобы двигаться. Тебе известно правило? Запад несет тебя внутрь. Я хочу, чтобы дерево двигалось на восток, обратно к Сгустку, поэтому и отрезаю внутреннюю крону. Теперь лишь западный ветер дует во внешнюю крону, ведь внутренней кроны нет, так что здесь ветру уцепиться не за что. Дерево продвигается на запад. Оно падает по направлению к Вою. Чем ближе к Вою, тем короче орбиты, поэтому дерево идет на восток. Спустя некоторое время я снова возвращаюсь на прежнюю орбиту, только уже рядом со Сгустком, но дерево все еще продолжает движение. Вот тогда-то я и обращаюсь за помощью к моей ракете. Я должен отрезать другую крону, а затем ракетой загнать дерево в Сгусток.

— А что потом? — спросил юноша-карлик.

— Потом я как можно дороже продаю бревно и надеюсь, что одновременно никто больше не привез бревен. Если же еще кто-нибудь продает свою добычу, может получиться так, что ни он, ни я не получим достаточно денег за свою работу.

Лица детей стали задумчивыми.

— Так почему же вы потерпели бедствие?

Бус почувствовал, как у него перехватило дыхание. Но тут к нему на помощь пришла Риллин:

— Мы торопились. Подумали, что было бы неплохо набрать побольше воды, и потому запустили ракету еще до того как крона отвалилась. Начался пожар. Наша дочурка Венд пыталась выбраться из хижины, когда водяной бак… Ну, он чересчур нагрелся и…

— Водяной бак разорвался, — торопливо вставил Бус. — Венд оказалась в самом пекле. Карлот и я получили ожоги, когда вытаскивали ее оттуда. Мы направлялись к тому огромному пруду, а ваше дерево плыло как раз перед ним, так что до него было ближе всего. Вы нашли нас, когда мы из последних сил цеплялись за ствол… А потом

Венд умерла, да и все мы были на волосок от смерти.

К этому времени все взрослые получили свои порции похлебки. Дети потянулись к котлу. Бус вновь принялся за еду. Похлебка его уже остыла.

Скорее всего, он уже никогда больше не увидит Сгусток.

Да и какая разница. Он и его семья все равно стали бы там нищими. У него не было ничего, кроме «Бревноносца», а теперь он и его лишился.

Когда все взрослые наконец принялись за еду, у котла выстроилась очередь из детишек. Разер стоял как раз перед тремя высокими темными девушками и сразу позади своего брата Хэрри.

— Поменяйся с Джилл, — шепнул Разер брату.

— Хорошо.

Услуга за услугу. Потом Разер встанет у котла или у жернова вместо Хэрри, или покажет ему какой-нибудь приемчик из борьбы, или еще что-нибудь. Это не требовало долгих обсуждений. Хэрри вышел из очереди, подошел к Джилл, туда, где она разливала похлебку, и что-то сказал ей. Джилл налила себе, а Хэрри сменил ее.

Вскоре девушка присоединилась к Разеру.

— Ну, и зачем все это? — спросила она строго, хотя явно была довольна.

— Я выслушал рассказ взрослых. Теперь мне захотелось поговорить с их дочерьми. Пойдешь ‘ со мной? Если они не пожелают общаться с карликом, то, может быть, заговорят с тобой.

Джилл и Разер последовали за девушками из семьи Сержента, которые в эту минуту осторожно шли по плетеному полу Общинных. Подойдя к стене, не сводя глаз со своих мисок, они медленно опустились в листву. Однако из миски Карлот все-таки вылилось немного похлебки.

— Отверстие в ней слишком большое, — пожаловалась она.

— Тебе просто надо привыкнуть… Меня зовут Джилл, а это Разер.

— А как вы едите, когда находитесь в середине дерева?

Джилл и Разер устроились напротив них. Разер сделал из четырех веточек палочки для еды.

— Я обычно беру с собой копченую индейку, — ответила Джилл.

— А вы? У ваших чаш, наверное, просто поменьше отверстия?

— Да, и еще у нас есть вот это. — Карлот показала им пару палочек, вырезанных из кости и покрытых богатой резьбой. — Вам везет. У вас всегда под рукой… Спинные ветви?

— Нет, это просто веточки. Спинные ветви — они большие.

Третья девочка, Кэрилли, не промолвила ни слова. Она сосредоточенно смотрела в свою чашу.

— Вы кажетесь совершенно счастливыми здесь, — проговорила Мишел.

— Что ты имеешь в виду? — не понял ее Разер.

— Вы, все вы. У вас есть свое дерево, и больше вам ничего не нужно. Древесина под боком. Одежды, что вы носите… Ведь они сделаны из волокон ветвей?

— Из листвы, после того как из нее выгнали сахар.

— А красители вы добываете из ягод. Вода стекает вниз по стволу в тот бассейн, вы едите листву и добываете мясо из неба. Кроме того, у вас есть ГРУМ. Не будь ГРУМа, вам бы пришлось построить ракету, чтобы двигать дерево.

— Но у нас нет земножизненных культур, — посетовал Разер. — Взрослые не взяли с собой семян и яиц.

— Вы могли бы купить их на Рынке, если бы были достаточно богаты.

— Мы не знаем этих слов, — удивилась Джилл. — Богаты? Купить?

— Вот, смотрите, — сказала Мишел, — предположим, вам нужны земножизненные семена, голуби или индейки. Стет, вы идете на Рынок и там находите все, что нужно. Теперь вы должны это купить. Вам надо отдать владельцу нужных вам вещей что-то взамен. Ну, металл, к примеру.

— У нас не так много металла, — сказал Разер. — А какие там люди? Как вы?

— Раз на раз не приходится, — ответила Карлот. — Что ты имеешь в виду? Высокие? Темнокожие? Среди нас есть и те, что потемнее, и люди со светлой кожей, низенькие и… Ну, в основном все женщины такого роста, как я, мужчины — выше.

— И ни одного карлика?

— О, конечно, среди нас есть и карлики. Во Флоте.

— А как вы к ним относитесь? — Вопрос вырвался сам собой.

— А как тебе мои ноги? — вдруг спросила Карлот.

Разер вспыхнул:

— Они прекрасны.

На Карлот были надеты блуза ярко-красного цвета и брюки Дерева Граждан, скрывавшие ее ноги.

— Одна моя нога длиннее другой. А у Адмирала рука, словно крылышко у индейки. Я сама видела. Все мы не похожи друг на друга, Разер, и нас это мало смущает.

Марк любил есть, сидя у котла. Здесь и нашли его Клэйв и Минья.

Они очистили себе веточки и принялись за еду. Чуть позже Клэйв спросил:

— Ну, и как тебе Серженты?

— Ничего, осваиваются.

— Я не это имел в виду, — начал было Клэйв, но Минья тут же перебила его:

— Приживутся ли они на Дереве Граждан?

— О… — Марк ненадолго задумался. — Половина из вас пришла с внутренней кроны разделившегося дерева. Ты, Минья, родом с внешней кроны. Трое — из Штатов Картера. Мы с Лори жили на Лондон-Дереве. Когда-то Лондон-Дерево совершало налеты на Штаты Картера, чтобы пополнить число своих разморов. Но вот уже четырнадцать лет мы живем здесь, и пока никто никого не обидел. Привыкнем и к Сержентам.

— Да, мы к ним привыкнем… — снова начал Клэйв.

— Интересно, а что они о нас думают? — задумчиво произнесла Минья.

Клэйв фыркнул:

— Они считают, что мы немного отстали в своем развитии, и им, конечно, хотелось бы уговорить нас слетать в Сгусток.

«К чему он ведет?» — подумал Марк, но вслух спросил:

— Ты думаешь, им нужен наш ГРУМ?

— Да нет, здесь совсем другое. Они пытаются выяснить, можно ли построить паровую ракету при помощи той металлической трубы, которую вытащили с горящего дерева.

— Ага. — Теперь до Марка дошло. — Они могут построить нам машину, которая двигает деревья. Они могут уговорить всех нас отправиться в Сгусток. Так вот почему ты вдруг забеспокоился, Председатель? Мы можем потерять добрую половину племени. Лори до сих пор твердит, что нас очень мало.

— А тебе что нужно, Марк?

— Мне от Сгустка ничего не надо. Мы здесь. Двенадцать взрослых, двадцать детей, и мы счастливы на Дереве Граждан. И мне бы совсем не хотелось стать чьим-нибудь размором.

— Именно этого я и боюсь, — кивнул Клэйв.

— Мы столько сил приложили, чтобы построить наше жилище, — сказала Минья. — Гэввинг знает, мы чуть не вымерли тогда. Как он может рисковать всем, чего мы добились за эти годы?!

— Кажется, мы думаем одинаково, — подвел итог Клэйв. — Ну? И что нам теперь делать?

Лори и Джеффер пропустили обед. Лори увела мужа на восток, подальше от хижин. Там, в темном чреве листвы и веточек, они начали делать детей.

Раскинувшись на подстилке, расслабившись впервые за много дней, Лори сорвала горсть листвы и сунула ее в рот Джефферу.

— Это напоминает тебе о днях молодости? — невнятно, жуя листву, спросил он.

Улыбка с ее лица мигом исчезла.

— Жизнь девушки на Лондон-Дереве отличается от жизни здесь. Когда юноши взрослели, они уже не нуждались в нас. Они ходили во внутреннюю крону. Женщины-разморы принадлежали любому мужчине. Джеффер, ты же сам все это прекрасно знаешь!

— Да. Именно так забеременела от Марка Минья, еще до того как нам удалось вырваться оттуда.

Лори перевернулась и прижалась к нему.

— А может, это не он? Любой мужчина может стать отцом карлика.

— Даже Разер не верит этому.

— Эго беспокоит его?

— Конечно…

— Да, кстати, вы ведь вместе были на сгоревшем дереве, что вы там нашли?

— Целую кучу обгоревшего хлама… Я забыл, как Бус это называл, но все это можно заменить, кроме… Как же он назвал это? Какая-то проволока.

— Я хочу слетать в Сгусток.

— Я тоже. Но Клэйв не позволит лететь сразу двоим Ученым. — Джеффер поцеловал жену в щеку. — Давай выждем время. Как ты думаешь, Клэйв позволит нам взять ГРУМ?

— Нет.

Она почувствовала, как он пожал плечами.

— Что ж, тогда полетим по методу лесорубов? — Она кивнула, а он продолжил: — Думаю, все граждане Сгустка выглядят так же, как лесные гиганты. Надо будет прихватить с собой кого-нибудь из них. Антон и Дебби с удовольствием отправятся с нами. Также возьмем с собой пару Сержентов, чтобы показывали дорогу. Ну, а защита… Мы не хотим рисковать ГРУМом в Сгустке, но можно захватить с собой серебряный костюм. Надо только уговорить Марка…

Несмотря на то, что по Дереву Граждан катилась настоящая волна споров и разногласий, всех объединяло одно желание — летать.

Немало помогли девушки Сержентов. Из ветвей и кусочков ткани, сделанной на ткацких станках, они смастерили крылья. Кэрилли работала спокойно, движения ее были уверенными, опытными, но при этом она не произносила ни слова. Мишел и Карлот, наоборот, все старались объяснить и исправляли ошибки детей, которые пытались превзойти их. Работа спорилась. Гражданам придется носить свои старые рубашки и брюки еще полгода (на изготовление ткани уходит много времени), но зато через двенадцать дней было готово двадцать четыре крыла.

Джеффер взял с собой Мишел, Минью, Гэввинга и восьмерых детишек постарше. На лифте они все вместе поднялись к середине дерева. Остальные дети с рвением крутили жернов, зная, что следующая очередь — их.

Разер прыгнул, полетел и немедленно понял: крылья — это то, чего ему так не хватало в жизни. Джилл выглядела так, будто шла навстречу смерти, но когда на ее лодыжках закрепили лоскутки ткани и она увидела, что Разер уже в небе, она тоже полетела. Мишел выступала в роли инструктора. Джеффер учился, как отталкиваться от воздуха, как поворачивать. А когда небо заполнилось крылатыми взрослыми и детьми, остальные судорожно сглотнули, отцепились от коры и полетели за ними.

Целый оборот Солнца они резвились в небе. Взрослым пришлось приложить немало усилий, чтобы затолкать детишек обратно в лифт.

Тогда Джеффер отослал всех вниз, сам же остался.

— Хочу кое-что отремонтировать. Пошлите лифт обратно, когда спуститесь.

— Кенди, именем Государства. Привет, Ученый.

— Привет, Кенди.

— Как поживают ваши беженцы?

— Четверо из Сержентов уже почти оправились. Одна девочка, Кэрилли, выглядит вроде бы нормально, только все время молчит.

— Это шок. Она поправится. Когда я смогу увидеть их?

— Кенди, я хотел прокатить Мишел на ГРУМе, но Председатель строго-настрого запретил. Он боится, что они попытаются украсть модуль.

— Ерунда. А как считают остальные члены вашего племени?

— Мы разделились примерно поровну. Половина из нас хочет слетать проведать, что такое творится в Сгустке. Там есть одно место, Рынок, где мы можем достать все, что угодно. Это Серженты рассказали нам.

— Ну и?

— Но Председатель буквально до судорог боится Сгустка. Он считает, что мы и так подобрались к нему слишком близко. У него есть сторонники. Джайан и Джинни, это естественно, но, кроме того, с ними Марк и Минья. Даже Серженты не горят особым желанием возвратиться в родные пенаты. Марк попросил у Риллин руки ее дочери, и она дала свое согласие.

— Хорошо. А что обо всем этом думаешь ты, Джеффер?

— Я хочу побывать в Сгустке. Бус как-то упоминал, что там есть нечто, называемое Библиотекой. По описаниям она очень похожа на автопилот для ГРУМа. Интересно просмотреть их кассеты.

— Я помню Клэйва. Он ведет своих граждан туда, куда они сами хотят идти. Созовите совет. Заставьте граждан принять твердое решение. Тогда согласится и Клэйв. А Марк? Есть какая-нибудь надежда уговорить его?

— Ни малейшей.

— Серженты рассказали вам, как они используют деревья. Я тоже хочу об этом знать.

 

Глава пятая СЕРЕБРЯНЫЙ КОСТЮМ

Мы были избраны для этой миссии. Ни одному гражданину не разрешается покидать пределы земной орбиты до тех пор, пока Государство не решит, пригоден он для жизни в невесомости или нет. Из десяти тысяч лишь у одного человека гены таковы, что он может прожить месяцы, а то и годы в невесомости, и кости его не ослабнут, а пищеварительный тракт не откажет.
Шэрон Левой, астронавигация С кассет Адмиралтейства, 3-й год Мятежа

Мы исполнили наш долг, отправившись к звездам. Когда отключилась тяга, мы, сгрудившись в тесном отсеке, где еле-еле хватало места, чтобы развести руки, учились летать. Это настоящий полет. Конечно, при виде Дымового Кольца кажется, будто самые невероятные ваши мечтания свершились, — так, во всяком случае, показалось нам.

— Кенди, именем Государства. Привет, Джеффер. Прошло уже больше тридцати дней.

— Я был занят. Собирался совет. Мы проиграли.

— Кто выступил против?

— Клэйв. Джайан и Джинни. Минья. Марк.

— Пятеро из десяти. Если считать Сержентов, из двенадцати.

— Тринадцати. Мишел уже достаточно взрослая, а кроме того, она недавно вышла замуж, став младшей, после Миньи, женой Гэввинга. Минья старовата, чтобы иметь детей. Мишел не прекословит ни мужу, ни Минье. Серженты пока еще не привыкли мыслить как граждане. Антон не вступает ни в какие споры. Я вообще не знаю, о чем он думает. Остальные испытывают некоторое любопытство к Сгустку, но не более того.

— Ты разочарован. Не расстраивайся. Главным здесь выступил Клэйв. У Клэйва на Дереве Граждан есть все, что ему нужно для этой жизни.

— Кенди, ты считаешь нас дикарями?

— Да. Чтобы создать цивилизацию, требуются усилия множества людей. Вас слишком мало, здесь вы навсегда останетесь дикарями!

Щеки, шея и уши Джеффера внезапно вспыхнули.

— Нам нужны те вещи, без которых Дереву Граждан просто не обойтись. Лори на моей стороне, но лететь вместе мы не можем. Дереву нужен Ученый. И нам придется забрать ГРУМ. Мы…

— Так забирайте его.

— Ты шутишь. Дерево Дальтон-Квинна погибло из-за того, что мы не умели двигать его. Я не хочу, чтобы то же самое произошло с Деревом Граждан.

— Слетав на разведку, вы вернете ГРУМ.

Джеффер помедлил, обдумывая его слова.

— Мы можем лишиться ГРУМа.

— Вы можете построить паровую ракету. Джеффер, я выхожу из области связи.

— У нас только одна труба, и она потребуется нам, чтобы стать лесорубами. Без трубы Дерево Граждан не сможет построить паровую ракету. Кенди!

Сигнал потонул в шуме.

Кенди вернулся к своим записям.

Марк, пригнувшись, шел вперед. Его длинные волосы и борода, словно губка, впитывали пот. Брус, вырезанный из большой спинной ветви и привязанный к его спине, весил почти столько же, сколько он сам. Тяжело дыша, Марк карабкался вверх по жернову, стараясь держаться выше Кэрилли и семерых детишек. С брусом на спине Марк по весу заменял двух взрослых людей.

Жернов был шести метров в диаметре и четырех в ширину — деревянное колесо, сложенное из спинных веточекТ Вода, бегущая вниз по стволу, лишь слегка подталкивала его, и требовалось еще несколько человек, чтобы приводить в движение лифт.

Стало немного полегче — жернов завращался быстрее. Сейчас, должно быть, клетки лифта проходили мимо друг друга.

— Всем с жернова! — выдохнул Марк. — Пошли!

Семеро заливающихся смехом детишек выпрыгнули из колеса, внутри остались только Марк и Кэрилли.

Солнце проглянуло сквозь листву, и на их лица упал случайный лучик света.

Темная кожа Кэрилли блестела от пота; тяжело дыша, она двигалась рядом с Марком. Он знал, она понимает его.

— Кэрилли, когда верхняя клеть достигает самого верха, она ничего не весит. Нам приходится поднимать тогда нижнюю клеть. А сейчас клети находятся почти друг напротив друга. Я могу справиться с этим один. Но спустя некоторое время нижняя клеть начнет падать. Я должен буду выйти отсюда. Встань за тормоз. Замедли ее падение.

— Она наблюдала за ним, прислушиваясь к его словам. — Выпрыгивай, давай.

В тот же самый миг он вдруг заметил, что она боится.

— Ну, хорошо. — Марк позволил клети завертеть себя. Перевернувшись, он зацепился за противоположную сторону. — Я замедлил движение жернова. Ты можешь сейчас выбраться?

Кэрилли выползла наружу.

А двадцатью кломтрами выше Лори и ее ученики, должно быть, гадали, что такое случилось там, внизу. Марк снова принялся вертеть колесо. Тело его исполняло привычную работу, тогда как мыслями он был далеко отсюда.

Давным-давно, в дальних краях, когда-то существовала цивилизация.

На Лондон-Дереве были специальные велосипеды, при помощи которых поднимали грузы к середине дерева, и велосипеды эти крутили разморы. Жизнь на Дереве Граждан была весьма примитивной. Да, конечно, они обладали ГРУМом, в свое время принадлежавшим Лондон-Дереву: ученая штука, оставшаяся им с той поры, когда люди пришли со звезд. Иначе бы пришлось строить все самим.

Марк объяснил беженцам, как построить лифт. Марк хотел сделать велосипеды, но вместо этого Ученые построили жернов. Рядом с жерновом хранился серебряный костюм, шлем которого был всегда откинут. Граждане, находящиеся в ГРУМе, могли вызвать лифт, воспользовавшись встроенной в костюм рацией.

Чуть ниже жернова раскинулась ложбина Общинных комнат.

Марк заметил две небольшие фигурки, направляющиеся на восток. Высокая темнокожая девушка намного опережала юношу, который двигался более медленными, короткими шагами, словно сила прилива действовала на него в большей степени.

Его сын. Об этом свидетельствует рост. Разеру суждено было стать следующим Серебряным Человеком, но сам Марк никогда бы не пожелал своему сыну такой судьбы. Марк подумал, понимают ли граждане, каким богатством обладают. За тот небольшой отрезок времени, что существует Дерево Граждан, ни разу не возникло нужды в непобедимом воине, и серебряный костюм превратился в обычное устройство, используемое для связи друг с другом.

Если бы не тот дурацкий Поступок, Марк до сих пор оставался бы гражданином Лондон-Дерева. Но в таком случае он никогда бы не увидел звезд… И своего сына.

Жернов начал вращаться сам по себе. Марк выпрыгнул, скинул со своих плеч деревянный брус и посмотрел на ствол. Нижняя клеть пока не показалась.

— Пускай себе вращается, — сказал он.

Если бы Кэрилли могла говорить, улыбалась бы она ему так, как улыбается сейчас? Он взял ее за руку:

— Лори хотела, чтобы ты отправилась с ними. Но ты боишься подниматься на ствол, да? — Когда Марк еще жил на Лондон-Дере-ве, он знавал некоторых граждан, которые до смерти боялись упасть. Это было врожденным. Но, допустим, женщина родилась в Штатах Картера, неужели она будет бояться невесомости до конца своих дней? Нет, только в том случае, если на этот страх наложится еще страх пожара.

— Лори хотела, чтобы и я пошел. Интересно, на что это похоже? Летать…

Взгляд его привлек серебряный костюм. «Нет».

Его обычным делом на Лондон-Дереве была война. Есть ли в Сгустке разморовладельцы? Кэрилли наверняка знает.

— Если б ты только могла говорить. Ученые не могут поженить нас, пока ты вновь не заговоришь. Здесь самое главное — слово «да». Может, попробуешь? Скажи «да»…

— Марк!

От неожиданности он даже подпрыгнул.

— Дебби!

— Она самая, — откликнулась она снизу. — Ну что, сменить тебя?

Марк проглотил чуть не вырвавшееся проклятие:

— Пустая клеть уже спускается. Когда Солнце будет примерно на одиннадцати часах, можешь тормозить.

— Поняла. — К ним вскарабкались Дебби и Джеффер. — Привет, Кэрилли.

— Ты не хочешь полетать? — спросил Джеффер. — Тебе бы следовало попробовать.

— Это не для меня. Я Серебряный Человек. Я летаю с помощью своего серебряного костюма. Пойдем, Кэрилли.

Проходя мимо Устья дерева, Гэввинг многозначительно заметил:

— Хэрри, Карлот, я слышал, в прачечной нужна помощь.

Они сразу отделились, Хэрри, правда, немного поворчал, но потом последовал вслед за Карлот.

Разер и Гэввинг свернули в туннель, ведущий прямо к жернову. По спине Разера пробежал холодок: он почувствовал, что происходит что-то неладное.

— Отец, там, на жернове, действительно нужна помощь?

— Нет, — не оглядываясь, ответил Гэввинг.

Жернов лениво покачивало водой. Неподалеку, в листве, лежали Дебби и Джеффер, неторопливо поедая листья и о чем-то беседуя. При виде Гэввинга они поднялись.

— Я привел его, — сказал Гэввинг.

Наверняка речь пойдет о семье Сержентов и о том совете, что состоялся как раз незадолго до прошлого периода сна, тогда еще удалили всех детей. И о тех спорах, что разделили семьи дерева на две половины. «Знают ли об этом мои матери? Одобрили бы они мое поведение?» Но вслух Разер спросил:

— Может, следовало пригласить Карлот?

— В этом нет нужды. Разер, нам надо кое-что выяснить. — Гэввинг показал на приземистую, безликую фигуру, сделанную из серебристого металла. — Примерь-ка его.

— Серебряный костюм?

— Да. Попробуй, влезешь ты в него?

Разер оглядел костюм со всех сторон. Эта вещь навевала страх, поговаривали, будто сделана она еще древними учеными. Это была летающая боевая машина, она могла выдержать удар выпущенной из арбалета стрелы, выдержать то безвоздушье, что кроется за пределами известного мира. Разер никогда не видел, чтобы шлем ее был опущен.

— Подними эту защелку, — давал указания Джеффер. — Возьмись за шлем и поверни его. Потяни вверх. Теперь поверни в другую сторону.

Шлем откинулся и закачался на петлях.

— Так, теперь эту защелку. Теперь потяни вот это вниз… Открывай… Отлично.

Костюм раскрылся. Внутри него было пусто.

— Ну что, влезешь?

— А где Марк?

— Не бойся. Мы сменили его, и он пошел вместе с Кэрилли на кухню.

— Отец, подожди. Послушайте меня. Я единственный юноша на всем дереве, у которого есть два отца и две матери сразу. — Стараясь не обращать внимания на ту боль, которая внезапно отразилась на лице Гэввинга, Разер продолжал: — Мы никогда не говорили об этом, но я всегда знал… Рано или поздно, но я бы… Марк знает, что вы здесь делаете с серебряным костюмом?

— Нет.

— Да в чем дело, наконец!

Их было четверо, и все взрослые, они могли заставить его делать все, что им заблагорассудится, но сейчас это не имело ровно никакого значения. Им нужно было его добровольное сотрудничество.

— Мы собираемся узнать, что скрывается за пределами Дерева Граждан, — ответил Джеффер-Ученый. — Разведать территорию Дымового Кольца. Мы не хотим оставаться дикарями до тех пор, пока не придет кто-нибудь с неба и не научит нас всему силой.

— Мы летим в Сгусток, — сказал Гэввинг. — Мы будем в большей безопасности, если возьмем с собой Серебряного Человека.

— Но ведь Марк лететь не хочет…

— Вот именно.

Они наблюдали за Разером, пытающимся влезть в костюм. Сначала ему пришлось просунуть туда ноги, затем поднырнуть под шейную Пластину. Он задвинул скользящие зажимы, закрыл все защелки. Несмотря на то, что у живота костюм слегка болтался, во всем остальном он подходил просто идеально.

— Все нормально.

Джеффер надел на него шлем, повернул влево на два ми’метра, затем — вправо. Разер оказался запертым в коробке, словно специально сделанной по его росту и размерам. Изнутри костюм слегка отдавал запахами предыдущих владельцев, запахами напряжения, страха. Разер подвигал руками, потом ногами и ощутил легкое сопротивление. Затем он повернулся, протянул руку и сорвал горсть листвы… Отлично. Он мог двигаться.

Воздух внутри костюма стал спертым. Но Джеффер уже отвернул шлем и поднял его. Взрослые улыбались друг другу.

— Все прекрасно. Вылезай, — произнес Гэввинг.

Выбраться из серебряного костюма было ничуть не легче, чем залезть в него.

— А теперь я вас слушаю, — сказал Разер.

— Некоторые из нас собираются посетить Сгусток. Ты хочешь полететь с нами?

— А кто летит? Сколько времени это займет?

— Лечу я, — ответил Джеффер. — Гэввинг. Бус и Риллин. Антон и Дебби. В Сгустке живут только лесные гиганты. Нам понадобятся люди такого же роста.

— А Председатель…

— Он постарается остановить нас.

— Отец, вообще-то мне не очень нравится мысль, что мы можем никогда больше не вернуться.

Гэввинг покачал головой:

— Им нужно, чтобы ГРУМ вернулся. Им нужно, чтобы вернулись мы. Половина граждан на нашей стороне. Они просто не хотят перечить Председателю.

— Вы забираете с собой ГРУМ?

— Да. — Гэввинг похлопал Разера по плечу. — Подумай над этим. У нас есть два сна, чтобы собраться и подготовиться к путешествию. Но каковым бы ни было твое решение, ни в коем случае никому даже не заикайся о нем, особенно своим матерям. Здесь дело не столько в тех богатствах, которыми обладает Адмиралтейство Сгустка. Вопрос стоит…

— Что именно вы собираетесь делать?

И они рассказали ему.

 

Глава шестая НАЧАЛО МЯТЕЖА

Медицинские выкладки показывают, что люди из ГРУМа-6 солгали мне. Их реакция на обвинение в мятеже была недвусмысленной. Я упустил возможность расспросить их более подробно. Вполне возможно, они восстали против законных владельцев ГРУМа. Наследственность покажет. Налицо дурная привычка. Я избавлю их от нее.
Шарлз Дэвис Кенди, Проверяющий Из бортового журнала космического корабля «Дисциплина», год 1893-й по исчислению Государства, 370-й год Мятежа

Клэйв первым выпрыгнул из лифта. Крылья болтались на тросах прямо рядом с клетью, он взял одно из них и начал привязывать к левой голени.

— Это была хорошая идея, Гэввинг. В кроне крылья особенно не нужны.

— Ну, у нас там осталось несколько пар. Раньше охотники брали с собой реактивные стручки. Крылья куда лучше. Просто не имеет смысла таскать их вверх-вниз каждый раз, когда кто-нибудь захочет полетать. Что ты делаешь?

— Так, подгоняю под себя.

Своим мачете он отрубил полоску в десять са’метров с края крыла, после чего привязал крыло к правой ноге. Он почувствовал небольшой крен влево.

Джеффер и Гэввинг к тому времени уже надели крылья. Они взлетели в воздух и направились в сторону ГРУМа, периодически отталкиваясь от коры руками. Сначала Клэйва бросало из стороны в сторону, но затем его полет стал более или менее плавным. Он оказался прав: для его порванных, а потом снова сросшихся мышц так было куда легче.

Джеффер первым прошел через шлюз.

— Приказываю: Голос.

— Готовность, Джеффер-Ученый, — гулко отозвался ГРУМ.

Внезапно в кабину прорвался женский голос:

— Джеффер, это Лори. Думаю, я присоединюсь к вам.

— Поднимайся. Захвати с собой что-нибудь поесть. Главный мотор мы будем разогревать дня два, не меньше.

— Поняла. Отбой.

— О чем это она? — спросил Клэйв.

— Лори просто не любит, когда я без нее хозяйничаю в ГРУМе, — расхохотался Джеффер. — Что ж, теперь надо подзаправить этого зверя.

— Опять качать? — вздохнул Клэйв.

— Именно. Ты пока качай, а я проверю машины. Иначе мы можем потерять пруд, пока будем заправляться.

Часть воды уже была перекачана в бак, но еще целые мегатонны Жидкой сферы висели рядом со стволом дерева. Клэйв вытянул из ГРУМа кишку шланга и опустил ее в пруд. Насос состоял из колеса, трубы и поршня, выточенных из твердой древесины основной ветви. Клэйв уперся спиной и руками в кору и, установив ноги на спицах, закрутил колесо.

— От помощи я бы не отказался, — прорычал он.

Гэввинг встал рядом.

По шлангу заструилась вода. Пруд потихоньку начал уменьшаться. Через некоторое время они сделали небольшой перерыв, чтобы прополоскать горло, а затем снова вернулись к работе. Солнце уже заходило (оно замерло в трех градусах к северу от Воя), когда Джеффер высунулся из шлюза и крикнул:

— Хватит! Бак полон!

Клэйв встряхнул волосами, в стороны полетели капли пота.

— Заходите. — Джеффер провел их к переднему ряду кресел. — Пристегнитесь.

Он щелкнул клавишей, и на панели сразу под окном появились вертикальные голубые черточки. Четыре штришка по углам квадрата и один, чуть больше, в самом центре. Джеффер провел по центральной полоске.

Кабина наполнилась ревом, словно ветер бушевал возле Устья дерева. Клэйв почувствовал легкий прилив и понял: дерево пришло в движение.

— Так, собственно, мы уже нацелены как надо, мотор смотрит на запад, — пояснил Джеффер. — Толкать будем на восток. Таким образом, вскоре Дерево Граждан сместится на большую орбиту, там мы сбросим скорость и спокойно поплывем на запад, подальше от Сгустка.

Клэйв поинтересовался, нельзя ли взглянуть на все это снаружи:

— Там сейчас опасно?

— Не исключено. Ты же не хочешь очутиться в горящей струе топлива. Кроме того, отсюда обзор куда лучше. — Пальцы Джеффера заплясали по панели, и на смотровом окне ГРУМа возникло еще пять окошечек. — Нижний обзор немного ухудшится, когда мы глубже опустимся в Дымовое Кольцо…

— Джеффер, обычно ты не любишь распространяться о своих тайнах, а сейчас ты нервничаешь. Что случилось? Нам ведь уже приходилось двигать дерево.

Гэввинг рассмеялся. Казалось, и он был возбужден.

— А помните, как мы тогда переволновались? Меррил была уверена, что дерево распадется на части, а мы все убьемся.

Клэйв пожал плечами, прошел на корму и выглянул в шлюз.

Останки пруда, все еще липнущие к стволу, вытянулись в серебристую цепочку, но вдруг разорвались и превратились в одну большую каплю и несколько мелких. Тот пруд, что они ограбили двадцать два сна назад, уже скрылся на востоке. Солнце миновало Вой и вновь начало свой путь наверх. Толстая птица с тремя плавниками в двух-трех кломтрах к западу от них внезапно судорожно рванулась в сторону, разделилась на три гибкие части и брызнула в стороны. Лишь пару вздохов спустя до Клэйва дошло, что за зрелище предстало перед его глазами: семейку триад окатило волной невидимого жара, посылаемого двигателями ГРУМа.

Клэйв вернулся в главный отсек и снова пристегнулся к креслу.

Он ждал, что вот-вот должна появиться Лори, но рев ГРУМа заглушил все звуки. Когда он обернулся и заметил ее, она уже шла по проходу между сиденьями, а прямо за ней следовала Дебби. И Риллин. И Бус, и Карлот. Клэйв заворочался, расстегивая пряжку привязей, прижимающих его к креслу.

Но было уже слишком поздно. Он оказался зажатым между Джеффером и Гэввингом, а позади стояла Лори.

— Ну, и что все это, значит? — выдохнул он.

Пальцы Джеффера вновь забегали по пульту. Панельная доска потемнела.

— Ты, конечно, можешь возражать, Клэйв, или даже применить силу кулаков. Но учти, что ты в одиночестве. Выведешь из строя меня, ГРУМ поведет Лори.

Звать на помощь? Но все равно, даже если он оттолкнет Джеффера и подключит Голос, на один лишь подъем лифта уйдет никак не меньше дня… Но и об этом теперь можно забыть. Голос был подсоединен к серебряному костюму, который сейчас затаскивал в шлюз Разер.

— Я буду вести себя хорошо, — пообещал Клэйв. — Но что вы затеяли?

— Мы летим в Адмиралтейство, — ответил Джеффер.

Разер и Бус втаскивали внутрь припасы: двух копченых индеек, огромную охапку листвы, сосуды с водой.

— Мы?

— Все, кроме тебя, Клэйв. Лори также остается. Председатель и Ученый еще пригодятся Дереву Граждан.

— Но почему вы вдруг решили…

— Мы знали, что одному из нас придется остаться. — Голос Лори слегка дрогнул. — Правда, теперь я жалею о своей временной слабости. Как истинный хозяин, я уступаю место гостю. Я давно задумывалась над тем, с чего бы это размору быть таким нежным.

— Вам всем следовало бы остаться здесь. Вы забираете с собой ГРУМ?

— ГРУМ, серебряный костюм и трубу от «Бревноносца».

Все были настроены крайне серьезно. Внезапно до слуха Клэйва вновь донесся приглушенный шум двигателей.

— Может, вы сначала подвинете дерево? — спросил он. — Или это еще один отвлекающий маневр?

— Мы будем двигать вас ровно один день, не больше, — ответил Джеффер.

— Ну да! Неужели Лондон-Дерево само отдало бы вам ГРУМ? Да и Адмиралтейство вас просто так не отпустит!

— Мы уже обговорили это, — терпеливо пояснил Гэввинг. — Непосредственно в Сгусток мы ГРУМ не поведем. Они никогда не узнают о его существовании. Джеффер спрячет корабль где-нибудь поблизости. Риллин и Бус обучат нас, как управлять трубой, и мы влетим в Сгусток под видом обыкновенных лесорубов.

Клэйв судорожно подыскивал убедительные аргументы.

— Послушайте. Обещаете, что выслушаете меня?

— Да, Председатель.

— Во-первых, все ли из вас идут на это добровольно? Разер, тебя-то они как втянули в эту затею?

— Они не могут лететь без серебряного костюма, — ответил юноша.

— Карлот?

— Я возвращаюсь домой, — вызывающе ответила девушка.

— Дебби? — Но один взгляд на нее подсказал Клэйву, что эта битва уже проиграна. Дебби была счастлива до безумия. Он не видел ее такой с тех пор как закончилась война с Лондон-Деревом.

— Стет, — горячо заговорил Клэйв. — Допустим, вы настоите на своем. Но разве вы не видите, что это расколет Дерево Граждан пополам? Это мятеж. Поймите! Это самый настоящий мятеж — то, каким образом вы намереваетесь осуществить свои планы. И если вы сейчас же не измените решения, Дерево Граждан навсегда потеряет завоеванные позиции.

Мятежники переглянулись.

— Вот как все должно быть, — продолжал Клэйв. — Во-первых, еду я, а Гэввинг остается. Дереву нужен Председатель, и этим Председателем станешь ты, Гэввинг.

— Но это глупо. Ты… — начал было Гэввинг.

— Да, я Председатель, и если я полечу с вами, то экспедиция приобретает официальный статус.

— Еще что-нибудь? — довольно прохладным тоном осведомился Гэввинг.

— Да. Вам не следует брать с собой одновременно и Буса, и Риллин. Кто-то из них должен остаться. Тогда у Сержентов появится веская причина проводить нас до дома.

— Мы не можем согласиться на это, — ответила Риллин. — Бус управляется с «Бревноносцем». У меня свои обязанности: я делаю покупки, продаю лес. Население Сгустка знает нас в лицо и привыкло, что мы всегда вместе.

Клэйв потер шишку на бедре. Иногда это помогало ему думать.

— Значит, куплей-продажей ведает Риллин?

— Да, я умею ладить с этим народом, торговцами; меня не проведешь. Другое дело, Бус: он прекрасный техник, но в торговле — наивен, как ребенок.

— Очень хорошо. Появление на Рынке такого лопуха только обрадует тамошний люд. От счастья они забудут спросить, где осталась умница жена.

— Но где тогда мои дочери?! — спросил Бус.

— Они, например, заканчивают постройку нашего дома, вместе со мной.

— Кроме серебряного костюма и ГРУМа, нам скрывать нечего, — проговорил Клэйв. — А в остальном мы можем врать напропалую. Что дальше? Гэввинг, Лори, Риллин, будете прикрывать друг друга, когда вернетесь в крону. Кто бы ни спросил, отвечайте, что Председателя все-таки уговорили, ведь я и в самом деле согласился, а я потом разбавлю вашу историю убедительными подробностями.

— Кто-нибудь, выйдите и отвяжите наши тросы, — велел Джеффер.

Пошел Разер. Дебби присоединилась к Бусу. Вместе они начали крепить к стенам пожитки: два больших крюка, тюк с одеждой, рулоны ткани, гарпуны, арбалеты.

— Джеффер, я хочу тебе кое-что показать, — произнесла Лори.

Она подошла к нему и, что-то шепча, защелкала кнопками панели, плечом загораживая свои действия от Клэйва. Ум Клэйва все еще лихорадочно искал выход… Мятеж, он и есть мятеж, как его ни назови.

— Мы взяли с собой плюющееся ружье? Нет, конечно, нет. — Это ружье, которое было у Марка, когда его захватили, теперь хранилось в доме Председателя. — Гэввинг, оно у меня в старой части дома, той, что когда-то была Общинными. Если у тебя нет плюющегося ружья, ты не Председатель. Забери его, прежде чем кто-нибудь заметит.

Сквозь шлюз внутрь влез Разер. Гэввинг, Риллин и Лори выплыли из ГРУМа. Джеффер выждал, пока они отлетят подальше, потом дал малую тягу.

Дерево начало удаляться. Периодически перебирая ногами, три маленькие фигурки направлялись к кабинке лифта. Клетка уже почти достигла места своей остановки. Внутри кто-то кричал и размахивал кулаками.

— Кто-то, должно быть, наткнулся на Марка, — заметила Дебби.

— Спокойнее, Клэйв, мы всего лишь связали его.

— Надеюсь, древесный корм, вы найдете в этом Сгустке что-нибудь стоящее. Теперь на карту поставлена моя репутация.

 

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ЛЕСОРУБЫ

 

Глава седьмая МЕДОВЫЕ ШЕРШНИ

Год 384-й, день 1590-й. Джеффер-Ученый. Мы покинули Дерево Граждан, чтобы обследовать четвертую точку Лагранжа. Особое внимание будет уделено ресурсам и населению. Общие изменения в плане миссии — теперь ее возглавляет Председатель Клэйв. Таким образом, экспедиция приобрела легальный статус и совершается при поддержке Дерева Граждан. Сейчас я передаю бортовой журнал Председателю Клэйву.
С кассет Дерева Граждан

Клэйв, Председатель. Состав команды: Джеффер-Ученый — капитан, граждане Дебби и Разер, Бус и Карлот Серженты — проводники и я сам. Во всех случаях основной задачей остается сохранность ГРУМа и прочей жизненной собственности Дерева Граждан.

Карлот заглянула им через плечо.

— Вы пользуетесь…

— Приказываю: конец записи, — произнес Джеффер.

— …теми же самыми датами, что и мы?

— А почему нет?

— Но… но откуда вы их знаете? — продолжала выспрашивать Карлот. — Ну, годы — это понятно, вы просто следите за оборотами Солнца за Воем, но дни? Мы спим пару дней из пяти, так? А что если вы сбились со счета…

— А кому какая разница? — спросил в ответ Клэйв. — Кто знает, сколько дней в году? Это зависит от того, где ты находишься.

Джеффер проглядел цифры, появившиеся на панели.

— У ГРУМа день стандартный, примерно четыре с половиной наших дня уходит на сон. Раньше мы делали зарубки в хижине Ученых. А как вы следите за временем?

— Это входит в задачи Адмиралтейства, — ответила Карлот.

— Наверняка они поступают точно так же! — рассмеялся Бус. — Вся Библиотека, Джеффер, очень похожа на такую вот панель. Будто кто-то выдрал из ГРУМа эту часть.

— И управляют ею так же?

— Я к ней близко не подходил. Обыкновенным людям не позволяют приближаться. Сейчас, сейчас… В перекрестный год Радио Мэттсон делал свой доклад, а перед Библиотекой стоял какой-то флотский офицер, и руки его двигались…

Тем временем Кенди вел наблюдение.

Автопилот ГРУМа слышал все. Через каждые десять часов и несколько минут он передавал свои записи на «Дисциплину». Кенди отбирал из разговоров те сведения, которые могли потом пригодиться ему.

Автопилоты обоих ГРУМов, несмотря на то, что прошло уже пятьсот тридцать два года и одиннадцать месяцев, продолжали отсчитывать время Дымового Кольца, за точку нулевого отсчета приняв время отлета «Дисциплины». Очень интересно. Вероятнее всего, после того как стало ясно, что надеяться на возвращение нечего, мятежники ввели в ГРУМы свои данные. Они решили полностью порвать со своим прошлым, с Кенди, Землей и даже с самим Государством. Однако в то же время слово «мятеж» у них носит ругательный оттенок. Вот это загадка.

ГРУМ направлялся на восток со скоростью 71 кломтр в час, бак частично заполнен горючим, есть запасы воды, которые также скоро превратятся в горючее. Солнечные батареи работали с эффективностью 52 процента: их наполовину закрывала старая труба, привязанная к корпусу корабля.

Это была труба, использовавшаяся в ГРУМе для перекачки жидкого кислорода. Должно быть, большую часть ГРУМов разобрали на части, когда те вышли из строя. Принадлежащая Адмиралтейству Библиотека, вне всяких сомнений, когда-то являлась панелью одного из разобранных ГРУМов, вот только действует ли она еще?

Внутри кабины ГРУМа было грязно до омерзения. Кенди различил следы засохшей еды, которую когда-то приносили на борт, по всему салону валялись перья, на полу то и дело встречались следы птичьего помета, оставшиеся после полета за индейками десять лет назад. На стенах виднелись полосы черной глины, доставленной тем же рейсом, и пятна грязи, периодически выделяемой водяным баком. Сама по себе грязь не представляла никакой серьезной опасности, просто смотреть на нее было неприятно. Это все мелочи, единственным затруднением станет область микросоциологии.

Но он находился на правильном пути.

Человечество очень рассеялось. Неизвестно, насколько глубоко людям удалось проникнуть в Дымовое Кольцо. Они населили похожие на сахарную вату джунгли и кроны интегральных деревьев, а неподалеку от четвертой точки Лагранжа обитали еще четыре крохотные цивилизации. Но из всех них только Адмиралтейство достигло наибольшей плотности населения. Кроме того, оно было куда лучше организовано, нежели все остальные поселения: в политическом смысле оно вполне могло стать сердцем быстро растущей империи.

Сначала империя эта будет во всем отличаться от Государства. Условия совершенно разные. Но ничего. Появится связь, тогда потихоньку можно объединять их в одну политическую группу, а затем уже лепить из граждан все, что угодно.

Но Шарлз должен поподробнее разузнать об этом Сгустке. Сплетни, переносимые бродягами-лесорубами, весьма недостаточная информация. Библиотека Адмиралтейства подскажет ему следующий шаг… Но он уже сейчас понимал, что в любом случае обязан будет вступить в контакт с самими офицерами. Значит, каким-то образом предстоит загнать ГРУМ внутрь Сгустка.

Джеффер, вроде бы, пока неплохо справлялся. Последствия мятежа на Дереве Граждан мало волновали Кенди. Но Клэйв, присоединившись к мятежникам, подавил бунт! И сейчас ему придется убеждать сразу двоих — Джеффера и Клэйва. Однако общаться с Клэйвом Кенди не имел права. Если он выдаст секрет Джеффера, то сразу лишится его доверия.

Такие вот головоломки доставляли Проверяющему особое удовольствие.

Сейчас Кенди просматривал записи, сделанные за последние десять часов, внимательно наблюдая за поведением шести дикарей. Это было прелюбопытно.

Говорил Бус:

— Мы имели свое собственное судно. Думаю, это нас сразу выделяло среди остальных. Я получил «Бревноносец» в наследство от отца, с ним же начинал свои первые полеты. Риллин, дочь другого лесоруба, больше меня понимала в повседневной жизни. У нас родились четыре дочери, если не считать тех младенцев, что были потеряны при родах. Всего у нее было беременностей двадцать, не меньше. Я стал отличным акушером…

На этом кассета закончилась.

Человечество под влиянием Дымового Кольца очень изменилось.

Забеременеть в условиях низкой гравитации несложно. Женщины беременели за свою жизнь много раз.

В то же время детская смертность («младенцы, потерянные при родах») оставалась очень высокой, примерно шестьдесят процентов. Это обитатели Дымового Кольца, видимо, принимали как само собой разумеющееся. «Дисциплина» не несла с собой болезнетворных бактерий, однако в условиях низкой гравитации случалось непропорциональное развитие костей и внутренних органов. Некоторые дети не могли переваривать пищу; Некоторые росли уродами, до тех пор пока их почки, печень или сердце, достигшие огромных размеров, не отказывали совсем.

Все увечные дети хоть раз да побывали в ГРУМе, где камера фотографировала их. У Риллин Сержент была удивительно длинная шея, однако вместе с тем выглядела она довольно мило и грациозно. Ноги Карлот… Кенди жалел, что ни разу не видел, как она бегает или хотя бы ходит.

Созревание в Дымовом Кольце длилось несколько дольше обычного. Карлот было около четырнадцати с половиной лет, а значит, по земным меркам уже двадцать. Но больше пятнадцати ей не дать.

Человечество так до конца и не освоилось в Дымовом Кольце. Детская смертность, должно быть, стала страшным потрясением для бывшей команды «Дисциплины». Но пять сотен лет естественного отбора сделали свое дело. Примерно то же самое несколько поколений назад творилось с кошками. Отсюда следует, что в ближайшем будущем следует ожидать внушительного демографического взрыва.

И Кенди поведет за собой воскресшую цивилизацию. Он принял правильное решение, начав действовать прямо сейчас.

ГРУМ снова входил в зону связи. Телескопическая антенна Кенди поймала его — аппарат двигался на восток, направляясь к внешней стороне Дымового Кольца.

На вахте стояли Бус, Карлот и Разер, остальные спали. ГРУМ окутывала легкая дымка тумана, хотя на приборах это никак не отражалось.

Кенди заметил, что происходит что-то не то.

Он увидел птиц незнакомого вида. Они обладали легкими (сонарная система ГРУМа уловила признаки дыхания), но вместе с тем у них сохранилась часть полуотмершего экзоскелета: овальная пластина-панцирь небесно-голубого цвета, прикрывающая одну сторону. По небу плыла целая вереница таких птиц, каждая размером с приличную дикую свинью. Они были как бы сложены внутрь себя, плавники, крылья и головы скрывались за овальной раковиной. Небесно-голубые пузыри, инфракрасных волн нет, птицы либо в коме, либо мертвы.

Вскоре их заметил Бус. Он потряс спящего Джеффера.

— Целая стая мертвых птиц. Но от чего они погибли?

Пальцы Джеффера пробежались по панели.

— Воздух снаружи нормальный, никаких ядов нет. Ничего не… Древесный корм!

— Что?

— Температура. Снаружи холодно.

Кенди уже обнаружил источник холода.

По трансляции он наблюдал, как Джеффер плавно остановил ГРУМ у одной из больших птиц. Все остальные столпились вокруг шлюза. Дебби прицелилась в птицу и выпустила из арбалета стрелу. Птица дернулась. Дебби снова выстрелила…

…Кенди в это время взял в мерцающий круг изображение плывущего неподалеку пруда.

Этого никто не заметил, кроме Джеффера.

— Стет, — тихо выругался он.

Граждане втянули птицу на борт.

— Теперь она точно мертва, — прокомментировал Клэйв.

— У меня есть кое-что, — сказал Джеффер. — Клэйв, в том облаке, что плотнее остальных, пруд. Ты не замечаешь ничего странного?

— Вокруг никаких признаков жизни. И облако это слишком плотное для своих размеров. Но что все это значит?

— Не знаю.

Лед. Пруд представлял собой ядро из будто бы пенящегося льда, покрытое полурастаявшей водой. Лед был настоящей редкостью в Дымовом Кольце. Размеры пруда поистине громадны, объем — несколько сотен тысяч литров, но, как догадался Кенди, когда-то он был еще больше. Видимо, некогда этот огромный пруд вытянуло из Дымового Кольца притяжением Голда. В вакууме, окутывающем тор из газа, вода сначала закипела, но тут же замерзла, а немного позже глыбу льда снова затянуло внутрь Кольца, только теперь уже значительно испарившуюся и уменьшившуюся в объеме. И сейчас, потихоньку тая, она замораживала все вокруг. Кенди слышал звонкие щелчки взрывающихся под толщей льда пузырьков вакуума.

— Не нравится мне здесь, — промолвил Бус. — Слишком уж это странно.

— Понятно. Привяжите птицу и пристегнитесь. — Джеффер подождал, пока все не исполнят его команду, затем включил дополнительные кормовые двигатели. ГРУМ рванул прочь.

Карлот показала на кормовую камеру.

— Смотрите!

Панцирные птицы ожили в окатившей их горячей волне, выпущенной дюзами ГРУМа. Одна за другой они приходили в себя, расправляя радужные крылья и хвосты, пушистые перышки. Они точно купались в тепле, стараясь вобрать его в себя как можно больше. «Дисциплина» уже выходила из зоны связи, когда птицы выстроились в цепочку и направились на запад, стараясь держаться подальше от тающего ледника.

— Не имеет смысла выбирать дерево до того как вы найдете мед, — сказал Бус. — Вы можете наткнуться на дерево в какой-то сотне кломтров от Сгустка и пролететь еще полтысячи кломтров в поисках жалящих джунглей.

Их добыча, уже освежеванная и выпотрошенная, висела на грузовых крючьях. Бус держал в руке тонкий ломтик жареного птичьего мяса. Им он тыкал в картинку верхней камеры:

— А вот это и есть те самые жалящие джунгли. Зеленое пятнышко, прямо, ближе к внешней стороне.

— Стет.

Джеффер ударом по картинке активировал дополнительные двигатели. ГРУМ резко развернулся. Карлот пискнула и схватилась за спящего рядом Разера. Бус выронил кусок мяса и вцепился в спинку сиденья.

Джеффер нацелил аппарат так, чтобы обогнуть зеленое пятнышко, указанное Бусом, с востока.

— Еще полдня, и у нас будет мед. Что еще нам понадобится?

— Надо придумать, как собрать его, — ответил Бус.

— Мы пошлем туда Разера в серебряном костюме. Древесный корм, да никакое насекомое не сможет ужалить сквозь эту ткань!

— Верно. Это даже лучше, чем доспехи.

— Расскажи нам об Адмиралтействе, — попросил Клэйв.

Бус прикрыл глаза и задумался.

— Здесь вы одиноки. Слишком много места. В Сгустке все очень близко. Представьте себе стручок с семенами. Так вот, Адмиралтейство — словно этот стручок. Да на одном Рынке в любое время дня и ночи людей больше, чем вы когда-либо видели.

Примерно раз в год, иногда в два, мы привозим в Сгусток бревна и тогда устраиваем на Рынке аукцион. Дважды на нас нападали банды счастьеногов. Как-то мы вернулись, как раз когда еще одно бревно уже затаскивали в док. Тогда мы получили за древесину только половину той суммы, на которую надеялись. Но за многие годы мы скопили достаточно денег, чтобы купить мне разрешение на торговлю. Это путешествие должно было стать последним. Мы собирались осесть в Сгустке, я бы работал по дереву и продавал готовые доски, а Риллин подыскивала нашим дочерям хороших мужей.

— Мы действительно сойдем в Адмиралтействе за лесорубов? — перебил его Клэйв.

— Мы станем лесорубами, — ответил Бус. Отстроить заново «Бревноносец» будет несложно. К тому же у меня есть разрешение на торговлю.

— И что это значит?

— Нам не надо сразу продавать бревно. Я теперь могу ставить на Рынке свою лавку, продавать там древесину и нанимать кого захочу, а значит, все вы можете быть наемными рабочими из джунглей счастьеногов — я вас купил там как разморов. Некоторые из счастьеногов до сих пор держат разморов. В Адмиралтействе это запрещено, поэтому, раз я вас купил, вы стали свободными людьми.

— Свободными людьми, но не гражданами.

— Все верно.

— А почему бы не сказать, что ты нанял нас на одном из деревьев?

Бус подумал немного и улыбнулся:

— Хорошая мысль, Клэйв. Говори как можно больше правды. Дебби, ты родом из Штатов Картера. Тебя выбросило в небо, но ты сумела добраться до дерева, а теперь снова хочешь жить в джунглях. Все поняла, Дебби?

— Стет. — Губы Дебби тихонько двигались: она еще раз про себя проговаривала все подробности.

— Нам придется сказать, что Дерево Граждан находится неподалеку от Сгустка. Иначе выйдет, что мы вернулись домой что-то слишком уж быстро, и нам придется объяснять насчет ГРУМа.

Клэйв кивнул:

— Итак, мы продаем бревно. Как?

— Выставляем на Рынке и объявляем аукцион. На эти деньги вы купите себе семян земножизненных культур и вернетесь домой. Половину, правда, заберет Адмиралтейство в виде налогов…

— Половину?! — воскликнул Клэйв.

— Налоги? — переспросил Джеффер.

— Налоги, — объяснил Бус, — это деньги, которые забирает Адмиралтейство и на которые оно себя содержит. Платят все, только богатые платят больше. Хорошее бревно — это целое состояние.

Джеффер включил передние двигатели. Они подлетали к жалящим джунглям.

Крепления идеально подходили к серебряному костюму, будто специально для него предназначались. Четыре набора креплений. Для четырех костюмов?

Джеффер расстегнул пряжки.

— Серебряный костюм твой, Разер. Я научу тебя, как им пользоваться.

В глазах Разера серебряный костюм всегда означал нечто высшее, очень престижное. Он никогда не связывал его с какой-то обязанностью.

— Это Марк показал тебе, как с ним обращаться?

— Я наблюдал за ним. Подними эту защелку. Возьмись за шлем и поворачивай его, пока не дойдет до упора. Поднимай. Теперь поверни в другую сторону. Опять поднимай. Теперь эта защелка. Опусти вот это… Тяни… Отлично.

Костюм выглядел словно освежеванная шкура какого-то карлика.

Сначала ноги, затем руки. Поднырнуть под кольцо у шеи. Разер закрепил скользящие запоры, задвижки.

— Голову закрывать?

— Закройся весь, чтобы тебя не укусили, — посоветовал Бус. — Эти маленькие мятежники и моби могут до смерти зажалить.

Разер надел шлем.

— Воздух становится спертым, — сообщил он.

Джеффер поднял шлем.

— Сначала выслушай. Положи руку вот сюда.

Он поднес пальцы Разера к ряду квадратных кнопок, идущих с внешней стороны шейного кольца. Затем нажал одну (под подбородком Разера забегали цветные огоньки), другую (внутрь сквозь кольцо прорвалась струя воздуха). Джеффер снова взял пальцы Разера, покрутил ими небольшое колесико взад-вперед (струя воздуха ослабла, потом снова усилилась).

— Закрывай шлем.

Разер повторил действия Джеффера. Сквозь кольцо внутрь с шипением проник воздух.

Что-то сказал Клэйв, Разер не услышал его. Джеффер провел палец Разера до следующего крошечного колесика, и внезапно голос Клэйва ревом прозвучал в его ушах:

— …Использует воздух? Эта штука должна быть закрыта? Надеюсь, мы не собираемся снова вылетать из Дымового Кольца?

— Я тоже надеюсь. Разер, у тебя дырка. Закрой клапан на груди. Насколько я понял из того, что рассказывал нам Бус об этих медовых шершнях, лучше будет, если в твоем костюме не останется вообще никаких отверстий.

Разер нащупал клапан и надавил на него пальцем, закрывая.

Теперь ему показали следующие маленькие колесики, только уже на груди. Он, пробуя, двинул левое. Левая нога резко взлетела вверх, а сам он перевернулся в воздухе и врезался во что-то головой и локтем. Наконец ему удалось уцепиться за крепления, другой рукой он резко повернул колесико обратно в нейтральное положение. Разер еще пару раз ударился о стену коленями, прежде чем наконец остановился.

Клэйв и Дебби изнемогали от хохота. Джеффер отпрыгнул подальше.

— Пока ты в ГРУМе, оставь в покое эти колесики! С их помощью ты сможешь летать. Теперь пойдем, я доведу тебя до шлюза. Там поиграешь с двигателями. Если с тобой что случится, не бойся, мы поможем.

Разер втиснулся в шлюз, и ему показалось, что он попал в клетку. Жалящие джунгли представляли собой густое, пышное кольцо примерно полкломтра в диаметре, медленно вращающееся в небе. С внешней стороны зелень приобретала темно-зеленый оттенок. Внутренняя сторона была расцвечена оранжевым и ярко-красным. Разер, выглянув из шлюза, увидел едва заметное движение над листвой, словно мелко-мелко рябила какая-то туманная дымка.

Клэйв и Бус вытолкнули его в небо.

«Они даже не представляют, через какой ад придется пройти этому юноше, — подумал Кенди. — Да и откуда им знать? Ни один из них никогда не летал в этом древнем скафандре. Мальчику придется столкнуться с агорафобией и акрофобией одновременно».

При помощи всяческих диаграмм и стрелок Кенди разъяснил Джефферу, как пользоваться скафандром, но показал ли он, как пополнить запасы кислорода и горючего?

Дебби и Клэйв удалились на безопасное расстояние. Мальчик барахтался в небе. Он кувыркался. Быстрее… Медленнее, поворачивая назад, в разные стороны, чтобы замедлить вращение… Учился двигать руками и ногами, чтобы изменять положение. Он нащупал скоростные диски и включил оба двигателя на минимальную тягу. Обогнул ГРУМ, затем, описав петлю, устремился к зеленому пятну, на которое указывал Бус.

В скафандре заговорило радио.

— Не надо пока, Разер, — послышался голос Джеффера. — Возвращайся. Тебе не в чем будет нести… Нести… Бус?

— Мед.

— Мед. Бус, что ему для этого нужно?

— Для этого и предназначены мешки.

Разер развернулся к ГРУМу, увеличил тягу, еще прибавил, удержал колесико в таком положении пару вздохов, затем выгнулся назад и устремился к шлюзу. «Неплохо, — подумал Кенди. — Конечно, он же не совсем новичок. Он уже летал с этими ластами-веерами».

Мальчик откинул шлем (но не выключил реактивные двигатели!). Дебби начала было привязывать ему на спину пачку грубых мешков, но тут же на нее наорали, и она примотала их к его груди, то есть в том месте, куда он мог дотянуться.

В это время Кенди наблюдал, как Разер снова покидал шлюз. На этом запись закончилась. Кенди ждал.

Громадный зеленый тор постепенно приобретал отчетливые очертания, по мере того как Разер все ближе и ближе подлетал к нему. Листва его оказалась значительно темнее листвы интегральных деревьев. Ветви словно обросли пушистыми комочками: листья топорщились, чтобы уловить побольше солнечного тепла. За поворотом показались оттенки красного и оранжевого цветов: свернутые в трубочку, словно дюзы ракеты, растения изумительной красоты.

Рябившая туманная дымка также приобрела форму: это были вовсе не испарения, а мириады частичек, снующих над растениями, то ныряющих в бутоны, то выныривающих обратно. Сейчас мошки бросили свои рогообразные чашечки и устремились к Разеру.

Они окружили его яростно гудящим черным облаком.

— Ученый! Я в центре. Очень плохо видно. Эти медовые Щершни…

— Ищи рыжеватый цвет, — послышался голос Буса.

Оранжевый и ярко-ярко-красный. Оранжевые рожки, напоминающие вытянутые чаши, и красные трубы. Разер подлетел поближе.

Медовые шершни последовали за ним. Тысячи птичек, все размером с его большой палец, на месте носа крошечное острие, напоминающее гарпун, почти неразличимая глазом рябь крылышек. Даже сквозь шлем он слышал их сердитое жужжание.

— Вот, кажется, что-то такое рыжее… Бус, это многогранник, залитый чем-то примерно на полметра в глубину и весь покрытый крошечными треугольными дырочками. Он растет между этими… рожками.

— Эта штуковина не растет там, она просто прикреплена. Ты захватил с собой нож?

— Нет. Подожди-ка, у меня здесь на ноге мачете. Должно быть, Марка.

— Срежь медоносицу и положи в мешок. Покрепче завяжи горловину.

Разер взмахнул мачете. Медовица повисла в воздухе. Разер вытащил мешок, расправил горловину и накинул его на медовицу.

— Есть? Завяжи мешок покрепче. Ну как?

— Сделано. Мои перчатки все в каком-то липком рыжем веществе.

— Стет. Теперь продолжай делать то же самое, пока у тебя не закончатся мешки. И не пытайся лизнуть мед.

— Как, это с закрытым-то шлемом?

— Вообще не пытайся его попробовать. Это самоубийство.

 

Глава восьмая МЕДОВАЯ ТРОПИНКА

Мир Голдблатта . Скорее всего, Мир Голдблатта начал свое существование в качестве напоминающего Нептун тела в кометном облаке, окутывающем парные звезды. Затем тело было захвачено спустя несколько миллионов лет после того как родилась сверхновая. Коллапсирующее ядро сверхновой, испуская внешнюю кривую асимметрично по отношению к захваченному магнитному полю, вероятно, набрало скорость кривизны, почти совпадающую со скоростью обращения прото-Нептуна. Лишенный своей орбитальной скорости, Мир Голдблатта начал падать, следуя по круто эксцентриковой орбите, проходящей как раз рядом со звездой Левой. Сила приливов Роша искривила его орбиту, превратив ее за несколько оборотов в круг.
Сэм Голдблатт, планетолог С кассет Дерева Граждан, 1426-й год по исчислению Государства

Вполне возможно и то, что орбита Мира Голдблатта и связанный с ней газовый тор совпадали все биллионы лет своего существования. Тем временем звезда Левой постепенно остывала (нейтронным звездам неоткуда брать энергию), создавая тем самым относительно стабильный температурный баланс в Дымовом Кольце.

Заметим, что предел Роша никогда не может достичь своей абсолютной величины. Он колеблется в зависимости от плотности орбитального тела. Газовый гигант обычно подпадает под свой предел Роша. То же получилось и с этой планетой. Но каменно-металлическое ядро ее все-таки осталось плотным. Возможно, Мир Голдблатта мог выходить за рамки этой переменной, но газовый гигант лишился доли своего газа, и эксцентриситет орбиты уменьшился.

Сейчас масса планеты превышает земную не более чем в два с половиной раза…

Джеффер провел пальцем по пульту, и перед ними вновь возникло окно. К этому времени они значительно приблизились к Сгустку, сейчас вдоль их пути тянулась вереница параллельных полосок.

— Бус! — обратился к лесорубу Джеффер. — Каким деревьям вы отдаете предпочтение?

— Тем, что поменьше, обычно, но давайте рассмотрим их поближе. — Бус расстегнул ремни кресла и прошел на корму. — Джеффер, ты не откроешь эти двери?

— Сейчас. — Он нажал на кнопку. — Бус, ты что, не веришь камерам?

— Я предпочитаю верить своим глазам. Повернись кругом, хорошо?

Он, прижимаясь к стене, зашел в шлюз. Остальные последовали за ним.

Джеффер начал разворачивать ГРУМ. Одно из деревьев на экране, перемещающееся сейчас с передней камеры на боковую, начало мигать, вокруг него вдруг образовался зеленый светящийся ободок, который то исчезал, то снова появлялся.

Рядом никого не было.

— Но зачем? — прошептал Джеффер.

На стволе, ближе к внутренней кроне, появилась мигающая точка. Вдруг она исчезла…

Возле уха Джеффера, словно из небытия, возникла чья-то рука, он Даже чуть не вскрикнул от неожиданности.

— Вот, — произнес Бус, указывая на одно из деревьев. — Тридцать кломтров, на первый взгляд, совершенно здоровое дерево.

— А вот это тебе как? — Джеффер ткнул пальцем в дерево, которое за несколько мгновений до этого окружал яркий ободок.

— Вроде ничего. Весит оно, по крайней мере, раза в два больше этого. Придется помучиться, чтобы доставить его к Рынку, но тогда и древесины будет побольше, кроме того, у нас есть ГРУМ… А почему именно это?

— Предчувствие. У тебя есть какие-нибудь возражения?

К ним подошел Клэйв.

— Джеффер, ты что, показываешь здесь свою власть?

Я…

— Председатель здесь я, ты — капитан ГРУМа, Бус — лесоруб. Дерево выбирает Бус.

Джеффер подавил готовый вырваться вздох.

Бус указал на дерево, выбранное Джеффером.

— Вот это.

В десяти кломтрах от кроны кора дерева закрывала собой нарост явно постороннего происхождения. Джеффер заметил, что Карлот собралась было что-то сказать, но Бус тут же остановил ее взглядом. Она промолчала.

В центре между двумя кронами Джеффер подвел ГРУМ к стволу. Пока его команда вбивала в кору гвозди, помечая таким образом прямоугольник размером ровно с носовую часть ГРУМа, Джеффер удерживал аппарат на дополнительных двигателях. Затем ГРУМ медленно отплыл в сторону, а граждане начали вырубать своими мачете импровизированный док.

Даже на этом, сравнительно молодом, дереве кора достигала в толщину почти метр. Граждане несколько облегчили свою задачу, врубаясь в ствол вдоль трещин. Пятеро из них совместными усилиями отрывали от ствола большой кусок коры, потом распиливали его на части. Бус и Карлот сначала взялись за пилу, но потом отошли в сторонку, предоставляя остальным возможность освоиться со своей будущей работой.

Бус и Карлот присоединились к Джефферу, оставшемуся в ГРУМе.

— Вроде, пока они справляются.

В кабине рев главного двигателя напоминал далекий вой какого-то зверя, но снаружи шлюза этот рев просто оглушал. Полупрозрачное голубоватое пламя вырывалось из главного сопла ГРУМа. Кору дерева волнами омывало жаром.

Глаза Карлот расширились от ужаса. Разер подтолкнул ее к внутренней кроне и сам последовал за ней. Сразу за ними плыл Бус.

Когда шум немножко уменьшился, они остановились. Грубая кора поглощала звук.

— Какой шум, просто невероятно! — прокричал Бус. — Проклятие, что за штука этот ГРУМ, посланец со звезд?

— Джеффер говорит, он прибыл сюда на межзвездном корабле. Мой отец никогда не видел «Дисциплину». — Это было самой настоящей правдой, кто бы ни приходился Разеру отцом. — Но он видел звезды. Они в самом деле существуют.

— Я боюсь этого. Но верю вам. Смотрите, шум выгнал из коры жучков! Пора приступать к работе.

При помощи своего выточенного из ветви мачете Бус проделал дырочку в одной из медовиц. Внутренности ее разделяли небольшие перегородки, и в каждой из маленьких клеточек содержался рыжий, липкий мед.

Бус провел лезвием по коре и вдруг вспомнил.

— Кстати, в мешке еще может остаться несколько шершней, — пояснил он Разеру. — Если ты будешь их несколько дней так трясти, они сначала попытаются ужалить тебя через мешок, а потом умрут. Но все же будь осторожней. А теперь делай мазки на коре так, чтобы получилась дорожка двух метров в ширину. Немножко поближе, ты зря тратишь мед. И пошире, иначе жучки могут сбиться с дороги.

Разер всегда считал, что неплохо лазает, но сейчас оказался в несколько ином положении. Он с трудом цеплялся за дерево: мешали мешки, которые он нес. Бус и Карлот спускались головой вниз, и Разер бы уже остался далеко позади, если бы Бус не останавливался время от времени, чтобы пометить кору медом.

Когда Солнце достигло своего нижнего пика и между трещинами коры пролегли обманчивые тени, «лесорубы» решили сделать небольшой привал. Год шел на убыль, Солнце все ближе и ближе подкатывало к Вою.

Еще через день они снова остановились, чтобы передохнуть.

Бус начал отрывать куски коры размером с человека, а то и пот больше, и ставить их наподобие загородки вокруг участка голой древесины. Установив их наконец, он поднес к коре огонек.

Дым зависал прямо над костром. Бус опустил в облако четырехкиграммовый кусок мяса панцирной птицы. Потом они поджарили на огне по небольшому кусочку и съели их еще горячими.

Спали они в трещинах коры, покрепче привязавшись к какому-нибудь выступу. Иногда на несколько мгновений ветер доносил до них гул ГРУМа. И вот появилось темное облачко, медленно спускающееся вниз: древесные жучки наткнулись на мед.

Позавтракали они копченой птицей. Затем, пока Бус занимался едой, Карлот рисовала дорожку.

Солнце еще раз обернулось вокруг, и еще. Каждый раз, когда тени их вытягивались в сторону внешней кроны, они останавливались на привал. Постепенно появилась вода, текущая вниз вдоль их медовой дорожки.

— Жучки обожают сырость, — пояснил Бус. — У середины ствола кора везде влажная, но чем дальше вниз, тем она суше. Поэтому дорожку надо вести вдоль восточной стороны, вдоль водопада, иначе они за нами не пойдут. Кроме того, ствол защищает их от ветра, ведь ты же не хочешь, чтобы их сдуло.

Впереди показался раскинувший бледные отростки-щупальца веерный гриб. Карлот показала Разеру, как срезать красную бахрому, чтобы добраться до его беловатой сердцевины. Гриб был почти безвкусным, но вместе с пахучим копченым мясом оказался вполне съедобным.

После легкого обеда их ждало небольшое развлечение: порывом ветра мимо пронесло розовый куст. Стебли цветов достигали в длину четырех метров, их темно-красные бутоны, нежные и тонкие, словно папиросная бумага, направленные прямо к Вою, вбирали в себя его голубоватое сияние. Разер никогда не видел ничего подобного. Он и Карлот следили за розами до тех пор, пока куст не скрылся из виду на востоке.

Пришла очередь Разера рисовать дорожку. Бус поглядывал за ним, но процедура оказалась довольно простой. Мазок величиной с детскую ручку, два метра спуска, еще мазок.

Вслед за ними по стволу спускалось темное, подернутое рябью облако.

Несмотря на то, что ствол большей частью защищал от ветра, отдельные порывы уже начали чувствоваться. Спускаться стало легче: постепенно начинала действовать сила прилива. Усилился и поток льющейся сверху воды. Она была чище, чем та же вода в прудах, и значительно чище той, что обычно достигала устроенных в Общинных бассейнов.

Через два дня рука Разера уже не разгибалась и не сжималась. Он настолько устал, что даже не смог помочь приготовить обед. Бус управлялся один. В одной из трещин он обнаружил четырех панцирных существ, вытащил. их из убежища и приготовил на ужин прекрасное жаркое.

И снова они закрепились в широкой трещине на ночлег, Карлот устроилась посредине между двумя мужчинами. На стволе хватало всяких опасных тварей.

Сразу после завтрака Бус обратился к ним:

— На западной стороне дерева есть нечто, на что я бы хотел взглянуть. Оставьте все здесь.

Теперь, когда не надо было вести медовую дорожку, спускаться стало куда легче. Меньше чем за день они успели наполовину обогнуть ствол. Над ними, где-то в четверти кломтра, вздымался кусок коры, словно гребень волны, прокатывающейся по поверхности пруда. Они повернули к нему.

— Джеффер хотел, чтобы мы осмотрели этот выступ, — пояснил им Бус. — Должно быть, что-то врезалось в дерево, когда оно было еще совсем молодым. Место удара успело затянуться корой.

Кора окружала «что-то», словно оно было каким-то таинственным сокровищем. Разер уже спускался в кратер, когда его глаза привыкли к полутьме и он смог различать предметы. Карлот, карабкающаяся впереди, резко затормозила. В него ткнулся Бус. Разер услышал его судорожный вздох.

— Металл! — воскликнула Карлот.

— Конечно, металл! — согласился Бус. — Скорее всего, дерево считает его ядовитым. Посмотрите, как оно старается не касаться предмета!

— Нам пригодится эта штуковина? — спросил Разер.

— Конечно. Думаю, надо будет устроить тайный аукцион. — Бус к тому времени уже полностью залез в кратер и теперь касался руками потемневшей красноватой поверхности металла. — Шестьсот, а то и восемьсот кило. Бесполезно пытаться стронуть его с места. Так или иначе, придется показать находку Флоту, иначе…

Карлот взглянула на отца:

— Мы же не хотим привлекать внимания.

— Вот именно. Надо будет поразмыслить над этим. Ну, моя дражайшая команда, думаю, мы честно заработали выходной.

«Лесорубы», не теряя времени, снова обогнули ствол и вернулись на место стоянки. Бус, казалось, точно знал, где искать панцирных древоточцев. После обеда они провели целый день, купаясь в теперь уже мощной струе водопада. Сначала они хорошенько оттерли друг друга и отмыли от своей одежды липкие пятна меда, потом немножко порезвились. Перед тем как лечь спать, они сделали еще один небольшой отрезок медовой дорожки.

Через двадцать дней путешественники наконец достигли дикой кроны.

Разер раньше никогда не понимал, что на самом деле значит для него листва. Она окружала его всю жизнь. Теперь же он жадно глотал ее.

— А вам она тоже нравится, — заметил он. — Карлот, Бус, почему вы не обоснуетесь на каком-нибудь дереве?

— О, в Сгустке листвы тоже хватает, — откликнулась Карлот. — Всякой. Разер, я жду не дождусь, чтобы показать его тебе!

Ночевали они в листве. Разер спал как мертвый. Проснулся он рано, чувствуя себя просто замечательно.

Карлот лежала неподалеку от своего отца. Она медленно потянулась во сне, бессознательно как бы сопротивляясь силе прилива.

Разер нежно взял ее за руку.

— Эй, привет!

Глаза ее открылись.

— О, Разер. Я должна тебе кое-что сказать.

— Давай.

— Когда мы купались, отец заметил, что ты был возбужден.

— Возбужден? А, возбужден… Ты очень красивая, — несколько смущаясь, произнес юноша.

— Мы не можем делать детей.

— Не можем? Да у гигантов из джунглей и граждан Лондон-Дерева никогда с этим не возникало никаких проблем. Я карлик, но…

Карлот рассмеялась:

— Это отец говорит. Он хочет, чтобы я вышла замуж за лесоруба. Думаю, он мечтает, чтобы моим мужем стал Рафф Белми с «Дровосека», впрочем, это даже не важно, главное, чтобы я вышла за лесоруба. Мне следовало сказать тебе об этом раньше… Ну, прежде чем ты начал думать обо мне.

— Думать… Что ж, теперь уже слишком поздно.

— Я не обидела тебя?

— Ничего. Ложись, можешь еще немного поспать.

На самом деле Разер испытал почти облегчение. При виде обнаженной Карлот у него плыла голова и кровь кипела в жилах — он чувствовал себя крайне неловко. А Бус не хочет, чтобы его дочь любила какого-то карлика-дикаря. Должен ли он обижаться? Но почему-то его это совсем не задевало.

После завтрака Разер взял в руки мачете. Серженты, казалось, как и обитатели Дерева Граждан, верили в неистощимую силу карлика. Перед следующим периодом сна он закончил работу. Они изрядно обгоняли график. Джеффер должен спустится за ними на ГРУМе только дней через шесть-семь.

Жучки походили на облако угольной пыли. Они достигли кольца обнаженной древесины и растеклись вдоль медовой дорожки на север и на юг. Облако сгустилось и потемнело, насекомые теперь роились лишь в нескольких са’метрах от коры.

— Карлот, а тебе нравится на дереве? — спросил Разер.

Она, не отводя взгляда от жучков, кивнула.

— Бус, я долгое время наблюдал за вами. Вам действительно здесь нравится, — обратился он к лесорубу.

— Да, я люблю деревья.

— Но тогда как вы можете их убивать?

Бус пожал плечами:

— Ну, деревьев много…

 

Глава девятая РАКЕТА

Год 384-й, день 1280-й. Десять градусов к западу от Сгустка. Мы наткнулись на рощу и выбрали небольшое дерево, 30 кломтров.
Из судового журнала «Бревноносца», запись сделана капитаном Бусом Сержентом

День 1300-й. Подзаправились в дождевом облаке. Все насквозь промокло.

День 1310-й. Причалили к середине дерева.

День 1330-й. К настоящему моменту Риллин и Кэрилли, должно быть, уже закончили прокладывать медовую дорожку. Жучки следуют за ними вниз к кроне. Я отведу «Бревноносец» во внутреннюю крону и подберу Риллин и Кэрилли. Мы все с нетерпением ждем возвращения в Адмиралтейство, но жучков же не поторопишь.

День 1335-й. Взяли Риллин и Кэрилли на борт. Находясь во внутренней кроне, они заметили пруд в 50 кломтрах к западу и немного внутрь. Женщины настаивают на том, чтобы мы запускали ракету и стартовали, не дожидаясь жучков. У пруда заправим водяной бак. Это сэкономит нам дней двадцать — тридцать.

Теперь слово за мной. Существует серьезная опасность, но я еще никогда не спорил с женщинами. Не буду тратить времени, лучше соглашусь.

День 1360-й. Жучки достигли медового круга у внутренней кроны. Обычно я нахожусь там, приглядывая за ними, но сейчас я этого сделать не могу, мы набираем скорость.

Мы продолжаем дежурства на случай нападения счастьеногов. Если вдруг они наткнутся на нас, «Бревноносец» будет готов к отлету через полдня. Ракета разогрета и уже действует.

День 1370-й. Вскоре я перестану подбрасывать топливо в огненную трубу. Пускай она прогорит, пока жучки отъедают крону. На остатках пара я вполне смогу добраться до пруда.

Если ракета поработает немного всухую, это только научит девочек осторожности. Мы еще дозаправимся, прежде чем достигнем Сгустка. По пути один-два пруда обязательно встретятся.

День 1380-й. Перегораживая нам дорогу, плывет взрослое дерево. Проклятие! Может, оно еще пройдет мимо…

На этом записи обрываются

ГРУМ подобрал их на ветви и, наполовину забив кабину листвой, вернулся в док. Разер предчувствовал, что не скоро им еще придется поесть вдоволь листвы или выспаться под постоянным приливом.

Немного позже Разер стал свидетелем небольшого спора, который разразился, когда Клэйв хотел вновь запустить двигатель.

— Нет никакого смысла, — втолковывал ему Джеффер. — Нам еще пригодится горючее, чтобы противостоять ветру. Сейчас мы нормально идем.

Джеффера поддержал Бус:

— Мы еще глубже упадем внутрь, когда отделится крона. Надо оставить немного топлива на потом!

Заметил ли кто-нибудь из них быстрый взгляд Клэйва в сторону кормы? Клэйву понадобилось меньше вздоха, чтобы прочитать выражение лиц остальной команды, но Разер все-таки успел ухватить этот взгляд.

Не так давно, далеко-далеко, на Дереве Граждан, Гэввинг обращался к своему старшему сыну: «Теперь ты гражданин. Наблюдай за Клэйвом во время собрания. Он ведет туда, куда мы хотим идти. Он всегда так поступал. И ты не должен поступать, как он захочет, только потому, что он так сказал…».

Двигатель так и не включили.

Дерево медленно плыло на запад и внутрь. Спустя несколько дней его дрейф на запад замедлился. Дни стали короче, а Вой заметно приблизился. Маленьким детям запрещали смотреть прямо на Вой, но Разер научился это делать. Наблюдая за ним самым краешком глаза, он заметил, что темно-лиловая, окруженная белым сиянием точка стала еще более яркой, приблизилась к ним и в то же самое время уменьшилась. Небо уже не так искажало ее свечение.

Теперь они спали лишь через шесть дней, потом перерыв между периодами сна и бодрствования увеличился до семи дней. Время водоворотом кружилось вокруг них, в конце концов они перестали обращать на него внимание. Само путешествие стало для них более важным, нежели его цель. Вся команда, за исключением Джеффера, теперь расположилась на коре. Они считали ГРУМ слишком странным и чужеродным.

Вскоре путники завидели стручковую рощу.

В роще оказалось сорок похожих друг на друга растений. Из волокнистой чаши, устремленной на запад, произрастал длинный, мягкий лист, трепетавший под порывами ветра. Толстая лоза, на сотни метров поднимающаяся из семенной коробочки, заканчивалась выростам, чем-то напоминающим воротничок. Внутри каждого такого воротничка хранился коричневый сгусток, похожий по форме на яйцо.

— Это и есть реактивные стручки, — внезапно поняла Дебби. — Мы когда-то летали на них в Штатах Картера.

Бус указал Разеру на одно из самых крупных растений. Карлот и Дебби последовали за ним, держась поодаль. Разер, Серебряный Человек, облетел вокруг стручка, осторожно приближаясь к незнакомому растению: волокнистое коричневое яйцо было размером с Общинные в хижине его отца.

Здесь хватало силы прилива, чтобы лоза туго натягивалась. Вокруг стебля по спирали росли стручки поменьше, некоторые величиной со взрослого мужчину, другие — не больше кулака. Они вытесняют друг друга, догадался Разер: когда созревший стручок уносит ветром, его место занимает следующий.

Довольный своей сообразительностью, Разер обвил ногами стебель, покрепче зацепился и взмахнул мачете.

Удар потряс все тело. Небо закружилось. Пальцы на ногах и руках будто бы раздулись от прилившей к ним крови, и Разера закрутило в бесконечном водовороте.

С трудом справляясь с силой прилива, которая давила на него, Разер подтянул ноги к груди, затем дотянулся рукой до колесика и включил расположенные у него на лодыжках реактивные двигатели. Небо замедлило вращение. Он направил свои ноги в противоположную вращению сторону и наконец остановился.

Избитый и оглушенный, он отбросил шлем, и только тогда смог расслышать, что кричит ему Бус:

— Этот был созревшим! Попробуй другое растение!

Разер направился дальше в рощу. Бус с расстояния руководил им.

— Нет, этот еще слишком маленький! Нам нужно что-нибудь покрупнее.

— Но, по-моему, чем больше стручок, тем больше вероятность, что он уже созрел.

— Вот для этого-то и нужны доспехи! Попробуй вон там…

Стручок взорвался, отнеся его далеко на запад, по серебряному костюму забарабанили семена. В этот раз его вертело не так сильно. Разер снова откинул шлем:

— Мне кажется, на дереве было куда веселее!

— Здесь слишком влажно. Стручки обожают разбрасывать свои семена, когда вокруг есть вода. Попробуй тот. И закрой шлем!

Стручок отвалился и полетел в сторону. Карлот и Дебби, яростно взмахивая крыльями, погнались за ним.

Следующий тоже не взорвался. Разер полетел за стручком вниз, Бус последовал за ним. Прижавшись к стручку плечами, они начали толкать его назад к кораблю. Они уже почти достигли ГРУМа, когда двигатели серебряного костюма вдруг замолкли.

Разер покрутил колесики на груди. Безрезультатно.

— Бус! Не бросайте меня!

— Что случилось?

— Костюм не хочет двигаться!

Бус расхохотался:

— Нам что теперь, к этой штуковине крылья приделать?

— Вы можете подтолкнуть меня…

— Можем и сделаем. Дебби уже на подходе. Я буду толкать тебя, а леди займутся стручками.

Бус казался до неприличия счастливым. До Разера только чуть позже дошла истинная причина его веселья: Бус наконец-то нашел хоть одно слабое место в этой пугающей науке Дерева Граждан.

— Просто-напросто кончилось горючее, вот и все, — объяснил ему Джеффер. — Видишь, у тебя под подбородком горит красный огонек?

— Он горел еще тогда, когда я покидал ГРУМ. Я понятия не имел, что он означает.

— А означает он, что вышел запас водорода. Но должен же быть какой-то способ заправить этот костюм. Я поищу на кассетах. Если же я ничего не найду, придется спросить у Марка, когда все закончится. Спокойнее, спокойнее! У нас уже есть стручки, и мед мы тоже добыли. Может быть, серебряный костюм нам больше и не понадобится.

Команда вернулась на борт ГРУМа.

Бус принялся аккуратно разделывать первый стручок своим мачете. Каждый раз, нанося по стеблю удар, он отскакивал подальше. На шестом ударе стручок выплюнул туманную струю воздуха под огромным давлением. Бус взмыл в небо. Возвращался он осторожно, обходя растение стороной.

Точно так же, действуя крайне осмотрительно, он расправился и со вторым стручком. Затем они с Карлот разрубили его пополам. Внутренности стручка были выложены небольшими раздувшимися шариками величиной с кулак, от каждого отходил покачивающийся в воздухе усик. Бус выскреб их все до единого.

Потом он отрубил стебель у первого стручка, оставив небольшую дырочку, ведущую внутрь. Затем он сделал небольшой перерыв, чтобы позавтракать.

После завтрака работа возобновилась. Только вчетвером им удалось засунуть концы трубы в дыры обоих стручков.

— И как вы пропускаете внутрь воду? — поинтересовался Клэйв.

— С одной стороны бака пробиваем маленькую дырочку, вставляем трубу в пруд и начинаем сосать. Лесорубу нужны хорошие легкие.

— Мы залетели слишком далеко, чтобы найти здесь пруды.

— Знаю. Обычно мы заправляли «Бревноносец» прежде, чем отправлялись на дерево. Но, проклятие, у нас же есть ГРУМ, а пруд где-нибудь да найдется, и тогда «Бревноносец» вновь возродится! За исключением тросов. И кабин. Нам понадобится древесина, чтобы построить кабины.

— После следующего сна отправимся за ней, — сказал Джеффер.

— Думаю, лететь лучше на внешнюю ветвь. Внутренняя уже почти отвалилась.

Над паровой ракетой надо было еще поработать. Бус и Карлот прикрутили к стволу водяной бак и соткали целую сеть из тросов вокруг носовой части трубы.

— Сюда мы прикрепим кабины. А потом… Я все еще не знаю, что нам использовать вместо проволоки. Надо придумать какой-нибудь способ удерживать на месте угли.

— Мы можем прибыть в Сгусток с повреждениями, — предложил Клэйв. — ГРУМом подтолкнем бревно поближе, а затем как-нибудь просигналим о помощи. Скажем Флоту, что лишились нашей проволоки и только чудом добрались до дома.

— Что ж, разумно. Я, конечно, буду выглядеть круглым дураком, но попробовать можно. Мне просто-очень не хотелось бы спешить. — Он вдруг резко замолчал, но чуть позже заговорил вновь: — Риллин и девочки, они… Мы очень спешили, хотели побыстрей вернуться в Адмиралтейство. Мы запустили ракету, не дождавшись, пока отвалится крона.

— Ну и…

— Разве я не сказал вам, что вы теперь богаты?

— Я не совсем понимаю, что значит это слово, — сказал Клэйв.

— Этот нарост на дереве содержит в себе тысячи кило металла. На этот металл мы можем купить на Рынке все, что нам заблагорассудится. Но одновременно это делает нас уязвимыми. Кто-нибудь может позариться на наше богатство.

— Хорошие новости и плохие новости.

— Именно. Мы откроем магазин по продаже древесины, подождем немного, а потом начнем продавать металл. Главное — не надо спешить.

 

Глава десятая ТАЙНЫ

Рыбное растение . Формой напоминает семенную коробочку. Размеры — от ста до трехсот метров в диаметре. Может выдвигать наполненный водой корень-щупальце, которым подпитывается из проплывающих мимо прудов. При необходимости может служить источником воды.
С кассет Дерева Граждан, 31-й год Мятежа

Рыбные джунгли . Под этим названием подразумевается большое (400–700 метров) рыбное растение, обладающее жалом. Источником кор-ма служат не только пруды, при необходимости нападает и на больших птиц. Добыча затаскивается внутрь джунглей, где и гниет.

Пальчиковый кактус . Недавно развившаяся форма, смахивающая на зеленую картофелину с глазками. Из этих «глазков» появляются так называемые пальчики, которые дают, в свою очередь, новые побеги, и так далее. Взрослая особь может нести на себе 20–30 пальчиков. На конце каждого пальчика растет длинный шип. Любое существо, подобравшееся к кактусу слишком близко, мгновенно получает заряд шипов, после чего растение запускает в жертву свои корни. Размножается посредством пальчиков, из которых появляются на свет новые пальчиковые кактусы. Опасны для жизни!

Разер проснулся от ощущения, будто что-то жгучее выедает его глаза.

По щекам текли слезы. Он пару раз мигнул — не помогло. Слезы заливали ресницы, застилая все вокруг. Он даже пару раз хныкнул от страшной боли. Попытался раздвинуть веки пальцами, чтобы вылить оттуда скопившиеся слезы. Снова резкий приступ боли. Попробовал вытереть глаза краем рубашки и чуть не закричал. Он ничего не видит!

— Клэйв! Дебби! Кто-нибудь!

Разер ощупал окружающую его кору. Крикнуть еще? В прошлый раз, когда отказали реактивные двигатели серебряного костюма, он не выдержал и закричал. Воспоминания об этом наполнили его стыдом. У него и раньше щипало глаза, когда он уставал… Но чтобы так сильно!

— Эй, кто-нибудь, помогите мне! Я ничего не вижу!

— Разер?

— Клэйв! Что со мной?

Чьи-то длинные пальцы обхватили его голову, кто-то мягко раздвинул его веки.

— Ты не ослеп. И не умираешь. Это приступ аллергии. У твоего отца было то же самое, когда Дерево Дальтон-Квинна погибало от жажды. Мы слишком близко подошли к Вою. Сухой, разреженный воздух плюс постоянное недосыпание.

— Что мне делать?

— Гэввинг молча переносил это. Примерно через полдня у него все проходило. Не три глаза. Я вытащу тебя отсюда.

Теперь, когда он знал, что все пройдет, казалось, боль немного отпустила. Гэввинг от этого не умер. Но если оба они страдают от одной и той же аллергии, значит… «Он действительно мой отец! Я должен сказать ему это! И матери тоже… А как же Марк?» Боль снова усилилась.

— Кенди, именем Государства…

— Кенди? Древесный корм! Сколько лет!

— Это не моя вина, Джеффер. Каждый раз, когда наши орбиты совпадали, на ГРУМе присутствовал кто-то еще, кроме тебя. А где сейчас все? Снаружи я их, вроде, тоже не видел.

— Они спят. Я тоже спал. Все, кроме меня, живут на коре. Кенди, как мне заправить серебряный костюм?

Появились диаграммы. ГРУМ и серебряный костюм были изображены рядом друг с другом. Пока Кенди говорил, отдельные части рисунков мигали голубым. Джеффер теперь понял, почему ноги серебряного костюма выглядят такими мощными: вдоль икр расположены баки.

— Сюда водород, сюда кислород. Под этими маленькими панельками есть шланг. Краники расположены здесь и здесь, под этими покрытиями на спине. Открываешь их с контрольной панели. Вызываешь схему, а затем касаешься этих полосок, вот так. — Стрелка показала порядок действий.

— Отлично.

— И помни: кислород идет отсюда туда, а водород — оттуда сюда. Если перепутаешь, может произойти взрыв.

— А что поддерживает газы в холодном состоянии?

— Это в скафандре? Нет, газы просто находятся под давлением. Поэтому-то запасы горючего так быстро кончаются.

На носовом окне вновь возникло лицо Кенди.

— Вы нашли шесть метрических тонн металла?

— Да. Спасибо. Бус сказал, что мы теперь богаты.

— Замечательно. Я вижу, вы строите паровую ракету. Она уже закончена?

— Бус еще должен построить кабины. Мы отправляемся на внешнюю ветвь за древесиной. Но он еще не знает, как удержать у трубы…

— Это ГРУМ, — произнес сзади чей-то голос. — Чувствуешь стены шлюза? Древесный корм!

В шлюз влетел Клэйв, таща за собой Разера. Дисплей погас, опоздав на какой-то вздох.

На лице Клэйва застыло выражение крайнего изумления.

— Ладно, сначала — самое важное. Ученый, у Разера приступ аллергии. Помнишь, что было с Гэввингом, когда наше дерево погибало от жажды? Разер, тебе нужен хороший, влажный воздух. Так, сейчас мы закроем шлюз и прибавим давление и влажность. Джеффер, приступай.

Джеффер провел пальцами по панели. Закрыл обе двери, влажность на максимум, добавил давления. В ушах загудело. Он открыл и закрыл рот, после чего отстегнулся от кресла и направился на корму.

Веки Разера опухли, глаза налились кровью.

— Так или иначе, скоро это пройдет, — успокоил его Джеффер. — Но ГРУМ поможет. Или не поможет. Пооткрывай и позакрывай рот, чтобы не закладывало уши. — Он повернулся к Клэйву. — Ну?

— Когда вернулся Проверяющий?

— Примерно в то время, когда на ствол прибыли Серженты.

— Но почему ты никому ничего не сказал?! Хотя бы мне!

— Давай выйдем.

Он открыл внутреннюю дверь шлюза и жестом позвал Клэйва, который, судя по его виду, готов был вот-вот взорваться, однако взял себя в руки и последовал за Ученым. Пока закрывалась внутренняя и открывалась внешняя дверь, они стояли вплотную друг к другу.

— Так внутри сохраняется давление, — пояснил Джеффер. — И вот почему эта штука зовется «шлюзом».

Он оттолкнулся и выпрыгнул в небо. Клэйв направился за ним.

— Ты уклоняешься от ответа.

— Нет. Кенди может выходить на связь, только когда Солнце находится строго на востоке, но все, что происходит на борту ГРУМа, он потом слышит. Сейчас он нас услышать не может.

— Он не услышал бы нас и в Общинных Дерева Граждан!

— Верно. Клэйв, дело в том, что я не могу никому доверить беседы с Кенди. Я ему не верю, а он очень хорошо умеет убеждать.

— Значит, по-твоему, я слишком мягок, чтобы ответить ему отказом?

— Клэйв… Ну хорошо, я был слишком самоуверен и вообще все не так понял. А теперь пойдем и расскажем все Сержентам.

— Э-ээ…

— Эй, граждане!

На самом деле это был совсем не крик, но в тот же миг длинные пальцы Клэйва зажали Джефферу рот. Спустя какое-то мгновение он убрал ладонь. Джеффер злорадно ухмыльнулся.

— Но мне-то ты бы все-таки мог сказать, — настаивал Клэйв. — Разер ничего не видел. Ты говорил что-нибудь Лори?

— Нет.

— Что нужно Кенди?

— Ему нужен Сгусток. Он хочет разузнать о Сгустке все до последней мелочи.

— Это путешествие — его идея, да?

— Я же говорил тебе, убеждать он умеет. Клэйв, нам надо предупредить Разера, прежде чем он проболтается еще кому-нибудь. Он и так уже слишком много знает. И все, больше никому ни слова, договорились?

— Договорились. Но я хочу поговорить с Кенди.

— Сейчас он выходит на связь каждые четыре дня. Так что через четыре дня, когда Солнце будет прямо на востоке.

Когда Джеффер вернулся, Разер сидел в кресле Ученого и уже занес пальцы над кнопками управления.

— Не двигайся! — приказал Джеффер. — А теперь убирайся с кресла.

Разер повиновался:

— Я пытался открыть шлюз.

— Для этого можно воспользоваться теми маленькими огоньками у дверей. Разер, любой гражданин несколько раз подумает, прежде чем станет играть с панелью управления. Как-то раз я чуть не погубил всех нас одним легкомысленным касанием. Я хочу сказать, что управляет ГРУМом Джеффер, а поэтому, древесный корм, держись подальше от этой панели. Стет?

— Стет. Извини, Джеффер. Я видел, как ты открывал двери, а потом понял, что меня оставили здесь одного.

— Как твои глаза?

— Нормально.

Разер уже успел вызвать на экран голубую диаграмму кабины ГРУМа. Джеффер провел пальцами по черточкам, которые обозначали шлюз. Двери за его спиной раскрылись.

— Помоги мне подсоединить этот шланг, — сказал он. — А потом выкинь его наружу.

Бус встретил их у дверей.

— Я возьму, Разер. Мы заправляем ракету. Как твои дела?

— Уже лучше.

Дебби, Клэйв и Карлот ждали их у ракеты. Бус и Разер, цепляясь за кору, тянули за собой шланг.

— Ты знаешь, что Карлот родилась в перекрестный год? — тихонько спросил юношу Бус.

— Нет. А что это значит? Перекрестный год — это когда Вой проходит через Солнце…

— Будущее детей, рожденных в такие годы, невозможно предсказать. Они могут свернуть в любую сторону. Разер, я пытаюсь внушить тебе, что ты и Карлот не пара друг другу. Она выйдет замуж за лесоруба.

Разер промолчал. На лице Карлот ничего нельзя было прочитать, но только до тех пор, пока Бус не повернулся к ней спиной. В эту минуту она подмигнула ему. Разер почувствовал, как его лицо обдало жаром.

За работу. Бус засунул шланг в сопло ракеты.

— Джеффер говорит, что он сможет заправить ее и никому не надо будет всасывать воду с того конца. Клэйв, помоги нам. А теперь толкай. Джеффер! Готово!

Все трое держали трубу.

— Есть особый сигнал, — начал Клэйв. — С его помощью Джеффер приказывает ГРУМу выталкивать то, что находится в водяном баке. Так ГРУМ избавляется от грязи…

Шланг дернулся. Из места соединения забили струйки воды. Разер чувствовал, как вибрирует шланг, как напор воды пытается вырвать его из рук.

Они изо всех сил прижимали его к ракете, прижимали… Но вдруг шланг, словно ожив, все-таки вырвался и начал извиваться в воздухе. Разер увернулся и вылетел в небо.

— Хватит! — заорал Бус. — Джеффер, бак полон!

Шланг наконец унялся, но все успели промокнуть насквозь.

— Ну что, когда теперь увидим результат? — бодро окликнул их высунувшийся из шлюза Джеффер.

Бус выглядел несколько смущенным.

— Я все никак не могу придумать, чем заменить проволоку. У нас еще есть время…

— Да. Что ж, мы уже достаточно потратили воды. На то, на это. Надо заправить ГРУМ. Клэйв, Разер, полетели. Мы недолго, Бус. Остальные могут начинать готовить обед.

Все трое вернулись в ГРУМ.

— А как быть с насосом? — спросил Клэйв.

— Я кое-что придумал, — улыбнулся Джеффер. — На тридцать кломтров вовне и немного на восток есть один пруд…

Солнце лишь едва миновало зенит. Рядом с ним, чуть западнее, блестел крошечный яркий бриллиант: в пруду отражались солнечные лучи. Джеффер направил ГРУМ прямо туда.

Мимо промелькнула внешняя крона и тут же скрылась. Невдалеке от нее плыл пруд, размерами чуть-чуть превышавший сам ГРУМ. Подлетев поближе, Джеффер запустил передние двигатели. ГРУМ остановился прямо перед водяной капсулой.

Джеффер открыл шлюз.

— Надевай крылья и, давай за нами, — обратился он к Разеру. — Захвати с собой серебряный костюм. Заправим и его заодно.

Джеффер и Клэйв вылетели из шлюза и, обогнув аппарат, поплыли вдоль его верхней части. Разер последовал за ними, таща за собой серебряный костюм. Зависнув над самым верхом ГРУМа, Джеффер забрал костюм. Разер проследил за тем, как Джеффер открыл одну из заслонок и достал оттуда небольшие узенькие шланги…

— Отвлекись на время от костюма, — окликнул его Клэйв. — Пусть Джеффер с ним сам разбирается. Разер, когда у тебя случился этот приступ аллергии, ты кое-что пропустил. Как ты думаешь, что тогда произошло?

— Все, что я знаю… Ты, кажется, поймал Джеффера на чем-то.

Джеффер хмыкнул. Шланги к этому времени были уже вставлены в отверстия у ног костюма.

— Ты упустил возможность посмотреть на Шарлза Дэвиса Кенди. Но она тебе еще представится примерно через… полдня, да?

Джеффер посмотрел на Солнце: чуть больше двух часов, несколько градусов вне с западной стороны.

— Пожалуй. Видишь ли, Разер, только это нужно держать в тайне.

— У всех есть тайны… Кенди? Проверяющий?

— Джеффер, расскажи ему.

— Кенди вернулся, — произнес Джеффер. — Это он указал нам дерево с Наростом. Он говорил со мной в тот день, когда мы спасли Сержентов. С тех пор мы беседовали с ним еще несколько раз. Насколько я понимаю, это стоит ему немалых усилий, возможно, даже укорачивает его жизнь, но все равно он не может выходить с нами на связь чаще чем раз в два дня.

— Но судя по тому, что рассказывали о нем Марк и Гэввинг, — возразил Разер, — Кенди убил бы всех вас, если бы узнал, что вы украли ГРУМ.

— Не думаю, что он способен сделать это, — ответил Джеффер, — но, вполне вероятно, ему этого очень хотелось. Мы украли ГРУМ, чтобы бежать с Лондон-Дерева. Лори мы привязали к креслу, а рядом с нею и Марка — Серебряного Человека. Кенди назвал бы это мятежом. Да ты и сам знаешь эту историю.

— Вы были размерами, — припомнил Разер. — Они владели вами. Я никогда не мог понять, как вы после этого смогли ужиться с Лори и Марком.

— А что нам оставалось делать, выбросить их в небо? — вступил Клэйв. — Они честно заработали свое право на гражданство, Разер. Когда воздух начал выходить из ГРУМа, Лори нашла способ, как прекратить утечку. Когда Кенди начал задавать вопросы, Марк прикрыл нас. Конечно, мы могли сказать Кенди, что мы беглые раз-моры, но я не знаю, как бы он на это отреагировал. Может, люди Кенди тоже держали разморов.

— Кенди?

— Да. Он… Ученый, ты понимаешь все это лучше меня.

— Сейчас, сейчас, — откликнулся Джеффер. Он двигал шланги. — Ноги надо заправлять по очереди… Так… Стет. В общем, Шарлз Дэвис Кенди заявляет, будто он запись какого-то человека. Я этого сам не понимаю. И Лори, впрочем, тоже. На самом деле мы даже не очень ясно представляем себе, как работают кассеты. Я не раз думал: может, он просто какой-то сумасшедший, который добрался до старого корабля, ну, как мы до ГРУМа, и теперь живет там. Но с той поры прошло уже четырнадцать лет, а голос его остался прежним и ничуть не постарел. Он хотел знать о нас все. Не мятежники ли мы, случаем. Древесный корм, да, ну украли мы ГРУМ, мы действительно были мятежниками, как бы я это слово ни ненавидел.

— Все это теперь в прошлом, — заметил Клэйв.

— Точно. А сейчас ему захотелось побывать в Сгустке. Клэйв, помнишь, что он говорил нам четырнадцать лет назад? Думаю, он до сих пор одержим своей идеей, чтобы все в Дымовом Кольце объединились в одно большое счастливое племя и дружно Повиновались приказам, исходящим от Шарлза Дэвиса Кенди.

Восточная кромка темного пруда ярко замерцала. Разеру вдруг подумалось, хватит ли им времени, чтобы искупаться. Он чувствовал себя весьма неуютно в этой мешанине из тайн и секретов.

— Но Кенди не Председатель. И мы не обязаны повиноваться ему.

— Верно.

— И нам тоже хочется повидать Сгусток. А раз он не может добраться до нас… Почему бы не сказать Сержентам?

— Что-то в этом есть, — задумчиво проговорил Клэйв.

— Но ты сам им не хотел говорить.

— Очень может быть, это всего лишь первая реакция.

— Председатель, сначала просто поговори с Кенди, а потом я тебе кое-что растолкую.

Клэйв молча кивнул в ответ, а затем обратился к Разеру:

— И еще, Кенди слышит все, что говорится на борту ГРУМа.

Разер расхохотался.

— Еще темы для обсуждения есть? — спросил Джеффер. — По-моему, я уже закончил с этим костюмом. Теперь давайте заправим ГРУМ. Возвращайтесь в кабину и привяжитесь.

— Но у нас же нет насоса.

По лицу Ученого промелькнула странная ухмылка. Клэйв вздохнул.

Двигатели зарычали, но тут же затихли. Разер не отводил глаз от стремительно приближающейся к носовому окну водяной стены.

— Ты не хочешь закрыть двери? — спросил Клэйв.

Джеффер усмехнулся и покачал головой.

— Капитан, — снова обратился к нему Клэйв, — я все-таки хочу уточнить, мы что, собираемся врезаться в этот пруд?

— Ага.

ГРУМ вошел в воду. Разера подкинуло на месте. Клэйв хмыкнул.

— Послушай, ты действительно уверен в том, что делаешь? — спросил он.

— Действительно.

В огромном окне перед ними раскинулся внутренний мирок дрейфующего пруда. Стайка крошечных серебряных торпед умчалась во мрак и, проскочив сквозь дрожащую серебряную пленку поверхности, скрылась из виду/

— ГРУМу уже многие сотни лет, и ничто пока не смогло повредить ему. Сейчас я понижаю уровень внутреннего давления. — Пальцы Джеффера задвигались, послышалось шипение системы подачи воздуха, в шлюз ворвался увеличивающийся на глазах серебряный водяной пузырь.

Двери закрылись. Вода приняла изогнутую форму и осталась внутри, прижимаясь к кормовым стенам. По поверхности пузыря заплескались маленькие волны, когда Джеффер повернул ГРУМ, нацеливая его в открытое небо.

Он повернулся к ним и снова усмехнулся:

— А теперь я опять увеличиваю давление до нормального уровня и убираю влажность. Таким образом, ГРУМу передается команда избавить воздух внутри кабины от лишней влаги. И вода переливается в бак. Видите? Теперь нам долго не понадобится заправляться. До такого Лори никогда бы не додумалась.

— Древесный корм! Ученый, здесь теперь так сыро!

— Зато вам не пришлось возиться с насосом. Следующий в нашем расписании — Кенди. Проверяющий, когда ты услышишь эти слова, пожалуйста, покажись.

— А если его там нет? — спросил Клэйв.

— Он обязательно услышит мои слова, когда будет прогонять запись…

На носовом экране возник человек.

Кенди оказался карликом. Разер давно подозревал это, но все равно был несколько ошеломлен. Глубоко посаженные глаза на лице, словно высеченном из камня, изучали его, оценивали.

— Кенди, именем Государства, — раздался важный голос. — Привет, Председатель Клэйв. Привет, Разер, Серебряный Человек. Ученый, твоя манера заправлять ГРУМ — верный способ уничтожить его. А если бы ударом сорвало солнечные антенны, как бы ты тогда выбрался из-под воды? ГРУМ в воде не летает.

Джеффер выглядел уязвленным.

— С возвращением, Кенди, — произнес Клэйв, — и добро пожаловать.

— Благодарю, Председатель. Я с большим интересом наблюдал за тем, как ты обратил мятеж в добровольную акцию. Ты прирожденный лидер, Клэйв. Тебе следовало бы править целой империей.

— Спасибо, Проверяющий. И где, по-твоему, я найду еще тысячу граждан, которые все до единого вдруг доверятся какому-то живущему на дереве инородцу?

Разговор выходил холодным и натянутым. Джеффер и Клэйв не доверяли Кенди, и Кенди, естественно, это понимал.

— Не стоит обращать простой комплимент в полицейское требование, Клэйв, — произнес он. — Я не могу принудить вас исполнять мои приказы. А вы не можете помешать мне наблюдать за вами через приборы ГРУМа. Вы знаете, мне известно такое, что неведомо вам. Разве мы не заинтересованы друг в друге?

— Может быть. Спасибо за то, что показал нам Нарост.

— Не за что. Бус придумал способ, как удержать у трубы уголья?

— Пока нет.

— Даже с проволокой, которую он раньше использовал, труба все еще остается опасной. Но вам есть где взять металл. Вы можете сделать очаг из Нароста.

Клэйв ухмыльнулся:

— Какая прекрасная идея.

— Скорее всего, вы не сумеете сделать плавильню…

— Что?

— В плавильне очищают и плавят металл. Там размягчается металлическая руда и отсеиваются всякие примеси. Но для этого требуется гравитация, или прилив. Может, Адмиралтейство и обладает такими технологиями, но, насколько я понимаю, вы этого делать еще не научились.

— Не научились. Будь твоя воля, ты бы поджег все это дерево!

— Но у вас еще остается пила. Она привязана к креплениям для груза. Используйте ее, чтобы отрезать пару кусочков от Нароста.

— Кенди, так можно обломать все зубья.

— Нет. Эта пила вывезена с «Дисциплины». Вы ей ничуть не повредите, если отпилите пару кусочков от болванки мягкого железа. Вот…

Угловатое лицо Кенди сменило плоское изображение паровой ракеты, почти сразу же на его месте возник еще один рисунок: четырехугольник с насечками по углам.

— Отрежьте три пластины. Первую используйте как образец…

— Но как мы соединим их? Привязи тут же перегорят.

— Поставьте пластины на место и бейте по их концам, пока они не загнутся. Они будут удерживать друг друга.

Из трех четырехугольных пластин получилась треугольная призма. Края пластин замигали зеленым цветом, потом загнулись, крепко примыкая друг к другу.

Вновь появился «Бревноносец», и теперь треугольная коробочка была насажена на его трубу.

— Я спрошу у Буса, — сказал Клэйв. — Но тогда может не хватить воздуха, чтобы поддерживать угли.

— Разместите ракету в двух-трех километрах от центра тяжести. Уголья будет раздувать ветром. Да и вы все равно не сможете сделать полностью закрытую коробку. Так или иначе, в ней останутся щели.

— М-мм… Ну да. Ты, должно быть, хорошо поломал голову над этой задачкой.

— И я с ней справился. А как вы намереваетесь поступить с ГРУМом, когда достигнете Сгустка?

Клэйв все еще изучал диаграмму.

— Перед тем как войти в Сгусток, мы где-нибудь его спрячем. И полетим внутрь на бревне, движимом паровой ракетой. Потом постараемся продать древесину.

— Значит, вы хотите одновременно спрятать ГРУМ и надежно, и неподалеку, чтобы быстро достичь его, если что-то пойдет не так. В общем-то, Сгусток куда более населен по сравнению со всем остальным Дымовым Кольцом, но, несмотря на это, в большинстве своем он так и остался пустынным местом. Вряд ли какие-то две тысячи людей смогут освоить область площадью с земную Луну! Вам с избытком хватит всяких потайных местечек.

— Кенди, но мы ведь не можем влететь на ГРУМе в Сгусток и только потом начать искать, где бы его спрятать! Нас сразу заметят!

— Хотя у меня обзор довольно ограничен, но все же Сгусток мне видно лучше, чем вам. Если вы подойдете к нему с севера или с юга…

— Все, что мы сделаем, — это влетим внутрь на бревне, а потом, пока будем распродавать древесину, осмотримся на месте. Если мы обнаружим безопасный способ пробраться внутрь на ГРУМе, то вернемся за ним.

— Вы должны учесть еще кое-что, — продолжал Кенди. — ГРУМ

— это сила и власть. Может наступить такое время, когда нам придется воспользоваться этой силой… — Голос Кенди оборвался, изображение потухло.

— Вот так. — Джеффер выплыл из своего кресла и потянулся. —

Пойдемте на воздух. Захватите с собой пару копий. Перед тем как возвращаться, надо бы поймать несколько водоптиц.

Они вылетели из ГРУМа.

— Ну? — спросил Клэйв.

— Теперь-то ты понимаешь, что я имел в виду? Он хочет, чтобы мы ввели ГРУМ внутрь Сгустка. Почему-то ему это очень и очень нужно.

— Но в его словах не было ничего неразумного, — возразил Клэйв.

— Умеет убеждать, а? Ну хорошо, давайте прикинем. Вдруг получается так, что Председатель Клэйв видит, как Ученый беседует с Проверяющим. Самое интересное, произошло это только после того как Кенди убедился, что меня ему в эту авантюру не втянуть.

— Любопытное совпадение, — улыбнулся Клэйв. — Если я не ошибаюсь, у ГРУМа имеются внешние камеры?

— Вот именно. И Бус так хочет разбогатеть, чтобы бросить эту канитель с бревнами. Как ты считаешь, Кенди смог бы уговорить Буса отдать ГРУМ Флоту в обмен на металл?

Улыбка мигом исчезла с лица Клэйва.

— Мы поступим по-твоему. Разер, это должно остаться между нами. Все до единого слова. А теперь давайте поймаем парочку водоптиц.

— Я предложил это, чтобы найти повод уйти из ГРУМа, — пояснил Джеффер.

— А, все равно, полетели.

 

Глава одиннадцатая СЧАСТЬЕНОГИ

Голос поставил перед нами задачу присоединить всех дезертиров — прошу прощения, скитальцев — к Адмиралтейству. На это, несомненно, уйдут многие поколения. Икзек Уилби считает, что задача эта вообще может оказаться невыполнимой, и я склонен с ним согласиться.
Лейтенант Рэнд Карстер Из Библиотеки Адмиралтейства, 131-й год Мятежа, день 160-й

На настоящий момент примерно с полдюжины шаров-джунглей торгуют со Сгустком, встречаясь в каждый перекрестный год. Повинуются они законам Адмиралтейства, только когда поблизости находится Флот, следящий за их исполнением. Вне Сгустка процветают пиратство и работорговля. Мы искренне убеждены, что в подобных случаях замешаны Искатели и семейство Люпоффов, даже невзирая на тот факт, что они были первыми из числа тех, кто начал торговать на Рынке.

Мы не в силах привнести закон на необитаемую территорию, размерами своими превышающую тридцать объемов Земли. Дымовое Кольцо слишком велико, а нас так мало, и возможности наши столь ограниченны.

Нейтронная звезда сияла в небе, словно бриллиант, но все же была слишком мала, чтобы давать достаточно света. Однако на небо никогда не спадала полная тьма, даже в перекрестные годы, когда Солнцу, находящемуся в своей крайней точке, приходилось пробиваться сквозь туманную толщу дальнего изгиба Дымового Кольца. Тьму можно было найти лишь в облаке, в джунглях, в древесной кроне или в необитаемых глубинах Сгустка.

Сейчас Солнце светило прямо на востоке, полускрытое медленно вращающимся пятном, к которому лежал их путь. В тени Сгустка царила полутьма. Тела, проплывающие рядом с окруженной грязно-белой каймой черной гущей, по сравнению с нею казались блестящими и очень яркими.

— Мы уже на полпути домой, — сообщил Бус. — Дебби, я все высматриваю стручковые рощи. Мне меньше всего хочется прибыть домой со стручком вместо кабины, но на то, чтобы построить настоящую кабину, у нас просто нет времени.

— А в остальном ракета уже закончена?

— Да.

— Отлично. — Дебби хорошо поработала. Свою блузу она давным-давно сняла, и на ее бледной коже блестели капельки пота. — Ну, и как мы теперь ее запустим?

— Секрет.

Дебби наградила Буса сердитым взглядом.

— Древесный корм! Мы надрывались, строили эту проклятую штуку, а ты не хочешь показывать, как она работает?

— Дебби, это действительно тайна.

— Но ты хоть покажешь, как ее остановить? Вдруг что случится, а тебя и Карлот не окажется поблизости, как мне предотвратить угрозу взрыва?

— Мы добудем еще один стручок и наполним его водой, чтобы можно было облить трубу, если что…

— Просто замечательно! Ну, а предположим, ты и Карлот свалитесь с дерева, потеряете свои крылья, а нам надо будет лететь за вами. Допустим, твоя ракета так и будет тащить нас вперед. Тогда что мне делать?

Буса начинала раздражать ее настойчивость.

— Ну воспользуйся ГРУМом…

— ГРУМа больше нет.

— Они всего-навсего угнали его на дозаправку.

— Его снова может не оказаться под рукой!

— Тогда воспользуйся своими крыльями. И ни в коем случае не пытайся управлять ракетой. Это опасно.

Дебби ответила ему сердитым взглядом и промолчала. Она была ростом с Буса и примерно его же возраста, черты ее были отмечены опасной, экзотической красотой. Смуглая кожа, светлые прямые волосы, яркие голубые глаза, немножко угловатое лицо и прямой, заостренный носик. Она принадлежала к тому типу женщин, которые способны вертеть мужчиной как захотят. Этим она походила на Риллин. А Риллин далеко отсюда… Но если Бус и дальше будет продолжать думать об этом, Риллин наверняка узнает, и тогда Бусу придется сильно пожалеть о своих мыслях. Бус перевел взгляд на небо, чтобы как-то избежать пристального внимания Дебби.

Он давно наблюдал за небом. Они приближались к Сгустку. Даже здесь, на самой его окраине, небо уже кишело жизнью: прибавилось прудов, растительной жизни, чаще стали встречаться разнообразные животные, попадались среди них и хищные особи. Появилась опасность наткнуться на корабль Флота или банду счастьеногов.

В направлении внешней стороны Дымового Кольца, немного западнее, почти сразу за зеленью оставшейся кроны, он разглядел две точки, темную и рядом с ней блестящую: пруд и ГРУМ. И никаких следов стручковых растений. Неужели им все-таки придется отправляться на внешнюю ветвь за древесиной? Конечно, древесина куда лучше… Но это отнимет много времени, а кабины все равно выйдут грубыми.

Дебби все никак не могла успокоиться.

— Знаешь, я не умею спорить, но Клэйв вытащит из тебя всю подноготную, потому что мы будем выглядеть круглыми дураками, когда нас спросят, как управлять главным орудием каждого лесоруба, а мы ничего не сможем ответить. Ведь Адмиралтейство обязательно задаст нам этот вопрос…

— Нет. Вы всего лишь наемные рабочие.

— А, верно, я и забыла.

В такой близи от Воя дни стремительно сменяли друг друга: между периодами сна проходило по девять дней. Север и запад, красноватая кромка падающей от Сгустка тени стремительно ползла вниз по сплошной стене из туч. Внутри бушевала буря и сверкали молнии, буквально на глазах вырастали пруды… Лучик света скользнул по зеленому пятнышку: из полосы штормов вырвался клубок джунглей.

— Дебби, — неожиданно спросила Карлот, — а разве нам не надо знать, как управлять ГРУМом?

— Да, все мы должны знать, как управлять ГРУМом!

Древесный корм! Этот Джеффер со своей Лори — просто тупицы.

— Дебби? — потрясенно переспросил ее Бус. — Ты не умеешь летать на ГРУМе?

— Этого никто не знает, кроме Ученых. Тайна. Ну, Лори, ее я могу понять. Но Джеффер, он сам украл эту штуковину, а теперь ведет себя точь-в-точь, как она! Вот уже почти пятнадцать лет!

— Па? Она права. Мы должны поделиться друг с другом своими секретами, ведь надо же с чего-то начинать.

Бус вздохнул. Ребенок, родившийся в перекрестный год! Сначала забавляется с этим древесным карликом, потом… Но женщины всегда побеждают в спорах.

— Дебби, если вас будет спрашивать кто-нибудь из Адмиралтейства, вы понятия не имеете о том, как действует ракета. Поняла?

— Да, Бус-Лесоруб. Ну, и что же вы, лесорубы, так упорно скрываете от нас, простых рабочих?

— Карлот, начинай.

Карлот на несколько мгновений задумалась, потом начала:

— Хорошо. Буду говорить так, как ты меня учил. Дебби, представь себе проволоку, обмотанную вокруг трубы. Внутрь я закладываю огненную кору и поджигаю.

Дебби кивнула.

— Угли должны распределяться вдоль центральной части трубы. Нельзя, чтобы они скатывались к концам. Затем я жду, пока металл нагреется. Он должен раскалиться докрасна. Но чуть перестараешься, и начнет обугливаться сопло, а это плохо. Потом я пропускаю сквозь трубу воду. Металл так и остается темно-бурого цвета, а из сопла начинает бить пар. На воздухе его сначала не видно, поэтому держись от сопла подальше, а то пар прожжет тебя до самых костей.

Бус улыбнулся и одобрительно кивнул. Этому он хорошо научил дочь.

— А теперь вопрос: как мне подать в трубу воду?

Дебби погрузилась в раздумья:

— Ну, если нет прилива…

— И как мне устроить так, чтобы никто посторонний за мной не подглядел?

Дебби покраснела. Она оттолкнулась от ствола и подплыла к водяному баку.

— Я стою здесь, так? Тут находится кабина, и я сижу в ней. А там пробка…

— Все верно! — Карлот присоединилась к ней. — Ты вытаскиваешь пробку и что есть сил дуешь внутрь. Когда почувствуешь, что в рот тебе ударила струя воды, быстренько затыкаешь отверстие.

— Но так у меня мигом будут целые легкие воды.

— Естественно. Мы уже достаточно нахлебались. Нас учил отец, сам-то он этого не делал.

— А почему вода вдруг начинает фонтанировать?

— Я… Па?

— Пар бьет одновременно в обе стороны, — объяснил Бус. — Не только в сопло, но и назад. Вода вскипает, и трубу снова заливает. После того как ракета начинает действовать, именно эта тяга и гонит всю воду через трубу. Отдача не дает воде хлынуть внутрь единым потоком. Таким образом, ракета летит, пока не выйдет весь водяной запас.

— Но прежде чем бак совсем опустеет, ты должна дать остыть трубе. Иначе спалишь и сопло, и бак. А когда начинаешь лить воду на трубу, такое начинается…

Буря постепенно подбиралась все ближе и ближе к дереву. К ним плыли и джунгли.

— Карлот… — Бус кивком указал на надвигающуюся листву.

Карлот обернулась:

— Счастьеноги?

— Очень может быть. Дебби, какое у нас есть оружие?

— Гарпуны. Ну, и ракета.

— Маловато. Ладно, леди, возможно, это просто дикие джунгли, а даже если там и скрываются счастьеноги, они могут нас попросту не заметить, но все равно лучше спрятаться.

— Спрятаться? — В голосе Дебби проскользнули гневные нотки.

— Какие это джунгли?! Штаты Картера были раз в двадцать больше них.

Джунгли были уже совсем близко — мохнатый зеленый эллипсоид с тенистой прорехой в боку, будто листву специально оборвали, чтобы образовать подобие окна.

— Таких джунглей вполне достаточно, чтобы вместить семью в двадцать — тридцать человек, — сказал Бус. — Дебби, дерево большое. Мы можем спрятаться в трещинах коры, и никто нас не увидит. Я думаю, у нас есть еще немного времени. Помоги мне разобрать ракету.

— Бус, да мы еле-еле собрали ее!

— А ты думаешь, мне это нравится? — Бус и Карлот уже тянули в разные стороны трубу и сопло. Дебби присоединилась к ним.

— Труба бесценна. Мы не можем допустить, чтобы счастьеноги завладели ею. — Бус с шумом выдохнул. Сопло наконец отделилось, и лесоруб в обнимку с ним покатился по коре. — Все остальное пускай забирают. Мы спрячем трубу в какой-нибудь расщелине и будем охранять ее. Теперь у нас действительно не остается времени, чтобы строить еще и кабины.

Они оторвали от трубы водяной бак. Зеленый шар еще приблизился, за ним по пятам следовала полоса тумана. Потом туман вдруг изогнулся…

— Появилось пять человек, — сказала Дебби. — С крыльями. Джунгли уходят.

Сопло и бак, медленно вращаясь, плыли над корой. Бус оглянулся.

— Они направляются к Наросту.

— Мы не можем позволить, чтобы они забрали весь наш металл! — воскликнула Дебби.

— На самом-то деле, это мы позволить можем, — откликнулся Бус. Взмахивая крыльями, он толкал трубу перед собой. Карлот и Дебби подлетели к нему, чтобы помочь. — Может, с помощью ГРУМа нам еще как-нибудь удастся вернуть его. Если же нет… Что ж, чтобы добраться до Сгустка, нам Нарост не требуется. А вот этим пятерым нужны уже мы.

Бревно плыло далеко на востоке, постепенно приближаясь к кромке бушующей бури. Разер первым заметил неладное, даже раньше Джеффера — какая-то тень промелькнула на фоне сияющего Солнца.

Джеффер развернул корабль. ГРУМ перепрыгнул через вершину внешней кроны и помчался вдоль восточной стороны ствола. Показался док: зазубренный по краям четырехугольник обнаженной древесины. Разера бросило вперед — это включились передние двигатели; позади него тяжело плеснулась вода. Струйки ее потекли вдоль стен ГРУМа.

Да, к этому он никак не мог привыкнуть.

— А где же ракета? — В голосе Клэйва проскользнули изумленные нотки. Где Карлот? Где все остальные? Что-нибудь взорвалось?

Костра, кажется, пока не разводили. Разер видел только черное пятнышко кострища, на котором готовили еду. Все вещи вокруг него лежали нетронутыми.

— Обыскать все дерево мы не способны, — сказал Джеффер. — Где сейчас Солнце? Почти на востоке. Кенди не появится еще день.

— Полетели к внутренней кроне, — предложил Разер.

— Но почему именно туда? — недоуменно взглянул на него Джеффер.

— Так, есть одна догадка.

В прошлый период сна туда уходила Карлот.

Джеффер развернул ГРУМ, направил его нос на Вой и запустил двигатели. Они медленно пошли вдоль коры. Дерево со всех сторон окутал туман.

Джеффер быстро нажимал на какие-то кнопки.

— Вот, — внезапно произнес он. — Пять человек.

В окне отразилась какая-то абстракция — оранжевые пятна на красно-черном фоне.

— Мы видим тепло их тел, — пояснил Джеффер. На мгновение вернулся нормальный вид — скользящий вдоль черной коры туман. Затем вновь появилась красно-черная картинка. — Помните, Бус что-то говорил про счастьеногов?

— Найди наших людей, — попросил Клэйв.

— Ага… Вот они. — Три оранжевых пузыря, выстроившихся в линию. При нормальном обзоре они превратились в три человеческие фигуры, скрывающиеся в трещине коры. — А рядом труба от ракеты, если я не ошибаюсь. Разер!

Разер быстро отсоединил ремень своего кресла и прошел на корму. Там он вытащил из воды серебряный костюм и быстренько скользнул внутрь.

— Отлично, — кивнул Клэйв. — Закрывайся быстрей и присоединяйся к остальным. Захвати с собой несколько гарпунов. У них наверняка нет оружия. Джеффер, как они сюда попали?

— Хороший вопрос. Нет никакой видимой причины. Наверное, основная опасность — на другой стороне ствола.

Разер терпеливо ждал, пока Клэйв привязывал к груди серебряного костюма шесть гарпунов. Так, воздух, теперь голос.

— Вы меня слышите?

Из панели управления донеслись его слова. Джеффер даже подпрыгнул на месте от неожиданности.

— Слышу тебя прекрасно.

— Выпускайте меня.

Кора была примерно в половине кломтра от него. Разер воспользовался двигателями костюма. На тело навалилась тяжесть, кровь отлила от головы, живот сжался.

Позади него ГРУМ завернул на юг и скрылся из виду за изгибом ствола.

Карлот и остальные заметили ГРУМ и замахали руками.

В двух кломтрах от него из тумана, озаренного голубым мерцанием Воя, вынырнули закутанные во все зеленое фигуры. Они летели вдоль коры, держась от нее примерно в сотне метров и заглядывая в каждую трещинку. С такого расстояния Разер разглядел только, что гигантов из джунглей пятеро и все они вооружены.

Они тоже заметили Разера и замерли в воздухе, но их продолжало нести прямо на него. Еще ближе. Одна из них женщина…

Гиганты вдруг опомнились и судорожно заработали ногами, разворачиваясь назад, в сторону бури, которая вот-вот должна была поглотить все дерево.

Разер без труда мог поймать их. А что потом? Убить их всех? Родителям, Разера не раз в своей жизни приходилось убивать. Они не любили распространяться на эту тему. Но это входило в обязанности Серебряного Человека — время от времени он убивал.

Один из чужаков оглянулся, и все пятеро, отчаянно взмахивая ногами, удвоили скорость.

В руках Разер держал несколько гарпунов, тогда как у Дебби, Карлот и Буса вообще не было никакого оружия. Разер развернулся в воздухе и направился к остальным членам команды.

Он ударился о кору неподалеку от Буса. У Карлот было странное выражение лица. Он откинул шлем и произнес:

— А вот и я. Эти пятеро уже почти настигли вас. Что случилось?

— Счастьеноги, — выдохнул Бус. — Маленькие джунгли, приводимые в движение паром. Кажется, это семейство Люпоффов. Им нужен Нарост.

Разер повернул колесико персонального Голоса.

— Серебряный Человек вызывает Ученого. Джеффер, чужакам нужен Нарост. Отправляйтесь туда.

Тишина.

— Они меня не слышат. Бус, я, конечно, покараулю вас здесь, на поверхности, но сомневаюсь, чтобы счастьеноги вернулись. Похоже, они обратились в бегство.

Бус ухмыльнулся:

— Подумали, наверное, что ты из Флота.

Разер устроился на коре, прямо у них над головами. Закрыл шлем. Настоящий неуязвимый воин. Карлот смотрела на него, как на какую-то невиданную птицу. Счастьеногов нигде не было видно.

Буря втянула в себя дерево. Кромкой ее оказалась легкая дымка, постепенно заволакивающая все вокруг. «Если бы я, как Кенди, мог видеть остальные стороны света. Так, нижняя камера уже почти ослепла… Водород почти на нуле, кислород почти на нуле, уровень воды низок, но постепенно увеличивается. Эй…»

— А это что такое?

Клэйв посмотрел в сторону, куда указывал Ученый.

— Джунгли. Очень небольшие. Как раз напротив Нароста.

Тут Джеффер заметил зеленые пятнышки, суетящиеся в складке коры. Люди, и один из них показывает рукой на ГРУМ.

Голос Кенди застал его врасплох.

— Я слежу за всем в инфракрасном свете. Вне области Нароста никаких человеческих созданий не наблюдается. Подведи ГРУМ поближе. Я хочу взглянуть на них.

Джеффер увеличил скорость.

— Ты только что вошел в зону связи? — спросил он Кенди.

— Да. Сейчас я прокручиваю запись вашего полета. Вам следовало бы убить тех чужаков на восточной стороне. Они могли навредить вашим людям.

Пока ГРУМ приближался к Наросту, джунгли, выпустив столб пара, отпрянули от ствола: сначала они устремились на север, в сторону бури, потом обогнули дерево и скрылись из виду в тумане, оставив за собой широкую дугу повисшего в воздухе пара.

Джеффер посадил ГРУМ в четверти кломтра от деревянного кратера. Счастьеноги копошились сбоку от Нароста. Сейчас их вытянутые фигурки зависли над куском черного металла.

— Всего десять человек, — сообщил Кенди. На коре замерцали кружки красного цвета, обозначая позиции расположившихся вокруг Нароста людей. Некоторых Джеффер и сам уже засек. На участке оголенной древесины нарисовалось три пересекающихся колечка. — Четверо — на открытом месте, трое — между корой и Наростом, еще трое — в трещине, рядом с кратером.

— Лучше бы мы отправились в погоню за джунглями, — заметил Клэйв. — Пока мы будем здесь разбираться, они могут наткнуться на остальных.

Джеффер повернулся было в своем кресле, но Кенди заговорил первым:

— У вас есть время.

— Так или иначе, их слишком много, чтобы вступать с ними в бой, — сказал Клэйв.

— Ерунда. Пройдитесь по ним ракетными выхлопами. Джеффер, ты знаешь, где находится дроссель, управляющий главным двигателем?

— Да.

Джеффер не знал, что такое «дроссель», но Лори объяснила ему, как управлять двигателями. Его пальцы прошлись по панели.

ГРУМ двинулся на Нарост. Счастьеноги ждали, нацелив на них свои копья.

— Клэйв, держись.

ГРУМ перевернулся, продолжая снижаться к коре, только теперь вниз была нацелена его корма, а не нос.

Люди, судорожно взмахивая крыльями, бросились прочь от Нароста. Из-под коры появились остальные. Полетели копья. В окошке верхней камеры показалось стремительно приближающееся копье с шарообразным наконечником, ударилось о верх ГРУМа и разорвалось, выпустив яркую вспышку пламени и клуб дыма. Приблизительно такие же толчки сотрясали весь корпус.

Джеффер ударил по полоске, активирующей главный двигатель.

Это было похоже на самоубийство. В прошлый раз, когда он проделал то же самое, то чуть не погиб. ГРУМ рванул вперед. Джеффер почувствовал, как грудь его провалилась, щеки втянулись и раздвинулись в жуткой гримасе. Но рука оставалась вытянутой вперед, пальцы почти касались панели управления.

Она действовала! Кончики его пальцев двинулись вниз, к зеленой полоске, уменьшающей тягу главного двигателя до пределов, которые он был способен вынести. Дроссель.

Почти невидимая голубая волна омыла воинов-счастьеногов. Чужаков окутало ярко-желтое пламя. Они превратились в пылающие кометы, источающие искры. Взрывом раскидало во все стороны человеческую плоть…

— Древесный корм, Джеффер! Выключай! — заорал Клэйв.

Джеффер остановил двигатель. (Водород, кислород опять на пределе. Нарост уцелел.)

— Клэйв, они напали на нас. У них были взрывающиеся гарпуны. Как ты думаешь, что они намереваются сейчас сделать с Бусом, Дебби и Карлот?

— Своевременная мысль, — вступил в разговор Кенди. — Летите на помощь, Джеффер. С того места, где сейчас находится «Дисциплина», мне не видно джунглей. Они обогнули ствол и приближались к месту, где вы высадили Разера. Надо добраться туда побыстрее, пока я не вышел из зоны приема. Эти чужаки, внизу, вряд ли теперь смогут причинить вам какие-либо неприятности.

Это было действительно так. Некоторые гиганты еще шевелились, другие, недвижные, плыли над корой, кожа у всех почернела от жара. Джеффер привел ГРУМ в движение. Время раскаяния еще не пришло.

Они окунулись в облако. Со всех сторон клубился густой туман, с каждым мгновением видимость все ухудшалась. Дерево превратилось в стену теней.

— Поворачивайте вправо, — произнес Кенди. — Джеффер, можешь не облетать ствол так далеко. Я располагаю инфракрасным изображением.

ГРУМ, заложив петлю, повернул к стволу. Внезапно позади них вспыхнула молния.

— Я вижу джунгли с внешней стороны, в пяти-шести километрах от вас. С внешней стороны, Джеффер.

— Где?

— Под вами. Еще два градуса. Отлично. Вперед. Есть! Разер видит их. Серебряный Человек, присоединяйтесь.

Из внутренностей панели управления донесся дребезжащий голос Разера:

— Я вижу большую тень, ничего больше разглядеть не могу. Они тоже нас не замечают.

— Но как-то они вас нашли, — отозвался Джеффер.

— Вы совсем близко, — сказал Кенди. — Повернись на один и восемь десятых градуса.

— Я не собираюсь…

— Граждане, я не знаю, где спрятались люди! Что еще мы можем сделать, кроме как атаковать сами джунгли? Поворачивай. — В голосе Кенди прозвучали какие-то странные нотки.

Джеффер развернул ГРУМ. В душе он надеялся, что Клэйв вмешается, но Клэйв молчал.

— Главный двигатель. — Сейчас голос Кенди, по идее, должен был звучать взволнованно, но он всего лишь стал чуть громче.

Джеффер нажал на кнопку. ГРУМ дернулся. Позади них, в тумане, замаячила желтая точка, послышался восторженный вздох Разера.

Ученый отключил двигатель, но желтая точка осталась.

— Все. Я выхожу из зоны связи… — прозвучал грубый бас.

— Ты слишком легко убиваешь, Кенди, — промолвил Клэйв.

Появились какие-то помехи, голос Кенди начал удаляться:

— Граждане, вы так ничего и не поняли. Это были не простые джунгли, ими кто-то управлял. Счастьеноги могли поддерживать связь с Адмиралтейством. Они видели ГРУМ и серебряный костюм.

— Кенди, люди — не медовые шершни!

Последняя фраза осталась без ответа.

Мимо главного окна ГРУМа, несомые маленькими вихрями, пролетали дождевые капли величиной с кулак. Дерево снаружи почернело от потоков воды. Внутри кабины тоже было омерзительно сыро. Та часть пруда, которую вогнал в ГРУМ Джеффер, тонкой водяной пленкой раскатилась по всем стенам и креслам. Из вентиляционных отверстий, расположенных на носу и на корме, дул теплый, сухой воздух. Граждане сгрудились вокруг кормового двигателя.

«В следующий раз перекачаю воду насосом», — подумал Джеффер.

— Мы увидели, как из тумана вынырнула огромная тень, — рассказывала Карлот. — Очень неприятное зрелище. Затем пять человек… Ну, видно было очень плохо, это, конечно, могли оказаться и птицы, только они летели к джунглям. Наверное, те бандиты, которые сбежали от Разера. Джунгли остановились, чтобы подобрать их.

— Это были Люпоффы, — вставил Бус. — Я узнал их одежды. Я уже встречался с ними на Рынке. Большая семья, население трех джунглей, и они бы заняли еще одни, если бы добыли лишнюю трубу. Их слишком много.

— Ну и? — спросил Клэйв.

— Если Люпоффы узнают, что здесь случилось, джунгли начнут охоту за вами.

— Не узнают.

В голосе Клэйва не прозвучало ни тени торжества. Джеффер содрогнулся.

Возле двигателя было тепло и достаточно сухо. В носовое окно буря метала дождевые капли, а за завесой дождя маячил желтый огонек горящих джунглей.

— Я бы не прочь убить парочку этих бандитов, — сказал Бус. — Меня самого грабили раз или два. Но сейчас их слишком много. В этих джунглях наверняка обитает не менее сорока граждан, не считая детей.

Клэйв прыгнул и перелетел в переднюю часть кабины. Мгновение спустя за ним последовал Джеффер.

У носового вентилятора было так же сухо и тепло, как и на корме.

— Все, с меня хватит, — заявил Клэйв.

— Сорок человек, — пробормотал Джеффер. — Это опасно.

— Умеет убеждать, да? — хриплым шепотом произнес Клэйв. — И никому, кроме тебя, нельзя доверить переговоры с Кенди, так? Ты жег их, а они всего лишь пытались спасти своих граждан!

— Они напали на нас.

— С копьями.

— А что мне оставалось делать? Они угрожали нашим людям!

Клэйв вздохнул:

— Я тебя не виню. Мне не следовало набрасываться на тебя. Но Кенди… — И тут Клэйв вспомнил, что Кенди потом услышит весь их разговор, и понизил голос до еле слышного шепота. — Древесный корм, этот Кенди убил их, словно выводок медовых шершней, и только потому, что они встали у него на пути. Потому, что они могли выдать о нас лишнюю информацию.

Молчание. Они отводили глаза друг от друга. К мужчинам подлетела Дебби.

— Мокро, — заметила она. — Где вы умудрились набрать столько воды?

Джеффер не ответил. Вместо этого он снова обратился к Клэйву:

— В тот раз, когда я убил Кланса-Ученого ради того, чтобы завладеть ГРУМом, я чувствовал себя еще хуже. Ведь я напал без объявления. А эти гиганты выступили первыми.

— Верно! — с энтузиазмом воскликнула Дебби. — Когда Лондон-Дерево захватило нас, я не раз мечтала: вот бы украсть у них эту штуковину и подпалить все их дерево. Бандиты, конечно, не одно и то же, но, клянусь Государством, наконец-то мы это сделали!

— И, надеюсь, в последний раз, — промолвил Клэйв.

Джеффер кивнул.

 

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ЦИВИЛИЗАЦИЯ

 

Глава двенадцатая ТАМОЖНЯ

Станция вторая — «Гиросоколу». «Ласточка» докладывает о приближении большого бревна с востока от Адмиралтейства. Владелец не опознан. Ваша задана — исполнить таможенные процедуры. Положение бревна на день 1990-й — два-девять-ноль градусов по плоскости, пять градусов к северу, два-восемь-ноль кломтров по радиану. Конец передачи.
Передано по гелиографу, год 384-й, день 1992-й

— Райс, ты только что получил это?

— Так точно, сэр. Я чистил корпус, когда увидел, что рядом с Рынком мигает огонек. Потом принял послание и сразу направился к вам, но я не знаю, как долго уже мигал гелиограф.

Старшина Март Уилер обдумал сообщение. На «Гиросоколе» размещалось шесть человек команды, а на «Ласточке» — только два. Флот предпочитает, чтобы этих гражданских встречали большие, хорошо вооруженные суда.

— Где мы находимся?

— Сейчас уточню, сэр. — Райс повернулся к шкафчику с инструментами.

— Нет, не ты. Босан Мерфи, проверьте наше местоположение.

Женщина-карлик бодро кивнула, ее огненно-рыжие волосы разом взметнулись. Коротенькими, но очень мощными ногами она оттолкнулась от пола, пролетела через всю кабину к шкафчику с инструментами и, взяв все необходимое для замеров, вышла.

Когда она продвинется на ранг выше, ей придется распрощаться с длинными волосами. А жаль. Но карлики редкость, и Босан Сектри Мерфи должна побыстрее обучиться всем премудростям…

Сквозь люк на Уилера упал голубой лучик, крошечный, но очень яркий — это флотский гелиограф отразил мигнувший у восточной оконечности водоворота луч Воя. Внезапно в отверстии возникло квадратное женское лицо, окаймленное рыжими волосами.

— Старшина, наше положение — два-шесть-пять по плоскости, шесть на юг, два-сорок кломтров.

— И у нас еще больше половины бака, если не ошибаюсь? — Мерфи кивнула. — Давай к гелиографу. Мы встретим это бревно. Джим-сон, Райс, разводите огонь.

От этого плотного неба у Разера кружилась голова. Упасть в него — куда хуже, нежели просто затеряться в небосводе. Он осторожно поднимался по дереву. За ним по пятам следовали Клэйв и Дебби.

Долгому подъему предшествовала тяжелая работа, поэтому все они были вымотаны до предела. У Разера постепенно начало сводить пальцы на руках и ногах. Но уже показалась ракета, в какой-то сотне метров вовне… Если, конечно, это направление вело вовне.

Бревно пробивалось сквозь восточные границы Сгустка. Ветер то и дело, словно из засады, нападал на Разера, ударял в него с одной стороны, с другой. Облака также вели себя очень необычно: они разбегались, одновременно изгибаясь вовне и внутрь. Неподалеку текла изогнутая полукольцом вереница пышно-зеленых шариков джунглей. В приливе подобного никогда не случалось. Не в силах выдержать такое изобилие странных, чуждых ему явлений, Разер ошеломленно перевел взгляд на то, что никогда не менялось, всегда оставалось прежним.

Вой мирно пылал, испуская голубоватые лучи… В двадцати пяти градусах восточнее внутренней кроны! На солнце наползли переменчивые облака. Тени пульсировали, дрожали, то становясь четче, то совсем расплываясь. На них накладывались косые призрачно-голубые тени, отбрасываемые Воем. Детей учили никогда не обращать внимания на тени от Воя. Они ничего не сообщали, ибо никогда не двигались, никогда не менялись, никогда не отвлекали глаз.

Но дерево развернулось, ствол теперь указывал не туда.

Бус и Карлот ждали в ракете.

— Бус! — окликнула Дебби. — Как вы это выдерживаете?

— Прилив? Я вырос в нем. Вы тоже привыкнете. Счастьеноги приспособились к нему.

— От этих теней у меня в животе все переворачивается, — пожаловалась Дебби.

Разера тоже слегка подташнивало.

— Карлот…

— Мы почти дома. — Радость девушки была неподдельной. Ей действительно нравилось здесь. — Смотри, труба уже действует.

— Я запустил воду. — Небольшой стручок поместили внутрь новой кабины «Бревноносца». Бус вполз внутрь. — Привяжитесь.

Нос ракеты был устремлен на восток. Разер сунул голову в небольшой домик.

— Бус, ты снова сбрасываешь скорость?

— Что? — откликнулся Бус. — Да нет, в Сгустке совсем другой прилив. Мы двигаем на запад, прямо в направлении Тьмы.

Он вытащил из водяного бака деревянную затычку, глубоко вздохнул, прижался губами к дыре и посильнее дунул.

Разер выбрался из хижины, чтобы посмотреть на ракету в действии. Желто-белые угли мирно светились внутри железной коробки, доставившей им столько хлопот. Железо раскалилось и приобрело темно-красный цвет. Четвертый стручок, стоящий неподалеку, был наполнен водой на тот случай, если пластины вдруг развалятся.

Из сопла ракеты…

— Эй, пара совсем нет.

Бус снова глубоко вздохнул. Ракета издала глухое «Чуф-ф-ф!» и выпустила облако пара.

— Пошло, Бус, — крикнул Разер и снова заглянул внутрь.

С лица Буса капала вода. Он откашливался и отплевывался, забивая ребром ладони затычку. Взгляд его прожигал стены.

«Чуф-ф-ф, чуф-ф-ф, чуф-ф-ф, чуффчуффчуфф…» Ракета заработала. Вереница отдельных облачков превратилась в сплошную струю пара, периодически раздираемую на клочки капризным ветром. Разер не почувствовал никакого движения. Оно было совсем незаметным: слишком большую массу приходилось двигать.

Сзади к нему подошла Карлот, длинные пальцы нащупали его руку и сжали ее.

— Отец! Мы пойдем…

Голос Буса прозвучал так, словно в горле его еще стояла вода:

— Да, сходите на западную сторону, поглядите, нет ли поблизости Флота или еще чего-нибудь, во что мы можем врезаться.

Вихрь-водоворот предстал перед ними во всем великолепии, стоило им только обогнуть ствол. Чувство полета до сих пор не переставало изумлять Разера, но Карлот вела себя в воздухе куда увереннее. Она рвалась вперед, потом оборачивалась, то и дело подгоняя его. Заняв наиболее выгодную позицию на западной стороне дерева, они сняли крылья и устроились отдохнуть.

Водоворот Сгустка походил на гигантский отпечаток пальца. Чем глубже, тем плотнее сгущалась материя. Вокруг плыли загадочные деревья, куски джунглей, небольшие шарики — на них обратила его внимание Карлот («рыбные джунгли») — и прочие растения абсолютно незнакомых ему видов. Пруды под этой искаженной силой прилива принимали самые причудливые формы. Небо кишело птицами: небесными коньками, триадами — тысячи крошечных красных и желтых полосок то выныривали, то кидались обратно в пышные шарики джунглей. Все здесь двигалось по кругу, постепенно сливаясь в одну темную точку. Самый центр был абсолютно черным, но даже там можно было заметить какое-то движение.

Семейства триад предпочитали прятаться в джунглях, но две триады все-таки показались, провожая взглядами проплывающее мимо бревно. Они представляли собой толстые, похожие на сигары, небесно-голубые обрубки с широкими тройными плавниками: самец, самка и их детеныш, соединенные друг с другом животами. Три гибкие голубые тени блеснули ярко-оранжевыми полосками на брюхе, погружаясь в красно-желтый птичий рой: очередная семья-триада разделилась для охоты.

Вдоль огромных облаков протянулась тонкая дымная полоска. Разер заметил ее в тот же самый миг, как Карлот ткнула в нее пальцем:

— Смотри, Флот.

— Откуда ты знаешь? — Разер разглядел лишь какую-то темную точку на самом конце полоски.

— Направляется к нам. Таможня. Они сейчас поддадут пару и уже через день перехватят нас. О древесный корм!

Разер расхохотался. Она позаимствовала это ругательство у него.

— Что такое?

Она мотнула головой в сторону Сгустка.

В самой его глубине, у темной точки сердцевины, посреди завих-ряющейся материи двигалась широкая и плоская кольцевидная штуковина серого цвета… Угловатые выступы пастельных тонов… Явно искусственного происхождения. Неужели она действительно такая огромная, как кажется?

Он судил о ее размерах по самому большому объекту, который только был поблизости, — по дереву, одна из крон которого отсутствовала. «А бревно меньше, чем у них», — подумал Разер. Прямо посреди него он различил очертания ракеты — заостренный конус, водяной бак и угловатую кабину.

— Я знаю эту ракету, — произнесла Карлот. — «Дровосек». Папе это совсем не понравится. Проклятие, они же могли пробыть снаружи еще по крайней мере целый год. — Она заглянула ему в глаза. — У нас осталось не так много времени, чтобы побыть вместе. «Дровосеком» владеет семья Белми. Папа хочет, чтобы я вышла замуж за Раффа Белми.

— И ты согласишься?

— Заткнись. — Она ухватилась за его рубашку и притянула к себе.

— Я не хочу думать об этом. Просто ничего не говори, — выдохнула она, и он молча повиновался. В голове у него промелькнуло, что неплохо бы сообщить обо всем увиденном Бусу. Но это может и подоЖ' дать…

«Гиросокол» без труда обнаружил бревно: размеры больше, чем обычно, обе кроны отделены. Оно набирало жар: волнистая пара позади него только лишь начинала принимать очертания арки. Ракета, должно быть, скрыта стволом.

— Приборы. — Уилер начал отдавать распоряжения. — Райс, просчитай наш встречный ход. Мерфи, нейдар. Эта темная выпуклость на дереве…

— Вижу ее, сэр.

Он ждал и продолжал наблюдать. Его команда действовала хорошо, в особенности Мерфи. Ей еще не приходилось пользоваться ней-даром в полевых условиях. Она двигалась медленно, но не совершила пока ни одной ошибки. Это благоприятно скажется на карьере Уилера.

— У этого пятна плотная структура. Металл, — доложила она. — Килтонны.

— Теперь ракета.

— Я ничего не вижу…

— Сразу за серединой ствола.

— О! Я же могу смотреть сквозь дерево! — Она настроила прибор.

— М-мм… Что-то есть… Металл, но немного. Железное сопло нашей ракеты дало бы подобный сигнал.

— Райс!

— Надо поддать жару, Старшина. Пятьдесят градусов по планару, ноль по осевой, какая-то сотня качков, и мы пройдем как раз рядом с ними.

— Поддай жару, потом собери всех. Пилот Райс, ты в кабине, на приборах. Мерфи, качать.

На «Гиросоколе» было расположено сразу несколько баков: один с алкоголем и два с водой. Его система клапанов в свое время была снята с древнего ГРУМа. В дальних полетах, как правило, воду впрыскивали в алкогольное пламя, чтобы достичь большего накала. Водой можно было заправиться на любых станциях, расположенных за пределами Адмиралтейства. С алкоголем возникали некоторые сложности, хотя некоторые племена счастьеногов возили с собой алкогольные перегонные кубы для торговли с Адмиралтейством.

Уилер и Джимсон тщательно привязались к рулевой платформе сразу над двигателем. Мерфи начала крутить педали. Педали можно было поставить повыше, но от карликов на велосипедах всегда требовалось больше силы, чем от обычного человека. Уилер сунул руку в Поток воздуха, пробуя его силу, и прибавил алкогольное пламя. Прежде чем увеличить приток воздуха, он собственноручно проверил Крепления своей команды.

Последовал сильный рывок — Старшина даже пошатнулся. Он добавил в пламя воды. Тяга еще усилилась, ноги окатило волной жара.

— Хватит! — крикнул из кабины Райс.

Старшина Уилер нагнулся к находящемуся возле ног клапану, перекрывающему подачу алкоголя. Рев перешел в шипение: вода на раскаленной поверхности быстро испарялась. Так, теперь водный клапан. «Гиросокол» летел вперед.

Бревно значительно приблизилось, ускорение больше не требовалось. Взяв бинокль, Уилер увидел две человеческие фигурки на ближней к ним стороне ствола.

— Похоже, они нас даже не замечают, — усмехнулся он.

Мерфи подняла свой бинокль. Спустя некоторое время она сказала:

— У них еще будет время.

Она смотрела на дерево, пока Старшина не увел их всех в кабину.

Судно Флота было куда больше по размерам и гораздо более сложно устроено, чем «Бревноносец». Оно прибыло вместе с волной теплого пара и зависло в сотне метров над стволом. От него отделились четыре фигурки и поплыли к гражданам.

Команда «Бревноносца» терпеливо ожидала, собравшись рядом с кабиной.

— Быстро они, — заметила Дебби.

Бус хмыкнул:

— Никогда не пытайся состязаться с флотскими. Крылья, которые они используют, отличаются от наших, а людей отбирают во Флот главным образом по силе ног.

Они уже подлетели совсем близко. Разер внезапно судорожно схватил Буса за руку.

— Бус, на них серебряные костюмы!

— Ты присмотрись получше. Это всего лишь форма Флота.

— Но они так похожи…

— И, тем не менее, это всего лишь форма. В Адмиралтействе хранятся три вакуумных костюма, но мы не такие важные персоны, чтобы нас в них встречали. Кстати, они бы не отказались и от четвертого.

Еще ближе. Костюмы не полностью закрывали представителей Флота. На всех были надеты шлемы, защищающие голову и отчасти плечи, с отверстиями для лица. На некоторых висело еще по нескольку пластин. Один из них был карликом.

А их крылья! Немного загнутые вперед, по форме ступни, кроме того, складывающиеся при взмахе, а когда нога шла назад, вновь раскрывающиеся. «Ученому следовало бы полюбоваться на них», — подумал Разер.

Даже коснувшись коры, они не стали снимать крыльев.

Карлик оказался женщиной. Еще до того как она сняла шлем, из-под него выбились рыжие волосы. Бледная кожа, вздернутый носик, острый подбородок; волосы ее походили на языки пламени, окутывающие пылающее дерево. Грудная пластина на несколько са’метров вздымалась над ее грудью. Она была лет на пять-шесть старше Разера и примерно его роста.

Девушка поймала внимательный взгляд и улыбнулась. Ее голубые глаза смеялись.

Разер вспыхнул. Карлот заметила это, поэтому он поспешно отвернулся и принялся разглядывать высокого-высокого человека, который быстро приближался к ним.

Его шарообразный шлем по размерам был значительно больше головы и в точности походил на шлем серебряного костюма, только без лицевого щитка. Отдельные изогнутые пластины защищали бедра, спину и верхнюю часть рук. Они были вырезаны из дерева и покрыты серебряной росписью, и только та часть, что закрывала голову и плечи, была сделана из закаленного металла. Широкий нос, смуглая кожа, черная шапка волос — он вполне мог принадлежать к родне Бу-са.

Он сразу узнал Буса (и не обратил ни малейшего внимания на его команду):

— Бус Сержент? Ты помнишь меня? Старшина Уилер. Добро пожаловать домой.

— Рад снова видеть вас, Старшина. Это Карлот…

— Добрый день, Старшина Уилер, — ослепительно улыбнулась она.

— Да ты выросла, Карлот.

— Остальные — Клэйв и Разер, жители Дерева Граждан, оно в нескольких сотнях кломтров к западу от нас. Дебби Картер мы наняли перед самым отлетом.

— Очень рад. Бус, у тебя есть что-нибудь, о чем бы ты хотел заявить?

— Да. Одно бревно длиной сорок кломтров или около того. Если хотите, можете сами его измерить…

— Нет нужды, мы просто вычтем свою половину, когда ты продашь его.

— И Нарост, — благодушно продолжил Бус. — Чистейшей воды удача, да и то счастьеноги чуть не лишили нас ее.

— Это та грязная болванка металла на полпути к внутренней кроне?

— Ага. Вы уже видели? Ее мы тоже пока не взвешивали, но, думаем, она весит тысячи и тысячи тонн. Петти, нам хочется, чтобы сведения о Наросте держались в строгом секрете.

— Хорошо. Налоги выплатишь металлом.

— Прекрасно. Но я хочу сохранить на время эту самодельную коробку, пока не куплю себе еще проволоки. И еще, я бы прямо сейчас продал всю железную болванку Флоту, если бы вы сумели отодрать ее от дерева и увезти.

Разер не смог скрыть своего удивления и тупо уставился на Буса.

Старшина Уилер рассмеялся:

— У меня никакого алкоголя не хватит, чтобы справиться с болванкой, кроме того, я не уполномочен вести такие переговоры. Но мы осмотрим ее прямо сейчас, а когда вы пришвартуетесь, я пришлю вам людей, чтобы они сразу отрезали нашу долю.

Команда Старшины Уилера начала вдоль и поперек обыскивать «Бревноносец». Разера возмутило это, но Бус не возражал. Тем временем офицер Флота повернулся к Разеру и произнес:

— Если не ошибаюсь, тебя зовут Разер? Тебе бы стоило подумать о вступлении во Флот.

— А зачем?

Мужчина улыбнулся.

— Здесь хорошо платят. Мы будем тренировать тебя и обучим многому, что тебе следовало бы знать, например, как побеждать в бою. Ты будешь поддерживать цивилизацию. Ну, а почему выбрали именно тебя? Ты выглядишь именно так, как нужно. Ты уже заметил Босан Сектри Мерфи? Невысокая, с рыжими волосами…

— Да.

— Через шесть лет она будет носить вакуумный костюм. Хранитель — это самый высокий ранг, которого может достичь тот, кто не рожден офицером. Ты можешь добиться того же.

— Мне надо подумать.

— Можешь поговорить с Босан. Обратись за советом к Бусу. Бус, мы спустимся вниз и осмотрим твой Нарост. Хочешь слетать с нами?

— Это большая честь для меня. — Бус оглянулся на свою команду и прибавил: — Мы все с удовольствием присоединимся к вам.

По всему периметру «Гиросокола» шли различные поручни для рук. Флотские поместили людей с «Бревноносца» на одной стороне судна. Там были специальные выступы для ног и ремни, застегивающиеся вокруг талии (или как раз под мышками, если говорить о Разере).

— Боевой корабль, — прошептал Клэйв Дебби. — Корпус закрыт броней.

Трое из Флота суетились на корме, вокруг двигателя. Они явно не замечали гражданских.

Если Уилер хотел произвести впечатление на невежественного карлика, то это ему вполне удалось. Ракета взревела и выплюнула струю пламени. Разер почувствовал, как кровь его прилила к ногам. Тяжеленное бревно, набирая скорость, рвануло вперед. На корме Уилер и Мерфи при помощи зубчатых рычагов нацелили сопло в нужную сторону. Это впечатляло даже больше, чем ГРУМ.

Рев мотора почти заглушал голос (а заодно и страх в нем). Разер спросил:

— А почему они не впустили нас внутрь?

— Запрещено. Никто не знает, что находится внутри судов Флота, — ответила Карлот. — Мы даже всей команды не видели, в этом я уверена. Разер, я заметила, как ты смотрел на эту, рыжеволосую.

— Она выглядит не такой высокой, как все остальные, — чуть-чуть покривив душой, признался Разер. — Я имею в виду, это удивительно, она такого же роста, как и я. Марк никогда не казался мне низкорослым.

Карлот, похоже, немножко расслабилась.

Уилер повернул сопло на десять градусов влево. Судно, брызгаясь пламенем, завертелось вокруг своей оси. Он двинул сопло немного вправо, вращение тут же замедлилось, и «Гиросокол» остановился. Уилер причалил в каких-нибудь ста метрах от выпуклости на стволе.

— Бандиты почти оторвали Нарост, — заметил Уилер.

Бус кивнул.

— Старшина Уилер сказал, что у тебя могут возникнуть некоторые вопросы ко мне, — рядом с Разером незаметно оказалась Босан Мерфи.

На самом деле Разер даже не думал присоединяться ко Флоту. Но вслух он решил этого не говорить.

— Я слишком мало знаю, чтобы задавать умные вопросы.

Она очаровательно улыбнулась:

— В таком случае задавай глупые. Я не возражаю.

— А что такое вакуумные костюмы? И почему они так важны?

— Они были созданы еще древней наукой, им столько же лет, сколько Библиотеке. И они неуязвимы. Высший боевой ранг — это ранг Хранителя, все, обладающие им, имеют право носить вакуумные костюмы. Всего должно быть девять Хранителей. Сейчас их восемь. Вот… — Она показала на свой шлем, провела по пластинам. — …Костюм очень похож на эту форму, только он сплошной. Сначала ты достигнешь положения Петти — и все потому, что у тебя подходящее телосложение, — а потом пройдешь проверку, подходишь ли ты для вакуумного костюма.

— А ты подходишь?

— Не знаю. Пока я до этого еще не дослужилась. — Она печально взглянула на свою выпирающую грудную пластину. — Очень может быть, что и нет. Но мой ранг, равный рангу Старшины, все равно останется за мной.

— А в чем состоит обучение?

— Тебе придется пройти комплекс упражнений. Я вижу, у тебя есть мускулы. Но Старшина Уилер тебя запросто в узел завяжет. А после курса обучения ты сможешь побороть его. Мне, например, это уже удается. Ваши люди используют полярные координаты, чтобы определять свое местоположение?

— Нет.

— Тебя и этому научат. Ты познакомишься с системой счета, если еще ее не знаешь…

— Я умею считать.

— Ты поймешь, как работает ракета, не обычная, паровая, а ракета Флота. Вместе с тем тебя научат повиноваться. Старший офицер прикажет тебе лететь, и ты полетишь, с крыльями или без них.

Это звучало не очень заманчиво.

— А куда летают суда Флота?

— М-мм… Ты откуда?

— С Дерева Граждан. Немного западнее Сгустка.

— Вряд ли ты тогда сможешь посетить свою семью. Мы не так часто встречаемся с обитателями деревьев. Мы посылаем суда за пределы Сгустка, но довольно редко, и никогда не заходим дальше чем на пару тысяч кломтров. Большей частью курсируем внутри самого Сгустка. Ну, собираем налоги…

— Ага.

— Сражаемся с дикой жизнью. С темными акулами и прочими. Когда граждане натыкаются на гнездо бурильщиков или медовых шершней, они зовут нас, и мы выжигаем его.

— И триад тоже уничтожаете?

— О нет, они никогда не нападают на нас.

— А почему вы сжигаете медовых шершней? Бус сказал, они очень ценны.

Улыбка мигом исчезла с ее лица.

— Мед — это контрабанда. Положи себе на язык кусочек величиной с ноготь, и тебя посетят чудесные сновидения. А потом ты втянешься и не сможешь остановиться. Такие люди готовы хорошо платить за мед.

— А что происходит с теми, кто не оправдывает ожиданий? — спросил Разер. — Мерфи, что будет, если карлик не одолеет всех наук?

— Ничего не будет. Их исключают из Флота. Они становятся наемными рабочими или начинают свое дело: например, ныряют во Тьму за веерными грибами или идут в лесорубы. — Она пристально посмотрела на него. — А в чем дело?

«Если я все-таки вступлю во Флот, мы будем видеться друг с другом? Можно я буду называть тебя Сектри?»

— Спасибо, Босан.

— Не за что, — ответила она, взлетела в воздух и поплыла вдоль коры к Уилеру, вынырнувшему из-за Нароста.

— А он не маленький, — крикнул Уилер. — Бус Сержент, ты добыл себе целое состояние.

— Во всяком случае, это покроет мои убытки. Прежде всего я заново отстрою «Бревноносец».

Уилер удовлетворенно кивнул:

— Вас подкинуть на корабль?

— Нет, надо как-нибудь прикрыть Нарост, прежде чем мы доберемся до Рынка.

— Думаю, тебе не стоит беспокоиться. Как такое украдешь? Ведь его даже с места не сдвинуть!

— А пилы… Хотя, может, вы и правы.

 

Глава тринадцатая ТЕРМИТНОЕ ГНЕЗДО

Точки Лагранжа . Материя имеет склонность накапливаться в четвертой и пятой точках Лагранжа (Л-4 и Л-5), у Мира Голдблатта. Эти области обладают меньшей турбулентностью, нежели штормы, окутывающие сам Мир Голдблатта, но подробное изучение их глубин мы Решили отложить.
С кассет Дерева Граждан, 5-й год Мятежа

Пока мы ознакомились только с Л-4. Это более или менее стабильная область 600 км в диаметре. Если наносить на карту эквипотенциальные изгибы прилива, то в результате получится ряд наложенных друг на друга дуг. Все дуги сливаются в один бесформенный водоворот, распространяющийся на запад и восток и уходящий внутрь арки Дымового Кольца.

По периметру водоворот окрашен в зеленый цвет, который по мере погружения внутрь становится все темнее и приобретает коричневые оттенки. Постепенно скопления материи становятся настолько плотными, что заслоняют даже солнечный свет.

Зондирование при помощи радара выявило внушительные массы материи, передвигающиеся внутри темной внутренней области. Но ни одна из них не была достаточно большой.

Мы долго гадали, почему сгустки не сольются в одно большое тело. Вполне возможно, что сама жизнь специально выбрасывает наружу материю из внутренних областей. Рыбные джунгли корнями разрывают самые большие пруды. Сапрофиты кормятся в плотном ядре, а потом выстреливают споры в Дымовое Кольцо. Птицы вынуждены вылетать наружу, гонимые голодом или большой перенаселенностью…

У него даже голова заболела.

Читая записи на кассетах, Джеффер одновременно ел. Добравшись до конца, он упрямо возвращался к началу.

Вот бы сейчас на связь вышел Кенди!

Сегодня Ученый охотился в небе. К мертвым рыбным джунглям он вернулся, волоча за собой панцирную птицу приличных размеров. Разведя рядом с ГРУМом небольшой костер, Джеффер поджарил свою добычу. Постепенно он научился готовить еду. Например, если положить мясо между двумя панцирями птиц, то мясо получится нежным и совсем не подгорит.

Он чуть не подавился, когда ГРУМ внезапно заговорил:

— Джеффер? Это Клэйв. Джеффер, ты меня слышишь?

Джеффер сглотнул и произнес:

— Приказываю: Связь с серебряным костюмом. Древесный корм, как раз вовремя! Вы там как, живы?

— Джеффер, нам было не добраться до шлема. Флот обыскивал «Бревноносец». Даже улетая, они и то продолжали следить за нами. А ты где? Хорошо укрылся?

— Да, Клэйв, я подыскал здесь кое-что. Помнишь, Бус описывал нам рыбные джунгли? Зеленые шары примерно кломтр в диаметре, с длинным изогнутым корнем. Этим корнем они подпитываются из прудов.

— Все верно. Но, вроде бы, они встречаются только в Сгустке.

— Может, и так. Эти джунгли примерно в пятидесяти кломтрах от Сгустка, и они мертвы. Внутренний ствол полый. А вы где? Я ничего не вижу.

— Здесь темно. Я в том туннеле, который мы прорубили рядом с Наростом. Пока мы не можем передвигать серебряный костюм.

— Как тебе Сгусток?

— Очень много всякой всячины. Через двадцать дней причалим. Бус придумал, как спрятать Нарост. Он боится воров, ведь если придется драться, воспользоваться серебряным костюмом мы не сможем, потому что…

— Нет, конечно, нет.

— …Потому что об этом сразу узнают. Джеффер, у них целых три серебряных костюма. Это отметка высокого ранга. Карликов охотнее всего берут во Флот, потому что они подходят по росту, и Разеру тоже сделали предложение.

— Разер, ты там?

Джеффер услышал, как Клэйв что-то крикнул в сторону. Немного погодя послышался голос Разера:

— Да, здесь.

— Тебе предложили вступить во Флот? Что именно тебе сказали? И что ты им ответил?

— Я не воспринял этого Петти серьезно. Наша задача заключается в том, чтобы разузнать побольше об Адмиралтействе, купить семена земножизненных культур, а потом назад, на Дерево Граждан!

— Неплохо было бы поподробнее разузнать и о Флоте тоже.

— Я кое-что узнал…

— Да зачем нам все это? — вмешался Клэйв. — Что там такого, в этом Флоте? Я вовсе не горю желанием заглянуть внутрь ракеты Флота, если ради этого мне придется скормить одного из моих…

— А Библиотека?! Кассеты! Что записано на кассетах Адмиралтейства?

— Ученый, конец связи.

— Клэйв, ты только посмотри на это, — сказал Разер.

— На что? Я разговаривал с Джеффером. — Клэйв выбрался из углубления за Наростом. — Ого!

Из заполненного джунглями неба вынырнула какая-то бесформенная штуковина, расцвеченная мертвенно-желтым и коричневым оттенками. Ее контуры расплывались, вокруг нее словно дрожала какая-то дымка, глаз не успевал уследить за ней. Она надвигалась прямо на них, за ней следовал «Бревноносец».

— Ну-ка, давай с дороги, Разер, кажется, она летит прямо на нас! Где твои крылья?

Они помчались прочь. С почти неуловимым, пугающим жужжанием штуковина неслась прямо на Нарост. Вокруг нее кишели мириады черных крапинок — это были какие-то насекомые, намного меньше медовых шершней.

Она ударилась в кратер Нароста и расползлась в разные стороны, словно жидкая грязь.

Вслед за штуковиной приземлился «Бревноносец». Дебби вынырнула из люка, проделанного в переднем стручке, и принялась внимательно рассматривать облепившую ствол массу.

— Стет. Давай, мажь медом, — донесся из кабины голос Буса.

Дебби помахала Клэйву и Разеру и, не обращая на них больше никакого внимания, приступила к работе: начала обмазывать рыжим липким медом краешек кратера.

Рой насекомых последовал за ней. К тому времени когда она закончила рисовать круг, большинство насекомых накинулось на мед.

— Сделано!

— Бус, может, ты вылезешь наружу и все-таки ответишь на пару вопросов? — заорал Клэйв.

Из люка показалась голова Буса. Судя по всему, он был страшно доволен собой.

— Это термитное гнездо, — ответил он, прежде чем Клэйв успел вымолвить хоть слово. Когда термиты расправятся с медом, они примутся за древесину и совьют гнездо вокруг Нароста.

— А как же серебряный костюм? Ты что, собираешься его здесь бросить?

— Где еще он будет в большей безопасности?

— Джеффер там совсем один, в открытом небе. Да он свихнется, не имея связи с нами.

Бус подумал.

— О… Мы оставим все на своих местах, за исключением разве что шлема. Если я не ошибаюсь, искусственные глаза Джеффера находятся в шлеме, да? Это вот те маленькие окошечки на лбу? Мы засунем его в термитник. Ему хватит обзора. Нам еще много времени придется провести возле Нароста, вот тогда мы и поговорим с Ученым.

ГРУМ с его камерами спрятали в одном темном месте, скафандр — в другом, приходящие записи быстро устаревали, а сейчас Джеффера в ГРУМе не было. Кенди бегло просмотрел записи. Он больше узнает из замеров, сделанных самой «Дисциплиной».

Не все сразу. Ждать. Изучать.

Дикари, попав в процветающее цивилизованное общество, рано или поздно нарвутся на неприятности. Терпение. Непредвиденные обстоятельства заставят Джеффера ввести ГРУМ внутрь четвертой точки Лагранжа. Затем он должен открыть шлюз Флоту…

Джеффер вошел в кабину прежде, чем Кенди успел покинуть зону связи. На его рубашке виднелись капли свежей крови, на руках тоже засыхала кровь.

— Кенди, именем Государства…

— Привет, Кенди. Давно…

— Джеффер, Разер получил предложение от Флота. Я хочу, чтобы он принял его.

— Не сомневаюсь. Но Разер что-то не слишком восторженно к этому отнесся. Как, впрочем, и я. И как мы уберемся из Сгустка? Теперь-то нам серебряный костюм не спрятать.

— Прекрасный вопрос. — Кенди включил световое усиление, но на экране показались лишь железная болванка и полоса изрубленного дерева. Клэйв и Разер покинули тайник. — Если у Флота есть скафандры, они сразу раскусят вас. Я подумывал разобрать его, но они все равно узнают шлем. А если мы попытаемся размонтировать его, то можем повредить камеру, а кроме того, в шлеме расположен блок электрического питания.

— Ну и?

— Терпение.

— Скорми свое терпение дереву, Кенди. У меня здесь есть запись под названием «Точки Лагранжа»…

— У меня было триста восемьдесят четыре года, чтобы научиться терпеть. Но ты выходишь из зоны приема. Ты можешь прокормиться там?

— Конечно. Здесь есть грибы, множество вспышников, питающихся всяческими жучками, и так далее. По сути дела, я заново Учусь охотиться…

Связь оборвалась.

 

Глава четырнадцатая ПРИБЫТИЕ

Год 384-й, день 1700-й. В этом путешествии нам не надо бояться нападения счастьеногов.
Из бортового журнала «Бревноносца запись сделана капитаном Бусом Сержентом

Зато я боюсь Джеффера-Ученого. Я боюсь тех тайн, что мы скрываем от Адмиралтейства, и тех, что Ученый скрывает от меня. Но я слишком многим обязан Дереву Граждан.

День 1710-й. Мы обнаружили простой способ, как спрятать нашего пустого пассажира. Жаль, что я никогда не смогу поблагодарить счастьеногов за то, что они подсказали нам это.