Черепашки ниндзя и Космический Агрессор

без автора

полуГалактика полна уникального. В тёмных секторах Вселенной на свет появлялись Хищники с уже чётким знанием: жизнь и все блага во Вселенной принадлежат им. По вине Хищников исчезли цивилизации. Задача черепашек – спасти планету и её жителей от монстров.

 

* * *

Снегопад кончился незадолго до заката. Небо, серое и мутное, в редких пятнах просветов постепенно прояснилось. Ранние морозные сумерки съедали неяркий розовый свет, обещая не то ветреный завтрашний день, не то мороз к ночи. Свирепая морда, поросшая густой рыжеватой шерстью, высунулась из неприметной трещины в скале и тут же исчезла.

Ветер сыпанул пригоршню пороши вслед горбатой спине. Снег, лёгкий и рассыпчатый, заметал глубокие следы, оставляя вместо отчётливой цепочки, ведущей к пещере из долины, холмики, бросавшие тени.

– Что? – самка крайса подняла морду, уныло покачивая первенца.

Самец не откликнулся, лишь подбросил в костёр несколько изогнутых тростинок. И так было ясно – пришельцы, раз появившись, не оставят крайсов в покое, пока в горах останется хоть одна семья.

Самец ворошил уголья суховатой палкой. Выгреб несколько продолговатых плодов испачканных сажей. Это было последнее, что успели унести из посёлка в долине. Крайс прижмурил глаза без ресниц. Уродливая морда оскалилась, обнажились клыки, отпугивающие от крайсов хищников.

Пришельцы, обосновавшиеся в посёлке, были иной породы. Самец не понимал их и боялся.

Логика поступков прилетевших в железном зерне была той же, что и в законах крайсов: живи, если не хочешь погибать. Но крайсы на своей неуютной планете боролись с холодом, снежными заносами, лютым зверям в бескормицу. Пришельцы же боролись за право уничтожить всё и всех. Вначале, когда чужаков было мало, и они разметались в небольшом ущелье на Севере, на них можно было не обращать внимания.

Редкие самим, преследуя зверя, достигали Северных предгорий, а потом приносили в посёлок вести, в которые никто не верил. Мол, там, в ущелье, из земли растёт чёрный шатёр, похожий на гриб…

Пришельцы, клыкастые здоровяки в кожаных комбинезонах, крайсов не трогали. Редко кто из местных видел чужаков вблизи. Лишь чёрный гриб, возвышавшийся над местностью, напоминал об их присутствии.

А потом в одночасье в посёлок крайсов пришла смерть. Без видимых причин. Безболезненно. Неотвратимо. Уцелели лишь те, кто охотился или ушёл к горы за топливом: на равнине снег засыпал редкие прижавшиеся к мёрзлой земле кустики. Возвращавшиеся бежали в ужасе: над посёлком висела зелёная искристая паутина, словно кто-то набросил сеть. Крайсы, по незнанию бросавшиеся на паутину, тут же чернели и обугливались.

Воздух наполнялся запахом палёного мяса. Посчастливилось не сопротивлявшимся – они просто заснули, и никто из них не проснулся. Семейство крайсов, укрывшееся в пещере, уцелело чудом: самка, ожидавшая потомство, занемогла. И пришлось заночевать вблизи посёлка.

Крайс плотно сомкнул веки: сколько б ни осталось жить, никогда не забыть ему эту страшную сеть, в которой повисли гроздьями трупы сородичей. Не забыть и пустые улицы посёлка.

– Пойду! – наконец оторвался от огня самец.

Самка снова не отозвалась: лишь сильнее тряхнула младенца, выказав неодобрение. Но следы клыков самца после недавнего их спора ещё давали себя знать.

Крайс, увязав половину запечённых плодов в котомку, вздохнул, хрипло рыкнул, и, помедлив, шагнул в сгустившуюся темноту.

Цепочка следов исчезла в двух шагах. Но крайс твёрдо знал, куда лежит его путь – в темноте чёрный шатёр светился зигзагообразными окнами.

На мороз самец внимания не обращал, одервеневшим языком проговорил слова полузабытых заклинаний.

В силу проклятья самец верил мало, но это было единственным средством отомстить за сородичей.

И это ведь не сложно: подобраться поближе и сказать несколько слов. Потом он вернётся, чтобы навсегда остаться с семьёй.

* * *

Галактика полна уникального. Уникальна была и раса, обитавшая в тёмных малоисследованных секторах Вселенной. Хищники появлялись на свет с уже чётким знанием: жизнь и все блага принадлежат им. Безоговорочно. Единственная трудность – уцелеть, пока у эмбриона не прорежутся клыки. Раса не церемонилась и со своими. Простейшие понятия: любовь, привязанность, любопытство, будущее – на планете Хищников были пустым звуком.

Дрянная погодка! – Хищник Ар, главный в немногочисленной компании, отпил глоток золотисто-жёлтого вина. Посмотрел на свет сквозь гранёный бокал; остальные возились с подключением аппаратуры переноса.

Планету, где обитало племя клыкастых чудовищ, хищники выбрали не случайно.

Унылый пейзаж, вечные ветры, цивилизация, не научившаяся даже запускать спутники в ближний космос – космические патрули облетали этот сектор Галактики стороной. Лишь редкие научно-исследовательские экспедиции время от времени кружили по орбите планеты крайсов, фотографируя неприхотливое бытие аборигенов.

Давно канули в Лету времена, когда первые астронавты с самонадеянным желанием помочь, научить, поделиться знаниями садились на любую планету, где датчики отмечали хоть маломальский уровень жизни. Разум лишь тогда способен развиваться, когда на его пути – преграды. А любая помощь расслабляет: можно дремать и лениво позёвывать, ведь всегда есть кому позаботиться о твоём пропитании, жилье, одежде. Эпоха помощи продолжалась до тех пор, пока Вселенную не потрясла весть с Планеты ургов, приветливых и добродушных существ…

Обитатели планеты, земноводные, похожие на пёстрых медвежат, страдали странным заболеванием, основной признак которого – истощение. Дети на планете были веселы и беззаботны. Но в определённом возрасте то один, то другой урга вдруг начинали на глазах хиреть, задумываться, сторониться соплеменников. Учёные, собравшиеся из разных уголков Галактики, напрасно ломали голову над загадочным недугом: ещё вечером молодой урга плясал под хлопки в лагере экспедиции, отрабатывая лакомство, а утром лишь по цвету шёрстки учёные могли узнать вчерашнего весельчака. Урга становился угрюмым, раздражительным и неохотно откликался на голос: слов урги не различали, реагируя лишь на интонацию. Ни инъекции, ни психотерапия лучших лекарей Вселенной не помогали – урга становился вялым, безразличным и, чем больше о нём заботились, тем больше усиливалось раздражение и озлобленность. В конце концов, особь погибала, исхудав и пожелтев. И так по всей планете. Только-только зарождавшейся цивилизации с примитивной культурой и зачатками ремёсел, грозила гибель. И причины были неясны. Так продолжалось, пока однажды в горах геологи не наткнулись на каменный город. Стройные колоннады, ярко освещённые улицы, светлые площади, украшенные скульптурами – всё говорило о величии расы, постигшей гармонию – город в ложбине среди гор, казалось, вырос сам по себе, не нарушив великолепия ландшафта.

И ни единого живого существа. Геологи подивились. Связались с учёными. В конце концов, это не их дело. Посовещавшись, решили заночевать в одном из дворцов. Побросали неприхотливые пожитки и оборудование. Устроились. А в полночь пришли голоса.

В массовые галлюцинации геологи, реалисты, не поверили. Прислушались. Дворец наполнился праздником. Незримые пришельцы о чём-то говорили, напевали, звали куда-то. И хотелось сопричастности к чужому веселью и этой радостной жизни.

А потом пришло откровение. В тихом говоре и шелесте серпантина геологи все одновременно услышали голос.

Геологи были с разных планет – и каждый услышал свой родной язык. Голос с каждым был на ты. – Телесная оболочка, – размышлял вслух кто-то невидимый, – лишь ступень на пути познания самого себя. В детстве любой цивилизации субъект учится постигать мир вокруг – и тут нужны глаза, уши, руки или лапы, чтобы удостовериться, что окружающее существует, и ты – лишь часть окружающего. Но потом приходит высшее знание – и субъект открывает Вселенную внутри себя. И это знание бесконечно! Пришелец! Наша планета так стара, что тебе и представить трудно, какие тайны хранят урги. Вы внесли в окружающее новые знания и законы – и урги гибнут, чувствуя нарушенный порядок. Постигнув что-то однажды, для урги невозможно принять иное мировосприятие, которое принёс ты и другие. Пока не поздно, уходи!

Планету оставили в покое. А Всегалактический Совет принял закон, запрещавший без согласия аборигенов вмешиваться в их жизнь.

Добиться же согласия у крайсов не было возможности. Крайсы никак не могли понять, что от них требуют. И подписать договор никто не смог бы – письменность крайсы пока не придумали.

Хищников на Планету крайсов привлекало и простодушие обитателей: никто не пытался помешать, никто особо не любопытствовал.

А потом Хищники и вовсе избавились от лишних свидетелей. Радиационные сети, брошенные на посёлок крайсов, оказались славной штукой.

Оставалось лишь немного подождать – лучшей базы в пространстве и времени не найти.

Крайс не чувствовал ног, передвигаясь в ледовом царстве. Снова пурга. И бешеная ледяная крошка, хлещущая по морде. Но самец упрямо шёл вперёд, пока над ним громадой не навис чёрный шатёр пришельцев.

Ни входной двери, ни отверстий, через которые можно было бы проникнуть внутрь, в шатре не оказалось. Крайс долго ходил вокруг. Наконец, он нащупал еле приметное наледенение: изнутри шёл тёплый воздух, который тут же превращался в лёд. Крайс разгрёб снег.

– Откуда-то дует! – поднял морду хищник Ар. До возвращения собрата, который подрядился достать скипетр времени, нужно было ещё ждать и ждать.

– Я гляну! – поёжился хищник Ио. Их родная планета отличалась обилием огня, и хищники были мало приспособлены к холоду Планеты крайсов, предпочитая отсиживаться внутри космической шлюпки.

Ио натянул поверх комбинезона скафандр и двинулся к выходу.

Люк переходника был распахнут настежь. Крышка хлопала, на ветру, грозя оторваться.

В последние годы у банды торговцев оружием дела шли из рук вон плохо: никто не хотел больше воевать и убивать. Приходилось забираться всё дальше и дальше в глубины космоса, разыскивая тех, кому мог бы пригодиться специфический товар хищников.

Можно было бы направить энергию на что-то другое, но ничем другим цивилизация хищников заниматься не умела. Да и не желала, движимая жаждой крови и разрушений.

В компании Ара подчинённых было столько, сколько нужно для дела. Ар не доверял Взломщику. Ар беспокоился: чужак мог продать любого, если ему хорошо заплатить. Ар подозревал, что найдётся немало желающих перекупить скипетр времени, если затея удастся.

Шум за переборкой привлёк Ара. Хищник встал и прислушался.

Ряд глухих ударов, стон… Бандит бросился на шум драки. Прямо в переходнике, залитый кровью, валялся Ио. А уродец крайс, не глядя по сторонам, наносил по разбитому телу новые удары.

– Ин! – закричал Ар, не рискуя приблизиться сам: Ио, видно по всему, помогать было поздно, а самому рисковать: зачем же держать помощника? Ин выскочил из командной рубки, и недолго думая, полил камеру переходника огнём бластера.

Крайс, ослеплённый жаждой крови, в горячке ещё раз ударил дубиной по мёртвому телу. Бок прошила боль, неострая в запале. Крайс на мгновение замер. И упал. Сами собой губы произнесли слова древнего заклятия:

– Пусть вас заберёт Время!

Ин опустил бластер, закинул его за спину. Огляделся.

– Шеф! С тебя премиальные!

– Обойдёшься! – рявкнул Ар.

Тело Ио прибрали: засунули то, что от него осталось, и морозильник. Люк задраили. Но Ара не покидало странное чувство. Нет, не страх, – тень страха.

– Что этот недоумок имел в виду? – пробормотал Ар.

– Ты что-то сказал? – не расслышал Ин.

– Не твоё дело! – огрызнулся Хищник.

А старинное заклятие повисло в воздухе, разливаясь спиральными кругами и захватывая все новые пространства.

Стена времени упруго подалась, дрогнула от вмешательства извне.

Изголодавшееся время, выпушенное крайсом на свободу, жадное до новых ощущений, раскинуло руки, развернулось, делая петлю, – и круг замкнулся. Стена времени подалась, пошла паутиной трещин. В микротрещину времени древесной трухой просыпалась всякая дрянь.

Хищник по прозвищу Взломщик почувствовал неладное на самом подлёте к Планете крайсов. Скипетр времени засветился зеленоватым свечением. Спасательную шлюпку тряхнуло. Отказало управление. В следующее мгновение за стеклом иллюминаторов уже были незнакомые звезды чужой Галактики.

Хищник запросил бортовой компьютер… Пришлось вышвырнуть за борт пленников: в чужой системе в незнакомой среде легче, надёжнее и безопасней пробиваться в одиночку.

Стену времени ещё раз тряхнуло, разделив Хищника и его приятелей по приключениям во времени и пространстве.

* * *

Черепашки вповалку дрыхли после прогулки. Раф и Лео всхрапывали, раскинув лапы на клетчатом пледе, мягком и пушистом. Плед на прошлое Рождество подарила Эйприл, а тот все как новенький. Если, конечно, не считать чёрно-кофейного пятна от пролитого бездельником Миком кофе. Мику не повезло: он родился позже остальной компании, и ему доставались все тумаки и шишки. Мик в долгу не оставался, издали грозя братьям трубочкой, из которой время от времени, только дунь посильнее, вылетали крупные пересохшие горошины.

Впрочем, чаще всего Мику доставалось поделом. Свет не видывал большего проныры и выдумщика. Уж сколько раз и наставник Сплинтер, и Эйприл, и братья просили:

– Мик! Если буянишь, то, пожалуйста, только тут, в подземке!

Мик, совершая вылазки из подземных лабиринтов, терроризировал всю округу. А, скажите, многие бы из вас удержались от соблазна? И согласны ли на вечное заключение?

И вот мирная на первый, да и на второй, взгляд картинка послеобеденного отдыха резко изменилась. Пока братья видели пятые сны, а Сплинтер предавался размышлениям, сумеют ли они обойтись без Эйприл эти две недели, Мик на брюхе подполз к лестнице, ведущей наверх, и, быстро перебирая лапами, смылся.

Первым опомнился Сплинтер. Щёточка крысиных усов дёрнулась. Задвигался вытянутый нос.

– В этот раз не спущу! – прошипел Сплинтер, тормоша остальных.

– А? Что? – спросонок черепашки мало что понимали и бестолково размахивали лапами. Сплинтер уворачивался – Лео мог ударом лапы перебить батон колбасы на две половинки, причём срез получался ровный, как после ножа.

Раф заворачивал:

– Ну, опять приставать с глупостями, наставник?

– Советую проснуться! – Сплинтер никогда от задуманного не отказывался. – Мик удрал!

Имя непутёвого братца подействовало, как ледяной душ, и черепашки встрепенулись.

– Идём следом? – Раф оглядел братьев.

– Ага! – расхохотался Лео. – Парад-алле черепашек-мутантов на улицах Нью-Йорка. То-то переполоху будет!

Дон поддержал:

– Точно, лезть туда, – Дон указал на сдвинутую вверху крышку люка, – всем нам нельзя! Вспомните, о чём просила Эйприл: ни в коем случае не показываться людям!

– И даже если пожар? – съехидничал Раф.

– Про пожар речь не идёт, – Дон в упор поглядел на брата, не скрывая раздражения. – Но, спорим, кое-кому сегодня здорово нагорит cjt Эйприл!

Желающих проиграть упаковку жевательной резинки не нашлось – с Миком следует что-то делать.

– И ведь не в первый раз, – задумчиво протянул Сплинтер. – Ведь отвернёшься – тут же улизнёт!

– Знать бы куда… – Дон бросил на язык шарик мятной резинки и тут же надул пузырь: этот липкий комочек Дон жевал уже третий день, добиваясь от упрямой резины настоящей мягкости. Пузырь надулся и лопнул, залепив Дону всю морду.

– Прекрати! – Сплинтер считал своим долгом воспитывать черепашек.

Видеотелефон Эйприл по-прежнему ни дома, ни в офисе не отвечал.

Ничего не оставалось, как сидеть сиднем.

Мик, миновав люк перехода, оказался в пустынном лабиринте заброшенной ветки метро.

То ли у городского управления не хватило средств, то ли о ветке попросту забыли, но проложенная ниточка рельсов вела в никуда. Мик знал, где надо свернуть. В стене, в отполированной гранитной плите, был неприметный рычажок. Стоило его повернуть, как плита, глухо задрожав, разворачивалась, открывая узкий переход, ведущий наверх. О том, что он услышит, вернувшись, Мик не думал. И так было ясно, скандала – не миновать. Но поделать с собой ничего не мог. Увы! Мик влюбился! Большей нелепости с ним случиться не могло, однако даже у людей не все в жизни совпадает с желаниями.

Тоннель, замусоренный и пыльный, уверенно вёл наверх. Мик проверил последний поворот, отпечаток чёрной ваксы, и вынырнул на поверхность. Густо заросший, неприбранный сад с проломом в ограде окружал небольшой коттеджик. В лунные ночи листва отливала серебром, навевая тоску по новеньким центикам.

С цента всё и началось. Мик, в очередную вылазку обнаружил, что на садовой дорожке, хорошо просматриваемой из люка, без всякого толку валяется шитый бисером кошелёчек. Мик не сразу ре шился его поднять. Шёл день за днём. Кошелёчек мок под дождём. Его высушивало солнцем. А хозяин так и не объявлялся. Изредка сквозь листву Мик видел, как к коттеджу подъезжает машина. Девушку рассмотреть он не мог – только лёгкое облако золотистых волос, да синие джинсы.

Девушка хлопала дверцей машины и стремительно исчезала в доме. В окнах загорался свет. Сад погружался в темноту. Жёлтый огонёк в неприкрытых шторами окнах призывно и ласково глядел на укрывавшегося в кустах Мика.

И вскоре он привык, что в определённый час подъезжает машина – и уютный свет зажигается в коттедже. Утерянный кошелёчек оказался пустым!

Мик никак не мог отказаться от бдений в кустах. Сколько ни выслеживали его братья, сколько ни просила Эйприл быть разумнее, – всё впустую…

Однажды он подобрался к самым окнам. Мик видел, как девушка, подобрав ноги, читает в кресле, как варит кофе, крутит настройку приёмника.

Ему нравилось выражение её лица: задумчивое и чуть растерянное. Мик ревниво следил, чтобы никто не шастал в кустах, не нарушал её покой. Он разогнал всех кошек и шуганул лохматого коричнево-рыжего пса, повадившегося бродить по саду. Но для влюблённого героя этого показалось мало наго. Ему хотелось петь серенады и разводить чайные розы. Наконец, Мик решил, что он сможем хотя бы помогать девушке по хозяйству. Он уже уяснил: впрочем его возлюбленная перебивается случайно купленной пиццей или жуёт холодные сосиски.

Однако черепашка-мутант – не какой-то там взломщик. Очутиться внутри коттеджа Мик решил способом, уголовно не наказуемым: он решил прорыть ход в кухню.

– Вот удивится, когда на ужин будет, первым делом, суп, и котлета на косточке, и горячий шоколад в термосе! – размышлял Мик. – Теперь в собственном жилище Мик показывался ещё меньше.

И вот сегодня настал долгожданный день! Обычно Мик старался надолго не отлучаться, подкапываясь постепенно. Но вчера в земле из подкопа стали попадаться корешки трав: значит, Мик был у цели.

Мик шуровал, как заведённый. Земля так и летела пригоршнями, засыпая проход позади него, но на такие мелочи Мик не обращал внимание. Голова упёрлась во что-то твёрдое.

– Кья! – Мик вложил в удар кулака все нетерпение.

Дощатый пол не выдержал. Доска треснула, ощерившись обломками. Мик расширил дыру и просунул в неё голову.

Внутри коттеджик оказался просторнее, чем казалось снаружи. Вернее, коттедж оказался простой коробкой: ни комнат, ни перегородок.

– Интересно, – пробормотал Мик, – как же я буду хозяйничать на кухне, если кухни тут вовсе нет!

Черепашка вылез и отряхнул приставшую к панцирю землю. С любопытством засунул лапу в ярко-красный пакет: оказалось, арахис в шоколаде.

Мик рассеянно бросил горсть конфеток в пасть. Так же задумчиво зачерпнул ещё одну. Продуктов, из которых готовят котлеты на косточках Мик, сколько не шарил, найти не сумел. Он, было, уже пожалел, что отвадил рыжего пса, но, кажется, люди собак не едят. По крайней мере, не все люди готовы удавиться за жареную собаку, а вкусов любимой Мик не знал, видя неизменную пиццу, печенишки да пепси.

Единственное, что было в коттедже достойно внимания, – это большая, в натуральную величину, фотография девушки в полный рост, прикреплённая к стене четырьмя полосками клейкой бумаги.

Попыхтев, Мик, разобрал: «Кенди Смит – лучшая баскетболистка района!»

На фото Кенди улыбалась чуть напряжённо, Чёлка прилипла к вспотевшему лбу, а губы замерли на непроизнесенном слове.

– Бедненькая! – скрестил лапы на животе Мик. – Ишь, как замучили!

Шума мотора черепашка не услышал. Он опомнился, лишь когда в дверной щели проскрежетал, поворачиваясь, ключ. Мик оторвался от созерцания объекта своих воздыханий. Заметался по коттеджу. Ну, скажите на милость, куда спрятаться в абсолютно пустой комнате!

Мик метнулся в ванную комнату и набросил на дверь цепочку.

В ту же секунду по комнате раздались шаги. Потом мягко шлёпнулись, разлетевшись, туфли: Мик разглядел босые шаги.

– Попался! – констатировал он, не зная: заранее сдаться на милость хозяйки или повременить.

Решил выждать, надеясь в душе на чудо. От воспитания ли Сплинтера, от природных ли наклонностей, но Мик был чуточку авантюристом. Причём, удачливым. Ещё будучи маленьким черепашонком, Мик умудрялся слизывать чужое варенье так, что подозревали кого угодно: от братьев до Эйприл, но никак не Мика, таращившегося невинно и непонимающе. Оставалось надеяться, что в коттедже отключён водопровод – и хозяйка в ванную не сунется. А когда девушка уснёт, тут и представится возможность улизнуть незамеченным. Мик сосредоточился, внушая Кенди сладкий сон. Наморщил лоб. Даже лапы задрожали от усилия.

За дверью, видимо, его усилий не оценили: к ванной приблизились шаги.

* * *

Далеко внизу, терзая нервы и заглушая карманный приёмник, с раннего утра долбил асфальт отбойный молоток.

Эйприл уже не раз, выглядывая, пожалела, что давно миновали времена ведьм и заклинаний: она б взглядом испепелила этих копошащихся внизу бандитов.

«Бандиты» на взгляды не реагировали. Пришлось смириться и вернуться к эскизу. Эйприл заявилась в офис ещё до девяти, надеясь разделаться с работой пораньше. Как-никак последний день перед двухнедельным отпуском. Эйприл оттолкнулась от края стола. Кресло на колёсиках охотно покатилось, пока не ткнулось в столь веснущатого Френка.

Эйприл зажмурилась. Из открытой фрамуги потянуло свежим ветерком. Эйприл даже показалось, что она чувствует его солено-йодовый привкус.

– Вспоминаете о прошлой ночке, красавица? – Антоний, низкорослый, талантливый итальянец мнил себя кумиром женщин. Хотя на Эйприл его чары не действовали. Она смерила Антония ироническим взглядом: от макушки с торчащим курчавым вихром до начищенных до ослепительного блеска ботинок.

Тони, в общем-то, был неплохим парнем. Но Эйприл инстинктивно не доверяла людям, у которых всегда аккуратная обувь, а манжеты белоснежной рубашки выступают из-под рукавов пиджака на два сантиметра. Самой Эйприл, как она ни старалась, никак не удавалось жить в согласии с вещами: кофе каждое утро норовил сбежать, сумка вечно терялась. А уж с обувью что творилось – лучше не говорить.

Тони трактовал взгляды девушек по-своему. Он облокотился на край стола Эйприл. приготовившись к долгому трёпу ни о чём.

Эйприл вздохнула: поработать, как запланировала, не удаётся. Но она не слишком унывала: было бы чудом, если б хоть один её план сразу исполнился.

– Как насчёт вместе пообедать? – томно потянулся Антоний, гипнотизируя Эйприл тёмно-карими глазами.

Эйприл прыснула:

– Спагетти с томатным соусом?

– Нет, – ничуть не смутился Тони, – пожалуй, лучше соус с белыми грибами.

– Пожалуй, ещё не наступило время завтрака. А ты собрался обедать. – Эйприл изловчилась и ткнула Тони указательным пальцем в начавшее округляться брюшко. – Гляди, как бы тебе не при шлось покупать одежду в магазине «Все – для жирных»!

Антоний, наконец, уяснил, что соусы и макароны ему придётся отведать в одиночку. Он скривился, старательно втянул живот и молча спланировал за свой кульман. Он единственный в рекламном бюро работал по старинке – все остальные считали, что рекламным картинкам от новоотстроенных коттеджей до новоизобрётенных сосок для младенцев отлично подойдёт и горизонтальная плоскость. Лист ватмана на столе ничуть не отличается от того же ватмана на кульмане.

Но на этом испытания Эйприл в сегодняшнее утро не закончились. К девяти офис наполнился людьми.

Кто-то здоровался, кто-то просто кивал. Из-за стола, как обычно, молча, влюблённо уставился Френки.

– Это надо кончать, – пробормотала Эйприл, прицениваясь к разложенным на столе безделицам. Во Френки надо было бы запустить чем-нибудь тяжёлым, тут явно карандашик и резинка не годились. Эйприл решила добить парня словом.

– И долго будешь смотреть на меня, как кролик на удава? – ледяным тоном осведомилась она.

Френк молчал, и через минуту покрылся розово-лиловыми пятнами.

– Не переживай, – на всякий случай заторопилась Эйприл, опасаясь, как бы бедняга не хлопнулся в обморок. То-то была бы потеха. Но Френки тонул, даже не пытаясь барахтаться.

Эйприл, махнув рукой на юного Вертера, придвинула уже успевший припорошиться пылью ватман к себе.

Летняя жара, видно, расслабляла не только Эйприл. Сотрудники агентства занимались кто чем. Небольшая группка, обступив Тони, который отчаянно жестикулировал, взрывалась смехом. Длинноногая Катарина, о которой поговаривали, что её единственный талант – умение ловко переставлять эти самые ноги, начинающиеся где-то в области подбородка, засела за телефон, одновременно бросая в рот горсти воздушного риса в сахаре.

Эйприл в который уж раз сосредоточилась. Но лишь идиот станет малевать мыльные пузыри на упаковке стирального порошка, когда все вокруг изнывают от жары.

– Против судьбы не попрёшь! – констатировала Эйприл, оставив безнадёжную борьбу с собой.

Карандашик сам сообразил: в каждом кружочке нарисовалось по рожице. Кое-где мыльные пузырики обросли волосами. У одного проблеснула лысина. А ядовито-оранжевый пузырь отрастил великолепные рыжие усы – Эйприл только успевала менять фломастеры. Теперь эскиз выглядел хоть и не в соответствии с пожеланиями заказчика, зато весело. Эйприл откинулась на спинку стула и засмеялась. Вокруг заглядывались. Тони, решительно, как ледокол-спасатель, двинулся к ней через лабиринт столов. Но на полпути внезапно развернулся и исчез. Эйприл приметила манёвр. Но удивиться, с чего бы это Антоний улизнул, не выяснив, почему кто-то смеётся, если не он его развеселил, Эйприл не успела…

– Это, по всей видимости, я?

Эйприл осеклась. Так и есть: мистер Смит собственной персоной, их неповторимый шеф! У шефа была какая-то другая фамилия, но все сотрудники, ещё до прихода сюда Эйприл, почему-то звали шефа мистером Смитом.

Эйприл перевела взгляд с кружочка на шефа и обратно: несомненно, что-то она схватила правильно. Нет, не само сходство, а то неуловимое, придающее рисунку стиль шаржа.

На рисунке у мистера Смита были залихватские чёрные усики и нос-картошка. Причём, картофелина была прошлогодней, поросшей длинными бледно-зелёными плетьми чахлых росточков, уныло свисавших вниз.

– У вас талант! – Смит сконфуженно постукивал по левой ладони свёрнутой в трубочку газетой.

Мистер Смит питал пристрастие к газеткам сомнительного толка. Вот и сейчас виднеющаяся ярко-оранжевая буква выдавала «Городские сплетни».

Эйприл глядела куда угодно, лишь бы не столкнуться с шефом глазами. «Держу паузу!» – сам роман который Эйприл как-то читала, из головы улетучился, а вот совет пригодился. Пока шеф дожидался ответа, Эйприл помалкивала: интересно, а что можно ответить, испортив эскиз, который надо было сдать ещё на прошлой неделе?

Оставалось «держать паузу». Эйприл и старалась. Мистер Смит вцепился, однако, как репейник в хвост собаки. Эйприл, если б не почтенный возраст шефа, уже бы даже решила, что он намерен пригласить её на обед. Правда, без спагетти.

Эйприл упрямо молчала. Шеф завёл пластинку о талантливых сотрудницах, которым светит яркое будущее. Френки переживал, вытянув, как гусак, шею. За соседними столами начали посмеиваться: композиция быстро приедалась.

Эйприл сменила позу, а, заодно, и тактику. Теперь на мистера Смита глядело невинное кокетливое личико, причём, одухотворённое восторгом. – Ваша школа, мистер Смит! – тоненьким голосом, но так, что уличить в фальши было практически невозможно, протянула Эйприл.

Шеф ошалел окончательно. Сотрудники, уже не сдерживаясь, расхохотались, хлынув потоком к столу Эйприл. Гоготали, узнавая себя в мыльных пузырях. Кто-то уже тянул руку за фломастером, чтобы усовершенствовать шедевр по своему вкусу. Эйприл хлопнула ладошкой по руке выскочки. Ни для кого не было секретом, что в молодости мистера Смита выгнали из колледжа за то, что юный математик повадился рисовать карикатуры на преподавателей, причём не всегда в рамках пристойности. Намёк Эйприл добил шефа: позабыв про эскиз, заказ и свои прямые обязанности кнута для нерадивых художников, мистер Смит с позором удалился к себе в отгороженный прозрачной стеной закуток. Откуда и зыркал на покатывавшихся художников.

– Ну, все! – Эйприл подняла руку ладонью вверх, призывая к всеобщему вниманию. – Давайте, давайте, отсюда! В следующие пять секунд беру за просмотр шедевра деньги.

Веселье, вспыхнувшее от вынужденного безделья, потихоньку угасло и скоро вовсе сошло на нет.

Эйприл, скатав в трубочку злополучные пузыри, засунула их в мусорку, топорщившуюся прошлыми шедеврами на ту же тему.

Пока сотрудники хохотали, любуясь собственными изображениями, Эйприл времени не теряла. Ей пришла в голову неплохая мыслишка. Стоило попробовать.

Эйприл углубилась в эскиз: мистер Смит лишь с виду мямля и с него станет к концу дня. У тебя уже билеты на самолёт, а он подкатит с милой улыбкой и задержит отпуск «ещё на недельку».

Эйприл вовсе не была энтузиастом рекламного дела. И ей в высшей степени было безразлично, купят ли шёлковое одеяльце на пуху, к которому Эйприл придумала бирку или не купят. Мечты о призвании и признании давно остались в прошлом. Единицы могут похвастать, что их желания и возможности совпадают. Приходилось работать там, где на руки Эйприл был спрос. Слава Богу, на мысли пока никто не покушался. Эйприл осторожно, словно лист ватмана был тоньше папиросной бумаги, провела извилистую линию, напоминающую контур елового леса в сумерках. Нажала сильнее, пытаясь передать воздушность пенистых облаков – грифелек коротко хрустнул и обломился.

Пришлось искать точилку. Было бы чудом, если б она нашлась. У Френка точилка была. Вот она, жёлтенькая, в форме озорного утёнка. Но заговорить с Френки Эйприл побоялась: вдруг он прямо в бюро бросится перед ней на колени, умоляя выйти! Нет, не замуж: на это Френк решится, Эйприл прикинула, пожалуй, к началу нового тысячелетия. Он попросит выйти с ним в парк, а в такую жару… В общем, Эйприл решила бороться с трудностями самостоятельно. Извлекла опасное лезвие и приступила к делу, причём стружки и мелкую пыльцу грифеля она стряхивала на забытую мистером Смитом газету.

Заметка была маленькой, в каких-то десять-двенадцать строк. И не будь Эйприл сотрудником рекламного агентства, она бы никогда в жизни не увидела набранный мелким шрифтом столбик в самом низу полосы. Но Эйприл знала законы журналистики: даже студентов учат, что читатель всегда обращает внимание на то, что кажется неприметным. Эйприл никогда в это правило особо не верила. На спор, девять из десяти читателей газеты на заметку внимания не обратили.

«В некоторых высотных домах в Нью-Йорке завёлся монстр, – довольно шутливо повествовали «Городские сплетни», – сидит в мусоропроводе и скалится на пугливых одиноких домохозяек и мнительных холостяков. Людям семейным чудовище в мусорке не мерещилось. Сделаем вывод: лучшая защита от призраков – законный брак!»

Эйприл почувствовала, как у неё пересыхают, покрываясь липкой противной плёнкой, губы. Украдкой бросила взгляд через плечо: Френки точно выгонят с работы – кажется, с самого утра он так и не отводил глаз от Эйприл. Девушка буквально кожей ощущала этого придурка! Посидела, не шевелясь. Небрежно, будто случайно, смахнула газету в корзинку.

Теперь оставалось дотянуть до пяти часов, хотя бежать следовало бы немедленно. Сдерживалась. Сдерживала дыхание. И уже люто ненавидела назойливого Френки, у которого до сегодняшней заметки был кое-какой шанс на ужин вдвоём.

Наконец, муравейник начал затихать. Эйприл из окна наблюдала, как пустеет здание: людишки с высоты выглядели, как бактерии под микроскопом. Наконец на служебной стоянке почти не осталось машин. Тогда Эйприл вернулась к столу и перечеркнула готовый рисунок – пусть не думают, что раз сие творение – не шедевр, то Эйприл постесняется в этом признаться.

Можно было уходить. Но тут у молчаливого Френки прорезался голос. В другой день Эйприл не преминула бы с ним вместе отметить это событие коктейлем, в баре за углом.

– Эйприл, – голос, хоть и прорезался, но был похож на блеяние барашка, которого сию минуту поволокут на заклание. – Может, нам по дороге?

Эйприл задумчиво изучала Френка – это уникальнейшее творение его невезучих родителей. Зрелище удовольствия не доставило.

– По-ка! – раздельно, по слогам проговорила Эйприл.

– Может, шоколаду горячего выпьем? – Френк попытался уцепиться за крайне ненадёжную соломинку.

– В такую жару? – Эйприл остолбенела: Френк держал в руках «Городские сплетни»! Это было похоже на солнечный удар.

Эйприл вырвала газету: так и есть, всё тот же злополучный номер!

– Где ты это взял? – рявкнула Эйприл на попятившегося Френка.

– Что? – испуганно захлопал тот ресницами.

– Вот эту мерзость?! – Эйприл потрясла газетой.

– Так всем же давали сегодня утром! У входа стояли какие-то дюжие ребятки и разъясняли, что у газеты это такая компания, – залепетал, оправдываясь, Френки.

У Эйприл в глазах даже позеленело. Она зажмурилась и покачнулась.

– Тебе плохо? – всполошился Френк, порываясь обхватить девушку.

– Да, – невидяще глядя перед собой, машинально отозвалась Эйприл. – Мне плохо, мне очень плохо. Но, – тут она погрозила кулаком, – я узнаю, кому будет ещё хуже!

Эйприл, уже забыв, что на свете существует Френки, сгребла со стола кое-какие мелочи: книжечку с телефонами, фотографию якобы её возлюбленного, целый год отпугивавшую воздыхателей бицепсами-трицепсами, карандашик, который всё же заточен был неважно.

– Так мы выпьем шоколада?

Эйприл пожалела, что под руку не попался пистолет. Пусть даже спортивный, стартовый.

– Да, – выпалила девушка. – Выпьем. Мы поедем с тобой, Френки, в предместье. Найдём забытую Богом ферму, где проезжающих потчуют парным молоком прямо из ведра, не процеживая. Сядем за засиженный мухами стол под раскидистым тополем и – закажем горячий шоколад!

– Почему под тополем? – только и выдавил из себя Френк.

Но Эйприл была уже у входа. Выбегая, добила Френка окончательно – послала воздушный поцелуй:

– Уговорил: под дубом!

Эйприл рысцой кинулась в раскрывшийся лифт и нажала кнопку первого этажа. Только тут она немного расслабилась. Но сердце по-прежнему всполошённо колотилось: Эйприл не представляла, что будет, когда её приятелей вычислят, и жадные до всяких новинок и зрелищ искатели кинутся в канализационные люки. Старушки будут караулить мусоропроводы со шваброй наперевес. Детишки раскрутят в домах водопроводные краны. И, в конце концов, любопытствующие, шастая по подземным коммуникациям, вспомнят о заброшенной ветке метрополитена…

Съесть – не съедят. Но спокойная жизнь, прощай!

Эйприл представила уютное гнёздышко, которое они под руководством хитрюги Мика, обустраивали. Только со сводов, стрекоча кинокамерой, свисает оператор. В глазах звёздочки и чёртики от пышущих жаром «юпитеров». Ноги путаются в телевизионных кабелях. А полицейский кордон сдерживает толпы, ринувшиеся поглазеть на обитателей подземных апартаментов.

– Ужас! – выдохнула Эйприл.

И только тут заметила, что в лифте она не одна. В уголке, поджав колени к подбородку, фальшиво мурлыкала что-то маленькая чернокожая девочка.

* * *

В миллионах парсек от несущейся вниз кабины лифта, от Земли, в далях, о которых в Солнечной системе даже и не подозревали, в этот самый миг с разных планет стартовало сразу несколько десятков космолётов.

Полёты в Галактике назывались полётами по старой привычке астронавтов, пришедшей из тех немыслимо давних времён, когда космические лайнеры и в самом деле медленно, только приближаясь к скорости света, летали на весьма недалёкие расстояния.

Теперь, когда сеть станций времени связала Вселенную этакими маленькими узелочками, достаточно было заплатить пошлину той Звёздной системе, которую пришла охота посетить. Остальное было делом техников, обслуживавших станции.

Космолёт стартовал, как обычно, из ангара в космопорту. Потом выходил на орбиту планеты или её спутника и – просто-напросто исчезал.

Станции не увеличивали скорость, они прессовали в секунды месяцы и недели, а порой, при дальних исследованиях, и годы.

Экипаж корабля делал своё дело, пассажиры коротали время за едой и сном – через недельку-другую, когда корабль выходил из гиперпрыжка, оказывались за десятки и сотни парсек.

Станции времени были настоящим чудом. И ещё – сокровищем. А, как известно, у сокровищ есть неприятное свойство – их всё время кто-то хочет украсть. Утащить станцию, огромный полый астероид, набитый техникой и людьми, как улей пчёлами, конечно, можно, но достаточно было украсть и скипетр времени, небольшой и удобный для того, чтобы затем спрятать.

И конечно, желающие припрятать скипетры вокруг станций водились в избытке: кому-то действительно хотелось самостоятельно пошастать по будущему, а денег не было. А кое-кто норовил пробраться в прошлое – и на этих космические патрули охотились активно. Теоретически, в прошлое попасть так же легко, как и сжать будущее. Были даже попытки хранить сжатое при гиперпрыжках время: если к примеру, вы не хотите попасть домой некстати.

Но всякий раз, когда учёные пытались проникнуть в ушедшие годы, в сегодняшнем кое-что, пусть неприметно, но изменялось. И тогда Всегалактический Совет под страхом вечной ссылки на необитаемый астероид запретил любые попытки посещения прошлого.

Скипетры пока не смогли украсть лишь по одной простой причине: не нашлось опытного вора.

Хотя возможность, причём единственную, похищения муссировали от домохозяек до политиков – все, кому не о чём было поговорить.

Скипетр времени не украсть ни при входе в гиперпространство, ни при выходе из него. Лишь в краткий миг самого прыжка злоумышленник может стащить скипетр оттуда, где его обычно держат – из командной рубки космолёта. Весь фокус в том, что грабителю некуда деваться в несуществующем пространстве и несуществующем вне стен корабля времени. Скипетр, словно эстафетная палочка, соединял импульсами станцию отправления и станцию прибытия – и лишь эти две точки Вселенной. Значит, всё, на что может надеяться грабитель, это с недельку подержать машинку времени при себе, да сесть под арест, когда скипетр вернёт космолёт в обычное пространство.

Случалось и такое: мало ли фанатиков и психов. Но разум, получив в игрушки время, от новой забавы отказываться не собирался, лишь ужесточая наказание преступникам.

Были отчаянные, которые со скипетром времени, отпугнув разрядами бластеров экипаж корабля и пристрелив для острастки парочку крайтов (те всё равно через час-другой оживали), бежали на спасательных космошлюпках. Но о них больше никто и никогда не слышал.

* * *

– Так, – только это и не хватало! – Эйприл нажимала все кнопки подряд, но кабинка лифта, словно примороженная, повисла между небом и землей.

Лифтовые техники, конечно же, глядели футбол в дежурке и на всякие там вызовы застрявших не реагировали.

Эйприл покосилась на девочку: её юная спутница, кажется, по-английски не понимала. Но Эйприл считала своим долгом успокоить ребёнка. Девчушка испуганно поскуливала. Эйприл погладила курчавую головёнку и вложила девочке в руку размякшую на жаре шоколадку, завалявшуюся в сумочке.

По крайней мере, мы не в джунглях – и нам не грозят голодные гепарды! Как ты думаешь, к нам придёт смелый избавитель? – присела Эйприл рядом.

Девочка, словно вырезанная из чёрного дерева статуэтка, прижалась ещё плотнее к стене, и тихонько подвывала, время от времени поглядывая на Эйприл из-под ладошки.

Но, кроме противного писка, в девчонке, – Эйприл дала бы ей на вид лет пять-семь, – было и что-то забавное: на девчушке был голубой атласный халатик, расписанный традиционными японскими дракончиками.

– И долго будешь выть? – дружелюбно осведомилась Эйприл, из опыта своего детства усвоив: начни успокаивать всхлипывания, рискуешь оглохнуть от рёва.

Девочка ещё раз шмыгнула пуговкой носа, мельком глянула на Эйприл, утёрла рукавом глаза и деловито осведомилась:

– Вы Эйприл? Агент по рекламе в издательстве «Сантик»?

– «Сантин», – машинально поправила Эйприл, уже заинтересованная: отчего бы этакой крохе интересоваться рекламой.

Издательство, в котором работала Эйприл, всегда было на высоте. Нет, не в том смысле, что там работали профессионалы, а в том, что находилось оно на двадцать шестом этаже стеклянного аквариума.

– Отсюда наши слёзы и мольбы до Бога дойдут быстрей! – шутили сотрудники, опасавшиеся приближаться к подоконнику.

Лифт вдруг ожил. Панель лифта опять отсчитывала этаж за этажом. А маленькая девочка в углу самым непостижимым образом стала на глазах меняться; увеличиваться и светлеть.

Когда дверь лифта, мягко всхлипнув, открылась в холле нижнего этажа, рядом с Эйприл стояла невысокая шатенка с мелкими остренькими зубами. Кимоно обернулось изящным мини, открылись стройные ножки, на которые каждый встречный мужчина обращал внимание.

– Кажется, отпуск начинается потрясающе! – Эйприл окинула взглядом улицу, запруженную автомобилями, перед тем, как за ней само собой захлопнулась дверца автомобиля. Негритянка, так неожиданно перевоплотившаяся, невозмутимо повернула ключ. Машина, словно мяч с хорошей подачи, рванулась с места. Эйприл на всякий случай обернулась: за ними никто не гнался. Это был просто сильный старт.

Френки, спустившийся следом в соседнем лифте, увидел лишь, как Эйприл садилась в автомобиль к какой-то крашеной девице.

* * *

Если бы просветы между мерцающими созвездиями были чуть реже, а пункт назначения планетарная система с холодноватым голубым светом солнца – дальше, хищник имел бы время поразмыслить. Впрочем, виноватой могла быть и та последняя порция бурлящего сизым дымом пойла, которым капитан потчевал вчера пассажиров кают-компании. Хищник чувствовал, что спиртные пары из мозга ещё не выветрились да и лапы подрагивали. Хищник икнул, изучая своё отражение в зеркале. Но работа есть работа. И, потом, ему честно за неё платили.

– Сейчас или никогда! – и снова икнул.

Подробности попойки припоминались смутно. И порасспросить не у кого: к расе Хищников, хотя открыто высказывать неприязнь никто не решался, относились с холодным равнодушием. Хищник и не набивался. Плевать! Мало ли в Космосе снобов, одним больше, одним меньше.

Хищник крадучись прошёлся вдоль жилого сек тора лайнера. День рождения капитана удался на славу: пассажиры и члены экипажа, свободные от вахты, мирно посапывали в криогенных ваннах.

Хищник спустился на нижний уровень шаттла: шлюпка, как и вчера, стояла нетронутой. Хищник ещё раз порадовался предусмотрительности начальства космопорта: на каждом лайнере, самой захудалой яхточке – спасательная шлюпка, готовая стартовать.

Хищник, скользнув взглядом по пустынным коридорам, осторожно вставил между створками дверей грузового ангара маленький камешек и только после этого нажал кнопку. Двери сомкнулись, оставив неприметный глазу просвет. Даже если кто и включит экраны внутреннего обзора, ангар подозрений не вызовет.

Теперь предстояло самое трудное. Хищник оскалил клыки, усмехаясь. Шумно выдохнул: состав воздуха на корабле был чересчур насыщен газами – на планете Хищника обходились без воздуха вообще.

Перед капитанской рубкой Хищник заколебался, но тут же укорил самого себя, что попросту трусит – и только тогда переступил невидимую черту, отделявшую Хищника-пассажира от Хищника-преступника, о котором заговорит целая Вселенная.

– На этот раз обо мне запомнят! – прошипел Хищник, трижды царапнув когтем дверь рубки; на серебристом металле остались белые следы когтей.

– Да войдите, наконец! – раздалось из-за двери нетерпеливое.

Хищник вошёл и окаменел: вместо ожидаемого сонного царства в рубке царило веселье.

Капитан «Сароры» был весельчак-медуза созвездия Рыбий хвост. Экипаж космолёта был сборный, как и принято, чтобы избежать разных расовых штучек. Конфликтов и не могло быть: существа, порой не только из разных систем, но и из разных Вселенных, предпочитали обходиться без общества друг друга, нетерпеливо дожидаясь конца вахты, чтобы вернуться к себе в каюту к видеолентам с родными пейзажами, к стереокартинкам разлюбезных жён и детишек.

И лишь медузам удавалось сплотить экипажи. Вот и «сарорцы» хоть терпеть не могли друг друга, к капитану на анекдоты собирались охотно. И надо ж, чтобы именно в такое развесёлое общество заявился Хищник! Экипаж, Только-только подогретый капитаном, из шкуры лезшим, чтобы объединить ребят, тут же помрачнел. Кто на брюхе, кто, переставляя суставчатые ноги, кто попархивая над полом, потянулись прочь. Но для того и существует капитан, чтобы всякий пассажир, если тому приспичило, мог конфиденциально высказать своё «фе» по какому угодно поводу.

Медуза из голубого становился фиолетовым. Хищник вновь усмехнулся, клацнув клыками: бедой всей расы медуз было неумение скрывать чувства. Стоило изучить несколько сотен оттенков шкуры, и ты понимаешь динамику чувств капитана. Хищник видел, что капитану хочется отправить его куда подальше. Но медуза предложил:

– Присаживайтесь! Или, я не помню, ваша Раса не сидит?

– Сидит! – поджал нижнюю челюсть Хищник, забавляясь каламбуром.

Раса Хищников сидела по всем тюрьмам Галактики. Никто и никогда не знал, что и зачем Хищник украдёт в следующий раз. Зато всем было известно: если на пассажирских маршрутах промышляют пираты – ищи Хищников. Детишки в школах забавляются беленьким порошочком, от которого у учителей видятся золотистые рожки и козлиные бородки – знай, лапы приложил Хищник-торговец. На какой-то планете хватились: их родненькое, любименькое озеро в национальном парке куплено за бесценок магнатом с соседней планеты – и это Хищник. Он и государственный переворот устроит, если заплатить поприличней.

Но в этот раз капитан ничего не мог поделать: у Хищника был законно купленный билет и полностью оплачена въездная виза.

– Я слушаю вас! – капитан старался не краснеть, делая вид, что не понял шутку Хищника.

– Это я вас слушаю! – парировал Хищник, скалясь.

– Курите? – медуза, затягивая время, чтобы как-то справиться с краской гнева, пошарил многочисленными лапками и выудил серебряную табакерку.

– Не будем юлить! – отодвинул тоненькую сигаретницу Хищник. – Прямо к делу?

Капитан налился ярко-багровым цветом и рявкнул:

– Валяйте! А то я смотрю: почти прибыли – и ни одной от вас пакости! Только учтите: толку вам от груза «Сароры» – чуть!

– Вы любите детей, капитан. – Хищник таки закурил, выпуская из пасти клубящиеся облачка душистого дыма.

– Наркотики, – ехидно хмыкнул капитан. – Это каких детей? – он вдруг забеспокоился.

– Правильно-правильно! – Хищник щурился на стелющийся по рубке дым.

– Я не стану угрожать вам, экипажу, пассажирам…

– Откуда вы знаете – медуза терял краски, превращаясь в прозрачную оболочку. – Нет, – тут же собрался капитан, – откровенно: что вы знаете и откуда?

– Слишком много вопросов, когда так мало времени. Поэтому. – Хищник повернулся к капитану, – будьте благодарны: я экономлю ваше время, я отвечу лишь – знаю!

Хищник самодовольно откинулся на спинку кресла, глядя, как в чреве медузы что-то копошится, сереет, хмурится.

Поднёс к брюху горящий окурок. Капитан дёрнулся.

– Ведь это последние из вашей расы? Капитан молчал.

Кто виноват? Так случилось. Из далёкого космоса на планету весёлых медуз пришла космическая буря. Вреда от неё обитателям – немного. Даже красиво светилась по ночам почва, покрытая мириадами золотых огоньков. Медузы пели, пили и веселились на своей планете.

Понимание и раскаяние пришли потом, когда перестали рождаться дети. Каким-то образом буря вызвала мутации – и целая планета оказалась стерильной. Космическая война не принесла бы такого кошмара. Кто виноват? И лишь весельчак капитан «Сароры». как обычно, не оставлявший свой космолёт даже в порту, мог дать своей расе надежду – он оказался единственным, в чреве которого зародились маленькие эмбрионы.

– Вы не посмеете? – прошептал капитан, истончаясь.

– Посмею, – уверенно похлопал медузу по бокам Хищник. – Ещё как посмею! – добавил, недвусмысленно покорёжив металлическую панель. – А что мне терять?

– Если вы сейчас уйдёте, я никому не скажу!

– Вы ничего не скажете, даже если я не уйду!

– Почему же?

– Потому, – Хищник помедлил, – потому что вы выполните все мои условия.

Капитан тоскливым взглядом окинул рубку. В кресле навигатора, не отрывая многочисленных глазок от пульта управления, сидел зирк.

Природа любит равновесие: зирки, видящие, пожалуй, даже через металлическую дверцу сейфа, были глухи, как влюблённый тетерев.

Куда надёжнее всеобщий сигнал тревоги. Щупальце капитана то, что было ближе к кнопке сигнала, начало неприметно удлиняться.

И тут же медуза посинел от боли. Хищник, коротко взмахнув лапой, перерубил щупальце. Из обрубка выступила прозрачная слизь, капнула на ковёр.

* * *

Доди зевнула, продемонстрировав любимому грозно сверкнувшие белоснежные клыки. Ссориться начали ещё с вечера, когда космический лайнер вошёл в подпространство.

Доди хищно оскалилась – Фин по-прежнему храпел, хотя уж после десяти-то периодов спаривания Доди отлично знала: Фин во сне, слава прорицателям, не храпит.

– И долго ты будешь трепать мне нервы? – ледяным тоном осведомилась клыкастая подруга у своего маленького и невзрачного супруга.

Фин молчал, мужественно сжав веки.

– Говорила мне мама: выбери что-нибудь посолиднее, так нет же! – Доди рванула на себя край покрывала.

Фин попытался вжаться в постель и вообразить себя маленьким эмбриончиком, надёжно защищённым непробиваемой скорлупой.

Причины, из-за которых Фин и впрямь чувство вал себя виноватым, были достаточны, чтобы Доди сожрала злополучного самца: как он ни старался, но и после этой ночи Доди не ощутила в брюшке приятной тяжести будущего потомства.

Доди нервничала: что скажут приятельницы и соседки, когда она вернётся из прогулки по космосу без новенькой блестящей нежным молочным лаком кладки?

Спаривание в невесомости вошло в моду только в этом сезоне, и считалось верхом изящества от правиться с партнёром в приятную прогулку, и вернуться с десятком-другим яиц.

И вот космолайнер вошёл в последний прыжок перед возвращением в порт, а Фин только и может, что прятаться под простынёй.

– Я – в бассейне, – холодно отрубила Доди, смерив партнёра уничтожающим взглядом.

Фин, раздавленный собственным ничтожеством, остался лежать бесполезной колодой, не посмев и заикнуться о завтраке: ходили слухи, правда, ничем существенным не подкреплённые, что самки в бешенстве способны сожрать незадачливого супруга. А почувствовав себя соблазнительной вдовушкой, Доди, бесспорно, кинется в самый безобразный разгул – и прощай семейная репутация рода Фина: ни его родичам, ни его знакомым никогда не избавиться от шепотка за спиной и пренебрежительного отношения. Смерти Фин не боялся куда страшнее позор, который, хоть краешком, но заденет и брата, и бесчисленных сестрёнок.

Фин хотел свою кладку, заранее любил маленьких ящерков, которые у него могли вынестись. Он виноват?

Мука стала невыносимой. А тут ещё клык, начавший прорезаться на прошлой неделе, разболелся нещадно. Фин застонал, и который раз проклиная собственную самонадеянность. Фин знал то, о чём пока не догадывалась Доди: он подцепил подружку за три сезона до своего взросления. С подружками по курсам астронавигации у Фина всё проходило отлично. Самочки в барах во всех космопортах лишь сластолюбиво жмурились при имени ловеласа Фина.

– Каким же я был идиотом, чтобы не сообразить: самок привлекали лишь миллиардные кредиты моего родителя! – простонал Фин, представляя, как Доди, изящно виляя бёдрами, сейчас рассекает горячую воду бассейна. Присоединиться не рискнул. Порывшись в аптечке, обезболивающего не нашёл, клык болел нестерпимо. Хотел, было, вызвать стюарда. Но с ним творилось неладное: молодому ящероподобному казалось, каждый знает о тех унижениях, которые ему приходится терпеть каждое спаривание. Даже теперь у Фина пылали роговые пластины от воспоминаний о пережитом позоре.

В бассейне, под куполообразной крышей, стоял приглушённый раскатистый, гул от множества голосов.

Горячая вода несколько сбила злость Доди и. партнёра. Тем более, один симпатичный ящероподобный всё время плавал рядом, стараясь время от времени поднырнуть под самку. Доди приподняла полупрозрачные веки, метнув на нового поклонника недвусмысленно призывный взгляд.

«А почему бы и нет? – размышляла Доди. – Не моя вина, что Фин и постели оказался лодырем и неумёхой».

Неожиданный кавалер оказался понятливым. Доди тут же почувствовала на своём упругом боку лёгонькое пощипывание.

– Привет! Я – Кин.

– Привет! Я – Доди.

После короткого знакомства Доди могла бы поклясться, что в жизни не встречала такого обаятельного и милого собеседника. Кин оказался то ли председателем, то ли представителем фирмы, занимающейся глубоким космосом. Доди сразу согласилась, когда Кин предложил ей осмотреть в его каюте коллекцию космических моллюсков, пойманных, как уверял любезный Кин, им самим. Доди была не столь глупа, чтобы не понимать: какие, к дьяволу, моллюски в безвоздушном пространстве.

Но лишь ласково оскалилась:

– С удовольствием.

Доди шла, чуть опережая спутника. Время от времени оглядывалась с удивлением: она никогда не была в этой части лайнера и даже не подозревала, что так огромен корабль.

– Вы, видно, любите уединение? – робея от головокружительной высоты винтовой лестницы, спросила Доди.

Чем дальше оставался бассейн, общая кают-компания, Фин, тем менее любезен становился Кин.

– А вы? – хмуро хмыкнул самец на вопрос, – Вы твёрдо знаете, что любите?

– Я? – растерялась Доди. Редко кто осмеливался разговаривать с ней таким тоном, да ещё подталкивать клешнёй. – Я, по меньшей мере, не напрашивалась к вам в гости! – вскинула морду Доди.

– А вы и не ко мне, – вдруг что-то стало с мордой Кина.

Доди попятилась. Прижалась к стене, глядя, как вместо знакомых форм – челюстей, роговых пластин на лбу и щеках – проступает бугристая шкура, лишённая всяких признаков ящероподобных.

– Кто?… Кто вы? – едва выдавила Доди. Ответа она не услышала. В ноздри, клубясь, ударила струя белого порошка с привкусом тлена – и Доди потеряла сознание.

Очнулась от ярко-оранжевого света, бившего в глаза. Попробовала шевельнуться, но тело, точно ватное, не слушалось. Доди хмыкнула: её поклонник оказался обыкновенным мелким жуликом. Доди похищали уже не в первый раз, но, как правило, вдалеке от её родного мира. В планетарной системе, где жила Доди, самый глупый из эмбрионов твёрдо знал: папенька за дочурку не даст и кредитки! Воровать единственное чадо миллиардера Додина перестали.

И надо же, чтобы нашёлся кретин, утащивший её в другую каюту на лайнере, где не спрятать и иголку. Но тут новая мысль поразила Доди: не впихнули ли её в шлюпку и не отправили ли в одиночку в дальнее плаванье?

Напрягая шейные позвонки, Доди слегка повернула морду. Слизняк, как уже прозвала Доди Кина, сидел напротив странного механизма, похожего на компьютер, каким его рисуют дети: коробочка с кнопочкой.

Говорить мешал кляп в пасти. Доди прожевала тряпку и, как ни в чём не бывало, проглотила её.

– Слушай, ты меня уже раздражаешь! – рявкнула она во весь голос. Кин подскочил в кресле, словно его змея ужалила и ягодицу.

– Ты – жива?

Вырвавшийся возглас сомнений в намерениях Кина не оставлял. Судя по всему, приключение грозило утратить свою прелесть.

– Вообще-то, – протянула Доди, – убить меня можно, но, пожалуй, у тебя вряд ли найдётся миниатюрная ядерная бомбочка, единственное надёжное средство.

– Повесились пока! – Кин подобрал разбросанные по всему помещению листочки бумаги и бросился к выходу, замаскированному в стене прямо перед Доди.

Кин чуть слышно свистнул: в стене образовалась едва приметная щель.

– Забавно будет полюбоваться, как этот миляга Кин попытается отсюда выбраться! – Доди злорадно ухмыльнулась, наблюдая, как Кин снова и снова присвистывает.

Анализаторы за ушной раковиной самки подсказали, что слизняк оказался в той же ловушке, что и Доди. Они были на борту космической шлюпки.

– Они не могли со мной так поступить! – Кин в отчаянии заколотился в переборку.

Походило на то, словно по металлу били резиновым шлангом.

– Прекрати истерику, идиот! – Доди снова попыталась распутать верёвки, но, сработанные на славу, они лишь глубже впивались в кожу. Кин. меняя очертания и окраску, поскуливал на полу.

– Слушай, – попробовала Доди миролюбиво, – развяжи меня, а заодно подумаем, как из этой истории выпутаться.

– Да никак! – рявкнул Кин. – И стоило тебе изобретать эти спутниковые уловители.

Доли никогда так не смеялась. Кин даже перепугался и, отрастив на своём червякообразном теле пару лап, развязал верёвки. А Доди хохотала, всхлипывала и уже изнемогала от смеха. Замолчала также внезапно, смерив самца презрительным взглядом. Встала, оправила одежду. Заглянула в соседний отсек: так и есть, они оказались в космической шлюпке, или, вернее, двухместной яхте, предназначенной для небольших прогулок.

– Ну, – Доди глядела на несчастного Кипа почти весело, – мы с тобой, пожалуй, из одной компании. Поделимся информацией?

– Так ты?… – встрепенулся Кин и обмяк, недоверчиво косясь в сторону.

– Да, мой друг, нас обоих подставили: тебя и меня! – Доди легкомысленно взбила перед тёмным стеклом иллюминатора хохолок на макушке, свою гордость.

Темнота за стеклом недвусмысленно докапывала, что шлюпка находится по-прежнему в подпространстве, а, значит, был шанс каким-то образом нащупать космолайнер и пристыковаться к нему.

– И всё же, – задумчиво прошипела Доди, изучая примитивный пульт управления, – какого-то рожна им было надо, раз многоуважаемые пошли на такой риск. – И рявкнула на бестолково переминающегося Кина, принявшего, явно ей в угоду, облик прежнего презентабельного ящероподобного. Правда, лоска того не было.

– Ага! – шлюпка пришвартовалась, створки входного люка раскрылись. Доди и Кип съёжились. Новый посетитель был раза в четыре выше ящерообразных и рассекал вокруг себя призрачно-зеленоватый свет.

– Хищник! – выдохнула Доди.

– А вы, милая, на редкость сообразительны. Хищник прислушался: погони не было. Из-под комбинезона торчал наконечник скипетра.

– Ну, вы готовы?

– К… к чему? – дрожа челюстями, прохрипел Кин.

– Ну не, к смерти же, – невозмутимо ответствовал Хищник. – Вам, я вижу, приглянулась моя шлюпка? Ну, а мне будет приятнее путешествовать со спутниками.

И Доди, и Кин влетели в открытый шлюз переходной камеры. Следом шагнул Хищник: он торопился убраться, а свидетелей оставлять на борту космолёта не хотелось.

– В крайнем случае, – пробормотал Хищник, – я расправлюсь с ними и после.

Наконец-то, после всего пережитого Хищник мог расслабиться. Шлюпка, скользнув по металлическим рейкам, упёрлась в переборку. Хищник включил систему старта. – Стой! – опомнилась Доди. И замолчала, утирая ушибленный ударом клык.

Шлюпка, повёрнутая к люку обратной стороной, взревела и смаху врезалась в стену. Обшивка корабля лопнула – шлюпка вырвалась в гиперпространство. Из пролома в стене космолёта с тоненьким свистом вырвался воздух, тут же заледенев бесформенной глыбой.

* * *

Вахта была так себе. Космический патруль, а по проще, Тим и Джим, зевали на околопланетарной орбите. Тим, как старший, время от времени щёлкал тумблером внешнего обзора. Вид из окна был – не очень. То ли погода была виновата, то ли настроение – поганенькое.

– Разиня, – заорал Джим, быстро карабкаясь вверх по прикреплённой к потолку железной паутинке.

Пассажирский космолёт стремительно падал в гиперпространство.

Тотчас изумрудный пунктир на мониторе налился тревожным красным светом опасности.

– Бросай сеть! Бросай временную сеть! – надрывался Джим.

Тим огрызнулся: он и сам знал, не поймай они космолёт, потом сам чёрт его не отыщет.

Тим нажал пусковое устройство.

Корабль патрульных развернулся в сторону шаттла. Открылся люк. Тим взобрался на паутину рядом с напарником. Времени для повторного броска у патрульных не было. Впрочем, это был их первый бросок на практике – не так часто патрульные любуются, как у них под носом терпит аварию космолёт.

Сеть, заполняя собой все пространство на мониторе, развернулась, дёрнулась спиралью.

Джим скрестил на брюхе переднюю пару лапок:

– Промахнулись, – не то спросил, не то констатировал он.

– И какого… – договорить Тим не успел. Рядом с автоматически свернувшейся сетью из гиперпространства на миг показалась спасательная шлюпка.

– Кто-то уцелел?

Патрульным не надо было объяснять, что корабль, не пойманный вовремя, скорее всего, погибнет.

– Или кто-то знал, что космолёту – конец, – Тим рассчитывал траекторию шлюпки. Одновременно в порт назначения неслись позывные – на станции времени уже подготовили список пассажиров «Сароры», чтобы знать, кому из родных сообщать. В таких случаях всегда оставляли маленькую надежду – пропал без вести, как будто неизвестностью кого-то можно успокоить. Но таковы правила.

И у патрульного были правила – следовало выйти из гиперпространства и представить видео запись катастрофы.

Однако помимо правил был и кодекс, никем неписаный.

– Да, в ответе Тим не сомневался.

Джим рванул на себя дверцу сейфа. Та противно заскрипела. Джим машинально отметил, что надо бы смазать железку, да все лапы не доходили. А Тим уже переключал скипетр времени на позывные, которые неслись из удаляющейся в неизвестном направлении шлюпки.

– Не думал, что в этом секторе водятся пираты!

– Хищники! – сканировал похитителей Тим, их оказалось трое.

Патрульный корабль рванулся через гиперпространство за похитителями.

Шлюпка и космолёт падали в бездну времени, и временная расселина уносила их все глубже, затягивая в прошлое.

* * *

Снарк подождал, пока уровень жидкости в криогенной ванне понизится настолько, чтобы можно было глотнуть нормального воздуха. Снарк и глотнул, сморщившись. Он терпеть не мог эти шаттлы с их проклятущим замкнутым циклом переработки. Пьёшь воду, к примеру, а воображение уже рисует расчудесные картинки, от которых тянет тошнить.

Снарк прошлёпал плавниками по плитам пола, почёсывая себя под жабрами. Оглянулся на мирно спящих соседей по отсеку Сновидений. И тут же свалился в бассейн от неожиданности. Динамик, прикреплённый в углу, и сигнал тревоги ожили одновременно.

– Всем! Всем! Экипажу и пассажирам! Просьба собраться в кают-компании всем пассажирам и членам экипажа! – в динамике завозились, перебивая шипением друг друга, два или три голоса.

И тут же Снарк почувствовал, как приятно, когда тихо.

– Что там у них случилось? – пробурчал Снарк. Выбираясь из бассейна и оставляя мокрые следы, поотключал все криогенные установки. В отсеке тут же стало шумно. Растолковывать не пришлось.

Шлюз, ведущий в верхний сектор, открылся. Перед пассажирами, улыбаясь, растёкся капитан «Сароры».

– Что там такое? – возмущённо всхлипнула самка из созвездия Жёлтых шариков.

– Простите, капитан, что вы можете сказать о происшествии? – профессионально замельтешил с камерой репортёр-сороконожка.

– Вы чего лыбитесь? – пошёл в наступление на медузу обросший волосами детина.

Пассажиры, мало понимавшие причину переполоха, затолкали Снарка в самый угол. Ещё счастье, что Снарк умел утоньшаться, а то его непременно размазали бы по стенке.

Когда Снарк пришёл в себя и привёл своё тело в божеский вид, криогенная установка уже была пуста. Если не считать разбросанных тут и там маленьких роботов-уборщиков. Несмотря на все ещё пульсирующий сигнал опасности, невозмутимые роботы деловито елозили по керамическим плиткам, убирая ногами-щётками несуществующий мусор.

– Ату тебя! – шуганул Снарк одного, самого назойливого, который пытался протереть ему нижние плавники.

– Пи-Пии-Пии! – противно визжал динамик. Снарк терпеть не мог резкие звуки, а посему подкрутил колёсико: сигнал тревоги превратился в волнующий призыв самки.

Снарк ещё раз вздохнул и поплёлся в кают-компанию. Отпуск, начавшийся так удачно, горел синим пламенем. Снарк свернул с центрального перехода. Порывшись в карманах, выудил маленький бронзовый свисток и дунул. Дверь с горделивой табличкой «Навигатор Снаркснум» охотно впустила хозяина.

– Скупой платит дважды! – бормотал Снарк, облачаясь в форму члена экипажа.

А все жадность: Снарк решил сэкономить на билетах, и отправился отдыхать на своём собственном корабле. Было даже занятно, когда ребята, ещё вчера так и норовившие подколоть или выпить твой компот, сегодня уважительно выслушивали всякие бредни, как и положено общаться с пассажиром экипажу «Сароры». Но всякому удовольствию есть предел. Уже через минуту Снарк в полной боевой готовности сидел в кресле астронавигатора «Сароры».

Мельком глянул на монитор: в кают-компании медуза размахивала всеми щупальцами, видимо, успокаивая публику. Пассажиры гудели, шипели, визжали. Но было трудно понять: это от испуга или у разных рас такой метод общения?

Снарк и не пытался. Он махнул рукой на сборище на верхней палубе и занялся кораблём.

– Скипетр увели-таки! – Снарк в который раз поблагодарил сверхчутье рыбообразных, ему не требовалось объяснять, чем это грозит «Сароре».

А тут ещё, видимо, соскучившись, заговорил бортовой компьютер:

– Рад вас видеть, навигатор Снарк!

– Снаркснум! – поправил Снарк.

Бортовой комп был полноправным членом экипажа «Сароры», если не один из самых главных. Без компьютера космолёт был глух, слеп и нем. Но и комп быстро перенял привычки и словечки экипажа.

– Пусть хоть горшок с мёдом! – ответил он невозмутимо. – А только в грузовом отсеке – огромнейшая дыра!

– Ну, так залатай! – отмахнулся Снарк, пытаясь определить, в каком направлении они движутся: шансы вычислить траекторию в гиперпространстве – ничтожны. Но всё-таки другого выхода-то не было. Повезёт – очутишься в самом центре оживлённой космотрассы, не повезёт – космолёт канет в чернильной пустоте, откуда до ближайшей тусклой звёздочки добраться жизни не хватит даже у будущих детей и наследников Снарка, если такие вдруг окажутся.

– А я говорю – в обшивке дыра! – комп даже не думал слушаться.

Снарк поискал, чем бы тяжёлым запустить в недоноска. Под плавник попался «Курс начинающего астронавигатора». В следующую секунду «Курс» треснулся о боковую панель – упаси боже, если бы Снарк промахнулся. В эту игру можно было играть бесконечно. Комп, ничуть, впрочем, не страдая, заканючил:

– Опять кидаешься?! А ведь я не могу чинить обшивку!

– Это отчего же? – Снарк приготовился к долгой дискуссии: в обшивке постоянно случались повреждения: то метеоритная защита проворонит – и, пожалуйста, трещина, то шальной астероид, каким-то чудом попавший в гиперпространство, пропорет бок «Сароры». Корабль не только был красив – он ещё был и надёжен: сам себя вовремя чинил.

И – впервые! Отказался! Видно, в этот раз случилось нечто неординарное, и Снарк включил прямую связь с капитаном.

– Капитан «Сароры»! Поднимитесь в командную рубку! – Снарк нарочно изменил голос, придав ему слащавые интонации, а иначе налетят и остальные, как мухи.

Медуза явился скорее, чем Снарк успел сосчитать до трёх. Причём считал он последние секунды жизни компа, отказывающегося подчиниться даже под угрозой демонтажа!

– Ещё что-то? – ожидая худшего, капитан был белее бумаги.

– А что вообще происходит?

– Скипетр…

– У-ве-ли! – подхватил Снарк. – Тоже велика беда! Вот комп барахлит – это да! А куда мошеннику на «Сароре» деться?

Капитан бросился к компу, открыл предохранительную панель и чуть ли не с головой исчез под ней.

– Опять лазили?! – рявкнул, высовываясь. Снарк дипломатично промолчал, хоть в этот-то раз он – ни сном, ни духом.

Чинить комп на «Сароре» было излюбленным занятием всех свободных от вахты: сломать, конечно, никто и не надеялся – электронный мозг тут же восстанавливал любые повреждения, было просто интересно. К примеру, умеет ли бортовой комп выигрывать в крестики-нолики? Комп так и не научился дурачить партнёра, честно рисуя крестики и кружочки там, где противник и ожидал.

– Та-ак! – вид у капитана был растерянный.

– В грузовом отсеке начинается обледенение! – угрюмо констатировал компьютер.

– У тебя, что, крыша поехала? – не выдержал Снарк. – Чини немедленно!

– Не могу я! – огрызнулся электронный мозг. – Дыра – единственное отверстие, через которое покинувшие космолёт могут вернуться обратно. И, пока они не вернулись…

Снарк и кэп одновременно почувствовали, как по коже побежали мурашки. Они переглянулись: мелкая неприятность обернулась катастрофой: скипетра времени на борту «Сароры» не было.

– Это… – Снарк помедлил. – Я предупреждал биогенетиков!

– Иди! – устало махнул щупальцем капитан: теперь ему и впрямь стало безразлично, кто и как о нём подумает.

– А воздух-то тютю! – подлил масла в огонь компьютер.

В командной рубке столпилась большая часть экипажа. Комп и биогенетик Рики спорили уже двенадцать минут.

Современные компьютеры были, скорее, живым существом, наделённым всеми признаками разумного. И основным качеством компа на «Сароре» было неодолимое упрямство.

– Но что важнее: жизнь всех – или гибель троих?

Что на шлюпке удрали трое, уже знали по перекличке среди пассажиров. В рубке всхлипывал бледно-зелёный возлюбленный, утверждавший, что его самку Доди похитили. Его выпихнули, закрыв в каюте.

– Нельзя отделить часть от целого, – продолжал заумствовать комп.

– Ведь погибнем! – угрожающе наскакивал на компу Снарк.

– Или они погибнут! – упорствовал электронный саботажник.

Экипаж в который уже раз вспомнил старые добрые времена, когда компьютеры были просто консервными банками с проводочками микросхем.

– Латай! – приказывал капитан.

– Не могу! – почти отчаянно отзывался компьютер.

– Правду говорят: беда одна не ходит! – Рики обречённо опустила клешни, скрежетнув челюстными пластинами.

– У нас, пожалуй, перебор. – Снарк поманил капитана к монитору.

Навстречу «Сароре», с каждой секундой вырастая, неслась ноздреватая овальная планетка.

– Так себе планетка! – буркнул кто-то из экипажа.

В гиперпространстве таились и не такие чудеса В мире, которого не было, могло быть всё, что угодно. «Сарора» штопором вошла в верхние слои атмосферы.

– Выравнивай! – приказал капитан компу. Тот чуть опоздал – космолёт тихо плюхнулся на пологое плато, подняв вокруг себя тучи пыли.

– Добро пожаловать в мусорную корзину! – пошутил Снарк, изучая прояснившиеся окрестности.

О планетах из пыли нигде не слыхали.

«Сарора» через брешь в грузовом отсеке выпустила на поверхность негостеприимной планетки робота-исследователя.

Экипаж столпился у иллюминатора за спиной капитана. Пассажиры довольствовались видеомонитором.

Тусклый, туманный мирок, призрачный и бесконечный. Редкий свет звёзд не существующих ни в одном атласе созвездий.

И сплошь серые оттенки: от нежно-туманных до насыщенных, почти чёрных. Пыль оседала долго.

– Да, – протянула разочарованно Рики. – Ещё не известно, чем всё это кончится.

Робот, осторожно переставляя членистый треножник опоры, шаг за шагом ощупывал поверхность.

– Не ной! – прищурился капитан. Робот мягко погружался, увязал в пыли.

Пыль вокруг исследователя собиралась пологим пригорком, вкусно чавкала.

– Да ведь она его жрёт! – ахнул кто-то потрясённо.

На него зашикали. Но тут же говор смолк. Все были потрясены небывалым зрелищем: пылинки живые и юркие, жадно покрывали металл и, на глазах увеличиваясь в размерах, отлетали, уступая место другим. А на гладкой поверхности робота явственно темнели точечки прогрызенного металла.

– Этого не может быть! – повисла в воздухе фраза.

Меж тем точечки слились, превратились в разверзшиеся дыры с неровными краями. Видно, пыль повредила коммуникационную цепь – связь с роботом прервалась.

– Три с половиной минуты! – хмуро поглядел на часы капитан.

– Интересно, они всегда такие прожорливые? – Рики не помнила ни одного существа, которое бы обитало в гиперпространстве.

– Пробуем взлететь? – в голосе капитана было достаточно уверенности, что каждый из экипажа послушно занял своё место.

– Отчего не попробовать! – отозвался коми. – Только, знаете, днище «Сароры» уже сожрали.

Теперь все глядели на Рики. Капитан переключил канал видео в кают-компании: пассажиры наслаждались небесной голубизной и убаюкивающим ландшафтом. Открыть правду смертнику, как именно его будут резать – до такого трудно додуматься. Рики с готовностью раскрыла ручной сейфик. Помедлила: дезинфицировать иглоукалыватель нужды не было.

Капитан протянул щупальце первым. Игла, зашипев, окуталась почти бесплотным облачком вируса грибковой споры. Капитан убрал щупальце.

Внезапно по отсекам и уровням корабля разнёсся тоненький перезвон, сменившийся чуть слышным дребезжанием. Так звенели в старинном буфе те фарфоровые чашки, – в доме, под которым проходит подземка. Космолёт, эта впечатляющая махина, – оказался хрупкой скорлупой с беспомощными в ней командой и пассажирами.

Одна за другой отказывали системы обслуживания корабля. Вначале комп потерял голос. Потом замер всегда мерцавший огоньками пульт управления. Перезвон усилился. Несколько раз вспыхнул и погас свет. Рики торопилась, с тревогой поглядывая на жёлтый шар в центре потолка – без света ей не справиться.

Снарк мельком глянул на монитор внутреннего обзора: пассажиры, надышавшиеся снотворных газов, в большинстве своём уже спали. Лишь в центре стены в кают-компании мелькали разноцветные картинки видео, которыми уже никто не любовался.

Снарк отключил видео, чувствуя отвращение к этой красивой иллюзии. Зажмурился, представив себя в пассажирском кресле. Умереть во сне, даже не осознав, что случилось. Может, и лучший выход. Но Снарк предпочитал гибель с открытыми глазами. Он протянул лапу Рики:

– Давай, малыш! Коли!

Потом помог Рики. В голове шумело: это бактерии принялись бальзамировать ещё живое тело, кропотливо и старательно выполняя ту работу, для которой они и были созданы биогенетиками.

Экипаж поднялся в отсек, где сидя спали пассажиры. Иглоукалыватели чуть шумели, нагреваясь.

В последний раз вспыхнул и погас свет. Космолёт теперь освещался от аварийного блока, которого тоже надолго не хватит.

– Разве ничего нельзя сделать?! – всхлипнула Рики, клацнув челюстями. Она ещё даже не отложила вою первую кладку, занятая бесконечной работой. И теперь, когда работы не было, нахлынуло отчаяние.

– Вы же самцы, в конце концов выкрикнула Рики, понимая, что ж тут поделать, если твой корабль, такой надёжный, ослеплён, беспомощен и… съеден?

Только прислушиваться, как шуршит за уцелевшими переборками прожорливая пыль, сопит, чавкает, подбираясь все ближе.

Космолёт, способный выдержать столкновение с метеоритным потоком и уцелеть в эпицентре взорвавшегося светила, ну, не насмешка ль, погиб, потому что в мире водятся пыльные планетки, на которых обитает жадная и голодная пыль. Но смеяться не хотелось. Медленно текли последние минуты. Снарк чувствовал во всём теле лёгкость и покой. И в который раз благословил фанатиков, требовавших, чтобы на каждом космолёте, даже на яхте с детсадовцами, крутящейся у самой поверхности, был вирус, убивающий тог да, когда жертва этого захочет. На «Сароре» у биогенетика был самый удобный, в смысле последствий, вирус – грибковые бактерии хорошо ладили с самоубийцами. Тело не разлагалось, не выделяло ядов, грибки уничтожали микробов.

От существа, которому введена грибковая спора, оставалось лишь горсточка пыли, очень похожей на ту, что уже шуршит за дверью.

Маленькие песчинки осторожно проникали через миллионы отверстий. Распробовали. Пожрали всё, что хоть отдалённо пахло металлом.

Экипаж «Сароры» и её пассажиры не увидели, как, уничтожив корабль, серенькая пыль рассыпалась ровным пушистым ковром. В ожидании новой добычи. Пусть её и не дождаться…

* * *

– Вижу его! – Джим вцепился в рукоятку скипетра.

Спасательная шлюпка зигзагами резала время и гиперпространство.

– Бросай! – приказал Тим.

– Рано! – возразил напарник: шлюпка, видно, почуяв погоню, потерялась среди звёзд и столетий.

Внезапно корабль патрульных тряхнуло. Задрожали неприкрепленные приборы.

– Этого быть не может! – ахнул Тим перед тем, как кружение, все убыстряясь, подхватило его и приложило-таки к металлическому ребру переборки.

Джим, что было сил, цеплялся за громоздкое кресло – ведь для каждой расы персональные корабли не построишь.

Патрульный космолёт и шлюпку с «Сароры» стремительно засасывало в водоворот времени.

В голове у Тима начинался океанский прилив. Ему даже показалось, что из глаз сейчас посыплются брызги. Напарник, которого трясло мелкой дрожью, выглядел отвратительно.

Но первый страх прошёл. Тим отцепил крохотные коготки от ворсистого покрытия кресла. И – открыл банку с соком:

– За долгие годы и здоровье Хищника! провозгласил он.

– Чтоб ему пусто было! – подхватил Джим. – А почему? – тут же заинтересовался.

– Он должен жить долго, – убеждённо тряхнул банкой Тим, так что во все стороны посыпались брызги, даже на вид кислые. Так долго, чтобы у меня хватило времени добраться до его поганой глотки и перегрызть её!

Джим прыснул. Переглянулся с Тимом. Тим ответил неохотной улыбкой. Ухмыльнулся шире. И через минуту рубка патрульных дрожала от хохота.

– Ой, не могу! – разошёлся Джим. – Нет, ты только представь: ты – и Хищник! И ты его кусаешь, а он бежит покупать мазь от блох!

– А я его в глаз! – парировал Тим. – Должно же быть у него хоть одно уязвимое место!

– Стой! – вдруг Джим лихорадочно принялся вертеть тумблер настройки. – А куда это он делся?

– Смотри! – протянул лапку Тим.

Патрульные внезапно вынырнули из гиперпространства. Жёлто сияло старое нежаркое солнце. Вокруг него кружились по эллипсу орбит планетки. А прямо под космолётом в дымке облаков, всё время меняющейся росписью, акварелью по мокрой бумаге, совсем близко призывно сияла голубая планета. Сигнал скипетра времени шёл именно оттуда.

Патрульные на всякий случай послали общегалактический сигнал вызова. Планета не откликнулась.

– Будем садиться на ощупь? – повернул голову Джим к командиру.

– Тебя б ощупать! – Тим покрутил лапой у виска. – Тут разве что в скафандре жить можно!

Анализатор показывал загрязнённость атмосферы – поверхности суши и морской поверхности одновременно.

– Ужас! – тихо округлил глаза Тим. – И как они тут живут?

– Разум ко всему привыкает! – философски отозвался Джим, на всякий случай проверив целостность скафандров: сам-то он сунуться в эту смердящую клоаку не рискнул бы на все блага Вселенной.

– Интересно, каково там нашему Хищнику? – плотоядно облизнулся Тим, представляя, как корчится и дёргается в нечистотах ворюга.

Внезапно автоматически сработала сеть-ловушка. Тим навёл резкость: что-то в последнее время все чаще отказывало оборудование.

– Э, да к нам гость! – присмотрелся Тим к сети, в которой барахталось что-то живое.

– Двое! – уточнил Джим, приглаживая шёрстку. – Ну, – кивнул напарнику, – идём встречать?

– Обойдутся без музыки и цветов! – откликнулся капитан, взяв инициативу в свои руки.

На мониторе было отчётливо видно, как сеть, раскрывшись, выплюнула два ящероподобных создания: самку и самца.

– Их погубили любовь и злые родители! – высокопарно воскликнул Джим, цепляясь за прикреплённые вдоль коридора скобы для папок. По горизонтальной поверхности паучки ходить умели, но не любили. Что поделать, у каждого свои вкусы.

Тим и Джим, вообще-то отличавшиеся ярко выраженным чувством юмора, хихикали, любуясь, как бортовой робот-уборщик треплет несчастных, проводя дезинфекцию.

– Добро пожаловать, жулики! – радостно приветствовал вновь прибывших, Тим.

Доди испуганно скалила клыки, выглядывая, откуда несётся усиленный динамиками голос.

Второй пират выглядел ещё более уныло. Словно бледный осенний листочек, он прилип к широкой спине самки.

– Да тут я! – хмуро окликнул Тим.

– Тут мы! – подхватил Джим: не очень-то приятно, когда тебя не сразу примечают.

– Это что за червяки? – осмелел самец.

– Но-но! – погрозил издали Тим. – Ты сам – червяк, а мы – космические патрульные.

– И нечего же некоторым делать! – презрительно хмыкнула самка.

Теперь, когда клыки Хищника остались где-то в другом месте, а точнее, в другом измерении, Доди осмелела, по-хозяйски оглядывая корабль:

– Ничего конура.

Тим и Джим обиделись, но на это ящероподобным было наплевать. Они, разыскав неприкосновенный запас сока Тима, тут же жадно принялись опустошать банки, бросая упаковки куда придётся.

Тим и Джим мрачновато зависли на металлических паутинках. Наконец, Тим не выдержал:

– Может, кто-нибудь хоть что-то объяснит? И куда подевалась шлюпка с Хищником?!

– Мы поймать его должны! – поддакнул Джим. Доди нахально рассмеялась:

– Ловили тут некоторые!

Кин поморщился. Последние часы, проведённые бок о бок (спасательные шлюпки на комфортное местопребывание не рассчитаны) с Хищником, приятных воспоминаний не оставляли.

– Между прочим, – Кин поднял голову, одним глазом прищурившись на висящего Тима. – Куда мы теперь направляемся?

Тим машинально глянул на скипетр времени: огоньки сигнала-приёма рассеялись, покрыв скипетр мелкой сыпью. Значит, расстояние между скипетрами в обычном пространстве уменьшилось до нулевого уровня.

– А куда занесёт! – ехидно отозвался Тим, довольно поглядывая, как в ящероподобного самца потихоньку вползает страх.

– А разве мы летим не домой? – пролепетал Кин.

Он-то надеялся, что неприятности остались позади. Но, напасти, видно, не кончились. И напрасно Кин расслабился. Страх вцепился мёртвой хваткой.

– Так всё же? – Доди не была такой церемонной, сграбастав ближайшего паучка.

Джим беспомощно затрепыхался в густой шерсти, покрывавшей клешню Доди.

– Туда! – пискнул полузадушенный Джим, показывая на приближающуюся планету.

Тут же запищала морзянка. Тим, шевеля губами, перевёл информацию анализатора на нормальный язык.

– Солнечная система. Сектор Земля. Зона повышенной опасности. Посадка не рекомендуется. Посадка не рекомендуется. Посадка…

– Опять зациклился, – вздохнул Джим и прикрикнул на яшероподобную: – А, ну, отпусти!

– Ишь, – уважительно глянула Доди. Было забавно слышать, как этот малыш смеет приказывать. Доди осторожно подцепила Джима к его паутинке.

Тот сразу же перебрался к приборам, переключившись с автоматического режима на ручное управление. Разумные могли рискнуть, компьютер всегда бы послушался совета анализатора.

Под патрульным космолётом, вдали, справа и слева простиралась бесконечная каменная планета. Правда, временами в серых постройках чувствовалось какое-то движение. Но зрелище угнетало.

– Идём на посадку! – предупредил Тим. Доди попритихла, с ужасом вглядываясь в серый изломанный ландшафт. Нигде к Галактике не было такого уродливого и грязного места, как то, к которому приближался космолёт.

Тим скользнул в кресло навигатора. Джим пытался выбрать местность с чуть меньшим процентом загрязнения атмосферы.

Теперь, когда место посадки было не за горами, патрульные растерялись. Как среди этих громад искать Хищника? А искать придётся: никто не должен уйти от беспощадных космических охотников.

Космолёт, дребезжа и подпрыгивая, задёргался по неровному асфальтовому покрытию.

Тим едва удерживал корабль в горизонтальном положении, но колесо шасси перекосило, и космолёт продолжал выделывать невозможные па.

Через иллюминаторы было видно, как неслись вдоль посадочной полосы серые здания. Впрочем, оказывается, по бокам были не все – одно из этих строений оказалось прямо перед носом космолёта.

– Держитесь! – успел предупредить Тим, и космолёт с размаху врезался в стеклянную витрину, разбросав вокруг тысячи осколков.

– Что вам угодно? – тут же любезно окликнул экипаж абориген. Тим и Джим, первыми выбравшись из разрушенного космолёта, потрясённо уставились на странное создание: нигде во Вселенной они не видели роботов-аптекарей.

– Приехали! – следом в пролом в борту корабля, довершая разрушения, протиснулась Доди.

Кину было неприятно оставаться и одиночестве.

– Ну, вот, – оглядел компанию Тим, – с благополучным прибытием!

– Что вам угодно? – любезно осведомился абориген.

* * *

Машина, мчавшаяся с безумной скоростью, вклинилась между двумя встречными грузовиками.

Эйприл зажмурилась. Тормоза завизжали. Машину занесло и развернуло. Эйприл меньше всего хотелось бы теперь встретиться с разъярёнными водителями, уже успевшими выскочить из своих автомобилей. У того грузовика, что врезался в скалу, целым был лишь кузов. Остальное являло собой месиво металла, дерева и потёков солярки.

– Сматываемся! – толкнула Эйприл спутницу. Та виртуозно крутанула рулём, объехав бегущих к ним водителей, и, махнув рукой на полицейскую сирену, юркнула в неприметный переулок. Эйприл хотела предупредить: за поворотом тупик. Она видела знак. Но не успела.

Пронзительный вой полицейской сирены сместился в сторону и скоро стих. Эйприл икнула, подпрыгнув на сиденье. Предпочитала помалкивать. В лифте незнакомка приворожила её одной единственной фразой, а теперь девушка и сама недоумевала, как это она с такой лёгкостью вляпалась в историю.

– Приблизительно между тринадцатым и двенадцатым, – произнесла спутница.

Эйприл приподняла брови.

– Я говорю: вы решились пойти со мной между этажами: тринадцатым и двенадцатым!

Эйприл наживку проглотила:

– Так вот откуда вы узнали о черепашках-мутантах.

Незнакомка отмалчивалась, любуясь окрестностями.

Эйприл уставилась в другое окно. А поглядеть было на что: за окном разворачивалась панорама новостроек. Эйприл в который раз подивилась скудости фантазии современных архитекторов. Нью-Йорк с каждым новым освоенным квадратным километром всё больше терял свой облик.

Как-то Эйприл довелось провести три дня в Греции. Это был сон!

– Да, жаль! – отозвалась на мысли Эйприл её спутница.

Пожалуй, чрезмерные способности той уже начинали раздражать: лучше сидеть на иголках – тут хоть привыкнуть можно. А попробуй свыкнуться с мыслью, что кто-то роется у тебя в мозгах!

– Делать мне больше нечего, – отозвалась оборотень-негритянка. – И потом: почему это люди называют мыслью пустенькое мерцание в извилинах?

– Ну, конечно, у вас все: что ни фраза, то записать на скрижалях истории, – Эйприл захотелось выйти.

– Нет, – тёмно-карие глаза чуть косили, придавая лицу выражение простодушия и хитрости одновременно. – Но мы и не скрываем то, что думаем!

– Такие праведники?

– Просто для мыслей, которые желаешь скрыть, можно всегда поставить заслон.

Эйприл решила не вдаваться в подробности: слава Богу, в свободной стране никому в голову не приходит читать чужие мысли – за это могут и в суд подать!

В конце двадцатого века мистиков, экстрасенсов и шарлатанов расплодилось предостаточно. Но Эйприл почему-то верила негритянке. Интуиция? Скорее, любопытство.

Давно канули в лету времена, когда прорицательниц и провидцев бросали в костёр.

Незнакомка поёжилась, опять перехватив мысли Эйприл:

– Что – и живьём жарили?

– Ну, это было давно, – успокоила девушка. – Несколько веков назад. Теперь-то у нас процветает гуманность. А если и впрямь умеешь больше других, очень просто попасть на первую страницу газеты!

Оборотень стремительно помолодела. От метаморфозы у Эйприл пошла кругом голова, и она попросила:

– Если не трудно, вы не могли бы придерживаться одной материальной оболочки? А то едва успею привыкнуть к одной вашей внешности – вы выглядите уже иначе!

– Раздражает? – участливо покосилась та. – Но, к сожалению, мне трудно управлять такой массой и не трансформироваться. А я ведь – маленькая, – незнакомка отпустила руль, чтобы показать расстояние сантиметров в шесть.

Эйприл решила не поверить и съехидничала:

– Ну, раз вы такая кроха, то и имя у вас – неразличимо? Да?

– Имя? – негритянка, опять постарев, смутилась. – Ах, да, у вас принято как-то называть один другого.

– Вы свистом общаетесь?

– Нет, просто я не смогу произнести своё прозвище на земном языке, – пожаловалась негритянка и тут же нашла выход: – Да зовите, как вам захочется!

Эйприл припомнила старую поговорку: «Хоть горшком назови, да в печь не ставь». Однако, похоже, в печь или, иначе, в неприятности пытаются втянуть её.

Эйприл ещё раз дала себе слово ничему не удивляться.

– Тогда я буду звать тебя Кейт. У меня была кошка – ей тоже нравилась таинственность. Сидишь вечером перед телевизором. Чуть слышные шаги – и что-то тяжёлое и мягкое шлёпается тебе на колени. Впечатляло, особенно гостей.

Негритянка побелела. В буквальном смысле.

– Ты хочешь сказать, что со мной может случиться то же самое?

Эйприл опять упустила из виду телепатические способности девушки-старушки. И тут же вжалась в спинку кресла. Под колёса автомобиля бросилась маленькая рыжая кошечка.

– Нет! – Эйприл рванула руль из-под руки спутницы.

Машина, прокатившись колёсами по мягкому, остановилась. С минуту Эйприл прислушивалась к бухающему в рёбра сердцу. Наконец, оглянулась, опасаясь увидеть раздавленное тельце и яркую на сером асфальте лужицу крови.

– Так всё и было? – участливо наклонилась Кейт.

Эйприл поразили её зубы: маленькие и острые, как у землеройки.

Эйприл тоже умела вызывать простенькие галлюцинации, но считала непорядочным этим умением пользоваться. Кейт, оказывается, не была столь щепетильна. Неприязнь, копившаяся всю дорогу, разом вспыхнула и набрала силу. Эйприл готова была разорвать девицу на части, если б только могла позволить себе.

– О, прости, перешла девица на интимный шёпот, щуря глаза. Я умею лишь вызывать из прошлого тени, тени событии, которые давно ми нули.

Эйприл поёжилась: Земля и без того была развесёлой планеткой, чтобы ещё и снести тени всех, кто не удосужился после смерти сменить местожительство.

– Давай начистоту, – предложила Эйприл. – Тебе что-то от меня нужно, но ты ни разу не пыталась сказать, что именно. Может, я сразу откажусь.

Спутница молчала. Рисовала пальцем на лобовом стекле простенькие узоры. Глядела туда, где небо смыкалось с неровным контуром крыш.

– Ты, конечно, откажешься, – прошелестел, как ветерок листвой, её голос. – Просто ты единственная, кто захотел мне поверить без слов и объяснений. Мы долго искали… Мы останавливали встречных игривой фразой: «Я – инопланетянка». Кто-то торопился уйти, кто-то крутил у виска пальцем. Ты первая, кто поверил. Хотя и не до конца.

– Да во что я такое поверила? – не выдержала Эйприл.

– Ты поверила, что я есть, – ещё туманней отвечала Кейт.

– Так тебя – нет?! – вырвалось у Эйприл прежде, чем она смогла остановить мысль.

Но опоздала: в салоне машины никого не было Лишь там, где только что сидела негритянка Кейт медленно впитываясь в матерчатое покрытие, исчезала прозрачная лужица.

Эйприл решила устроить себе небольшую передышку. Она представила полочку, светло-ореховую, с бликами солнца – вот сюда-то она и поместит разрозненные факты сегодняшних приключений.

Сначала был Френки…

Потом, – но тут уж Эйприл засомневалась, – был ребёнок в остановившемся лифте. Потом они, Эйприл и Кейт, устроили грандиозный фейерверк из машин на магистрали. А потом, Эйприл перевела взгляд на подсохшую лужицу, её таинственная спутница, так ничего и, не объяснив, исчезла.

– Тоже мне – Снегурочка, – хмыкнула Эйприл. Но с фактами не поспоришь: негритянка растаяла, как ком мартовского снега.

Эйприл чувствовала себя одураченной. Всегда она твердила черепашкам-приятелям:

– Сто раз не доверяй и в сто первый жди подвоха!

А сама, вместо того, чтобы лететь к тёплому, синему морю, торчит в незнакомом районе Нью-Йорка. Вот бы рассердились черепашки-мутанты, узнай, как ловко провели Эйприл намёками да обещаниями: мол, скажем тебе то, чего больше никому не скажем.

– Как послушный барашек! – ругала себя Эйприл.

Но втайне надеялась, что незнакомка вернётся. Наконец, решила, что цыплят ей тут, сколько не сиди, не высидеть. Эйприл повернула ручку дверцы. Та не поддалась.

– Так, теперь ещё и замуровали!

Эйприл опробовала все четыре – бесполезно. Бить стёкла? Во-первых, было нечем, а во-вторых, ещё неизвестно, где настоящий хозяин машины и что он скажет, если Эйприл устроит погром. Неприятности, как дрожжевое тесто, и так лезли через край. Кричать: «Спасите! Помогите!» – ну, до такого унижения Эйприл созреет часов через восемь-девять, не раньше. Оставалось ждать: раз самозапирающиеся дверцы её тут держат, может, они её и выпустят.

Пошарив в передней панели, Эйприл отыскала нераспечатанную пачку сигарет. Прикурила. Марка сигарет была незнакомой. А привкус – не то, чтобы противный, но чужой. Странное ощущение во рту и чуть пощипывает язык.

Но ничего таинственного – мало ли какие сигареты выпускают в мире. Однако чувство неприязни к пачке и сигаретам не пропадало. Так бывает, когда к тебе в гости приходит кто-то незваный. Бесконечно ждёт у двери, курит на лестнице. И уходит за пять минут до твоего возвращения. Ты открываешь дверь, входишь в квартиру – и тебя преследует даже не запах, а ощущение присутствия стороннего соглядатая. А назавтра история повторяется. И ты боишься вызывать лифт, опасаясь, что и там тебя настигнет чужой запах.

Эйприл. ломая, загасила сигарету. «Кому-то нужно, чтобы я боялась. Но кому?» – Эйприл терялась в догадках, что за шутники устраивают развлечения за её счёт.

Эйприл порылась в сумке, вытащила блокнотик. Набросать по свежим следам. Чистых страниц было с десяток. А вот любимый карандашик остался в офисе.

Собравшись, Эйприл попробовала фломастером сделать портрет незнакомки: черты, ускользая, не оставляли ни малейшего сходства с оригиналом. Это было похоже, будто рисуешь шторм на море. В небрежных набросках проступило несколько лиц – и ни одно не напомнило Кейт.

Эйприл вырвала последний листочек. Скомкала в хрустящий комок. Повертела ручку оконца, отшвырнула бумагу подальше, – хотя и мимо контейнера с мусором.

– Господи! – Эйприл опустила стекло до упора. – Почему самые простые решения приходят на ум в последнюю очередь?! Эйприл выглянула. Улица по обе стороны была пуста. Лишь в прозрачном колпаке аптеки сонно пялилась рожа. На здоровяка, не мигая, глядевшего на Эйприл, пришлось не обращать внимания. Эйприл сначала выбросила сумочку, потом вперёд головой вылезла сама. Воздух свободы сладким не показался: Эйприл за что-то зацепилась, и ремешок её босоножки оборвался.

Ремешок она кое-как стянула узлом: не очень красиво, зато надёжно. Между тем, Эйприл готова была биться об заклад, что в Нью-Йорке нет и быть не может таких странных серых кубов по обе стороны узенькой дорожки.

– Уж очень должен быть неприхотлив вкус у того, кто согласился бы тут провести хоть день! – Эйприл окинула взглядом окна: ни шторки, ни забытой на подоконнике книги. Впечатление было такое, словно дома построили для съёмок фильма из жизни карасей, уж очень походили жилища на аквариумы. Вернее, на ряд аквариумов, припаянных друг к другу: между домами не то что проходов, даже щели не было.

Серая змея извивалась до бесконечности. И горящие среди дня красные фонари через равные промежутки вдоль дороги… В довершение всех неприятностей с неба, разом посеревшего, полился нудный маленький дождь.

Эйприл начала понемногу замерзать. В Нью-Йорк посреди лета сунул нос ноябрь.

– И ни одного видеофона! – Эйприл ёжилась, идя вдоль зданий. Серые дома бесконечно сменяли друг друга. Эйприл снова вернулась к машине: в салоне хоть можно включить двигатель и согреться.

– Вы меня видите?

Эйприл вздрогнула от неожиданности, нервы её уже были ни к дьяволу. Рядом с Эйприл, заглядывая в лицо, семенил сморщенный старичок – недомерок в мятом коричневом берете.

– Так вы видите меня? – настаивал старичок.

– Вижу? Ну, конечно, вы ведь не стеклянный! – даже случайные прохожие в этом сером районе были странные.

– Ну, это хорошо, – старичок вздохнул с облегчением и снял берет. Обнажилась круглая лысинка, украшенная кустиками волос. – И вы меня понимаете? – снова забеспокоился. – Это ведь англоязычная страна?

– Нет, Китай это! – насмешливо отозвалась Эйприл.

– Да? – сверчок-старичок поверил и тут же перешёл на китайский.

С минуту Эйприл молча вслушивалась в непривычную слуху речь, а заодно изучила монстрика. Лицо прохожего было таким, какие порой увидишь в старинных альбомах, как на выцветшей, блеклой фотографии. Ни единой чёткой линии: мягкий подбородок, бесформенный нос, нависший над верхней губой, сеточка морщин. Лишь шустрые глазки-буравчики придавали лицу живость. «Да ведь это маска!» – ахнула про себя Эйприл.

Она разозлилась: на дома-кубы, на старикана, лопочущего по-китайски, на себя.

– Ну, вот что – давайте заново! – потребовала Эйприл.

Боровичок, словно с пластинки сняли иглу, умолк. Перешёл на английский:

– Я понял, – улетучился акцент, – вы просто пошутили.

– Как и вы, – парировала Эйприл.

– Я вынужден кое-что объяснить…

– И вот это точно не помешает! – бросила девушка. – Только, пожалуйста, без инопланетных историй!

– Но как же тогда? – старик растерялся, сеточка морщин поредела.

– Опять? – готова была обидеться Эйприл: она уже устала от всех метаморфоз.

– О, простите! – старик восстановил лицо. – Но мы и в самом деле – пришельцы. И не только из другой Галактики, но и из другого времени.

– Угу! – отозвалась Эйприл. – «Пленники времени» – неплохое название для дома престарелых, не так ли? И что же? Теперь вы расскажите, что это я вас сюда запихнула, да?

– О, нет! Это космический пират виновен. Но, пожалуй, и он не ожидал, что нас так отбросит от центрального сектора Вселенной. Ведь, если не ошибаюсь, это самая окраина?

Эйприл припомнила из школьного курса астрономии размытую «медузу», и крестиком в самом углу – Солнечную систему. Пожалуй, Земля кое для кого и впрямь была окраиной.

– Да, – Эйприл, сколько могла, сохраняла серьёзность. – За вами гонятся космические пираты. А вы, если рядом укрытие, спасёте Землю от вируса, который занесёт в будущем тысячелетии космическая буря! – выпалила Эйприл на одном дыхании. Сверчок заморгал редкими ресницами:

– А что – будет буря?

– Ураган! Тайфун! И цунами в придачу, если вы не прекратите морочить меня небылицами!

– А До… ну та, что в облике негритянки, говорила, вы – понятливая… – разочарованно протянул старичок.

– Значит, негритянка была? – уточнила Эйприл: слава Богу, хоть одной галлюцинацией меньше. – И куда же она подевалась?

– О, это очень просто! Мы все умеем принимать облик того существа, который соответствует данной местности. Вы ведь сейчас видите не меня, а тот образ, который скорее вызовет у вас сочувствие…

– А, понимаю, – продолжила девушка логическую цепочку. – Вначале вы подсунули ребёнка – теперь немощного старика. Но ни прежде, ни теперь никто не хочет сказать: что же вам надо!

– Правильно! – радостно откликнулся старичок. – Мы просчитали, что лишь дети и старики на вашей планете могут рассчитывать на поддержку. Остальные стараются справляться сами. Но нам самим не выпутаться, – погрустнел он.

– Короче: что я должна делать?

Если коротко, то отнять у Хищника украденное!

– Какого ещё Хищника? – оторопела Эйприл, вновь начиная подозревать розыгрыш.

– Вот видите, – вздохнул старичок, в двух словах не получится!

– Ладно, – голодная, злая и замёрзшая Эйприл сдалась. – Найти бы место потеплее. И я послушаю ваши космические сказки.

– Вот сюда, пожалуйста, показал старичок на аптеку.

Эйприл пошла первой. Остановилась: семенящие шаги за спиной пропали.

* * *

Кенди расстегнула верхнюю пуговку блузки. Влезла на подоконник и дёрнула шнур фрамуги. Прохладнее не стало. Над городом уже которую неделю висело душное марево.

Кенди скинула блузку. Стянула липнущие к телу джинсы. Хотелось в душ. Но прежде Кенди бросилась в глубокое кожаное кресло, расслабилась. Всё-таки гидрокресла – замечательная вещь. Кенди на градус другой уменьшила температуру – прохладное кресло прогибалось под тяжестью тела. Кенди вытянула ноги, бездумно глядя в отсвечивающий солнцем экран телевизора. В голове ещё шумело. В последнее время с ней творилось неладное: то она не могла вспомнить, во что была одета вчера, то путала дискеты – и компьютер по вине Кенди умудрялся свести на нет работу целого отдела. А ещё недавно Кенди стало казаться, что кто-то следит за ней из сада.

Это было только ощущение, но оно пугало. И Кенди. не из смелости, а из чувства противоречия, нарочно усаживалась перед окном. Она казалась самой себе картиной в дешёвенькой раме.

С одним, но постоянным, ценителем рядом.

Долго сидеть без движений было трудно – чьи-то глаза так и норовили прожечь в Кенди дыру. Но стоило обернуться и оглядеть сад, как ощущение чьего-то присутствия пропадало.

– Так, пора лечиться! – Кенди сунула руку в пакет с арахисом: кошмар продолжался. Девушка помнила, что ещё утром пакет был полон более чем наполовину. Вечерние страхи решили поселиться с Кенди. – Квартплату с них брать, что ли! – в сердцах Кенди скомкала пустой пакет. Яркая пластиковая упаковка противно заскрипела, принимая прежнюю форму.

Кенди зачарованно следила за расправляющимися складками. Помятости исчезли. Пакет закряхтел. Не торопясь, Кенди сыпанула в чашку растворимого кофе. Плеснула холодной воды. Просто взболтала содержимое.

Всё это время глаз от пакета не отводила: тот, покряхтев, сдался. Начал таять и рассыпаться мелкой бесцветной пыльцой. Сначала исчезли буквы. Потускнели краски. Потом пакет словно начали грызть невидимые зубы. Они впились в край пакета и отрывали кусок за куском, не прожёвывая. Оставшаяся неприметная пыльца облачком веялась по пыльным углам коттеджа.

Кенди открыла дверцу бара. Музыкальный автомат отозвался коротким треньканьем. С задней стенки бара глядела на Кенди усталая и не очень-то уже молодая женщина.

Тёмные круги под глазами к вечеру расплывались синяками.

– Это всего-навсего самораспадающийся пакет, милая! – проговорила Кенди своему отражению. Но успокоение не пришло.

Плеснула, не жалея, ликёр в кофейную чашку – вкус, хуже всё равно быть не мог бы.

Постепенно усталость отступила. Вначале Кенди захотелось есть.

Готовить что-нибудь, как это часто бывает у одиноко живущих людей, было лень.

Скоро Кенди почудился какой-то звук. Кенди прислушалась. В ванной комнате, без сомнения, кто-то сопел и ворочался. Кенди речитативом проговорила все на ум проклятия: только разбирательств с вором ей сейчас не доставало.

Тревожить полицию – эта мысль Кенди не посетила. И потом, у бедного малого и так сегодня пропал вечер – что было брать в мало обжитом коттедже, который Кенди сняла на пару месяце», пока подменяла подругу в компьютерном центре?

И ещё: живой вор казался Кенди лучше, чем галлюцинация.

Кенди поскребла дверь ванной ногтем. Там заволновались, отчего сопение стало отчётливей. Ручку держали с той стороны.

– Эй, выходите! – Кенди старалась говорить миролюбиво, чтобы преступник не нырнул от ужаса в сливное отверстие. – Давайте так: я ведь знаю, что вы там, а вы уже знаете, что попались. Вот мы и квиты – выходите!

Ворюга попался упрямый – отмалчивался.

– Освободите ванну, – повторила Кенди, – пока я приму душ, у вас в распоряжении будет весь коттедж, и, если найдёте алмазы, забирайте – в претензии не буду!

Кенди подозревала, что злодею удастся найти завалившийся вчера за спинку дивана доллар – хоть на пиво заработает.

За тонкой фанерной дверью кто-то пыхтел. Кенди представила, как у воришки со скрипом ворочаются в голове шарики. Причём шарики были разноцветные и разных размеров.

– Надумали наконец? – подстегнула Кенди. В ванной стихли. Кенди пожала плечами:

– Ну, как хотите! Придётся вызвать полицию! Но в такую жару не хочется!

Кенди протопала прочь. Вернулась на цыпочках. Приникла ухом к двери. Ворюга пытался развернуть стиральную машину. Потом раздался грохот и треск. Кенди отпрянула: вдруг судьба вместо мирного вора столкнула её с террористом-маньяком? Но шум больше не повторялся. Кенди просунула между косяком и дверью садовые ножницы. Защёлка заскрипела, прогибаясь…

Мик запаниковал. Он метался по кафельному полу. Узкий прямоугольник между ванной и стеной был завален всяким хламом: сушилкой для белья, вёдрами, корытами, центрифугой.

Ножницы буравили дерево. Посыпались щепки.

Мик хрюкнул. Врезался броском в пол. Ввинтился в кафель, поблагодарив природу за непробиваемый панцирь.

Кенди навалилась на ножницы – воришка громил её ванную комнату! Защёлка слетела. Кенди рванулась, как спринтер к финишу, и – завизжала.

В ванной, пыхтя и безумно вращая глазами, ввинчивалось в пол чудовище в панцире. Секунду в воздухе висели задние лапы, и монстр исчез в развороченном полу.

Кенди не помнила, как очутилась в кресле. Палец отстучал номер на панели видеофона.

– Это «Городские сплетни»?… У меня есть кое-что для вас!

Видимо, голос Кенди был убедительный – репортёра обещали прислать минут через десять.

Мик. подслушивавший под полом, застонал: любимая женщина так постыдно его предавала.

Черепашка протискивался в тоннель. Земля комками летела из-под сильных лап. Мик, взволнованный, ошибся направлением и все больше отклонялся от заветного люка в саду Кенди.

Копать стало легче. Земля сползала слой за слоем. Приходилось лишь отбрасывать её назад да отплёвываться.

– Ой, стыдно! Ну, как же стыдно! – переживал Мик. Ему даже было плевать, что о нём узнают в газете. Он впервые лицом к лицу встретился с любимой и… показал ей зад! Этого Мик пережить не мог. Он в отчаянии рванул очередной пласт земли. И высунулся на поверхность. Сада Кенди не было в помине.

– Далеко зарылся! – констатировал Мик, оглядывая серые здания вокруг.

И тут наткнулся взглядом на знакомую фигуру.

– Эйприл! – сорвалось у черепашки. Но тут он вспомнил, как сюда попал.

Пришлось опять позорно ретироваться. Мик взял немного в сторону. И затаился.

* * *

– Эйприл! – вдруг почудился голос Мика.

– Эйприл! Эйприл! отразилось от зданий эхо.

– И померещится же такое! – Эйприл вздохнула с облегчением: ей в последнее время казалось, что, пока она на работе, Мик только и делает, что шастает по городу. Улик – никаких, но предчувствия были. И старикан как в воду канул. Эйприл ничего другого не оставалось, как самой переступить порог аптеки. Правда, это теряло смысл. Но хотя бы видеофон у них быть должен: Кейси, вероятно, уже по городу рыщет. А миляга Сплинтер снова мрачно почитывает сводки городских происшествий.

– Что вам угодно? – аптекарь за стойкой оскалился улыбкой последнего прохвоста.

– Если можно, я позвоню?

Молчание Эйприл расценила как согласие. Видеофон, стилизованный под старину, висел слева от стойки. Набрав номер, Эйприл покосился на рекламную витрину с новейшими снадобьями. Смотрелось привлекательно, но ни названия, ни упаковки Эйприл не были знакомы. Видеофон безмолвствовал. Эйприл потрясла трубку, подула в микрофон.

– У вас есть ещё связь? – повернулась к аптекарю.

– Что вам угодно? – глядел здоровяк мимо. Эйприл поморщилась: лишь сослепу можно было спутать человека с биороботом. Но последние встречались все реже. Человек, заказывающий в ресторане цыплёнка, простит недосол хорошенькой официантке. А роботу не поздоровится. Даже вошла в моду игра: кто больше покалечит роботов, подвязавшихся в сфере обслуживания. Теперь биороботы стали редкостью, а вот тут, поди ж, один сохранился.

Спрос на роботов-почтальонов, разносчиков, продавцов миновал.

Неприязнь к электронным людям засела крепко.

Подошла поближе: аптекарь и аптекарь. Выдавала приклеенная к уголкам губ приветливость.

Вдруг перед носом проплыла паутинка.

Эйприл мимоходом отмахнулась.

– Моя шлюпка! – раздался писк.

– Бред – сглотнув, Эйприл приоткрыла рот. По гладкой поверхности аптечной стойки, зало жив лапки за спину, прохаживался зелёный паучок, время от времени меряя Эйприл негодующим взглядом.

Эйприл ещё в раннем детстве подозревала, что из любопытства появилась на свет. И единственной причиной, почему ей посчастливилось не прищемить нос дверью, это та, что любую дверь Эйприл норовила распахнуть настежь.

Зелёный подобрал обрывки паутинки. Попискивал зло.

– Эй, приятель! – позвала Эйприл, в который раз не доверяя собственным чувствам; паук поднял морду.

– Я тебе не приятель! – сварливо отозвался он. – Ты смотри, что натворила!

Коротенькими лапками паучок пытался связать ячейки загубленной сеточки-паутины.

– Другую сплетёшь! – легкомысленно отмахнулась Эйприл. Её волновало другое: – Слушай, ты – моя белая горячка?

Укоризненный взгляд был ей ответом:

– Просил тебя лапами размахивать? Ну, и что я теперь буду делать? Как выйду на орбиту?! – бесновался Тим.

– Ещё один пришелец…

Эйприл обвела взглядом аптеку: хотелось чего-то нормального. Устойчивого. Успокаивающего. Ровные стеллажи с пакетами, баночками, мазями и натираниями. Блеск надраенной стойки. Робот-аптекарь. Мир ещё не перевернулся вверх ногами.

Но по панели разгуливал-таки, ругаясь, зелёный паук!

– Стоп! – Эйприл отодвинулась от стойки. – Опять ни слова правды – и ты исчезаешь. Так?

– Нет, – паук покачал головой. – Куда мне деваться?

– Некуда нам деваться, – по тонкой паутинке от половицы поднимался ещё один паучок.

– Кто из вас Кейт? – Эйприл решила хоть что-то выяснить. Паучки недоуменно переглянулись.

– Та, что меняется всё время! – пояснила. Зелёный завздыхал:

– Э-хе-хе! Время больше не может меняться!

– Понимаю: пираты!

– При чём тут пираты? Просто скипетр времени провалился в щель между веками.

– Теперь ещё и скипетр?! – Эйприл сжала виски.

– Ну, так ведь из-за скипетра времени всё и началось, – подивился Тим её несообразительности.

– Ну, все! – выдохнула Эйприл. – Либо я сей час слушаю правду, либо… Черепашки панцирь на себе рвут, не зная, куда я девалась!

Зелёная козявка насупилась:

– И вали! Я нашим сразу сказал: надо самим пошевелиться – кто и с какой стати будет нам помогать!

Эйприл хохотнула. Ситуация и впрямь была аховая: в районе, которого нет на карте города, в аптеке, в которой нет видеофона, её оскорбляет некий паучок!

– Да ты, братец, нахал! – покачала головой.

– Уж не обессудьте, какой есть! – паук развёл лапами.

– И много вас тут, в нашем времени?

– Кто знает? – уклончиво отозвался Тим. Эйприл почувствовала, как холод лезвием резанул кончики пальцев.

– Хороший ответ! – Эйприл представила, как на Землю в щель времени хлынули миллионы, миллиарды зелёных пауков. Увы! Пауков Эйприл боялась с детства! – А если я найду скипетр времени, – закинула удочку Эйприл, – вы уйдёте?

– Очень бы хотелось! Тем более, когда гонят, – пискнул паук, шкурой ощущающий: ему не рады!

– Да хоть как он выглядит? – добивалась Эйприл.

– А не проще ли показать… – прозвенело у самого уха девушки, и ей показалось, что по поверхности витрины скользнула ящерка.

– Вы можете показать скипетр? – встрепенулась Эйприл.

– С чего ты взяла? – рассердился паучок.

– Но объяснить, как он действует, – это же не галактическая тайна? Козявка уменьшилась в размерах:

– Да кто же знает, чего ждать от скипетра времени? Обычно он действует, как эстафетная палочка: от одной станции времени к другой. Эйприл поняла, большего не выудить. Но помочь козявкам хотелось искренне: во-первых, Всё-таки космические гости, а, во-вторых, пусть лучше убираются домой. На Земле и без пришельцев проблем достаточно.

– Пойди туда, не знаю куда, – пробурчала Эйприл. – Что мне, объявление в газете дать: «Ищу машинку времени. Может приблизительно быть в соседнем столетии»? Так?

– Но нам ещё сложнее: высунься мы из помещения, нас или ветром сдует, или воробей клюнет, – посетовал Джим.

– Ты не скипетр – Хищника ищи! – подал идею Тим. – Он большой, приметный! А где Хищник, там и скипетр времени!

Эйприл вздохнула, но вынуждена была признать, что это единственный способ избавить Землю от зелёных, ворчливых козявок.

Эйприл поправила сумочку на плече. Кивнула на прощание, уже обдумывая план розысков таинственного Хищника: цирк, зоопарк, съёмочная площадка или отдалённая ферма мутантов. Только в этих местах Хищник мог затаиться в полной уверенности, что не затаскают по научным семинарам и не раздерут на сувениры.

На чью-то помощь рассчитывать не приходилось: ну, какой здравомыслящий человек поверит в этот бред?!

Три пары глаз проследили, как за спиной Эйприл дёрнулся дверной колокольчик. Обладательница четвёртой пары, цепляясь за стены лапками, юркнула к товарищам по несчастью.

– Надо было отдать ей наш второй скипетр! – сварливо пробурчала.

– Ящериц не спросили! – оскалился Джим. Как патрульный, он должен был быть вежливым, но характер у Доди – не дай бог! Лишь бы встрять.

– Как думаете, – Кин совсем увял, – она нам поможет?

– Кто её знает? Но ведь другого выхода у нас нет, – Тим побежал по полкам с лекарствами, пробуя то одно, то другое на язык.

– Ну, и гадостью, скажу вам, питаются эти земляне!

Бедные маленькие космические изгнанники. Откуда им было знать, что Хищник так же недосягаем для Эйприл, как и для них?

Хищник, правда, не по своей воле удрал куда подальше. А вместе с ним и скипетр времени.

* * *

Кин-Чин выскользнул из замка незамеченным. Утром ждали торговцев оружием, и подвесной мост, переброшенный через ров, был опущен. Стража дремала, укрывшись от солёных морских брызг за серыми камнями башен. Кин-Чин ухмыльнулся: беспечность воинов на посту была как нельзя кстати. Сегодня ему просто необходимо выскользнуть из замка незамеченным. Сегодня или никогда.

Кин-Чин, выводя из конюшни лошадь, лишний раз убедился: чрезмерная осторожность всегда готова обернуться неудачей.

В последние дни в замке не было такого количества воинов и неразберихи. Постоянно появлялись и исчезали новые лица. Во дворе замка в котлах варились туши. Бряцало оружие.

Мягкой кошачьей походкой прошмыгнул Уокер. Его принц ненавидел, пожалуй, больше всего. Мицу рассказала, что именно Уокер и его головорезы выдали её и Ямато. А третий, случайно оказавшийся в тот день с ними, был лучшим воином отряда повстанцев.

Уокер был тёмной лошадкой. Никто не знал, где он живёт и чем зарабатывает на жизнь, – знали только, что, понадобись тебе яд, оружие, свежая рыба или молоденькая рабыня, – Уокер достанет. Только плати! Правда, при случае сдерёт с тебя шкуру. Кин Чин и просил, и требовал у отца отвадить бандита и его компанию от города. Князь Наринаго лишь усмехался:

– Что мне до его занятий? И сам знаю – жулик ещё тот! Но, – тут Наринаго для большей убедительности поднимал вверх указательный палец, раскачивая его перед носом сына, – жулик полезный!

И Кин-Чин, в конце концов, не то, чтобы смирился, но привык к буйной ватаге во главе с Уокером. Однако старался не появляться там, где мог встретить противную рожу торговца. Уокер догадывался, что о нём думает юный принц, и Кин-Чин постоянно натыкался на насмешливую ухмылку негодяя.

Уокер молил богов: пусть Наринаго-старший проживёт достаточно долго, чтобы обеспечить Уокеру безбедную старость где-нибудь на пустынном берегу.

Вот и сейчас Уокер и компания расположились у стен замка. Повозки с оружием были составлены вокруг догоревшего за ночь костра. Охрана дремала, оперевшись на древки копий. Кони, стреноженные, паслись неподалёку.

Кин-Чин пожалел, что не обмотал, как советовала Мицу, копыта лошади тряпкой. В воздухе морского побережья далеко разносятся звуки. Кин-Чин провёл лошадь по мосту. Никто не окликнул. И вдруг лошадь принца, потянув воздух, коротко заржала. Кин-Чин едва успел зажать ей морду.

В лагере Уокера зашевелились стражи. Кин-Чин, уже не таясь, вскочил и седло. Теперь можно было рассчитывать лишь на удачу, да на то, что бандиты спросонок его не узнают.

* * *

Хищник посадил шлюпку на полянке среди невысоких деревьев. Анализаторы на компьютере показали пригодность условий. Тогда Хищник распахнул люк и выбрался наружу.

– Так – неприятности продолжаются! – вокруг, сколько хватало глаз, простирался девственный лес. И лишь далеко на горизонте островерхие горы кусали небо. В диком бунтарстве природа навертела здесь много такого, что в других землях встречается редко. Хищник оскалился: если и жители этих земель взяли характер бунтующей природы, то есть где развернуться.

Мир, в который занесло Хищника, не был похож ни на что, виденное Хищником в космосе. Новизна щекотала нервы. Теперь, когда первая разведка уже кое-что принесла, следовало бы узнать, как выглядят аборигены. А внушить жителю любой звёздной системы доверчивость и приязнь – какой профессиональный Хищник с этим не справится?

Кое-как замаскировал шлюпку, соорудив вокруг неё подобие скалы, белой и пористой, даже на вид бесполезной.

Тропинка, по которой двигался Хищник, могла вывести к местным жителям, а могла и увести в дебри. Но рискнуть всегда благородно. Эту тропку Хищник приметил ещё на подлёте к поверхности: на мониторе она выглядела золотистой ленточкой, брошенной на зелёное покрывало. На самом деле приходилось перелезать через поваленные деревья, взбираться на кочки, увязать в грязи. Маленькая ленточка обернулась в дистанцию с барьерами.

Хищник ругался сквозь зубы, но упрямо шёл к цели. Серая громада, поднимавшаяся над кронами деревьев, несомненно, была искусственного происхождения.

Внезапно гулкое эхо разнеслось по лесу. Хищник инстинктивно прыгнул в сторону, притаился за деревьями, хотя его сейчас вряд ли можно было увидеть.

У расы Хищников врождённая защита, во многом и предопределявшая преступные наклонности, – быть зримым для других по собственному усмотрению. Хищник немного изменил температуру своего тела – теперь он походил на вырезанную из слюды пластину.

К лесу приближалось странное существо. Хищник настроил зрение: картинка возникла в мельчайших подробностях.

Силуэт страннейшего во Вселенной создания приближался. Вжавшись спиной в дерево, Хищник выжидал, дивясь причудам природы.

Сколько Хищник не пытался вспомнить, нигде он не слыхал о существах с таким количеством конечностей. Причём верхние конечности на вид казались хрупкими и не пригодными ни для чего. И вторая голова по сравнению с первой казалась настоящим уродством.

Хищник поморщился: если на этой планете обитали симбионты, придать себе такой нелепый вид, по меньшей мере, не эстетично.

Верхнее чудище, чем-то даже схожее с хищниками, было, ясное дело, существом-паразитом на теле первого – большого и могучего. А Хищник терпеть не мог дармоедов, считая, что каждый должен зарабатывать на жизнь сам.

Здоровяк же терпеливо сносил паразита и, кажется, исполнял его волю. Хищник всегда поражался цивилизациям, где у власти были слабейшие. Превращаться не торопился: можно ведь, став четырёхногим гигантом, оказаться у мелкого двуногого в услужении.

Хищник покопался в воспоминаниях: среди планет, которые все ещё нуждались в услугах торговцев оружием, была одна мрачная, небольшая планетка, с бешеной скоростью носившаяся по орбите. Её обитатели делились на две расы: уродливых двугорбых карликов и огромных шестируких великанов. При этом карлики гоняли великанов, особо не напрягаясь. А те и не возражали!

Как-то доставив карликам, отличавшимся воинственным и злобным нравом, пращи и металлические диски для метания, Хищник задержался с обратным отлётом.

Полюбопытствовал у великана:

– Почему вы терпите этих недоростков? Вокруг контейнера с оружием суетилось шесть или семь карликов. Те, едва удерживая в квёлых ручонках рукоятки хлыстов, подгоняли глупо ухмыляющегося великана.

На вопрос, повторенный дважды, гигант ответил не сразу. Дождался, пока карлики не уберутся прочь. Почесал в затылке одной из ручищ. Лениво отмахнулся, словно разговаривал с недотёпой:

– Да ведь они лишь делают вид: мол, сами! Да самостоятельные. А растеряются, если речку в брод перейти!

– Ну, и пусть! – втолковывал Хищник. – Тебе что за дело? Ведь ты можешь троих на ладонь посадить, а другой прихлопнуть.

– Вот именно, – пропыхтел великан, больше не обращая на торговца внимания.

Потащил оружие в ангар, придерживая всеми шестью руками. Карлики, увидев сгорбленную спину, тут же полезли саранчой к гиганту на закорки. Хохотали все: и карлики, и великан.

Вернувшись за новой порцией оружия, великан бросил Хищнику:

– Всегда надо заботиться о тех, кто от тебя зависим.

Хищник лишь сплюнул, не добившись толку. Слабые не заслуживают, чтобы их щадили. Умение прикинуться добрым, когда выгодно. И быть безжалостным, когда кружится голова от жажды крови.

Подзабытая картина возникла так реально, что Хищник чуть не упустил симбионта.

– Стой! – выступил Хищник из-за дерева. Симбионт прошествовал мимо. Ну, хорошо, не видишь, но чтобы во Вселенной водились существа, не понимающие межгалактический!

Всадник проскакал мимо, не заметив прозрачного пришельца. Кин-Чин оглянулся: всё-таки погоню послали, и она, как принц ни путал следы и ни плутал по лесу, не отставала.

Лагерь повстанцев, куда спешил Кин-Чин, был в дубовой роще, до которой оставался один перелесок и поле.

Принц свернул: не хватало ещё провести врагов в лагерь Мицу и её друзей.

Сейчас, впрочем, принц был куда ближе к повстанцам, чем к воинам отца. Кин-Чин, несмотря на молодость, а, может, благодаря ей, компромиссов не признавал.

Пожалуй, ещё несколько месяцев назад, да что там – совсем недавно – принц боготворил отца и принимал всё, что творит Наринаго, как необходимость.

Князь Наринаго, сухощавый старец, в свои годы мог поспорить и выстоять в бою против мужа в расцвете лет. Кин-Чина восхищала мудрость отца и его выносливость.

Правда, порой Кин-Чин не одобрял суровость князя к слугам и воинам. Но отец объяснил, что лучше наказать за мелкую провинность, чем дожидаться настоящей вины. И принц, в который раз подивился: отец думает о будущем каждого человека в княжестве!

– Помни, сын, – говаривал князь Наринаго, – тебе в этом мире дана большая сила и власть. Не урони честь предков – пусть твоё имя само по себе служит предостережением для непокорных!

И Кин-Чин старался во всём подражать отцу. Так длилось до последнего праздника Трёх Лун. Праздник отмечали ежегодно, пышно и весело. Кин-Чин вместе со всеми жителями города прошествовал по главной улице под пение и музыку. Девушки осыпали проходящих парней пригоршнями лепестков и сладких конфетных шариков. Людская река бурлила. Тут и там раздавались восторженные крики. Весь день в городе звучала музыка. Бродячие артисты забавляли народ незатейливыми представлениями. Даже Кин-Чин сбегал посмотреть на чёрного ребёнка, кобру, танцующую в ивовой корзине, и грызущую жёлтые прутья пуму.

К вечеру городская площадь заполнилась – закончились приготовления к главному событию праздника.

Обычай выбирать князя Трёх Лун сложился в очень давние времена. И преступник, приговорённый к смерти, правил с заката до рассвета: в эту ночь дозволено все.

К площади начал стекаться народ ещё днём. Теперь было не протолкнуться. Стража едва сдерживала напор толпы. Кого-то сдавили слишком сильно: раздался крик, и упавшего затоптали.

Стемнело. На площади зажгли факелы. По лицам заметались тени. В этот раз преступников было трое. Их вывели на помост. Поставили лицом к толпе. Теперь народу решать, кому они отдадут город и себя на ночь.

Кин-Чину приглянулся младший, но его-то точно не выберут. Народ не доверит развлечения подростку со слабыми кистями. Немного радости, если князь Трёх Лун просто заставит полюбоваться на небесные светила да призовёт лечь спать. Придётся подчиниться.

А может, бывало и так, отдать город горожанам на разграбление. И тогда дом соседа – твой дом. И воины князя Наринаго сами будут тащить чужое добро.

Выбирать, это ясно, будут из двоих других. Князь Наринаго хмуро поглядывал на претендентов: худого, длинного, как жердь, мужчину лет тридцати и коренастого крепыша Ямато. Его нельзя было выбирать! У князя не было достоверных сведений, но слухи просачивались: мол, Ямато – сын того самого… Думать о прошлом не хотелось. Наринаго злил и дурацкий обычай, и подобранные претенденты на титул.

Однако дразнить народ не было нужды. В городе и так бродило недовольство из-за непомерных поборов князя. Отменить финал праздника – кончится бунтом.

«Ничего, – утешал себя князь, – что может случиться за одну ночь?»

А народ уже тянулся к преступникам на помосте. Выспрашивали, что наобещает новый правитель, приглядывались, сравнивали.

Ответы были на грани пристойности – крепыш отвечал с грубоватым смаком. Его товарищи по несчастью молчали, отстраняясь от особо активных, норовивших ухватить за край одежды.

Больше волновались по пустякам: настоящих ли преступников, не подставных ли, привели? Какие безумства сумеют придумать этой ночью? С нетерпением ждали голосования – бросали в урну один из трёх разноцветных камешков. Лидировал крепыш.

Человек – существо терпеливое. Он может сносить голод, унижения, раболепно гнуть спину перед плюнувшим в лицо. Но всякая обида накапливается. И наступает предел: ярость и слепое безумие, требующее выхода. В праздник Трёх Лун дозволено все.

Давай! Круши жилища, поджигай чужие конюшни. Бери этой ночью любую красотку, которую успел схватить в темноте.

Ночь Чёрных Слез обернётся праздником. Ну, что ж, придёт рассвет, нацепит тебе на шею ярмо – и покатится колесо. До нового праздника Трёх Лун.

– Его! – наконец, взревела толпа, поднимая над собой Ямато.

Многорукий монстр донёс Ямато до возвышения, где князь Наринаго готовился уступить своё место.

Князь поднялся. Ястребино глянул в пьяные лица. Бесчисленное море голов в темноте.

Ямато чуть кривил в ухмылке губы. Князь с трудом сдерживал дрожь в пальцах.

Ямато выжидал. Наринаго медлил: пока его ступни не коснулись земли, он всё ещё правитель и имеет право приказать. Наринаго опустился на колено, готовясь первым принести присягу на верность новому правителю. И вдруг рука князя упёрлась в грудь Ямато.

– Взять его! – бросил князь страже. Стража попятилась. Народ зароптал, но тут же утих. Ямато, воспользовавшись заминкой, оттолкнул Наринаго и прыгнул с помоста, прячась в толпе.

Ещё не бывало, чтобы правитель не выполнил условия обряда – Наринаго стал первым.

Воины князя ощерились копьями.

Люди бросились врассыпную, давя и калеча слабейших. Это стража с запозданием выполняла приказ. В толпу полетели стрелы. Кого-то накололи на копье. Стражи знали: князь простит, если жертвой станет и случайный ротозей; князь не спустит городу, если Ямато уйдёт.

Кин-Чин краем глаза видел, как двое оставшихся преступников сиганули с помоста вниз и были таковы.

Но юношу заботило иное.

– Отец! – Кин-Чин рванул князя за плечо. – Посмотри на меня! Наринаго следил напряжённым взглядом за удаляющейся погоней.

– Чего тебе, Кин-Чин? – нетерпеливо отмахнулся князь.

Было ясно: Ямато удастся скрыться. Уж слишком много недовольства горело в пьяной толпе – преступника спрячут.

– Отец! – повторил Кин-Чин отчаянно. – Ты нарушил слово! Ты не выполнил обряд!

Князь обернулся. Смерил сына с головы до ног. Сжал зубы, отчётливей проступили скулы:

– Ну, и что? Тебе пора повзрослеть и выбросить из головы младенческие бредни!

Принцу показалось, что его окатили ушатом воды.

А князь добавил, раздосадованный неудачей:

– Лишь глупцы, называющие себя праведниками, цепляются за правду.

Лишь недотёпы искренне верят в суд совести. Думай лучше вот о чём: что было бы со мной и с тобой, если бы этот мерзавец потребовал не бочку вина и девку, а мою власть? Моё княжество?

– Но ведь этого не просил ещё никто!

– Может, и так, – коснулась усмешка губ князя. – Но этот попросил бы, уверяю тебя!

– Отец! – не унимался Кин-Чин. – Но ты всегда говорил, что самое ценное – слово князя. И можно рискнуть даже жизнью ради чести. И даже если преступник в самом деле захотел бы присвоить власть, ты должен был уступить ему.

– Ты ещё поучать! – разъярился Наринаго.

Ответить Кин-Чин не успел. Перед ними, бледно-жёлтый, как коробочка созревшего хлопка, возник из темноты начальник стражи:

– Князь! Ямато исчез.

– Значит, ты тоже исчезнешь, – бросил князь.

– Прости! Я найду его! – начальник стражи полз на коленях за удаляющимся к замку князем, пытаясь поцеловать край одежды.

– До утра! – предупредил Наринаго.

Ночь притаилась. Люди попрятались по домам, забились в щели. До рассвета ходили с обысками, громко ругались воины Наринаго.

Кин-Чин вернулся в замок лишь тогда, когда на сторожевой башне сменился караул. Принц и вообще бы не вернулся. Но человек чаще бежит тогда, когда надеется на удачу. Кин-Чин был никому во всём свете не нужен.

Кин-Чин проскользнул мимо спальни отца – их покои разделял неширокий коридор. Раньше Кин-Чина радовало, что перед сном можно прошмыгнуть к князю – теперь было неприятно, что человек, нарушивший слово, так близко. Принц физически ощущал, как по спине пробежали мурашки: любимых мы всегда способны возненавидеть.

Лучше б его самого так кошмарно унизили перед народом, чем жить сыном бесчестного человека.

Зажигать светильник Кин-Чин не стал, довольствуясь скудным светом луны. Оставшись один, принц бросился на постель и разрыдался.

– Ну вот, фокусы! Мужчина не должен плакать!

Кин-Чин подскочил, нашаривая кинжал под подушкой.

Загорелась тусклая коптилка. Над принцем склонялось нежное девичье лицо с обиженно поджатыми губами. За спиной девушки маячили две тени.

– Кто вы? Что вы делаете в моей опочивальне? – возмутился непрошеному вторжению Кин-Чин.

– Прости, принц, – девушка глядела прямо и ясно. – Я попробую объяснить лучше моих спутников – они люди простые!

– Но-но, потише! – хохотнул знакомый Кин-Чину голос.

– Мы, – продолжала девушка, – те, кого ты видел на помосте преступников.

– Теперь я узнаю вас, – пригляделся Кин-Чин. – Это – Ямато, вор и убийца. Тот худой – воровал лошадей у соседей. А ты, – принц припомнил, – ты виновна в том, что отравила собственного мужа!

Девушка всплеснула руками. Коротко звякнул колоколец смеха.

– Какими глупостями тебя кормят! Да я ещё даже не невеста!

– Вот девушки, одно на уме, – Ямато отстранил Мицу. – Лучше послушай о другом, принц!

И Кин-Чин узнал, что когда-то задолго до его рождения, городом и княжеством правил отец Ямато. Его правление, насколько это возможно, было мудрым и справедливым.

Но как-то в праздник Трёх Лун в город пришёл чужеземец. Платье было истрёпано, щеки обросли щетиной. Веки покраснели от усталости и дорожной пыли.

Он, веселя толпу, взошёл на помост преступим ков, показывая только что стянутый у стражника меч, – и объявил, что готов понести наказание. Его явление всех позабавило. Легко и остроумно отвечал пришелец на выпады толпы. Прежний князь, человек добродушный и любивший юмор, не возражал, когда народ выбрал бродяжку в князя праздника Трёх Лун. А пришелец, приняв скипетр княжеского отличия, потребовал себе титул навечно. Себе и своим потомкам.

Так в княжестве воцарился род Наринаго.

– И мой отец безропотно выполнил долг чести – отдал Наринаго город, – довершил рассказ Ямато. – Но, по-моему, и твоему отцу время вспомнить: долги возвращают!

Кин-Чин окаменел: слишком много событий принесла Чёрная Ночь. Мало того, что на принца обрушилось презрение народа, так, оказывается, его отец был вором.

– Но вам нельзя тут оставаться, – только и нашёлся, что ответить, принц. – Вас ищут.

Откликнулся Ямато:

– Ну, твоя спальня – последнее место, где нас станут разыскивать. А, во-вторых, отсюда, поговаривают, начинается подземный ход, выводящий к лесу.

Кин-Чин нырнул в омут с обрыва:

– Я помню этот лабиринт. Я выведу вас!

– Ты славный парень, – хлопнул по плечу Ямато. – Вот и Мицу говорит, что ты симпатичный!

* * *

– Эй, ты, – смутилась девушка, покраснев.

С той ночи существование Кин-Чина делилось на две половинки: в замке, где всё стало ненавистным, и в рощице, где его влюблёнными глазами встречала Мицу.

Принц бы и вовсе ушёл в лагерь повстанцев, но Мицу была непреклонна.

– Сейчас время войн, и нет места любви, – убеждала девушка принца. – Стоит тебе исчезнуть из замка, твой отец перевернёт небо и землю. Мы готовим восстание – и не можем рисковать, потакая твоей прихоти. Будут искать тебя, а наткнуться могут на склады оружия, припасы зерна. Кто-нибудь и место лагеря пронюхает.

Неохотно, но Кин-Чин подчинился. Он и сам не понимал, как эта хрупкая девушка в считанные недели приобрела над ним власть: возразить Мицу принц не смел.

Но сейчас у принца был повод: Кин-Чин узнал, что князь, шкурой чувствуя настроения в народе, решил не ждать, а выступить первым. Повстанцев нужно было предупредить.

Наринаго ускорил события. В замок спешно собирались воины из дальних и близких предместий. Склады были набиты оружием. Вокруг Наринаго так и вертелся торговец Уокер. События набирали ход…

Кин-Чин ещё раз попытался оторваться от погони. Скачки продолжались не первый час. Солнце успело добраться до заката и покатиться по другой стороне небесной горки.

Лошадь принца сбивалась с шага. Сам Кин-Чин чувствовал себя вяленой дыней. Предупредить повстанцев он не смог, но теперь хотя бы нужно было увести погоню от лагеря Мицу и Ямато.

Кин-Чин свернул с морского побережья к ближайшему перелеску. Из-за деревьев оглянулся.

– Демон вас побери!

Всадники, спешившись, проследили следы копыт. Помчались к лесу. Солнце садилось у них за спиной, окрашивая прибрежные скалы в алое. Принц подпустил погоню ближе. И снова рванул через лесную просеку. Но воины не отставали, ориентируясь уже по стуку копыт.

Кин-Чин решил заканчивать игру в прятки. Он развернул лошадь навстречу стражникам. Начальник гвардейцев хлестнул лошадь.

Теперь между принцем и стражниками было расстояние в длину меча.

Принц Кин-Чин! Ты должен вернуться в замок! Это приказал князь Наринаго!

– Отдай оружие, принц! – добавил маленький и толстый.

Требование возмутило:

– Лучше убейте меня! – потряс мечом Кин-Чин.

Начальник гвардейцев парировал удар. Завязалась схватка – ловкие выпады, звон металла – впрочем, никому не причинившая вреда: гвардейцы и оцарапать принца не посмели бы.

Одному из стражников, наконец, удалось выбить меч из рук Кин-Чина. Другой тут же ухватил лошадь принца под уздцы.

Принц, порядком запыхавшийся, больше не сопротивлялся.

Кавалькада двинулась в сторону замка.

Спектакль закончился счастливым финалом. По крайней мере, единственный зритель – прятавшаяся в ветвях дерева Мицу – подумала именно так. Она несколько раз порывалась вступить в бой. Но благоразумие одержало верх.

Мицу вздохнула: неприметно для неё принц стал частью её мыслей, надежд. Ей нравилось, как он говорит, с какой непритворной искренностью смотрит.

И ещё Мицу немножко задирала нос: она, видно, и в самом деле необыкновенная, раз её любит такой красивый и мужественный воин. У подружек приятели были попроще. Зато и заботы мучили другие. А Мицу в будущее не заглядывала. Там вряд ли их с принцем ждало что-нибудь хорошее. Наринаго никогда не примирится с подобным союзом единственного сына. А Кин-Чин не сможет жить в хижине, крытой соломой. А ещё эта глупая борьба мужчин за власть! Ямато, Мицу знала, рассказал Кин-Чину не всю правду. Были времена, когда княжеством и впрямь правил род Ямато и Мицу. Но были целые эпохи, когда власть принадлежала роду Наринаго.

И конца бесконечной борьбе не предвиделось.

Эта вражда продолжалась столько лет, что люди уже успели позабыть её истоки. Лишь древние манускрипты могли бы поведать правду, но кому была охота копаться в них?

Лишь песни и легенды намекали об истинной причине вражды двух некогда великих родов.

Кин-Чин, понурившись, плёлся за стражей. Молчали.

Принц вздыхал: так и не успел предупредить Мицу.

Мицу проводила принца, пока прибрежные скалы не скрыли всадников. Свистнула. Из кустарника выбежала лошадь Мицу.

Хищник обрадовался: оказывается, симбионты на этой планете могут обходиться друг без друга.

Хрупкий гуманоид показался Хищнику недостойным партнёром. И потом: иметь дело с сам кой?!

Хищник нагнал всадников у самого замка. Остановился невдалеке от лагеря Уокера и врубил гипноприбор. Гипнополе покрыло пространство. Когда в лагере торговцев появилось странное, полу прозрачное существо, никто не удивился.

– Ты знаешь меня давно. Мы – партнёры. Я – твой повелитель и господин! – Уокер не знал и не помнил, откуда в его мозгу появилось твёрдое убеждение, что Хищника нужно слушаться. Он был теперь пешкой в чужой игре, и, удивительно, Уокера это вполне устраивало.

Убедить остальных, что он – зло давнее и неизбежное, Хищнику тоже проблем не составило.

Когда опустился подвесной мост для торговцев, Хищник затесался в толпу.

* * *

Мик наконец-то добрался до подземки. Теперь надо было как-то почиститься и принять независимый вид. Мик с младенческих лет усвоил: лучшая форма защиты – нападение. Но до конца отрепетировать образ не успел. Из-за поворота на Мика накинулся Раф, злой и решительный. Вцепился в непутёвого братца. И черепашки покатились рычащим и кусающимся клубком.

– Бей его! – подзуживал наставник Сплинтер, сидя на возвышении. Сам не вмешивался.

– Вот я тебя! – пыхтел Мик, пытаясь вывернуться из-под навалившихся братьев.

Клубок распался. Мик грозно махал в воздухе кулаками, но к братцам не приближался.

– А теперь давай серьёзно, – Лео уселся на широкую кровать и взбил подушку. – Рассказывай!

Лео шлёпнулся на живот, подперев лапами морду. Раф и Дон устроились рядом. Мик гордо молчал, потирая ушибы.

– Где ты был? – подал голос Сплинтер, стукнув для убедительности лапой по панели.

– И куда ты ходил вчера? – подхватил Раф.

– И позавчера где-то шатался, – напомнил Дон.

– Нам – надоело! – заключил Лео.

– Ишь, прицепились, – пробурчал Мик, направляясь к буфету.

Братья, хмыкнув, переглянулись.

Мик откинул голубую крышку контейнера. Одной лапой пошарил внутри, другой включил автономную скороварку. Лапа ни с чем вынырнула из контейнера. Мик ошарашенно разглядывал пальцы: в них ничего, ну, ничегошеньки не было.

– Так, – покосился Мик на ехидные рожи. – Решили уморить голодом? Хорошо же! – мстительный Мик сцепил лапы на урчащем брюшке. – Перекусив, я как раз собирался рассказать, в какой странной компании видел нашу Эйприл, а теперь – ничего подобного!

– Эйприл! – братья разом вытянули шеи. Даже Сплинтер, никогда в ссоры не вмешивавшийся, выглянул из за перегородки.

* * *

Сплинтеру повезло в этом мире ничуть не больше, чем черепашкам-мутантам.

Правда или нет, но Сплинтер клялся, что помнит день, когда появился на свет. Первое впечатление – ярко огненный шар далеко вверху. И крысёнок потянулся к теплу через прутья решётки. И тут же с писком отпрянул: обожжённые лапки болели невыносимо.

– Получилось! Оно соображает! – разнеслось громовым раскатом.

Две огромные лапы подняли крысёнка:

– Я назову тебя Сплинтер, малыш! Крысёнок обнюхал большой палец человека и.

примерившись, цапнул. Так он познакомился сё своим хозяином.

Потом, подрастая, жуя корм или возясь с безмозглыми сородичами, крысёнок обнаружил, что только он один понимает слова хозяина.

Вскоре Сплинтер выяснил, что и клетка, и огненный шар, и весь дом принадлежат сухопарому одинокому холостяку. Хозяин любил горький кофе и смрадные сигареты. А ещё Хозяин очень любил разговаривать сам с собой и с подрастающим крысёнком.

Было у Хозяина и имя. Поглаживая большим пальцем мягонькую шёрстку крысёнка, он говаривал:

– Я – гений, малыш! – И зло добавлял: – А эти глупые не верили, что я способен создать ген роста! Идиоты! Ослы! – грозил Гений своему отражению в оконном стекле. – Вот погоди, – обещал Хозяин, – когда ты вырастешь с откормленно го дога, я им всем утру нос!

Эти все, их ещё называл Хозяин завистниками, представлялись Сплинтеру чем-то вроде его сестричек и братьев, вечно голодных, злых, готовых вырвать последний кусок сыра.

Потом крысёнка отсадили. Жить стало полегче, но тоскливей.

К этому времени крысёнок научился различать не только слова, но и интонации Хозяина. Запоминал всё, что услышит. Научился читать, подсматривая за цепочками чёрных жучков на белых книжных страницах. Ночами любил послушать, как читает вслух Гений. Но сам предпочитал помалкивать.

Правда, кормил Хозяин скверно. Эта химически биологическая смесь на крыс не была рассчитана. Но Гений старался соблюдать правила игры: кормил крысу, как обычную кошку.

Сплинтер не привередничал, хоть было и невкусно. Спасибо, что хоть кормили регулярно.

Но однажды Гений не пришёл. Не пришёл и на следующее утро. Сплинтер на своей шкуре узнал, что значит быть голодным по-настоящему. Брюшко подвело, в желудке поселился кто-то злой и ненасытный. Хоть первый опыт с током не очень понравился, крысёнок решил рискнуть: не помирать же!

Осторожно коснулся прута. Вгрызся смелее. Ни жжения, ни боли Сплинтер не чувствовал. Вмятины становились глубже. Железо поддавалось. Сплинтер не замечал часов, усталости. Не обращал внимания на саднящие десна.

– Ещё немного! Ещё совсем малость! – подбадривал себя крысёнок: ведь больше его подбодрить было некому.

Железный прут истончился и сломался. Сплинтер протиснулся наружу и остановился, осваивая пространство, которое видел лишь из клетки. Дом Гения оказался пересечением стен, возникших на пути Сплинтера без всякой логики. В каждой стене был прямоугольник – так крысёнок узнал о существовании дверей. Стоило толкнуть прямоугольник, и тот открывал новую клетку Хозяина.

Съестным не пахло.

А Гений неподвижно сидел в старом продавленном кресле. На коленях лежала раскрытая книга. Полосатый плед чуть съехал, открывая голубые пижамные штаны.

Крысёнок принюхался. Бешено стучало сердце. Страшны были глаза Хозяина, которые ничего не видели. Сплинтер попятился и помчался прочь. Так крысёнок впервые увидел смерть.

Входная дверь подалась легко, но ступени вели вниз.

Сплинтер не разбирал дороги: лишь бы убежать подальше. Ход в подвал полуобвалился. В темноте Сплинтер различал обшарпанные стены. Проржавевший замок шлёпнулся на заваленный штукатуркой пол. Крыса-мутант щёлкнул выключателем. Электрические провода уцелели в этой сырости.

Тусклый свет осветил нагромождение ящиков, коробок, лабораторных колб и упаковок с реактивами.

Пыльное нутро платяного шкафа было набито ненужными мелочами. Сплинтер разгрёб хлам. На самом дне шкафа Сплинтер нашёл то, что, наверняка, было мало съедобно. Но крыса-мутант обрадовался. Выгреб содержимое. Овальные яйца оттёр старыми штанами Гения. Внутри что-то бултыхалось и попискивало.

Сплинтер сгрёб все четыре яйца: следовало выбираться из дома. Призрак мёртвого Хозяина кивнул одобрительно.

Яйца мешали, но Сплинтер держал их крепко. И вдруг скорлупа на одном из яиц треснула, и из разлома показалась змеиная голова, вращающая блестящими глазками.

Крыса-мутант выронил добычу. И скоро перед Сплинтером прошёлся на задних лапах черепашонок.

– Ну, явились-таки! – сварливо попенял малыш. – А то я уж зимовать в яйце собрался!

Сплинтер на время потерял дар речи.

А следом трескались, выпуская черепашат, остальные яйца. И теперь на попечении крысы, хочешь – не хочешь, оказалось четыре новорождённых черепашонка на «пьяных» непослушных лапках.

– Уставился! Тоже мне: соляной столб! – глянул недобро самый поздний. – Нет, чтобы детей накормить!…

Крыса-мутант только подивился этакому нахалу. Но пришлось смириться: всё-таки у него опыта было побольше, чем у жалких и глупых черепашат. Ну, вот что, малышня! – скомандовал Сплинтер. – Не знаю, что ждёт нас завтра и как обернутся дела. А сегодня – взялись за лапы и за мной шагом марш!

Черепашки новоявленного попечителя не послушались. Пришлось действовать силой: сгрёб в охапку – и все дела!

Сначала ютились в канализационных люках. Потом, когда черепашки стали постарше и догнали ростом своего наставника, переместились на заброшенную станцию метро.

А когда к компании присоединились Эйприл и Кейси, то Сплинтер не мог не признать: семейка у них получилась хоть куда.

* * *

Братья-черепашки перессорились вконец, и Сплинтер решил экзекуцию над Миком приостановить.

– Ну, не хочет он говорить, где видел Эйприл, – и не надо! – Сплинтер оглядел своих незадачливых питомцев. – Пора приступить ко второй части сегодняшней программы.

Магнитофон Кейси собрал чуть ли не из частей мясорубки. Но громыхало отменно. Пока Кейси трудился над сотворением этого электронного монстра, черепашки крутились рядом. Первый же шлягер очаровал братьев на всю жизнь.

Черепашки оказались падки до музыки.

И теперь, позабыв про распри, черепашки весело отплясывали на платформе метро.

– Поддай жару! – махнул лапой Мик.

Сплинтер повернул ручку звука до предела.

Под сводами метро творилось нечто невообразимое: звук был такой, будто кто-то палил из пушек.

Отсутствие слуха черепашки компенсировали энтузиазмом.

Танец приобрёл рисунок боя. Братья-черепашки разбились на пары. Дон и Мик вели кулачный поединок. Рафаэль же совершенствовался во владении холодным оружием, если, конечно, так можно было назвать здоровенный тесак, которым Раф неистово размахивал.

С коротким хлопком треснул и разлетелся один из светильников.

– К счастью! – беззаботно махнул лапой Раф. – Стекло бить – всегда на подходе что-нибудь вкусненькое.

Сплинтер ограничился укоризненным кивком. Порой его немного раздражал неукротимый нрав черепашек.

А черепашки-ниндзя и впрямь, что дверь настежь: кутить так с размахом. Грустить – так отчаянно.

– А всё-таки ты поосторожнее, – посоветовал брату Дон, не прерывая наступления на Лео. Древним искусством каратэ Дон владел лучше братьев и всегда норовил похвастать умением.

– Дети! Хватит уже! – Сплинтер выключил магнитофон.

Черепашки ещё танцевали, но уже без прежнего задора.

– Ага! Веселье в разгаре!

На лестнице, ведущей на платформу метро, стояла Эйприл, нагруженная пакетиками и свёртками. Довершали картинку ярко-красный абажур в горошек и какая-то нелепая штуковина в руках Эйприл.

– Светильничек! – обрадовался Раф. Остальные ещё глядели, разинув пасти, на девушку. Первым опомнился Сплинтер:

– Эйприл! Твой самолёт улетел час с лишним назад!

– Ну, разве я не зашла бы попрощаться? Это невежливо! – пожала плечами Эйприл и сыпанула покупки в протянутые лапы черепашек.

– Вот оно, синее море! – Эйприл вытащила из нагрудного кармана прямоугольничек билета, потрясла бумажкой перед носами черепашек и изорвала её в мелкие клочки.

– Ты – что? – взвыли черепашки. – Это же твой отпуск!

Сплинтер промолчал. Он достаточно долго жил на свете и неплохо знал Эйприл: нетрудно было догадаться – их всех ждёт что-то очень необычное. По сравнению с этим синее море – так, ерунда, дырочки от сыра.

Эйприл так и светилась ожиданием нового приключения.

* * *

Эйприл выбралась из квартала с привидениями. Отложила требующие разрешения вопросы на потом.

Предстояло заняться более насущными проблемами: там, в подземелье изнывают от голода её приятели черепашки. За Сплинтера Эйприл беспокоилась меньше: крыса-мутант был всеяден и мог при случае закусить живым тараканом.

Эйприл поймала такси, шагнув к дороге. У машины распахнулась правая дверца.

– Простите… – Эйприл поперхнулась: галлюцинации продолжались.

Водительское кресло было пусто, если не считать очередной ящерицы на сиденье. Ящерица стояла на задних лапах, опираясь на хвостик. Верхние лапки были сложены в понятном и любой Галактике положении: ей тоже чего-то требовалось от Эйприл.

От приключений можно было сдвинуться. Спасало чувство юмора.

– Итак, вы, как я понимаю, Хищник? И челюсти, и когти при вас? – усмехнулась Эйприл.

Она уселась поудобнее. Только тут обратила внимание, что не только водитель, но и такси попалось ненормальное. Ну, скажите, кому придёт в голову обставлять салон мраморными вазочками с фиалками?! И занавесочки на окнах…

Сидения были покрыты гофрированной бумагой, жёсткой, как жесть, и шуршащей при малейшем движении.

Ящерка замахала лапками:

– Что вы? Хищник, скорее, похож на вас!

– Спасибо! – Эйприл пошарила в панели. Всё верно: космические гости быстро запомнили её любимую марку сигарет.

– Значит, я – Хищник? – выпустила девушка дым. – Или, правильнее, Хищница. А вы тогда кто?

– Я – та негритяночка из лифта, – честно призналась ящерка.

– Очень приятно, – не удивилась Эйприл. – А я – Александр Македонский.

– Македонский? – растерялась ящерка-негритянка.

– Ладно, – Эйприл сдалась. – Давайте вашу очередную сказочку. Похоже, круговерть с пауками, черепахами и ящерицами никогда не закончится.

Доди тотчас соскользнула к Эйприл на колени. Цепляясь коготками, вскарабкалась на плечо. Зашептала на ухо:

– Мы с приятелями… Мы не сразу вам доверились. Мы не сразу решились просить помощи.

Эйприл чуть скосила глаза, боясь уронить собеседницу:

– Было бы просто чудесно, если бы вы не решились. Я бы сейчас купалась!

Но Эйприл говорила не совсем правду. Честно говоря, не каждый день встречаются говорящие ящерки.

– Я, наверное, не совсем правильно строю фразу?

– Давайте к делу! – Эйприл всё сильнее мучила совесть, да и опасения: четыре здоровые и голодные черепахи! Ужас!

– В общем… – замялась ящерка. – Возьмите это! – и крошечные лапки протянули что-то, похожее на спичку.

Эйприл взяла предмет кончиками пальцев. Спичка была холодной и металлической.

И тут же предмет вырос. Эйприл не удержала и выронила булаву.

– Предупреждать надо! – Эйприл потёрла ушиб: наверняка, будет синяк.

– Я не думала, что вы вообще не знаете о свойствах скипетра времени! – извинилась ящерица. – Вообще трудно представить, что существуют такие дикие планеты!

Эйприл поджала губы: может, в других Галактиках охаивать хозяев считается хорошим тоном?

Девушка повертела железяку:

– И что это за штуковина?

– Это, я повторюсь, скипетр времени. Мы решили вам его отдать.

С секунду Эйприл переваривала новость.

– Странные у вас, пришельцев, шуточки, однако! – процедила. – Какого же дьявола вы посылали меня отыскивать нашего Хищника?!

Доди насупилась:

– Тим и Джим, космические патрульные, побоялись признаться, что на их шлюпке тоже есть скипетр времени.

– Почему? – оторопела Эйприл.

– Вы – вон какая здоровая! А мы – маленькие. Отняли бы у нас скипетр – и прощай, родная Галактика, наше время!

– Почему же ты так плохо думаешь о землянах? – сердиться на ящерицу, по меньшей мере, глупо.

Получалось маловразумительно: если у пришельцев есть скипетр времени, зачем им ещё один?! Для коллекции, что ли? И ради этой таинственной цели готовы послать Эйприл в пасть неведомому Хищнику. Без зазрения совести!

Эйприл все это и выложила.

– Логика проста, – подняла глаза ящерка. – Ведь может оказаться, что Хищник вовсе не в Нью-Йорке. А два скипетра чувствуют друг друга и через расстояние, и через время. Чтобы путешествовать вверх или вниз во времени, и нужны станции времени. Вам же должны были рассказать об эстафете: прыжок за прыжком в гиперпространстве, от скипетра к скипетру. Но всегда – парно!

– Ага! – Эйприл стало жутковато. – Это значит, что, если ваш Хищник бродит в мезозое, и мне туда сваливать?

– Да, вы меня правильно поняли! – ящерка то ли была уж очень проста, то ли до чёртиков нахальна.

– Ну, – закусила удила Эйприл. – А если я вы ловлю Хищника, отберу у него скипетр – будет у меня их пара. Да вам-то я ни один и не отдам!

– Но мы выяснили: никто на этой планете не знает ни свойств скипетра времени, ни науки им управлять. Он вам будет совершенно бесполезен.

– Замечательная мысль! – восхитилась Эйприл. – Мало того, что вы держите землян за недотёп, так ещё и используете нас, чтобы мы таскали из огня каштаны!

– Нет, – возразила ящерка. – На землян мы не рассчитываем. Мы можем надеяться только на тебя, Эйприл!

В носу засвербело. Эйприл, ругая себя на чём свет стоит, расчувствовалась-таки. Сдалась:

– Ладно! Сделаю, что смогу. Попробую выпутать вас из этой истории!

* * *

Вечерние сумерки окутали замок князя Наринаго. Ударил колокол, возвещая возвращение воинов. Князь с крепостных стен подал знак: подвесной мост опустили. Среди приближающихся всадников князь углядел беглеца сына. Радости не выказал, хоть весь день сердце тоскливо сжималось.

Мальчишка отбился от рук, а князь никак не мог угадать причину. В россказни соглядатаев Наринаго не мерил. Ну, в самом деле, станет ли мальчик гоняться за простушкой, если лучшие девушки княжества почтут за честь принадлежать сыну князя?

Медный колокол ударил вторично, – мост за всадниками тут же поднялся. И лишь когда, громко заскрипев, отворились ворота, князь спустился с крепостной стены. Зев ворот проглотил всадников и принца.

– Вернулся? – холодно глянул князь на сына.

– Не по своей воле! вскинул голову Кин-Чин.

– Не слишком ли рано ты начал принимать самостоятельные решения?

– Достаточно вырос, чтобы носить оружие!

– Ты угрожаешь? – князь машинально схватился за рукоятку меча.

Кин-Чин не тронулся с места.

Воины и слуги попятились. Наринаго вскипел:

– Ты – наглый мальчишка! Не смей на меня так глядеть! И я запрещаю впредь покидать замок! Под страхом смерти! Ты позоришь меня!

– Нет, отец, – не сдержался принц, – это ты позоришь меня грязными войнами, которые постоянно ведёшь с соседями, набегами на мирные селения твоих подданных, сделками с Уокером…

– Как ты смеешь упрекать меня, щенок?! Присутствующие отползали, стараясь не попасть под бешеный взгляд Наринаго. Князь направил клинок меча на Кин-Чина:

– Лучше вообще не иметь сына! – побелел от злобы князь. – Умри же!

– Потом умрёт, – удар князя остановил непонятный рокот, прокатившийся по стенам крепости.

Князь замер. К ним, не касаясь земли, приближалось странное существо. Воины и слуги остолбенели. Пришелец был демоном или духом. Выше самого рослого, крепче самого могучего воина, незнакомец даже костюмом отличался от человека. Блестящий белый костюм без единого шва облегал тело. Но ужасней всего была морда, на которую старались не смотреть.

– Демон! Демон! – прокатился по толпе шёпот. Пришелец приблизился к князю. Вырвал из рук Наринаго меч и с лёгкостью переломил о колено. У князя едва не помутился рассудок: вместо лица у гостя была металлическая маска, а с черепа свисали шипящие и извивающиеся змеи. На плече зеленовато светилось оружие, которое пришелец время от времени угрожающе поглаживал когтистой лапой.

Кто это был – люди не знали. Но чувствовали: на этот раз в город пришёл некто, перед кем все прежние страхи – детские.

К Наринаго первому вернулось самообладание, хотя руки мелко подрагивали:

– Кто ты? Зачем здесь?

Хищник, вполне удовлетворённый произведённым впечатлением, постепенно терял очертания, становился полупрозрачным. Хорошенько напугать – это первая часть спектакля. А настоящий торговец оружием всегда предпочтёт изворотливость и умение втереться в доверие.

– Эй, Уокер! – позвал прозрачный гость. – А ты говорил, что нас тут ждали!

Князь сумрачно проследил, как через ворота вползают повозки с оружием Уокера. В банде торговцев водились разные малосимпатичные личности. Но в этот раз компаньон Уокера переплюнул всех виденных ранее.

Князь приблизился к группе торговцев. Новый приятель Уокера теперь уже не казался кем-то сверхъестественным. Рост да безобразная маска на лице – ещё не причина подлаживаться к торгашу.

– С пополнением, Уокер! – усмехнулся Наринаго, сам дивясь недавнему страху.

Хищник приценился: в князе он учуял достойно го партнёра, но недалёкий Уокер был куда безопаснее и удобней.

– Эй, торговец! – позвал Наринаго Хищника. Твой хозяин проглотил язык?

Уокер схватился за оружие: почтения к князю Хищник торговцу не внушал. А Уокер знал себе цену. И сносить насмешливый тон не собирался. Но тотчас в Уокера вцепилось с десяток воинов.

– Оставьте! – приказал князь.

Но Уокер уже и сам съёжился под взглядом Хищника.

– Короче, – Хищник утробно урчал. – Тебе, князь, нужно наше оружие, мне – лишь небольшая услуга.

Князь тянул время. Подошёл к воротам замка. К стенам стягивались вооружённые конники и бесконечная вереница гружёных повозок. Похоже, сделки не избежать.

За двигающейся змеёй поднималась пыль.

– Но кто же заключает сделки ночью? – попытался князь отвертеться: уж больно неприятен был новый поставщик оружия.

Знал бы князь, как от него и прочих воротит Хищника! Хищника тошнило от этих лиц; узкоглазых и жёлтых. От их сального тряпья. Его просто передёргивало от отвращения.

«И среди этих уродов мне обитать!» – Хищник с тоской вспомнил залитые светом космопорты. Огни игротек. Вишенку в бокале с коктейлем. Оставалось надеяться, что кто-то когда-то перехватит импульс скипетра времени и вытащит Хищника из этой дыры.

Но не сидеть же сиднем, может, целые десятилетия.

– Вы просили об услуге? – предусмотрительно напомнил князь.

– Да, пустяк! – Хищник бережно развернул скипетр времени. – У вас есть зал всегалактических заседаний?

– Что? – не понял князь.

Хищник прикинул, что в этом веке вряд ли есть время для пустопорожней болтовни, и вопрос подкорректировал:

– Ну, место, которому все поклоняются и без спросу не суются? Есть?

– Ты хочешь осквернить храм? – взвыл Наринаго. – Нечестивец!

Двор замка наполнился воинами. Стражи нацелили в пришельца копья. Хищник с досадой крякнул. Начал наливаться зеленоватым свечением. По телу его скользнули цветные молнии. Стража присмирела. Даже Уокер и его люди попятились от нового господина.

– Ну, и тёмный народ! – Хищник для профилактики снял с плеча бластер и полоснул по каменной кладке стен. Гранит задымился, в нём появилась широкая оплавленная гладкая щель.

Наринаго затрещал костяшками пальцев: такой противник ему не по зубам. А князь на одном примере не учился.

– Что же ты хочешь сделать с храмом?

– О, да ничего! – успокоил Хищник. – Просто мне нужно поместить вот эту штуку под хороший присмотр, – поднял Хищник скипетр времени.

Князю железный светильник что-то напомнил. Ну, конечно, он, как две капли воды, походил на символ княжеской власти!

– И это всё, что ты просишь? – протянул князь руку к жезлу: подозрительно простенькое условие ставил торговец.

– Ну, ты же сам сказал: о делах – утром! – осклабился Хищник. – А это пойдёт в счёт платы!

Наринаго сделал знак. Тотчас четверо жрецов, припадая к земле, приблизились. Приняли скипетр, отбивая поклон.

– И смотрите за ним хорошенько! – пригрозил напоследок Хищник: в его неопределённом положении и бродячей жизни с шайкой Уокера держать скипетр при себе было опасно.

Жрецы, потея от ужаса, унесли светильник чудовища.

– В храме ваша вещь будет в полной безопасности! – уверил князь.

Краем глаза он видел, как Кин-Чин выскользнул следом за жрецами. Но не остановил. Лучше, если мальчик будет подальше от странного пришельца и Уокера. Князь мог позволить себе убить сына, но чужому он не позволит и косо взглянуть на наследника рода.

– Дети – такая морока! – Уокер тоже заметил манёвр принца. – Особенно в переходном возрасте!

Хищник оборвал:

– О детях – после! Сейчас нужен корм лошадям и ночлег нашим людям! У твоего замка, князь, неспокойно. Мы расположимся здесь! – обвёл Хищник лапой стены крепости.

Возразить князь не рискнул.

* * *

Кин-Чин кошкой пересёк залитую лунным светом лужайку перед храмом. Куполообразная махина, возвышавшаяся на холме, изнутри освещалась многочисленными факелами и светильниками. Огонь, питаемый воспламеняющимися порошками, разбрасывал через узорчатые стены рубиновые брызги.

Знал бы Хищник, как собираются охранять его скипетр!

В храме по обычаю могло находиться не более четырёх жрецов – согбенных летами старцев.

Вообще-то, лишь отчаяние или безумие могли принудить кого-либо сунуться в святилище: страх охранял храм лучше всяких запретов. Богов боялись куда больше, чем князя и воинов. Наринаго искренне полагал, что Сокровище Хищника – в самом безопасном месте. Но Кин-Чин давно махнул рукой на суеверия.

А знать, что за мерзость притащил пособник Уокера на этот раз, – прямая польза Мицу и товарищам-повстанцам.

Кин-Чин подбирался к храму: если врагу что-то дорого, верное дело – лишить его сокровища. А лапы пришельца прямо-таки тряслись над этой железкой.

Кин-Чин видел, как четверо жрецов храма спустились со священного холма. Четверо посланных князем поднялись на ступени, преклонив колени. Теперь у Кин-Чина было несколько минут ожидания. Жрецы вошли в храм, прежде очистившись молитвой. Вернулись без скипетра торговца. Кин-Чин знал: прежние хранители не посмеют войти в храм, не очистившись молитвой. Старцы забормотали. Но уж Кин-Чин точно молиться не собирался. Он, растолкав жрецов, влетел в храм. Заметался.

– И куда же они его могли сунуть?

Жезл – предмет внушительный, в мышиную норку не втиснешь.

Он прислушался: от храма заковыляли жрецы.

– За подмогой поползли, тараканы! – ругнулся Кин-Чин.

Наринаго вряд ли станет очищаться – стоило поторапливаться. Жрецы семенили уже где-то у подножия холма. Сами они, хоть и поразились поступку принца, остановить его не посмели: князь не потерпит, если кто станет перечить будущему властителю.

Кин-Чин прикинул: пока жрецы доползут до замка, пока уговорят стражу допустить их к князю да пока отец уразумеет, о чём речь – времени порядком.

Да вот скипетр пропал бесследно!

– Демон! – принц приложился кулаком к таращившейся на него статуе размалёванного божка. Трухлявая древесина прогнулась, пошла трещинами. Божок рухнул. Из разлома, крутнувшись, выкатился скипетр.

– Есть! – подхватил принц находку.

И в тот же миг храм наполнился вооружёнными людьми, среди которых выделялся пришелец. Он опередил всех, протягивай когти к принцу. Скипетр изнутри засветился.

– Положи немедленно! – рявкнул Хищник.

– Ещё чего? – парировал Кин-Чин, прижимая жезл к себе.

Хищник, дотянувшись, дёрнул.

Внезапно, словно от порыва ветра, огонь погас, зал погрузился в кромешный мрак. Послышались крики, ругань Хищники. Вопль Кин-Чина. Ядовито-зелёное свечение облило лица присутствующих. И раздались проклятия Хищника.

По приказу князя в храм внесли новые факелы. Зал ярко осветился. Наринаго побледнел. Кин-Чин, принц и законный наследник, бесследно исчез.

– Это твои, негодяй, штучки? – разъярившись, князь бросился на Хищника с кулаками. И тут же отлетел, словно натолкнувшись на незримую стену.

– Но-но, – погрозил Хищник князю. – Только без рук!

Стена была непроницаемой для механического воздействия, а до звукового оружия японцам было далековато.

Князь бесновался у прозрачной стены.

– Спокойнее, князь! – рассердился Хищник.

Он с трудом сдерживался, чтобы не сжечь бластером и этого ненормального петуха, и его злобных цыплят.

Могло быть две причины исчезновения скипетра времени: или молокосос случайно удрал с жезлом, или там, Хищник боялся думать, кто-то перехватил импульс скипетра. «Если второе, – Хищник изготовился, – сейчас тут должно появиться существо, в лапе, клешне или присоске которого находится скипетр». И если успеть, пока не закроется канал перехода, Хищник из этого времени может вырваться. Хищник приготовился к прыжку.

– Черт! – в центре собравшихся возникло нечто злое и взъерошенное. И ошалевший Хищник тут же получил по лбу рукояткой скипетра времени.

* * *

– Ну, вот, пожалуй, и все, – Эйприл сложила на груди руки, поглядывая на братьев-черепашек.

– Подумаешь, – стараясь выглядеть равнодушным, пробурчал Рафаэль. – Если бы ты строго-настрого не запретила нам выходить в город, на поверхность, с нами бы тоже приключились удивительные вещи!

– Завидуете?

Мик, умилённо ухмыляясь, протянул лапу к скипетру:

– Дай посмотреть!

Эйприл живо спрятала машину времени за спиной:

– Э, нет! От вас мне требуется лишь моральная поддержка – с проблемой я справлюсь сама!

Черепашки насупились.

– И как ты собираешься ловить Хищника? В капкан? – съехидничал Лео.

– Сначала его бы найти, – рассудительно покачал головой Донателло.

– Ребятки! – Эйприл решила задобрить погрустневших приятелей. – Давайте условимся: вы довольствуетесь тем, что я буду вам рассказывать, как продвигается охота за скипетром номер два.

– Возьми хоть меня! – запросился Мик. – Я все равно лазил и буду лазить на поверхности!

– Бессовестный! – ахнула Эйприл. – Ты же обещал!

Мик согласен был быть бессовестным:

– Как ни крути, я всё-таки мужчина! А ты – слабое создание!

– Нет, ну и нахал, – отпихнул брата Раф. – Эйприл! Я тебе буду лучшим помощником!

– Кончено и забыто! – Эйприл. чтобы куда-нибудь девать глаза, принялась за раздачу подарков черепашкам.

Из коробок на свет явилась широкополая шляпа.

Эйприл взгромоздила её себе на голову. Потом украсила ею Рафаэля.

– Клёвая мухоловка!

Черепашки отмалчивались. Эйприл старательно делала вид, что ей весело. Болтала без умолку. То один, то другой предмет перекочёвывали в лапы черепашек. Но братья единодушно супились и выжидали, не проснётся ли у Эйприл совесть.

– А это старине Сплинтеру! Еле доволокла, – Эйприл выудила на свет огромный фолиант заимствованных слов и выражений, давнюю мечту крысы-мутанта. Повернулась отдать подарок и обомлела.

Скипетр времени, оставленный на кровати, уже был в лапах хитреца Мика. Героя прикрывали панцирями остальные братцы.

– Отдай! – кинулась Эйприл.

– Нет! – сурово парировали братья. – Опасности – дело мужчин!

Скипетр походил на древние жезлы княжеской власти в Японии. Сплинтер видел такие не раз в старых книгах, но вида не подавал. Пусть думают, что это машина времени – у черепах не так много развлечений. Жезл украшал японский фонарик. Эйприл ахнула: тоненькая спираль внутри фонарика засветилась, накаляясь.

– Ребята!… – Эйприл придумала с десяток аргументов, но ни одного достаточно убедительного, чтобы злодеи положили скипетр на место.

– Ребятки… – повторила беспомощно.

– Смотрите, настоящий! – восхитился Мик, видя свет.

Эйприл всхлипнула. Потянула воздух носом. Черепашки оторопели. Переглянулись. Эйприл плачет?! Уселась на пол и рыдает. Вынести этого черепашки не смогли. Неустрашимые и смелые ниндзя утратили решимость.

– Возьми ты эту злополучную штуку, – больше всех испугался слез Мик.

Горько вздохнув, черепашки вернули скипетр:

– И прости, мы думали, так лучше!

– Ладно, ребята! – Эйприл всхлипнула в последний раз. – Будем охотиться на Хищника вместе! Я возьму напрокат трейлер – и вы сможете кататься по стране вместе со мной, – энтузиазм черепашек взорвал метро криками восторга.

Скипетр, похоже, тоже одобрил план, засветился холодным бело-жемчужным светом. Эйприл показалось, земля поплыла перед глазами. Помещение закружилось, теряя очертания.

– Эйприл! – вроде окликнул Мик.

Когда очумелые черепашки протёрли глаза, на месте, где только что была Эйприл, корчился в судорогах и гримасничал некий черноволосый и узкоглазый тип со скипетром в руке. Он словно возник из столба пламени: под ним медленно оплавлялся пластик пола.

– Эйприл стала мужчиной! – удивлённо произнёс Дон.

– Чего?! – взвыли остальные черепашки, глядя на принца Кин-Чина.

Это именно он неожиданно появился из воздуха.

– Эйприл! – крикнул Мик.

В этот момент принц Кин-Чин обернулся и увидел четырёх зелёных чудовищ двухметрового роста.

– Капа! – крикнул он и лишился чувств.

– Вырубился напрочь, – констатировал Дон. Мик подошёл к принцу и начал приводить его в чувства, размахивая шляпой Донателло.

Принц очнулся. Первое, что он увидел, был Мик с цветастым абажуром на голове, второе – наставник Сплинтер – огромная крыса, приветствующая его на японском. Кин-Чин подумал, что, наверное, он умер и попал в ад и снова потерял сознание.

– Наставник, твой вид всегда так действует на людей, – с упрёком сказал Раф.

– Что поделаешь, я уже привык, – ответил наставник.

– Откуда, вообще взялся этот чудак, и почему на нём одежда Эйприл? – возмущённо спросил Лео.

– Судя по всему, из феодальной Японии, – ответил Сплинтер.

– А куда же делась Эйприл?

Сплинтер рассматривал скипетр и быстро понял в чём тут дело.

– Я думаю, эта вещь наделена волшебной силой и каким-то образом перенесла Эйприл через границы времени и поменяла с принцем.

– Значит, Эйприл сейчас разгуливает по средневековой Японии? – спросил Раф.

– Можно подумать, кто-то ей даст там долго разгуливать, – мрачно сказал Дон. – Её примут за колдунью уже через пять минут после появления.

– Значит, нам надо отправляться к ней на выручку! – крикнул Мик.

Он был готов отправиться куда угодно и в любой момент. Лишь бы не сидеть под землёй, где было так скучно.

* * *

Появление Эйприл в храме было зрелище внушительное. Она материализовалась из молнии на глазах у остолбеневших жрецов. Эйприл была напугана не меньше, когда поняла, что попала куда-то не туда. А тут ещё в комнату вбежал огромный мужчина в железной маске и красном плаще и попробовал выхватить у неё из рук скипетр, но вдруг отскочил в сторону, злобно шипя. Эйприл вскрикнула, а Хищник, это был именно он, потирал ушибы, уж слишком рьяно бросился к скипетру и обжёгся.

В храм вбежала стража и окружила Эйприл, боясь, однако подойти близко. Эйприл осмотрелась. Ну, и компания!

– Здравствуйте!

Действительно, а что ещё она могла сказать этому странному сборищу. Стражники, угрожая оружием, вывели её из храма и потащили в главный зал замка, на допрос к князю Наринаго.

Эйприл решила до поры, до времени не сопротивляться и делать то, что ей прикажут.

В зале собралось уже много народу, внутри разрешалось присутствовать только жрецам и местной аристократии. Ни Хищник, ни наёмники не приближались, толпясь в дверях. Хищник выжидал: нужно было узнать, где второй скипетр. Все ждали появления князя.

Наринаго торжественно вошёл в зал. В одной руке он держал самурайский меч в ножнах, в другой какой-то таинственный предмет, завёрнутый в пергамент. Придворные упали на колени и поклонились в церемониальном приветствии. Князь при всех передал завёрнутый предмет одному из гвардейцев, но был неловок и пергамент развернулся, приоткрыв содержимое свёртка.

– Талисман власти ведьмы! – объявил князь. Хищник подался вперёд. Глаза в прорезях маски сверкнули холодным огнём.

Князь прошёл в центр зала и сел, поджав ноги, на специально отведённое место. Он долго рассматривал Эйприл и потом сказал что-то по-японски. Стражники подтолкнули её к князю и силой поставили на колени.

– Эй, полегче! – прикрикнула Эйприл.

– Где мой сын, ведьма?

– Я понятия не имею, где твой сын, – ответила Эйприл. К ней уже вернулась прежняя уверенность. – Я даже не знаю, кто он такой. И вообще, прекратите весь этот балаган!

Хищник не выдержал и подошёл к Эйприл.

– Князь, позвольте мне её допросить. Наринаго кивнул.

– Это правда, что ты ведьма? Это ты похитила принца Кин-Чина?

– Да, я ведьма, – Эйприл уже надоело отвечать на глупые вопросы. Публика в партере обалдело переглянулась. Эйприл продолжала: – Я могу превратить тебя в жабу или в кучу дерьма. Ты меня понял? Так что держи свои руки подальше!

Хищник понял игру Эйприл и понимающе кивнул. Потом сделал жест, как бы говоря: «Ну, давай вперёд, девочка».

Эйприл растерялась и непонимающе смотрела то на князя, то на Хищника.

Князь сделал знак рукой и стражники, подхватив Эйприл под руки, вывели её из зала и повели куда-то вниз по бесконечным лестницам.

* * *

Тем временем черепашки готовились к путешествию в прошлое. Дон сканировал механизм скипетра и расшифровывал данные. Спустя несколько часов непрерывной работы, кое-что стало вполне понятным.

– Так, теперь ясно, он действует по принципу замещения равной массы. Так что, ребята, если кто-то из нас отправится в прошлое, то кто-то из прошлого попадёт сюда, в настоящее. Этот кто-то должен быть равен нам по весу.

В комнату вбежал Мик:

– Ребята, к нам на помощь идёт тяжёлая артиллерия.

Вслед за ним спустился парень в спортивной майке с эмблемой хоккейного клуба и длинными волосами. Это был Кейси. Один из немногих, ставших друзьями черепашек. Кейси был большим любителем хоккея.

– Дон, привет! Лео, давно не виделись.

– Привет, Кейси. Ты нам как раз и нужен. У нас проблема, – Дон перешёл сразу к делу.

– Какая проблема? Промывание мозгов у Мика закончилось неудачей? – пошутил Кейси.

– Нет, все значительно хуже. Эйприл пропала в феодальной Японии. Мы отправляемся её искать, – одним духом выпалил Раф.

– Чего?! – Кейси подумал, что у черепахи едет крыша.

– Это правда, – подтвердил Дон. – А все из-за скипетра.

– Какого скипетра? – спросил Кейси.

– Странного скипетра. Эйприл всучила его в антикварном такси в подарок ящерица, – начал рассказывать Мик. – Пока она его рассматривала, он перенёс её в 16-й век в Японию, а вместо Эйприл подбросил нам этого принца.

Лицо у Кейси все больше вытягивалось. «Похоже на массовое помешательство», – подумал он и решил ничему не удивляться. Мик показал на принца и принёс Кейси скипетр. Только сейчас, увидев скипетр, Кейси понял, что всё это действительно серьёзно и его не разыгрывают.

– А чем я могу помочь? – спросил Кейси.

– Кто-то должен остаться с наставником Сплинтером. Вместо нас сюда прибудут ещё четыре японца. Их надо встретить и как-нибудь разместить.

– Для меня это большая честь, – сказал Кейси, обращаясь к наставнику Сплинтеру.

Сплинтер согласно кивнул.

– Вам пора отправляться в путь, ребята. Донателло, мы с Кейси будем ждать вас у скипетра через каждые двенадцать часов. Не забывайте, у вас всего 60 часов на путешествие. Потом поменяется космическая фаза.

– И что будет? – спросил Дон.

– Неизвестно, но вы можете просто превратиться в черепаховый суп. В лучшем случае, навсегда застрянете в прошлом, – ответил Сплинтер.

– Клево! – сказал Мик. Черепашки собрались в самой большой комнате. Мик держал в руках скипетр и не переставал веселиться.

– Мик, будь посерьёзнее, – сказал Дон. – Начинаем отсчёт. Осталось две минуты.

– Будьте осторожны и возвращайтесь поскорее, дети мои, – попросил их наставник Сплинтер.

Черепашки почтительно поклонились:

– Да, наставник, мы постараемся.

– Мы вас не подведём, – добавил Лео.

– Ну, хорошо, ребята, в путь! – сказал Дон. – Взялись. Стоим и крепко держимся за скипетр.

Черепашки вчетвером держали скипетр. Он опять начал светиться, потом посыпались искры и начали бить молнии. В этот раз шума было намного больше, потому что скипетру пришлось перемещать в четыре раза большую массу. Кин-Чин в ужасе выбежал из комнаты и юркнул за перегородку наставника. Тут молнии из скипетра охватили черепашек и те исчезли во времени.

На их месте появились, громко крича, четыре японца. Они были почти раздеты, но в руках держали оружие.

– Очень неудачно. Это гвардейцы моего отца, – сказал Кин-Чин.

– Значит, черепашки оказались на поле битвы? – спросил Сплинтер.

– Да, наверное, там какая-то битва, – ответил принц.

Кейси огорчённо вздохнул:

– Ну вот, опять пропустил самое интересное.

* * *

Черепашкам явно не повезло. Они оказались в центре битвы князя Наринаго с мятежниками, верхом на лошадях. Попали, как говорится, с корабля на бал.

– Боже, где это мы? – спросил Раф.

– Явно не внутри замка, – заметил Мик. Ему повезло ещё меньше. Он скакал, сидя задом наперёд. В руках Мик держал бесценный скипетр, без которого черепашкам не вернуться обратно в своё время: поэтому он не мог управлять лошадью.

– Слушай, а откуда на нас такая странная одежда? – спросил Раф.

– Да, ситуация, действительно, становится серьёзной.

На черепашках была одежда гвардейцев князя: длинные красные плащи, на голове – тяжёлые медные шлемы в форме раковины. Маски, изображающие тигриный оскал, закрывали лица. В таком наряде они были очень похожи па демонов. Вокруг них кипела битва. Войска князя были намного сильнее и лучше вооружены, чем повстанцы, но неукротимая воля к победе помогла мятежникам выиграть битву. Черепашкам было не до войны, и они попытались направить своих лошадей прочь от места схватки.

– А как этой штукой рулить? поинтересовался Лео.

– На моей, кажется, нет руля, – ответил Раф.

– А на моей даже и головы нет, – добавил Мик, с трудом удерживаясь на лошади.

Наконец черепахам удалось послать лошадей в сторону. Лошади доскакали до края поля. Впереди были заросли тростника и болото. Они резко остановились, и братья, не сумев удержаться, оказались в огромной вонючей луже.

– Кажется, я раздавил лягушку. Надеюсь, это не один из моих предков? – сказал Дон.

– А было очень весело. Во всяком случае, путешествие во времени удалось, – Лео никогда не унывал.

– Да, удалось, как же. Мы уже потеряли одного брата, волшебный скипетр, нашу честь, достоинство и не нашли Эйприл. Какие ещё будут неожиданности?

– Да, кстати, а где Мик? – спросил Лео.

– В последний раз, когда я его видел, он скакал верхом на лошади и орал, как сумасшедший, – ответил Дон.

– Ну, и что мы будем делать дальше?

– Давайте вначале попробуем найти Эйприл.

– А как быть с Миком и скипетром? – спросил Раф.

– Скипетр, надеюсь, ещё у него, и Мик в любом случае может за себя постоять. А вот Эйприл здесь уже давно, и мы не знаем, что с ней. Может быть, её собираются сварить в кипящем масле или морят голодом. – Раф ещё долго описывал бы разные ужасы, которые могли случиться с Эйприл, но его перебил Дон.

– Кстати, о еде. Неплохо было бы чего-нибудь пожевать. – Он никогда не терял аппетита.

Лошадь Мика понесла его в противоположную сторону. Впереди был лес.

– Господи, когда у этой твари бензин кончится? Но лошадь и не думала останавливаться. Наверное, она чувствовала, что несёт на спине необычно го всадника. Мику оставалось только одно уговаривать её остановиться.

– Лошадка, лошадка, может, остановимся, а? – лес становился всё гуще.

– Эй, лошадка, светофоров тут нету, что ли? Впереди у Мика был светофор, если таковым можно было назвать девушку, стоящую за деревом с дубиной в руках. Когда всадник поравнялся с ней, она с размаху ударила его по голове. У Мика действительно зажёгся в глазах красный свет и, наверное, даже посыпались искры. Мик упал с лошади и потерял сознание. Скипетр выскользнул у него из рук и исчез в кустах.

Девушка, сбившая Мика с лошади, была Мицу. Она вышла на открытое место и подала знак своим друзьям. Те быстро появились на тропе. Мицу подошла к Мику и сняла с него маску. Можно представить себе её удивление, когда вместо лица она увидела морду черепахи. Она крикнула:

– Это демон!

Отшатнулась и замахнулась на Мика мечом. Мик, едва пришедший в себя, снова потерял сознание.

– Отнесите его в деревню, – приказала Мицу. Её люди соорудили носилки из ветвей деревьев, потом погрузили Мика и потащили в деревню. Скипетр остался лежать в кустах.

* * *

Гвардейцы, заменившие черепашек в Нью-Йорке, слишком быстро пришли в себя после перемещения во времени, сразу схватились за оружие и собрались напасть на Кейси. Для него четверо гвардейцев не были серьёзной угрозой. Он, взяв в руки клюшку на манер меча, занял позицию для обороны.

– Ну, ребята, кто у вас первый? Давайте, попробуйте.

Вдруг вместо того, чтобы напасть, гвардейцы опустились на колени и покорно опустили головы. Кейси подумал, что это какое-то ритуальное приветствие перед схваткой.

– А, эти ваши древние штучки! Хотите драться, так деритесь, – нет – так нет, – сказал Кейси.

Но гвардейцы не обращали на него внимания. Их взгляды были устремлены куда-то за спину Кейси. Оказывается, у него за спиной появился принц Кин-Чин. Это его они приветствовали таким образом. Принц был разъярён. Ему казалось, что и здесь его настигли слуги отца с прежней целью – вернуть домой и заточить в замке.

– Даже здесь вы меня отыскали, – сказал принц и приготовился напасть на них с мечом. Гвардейцы опять схватились за оружие, но их ожидал новый сюрприз. Из своей комнаты вышел наставник Сплинтер. При появлении огромной, к тому же говорящей по-японски, крысы, они опешили.

– Опусти меч, Кин-Чин. Они не враги тебе, они всего лишь заблудившиеся воины.

Сплинтер хотел предотвратить схватку между гвардейцами и принцем. Кин-Чин не мог не послушаться Сплинтера. Эта крыса была слишком старой и мудрой, чтобы не внушать уважения к себе.

* * *

Уже войска вернулись в замок, вместе с ними были и черепашки. Лео, Рафаэль и Дон пробрались в замок, переодевшись в одежду гвардейцев. Железные маски тигров надёжно защищали их лица и, никем не узнанные, они спокойно прошли в ворота замка.

В этот раз воины князя Наринаго возвращались с победой. Князь встречал их в воротах замка. Рядом с ним стоял Хищник. Его не сильно радовала победа князя, но он никак не проявлял своего недовольства. За железной маской невозможно было рассмотреть выражения лица, если у него вообще было лицо.

– Ты видишь, мы победили. Нам не нужна твоя помощь, мы одержали победу и без твоего оружия. Сегодня нам помогло победить моё собственное секретное оружие, – сказал князь. – Да, кстати, где мои гвардейцы? – он обратился к одному из воинов. – Иди и приведи их, быстро.

– Сейчас, Ваша милость.

Воин нашёл в толпе черепашек, переодетых гвардейцами.

– Эй, вы, вас зовёт к себе князь.

– Да, сейчас идём, – ответили черепашки.

– Что я вам говорил, вот мы и попали в переделку, – сказал Лео. – Нам нужно как-то пройти мимо князя, чтобы он нас не заметил. Давайте что-нибудь придумаем.

К счастью, мимо проезжала большая грузовая телега. Черепашки зацепились за дно телеги и так проехали в ворота.

Воин вернулся к князю и доложил:

– Гвардейцы сейчас будут, они идут за телегой. Телега проехала мимо князя, но за ней никто не шёл. Глядя на растерявшегося воина, князь забеспокоился. Воин не мог ему соврать. Значит, гвардейцы действительно шли за телегой, тогда куда же они делись. Хищник заметил беспокойство князя.

– Очень странно, правда?

– Да, это всё очень плохо, – ответил князь.

– Ваши гвардейцы пропали. Во время войны такое часто случается, но подумайте о будущем, князь. У гвардейцев было с собой тайное оружие, а это уже серьёзно.

– А, твой волшебный скипетр? – догадался Наринаго. – У меня в замке слухи распространяются слишком быстро, – князь был раздражён.

– Ты не понимаешь, князь, от скипетра зависит существование твоего рода. Без него все мы погибнем и тогда некому будет торговать.

На самом деле Хищнику было плевать и на торговлю, и на князя. Его беспокоило исчезновение скипетра и то, что некоторые его возможности стали известны людям. Хищник позвал Уокера.

– Приведи сюда женщину-ведьму. – Он подозревал, что её появление в замке непосредственно связано со скипетром времени.

В это время черепашки блуждали по замку. Хоть Кин-Чин и составил примерный план замка, но найти Эйприл было не просто.

– Может быть, она ещё в храме? – предположил Дон.

– Не думаю, скорее всего, её уже упрятали в темницу. Давайте начнём оттуда, – сказал Раф.

Уокер с Майлзом и ещё одним наёмником шли в темницу за Эйприл и не переставали возмущаться:

– Эта мерзкая ящерица меня уже достала. Нашёл себе мальчика на побегушках. Уокер, сделай то, сделай это, почеши мне спину. Может, ещё что сделать?

У входа в темницу они столкнулись с черепахами в одежде гвардейцев. Уокеру было всё равно, на ком сорвать злость, и он решил затеять ссору с гвардейцами.

– Чего на меня уставился, кусок ослиного навоза?

– Что?! Лучше посмотри на себя, придурок. Только сейчас Уокер заметил, что их силы явно не равны, и поспешил скрыться за дверями темницы.

Рафаэль был возмущён до глубины души:

– Слышал, как он меня назвал, Лео?

– Да. Кусок ослиного навоза.

– Но это же оскорбление. Нет, харю я ему начищу.

– Необязательно оскорбление, Раф. В некоторых странах навоз используют как топливо, – вмешался Дон.

– Как топливо, как топливо! – передразнил Лео. – Рожу надо бить за такие сравнения.

Спор черепашек был прерван появлением ещё нескольких воинов. Первым их заметил Лео, и, изображая гвардейца, начал говорить что-то на японском.

– Что ты сказал? – переспросил Раф. – Здравствуй, горчица?

– Ну, хорошо, я немного подзабыл японский, но парочка воинов стоит у нас за спиной, а они не поймут, почему мы говорим на английском.

Раф все понял и тоже понёс какую-то околесицу на японском, чтобы усыпить бдительность воинов. Когда они были уже совсем рядом, Раф, не поворачиваясь, нанёс сильный удар локтями обоим воинам, те рухнули на землю как подкошенные.

– Адиос, амигос. Прощайте, друзья. Это звучит лучше.

Уокер и наёмники уже стучались в двери караульного помещения. Стражник открыл окошечко, чтобы посмотреть, кто пришёл.

– Это снова я, толстый Сан. Открывай. Толстый стражник впустил Уокера с товарищами в темницу.

– Нам нужна женщина, – для убедительности Уокер изобразил руками женскую фигуру. – Шевелись, ты, толстопузый.

Эйприл с ужасом поняла, что пришли за ней, но тут увидела позади Уокера черепашек.

Черепашки сняли маски гвардейцев и спокойно поджидали, когда Уокер и его товарищи обратят на них внимание. Двое друзей Уокера поменялись в лице, как только увидели черепашек, и ринулись вон из темницы. Уокер всё ещё стоял спиной к черепашкам, и ужасно веселился, наблюдая за жирным охранником. Стоило ему обернуться, как смех застрял в горле и превратился в икоту. Раф подошёл к нему, держа по клинку в каждой руке, и сказал:

– Эй, ты, пришла пора тебя пощекотать.

– Чего? – переспросил Уокер.

– Чего-чего. Пощекотать, – повторил Лео, и они вдвоём с Доном начали щекотать Уокера. Тот поспешил покинуть темницу, пока эти демоны не разрезали его на куски. Черепашки подошли к клетке Эйприл.

– Привет! Ну как, сильно тебе досталось? – поинтересовался Дон.

– Мы рады тебя снова видеть, Эйприл. А, правда, мы похожи на трёх мушкетёров? – спросил Раф.

– Слушай, ну у тебя и отпуск. Я, честное слово, устроил бы скандал в бюро путешествий, – пошутил Дон.

– Дон, Рафаэль, Леонардо, как я рада вас видеть. Нормальный отпуск, во всяком случае, не скучно, но было бы лучше, если бы вы вытянули меня из этой вонючей ямы.

В этот момент возле клетки Эйприл появился жирный охранник и начал размахивать копьём. Раф встал напротив и показал, что он может делать с кинжалами. Охранник, увидев это, бросил копье; не особенно церемонясь, выкинул Эйприл из клетки и залез в неё сам.

– Эй, кто-нибудь объяснит мне, что творится? – воскликнула Эйприл.

– Ну, понимаешь, ты совершила путешествие во времени с адекватной заменой, – сказал Лео.

– Да? Ну, тогда всё понятно, – ответила Эйприл, ничего не поняв из слов Леонардо. – Только давайте побыстрей отсюда выбираться.

Черепашки забыли запереть за собой дверь темницы, когда вошли, и воины князя уже вбежали в помещение. Их позвал на помощь Уокер с наёмниками. Завязалась схватка. Черепашек было трое, а воинов в четыре раза больше. Но среди них началась паника, когда они увидели, что дерутся с демонами, и черепахам легко удалось выкинуть всех из темницы и запереть дверь.

В это время Эйприл позвал узник из соседней клетки, которого заперли туда за мятеж.

– Девушка, заберите меня с собой. Я не могу здесь больше оставаться, – попросил он.

– Я знаю, что ещё пожалею об этом, – сказала Эйприл, но всё-таки выпустила Уэйда из клетки.

Дверь уже начала трещать под напором гвардейцев, но черепахи не унывали. Дон высунулся в окошко и сообщил воинам, что темница временно закрыта. Японцы, конечно, его не поняли.

– Эти ребята такие настырные, – хохотнул Дон.

Через дверь Эйприл и черепашки выйти уже не могли, и Эйприл искала какой-нибудь другой выход, пока не наткнулась на решётку в полу, через которую толстый Сан обычно выливал помои. Размер вполне подходил для неё и черепашек. Она показала на решётку Уэйду, тот, не раздумывая, оттолкнул Эйприл и первый ринулся вниз.

– Да, в эти времена джентльменов ещё не было, – припомнила девушка.

– Эйприл, что ты там делаешь? – спросил Раф.

– Я нашла ход, – Эйприл присела на краю ямы, зажав нос. Запах был просто кошмарный.

– Давай, давай, прыгай. Мы следом! – крикнул Раф.

– Неужели опять канализационная труба? – с отвращением простонал Дон.

Эйприл и за ней черепашки попрыгали в люк для отходов и приземлились в огромной зловонной куче.

– Ой, мусор, фу, терпеть не могу шпинат, – Лео сидел среди помоев и пытался стереть грязь с морды. – Раф, где ты?

– Ну, в общем, я здесь целиком, – отозвался Раф, отплёвываясь. – Дон, ты тут?

Дон был неподалёку. Он попал в особо глубокую лужу и весь вывалялся в грязи.

– Да, борьба в грязи – это спорт, который нравится только зрителям, но не участникам. Грубо, просто грубо и вульгарно. Эйприл, ты здесь?

– Да. Помогите мне, – Эйприл застряла и не могла выбраться из кучи.

– Сейчас иду, иду. Какие проблемы? – Дон топал в направлении Эйприл по колено в грязи. Пока он вытягивал её, упал сам и уже не мог подняться.

– Эйприл, теперь ты помоги мне встать. Я черепаха, лежу на спине и сам подняться не могу.

Эйприл помогла Дону подняться, и они пошли к Рафу.

– Нет, худшего варианта спасения я и представить не могла…

В конце концов Эйприл и черепашкам удалось выбраться из замка. Эйприл попыталась найти мятежника, освобождённого ею из темницы, но тот не отзывался на её крики, а лазить по грязи в поисках здоровенного мужика, который сам о себе может позаботиться, было просто глупо.

* * *

Мик пришёл в себя и никак не мог понять, где он находится и как сюда попал. Он лежал на подстилке из сухой травы в какой-то старой избе с огромными трещинами в стенах, через которые виднелось небо и детские мордашки. Всем детям в деревне было интересно посмотреть на живого демона, храпящего в сарае. Мик с трудом поднялся с подстилки и потянулся.

– Ну, здравствуйте, – обратился он к детям, но те сразу убежали. – Голова болит. – Мик ходил по сараю и старался размять кости. – Спина болит, шея болит, пятна на лице болят и даже повязка болит.

Тут он увидел единственного оставшегося возле сарая мальчишку.

– Эй, малыш, – позвал Мик. Но и этот ребёнок убежал.

Тогда Мик подошёл к окну и увидел, что дом стоит на берегу реки и вокруг ходят какие-то люди. Это явно был не Нью-Йорк, но и на средневековый замок тоже было не похоже.

– Стойте-ка, где я? – спросил Мик сам у себя. Эйприл и черепашки шли почти всю ночь. К утру путь им преградила река. Пройдя вниз по течению, они нашли очень живописное место. Там река расширялась, и берег был отлогим. Картину дополнял водопад неподалёку. Наконец можно было вымыться, привести в порядок одежду и отдохнуть. Рафаэль переправился на другой берег реки, надеясь найти там Мика или какие-нибудь его следы. Он несколько раз громко позвал, но Мик не отзывался.

Эйприл занялась своим костюмом, который за время, проведённое ею в темнице, весьма пострадал. Она что-то оторвала, что-то подшила, приталила и скоро строгий самурайский костюм, доставшийся ей от принца Кип Чипа, превратился в белую блузку, чёрную курточку и короткую широкую юбку, намного выше колен. В этом наряде Эйприл очень походила на пажа из средневековой Европы. За этим занятием её и застали Леонардо и Дон.

– Ого, что я вижу, демонстрация ножек? – оценил Дон.

– Между прочим, мне можно, я в отпуске.

– Точно. Абсолютно правильно, – хором сказали черепашки и засмеялись. Эйприл смеялась вместе с ними.

Лео и Дон разгуливали по берегу реки и наслаждались покоем. С другого берега их позвал Рафаэль.

– Эй, ребята, вы только посмотрите на воду.

– А я ничего в ней не вижу, – ответил Лео.

– Вот именно, – сказал Раф, – никаких ограждений, никаких буйков, никаких надписей «Ловить рыбу запрещается». Просто вода, чистая, прекрасная вода. Когда я здесь, я даже не знаю, чего мне хочется. Может быть, мигрировать или чего-то в том же духе. – На Рафаэля явно нашло лирическое настроение.

– Раф, черепахи не мигрируют. Это птицы мигрируют, – заметил Дон.

– Ну и что? У нас ведь клювики тоже есть. Их разговор прервался неожиданно, когда из лесу появились люди с чёрными повязками на лицах и явно не в дружелюбном настроении. Их было не меньше двадцати человек. Эйприл сидела под деревом и отдыхала, когда стрела вонзилась рядом с ней, пришпилив широкий рукав рубашки к стволу. Девушка хотела подняться, но не могла выдернуть стрелу. Прямо на неё бежал человек с копьём в руках, с явным намерением приколоть к дереву и её саму. И если бы неожиданно не появился мятежник Уэйд, нападавшему это бы удалось. Уэйд схватил неприятеля за руку, перевернул его в воздухе и отбросил далеко в сторону.

– Ну что, сестричка, соскучилась по мне? – пошутил он, помогая Эйприл освободиться от стрелы.

Черепашки очень даже неплохо справлялись с нападавшими, несмотря на то, что их было всего трое. Лео противостоял четверым воинам, окружившим его. Он достал меч и начал быстро вращать его, держа в вытянутых руках. Стоило одному из нападавших зазеваться, и Лео уже изо всех сил ткнул кулаком в живот, тот согнулся пополам, а его приятели уже побоялись подходить слишком близко.

Рафаэль дрался у самой кромки воды с двумя воинами. Незаметным движением он их развернул, поднял обоих в воздух и побросал далеко в воду со словами:

– Не хотите ли поплавать, ребята?

Дон защищался с помощью довольно большой дубины, держа её на манер бейсбольной биты. Нападавшие разлетались от него в разные стороны, выронив оружие и согнувшись от боли. Дон орудовал дубиной и приговаривал:

– Вы ещё не знаете, что такое бейсбол? Ну, ничего, я вас научу.

Эйприл, и та принимала участие в драке. Когда она увидела, что Уэйду не выбраться самому из-под разбойников, навалившихся на него, она подошла, оттянула одного от Уэйда, развернула его и съездила по челюсти с завидной сноровкой.

Вдруг Рафаэль увидел, как какая-то девушка целится из лука в Уэйда, он бросил в неё кинжал, но с расчётом, чтобы не повредить девушке, а только выбить лук. Девушка обернулась, чтобы посмотреть, кто помешал ей выстрелить. Рафаэль стоял и грозил ей пальцем:

– Нет, нет, нет, девушка, так нельзя. Только тогда Мицу заметила, что она и её друзья дерутся не с гвардейцами, а с демонами, переодетыми в форму гвардейцев, и в масках, как у того первого, что она сбила с лошади вчера во время сражения. Мицу сделала знак своим людям прекратить бой.

Лео, воспользовавшись передышкой, снял маску, желая показать нападавшим, что те совершают ошибку, принимая их за гвардейцев князя.

– Ну, кто объявил перерыв?

Дон встал рядом с Лео и тоже снял маску. Нападавшие, увидев их лица, начали показывать на них пальцем и приговаривать:

– Смотрите! Капа, капа, – что означало: Демоны.

– Так мы же друзья, – сказал Дон. – Мы просто ищем своего друга, вот и все.

Мицу подошла к Рафаэлю и протянула руки, пытаясь снять шлем с его головы, но Раф отстранился:

– Нет, нет. Я при первом свидании не целуюсь.

– Раф, перестань дурить, – сказал Лео. – Ничего она тебе не сделает.

Рафаэль разрешил Мицу подойти и снять у него с головы шлем.

– Ты в точности, как тот, другой, – сказала Мицу.

– Кто другой? – и тут до Рафа дошло, кого имеет в виду девушка. – Что, Мик? – Она говорит про Мика? – переспросил Лео. – Точно. В цель. Значит, он где-то здесь. Ура-а, мы нашли его! – и Лео с Доном, обнявшись, начали прыгать от радости.

Уэйд, все ещё придавленный к земле одним из воинов, глядя на это, сказал:

– Черепаха, возьми себя в лапы. Встреча мятежников с черепашками и Эйприл, начавшаяся с драки, продолжалась вполне спокойно. Они все вместе пошли в деревню Мицу. Черепашки были рады, что скоро увидят своего брата, и что с Миком всё в порядке. А мятежников очень устраивало, что у них появились новые союзники. Но когда они подошли ближе к деревне, Мицу почувствовала запах дыма. Она подбежала к обрыву и увидела пожар.

Моя деревня! – в ужасе крикнула Мицу. К ней спешили черепашки и Эйприл.

Мик в опасности! – крикнул Раф, и черепашки со всех ног бросились в деревню. За ними побежали все остальные.

* * *

Оказывается, пока Мицу и с нею почти все мужчины деревни охотились на троих черепашек, Хищник со своими наёмниками напали на оставленную без защиты деревню. Когда Хищник понял, что скипетра в замке Наринаго нет, а гвардейцы князя исчезли, то, естественно, подумал, что скипетр может быть у другой воюющей стороны. В крайнем случае, Хищник надеялся отыскать гвардейцев. Уж они-то точно должны были знать, где сейчас скипетр.

Он был, как всегда, одет во всё чёрное, но одежда была скроена, как человеческая; его неземное происхождение выдавала чёрная маска на лице и жуткие змееподобные отростки, свисающие с головы вместо волос. Он скакал на породистой белой лошади, но та вела себя под ним очень неспокойно, постоянно дрожала и несколько раз пыталась сбросить. Хищник довольно легко справлялся с лошадью и отдавал приказы наёмникам.

– Открывайте огонь, сожгите эту деревню, сотрите её с лица земли. Того, кто доставит мне скипетр или четырёх гвардейцев князя, ждёт награда.

Наёмники ринулись в деревню с факелами в руках и новым оружием, которое дал им Хищник. Из этого оружия было намного проще убивать людей, чем с помощью мечей. Беспомощные жители выбегали из домов, спасаясь, кто как мог. Отец Мицу потерял её младшего брата – маленького Йоши.

Мик всё ещё сидел в сарае, когда услышал стрельбу. Он подбежал к окну, но ничего не мог понять, жители деревни разбегались в разные стороны, небо застилал густой дым.

– Если здесь стреляют, в первую очередь, надо прикрыть голову, – подумал Мик, нацепив шлем гвардейца. – И, вообще, было бы неплохо отсюда выбраться.

В это время двое наёмников подошли к сараю и в щель между досками увидели Мика, правда, со спины. Это и ввело их в заблуждение, они приняли его за одного из гвардейцев князя, пропавших вместе со скипетром.

– Слушай, вот здорово, – сказал один другому. – Если мы доставим этого субчика к Хищнику живым. он должен неплохо нас наградить.

Наёмники были уверены, что справятся вдвоём с одним гвардейцем. Они рывком распахнули двери сарая и в шутовском поклоне произнесли:

– Какая радость! Вам привет от его величества!

Велико же было их удивление, когда они увидели лицо этого гвардейца.

– А вот и я. Мои герои! – Мик стоял на пороге хижины, кротко глядя на наёмников и сложив руки на груди.

Наёмники с диким криком бросились прочь. Мик побежал за ними, крича:

– Стойте, подождите, мои дорогие. На самом деле я принцесса, заколдованная злым волшебником.

Наёмники были уже далеко, а Мик всё продолжал кричать, но уже вынув два клинка из ножен:

– Подождите, вы должны меня поцеловать, может быть, тогда колдовство рассеется.

Наёмники успели добежать до командного пункта и бросились наперебой рассказывать капитану Уокеру, что с ними произошло и какую жуткую морду они только что видели.

– Там монстр, – говорил один.

– Просто настоящее чудовище, вот с такими клыками, – описывал Мика второй наёмник, показывая руками размер его клыков примерно в полметра.

– Он хотел, чтобы мы его поцеловали. Уокер не очень верил рассказам наёмников, но было ясно, что они столкнулись с чем-то необычным. Этих ребят было не просто напугать. Мик в это время бегал по деревне в поисках наёмников. Вряд ли он всё ещё хотел добиться от них поцелуя. К командному пункту подъехал Хищник. Он слышал рассказ двух наёмников, и ему все это очень понравилось. Не хватало только паники среди этих глупых людей в тот момент, когда скипетр был уже почти у него в руках.

– Уокер, я вижу, тебя что-то напугало? – спросил Хищник.

– Там демоны, демоны! У них тело – человека, а голова – чудовища. – Уокеру уже передался страх наёмников.

– Слушай меня, кретин, это был всего лишь самурай в одной из идиотских масок. Идите за мной! – приказал Хищник. – Посмотрим, что там за демоны.

Хищник со злостью развернул коня и поскакал навстречу Мику, но наёмники не тронулись с места, увидев приближающегося монстра. Вначале Хищник проскочил мимо Мика, но ему хватило времени рассмотреть, что у того, действительно, с лицом не всё в порядке: оно было зелёного цвета. Хищник развернулся и поехал медленнее, чтобы получше рассмотреть чудовище. Мик, в свою очередь, тоже был очень удивлён. Ему показалось, что он видит сцену из старого вестерна. Хищник, гарцующий на белой лошади в шикарном чёрном костюме и маске, напоминал то ли Зорро, то ли Клинта Иствуда, если бы не двухметровый рост и очень странные отростки на голове. Когда Хищник подъехал ближе, Мик сказал:

– Эй, парень, разве ты не знаешь, что вестерны уже не в моде, а для Зорро ты слишком красив.

– Пустое! Кто бы ты ни был, считай, что ты уже мёртв, – Хищник достал какое-то странное оружие, явно не принадлежащее по времени к 16-у веку.

Мику стало не по себе. «Если он сейчас выстрелит, мне конец. Надо потянуть время», – подумал он. И заговорил:

– Когда я сказал, что вестерны не в моде, я не имел в виду, что они все не в моде. Те, в которых снимался Клинт Иствуд, ещё популярны. А ты очень на него похож, – В этом сравнении Мик явно переборщил. Хищнику было плевать, на кого он похож, и он уж точно не знал, кто такой Клинт Иствуд. Он продолжал целиться в Мика. Наёмники наблюдали за необычным поединком, а Уокер решил, что в этот раз Хищнику может понадобиться помощь, и тоже начал целиться в Мика из винтовки. Но тут на помощь Мику пришли его братья, черепашки. При их появлении наёмники разбежались кто куда, остался один Уокер, который не заметил черепашек. Они окружили его, и Раф. чтобы привлечь к себе внимание, похлопал Уокера по плечу. Тот обернулся и когда увидел возле себя ещё троих демонов, его сковал ужас, он не мог даже крикнуть.

– Ребята, а не пощекотать ли нам его? – предложил Лео, и вдвоём с Доном они начали щекотать Уокера.

Уокер всё ещё держал в руках винтовку и от щекотки случайно выстрелил и попал в шляпу на голове Хищника. Тем самым Уокер спас жизнь Мику, выстрелив в Хищника за секунду до того, как тот собрался прострелить голову Мика.

– Братцы, вы вовремя подоспели. – Мик был очень рад.

Когда Хищник увидел, что вместо одного у него уже четверо противников, а все наёмники в панике мечутся по деревне, то понял, что это сражение ему уже не выиграть. Он развернул лошадь и по скакал к воротам, собираясь покинуть деревню, но там его уже ждали подоспевшие воины Мицу. Хищник поскакал в другую сторону, но и там было то же самое. Он вернулся к тому месту, где впервые увидел черепашек, и в результате оказался со всех сторон окружённым воинами, жителями деревни и черепашками.

– Ну, что, теперь убежать хочешь, а, Зорро? – спросил Мик, подходя к Хищнику. Он очень хотел снять с него маску.

Тогда Хищник направил свою лошадь в просвет в толпе, окружавшей его, и поскакал прямо на изгородь. Ветхий заборчик разлетелся в щепки под ударом Хищника, и он, наконец, был на свободе.

– Он убежал! – обрадовался Мик. – Убежал как трусливый цыплёнок!

Черепашкам было ещё рано радоваться. Они уже поняли, что Хищник не был обычным человеком. Его оружие казалось слишком современным не только для 16-го, но и для 20-го века, то оружие, которое было у наёмников, тоже не соответствовало времени. Было ясно, что Хищник может спокойно перемещаться во времени и переносить с собой большие количества оружия. Неясно было только одно – что ему понадобилось в средневековой Японии?

Хищник убежал не потому, что боялся за свою жизнь, – его было почти невозможно убить, – а потому, что ему надо было спокойно проанализировать создавшуюся ситуацию. То, что казалось таким простым вначале, слишком сильно запуталось из-за появления этой девицы из будущего, а потом ещё каких-то существ. Может быть, «демоны» вообще не с Земли, как и он сам. Тогда что они здесь делают? Может быть, их послал космический патруль специально за ним? Правда, Хищник не помнил, чтобы где-нибудь в галактике обитала похожая на черепашек раса. Все эти обстоятельства следовало хорошо обдумать, а не лезть на рожон. Все равно скипетр находился где-то здесь и никуда не мог исчезнуть из этого времени, надо было только его найти.

* * *

Деревня Мицу пережила нападение Хищника и наёмников. Нападавшие уже покинули деревню, но многие дома ещё горели. Грустно было смотреть, во что превратили наёмники богатую и красивую деревню, но, слава богу, все жители остались живы, благодаря вмешательству черепашек.

Вдруг из одного объятого пламенем дома донёсся крик ребёнка:

– Дедушка! Дедушка! – это был пропавший в начале нападения маленький братишка Мицу.

– Йоши! – крикнул дедушка. – Спускайся вниз. Но мальчик не мог спуститься: весь первый этаж дома горел, а прыгать с крыши было слишком высоко. Он, наверняка, разбился бы, если б прыгнул.

– Стойте здесь, – сказал Мик бросившимся дому людям. – Я сейчас помогу.

И сам кинулся на помощь. Из открытых дверей валили клубы едкого дыма, он разъедал глаза и не давал возможности дышать. Мик нашёл возле дома несколько тряпок, намочил их в воде, набросил себе на голову и вошёл в пламя. Когда Мик исчез в доме, огонь уже охватил крышу.

– Боже мой, неужели он на такое решился? – всплеснула руками Эйприл.

– Ребята, нам надо как-то помочь ему, надо что-то сделать.

Весь дом был в огне, сухие бревна и доски горели как порох. Сейчас к дому нельзя было даже подойти, не то, что войти внутрь. Но тут со стуком распахнулось окно, и из него выскочил Мик. Задыхающийся, немного опалённый, но явно живой. На руках он держал завёрнутого в мокрые тряпки мальчика.

– Там было немного жарко, – сказал Мик и передал мальчика Мицу. – С ним, кажется, всё в порядке.

Мицу схватила мальчика и развернула тряпки.

– Йоши, Йоши, – начала звать Мицу, но ребёнок был без сознания и не приходил в себя.

Мик никак не мог отдышаться, он кашлял, чихал, но дым так и стоял у него в глотке.

– С тобой всё в порядке? – к нему подошла Эйприл и черепашки.

– Кажется, да, – ответил Мик. – Только отдышусь.

– Ты нас напугал до полусмерти. К ним подошли черепашки.

– Ребята, привет! Как я рад вас видеть! Кажется, мы снова вместе. Мицу все пыталась привести в сознание Йоши, но у неё ничего не получалось. Она присмотрелась к мальчику получше и поняла, что он не в обмороке, а совсем не дышит. Мицу плакала, она не знала, что делать.

– Никаких признаков жизни, – рыдая, сказала она дедушке. К ним подошёл Лео.

– Дайте его мне, – попросил он.

Мицу неохотно отдала мальчика. Несмотря на все хорошее, что черепашки сделали, она всё ещё им не доверяла. Демоны всегда только демоны. Лео взял ребёнка и положил его на землю.

– Отойдите, все отойдите, – сказал он людям, собравшимся вокруг. – Мальчику нужен воздух.

Но люди сгрудились возле Лео и никуда не отходили. Всем хотелось получше рассмотреть, что он будет делать с ребёнком. Тогда Лео сказал черепашкам:

– Разгоните вы их.

И черепашки тактично, но настойчиво заставили людей отойти подальше от мальчика.

Лео зажал рукой нос мальчику, открыл рот и начал делать искусственное дыхание. Мицу, видя это, бросилась к нему, чтобы отнять мальчика, но Эйприл не пустила её.

– Подожди, пусть он попробует, может, получится.

– Нет! – крикнула Мицу. – Он наводит на него порчу.

– Никакая это не порча, – объяснила Эйприл. – Он только хочет помочь.

Жители деревни с недоверием следили за манипуляциями Лео. Всем им хотелось, чтобы мальчик остался жив, но никто не понимал, что этот демон делает. Мицу продолжала вырываться, но Эйприл не пускала её.

– Мне нужно время, – сказал Лео.

Он старался изо всех сил, но ничего не помогало, мальчик по-прежнему не дышал. Тогда Лео начал руками ритмично надавливать ему на грудь и продолжал делать искусственное дыхание. Спустя какое-то время его старания увенчались успехом. Мальчик вздохнул, закашлялся и начал дышать самостоятельно. Его жизнь была спасена.

Лео взял мальчика на руки и посадил к себе на колени, он с нежностью смотрел на ребёнка.

– Теперь всё в порядке. – Он передал ребёнка Мицу.

Она взяла его и отошла в сторону. Мицу до сих пор не могла поверить, что мальчик остался жив.

– Лео, тебе всё-таки удалось, – поздравил его Мик.

– Может быть, теперь эти глупые люди перестанут бояться нас? – сказал Дон.

Жители деревни ещё стояли рядом. Наконец Мицу оторвала взгляд от мальчика и с благодарностью посмотрела на Лео. Она не знала, что ему сказать, просто встала на колени, всё ещё держа ребёнка. Все жители деревни вместе с ней поклонились черепашкам в знак благодарности.

– Ну что ж, начало положено, – довольно сказал Мик Дону, и они пожали друг другу руки.

* * *

Хищник с наёмниками вернулись в замок Наринаго. В этот раз им было нечем гордиться. Победа, которую Хищник гарантировал князю, просто уплыла из рук, и виной тому были черепашки.

Хищнику предстоял тяжёлый разговор с князем. Тот сам вышел встретить его. По лицу можно было догадаться, какое паршивое настроение у Наринаго, но Хищник знал, что сможет убедить его в чём угодно. Князь боялся Хищника не меньше, чем мятежников, но старался скрывать страх.

– Твои люди проявили трусость, – раздражённо сказал князь. – Они сбежали с поля боя. Почему, пришелец?

– Их напугали демоны, так же как и твоих людей, – ответил тот, напомнив князю недавнее похищение Эйприл из темницы.

– И ты уверен, что это были демоны? – спросил князь.

– Не знаю, – признался Хищник, – но я видел их сам. Они, действительно, не могут называться людьми.

– Как и ты? – князь хотел вызвать Хищника на откровенность.

– Сейчас мы говорим не обо мне.

Князь решил временно сменить тему. Он вышел в другую комнату и принёс оттуда старинный свиток. Он разложил его на столе и позвал Хищника.

– Те демоны, которых ты встретил сегодня, похожи на нарисованных здесь?

На свитке была изображена битва людей и демонов. Демоны были очень похожи на черепашек: тоже зелёного цвета с толстыми лапами, но у них были раскосые глаза и более свирепые лица.

– Да, они похожи, но не те же самые, – ответил Хищник. Этот свиток мог ответить на некоторые вопросы, которые задавал себе Хищник.

– Кто изображён на свитке?

– Старые жрецы рассказывали, что когда-то эти демоны разгромили армию моих предков и исчезли, а теперь они вернулись, наверное, для того, чтобы уничтожить мой род. Пока у нас был сын, была надежда. Но сейчас он исчез. Я согласен на твою цену, Хищник, оружие за серебро и шёлк.

– Нет, теперь цена изменилась. Оружие за золото. Раньше ты сражался только с людьми, Наринаго, а теперь ещё с демонами. Я обещаю тебе, что моим оружием ты сможешь защитить себя.

– Нет, эта цена не подойдёт, – сказал князь.

– Подумай. Я даю тебе шанс переписать историю, – сказал Хищник, но князь Наринаго вышел из комнаты.

– А ты даёшь мне переписать историю, – сказал Хищник сам себе.

С помощью волшебного скипетра я стану самым могущественным, эта планета будет принадлежать мне.

* * *

В это время в деревне Мицу полным ходом шла подготовка к новому нападению на князя – в том, что оно неминуемо случится, никто не сомневался. Это было вопросом времени.

Черепашки, воспользовавшись случаем, обучались верховой езде. Для того, чтобы научиться хорошо скакать на лошади, надо было в первую очередь уметь хорошо с неё падать. Это оказалось далеко не так просто. Например Рафаэль вообще не мог заставить себя упасть с лошади. Чтобы помочь ему, пришлось между двумя деревьями натянуть верёвку на уровне плеч Рафа. Во время скачки Раф натыкался на неё, и его на полном скаку сбрасывало с лошади. Удары о землю были довольно чувствительны, но не опасны для черепашек, защищённых прочным панцирем. Самое страшное, что могло случиться, – это падение на спину. Тогда черепаха лежала на спине, размахивая лапами, и не могла встать без посторонней помощи.

Мик уже перешёл на следующий уровень и учился брать верхом мелкие препятствия. Пока у него получалось неуклюже. Во всяком случае, он часто падал в загон для кур и распугивал птиц, но вообще это занятие ему нравилось. Упав в очередной раз, Мик быстро поднялся и с восхищением сказал:

– Нет, лошади – это что-то! Лео тоже учился падать, но делал это без посторонней помощи и очень добросовестно.

К Лео подошла Эйприл. В руках она держала сосуд с водой.

– Пить хочешь?

– Нет, не хочу. Задницу отшиб. – Лео потирал ушибленное место.

– Ты так и не нашёл скипетр? – спросила Эйприл.

– Нет, скипетр канул в историю, – ответил Лео. Их разговор прервал Дон, проскакав мимо них, стоя на лошади. Он уже овладел искусством верховой езды и теперь наслаждался превосходством над братьями.

– Иногда я его начинаю ненавидеть, этого показушника, – сказал Лео, глядя на Дона.

Эйприл вернулась к теме пропавшего скипетра.

– Послушай, но если ты не нашёл в лесу, значит, его там просто нет. Может быть, тогда скипетр у князя.

– Навряд ли. Вчера люди князя искали его здесь.

– Тогда что же нам делать, Лео? Как мы теперь вернёмся домой? – спросила Эйприл с отчаянием.

– Мы обязательно что-нибудь придумаем. А может быть, обстоятельства изменятся и скипетр найдётся. В любом случае, у нас ещё есть немного времени. – Лео пытался успокоить Эйприл, но и сам начинал беспокоиться. Шестьдесят часов, отведённых им для путешествия, уже скоро заканчивались, и тогда неизвестно, что будет. Останутся ли они здесь навсегда или какой-нибудь парадокс во времени превратит их в космическую пыль или черепаший суп.

Эйприл, расстроенная, ушла под навес дома и села рядом с Уэйдом. Она ему немного завидовала, несмотря на то, что он был изгнанником и находился сейчас далеко от дома. Всё-таки он был в своём времени и ему было достаточно преодолеть расстояние, чтобы оказаться среди близких людей. А её вернуть домой могло только чудо.

Довольно трудно выжить и миро, еде единственным средством передвижения является лошадь, где нет телевидения, телефона, вообще ничего нет, кроме суеверных японцев, воюющих неизвестно из-за чего, и кучки монстров, собравшихся, как назло, из разных мест и времён именно здесь. Ну и везение, ну и отпуск, такое могло случиться только с ней, Эйприл. Она ещё долго предавалась бы мрачным мыслям, если б не заметила, что черепашки собрались возле кузницы и оживлённо обсуждают какой-то проект. Эйприл пошла к ним.

Черепахи спорили над схематичным изображением волшебного скипетра. Они решили изготовить новый скипетр вместо утерянного старого, пользуясь данными сканирования и других исследований, проведённых ещё дома. Это Мик, заметивший, что ремесленники в селе Мицу были очень искусными мастерами, с самого начала предложил изготовить новый скипетр. Эйприл наблюдала за спором, стоя за спинами черепашек, но, в конце концов, не выдержала и вмешалась.

– Извините, извините. Я, конечно, не хотела портить вам веселье, – она растолкала черепашек и взяла в руки чертёж «скипетра-2». – Это что, и есть ваш план?

– Ну, да, – ответил Лео.

– Нежели вы серьёзно предполагаете, что Донателло сможет сделать эту очень сложную машину времени? – спросила Эйприл.

– Вообще-то делать будем не мы, а этот кузнец, он хорошо работает руками, – сказал Мик, показывая на здоровенного японца, орудующего огромным молотом.

Казалось, этот здоровяк не то, что машину времени сделать, а даже лошадь-тяжеловеса не сможет подковать, не нанеся ей тяжких повреждений.

Эйприл молча скомкала чертёж скипетра, отдала его Лео, развернулась и пошла от черепашек, которых, как ей подумалось, охватил массовый психоз.

– Эйприл, ты куда направляешься? – крикнул вслед Мик.

– Квартиру себе подыскивать. Потому что мы, кажется, застряли здесь надолго, – ответила Эйприл.

– Квартиру? – переспросил Раф. – Об этом мы, кажется, не подумали.

– А разве в Японии есть квартиры? – спросил Дон. – Может быть, нам попробовать вступить в какой-нибудь кооператив? – кажется, он отнёсся к этому слишком серьёзно.

* * *

Эйприл брела по посёлку, и у неё на душе было очень беспокойно. Последний план черепашек показался ей просто бредом. Скипетр потерян и чем дольше они находятся в этом времени, тем меньше у них шансов вернуться домой. От этих мыслей у Эйприл голова шла кругом. Она подумала, что если немедленно не успокоится, то впадёт в панику и непременно наделает глупостей. Эйприл остановилась у примитивного устройства, подающего воду в деревню из реки, и с удовольствием встала под холодную струю. Казалось, вода освежает не только тело, но и помогает успокоиться, внести ясность в мысли. В конце концов, у них ещё было время, и Эйприл верила: или черепашки что-нибудь придумают, или обстоятельства изменятся к лучшему. Она была погружена в свои мысли и не заметила, как подошёл Уэйд. Он стоял и смотрел, ожидая пока она выйдет из воды. Наконец, Эйприл заметила Уэйда.

– Возьми меня с собой, – попросил Уэйд. Ему эта просьба, похоже, не казалась странной.

– Куда, в Нью-Йорк? – спросила Эйприл с усмешкой. – Ты знаешь, что там не впишешься.

Потом она внимательно присмотрелась к нему и добавила:

– Хотя, может, и впишешься, но, как тебе объяснить, ты не впишешься по-настоящему.

– Ты могла бы меня научить, – не сдавался Уэйд.

– Нет, нет. Я, наверное, не смогла бы, – рассмеялась Эйприл.

Она развернулась и пошла в другую сторону. Уэйд раздосадованно развёл руками, но, кажется, он не собирался сдаваться.

* * *

В это время четыре средневековых воина и принц Кин-Чин осваивались в Нью-Йоркской подземке под руководством Кейси. Тот где-то добыл для них современную одежду, и воины, переодевшись в футболки и шорты, стали выглядеть вполне прилично, а Кин-Чин в кожаной куртке Эйприл казался просто франтом. Правда, некоторые вещи, казавшиеся им незнакомыми, раздражали и даже пугали их. Звук проехавшего над головой поезда, вывел Кин-Чина из себя настолько, что он опять чуть не затеял драку с гвардейцами.

– Слушай, Кин, тебе, наверное, надо пить кофе без кофеина? – порекомендовал Кейси.

Кин-Чин сказал в ответ что-то по-японски.

– Принц сказал, что они не смогут вернуться домой, – объяснил наставник Сплинтер.

– Ну, понятно, это не простое путешествие. Не то, что Бруклинский мост переехать, – согласился Кейси.

В ответ на эту реплику Кин-Чин запустил в него пустой чашкой из-под кофе. Кейси отнёсся к этому совершенно спокойно.

– Эй, Кин, может быть, тебе дать успокоительного.

– Мы не можем ждать возвращения ваших друзей, – ответил принц. – Я нужен на родине сейчас. Меня ждёт Мицу, ей нужна помощь. Поэтому, пожалуйста, дай мне скипетр.

Кин-Чин на самом деле очень беспокоился, и не его вина была в том, что он ещё не умел сдерживать эмоции. Кейси ничем не мог помочь в этот раз, он сам беспокоился не меньше за судьбу Эйприл и черепашек. В этой ситуации оставалось только ждать и надеяться на лучшее.

Кейси решил отвлечь японцев с помощью телевизора. Он взял дистанционное управление и включил его за спиной у гвардейцев. Как раз шла спортивная программа, показывали хоккейный матч. Все обернулись и обалдело уставились на ящик, в котором играла музыка и бегали маленькие человечки. Кин-Чин тут же попытался поймать их руками, но натыкался на стекло, гвардейцы бурно жестикулировали.

– Представляешь, так завестись из-за какого-то матча, – сказал довольный Кейси.

Сплинтер молча наблюдал, он был недоволен. Постояв немного в дверях, он подал знак Кейси, чтобы тот зашёл к нему в комнату. Кейси последовал за наставником и плотно закрыл за собой двери.

– Послушай, Кейси, ты хоть понимаешь, что только что сделал? – спросил Сплинтер.

– Кажется, дал возможность этим бешеным гвардейцам немного поразвлечься.

– Нет, мой мальчик, ты не угадал. Ты только что вмешался в ход истории.

– Каким образом? – недоумевал Кейси.

– Пойми, эти гвардейцы оказались здесь случайно, по ошибке, им очень скоро надо будет возвращаться обратно в 16-й век, и чем меньше они будут знать про наше время, тем лучше будет для них самих.

– Наставник, а вы подали мне замечательную идею. Я думаю, всё, что произошло сейчас и произойдёт в будущем, было уже давно запрограммировано в истории. Иначе принц и гвардейцы не могли бы оказаться здесь, а раз уж они сюда попали, мне дана уникальная возможность – провести социальный эксперимент по адаптации средневекового японского воина в условиях 20-го века в Нью-Йорке.

– Кейси, ты мечтатель. Всё равно не сможешь опубликовать данные и стать знаменитым. Или в нашу жизнь вмешается ЦРУ и будет изучать пол микроскопом каждого по отдельности. В лучшем случае, ты напишешь фантастический роман, а в худшем, едва эти адаптированные ребята попадут домой, наш мир изменится до неузнаваемости, и ты будешь знать, что всё произошло по твоей вине.

– Я не хочу быть объектом исследовании ЦРУ. Но я напишу шикарный роман, и он станет бестселлером, а в японской мифологии просто появится парочка новых легенд. Никто из этих ребят не поймёт принципа работы наших машин, они будут видеть только оболочку, а когда вернутся, им никто не поверит. Так что переворота в истории тоже не произойдёт. – Кейси загорелся новой идеей, и Сплинтер понял, что отговорить его уже невозможно.

– Ладно, проводи свой эксперимент, но помни – у тебя в распоряжении 60 часов и ни часа больше. И ещё, не втягивай в это хотя бы принца, он намного умнее гвардейцев, у нас могут потом возникнуть проблемы, – сказал Сплинтер и сразу же потерял интерес к Кейси, видимо, он опять пытался войти в ментальный контакт с черепашками.

Кейси решил не мешать наставнику и тихонечко вышел из комнаты.

– Так, надо все как следует обдумать, – он поднимался наверх, прикидывая, с какой стороны подойти к этому делу. – Ага, пиво, пепси-кола и воздушная кукуруза! Можно не сомневаться – им это понравится. Хоккей им уже нравится, от телевизора за уши не оттянешь – почти полный комплект современного американца.

С этой мыслью Кейси рванул в ближайший супермаркет.

– Так, побольше воздушной кукурузы. Пиво и пепси лучше в банках – это им больше понравится. Ага, надо купить кроссовки и хоккейные клюшки. Завтра вывезу их на прогулку и буду учить играть в хоккей.

* * *

Черепашки разбрелись по деревне, каждый из них нашёл себе какое-нибудь занятие. Лео, например, пытался объяснить кузнецу, как изготовить копию волшебного скипетра.

– Космическая фаза скоро заканчивается. Поэтому скипетр должен быть готов завтра утром, не позднее девяти, – сказал Лео. На что кузнец только вздохнул, но Лео не унимался и продолжал что-то доказывать с чертежом в руках.

Мик был занят не менее важным делом. Он обучал деревенского пекаря готовить пиццу. Наверное, он решил открыть здесь пиццерию – на тот случай, если они не смогут вернуться домой.

– Мы говорим о торговле. Главное – обеспечить быструю доставку, чтобы через тридцать минут клиент уже был отоварен, – поучал Мик. Японец ровным счётом ничего не понимал, но внимательно слушал.

– Так, что у нас тут получилось? – Мик достал из печи собственное кулинарное произведение. – Пицца. – Мик был очень доволен. У пекаря округлились глаза, и он с удивлением смотрел то на улыбающегося Мика, который казался ему сумасшедшим, то на обугленный пирог со странным названием – пицца. Микеланджело попробовал своё произведение и пришёл к выводу, что на пиццу это, увы, не похоже.

– Тогда это будет фрисби. А что? Тоже клево! – решил Мик и запустил пиццу в кузнеца. Это у него, конечно, вышло случайно. Кузнец рассвирепел и замахнулся на Лео. – Это не я, – начал оправдываться тот. – Это Мик.

Рафаэль нашёл тихий уголок у реки за деревней и сидел, наслаждаясь видом природы и чистым воздухом. Мимо него пробежали дети, размахивая палками на манер мечей и что-то крича. В этой группе детей Раф увидел Йоши. Он позвал его, но мальчик был настолько увлечён игрой, что не обратил на Рафа никакого внимания. Тогда Раф выхватил Йоши из толпы детей.

– Ну, ну, и что за странную игру вы здесь затеяли? – спросил Раф у вырывающегося и дрыгающего ногами Йоши. – Похоже на настоящее боевое шоу!

– Мы не играем, мы учимся сражаться с князем, – ответил Йоши.

– Подожди, подожди. Сражения это для взрослых, и то лишь тогда, когда у них нет другого выхода, а вы должны играть, веселиться. Почему бы тебе, например, не запустить воздушного змея?

– Игры для детей, – отрезал Йоши.

– Ну, а вы-то кто? Пенсионеры, что ли? Ну, давай, Йоши, беги. Ты и твои друзья, попробуйте запустить воздушного змея, а я потом к вам присоединюсь.

Раф подождал пока мальчишки убежали за воздушным змеем, и тяжело вздохнул:

– Ах, эти дети.

Потом поднялся и крикнул:

– Эй, Йоши, подожди! – и направился к играющим детям.

Уже через полчаса, над деревней летал огромный, ярко разрисованный змей. Ватага мальчишек и девчонок во главе с Рафом, бегали за ним. Взрослые отрывались от дел и с удовольствием наблюдали за игрой детей.

В это время, недалеко от замка князя Наринаго, на берегу моря, Хищник организовал настоящие военные учения. Наёмники тренировались с новым оружием, весьма удачно поражая чучела из соломы и тряпок, изображавшие черепашек-ниндзя. Сам Хищник стрелял в них уже не из мелкого ручного оружия, а из довольно большой пушки, – поражал цель ярким лучом. Хищник не сомневался, что из такого оружия можно убить какого угодно демона, даже если им окажется космический патрульный.

Он получал огромное удовольствие, отрывая у чучела вначале одну руку, потом вторую. Он попадал в туловище и только после этого отрезал чучелу голову. Хищник представлял себе, как будет расправляться с черепашками таким же способом. Вдруг Хищник перестал стрелять и задумался: «Интересно, а какого цвета будет кровь у демонов?» От таких приятных, размышлений его оторвал гонец князя, прискакавший на взмыленной лошади.

– Князь Наринаго согласен на твои условия. Привози оружие в замок, – передал гонец.

– Хорошо. Скачи и скажи ему, чтобы готовил купчую.

Хищник был явно доволен. Он зарядил своё оружие и пальнул на этот раз в полную мощность. Луч прошил несколько чучел, остатки тряпок и соломы разлетелись в разные стороны.

– То же самое будет с демонами! – предвкушая удовольствие, произнёс Хищник.

Мицу было тяжело на душе. Слишком много неприятностей произошло в её жизни за последнее время. Князь явно испытывал желание её уничтожить, а деревню стереть с лица земли. Кин-Чин куда-то исчез, и не известно – жив ли он ещё, к тому же появился этот чужак со своими наёмниками. Мицу интуитивно чувствовала страх и брезгливость, когда видела Хищника.

С этими мыслями она пришла к развалинам старого храма, неподалёку от деревни. Раньше здесь было место, куда приходили поклоняться богам, но потом о нём позабыли. Это место считалось священным. Говорили, если встать между двумя колоннами, оставшимися от храма, и загадать желание, то оно непременно сбудется.

Мицу пришла просить богов защитить Кин-Чина, где бы он сейчас ни был и спасти жителей деревни от Хищника. Она стояла между колоннами и время, казалось, остановилось.

Хруст веток и шорох позади сильно испугали Мицу. Обернувшись, она выхватила меч. Но это был всего лишь Мик. Он случайно забрёл сюда, размышляя о неудачной попытке открыть пиццерию.

– Мицу, что ты здесь делаешь?

– Я пришла помолиться за одного моего знакомого, – ответила Мицу.

– Принца Кин-Чина? – сообразил Мик.

– Ты знаешь, где он? – спросила Мицу.

– Ну, он как бы совершил путешествие во времени и попал в будущее. Но ты не беспокойся, как только мы исчезнем, принц вернётся.

– Откуда ты знаешь?

– Все демоны это знают. Верь мне! Сейчас он в безопасности.

Мицу немного успокоилась. Хоть и не поняла, куда делся принц, она поверила, что он жив и обязательно вернётся.

* * *

Поздно вечером в замке князя Наринаго происходило торжественное подписание договора с Хищником. Лицо Хищника, как обычно, скрывала железная маска, но за нею он не смог скрыть радость от этого события. Хищник внимательно прочёл купчую, составленную князем, этот документ его вполне устраивал. Тогда он расписался с одной стороны листка, с другой должен был расписаться князь. Один из слуг подошёл к Хищнику, забрал у него подписанный документ и передал князю. У Наринаго был вид человека, которому не оставили права выбора. Он подписал купчую с каменным лицом, было видно, как нелегко ему даётся этот шаг, но он знал, что это последнее средство для победы над мятежниками. Князь подписал документ и скрепил его печатью. Договор вступил в силу.

– Хорошо, Хищник. Завтра мы пустим в ход твоё оружие, – сказал князь, когда договор был подписан.

– Вот увидите, Вам не придётся жалеть об этой сделке, – ответил Хищник и направился к выходу из зала.

Князь окликнул его.

– И ещё, моя тюрьма уже переполнена, и некуда сажать новых заключённых. Что вы посоветуете предпринять?

– В таком случае будет гуманно не брать больше пленных или убивать всех заключённых, – ответил Хищник. Человеческая жизнь для него ровным счётом ничего не значила.

* * *

В Нью-Йорке принц Кин-Чин сидел в комнате у наставника Сплинтера, они пили кофе и мирно беседовали. У них нашлось достаточно интересных тем.

Сплинтер был стар и неплохо знал мир, в котором прежде жил Кин-Чин. Сплинтера очень привлекла легенда о демонах, когда-то победивших князя и очень похожих на черепашек-ниндзя.

– Ты сам видел этот свиток? – спросил он Кин-Чина.

– Да. Он хранится в храме, вместе с волшебным жезлом княжеской власти. Мы очень дорожим этими предметами. Они не дают нам забыть о том, что существуют силы, которых мы не можем постигнуть, – ответил принц.

– А как появился волшебный скипетр в вашем замке? – спросил Сплинтер.

– Он упал с неба. Была очень сильная гроза, ураганный ветер. Я тогда был ещё совсем маленьким, – начал вспоминать принц. – Я сам видел, как с неба упал большой огненный шар. Мой отец наутро сам пошёл посмотреть, что произошло. В том месте, куда упал огненный шар, была большая яма и в ней волшебный скипетр. Он сверкал и был очень холодным. Жрецы сказали, что этот предмет послали нам боги и, что он принесёт большую удачу. С тех нор скипетр хранится в храме. Только самые старые из наших жрецов знают, как им пользоваться, – врал напропалую принц.

Вдруг наставник Сплинтер потерял интерес к разговору, шерсть у него на загривке поднялась дыбом, и он начал напряжённо принюхиваться. Кин-Чин очень удивился, он не слышал никаких подозрительных звуков и не чувствовал посторонних запахов.

– Что случилось, наставник? – спросил он.

– Я чувствую опасность, – ответил Сплинтер. – Она не здесь, она очень далеко. Скорее всего, в опасности жизнь моих учеников.

– Или Мицу, – добавил негромко Кин-Чин.

* * *

Тем временем, Мицу ждала вестей из замка князя Наринаго. В замке внимательно следили за всеми входящими и выходящими, князь очень боялся шпионов, и из-за малейшего подозрения в связях с мятежниками любой человек мог оказаться в тюрьме, однако Мицу постоянно умудрялась получать новости из замка. В этот раз гонец запаздывал. Мицу очень беспокоилась, что его задержали стражники, но наконец тот появился и принёс тревожные, даже угрожающие новости. Князь собирался напасть на деревню завтра на рассвете, и у него было новое оружие, против которого не мог устоять ни один человек.

Мицу решила пойти к черепашкам и Эйприл. Может быть, они смогут хоть чем-нибудь помочь.

Время, отпущенное черепашкам для путешествия во времени, уже подходило к концу. Осталось всего два часа до наступления новой космической фазы, а скипетр так и не нашёлся. Зато деревенский кузнец успел смастерить копию скипетра и принёс его ещё утром.

– Ну, хорошо, теперь у нас есть оболочка скипетра, но без спирали времени её можно просто поставить в угол и любоваться тонкой отделкой. Нужно сделать саму спираль. А как? – Раф не верил в создание нового скипетра.

– Лео, ты же делал сканирование на компьютере. Результаты у нас с собой? – спросил Дон.

– А как же? – Лео достал из-под панциря сложенный вчетверо лист бумаги. – Все здесь. Надо только найти подходящий материал.

– Из чего была сделана спираль? – спросил Раф.

– Будешь смеяться, – ответил Лео. – Из обычного серебра. Все не так уж страшно! Мы сможем её восстановить, если найдём серебро и сможем уравновесить части спирали. При хорошем раскладе, для этого нужны электронные весы, но нам придётся использовать что-нибудь попроще.

– А где возьмём серебро? – спросил Мик.

– Попросим у Мицу, – ответил Лео. – Нужно очень немного: если она даст какое-нибудь украшение, вполне хватит.

Мицу, действительно, дала свою серёжку, в которой серебра хватило бы на несколько спиралей времени, и черепашки опять пошли к кузнецу. В этот раз было намного труднее объяснить, что они хотят сделать из серёжки. Самой сложной частью работы было соблюдение пропорций верхней и нижней части спирали.

Через несколько часов кропотливой работы, черепашки получили спираль времени, точно такую же, какая была на чертеже. К сожалению, единственным способом проверить правильно она сделана или нет, было путешествие во времени с помощью этой спирали. Это предстояло сделать не позднее сегодняшнего вечера.

Теперь, когда всё было закончено, они ещё и ещё сравнивали самодельный скипетр с чертежами настоящего.

– До полуночи осталось совсем мало времени. Надеюсь, хоть что-то получится с этой штукой, – говорил Дон.

– Конечно, получится, – Лео был настроен более оптимистично. Он ещё раз сравнил размеры нового скипетра и чертежа. Вроде бы все идеально совпадало.

– Нет, просто не может не получиться. Мы обязательно должны вернуться домой, – сказал Раф.

– А если нет? – засомневался Мик. – Если не получится, что мы тогда будем делать? Вдруг мы совершим космический разворот и вернёмся обратно?

– Выбора у нас нет, – ответил Дон. – Если только мы не хотим остаться здесь навсегда.

– Остаться здесь? – переспросил Мик. – А что? Это идея. – Мик с сомнением смотрел на новый скипетр.

– Остаться? Мик, ты сошёл с ума. Да забудь ты об этой Мицу. Мы всё равно не можем ей помочь. Если здесь вовремя окажется принц Кин-Чин, то он сможет сделать намного больше нас, – сказал Раф и начал вырывать у него из рук скипетр.

– Подожди, Раф. Ты хоть понимаешь, что будет, если мы ошиблись в расчётах? Нас просто размажет по времени. Мы можем вообще никуда не попасть, будем болтаться где-нибудь в космосе, например, между спутниками Сатурна.

Этот спор продолжался бы ещё долго, если бы они не выронили скипетр, выхватывая его друг у друга. Скипетр упал на каменную печь для приготовления хлеба и развалился на несколько частей. Вместе с предметом спора исчез и сам спор, а с ним последняя возможность вернуться домой.

Эйприл молча наблюдала за черепахами и не вмешивалась до последнего момента. Она с самого начала не верила в затею с новым скипетром, но это давало хоть какую-то надежду на возвращение, теперь не было и её.

– Кажется, мы здорово облажались, – сказал Раф. глядя на разбитый скипетр.

В дверь постучались. Это пришла Мицу. У неё был очень испуганный вид, она принесла явно дурные новости.

– Князь завтра выступает против нас вместе с Хищником. У него новое оружие и пушки, – выложила Мицу.

Эйприл была просто добита этой новостью, она села, взялась за голову и спросила непонятно у кого:

– Господи, что же нам делать? Ружья, пушки… Стало ясно, что в первую очередь надо защитить деревню и её жителей.

Рафаэль потихоньку вышел и направился к дому, где жил маленький Йоши с дедушкой. Раф думал, мальчик уже спит, придётся его разбудить и объяснить, что надо будет сделать завтра. Раф постучал, но ему никто не ответил. Тогда он позвал:

– Йоши, эй, Йоши. Ты не спишь, приятель?

И опять не получил ответа, тогда Раф открыл дверь и увидел, что дедушки нет, а маленький Йоши сидит на полу и плачет. Это озадачило Рифа.

– Йоши! Ай-я-яй, что случилось? С чего вдруг слезы?

– Ничего, – ответил Йоши, не переставая плакать.

– Жалко, – сказал Рафаэль. – Потому что, если бы тебя что-нибудь тревожило, я бы тебя развеселил.

Раф достал из кармана игрушку, какую приготовил для Йоши ещё днём. Это был мячик из ярких раковин с берега реки, привязанный к тонкой резинке.

– У меня для тебя есть маленький подарок, – Раф показал мальчику игрушку. – Эта игрушка называется йо-йо. Специально для тебя сделал. Собирался подарить завтра, но ты знаешь, завтра у меня может быть много дел, вот я и решил принести её сегодня.

Малыш перестал плакать, подошёл к нему, взял игрушку. Потом очень внимательно посмотрел на Рафа и спросил:

– Завтра ты будешь сражаться с князем?

– Да. Но попозже я научу тебя, как играть с йо-йо, – ответил Раф. Он не хотел пугать мальчика.

– Тебя могут завтра убить.

– Послушай меня, – на этот раз Рафаэль говорил уже очень серьёзно. – Что бы завтра не случилось, ты утром соберёшь всех детей, вы пойдёте в горы и будете там играть. Ты меня понял, Йоши?

Йоши не выдержал, подошёл к Рафу, обнял его за шею и опять расплакался.

– Я не хочу, что бы ты умер.

– А никто не собирается умирать, – успокаивал Рафаэль.

Тогда Йоши слез у него с колен и побежал в соседнюю комнату.

– Эй, Йоши, куда ты побежал? – забеспокоился Раф. – Уже поздно, тебе надо ложиться спать.

Рафаэль пошёл вслед за мальчиком и увидел, что Йоши открыл люк и полу и полез в него.

– Что ты делаешь Йоши, сейчас не время играть, – ничего не понимал Рафаэль.

Но мальчик уже вылазил из-под иола, держа в руках какой-то свёрток. Он протянул его Рафу:

– Это тебе, Рафаэль-сан.

– О. Йоши. ну зачем ты… – Раф начал разворачивать свёрток, но когда он увидел его содержимое, то потерял дар речи.

– Я нашёл это в лесу. Я знаю, что если отдать это Капам, то они вернутся домой и никогда не умрут.

– Чёрт побери! – у Рафа вырвался крик радости, которым он, пожалуй, разбудил всю деревню. – Лео! Донателло! Идите быстрее сюда! – Раф готов был расцеловать ребёнка. – Йоши, ты только что сделал самый замечательный подарок в моей жизни. Ты, мальчик, действительно, спас всем нам жизнь.

– Если бы я знал, что это так важно, то уже давно отдал бы вам, – сказал мальчик.

– Ну, ничего, ещё не поздно, – успокоил его Раф.

К этому времени прибежали черепашки и Эйприл. Увидев Рафаэля живым и здоровым, как ни в чём не бывало разговаривающим с Йоши, они были, мягко говоря, удивлены.

– Раф, с тобой всё в порядке? – спросила Эйприл.

– Ты своим безумным криком перепугал всю деревню, – добавил Донателло.

– Ребята, я просто хотел сделать вам сюрприз, – сказал Рафаэль и достал из-за пазухи волшебный скипетр.

– Мне только что подарил его Йоши, – объяснил Раф.

– Это, на самом деле, настоящий скипетр? – спросил Дон, все ещё не веря.

– Да, конечно же он, – уверил Раф. – Ты представляешь, мы его столько искали, а он всё это время был здесь, под полом. Малыш туда его спрятал.

– Значит, мы спасены? – спросила Эйприл.

– Да, теперь можно отправляться домой. Главное, снова его не уронить, – сказал Лео.

В дом вошли Мицу и её дедушка, они тоже услышали крик Рафа и были не на шутку обеспокоены. Мицу подумала, что опять что-то случилось с мальчиком.

– Видишь, Мицу, скипетр нашёлся, – сказал ей Дон.

И тут у Рафаэля появилась одна неприятная догадка.

– Мицу, пока у нас не было скипетра, у нас не было и выбора. Мы должны были оставаться здесь и воевать с князем? – спросил он. Мицу не ответила. Она просто стояла, гордо подняв голову, но её молчание, было убедительнее любых слов.

– Мицу, значит, это правда? – спросила Эйприл, хотя все и так уже было ясно. – Значит, вы нас просто подставили?

Мицу нечего было ответить, она не пыталась оправдываться. Она посмотрела на Эйприл, опустила голову и вышла из дома.

– Да уж, мне все это очень не нравится, – сказал Лео. – Давайте-ка побыстрее сматываться отсюда.

Черепашки были не столько обижены, сколько удивлены. Трудно было представить, что кто-то из жителей деревни, тем более Мицу, начнёт их обманывать. Дедушка Мицу тоже присутствовал при этом разговоре, но не вмешивался. Когда черепашки уже собрались выходить из дома, он заговорил.

– Извините меня. Это я сказал внуку, чтобы он спрятал скипетр. – в его голосе звучала горечь.

– Но почему? – удивился Раф.

– Я хотел, чтобы с князем сражались вы, а не Мицу. У вас ещё был какой-то шанс победить и его, и Хищника. Если вы сейчас уйдёте – все мы обречены.

– А почему Вы думаете, что мы можем победить? – спросил Мик.

– Потому что вы демоны, и Хищник тоже – не человек. Обычному человеку, даже самому храброму, с ним не справиться. Только демоны могут победить демона.

Здесь разговор был прерван отчаянным криком, раздавшимся с улицы. Черепашки узнали голос Мицу. Мик первый выскочил из дома. Остальные черепашки бросились вдогонку. Несмотря на то, что жители деревни поступили с ними несправедливо, они не могли бросить в беде девушку. На улице уже собралась толпа. Те, кого не разбудили вопли Рафа, проснулись от крика Мицу и сбежались посмотреть, что происходит. Каково же было удивление жителей и черепашек, когда они увидели, что Мицу держит Уэйд, приставив ей к горлу нож. Никто не ожидал, что он окажется предателем. Ещё сегодня днём он ходил по деревне и давал советы, как лучше одолеть князя, рассказывал о Хищнике. Ещё совсем недавно он спас жизнь Эйприл и дрался вместе со всеми, защищая деревню. А сейчас он сидел на лошади, крепко держал Мицу и злобно улыбался.

– Отпусти Мицу! – Мик достал оружие, но не решался пустить его в ход из-за девушки, ставшей пленницей.

– Ага, сейчас отпущу, именно для этого я сюда и пришёл, – посмеялся Уэйд, сильнее надавливая ножом на горло Мицу.

– Что за грязный трюк, а Уэйд? – спросила Эйприл.

– Вот именно. Трюк. – Уэйд бросил мешок. – Давайте-ка, кладите сюда скипетр, мои маленькие зелёные друзья.

– Нет, убейте его! – крикнула Мицу, но Уэйд выразительно показал, что он сделает с девушкой, если хоть кто-нибудь попробует на него напасть.

Донателло уже приготовился метнуть меч и Уэйда, но тот ещё плотнее прижался к Мицу; было невозможно в него попасть, не повредив девушке. Тогда Дон дружелюбно улыбнулся и спрятал меч в ножны.

– Раф, давай скипетр, мы не можем рисковать её жизнью.

Рафаэль не задумываясь, сунул скипетр в мешок и отдал Дону. Тот тяжело вздохнул, и бросил мешок Уэйду. Предатель ловко поймал скипетр, но не выпустил Мицу.

– Сегодня вечером приезжайте в замок князя и вы получите назад эту девушку. На вашем месте, я бы долго здесь не задерживался.

С этими словами Уэйд развернул коня и ускакал. Черепашкам и Эйприл оставалось только с тоской смотреть ему вслед. Сейчас у них не осталось ни скипетра, ни Мицу и не было надежды вернуться домой.

Зато Уэйд переиграл всех в игру под названием – подлость. Казавшийся таким честным, он самого начала готовил предательство, и не упустил представившуюся возможность.

Он ехал в замок с уверенностью, что сможет диктовать условия не только князю, но и Хищнику, которого больше всего в этом деле интересовал скипетр. Уэйд, подъезжая к воротам замка, уже думал, какую бы награду попросить за эту находку. Но потом решил попробовать сыграть в свою игру.

Он изменил направление и подъехал к замку не с центральных ворот, а как бы с чёрного хода. Правда, девушка, лежавшая поперёк лошади, и пытавшаяся вырваться, могла помешать ему. Уэйду уже надоело её удерживать, и он решил на время утихомирить Мицу. Для этого он слегка придушил её, и она на время потеряла сознание. Чего-чего, а жестокости ему, ученику Хищника, было не занимать.

Уэйд подъехал к крепостной стене, где кладка была не очень прочной. Там он заранее, ещё до мнимого предательства, приготовил себе небольшой проход. Уэйд спешился, привязал лошадь, и взвалив Мицу на плечо, легко разобрал нарушенную кладку. Через несколько минут он шёл по двору замка. Было уже слишком поздно, и почти все люди разошлись по домам. Уэйду не составило большого труда пройти в апартаменты Хищника, никем не замеченным. К счастью, тот был на месте.

Хищник стоял спиной к двери, глубоко о чём-то задумавшись, и смотрел в окно на стены крепости. Он не заметил появления Уэйда с его ношей.

– Добрый вечер, сэр, – приветствовал его Уэйд.

Хищник удивлённо обернулся, недовольный, что кому-то удалось застать его врасплох, но, увидев своего верного помощника, да ещё с неплохой добычей, смягчился.

– Действительно, добрый, Уэйд, – сказал Хищник хриплым голосом. Уэйд слышал этот голос уже тысячи раз, но так и не смог к нему привыкнуть.

– Я рад, что ты, наконец, изловил птичку. – Он посмотрел на Мицу, которая постепенно приходила в себя, пытаясь понять, где сейчас находится.

– Я счастлив служить Вам, мой господин, – сказал Уэйд, думая про себя, как же он всё-таки его ненавидит.

– А как насчёт скипетра? Ты не нашёл его?

– Нет, – ответил Уэйд, – скипетра нет в деревне. И эту женщину из будущего я не смог похитить. Она, скорее всего, сама прибежит сюда вместе с демонами спасать эту красавицу. – Уэйд кивнул на Мицу.

– Ну, что ж. Надо быть наготове, – сказал Хищник. – А пока, я пойду, порадую князя. Он уже давно мечтает взглянуть на возлюбленную сына.

Мицу уже вполне пришла в себя и прекрасно понимала, где находится, когда Хищник больно схватил её за плечо своими лапищами в чёрных перчатках и выволок из комнаты. Он тащил её по бесконечным коридорам замка. Здесь Мицу была впервые, и ей стало страшно: она уже никогда не выберется отсюда. Коридоры были едва освещены факелами. Мицу казалось, что пламя в факелах мерцает зловеще. Она чувствовала странный запах, идущий от Хищника, и больше всего боялась увидеть его лицо. Ей казалось, что он вот-вот остановится, снимет маску, и она столкнётся с ужасной рептилией или ещё чем-нибудь похуже.

Ещё её мучил стыд за то, как они с дедушкой поступили с черепашками. Те, действительно, желали добра всем жителям деревни, и сейчас, по её вине, они не смогут вернуться домой. Мицу беспокоилась за их судьбы, теперь она не сомневалась, что черепашки придут в замок, чтобы помочь ей. Только неизвестно, что их здесь ждёт.

Наконец они подошли к покоям князя. Мицу уже перестала бояться Хищника, потому что вокруг были люди и при них, он ничего не стал бы ей делать. Дверь в комнату князя была закрыта, но Хищник, особенно не церемонясь, растолкал стражников, распахнул дверь и с силой втолкнул Мицу внутрь. Она пролетела почти до середины комнаты и там, не удержав равновесия, упала. Хищник вошёл следом, схватив Мицу за волосы, заставил подняться.

– Извините, князь, что к Вам ворвался, но мне не терпелось показать эту маленькую птичку, – сказал Хищник, очень довольный собой.

Князь посмотрел на Мицу горящими от ненависти глазами.

– Почему ты украла моего сына? Где он сейчас?

– У меня нет твоего сына, – как можно спокойнее, ответила Мицу. Он отправился в космическое путешествие и только с помощью волшебного скипетра можно его вернуть.

– Ты лжёшь! сказал ей князь. У тебя и мой сын, и скипетр.

– У меня нет ничего, ответила Мицу и с вызовом посмотрела на Хищника. Скипетр находится у него, князь.

Oт неожиданности этого обвинения Хищник выпустил волосы девушки, и Мицу моментально этим воспользовалась. Она выхватила кинжал у стоящего рядом охранника и бросилась на князя. Но реакция Хищника была мгновенной: он уже схватил её за руку и заломил за спину так, что пальцы Мицу разжались, и кинжал выпал. Мицу ещё пробовала сопротивляться, но силы были явно не равны.

– Смотри-ка, эта маленькая сучка решила тягаться со мной. – Хищник расхохотался. – Попробуй лучше подраться с крысами, в подземелье. Он подал знак стражникам и те выволокли Мицу из комнаты. Она кричала проклятия в адрес князя и Хищника.

– До чего же иногда бывают тупы женщины. Просто поразительно! – не выдержал Хищник, закрывая за нею дверь.

– Как тебе удалось поймать её? – спросил князь.

– Как ловят дикого зверя. Я поставил ловушку, и она в неё попалась, – довольно ответил Хищник.

– Мне ты тоже расставил ловушки? – заподозрил князь.

– Нет, зачем бы я стал это делать? Мы заключили с Вами прекрасную сделку, и я поймал для вас девушку. Во всяком случае, теперь вы имеете па одного врага меньше. Может быть, и остальные попадутся, когда придут её выручать.

– Почему она сказала, что волшебный скипетр у тебя? – спросил князь.

– Понятия не имею, что взбрело ей в голову. У меня его нет.

Князь остался один и задумался над словами Мицу. Не понятно, было ли это просто желание выместить на ком-то злобу или она хотела таким образом отвлечь внимание Хищника, или всё-таки в её словах была правда. Зачем Хищнику скипетр? Он один из самых могущественных… Может быть, он действительно пришёл со звёзд? Старые жрецы рассказывали, что скипетры попадают на землю с неба. Может, Хищник и есть тот самый Бог?

Хищник, возвращаясь в свои покои, тоже задумался о словах Мицу, но не придал им большого значения. Скипетр всё равно был где-то здесь, он знал это, он просто чувствовал его. И как ни странно, чем ближе он подходил к своей комнате, тем сильнее было это чувство. Он просто не мог поверить, похоже было на то, что скипетр, действительно, сейчас у него, но только сам он об этом не знает.

Когда Хищник открыл дверь, то первым, что он увидел, был Уэйд. Тот стоял напротив двери и смотрел на Хищника уже без прежней кротости.

– Что ты здесь делаешь, Уэйд? Ты давно должен был уйти, – раздражённо бросил Хищник.

– Да так вот, зашёл по делу, но увидел, что тебя нет, и решил подождать, – ухмыляясь, ответил Уэйд.

– Интересно, какое у тебя может быть дело? Ты хочешь получить награду за девушку? Что ж, ты её получишь.

– Мне нужна не только награда, – ответил Уэйд и достал из-за пазухи какой-то предмет, завёрнутый в тряпку.

– Что это? – удивлённо спросил Хищник. Но он сам уже знал ответ на вопрос, ощущение близости скипетра усилилось настолько, будто Хищник уже держал его в лапах.

– Я знаю, это то, к чему ты так стремился, – сказал Уэйд. – Но у меня есть одно условие.

– Какое? – глухим голосом спросил Хищник.

– Я больше не хочу быть твоим шпионом. Я хочу стать равноправным компаньоном, и знать все. что знаешь ты.

Этими словами Уэйд подписал себе смертный приговор. Хищник просто задохнулся от ярости, но сейчас было не время разбираться с Уэйдом, это он мог сделать всегда, а пока Хищника вполне устраивало, что скипетр у него в руках. Он был готов согласиться на любые условия, лишь бы не терять время и побыстрее выбраться из этой эпохи. Единственное, что ему ещё предстояло сделать – это отомстить черепашкам и Эйприл.

– Хорошо, ты запросил немалую цену, но этот предмет стоит того, ответил Хищник, никак не обнаруживая своего отношения к Уэйду. – Он даёт огромную власть над временем и пространством, но только тому, кто па него настроен, как я. Чтобы обрести власть над скипетром, нужно затратить много времени и усилий, но я обещаю научить тебя всему, что знаю сам. Только подожди немного, сейчас наша главная цель: расправиться с этими зелёными демонами.

– Они на самом деле демоны? – спросил Уэйд.

– Да, и они представляют огромную опасность для нас. Пока они здесь, мы не можем использовать и половину возможностей скипетра, – ответил Хищник. – Нам нужно от них избавиться в первую очередь.

Их разговор был прерван каким-то шумом, донёсшимся со двора замка.

Хищник выглянул в окно и увидел, что на площади мечутся с факелами гвардейцы князя. Минуту спустя он услышал голос, принадлежащий никому другому, как Эйприл.

– Я хочу поговорить с князем, – кричала она на гвардейцев, пытающихся стащить её с лошади. – Уберите руки!

Гвардейцы были обозлены, но, помня о необычном появлении девушки в замке, побоялись применять к ней силу, окружили со всех сторон и так повели в апартаменты князя.

Хищник довольно усмехнулся. Всё-таки, ловушка Уэйда сработала. И если не сами черепахи, то, во всяком случае, их подружка сама пришла к ним в руки.

– Ага, ещё одна птичка залетела в гости.

Черепашки в это время преодолевали крепостную стену. Это было не так просто, как показалось вначале. Ещё в Нью-Йорке они тренировались с альпинистским снаряжением, но тогда даже не могли себе представить, что им придётся подниматься по совершенно гладкой стене, используя приспособление типа «кошек».

Первым по стене полз Рафаэль:

– Значит, это и есть вертикальная стенка? Помню, учитель рассказал, как на неё залазить, но я, кажется, очень плохо слушал.

– Ты относись к этому не как к работе, а как к приключению, – посоветовал ему Мик.

– Нет, ребята, – сказал Дон. – Сейчас всё зависит от нас. Вы уж постарайтесь относиться к делу серьёзнее.

Так, переговариваясь и подбадривая друг друга, черепашки потихоньку преодолевали стену. А Эйприл в это время отвлекала внимание стражников.

Времени для возвращения домой оставалось все меньше, а сделать предстояло очень много: освободить Мицу с Эйприл, вернуть скипетр и заодно разобраться с Хищником.

Черепашки уже залезли на край стены и сейчас наблюдали за двором замка. Всё было тихо, почти все стражники ушли с Эйприл, и только двое сидели в угловой башенке, но они не смотрели в сторону черепашек.

– Ну, что, спускаемся? – спросил Мик.

– Подожди, видишь вон тех двоих? Они, кажется, не спят. – Рафаэль показал в сторону стражников.

– Да, действительно, не хватало, чтобы они расшумелись, пока мы спускаемся, – сказал Дон.

Он решил пробраться по стене в караулку и обезвредить на время стражников. Дон совершенно бесшумно пролез в окно караульного помещения и напал на стражников сзади. Те не успели даже пикнуть, как уже валялись на полу без сознания.

– Ну, вот и чудесненько, – сказал Дон и подал знак братьям, чтоб те шли к нему.

– Смотрите, здесь есть лестница. По ней можно спуститься, только на всякий случай привяжем верёвку где-нибудь в другом месте. Вдруг пригодится, – предложил Дон.

– Слушай, ну, почему ты такой умный? – в шутку спросил у него Мик.

– Потому что я – старший брат, – ответил Донателло.

Спуск занял у них немного меньше времени, чем подъем, и они сразу же отправились на поиски Мицу.

– Как ты думаешь, куда её могли упрятать? – спросил Мик у Донателло.

– Скорее всего – в тюрьму. Подвесили в клетке под охрану толстого Сана.

– Да уж, действительно, с удовольствием ещё раз с ним встречусь, – сказал Раф.

– Послушайте, кажется, настала очередь толстяка побарахтаться в помоях, – предложил Мик. – Да. Хорошая мысль, – согласился Раф. – Как мы это сделаем?

– я уже придумал, – сказал Мик и рассказал черепашкам свой план.

В это время Эйприл получила аудиенцию у князя, но, к сожалению, она оказалась слишком короткой. Князь встретил её без особого восторга.

– А, и эта ведьма здесь. Всё получается так, как предсказал Хищник. В тюрьму её. Пусть поболтает там со своей подружкой-мятежницей. – Потом он ненадолго задумался и изменил решение. – Нет, отведите-ка её к Хищнику. Может быть, он придумает что-нибудь поинтереснее, чем просто подвесить её к клетке.

Эйприл поняла, что спорить с князем бесполезно, и, не сопротивляясь, позволила стражникам проводить её к Хищнику.

Первым, кого она увидела в апартаментах Хищника, был Уэйд, а сам Хищник стоял в углу и с восхищением рассматривал волшебный скипетр. Так вот на кого работал Уэйд. Теперь она поняла и его спокойное отношение к черепашкам (он не считал их демонами), и его повышенный интерес к ней самой. Эйприл просто захлестнула волна ярости и, вырвавшись из рук стражников, она бросилась к Уэйду.

– Эй, я с самого начала чувствовала, что ты дерьмо! – крикнула Эйприл, но тут Хищник пере бил её.

– А, мисс О'Нил. Я очень рад вас видеть. Мы тут как раз с моим компаньоном обсуждали ваше будущее.

Так вот, я вам хочу сказать кое-что про вашего компаньона, – пошла в наступление Эйприл. – Он грязь, подонок, он просто дрянь. Более того, он такое дерьмо, что дерьмо после этого даже нельзя называть дерьмом.

– Поэтому я с ним и работаю, – совершенно спокойно ответил Хищник. Уэйд тоже не обратил на выпады Эйприл никакого внимания. Он с невозмутимым видом потягивал вино из кубка.

– А ты, ты просто чудовище. Что ты, вообще, здесь делаешь?

– Вот это уже не ваше дело, мадам, – ответил Хищник и приказал страже: – Уведите её.

Стражники подошли к Эйприл и стали силой выводить её из комнаты. Она решила сделать последнюю попытку переговорить с князем.

– Постойте. У меня есть важная информация о сыне князя – крикнула Эйприл, и стражники сразу же отпустили её.

– По-моему, она говорит правду, – произнёс Уэйд, не отрываясь от кубка.

– У неё не может быть информации, – сказал Хищник. – Отведите её в боковую комнату и заприте получше.

Когда стражники вместе с Эйприл вышли, Хищник сказал Уэйду:

– Я сделал тебя компаньоном не для того, что бы ты думал, а для того, чтобы врал, мошенничал и шпионил для меня. Сейчас отправляйся в гавань, вернёшься с людьми и оружием.

Хищник был обеспокоен открытым появлением Эйприл. Что-то здесь было не так, надо бы держать её поближе к себе и подальше от князя. Совсем ни к чему, чтобы он узнал, где находится скипетр.

Мицу сидела в клетке, подвешенной под потолком тёмного, вонючего подземелья, и её одолевали мрачные мысли. Было совершенно ясно, что самостоятельно ей отсюда не выбраться, а если князь нападёт на деревню, пока Мицу здесь прохлаждается. то всё будет кончено. Тогда, считай, она застряла здесь навечно. Единственной надеждой Мицу были черепашки. Уж они-то точно смогли бы её вытащить. Только бы не передумали и успели все сделать до рассвета. Тут она услышала громкое мяуканье внизу.

Жирный охранник тюрьмы тоже обратил внимание на мяуканье под решёткой, в яме для отбросов. Он взял целое ведро помоев и вылил вниз. Это должно было успокоить кошек, но почему-то возня стала ещё более шумной. Тогда толстяк осторожно стал на четвереньки и заглянул в темноту. В этот момент решётка поднялась.

– Мяу, мяу! – произнёс Раф и, схватив ошарашенного толстяка за шиворот, скинул его в помойную яму.

Тут же появились четыре отважные черепашки. Мицу, увидев их, поняла, что спасена. Мик сразу позвал:

– Мицу, где ты?

– Я тут! – Мицу сидела в клетке, недалеко от входа.

Мик подошёл к ней:

– Ну, и как тебе здесь? Наверное, не очень весело?

– Да уж, не очень, – ответила Мицу. – Ты извини, что я не сказала вам про скипетр.

– Ничего, может, оно и к лучшему. Сейчас мы заберём тебя отсюда и пойдём искать Эйприл, а заодно разберёмся с Хищником, – сказал Мик, сбивая замок с клетки Мицу.

– Надо освободить моих товарищей, они помогут справиться с князем и Хищником, – попросила Мицу.

– Хорошо, но Эйприл в первую очередь, – ответил Мик.

Черепашки забрали Мицу и вышли во двор замка.

– Куда князь мог запереть Эйприл? Как ты думаешь, Дон? – спросил Микеланджело.

– Если её не было в тюрьме, значит, она где-то наверху, в замке. Нам надо как-то пройти к покоям князя.

Черепашки подошли к небольшим дверям, ведущим внутрь замка, и осторожно открыли их. Раф осмотрелся:

– Стражников вроде не видно. И вообще, мы, кажется, попали на кухню. Вокруг стояли большие печи. В котлах остывала какая-то еда, на стенах висели пучки зелени и коренья.

– А тут очень вкусно пахнет, – заметил Мик. – С удовольствием бы съел чего-нибудь.

– Мик, сейчас не время для еды, – сказал Лео. – Освободим Эйприл и покушаем в Нью-Йорке.

– Ага, точно, закажем огромную пиццу с мясом.

– Давайте лучше поищем лестницу наверх, – предложил Дон.

Черепахи легко нашли лестницу и, никого не встретив, поднялись на второй этаж, к покоям князя.

Длинный коридор, увешанный с обеих сторон гобеленами, привёл их в большую комнату, оказавшуюся кабинетом князя. Дон заглянул туда первым. В комнате горели свечи, но не было ни князя, ни его охраны.

– Так, здесь, кажется, тихо. Ребята, заходите! – Дон сделал приглашающий жест, и черепашки вошли за ним.

– Слушайте, мы Мицу случайно не потеряли по дороге? – спохватился Мик.

– Нет, я уже иду! – отозвалась Мицу. Она задержалась, рассматривая гобелены.

– Ого! Посмотрите-ка! – позвал Лео. Он нашёл на столе старинный свиток с изображением таких же черепах, как они, но в одежде ниндзя.

– Это мы в древности, что ли? – спросил Мик.

– Здесь изображена битва тысячи мечей, – ответила Мицу. – Тогда четыре демона победили армию князя.

– Явные родичи, – заметил Мик. – Вот этот очень похож на меня, только у него слишком свирепые глаза.

– Я-то думала, что это легенда, – задумчиво произнесла Мицу.

– Вы слышите, оказывается, мы в здешних краях – легенда, – обрадовался Мик.

– Ну, нам от этого только лучше, – сказал Раф. В этот момент в дверях показался князь. Его сопровождала целая толпа гвардейцев, но те остановились в проходе, не смея приблизиться к демонам.

– Ребята, мы, кажется, не одни, – первым заметил появление князя Лео.

– Демоны? Здесь? – удивлённо произнёс князь.

– А кого же ты ждал? – паясничая, ответил Мик. – Может быть, семейство Адамсов из телешоу?

– Так, значит, вы вернулись…

– Да, есть у нас такая привычка, каждые три-четыре века заглядывать сюда, – ответил Донателло.

– Давай нам скипетр назад, и мы исчезнем, – дружелюбно улыбаясь, добавил Лео.

– Вы опозорили моих предков, но вы не опозорите меня. Сейчас вы умрёте! – и князь приказал гвардейцам: – Убейте их!

Гвардейцы все ещё не смели приблизиться к черепашкам. Тут вмешалась Мицу. Она стояла в стороне и держала неизвестно откуда взявшийся кинжал. Вид у неё был воинственный.

– Нет, князь. Умрём мы, оба! – произнесла она формулу вызова на поединок. – Но только один из нас умрёт с честью.

Князь ответил на вывоз: достал меч из ножен. Он и Мицу с криком бросились друг на друга. Этот поединок, наверняка, закончился бы смертью обоих, не стань между ними Мик.

– Мы, кажется, попали не туда, – сказал Лео.

– Да, я тоже чего-то не понимаю, – ответил Дон. Тут один осмелевший гвардеец, ударил мечом по панцирю Мика, не нанеся ему, впрочем, вреда, но здорово разозлив. Мик повернулся, как ни в чём не бывало, к гвардейцу и спросил:

– Ты что, думаешь, я даю свой панцирь трогать бесплатно?

Испуганный гвардеец попробовал спрятаться за спиной князя, но было уже поздно. Мик достал его и уложил ударом кулака в переносицу. Князь поспешно ретировался из комнаты, а гвардейцы схватились с черепашками, началась рукопашная. На каждого ниндзя приходилось примерно по трое противников. Черепашки лихо разбрасывали гвардейцев по комнате, но никого не убивали. Мицу тоже приняла участие в драке, и кому-то здорово не повезло, она дралась ничуть не хуже черепашек. Не прошло и пяти минут, как гвардейцы валялись на полу, а черепашки пожимали друг другу лапы.

– Отлично поработали! – сказала Мицу.

– Дай лапу, друг, – и шутку ответил ей Дон.

– Ладно, пошли, ребята. Эйприл здесь всё равно нет.

Черепашки и Мицу начали спускаться к выходу из замка. По пути они заглядывали во все комнаты, но ни Эйприл, ни князя нигде не было видно.

– Где же всё-таки Эйприл? – спросил Рафаэль.

– У князя её нет, в тюрьме тоже. Значит, она попалась к Хищнику, – рассуждал Лео. – Что будем делать дальше?

– С Хищником справиться посложнее, чем с князем. Мицу, ты не знаешь, где комнаты Хищника? – спросил Дон.

– Нет. Мы блуждали по каким-то коридорам, и мне было очень страшно. Сейчас я уже не смогу найти. – Мицу снова вспомнила, как Хищник тащил её к князю, и странный запах, исходящий от него. От этих воспоминаний у неё по коже побежали мурашки.

– Давайте лучше выпустим заключённых из тюрьмы, – предложила она. – Тогда нас будет много, и легче будет найти Эйприл.

– А что, она права, – согласился Мик. – Устроим настоящую заварушку.

– Хорошо. Тогда быстрее идём вниз, – согласился Дон.

Черепашки решили выйти из замка через центральные двери. Стража, охранявшая выход, их особенно не беспокоила. Раф подошёл к ним сзади, взял по охраннику в каждую лапу и стукнул их друг о друга. Охранники мягко опустились на землю.

– Я думаю, вам стоит взять выходной, ребята, – сказал Раф охранникам. – А то вы уже падаете от усталости.

Черепашки оказались во дворе замка, стражников больше нигде не было видно.

– Мицу, где заперты твои друзья? – спросил Лео.

– Вон за теми воротами, – показала Мицу в дальний угол двора. – 'Гам раньше был загон для скота.

– Много их там? – спросил Мик.

– Хватает, – ответила Мину. – Надо открыть ворота и двери за ними. Но там может быть полно охранников.

– Нет проблем, – сказал Мик. – Сделаем запросто.

Не успел он это сказать, как из замка появилась туча гвардейцев. Они бросились на черепашек. Тогда Мик с Мицу побежали освобождать заключённых, а Лео, Дон и Раф приняли бой.

Мик открыл ворота, оттуда тоже выскочило несколько охранников. Мик с лёгкостью уложил их на землю, а Мицу в это время распахнула дверь тюрьмы.

– Выходите, выходите быстрее! – крикнула она заключённым. – Берите любое оружие и за мной.

Люди послушались и побежали в открытые ворота, на ходу вооружаясь, кто чем. Небольшая потасовка между черепашками и гвардейцами быстро превратилась в настоящее сражение.

– До чего же мне нравится эта заварушка! – Мик довольно потирал лапы. Тут на него напали двое стражников.

– Ну, ничего, я тренированный. Сейчас, ребята, вы у меня рок-н-ролл танцевать будете, – приговаривал Мик, раскручивая стражников в воздухе.

Князь наблюдал за происходящим из окон потайной комнаты. Увидев, что перевес в сражении явно не на стороне его людей, Наринаго решил, что пора сматывать удочки. Он выскочил через чёрный ход, но там его уже встречал Донателло.

– Привет, князь. Ты решил бежать в самый неподходящий момент. Вначале скажи, где скипетр.

Но князь не стал с ним разговаривать, а сразу же обнажил меч. Какое-то время Дон и князь дрались на равных, используя приёмы, принятые в таком сражении. Но князь вдруг изловчился, отбив меч Дона, и ударил его ногой ниже пояса. Дон, согнувшись, отскочил назад, но очень быстро пришёл в себя.

– Вот это, князь, ты сделал напрасно. Где тебя научили таким приёмам? – сказал Дон и двинулся на князя.

Князь продолжал драться, но Дон, сделав несколько выпадов, выбил меч у князя из рук. Князь упал на ступеньки.

– Убей меня, если хочешь, ты, чудовище! – сказал он.

– С удовольствием, князь! – ответил Дон, приближаясь к нему с двумя мечами и держа их на манер ножниц.

Он подошёл совсем близко, занёс мечи у князя над головой и… отрезал ему ритуальный хвостик.

– Князь, у тебя новая причёска. Не слишком коротко?

– Будь ты проклят, демон! – крикнул князь и бросился прочь.

Но убежал он не далеко. Дон подождал, пока князь добежит до большого медного колокола, висящего во дворе, и перерезал верёвку, на которой тот держался. Колокол обрушился на князя и тот очутился в маленькой, но очень тяжёлой темнице. Дон подошёл к колоколу и постучал в него. – Тук, тук. Как самочувствие, дружочек?

Князь ругался и осыпал его проклятиями, сидя внутри. На шум сбежались остальные черепашки и Мицу.

– Дон, что здесь происходит? – спросил Лео, не понимая, почему из колокола доносится ругань.

– Хозяин колокола – внутри колокола! – ответил Дон.

– А, ну, тогда всё понятно, – Лео приложил ухо к колоколу. – Знакомый звон и знаем, откуда он, – переделал он приговорку, рассмешив черепашек.

Их веселье прервало появление Хищника. Тот стоял наверху лестницы. Эйприл была с ним в качестве заложницы. Хищник одной рукой прижимал её к себе, а в другой держал своё оружие, стреляющее лучами.

Всё это время он был внутри замка и наблюдал за ходом сражения, ожидая момента, чтобы вмешаться. Хищник был уверен в своей победе, имея на руках такие козыри, как Эйприл, скипетр и кучу наёмников, вооружённых новейшим оружием.

– Привет, друзья! – крикнул он. – Посмотрите-ка, что у меня есть! – Хищник несколько раз встряхнул Эйприл.

Черепашки подняли головы. Это был совершенно неожиданный поворот в удачно начавшемся деле. Вид у Эйприл был неважный. За те несколько часов, что Эйприл пробыла здесь, она осунулась и, казалось, вот-вот потеряет сознание.

– А ну-ка, освободи её! – крикнул Рафаэль. Хищник только рассмеялся.

– Я с удовольствием постоял бы тут с вами поболтал о том, о сём, но у меня нет времени. Надо ещё съездить кое-куда, убить там кое-кого. А вашу подружку я или сейчас убью, или заберу с собой и потом убью. Посмотрим.

Хищник напряжённо всматривался куда-то поверх голов черепашек.

– Ага, ну вот и наёмники подоспели. С ними не так просто справиться, как с гвардейцами князя.

И, действительно, черепашек и толпу мятежников сзади атаковали наёмники, вооружённые так же, как и Хищник. Против них мятежники были беззащитны. Двое наёмников подошли к Мицу и оттащили её в сторону. Мик посмотрел вокруг, то, что он видел, не внушало ему уверенности.

– Что будем делать, Дон? – растерянно спросил он.

– Подождём. Посмотрим, что будет.

– Смотри сколько оружия!

Хищник спустился с лестницы, ведя перед собой Эйприл, и обратился к Уэйду, который привёл наёмников в замок:

– Спасибо, мистер Уэйд! А Эйприл добавила:

– Да, из тебя получился замечательный слуга подонка.

– Спокойнее, – прошептал Дон, обращаясь к Эйприл, но было уже поздно. Эйприл разошлась не на шутку.

– Ты, подонок! – крикнула она Хищнику. – Сними свою маску! Давай посмотрим, на кого ты похож! Что, слабо? Не то, что с лазерным пистолетом бегать по 16-у веку.

Хищник, как следует, встряхнул её и толкнул в сторону черепашек.

– Ты уже решила свою судьбу, женщина.

Я уничтожу тебя вместо с ними.

– Ты – просто старая ящерица, возомнившая себя царём зверей. Тоже мне Хищник! Собиратель падали, вот ты кто!

Хищник молча слушал Эйприл, но потом не выдержал:

– У меня нет времени выслушивать твои любезности, – и приказал наёмникам. – Пристрелите их!

Наёмники уже прицелились и черепашек и Эйприл, но помешал Уэйд.

– Подождите! Хищник, мы ведь так не договаривались.

– Тебя не устраивает моё решение? – спросил Хищник.

– Ты обещал мне оставить в живых женщину. Не забывай, мы ведь компаньоны, – напомнил Уэйд.

Хищник рассмеялся.

– С этого момента мы больше не компаньоны. Можешь присоединиться к этой крикливой сучке. Уокер, ты лично должен расстрелять моего бывшего компаньона.

– С удовольствием, сэр! – ответил Уокер и подтолкнул Уэйда прикладом в сторону черепашек.

– Готовсь! – отдал приказ Уокер, и наёмники опять прицелились.

– Слушайте, а ведь это даже интересно. Если мы умрём здесь в прошлом, то потом опять родимся в будущем, – как ни в чём не бывало, начал рассуждать Дон. – А если мы опять родимся в будущем…, нет что-то здесь не правильно, получается замкнутый круг.

Наёмники опустили ружья и слушали Дона, правда, не понимая, о чём он говорит. Хищник тоже слушал, опустив голову. Он прикидывал последствия такой петли во времени. Раньше ему не приходилось сталкиваться с чем-то подобным.

– Да, кстати, это очень интересно, – поддержал Лео.

– А, может, ты сам нас пристрелишь? – предложил Хищнику Донателло.

– Ты ко мне обращаешься? – переспросил растерявшийся Хищник.

– Да, конечно, к тебе. Пристрели нас собственноручно, если не боишься, – продолжал Дон.

Его тактика прекрасно сработала. Даже Уокер опустил оружие и сделал шаг назад. Остальные наёмники были в замешательстве.

– Ты же знаешь, что нас невозможно убить. Ведь мы демоны, – сказал Дон.

– Да, да, точно мы ведь демоны, – повторил Мик и злобно оскалился.

– Пули просто отскочат от нас рикошетом и перебьют тебя и твоих людей, – продолжал мысль Донателло.

Наёмники неуверенно посматривали то на Хищника, то на Уокера. Каждый боялся стрелять. Уокер предложил Хищнику своё ружьё.

– Может быть, вы хотите получить удовольствие от первого выстрела, сэр?

Хищник отбросил ружье Уокера и злобно прошипел:

– Ну, раз уж вы все меня так просите, я с удовольствием пристрелю этих идиотов.

Хищник начал целиться из своего лазерного пистолета, но потом передумал. Вдруг, действительно, луч отразится от черепашек.

– Нет, у меня есть другая мысль, – сказал он и направился куда-то в сторону.

– Какая мысль, куда он пошёл? – не понял Раф.

Наконец, черепашки рассмотрели, куда направился Хищник. Он стоял у небольшой пушки, стреляющей обычными металлическими ядрами.

– Нет, это мне не нравится, – признался Дон.

– Да, похоже, нам конец, – произнёс Раф.

– Кажется, эти ядра для вас вполне подойдут, – сказал Хищник. – Будет совсем не больно. Паф – паф – и вас разорвёт на кусочки. С этими словами он выстрелил, и тут же раздался очень громкий колокольный звон. Когда дым от выстрела развеялся, все увидели, что черепашки и Эйприл. и даже Уэйд стоят, как ни в чём не бывало, а колокол позади них развалился на несколько кусков и из него выходит князь Наринаго, с совершенно безумным видом и волосами, торчащими в разные стороны. Это зрелище окончательно добило наёмников. Никто, кроме Хищника, не заметил, что во время выстрела черепашки попрятались в свои панцири.

– Очень умно, очень ловкий трюк, – сказал Хищник, но во второй раз стрелять не стал.

Он предпочёл ретироваться в замок. Рафаэль осмотрелся и, заметив замешательство наёмников, решил перехватить инициативу.

– А не хотят ли эти ребята немного щекотушек?

Уокер, помня прошлые щекотушки, закрыл голову руками и побежал подальше от черепашек. Остальные, видя реакцию своего капитана, побросали оружие и тоже бросились в разные стороны. Два наёмника, державшие Мицу, не знали, как поступить, но Мицу приняла решение сама – стукнула их лбами друг о друга, они упали на землю и больше не поднимались.

Хищник побежал в свою комнату за скипетром, но, к его ужасу, скипетра не оказалось на месте. Он сразу понял, чьих рук дело. Бывший компаньон – Уэйд опередил его.

– Вот мерзавец! Вздумал тягаться со мной. Всё равно я тебя поймаю и спущу шкуру, – шипел Хищник.

Черепашки тоже не теряли времени даром. Им надо было срочно найти скипетр. Князь, наверняка, не знал, где он находится, скорее всего, скипетр был у Хищника. От этого положение не становилось проще, черепахи уже убедились, что Хищника не одолеть ни приёмами каратэ, ни оружием, кроме того, какое было у него самого. К счастью, наёмники потеряли несколько лазерных пистолетов, и черепахи их подобрали. С ними можно было начинать охоту и на Хищника.

На первом этаже замка черепашки повстречали нескольких насмерть перепуганных гвардейцев.

– Ага, ребята, именно вы нам и нужны, – с угрозой произнёс Мик.

– Или вы показываете нам комнаты Хищника, или мы превратим вас в лягушек. Выбирайте, – предложил Лео.

Гвардейцам было некуда деваться, и они провели черепашек к покоям Хищника, но побоялись заходить внутрь. Черепашки отпустили гвардейцев и открыли дверь в комнату.

– О господи, ну, и воняет же здесь, – сказал Дон.

– Наверное, Хищник относится к подвиду вонючек среди рептилий, – предположил Мик.

Они быстро осмотрели комнаты, но не нашли скипетра. По беспорядку было ясно, что хозяин только что был здесь. В последней комнате, Раф обнаружил распахнутое настежь окно.

– Эй, ребята, быстрее сюда. Хищник смылся, – позвал он остальных черепашек.

– Да, похоже, он перебрался отсюда на крышу, – сказал Дон. – Давайте быстрее за ним.

Черепашки вылезли в окно и легко перепрыгнули на крышу соседнего дома. Откуда они увидели убегающего Хищника.

– Вот он. Надо быстрее его догнать, – крикнул Раф.

Хищник уже спустился с соседней крыши и черепахи на время потеряли его из виду. Но потом Мик заметил, как он поднимается по лестнице на крепостную стену.

– Ага, кажется, попался.

Хищник начал подниматься не на ту стену. Та, на которую он лез, заканчивалась тупиком. Дальше можно было только прыгать с огромной высоты в море или на скалы, торчащие из воды.

На краю стены черепашки настигли Хищника и сделали несколько предупредительных выстрелов из его же оружия.

– Стой, или ты покойник! – крикнул Дон. Хищник остановился, больше бежать было некуда.

– Что вы за демоны? – спросил он упавшим голосом.

– Мы черепахи. Подвид: черепашки-мутанты ниндзя, – ответил Рафаэль.

– А ты мешок с дерьмом! – добавил Мик. Хищник смотрел по сторонам, он не знал, что делать дальше. Всего за каких-то полчаса, он лишился всего – власти, скипетра, возможности вернуться домой и, кажется, скоро лишится жизни. Его положение действительно было безвыходным, оставалось только спуститься по стене, и вплавь добираться до своего корабля. В принципе, ему и это было по силам, но Хищник раздумывал.

Уэйд стоял недалеко от края стены и наблюдал за Хищником. Когда тот уже начал разматывать верёвку, собираясь спускаться, Уэйд не выдержал и решил окончательно избавиться от своего бывшего компаньона. Он взялся за рычаг катапульты и запустил в Хищника тяжёлый горячий снаряд. Снаряд не попал в цель, но пролетел настолько близко, что Хищник потерял равновесие и полетел с огромной высоты в море. Черепашки подбежали к тому месту, где только что стоял Хищник, но не успели удержать его. Дон заглянул вниз.

– Ого, прыгать с такой высоты без страховки!…

– Не беспокойся, – сказал Лео. – У этой ящерицы большой запас прочности. Мы с ним ещё встретимся.

– Прощай, любимый Нью-Йорк! – сказал Рафаэль. – Теперь мы уже не сможем вернуться. Скипетр потерян навсегда.

– Что ты наделал? – бросилась Эйприл к Уэйду. – Зачем ты столкнул его? Вместе с ним пропал волшебный скипетр. Господи, Уэйд, ну, почему ты все делаешь неправильно?

– На этот раз я всё сделал правильно.

– Что именно ты сделал правильно.

– Уничтожил это чудовище. Хватит ему портить мир.

– А как скипетр? – спросила Эйприл.

– Скипетр у меня, но готов уступить его вам на время, – ответил Уэйд.

– Что ты сказал? – Раф ушам не поверил.

– Скипетр у тебя? Ну, ты молодчина! А мы уже думали, что застряли здесь навечно.

Эйприл подошла к Уэйду, и он отдал скипетр. Только сейчас она заметила какую-то тоску в его глазах.

– Я не хочу отпускать тебя, – грустно сказал Уэйд.

– Ты не можешь отправиться в будущее с нами, – ответила Эйприл. – У тебя ещё много дел здесь и ты обязательно встретишь девушку, которую полюбишь.

С этими словами Эйприл отошла в сторону. В отношении Уэйда к ней, действительно, было что-то трогательное, хоть он и предал её вначале. К Уэйду подошёл Дон.

– Ну, парень, ты молодец. Я даже не ожидал от тебя такого.

– Я знаю, что виноват перед вами, – ответил Уэйд. – Я просто хотел удержать Эйприл, любой ценой.

Дон рассмеялся.

– Ты хотел невозможного. Никто ещё не смог её удержать. Она, как кошка, гуляет сама по себе. За это мы её и любим.

На часах была полночь. В небе из-за туч показалась полная луна. Сегодня, казалось, она светила необычно ярко. Очередная космическая фаза заканчивалась через несколько минут.

Черепашки уже простились со всеми, кто помогал им. Эйприл очень трогательно прощалась с Уэйдом. Черепахам, эта сцена показалась просто душещипательной. Они, оставив влюблённую парочку, вышли в соседнюю комнату.

– Кажется, нам уже пора, – сказал Дон. – Раф, иди, поторопи Эйприл.

– Ребята, знаете что! Я остаюсь здесь, – неожиданно заявил Мик. – Не хочу возвращаться в Нью-Йорк, мне нечего там делать.

– Мик, ты что, смеёшься? – не поверил Лео.

– Нет, я серьёзно, – ответил Мик. В комнату вошла Эйприл.

– Так, что здесь происходит? – она заметила растерянность черепах.

– Мик не хочет возвращаться, – ответил Лео.

– Подожди-ка, – Эйприл подошла к нему и обняла за плечи. – Ты вернёшься с нами в Нью-Йорк.

– В Нью-Йорке я уже был, – ответил Мик.

– Но ведь там твой дом.

– Ну, конечно, – сказал Мик. – Ты живёшь в хорошей квартире, а я где-то в мусоропроводе и над головой через каждую минуту грохочут поезда.

– Я об этом тоже думал, – согласился с Миком Рафаэль. – Здесь нас ценят. Здесь мы не должны жить, как кроты.

– Нет, нет. Этот номер не пройдёт. Мы все возвращаемся домой, – сказал Дон.

– Ребята, я не хочу, чтобы вы считали меня эгоисткой, но я не хочу оставаться здесь, – сказала Эйприл.

– Я тоже, – согласился Лео. – Я не могу жить там, где никто не знает, что такое компьютер.

В общем, черепашки разделились на два лагеря. Дон и Лео хотели вернуться в 20-й век, а Мика и Рафаэля больше устраивала жизнь в средневековье. Здесь был чистый воздух, чистая вода и местное население считало их почти богами. Чего ещё нужно для полного счастья? Они ещё долго спорили бы друг с другом, но вдруг скипетр в руках у Дона ожил. Спираль времени начала вращаться, скипетр засветился и от него пошли слабые электрические разряды.

– О! Кто-то уже включил скипетр. Нам нужно отправляться немедленно, – крикнул Донателло.

– Ребята, прекращайте спорить, иначе мы все здесь застрянем, – попробовала Эйприл успокоить черепашек.

* * *

Принц Кин-Чин больше не мог мучаться в неизвестности. Время для возвращения черепашек уже истекло, осталось каких-то 10 – 15 минут, а скипетр все не подавал признаков жизни. Значит, черепашкам что-то мешает вернуться. И если они не прибудут вовремя, принц тоже останется здесь навсегда.

Наставник Сплинтер тоже переживал не самые приятные минуты в своей жизни. Чем ближе стрелка часов приближалась к двенадцати, тем больше беспокойство его одолевало. За последние шестьдесят часов он спал от силы часа четыре. Всё остальное время наставник старался держать ментальную связь с черепашками. Они, находясь в прошлом, не чувствовали его присутствия, и он тоже не мог знать наверняка, что с ними происходит, но наставник всегда улавливал опасность, угрожающую его ученикам. Сейчас такой опасности не было. Тогда почему же они не возвращаются? Сплинтер был очень обеспокоен, он сидел на полу, уставившись в пространство, стараясь мысленно перенестись в 16-й век, но что-то не давало ему чётко увидеть черепашек. Он знал только одно – все они живы и находятся в безопасности.

– Ну, что вы слышите, наставник? – принц Кин-Чин вывел Сплинтера из состояния транса.

– Принц, ты мне помешал. Тебе надо научиться терпению.

– Я больше не могу терпеть, я и так терплю уже третьи сутки, – Кин-Чин был очень раздражён.

– Не беспокойся за свою девушку. С ней, кажется, всё в порядке, – Сплинтер попробовал успокоить принца.

– Я вам больше не верю, – сказал Кин-Чин и взял в руки скипетр.

– Кин-Чин, подожди, – попросил наставник.

– Сколько можно ждать? Так можно сто лет просидеть здесь, под землёй! – ответил принц.

– Пойми, ты не можешь вернуться назад и бросить здесь остальных. Ты, что, забыл про гвардейцев?

– Не я. Они забыли свой долг. Они, по-моему, вообще не хотят возвращаться, – ответил Кин-Чин.

– Никто из вас не может остаться в этом времени. Получится ужасная путаница, если кто-то вернётся, а кто-то останется, – Сплинтеру было непросто объяснить теорию времени средневековому принцу.

Четверо гвардейцев князя, действительно, не жаждали возвращаться домой. В отличие от принца, они намного лучше чувствовали себя здесь, чем в прошлом. Гвардейцы освоились настолько, что, ничем не отличаясь от коренных американцев, посиживали в баре в центре города и резались на игровых автоматах в космические войны.

Каждый из них нашёл для себя какое-нибудь занятие здесь, но все вместе они просто обожали хоккей, телешоу, пиво и картофельные чипсы. А когда Кейси всё-таки вывел их в город и показал игровые автоматы, у гвардейцев появилась новая страсть – компьютерные игры.

Сидя в баре вот уже четвёртый час, ребята напрочь забыли, что сегодня был их последний день в будущем. Акиро крупно выигрывал у компьютера. Остальные отплясывали под диско какой-то фантастический танец. Именно в этот момент и появился Кейси.

– Ребята, а вы знаете, что вам пора? – спросил он.

– Куда? – удивился Акиро. не отрываясь от игры.

– Куда, куда! – передразнил его Кейси. – Назад в прошлое. Принц Кин-Чин уже рвёт и мечет.

– Слушай, а может, мы ещё немного побудем здесь?

Кейси понял, что с Акиро сейчас разговаривать бесполезно и пошёл к новоявленным танцорам.

– Хватит плясать. Пошли. Ребята, вам пора возвращаться.

Не без труда, но ему удалось собрать гвардейцев.

Когда гвардейцы поняли, что он хочет не просто вернуть их в свою квартиру, а отправить назад, в прошлое, на службу к князю, они пришли в ужас.

– Кейси, послушай, а нам нельзя остаться?

– Нет! – ответил Кейси. – Вам и так была дана редкая возможность посмотреть на будущее. Теперь вы должны быть просто счастливы, вернувшись назад.

– Мы вернёмся назад? Нет, мы не можем вернуться назад.

Ребята, кажется, уже приняли решение, и обрадованные, ударили по рукам. Кейси такая перспектива очень не понравилась.

– Друзья, мне очень жаль, но время невозможно переделать или повернуть вспять. Ваше место в прошлом. Вам придётся возвращаться, даже если вы не хотите. Вы просто исчезнете в любой момент из этого зала и окажетесь перед князем. А кто-нибудь подумал, что сделает с вами принц Кин-Чин. если вы не вернётесь добровольно? Да он просто порубит вас на мелкие кусочки!

Быть порубленными на кусочки принцем или сваренными заживо князем гвардейцам явно не хотелось, и они, понурившись, пошли обратно в подземку.

«Да-а, эксперимент мне явно удался, – думал Кейси по дороге домой. – Даже слишком удался. Ребята настолько адаптировались в 20-м веке, что в родном 16-м им будет ой как несладко. Надо было послушаться старого Сплинтера и ничего им здесь не показывать. Зато понятно, откуда взялась половина легенд про говорящие картины и ноющие камни. Кажется, я немного переборщил, развлекая ребят. Ну, ладно, чему быть, того не миновать. Легенды лишний раз доказывают, что все так и должно было произойти».

* * *

Мик был неумолим. Он стоял в углу и не поддавался ни на какие уговоры, похоже, он действительно решил остаться в прошлом.

Эйприл предприняла последнюю попытку, взяв Микеланджело за руку, и подвела к Лео и Дону.

– Мик, пойми, вы не можете разделиться. Вы же родные братья.

– Я не хочу возвращаться!

Эйприл с недоумением смотрела то на него, то на остальных братьев. Ситуация просто не укладывалась у неё в голове. Как это так? Мик решил отделиться. Не просто в другой город переехать, а остаться в ином времени. Это будет катастрофа для братьев.

Ситуацию спасла Мицу. Она уже раньше попрощалась с черепашками, но маленький Йоши только что пришёл в замок с дедушкой, чтобы в последний раз увидеть своих новых друзей. Они вошли в комнату как раз, когда черепашки ссорились.

– Рафаэль-сан! – позвал Йоши, держась за руку сестры.

– Йоши хочет попрощаться, – сказала Мицу. К ним подошёл Мик.

– Не надо прощаться, мы с Рафом остаёмся здесь.

– Как это так? – спросила Мицу. – Этого не может быть. Если вы останетесь здесь, Кин-Чин не сможет вернуться. Мик, ты не можешь так поступить. Ты ведь обещал, что Кин-Чин обязательно вернётся. – Мицу сильно расстроилась.

– Да, я понимаю, но нам очень хорошо здесь.

– Мик, ты не понимаешь, наши две семьи, моя и Кин-Чина, должны воссоединиться, иначе войны не закончатся.

– Но я хочу остаться здесь, с тобой, – ответил Мик.

Ты всегда будешь со мной, Микеланджело, – с улыбкой ответила Мицу, теперь она поняла, в чём дело.

Скипетр уже работал вовсю. В комнате подул ветер времени, захлопали ставни на окнах, со стола посыпались книги.

– Ладно, ладно, к вопросу о времени, его осталось очень мало, – Дон старался перекричать шум ветра.

– Я вот тут подумал, нам необходимо вернуться, у нас ведь такая судьба, – сказал Рафаэль. – Если останемся, мы вмешаемся в их судьбу. Мы разрушим жизнь Мицу и Кин-Чина. С нашей стороны это было бы эгоистично.

– Раф, ты правильно все понял. Наша жизнь, она в Нью-Йорке, – ответил ему Дон.

– Так, ребята, пора отправляться, – сказал Лео.

Йоши подбежал к Рафу и бросился ему на шею.

– Рафаэль-сан, я тебя никогда не забуду, – сказал он.

– Йоши! Ах, Йоши, я тоже никогда не забуду тебя, – ответил Раф. – И помни, всегда держи себя в руках, не давай воли характеру.

Мик никак не мог проститься с Мицу.

– На, держи, – Мик отдал ей на память свои старые боксёрские перчатки. – Если когда-нибудь окажешься в Нью-Йорке, они тебе пригодятся.

– Мик, быстрее, Мик, ты опоздаешь! – крикнула Эйприл. Она и остальные черепашки, уже стояли в центре комнаты, держась за руки.

Столб искр уже доходил им до пояса, вокруг безумно метались молнии, воронка времени постепенно затягивала Эйприл и черепашек обратно в будущее.

– Судьба есть судьба! – крикнул Мик и бросился в центр водоворота времени, но уже не успел. Эйприл вместе с Доном, Лео и Рафом таяли у него на глазах.

* * *

Когда Кейси с гвардейцами пришли в метро, их уже встречал встревоженный наставник Сплинтер.

– Быстрее, принц Кин-Чин уже начал переход в прошлое. Ещё немного, и он будет там, а его друзья останутся здесь. Гак мы можем навсегда потерять моих учеником.

– Я еле-еле уговорил их возвращаться. Кейси, войдя к Кин-Чину, увидел, что тот готов к переходу. Воронка времени уже начинала крутить и затягивать в себя мелкие предметы. Летали по воздуху страницы, вырванные из тетрадей Кейси, перфолента крутилась, как серпантин в Рождественскую ночь. Посредине этого беспорядка стоял принц Кин-Чин, держа в руках скипетр, светящийся ярким, электрическим светом.

– Быстрее, быстрее собирайтесь! – крикнул он.

Гвардейцы побежали в свою комнату за оружием. Акиро успел прихватить с собой портативный телевизор, но по дороге он встретил Кейси.

– Так, Акиро, а это куда ты тащишь?

– Я не смогу жить без него, – ответил Акиро.

– Ну, хорошо, хорошо, я перешлю его малой скоростью, – предложил Кейси. – Ты не можешь взять его с собой сейчас, вас там и так слишком много.

Акиро бросился обнимать Кейси, ему было слишком тяжело прощаться с 20-м веком, и всем, что с ним связано.

– Или, если когда-нибудь вернёшься, я его для тебя сберегу, – добавил Кейси, прекрасно зная, что Акиро уже никогда не сможет вернуться. Но он не хотел огорчить Акиро сейчас, тому и так было тяжело. Все гвардейцы уже переоделись в то, в чём попали в будущее, и собрались в комнате у Кин-Чина. Они были готовы к переходу во времени, только Акиро никак не мог успокоиться, казалось, он вот-вот разрыдается.

– Все, друзья, прощайте. Если вам очень-очень повезёт, мы ещё встретимся, – крикнул Кейси.

В стороне стоял наставник Сплинтер. Ему тоже было грустно расставаться с новыми друзьями, но Сплинтер, как всегда, внешне был абсолютно спокоен.

– Прощайте, ребята. Удачи вам! – сказал он и помахал им рукой.

Акиро всё-таки не выдержал, бросился на шею Кейси и разрыдался.

– Акиро, быстрее назад, ты не успеешь! – крикнул Кейси, но было поздно.

Принц Кин-Чин и трое гвардейцев уже стояли в центре воронки времени. Акиро бросился обратно, но смерч уже не пускал его внутрь. Принц с гвардейцами таяли у него на глазах. От грохота и блеска электрических разрядов Акиро как будто потерял сознание на короткое время, а когда пришёл в себя, то увидел, что спиной к нему стоит кто-то в одежде гвардейцев, но в два раза выше, чем они.

* * *

Эйприл и черепашки даже не заметили, что находятся уже не в комнате князя, а в старом любимом зале метро в Нью-Йорке. Они все ещё стояли, охваченные молниями, и тянули руки к Мику, только его уже не было видно. Постепенно треск разрядов стал затихать и новые молнии больше и появлялись.

– Ага, кажется, перенеслись, – сказал Раф, осмотревшись. Они, действительно, вернулись домой.

– Где Микеланджело? – первым делом спросил у них Сплинтер.

Мика не было. Когда Эйприл и черепашки обернулись назад, вместо Мика за ними стоял Акиро со скипетром в руке. Эйприл и черепашки закричали от неожиданности, значит, они навсегда потеряли Мика.

Акиро испугался ещё больше, чем они. Он уже привык к Нью-Йорку, к Кейси, даже к Сплинтеру, но вид черепашек-мутантов был совершенно ему не знаком и приводил в ужас.

Акиро бросился к лестнице, ведущей из подземки, скипетр был у него. Черепашки побежали следом.

– Остановите его! – крикнул Сплинтер.

Но Акиро поднимался всё выше по лестнице и уже добрался до люка, ведущего на поверхность. Скипетр опять начал работать, и Акиро всё больше и больше охватывали молнии и снопы искр. Когда черепашки добежали до лестницы, Акиро уже и след простыл. Они, расстроенные, вернулись в комнату.

– Кажется, мы навсегда потеряли Мика, – Эйприл была очень расстроена.

Дон похлопал её по плечу и сказал, показывая на лестницу.

– Посмотри-ка, кто к нам пришёл!

Эйприл обернулась и увидела две огромные зелёные лапы на верхних ступеньках лестницы. Такие нижние конечности, могли принадлежать, только одному существу в мире – Мику. Черепашки и Эйприл подбежали к люку. Оттуда ещё исходил призрачный свет скипетра, но Мик уже спускался к ним, как всегда улыбаясь. В руке он держал волшебный скипетр.

– Мик! Мик! – обрадовались черепашки.

– Мы боялись, что больше никогда не увидим тебя! – призналась Эйприл.

– Куда же я без вас, ребята! – ответил Мик.

– Очень хорошо, что ты вернулся, – к Мику подошёл наставник Сплинтер.

Черепашкам не терпелось снова воспользоваться благами цивилизации. В первую очередь они заварили крепкий кофе и заказали четыре огромные пиццы. А Эйприл побежала принимать ванную.

Один только Мик ходил как в воду опущенный и о чём-то грустил.

– Микеланджело? – позвал его Сплинтер.

– Да, наставник!

– Что-то тебя глубоко встревожило? Мик задумался. Потом сказал:

– Я взрослею. Мне кажется, я никогда уже не смогу засмеяться.

Сплинтер расхохотался:

– Посмотри на меня. Я старше тебя в шесть раз.

Наставник нацепил себе на голову абажур от торшера.

– Ну, как? Похож я на Элвиса Пресли в фильме «Голубые Гавайи»? Я видел его по кабельному.

Вид Сплинтера с абажуром на голове мог рассмешить кого угодно. Мик не удержался, – теперь они хохотали уже вдвоём.

Мицу только что вышла из комнаты, откуда исчезли черепашки, как опять раздался грохот. Она передала напуганного Йоши дедушке и побежала обратно.

Черепашки не обманули. На пороге комнаты Мицу встретила Кин-Чина. На нём была его, перекроенная Эйприл, одежда, в руках принц держал скипетр.

– Видишь, я вернулся, Мицу! – принц подошёл к ней и хотел поцеловать, но в это время в коридоре появился князь.

– Отец? – произнёс принц.

Он ожидал, что князь опять начнёт мешать им с Мицу, но на долю князя выпало слишком много неприятностей за последние два дня. Когда он увидел сына, казалось, потерянного навсегда, силы оставили его и князь рухнул на пол.

– Отец! – крикнул принц, помогая подняться князю.

– Кин-Чин? Ты вернулся?

Князь поднялся на ноги и поклонился принцу. Это было знаком примирения и уважения отца к сыну. Принц тоже поклонился и торжественно передал скипетр Мицу, а та, с низким поклоном отдала его князю Наринаго. Так традиции были соблюдены, и многолетняя вражда между родом принца Кин-Чина и Мицу закончилась.

– Кин-Чин, Мицу, я даю согласие на ваш брак. Вы должны быть счастливы! – торжественно произнёс князь и вышел в сопровождении охраны, оставив принца и его возлюбленную наедине.

 

ЭПИЛОГ

Мик, валяясь на брюхе и помахивая в воздухе ногами, с ехидцей наблюдал, как безбожно мухлюет его компьютер.

Игра была простенькой: сбить вражеский кораблик, едва тот покажется из-за неприятельского берега. Что ещё прикажете делать в скверную погоду?!

С тех пор, как завершилось приключение черепашек в прошлом, минуло полгода. Черепашки порой даже жалели, что все позади. И даже Эйприл все реже вспоминала о смелости братцев.

Раф пыхтел, пытаясь спасти хоть что-то из разгромленной эскадры. На мониторе цветными фонтанчиками вспыхивали взрывы.

– Ещё один славно завершил боевой путь, – Мик старался глядеть в сторону: уж больно жалкий был у Рафаэля вид.

– Везёт тебе сегодня. – Раф вгрызся в апельсин. Брызнул сок, оставив на стекле монитора мутный след.

Мик протёр стекло, полюбовался на разгоревшееся морское сражение.

– Удачи всегда через раз – жди неприятностей! – предупредил Раф Мика.

Но подколки брата не могли вывести Мика из прекрасного расположения духа. Мик в жизни не признается, почему у Рафаэля разгромный счёт: Мик просто-напросто перепрограммировал компьютер – и вместо того, чтобы уничтожить суда неприятеля, коми перекрашивал кораблики Рафа в цвета Мика. Причём окрашивал всё, что подворачивалось.

В запале схватки Рафаэль не замечал, как картинка постепенно приобретает малиновый оттенок.

Когда Раф в очередной раз перехватил управление, воевать было нечем. Рафаэль надулся: так позорно он ещё ни разу не проигрывал. Ещё раз глянул на постыдное побоище: по заливу, обрамлённому для пущей устрашительности свирепыми мордами, сновали лишь кораблики Мика. Раф присмотрелся. В воде плавали зубастые акулы. Черепашке даже показалось, что одна из них повернулась в его сторону и ехидно подмигнула, показала розовый язык.

Мик колобком скатился со стула. Раф кинулся следом.

– Жулик! Мошенник! – орал Раф, пытаясь наддать Мику всеми четырьмя лапами.

Мик не успел сгруппироваться – и, оказавшись в мгновение ока вверх брюхом, бестолково колотил лапами воздух.

– Ты – злодейская душонка! – заверещал Мик. – Так нечестно!

Раф с минуту полюбовался на мучения братца.

– А подтасовывать результаты – честно? Мик умолк, пытаясь перевернуться самостоятельно.

Раф остался очень доволен. Жуликов нет смысла калечить, потом самому станет жалко. Вот проучить – неужели до Мика никогда не дойдёт, что нужно быть честным?!

– Слушайте. – Дон, упаковывая телевизор в коробку, на минуту остановился, – всякому терпению есть предел. Вы вообще собираетесь помогать?

Он готовился к переезду, подогреваемый злостью на городские власти, которые таки решились запустить заброшенную ветку метрополитена. А жить где?

Лео всунул голову между Миком и Рафом.

– Ребята! Пора отчаливать, потом доссоритесь! Втроём они с лёгкостью перевернули упирающегося Мика на спину. Тот отбивался:

– Где это видано: над людьми издеваться?!

– Тебе до человека – ещё расти да расти! – тряхнул брата за шиворот Раф.

– Да что, объясните, за спешка? – Мик пытался вырваться. – Новую квартиру собирались искать на будущей неделе!

– Это в выходные неделя была будущей, – мрачно пояснил Лео, – а с понедельника – уже настоящее!

– Дотянули, – нехотя буркнул Дон, – теперь придётся оккупировать квартиру Эйприл.

– А мы не помешаем? – иногда на Мика находила деликатность.

– Во-первых, иначе нас сгребут ковшом шагающего экскаватора, а, во-вторых, все равно выхода нет! Сплинтер уже там окопался, – Лео даже устал говорить так много.

* * *

Маленький красный автомобильчик Эйприл, похожий на ёлочное украшение, остановился между закусочной и парикмахерской. Характер у автомобильчика был своенравный, и Эйприл молилась, чтобы он завёлся с пол-оборота. Но пока ехать было некуда.

Время от времени парикмахер с любопытством поглядывал на взъерошенную причёску девушки в машине. Эйприл решительно сжимала губы – мастер, старый негр с курчавой бородкой и опрятным барашком на голове, смущённо отворачивался.

Эйприл отражалась в витрине парикмахерской: и почему это люди позволяют себе пялиться?

Эйприл крепилась что было сил: хотелось спать.

Сегодняшний день начинался скверно. Эйприл проснулась задолго до того, как включился звонок таймера. Серенький полумрак лежал в комнате. Глаза, словно между веками поставили распорки, глядели в мутно-белый потолок. Эйприл дотянулась до таймера, прихлопнула уже бесполезную кнопку звонка.

– Половина пятого! – интересно, чем люди занимаются в такую рань?!

В уголке шуршала сухариком мышь. Эйприл позвала мышонка. Она нарочно купила электронного зверька в магазине зооигрушек. Всё-таки, приятно, проснувшись среди ночи, знать – рядом живая душа. Эйприл усмехнулась, представив серый комочек, любопытный и вороватый.

Современные игрушки очень были похожи на настоящих зверушек. За мышонка Эйприл отдала недельный заработок, но приятели всегда обходятся недёшево. Правда, стыдно перед Миком – он в этом месяце останется без боксёрских перчаток.

Эйприл не всегда понимала своих приятелей. Готовы драться, соревноваться, устраивать кроссы по туннелям. Ни секунды покоя. Эйприл любила Сплинтера и черепашек-мутантов, но порой уставала от их неуёмной энергии.

Сплинтер, правда, отличался усидчивостью, но, Эйприл подозревала: за терпеливым сидением с книжкой таится обыкновеннейшая лень. Сплинтер и усом не шевельнёт, если это будет стоить усилий.

Эйприл села в постели, подоткнув под себя одеяло. Мысли по-прежнему бродили злые, взявшиеся невесть откуда. Зачем-то захотелось разбудить того, кто обосновался в кухне, причём без квартплаты. Эйприл сейчас не хотела думать, что сама предложила свой буфет, переместив посуду и кухонные полотенца в ящик из-под пылесоса.

Дальше – хуже. Эйприл захотелось запустить тапок в вечно голодного электронного мышонка.

Хруст стал жёстче. Самовосстанавливающийся сухарик словно оброс жестяной коркой.

Эйприл глянула в окно: виднелся кусочек неба. Девушка выбрала себе квартиру на последнем этаже новоотстроенного небоскрёба. Над ней была лишь оранжерея с причудливо изогнутыми хрупкими перильцами. Оранжерею обслуживал глуховатый робот-садовник.

Эйприл включила кофеварку, щедро сыпанув в воронку молотый кофе. Долила воды до отметки «максимум».

Через минуту ноздри защекотал горьковатый парок.

Пить кофе в любое время суток у Эйприл давно вошло в привычку.

Хруст проступил явственнее. На кухне завозились, но лишь плотнее захлопнулась дверца буфета.

Теперь хрустело сверху.

– Горе-мастера! – пнула табурет Эйприл. – С чего бы мыши ходить по вертикальным поверхностям?!

Самого мышонка видно не было. Эйприл в сердцах чуть не разбила чашку с кофе.

Мышонок умудрился выбраться из квартиры и устроился на лестничной клетке.

– Так, – Эйприл чувствовала, что злость комком застряла в горле, – теперь я ещё и мышей ловить должна!

Накинула лёгенький прозрачный халатик, едва прикрывавший бедра. Поясок куда-то задевался. Ещё и заело дверную цепочку. Эйприл рванула. Цепочка отскочила. Эйприл толкнула дверь. Этого быть не могло!

На лестничную площадку рядом с квартирой Эйприл выходила ещё одна дверь – обитая железом – соседа девушка видела всего дважды: когда он, командуя роботами-грузчиками, заселялся и на следующее утро, когда в самый неподходящий момент у Эйприл кончились запасы пепси. Эйприл и сейчас поёжилась, припомнив скрежетание железных пластин и неприязненный взгляд старикана. Эйприл тогда поклялась, что лучше до конца своих дней будет пить воду из-под крана. Сейчас бы не помешал ледяной душ: на лестнице, чуть подсвеченный светом с нижнего этажа, юлил смерч. Впрочем, смерч – сильно сказано для вихрящегося потока воздуха. Полы халатика встрепенулись и вытянулись в сторону пыльной воронки.

– Кыш! Кыш отсюда! – замахала девушка руками. Воронка замерла.

Честно говоря, Эйприл была готова сбежать. Юркнуть в квартиру, защёлкнуть замок и спрятаться под одеяло. Но тут дверь, увлекаемая сквозняком, мягонько шлёпнула. Замок задорно щёлкнул. Девушка, сознавая бесполезность поисков ключа, ощупала халатик. Смерч насмешливо крутнулся. А потом двинул вверх по ступеням.

– Нет! – взвизгнула Эйприл: нервы и так были напряжены, словно серебряная струнка, которую пробуют на разрыв. Прижалась к холодной двери соседа.

И в тот же миг дверь отворилась. На пороге, в пижаме и с мертвенно-бледным лицом, стоял неприветливый сосед.

– Наконец-то! – даже радость в голосе соседа звучала утробно и глухо. – Проходи!

Эйприл не поверила:

– Это вы мне, мистер… – имя соседа выпорхнуло из головы.

Но тот глядел мимо Эйприл. Девушка оглянулась. Смерч сгустился, потом вытянулся длинным сизым шлейфом и заскользил в открытую дверь. Сосед смотрел незряче. Словно сомнамбул, попятился.

«Пьян?» Эйприл не могла позволить себе не вмешиваться в эту историю: уж очень чудовищное выражение было на лице соседа. Эйприл, ругая себя, на чём свет стоит, прошмыгнула следом за смерчем. На неё внимания никто не обратил: ни человек, ни вихрь. Наконец Эйприл припомнила, что странного соседа зовут мистер Р. Смит. Только сейчас поразило, что столь приметная личность, которую не пропустишь в толпе, носит самое серенькое, распространённое имя. Эйприл не могла не признать, что снова вляпалась в приключение. Ещё было время уйти: Р. Смит и его посетитель не реагировали. Но тогда она не узнает, с чего это смерчи разгуливают по квартирам! Эйприл была уверена, что планировкой квартира мало отличается от её собственной. Современные архитекторы не мудрствуют: ставят короба да набивают их электроникой. Дома, в результате, похожи, как сиамские близнецы.

Но бесподобный мистер Смит и своё жильё превратил в кошмар. Во-первых, поражало гулкое эхо, гулявшее по нескончаемой анфиладе комнат. Стрельчатые окна, украшенные витражами, походили на бойницы древних замков, какими их нарисовал бы талантливый, но не отягощённый эрудицией двенадцатилетний гений.

Свет, куда бы Эйприл ни скользнула взглядом, оказывался за спиной, словно источник света играл в прятки.

Эйприл чуть замешкалась, рассматривая коллекцию оружия: от первобытных каменных топориков до небольшого лазера, – и тут же чуть не потеряла из виду парочку.

Круглый зал, куда заторопилась Эйприл, с окнами, забранными железной решёткой, освещался пламенем камина. Причём окна располагались и па потолке, похожие на иллюминаторы. Эйприл огляделась. И тут же впилась зубами в собственную руку, сдерживая крик. Спину окатило холодным потом. Эйприл чувствовала, что сейчас её стошнит. На стене, прикреплённое кожаными ремнями, висело тело девушки лет восемнадцати. Эйприл пригляделась: муляж был похож на живого человека. Нелепая гипсовая кукла – и все-то! – Странные фантазии у мистера Р. Смита, прошипела Эйприл, рассматривая электронную игрушку, имитирующую человеческое тело, покалеченное и изуродованное.

Кукла, запрограммированная на чужое присутствие, застонала и оскалила мелкие острые зубки.

Эйприл, сдерживая отвращение, опрометью бросилась прочь. Сейчас ей уже не хотелось приключений – она готова была дать обет не высовывать носа, даже если рядом будет гореть: мистер Смит нуждался в консультации психиатра! И здоровенного полицейского!…

Время от времени в газетах и на телевидении возникала шумиха: электроника достигла того уровня, когда человек, не угрожая окружающим, мог воплотить в реальность самые грязные свои помыслы и желания. Достаточно заказать игрушку. Её могут сделать в виде нелюбимого начальника или склочной жены. Вначале новинку приняли: уровень преступности резко пополз вниз. Но потом игрушки пришлось запретить: имитация оказалась так сильна, что, вырвав глаз кукле или оторвав ей руку, человек привыкал к мысли: ближний – та же игрушка. Электронные монстры выпустили на свободу кровожадного джинна – человек быстро ли шалея остатков совести.

И вот в соседней квартире Эйприл встречает маньяка. Где гарантия, что однажды Смит не захочет посмотреть, как дёргается и мучается живой человек.

Эйприл метнулась, наверное, перепутав коридоры: она попала в зал, так же скупо освещённый.

Единственным украшением зала был примитивный алтарь в центре. Грубо сложенная из камней пирамида была залита спёкшейся красной краской. Венчал пирамиду светящий желтоватыми бликами человеческий череп. Эйприл догадалась: мистер Р. Смит не был сумасшедшим. Пирамида, залитая кровью, и череп – атрибуты секты сатанистов. Впрочем, сатанисты, по мнению девушки, все поголовно были помешанные.

В зале напротив мистера Р. Смита, присев на корточки, пристроился молодой человек. Лишь рост поражал: даже вот так, сидя, он был головой на уровне со стоящим Смитом.

– Четыре века, говоришь? – незнакомец вытащил из кармана кожаного комбинезона пачку сигарет.

Размяв сигарету в зубах, парень внезапно встряхнул кулаком и выбросил вперёд указательный палец. Тот зажёгся ярко-жёлтым пламенем.

Эйприл попятилась: огонь был настоящим.

Смит глядел с восторженностью барана:

– Ишь, и спичек не надо переводить!

Секта сатанистов в последние годы все смелее поднимала голову, игнорируя общественную мораль. Ходили смутные слухи о сваренных в молоке заживо козлятах, о диких оргиях в пригородах и заброшенных парках.

В слухи не верили. Но куклу Эйприл видела своими глазами. Даже захотелось ещё раз проверить, мучается ли кукла на стене садиста.

– Я рад, что вы пришли ко мне первому, – заискивал Смит.

Хищник растянул губы в улыбке: кажется, именно так у людей принято выражать добрые чувства?

Его явно принимали за кого-то другого. Но Хищник был рад, что, наконец, выбрался из средневековья.

От воспоминаний передёргивало. Хищник столько плутал по лабиринтам времени, побывав в разных столетиях и странах – он устал. И нигде не было ни минуты покоя: где бы ни появился Хищник, струилась кровь, горела в войнах земля. И угнетающая бессмысленность существования. Будь Хищник чуть откровеннее сам с собой, он бы признался, что попросту хочет куда-то приткнуться. Но люди – неугомонны. И Хищник занимался, чем умел: торговал оружием, переворачивая историю. И вздохнул с облегчением лишь тогда, когда в разгар очередной войны учуял призыв из двадцатого века. Столько зла, как двадцатый, не накопили все предыдущие века – и барьер времени треснул, вырывая Хищника из глубин прошлого. Зло – самая мощная сила, которой не противостоять. Хищник не сопротивлялся, когда призыв из будущего потянул его через время. Хищник скользил по лучу зла, как конькобежец по ледовой дорожке, не понимая окружающее и не стараясь понять. Хищник осознал себя живым существом, наделённым разумом, перед дверью этого недотёпы, который сейчас глядит, открыв рот.

Хищник даже не сразу поверил, что источник зла – этот плюгавенький двуногий. Ненависть коротышки оказалась сильнее зла всех войн и эпидемий, державших Хищника во временном капкане. Злоба этой семенящей мокрицы против человеческого рода оказалась мощнее и устойчивей, чем злоба раненой тигрицы, у которой отнимают тигрёнка. Слепое чувство гнева, единственное, которым жил мистер Р. Смит, оказалось даже способно пробить брешь во времени. И Хищник был ему благодарен. Несмотря ни на что, раса Хищников знает долг чести.

Мистер Смит, соорудивший в квартире алтарь дьяволу, с восторгом взирал на своего господина.

– Ты, наверное, – Хищник читал в глазах собеседника, – хочешь немедленно награду?

– Да! – исступлённо рванул на себя ворот пижамы Смит. Пуговицы затрещали и посыпались. Смит трясся мелкой дрожью, тянул руки к повелителю.

– Чего ж тебе дать? – Хищник забавлялся: редко встретишь живое существо, наделённое одной-единственной извилиной.

На Хищника часто смотрели с благоговением. Но всё-таки: не глупость ли вселенская, рассчитывать в этом мире на таких, как ты, достопочтенный Смит?

– Все? Ты дашь, что попрошу? – дрожа от нетерпения, прохрипел Смит.

Эйприл поморщилась: неприятно, когда кто-то унижается на твоих глазах.

– Хоть весь мир требуй, – легкомысленно махнул лапой Хищник, закуривая. За время блужданий среди землян Хищник пристрастился к табаку.

– Хочу! – Смит зажмурился. Набрал воздуха и выпалил: – Хочу быть тобой!

Эйприл нервно хихикнула: Смит предлагает себя поменять на другого! В принципе, возможность такая была: верные жены жертвовали своим сознанием, меняясь разумом с больным смертельно мужем. Матери отдавали остаток жизни детям. Но с чего бы парню, здоровому, как буйвол, меняться с дохляком Смитом?

– О'кей!

Эйприл поразил ответ. Правда, поклонники дьявола менялись и вовсе не тогда, когда хотели спасти жизнь другому, но причина рискнуть своим разумом всегда должна была быть достаточно серьёзна. Эксперименты все ещё продолжались – и велика опасность, что вместо черепной коробки меняющегося ты окажешься беспомощным безмозглым пациентом психиатрической лечебницы.

Эйприл попробовала представить себя на месте парня. Цель сатаниста – достигнуть бездны порока. Но неужели этот молодец в своих извращениях пошёл дальше маньяка-садиста?!

Эйприл терялась. Среди её знакомых бывали разные пороки, мало симпатичные люди. Но ни одного идиота!

Давно следовало выбираться и ч жуткой квартирки. Давно пора сдать сатанистов полиции – пусть разбираются. Но не пускало ощущение чего-то знакомого. В разыгрывающейся перед ней сцене все явственнее проступал второй план.

Лицо парня – словно резиновая маска, сквозь которую проглядывают черты другого. Кого?… Она никогда в жизни не видела этого человека с длинной гривой светлых волос, сплетённых в косицу. Но интонации, манера держаться, руки с непропорционально длинными пальцами… Эйприл с места не двинется, пока не вспомнит. За стеной памяти возникло что-то чудовищное, какие-то прошлые неприятности, связанные с незнакомцем. Казалось, не вспомни Эйприл, и сегодняшние события – лишь отголосок грядущего террора…

Взрыв смеха привлёк внимание Эйприл.

– Так ты хочешь стать мной? – потешался парень. – Ну, я стараюсь держать слово!

Эйприл зажала себе рот. Смит на глазах стал расти, вытягиваться, покрываться чешуёй. Хрустели, изменялись суставы. Лицо превращалось в морду. Глаза, вылезшие из орбит, сверкнули голубым электрическим разрядом.

Растягиваемые ткани, не выдерживая, рвались, брызгали кровью. Ступни, отделяясь от голени, повисли на растянутых сухожилиях. Вместо пальцев руки Смита украсили когти.

Эйприл колотило. Она сжала виски. Её шатало от ужаса.

– Прекрати! Немедленно останови это! – заорала Эйприл, выскакивая.

– О, чёрт, она! – буркнул парень и тут же исчез.

С минуту Эйприл приходила в себя. Тишина казалась также зловещей. Рискнула приоткрыть глаза, ожидая увидеть монстра на месте мистера Р. Смита. Монстра не было!

Смит, опираясь о спинку кресла, тяжело дышал. Лицо было бледно, а губы отливали синевой. Никаких метаморфоз с телом не произошло. Алтарь тоже улетучился. В комнате горел ночник. Работал, демонстрируя модели сезона, телевизор.

Эйприл, все ещё чувствуя пот на лице, обвела квартиру взглядом: ни парня, ни куклы в помине не было.

Смит зашевелил губами. Потянулся. Открыл глаза.

Эйприл непроизвольно запахнула халатик:

– У вас… – не станешь же рассказывать человеку, что творилось в его квартире минуту назад, – у вас всё в порядке?

Смит просыпался. Наконец, глянул осмысленно:

– А у вас?

– У меня? – растерялась Эйприл. – Да, кажется… у вас была открыта входная дверь… – Эйприл ухватилась за эту мысль, как утопающий за соломинку: а с чего она вообще явилась в чужую квартиру? Не рассказывать же о смерчах, прогуливающихся по лестнице? И парнях, исчезающих в воздухе?

Смит, извиняясь, развёл руками:

– Простите за костюм – я редко принимаю гостей.

Что означало: «Вали-ка ты отсюда, милая!» Но вдруг мистер Р. Смит поменял решение:

– А впрочем, уснуть уже не удастся. Может, кофе?

– Пепси, – выпалила Эйприл машинально. Смит как будто не слушал её.

– Возьмите воду на кухне, – мягко попросил он. – А я пока включу кофеварку – и не представляете, какой у меня чудный кофе!

Эйприл на кухне оказалась безошибочно. Обычная обстановка! Как говорится, следствие зашло в тупик.

Обнаружила в холодильнике горький тоник. Пепси и следов не было. Видимо, у Смита иные вкусы.

В комнате, пока Эйприл искала содовую, кое-что изменилось. Горел яркий верхний свет, освещая жилище закоренелого холостяка. Смит сменил пижаму на костюм и даже нацепил галстук-бабочку. Правда, приятнее от этого не стал.

Эйприл терзалась: неужто у неё галлюцинации? Буйной фантазией она не страдала. Но обстановка квартиры утверждала обратное.

– Я причинил вам беспокойство? – Смит разлил кофе по чашкам. Выудил из-под телевизора упаковку сахара.

Косил выжидательно. Весь – приветливость и добродушие. Правда, у него не ахти так получалось: при трёхдневной щетине и воспалённых веках стараться быть галантным!…

– Вы часто оставляете дверь на ночь?

– Никогда, – сквозь любезную маску проглянул вампир.

– Но она была открыта! – запротестовала Эйприл. Юркнула мыслишка: не принимает ли её Смит за взломщицу?

– О, случайность! – отмахнулся Смит. – Знаете, вечером парило, было душно. Я поднимался на крышу подышать. Я люблю нашу крышу. Поднимаешься по винтовой лесенке, там ещё разболтанная защёлка…

Замок был с вечера в полном порядке – Эйприл сама его закрыла, покормив ненасытную голубиную армаду. Отметила ложь Смита, но смолчала. Пора было уходить, но терзало любопытство. Эйприл словно ненароком подошла к окну. Выглянула. Далеко внизу, по подступающей к дому аллее, перебирая сор и упавшие за ночь веточки и листья, медленно удалялся знакомый смерчик.

– Я вообще люблю тишину и одиночество, – заговаривал зубы Смит.

Но Эйприл уже не слушала.

– Потом доврете! – уже с порога Эйприл послала мистеру Р. Смиту воздушный поцелуй.

Лифт, как назло, открылся, едва рука Эйприл коснулась пластинки светоэлемента. Пришлось нажимать первый этаж. У Эйприл, честно говоря, была жива робкая надежда: вот спустится, а никаких вихрей и в помине нет.

Но он был. Жёлтый и шустрый. И даже немного подрос. Словно и впрямь дождавшись Эйприл, смерчик поюлил и двинул по тропинке, вытоптанной влюблёнными парочками. Эйприл редко забредала в эту часть парка, но знала: тропинка упирается в озерцо, заросшее осокой. И ещё там статуя с трещиной по всему телу.

Смерч подманивал, давал приблизиться. Убегал вперёд. Возвращался столбиком пыли, поднятой с дорожки.

– Иду-иду! – огрызнулась Эйприл. Видно, вихряк неплохо разбирался в психологии: за все сокровища в мире она от пего теперь не отстанет, уж слишком много скопилось вопросов.

А тут ещё и упрашивают! Невежливо отказать.

Полянка вокруг озерца серебрилась росой, крупной и холодной под утро. Эйприл тут же промочила тапки. Тело пробирала дрожь.

«Хорошее времяпрепровождение», – усмехнулась девушка. Так проще подавить страх.

Парк враждебно сомкнулся стволами. Кроны теряли прозрачность. Менялся цвет травы в свете холодного солнца.

– Опять! – разозлилась Эйприл. Она вновь, но уже не в роли безмолвного зрителя, а действующим лицом очутилась в знакомом зале с алтарём.

– Вот мы и встретились, – на месте вихря находилось нечто, напоминающее слюдяную пластину, если смотреть на неё через свет.

– Хищник? – Эйприл поняла, отчего интонации и жесты незнакомца казались такими знакомыми.

– Он самый! – Хищник сконцентрировался, придавая телу зримые формы.

– Мог бы не стараться, я тебя и так хорошо вижу, – Эйприл уселась на камень. – На меня твои штучки впечатления не произведут.

– Ну, у тебя и самомнение! А может, я для собственного удовольствия трансформируюсь, чтобы не потерять квалификацию?

– Словечек-то нахватался. Я думала, что у тебя одна радость: приносить несчастья другим! – осадила Эйприл.

Откуда, из какого мрака вынырнул Хищник, Эйприл не думала. Она и тогда, в древней Японии, глядя, как волны смыкаются вокруг пришельца предчувствовала: предстоит увидеться.

Волновало другое: а вдруг Хищников видимо-невидимо? Такую армию Эйприл не унять. Девушка решила с Хищником договориться. Здесь, у себя дома, в своём времени Хищник не казался ей ни грозным, ни могущественным. Даже жалко его: сидит, курит выжидательно.

– Вот что, – начала Эйприл, – во-первых, бросай курить!

– Ну, пигалица! – возмутился Хищник. – Я не за тем явился, чтобы меня всякие поучали!

– Зачем же тогда, уж не соскучился ли по трёпке? – Эйприл выдерживала игривый тон. Теперь, когда сатанист оказался всего-навсего космическим бузотёром, девушка успокоилась.

– А на охоту! – откликнулся Хищник, улыбнувшись краешком пасти. С клыков закапала белая пена.

Эйприл поморщилась:

– Как не эстетично!

– То ли ещё будет, – многозначительно пообещал Хищник.

– Эх, ты, – девушка одарила пришельца жалостливым взглядом, – это ведь тебе не суеверные японцы, из которых можно, припугнув или обморочив, верёвки вить. Их ты мог убедить, что мудр и могущественен. А тут, – Эйприл припомнила сводки происшествий и преступлений за прошлую неделю: волосы вставали дыбом, – тут времена попроще! А уж откушать, самое большее, удастся тебе лишь поросятники в ресторане, да и то: бросишь обглоданную косточку – за спиной, как мухомор, вырастает полицейский.

– Люблю поросят и жареных полицейских! – осклабился Хищник. Правда, немного смущало, что девушка не падает в обморок и не визжит. Но в своей-то силе Хищник был уверен, иначе как же тогда господство над миром?!

– Ну, значит, придётся перевоспитывать, – примерилась девушка к Хищнику.

Собралась. Сеансы гипноза в колледже Эйприл слушала вполуха, но кое-что помнила. Представила на Хищнике металлический шлем с шипами с внутренней стороны. Шлем тут же начал сжиматься, сдавливая голову. Хищник застонал и качнулся. Эйприл мысленно ещё плотнее вогнала шипы в толстую шкуру Хищника, ещё туже затянула стальное кольцо. Хищник рванул когтями собственную кожу. Бледно-зелёная слизь, заменяющая, по-видимому, хищникам кровь, заструилась по морде.

– Пощады! – заскулил Хищник.

Эйприл удовлетворённо хмыкнула. Сняла мыслью шлем с его головы. Тряхнула волосами, уперев взгляд в пришельца:

– Надеюсь, понравилось?

Очумелый Хищник, как корова, наткнувшись на электропроводку ограждения, мотал головой.

– Что… что это было? – И тут же сообразил. – Значит, люди тоже владеют гипнозом?… А почему же тогда…

Эйприл уже догадалась, что Хищника волнует:

– Да потому, мой ласковый, что нельзя использовать в древности способности, которым люди научатся лишь четыре века спустя! Ведь может так получиться, что и не научатся. Любое знание – результат долгих и упорных трудов, и аморально даром отдавать то, за что надо вначале заплатить! Мы, в нашем времени, пользуемся миражами, чтобы было не так скучно жить. Но и против хищников-паразитов, особенно зарвавшихся, действует отменно!

Хищник нахмурился: он считал способность гипнотизировать разумные существа своим главным преимуществом.

Щелчок оказался чувствительным. Хищник даже начал подумывать, не рано ли он обрадовался, что вернулся в цивилизованный мир.

– И многие… ну, как ты? – спросил пришелец, мысленно прикидывая, со сколькими он справится голыми лапами.

Если бы на телевидении сейчас вздумали проводить конкурс на лучшую улыбку, Эйприл достался бы главный приз.

– Все, радость моя! Всё человечество, разве что кроме самых ленивых!

– И тот тюфяк, принявший меня за дьявола? не поверил Хищник в таланты мистера Смита.

– Да ты, никак, шутишь? – поразилась Эйприл.

– Он ведь – недотёпа! – попытался пояснить свою мысль Хищник. – А гипноз раса Хищников изучала и разрабатывала его принципы веками.

Эйприл посмотрела на Хищника презрительно. Пришелец поёжился. Потерял контроль над гипноприбором – и по-прежнему зашелестела листва в парке. Небо розовело сквозь далёкие изломы новостроек на горизонте.

– Ведь именно сила убеждённости вытащила тебя из прошлого, – втолковывала Эйприл. – Ведь даже скипетра времени не понадобилось этом недотёпе, а ты судачишь о его жалком виде! Эйприл постучала по стволу дуба, потом по лбу монстра.

Эйприл злорадствовала: вид у Хищника был удручённый. Пусть помучается за прошлые прегрешения.

Эйприл ещё многое могла бы рассказать о тех переменах, что произошли за четыре века на Земле, но пожалела пришельца. Перемены не все, к сожалению, к лучшему.

– Расскажи, что же это у вас за время, – попросил Хищник, нависая над девушкой. Казалось, остро заточенные когти сейчас вопьются в неё. Но вдруг, отброшенный резким толчком, Хищник отлетел в сторону и, не удержавшись, растянулся в траве.

– Не надо хулиганить, малыш! – ласково попросила Эйприл, осматривая порванный Хищником рукав халатика. – Помни: против любой силы найдётся другая сила!

Эйприл сама себе была противна; она терпеть не могла себя за назидательный тон, но что поделать! С Хищником приходилось бороться его же примитивными средствами.

В кустарнике свистнули. Посвист братцев Эйприл и во сне бы узнала, но ответить на сигнал не успела. Плоский, как металлический диск, камень резанул верхушки розовых кустов и врезался в морду Хищника.

– Ну, гады! – прошипел Хищник, улепётывая. Лишь шуршание в листах отмечало путь пришельца.

– Постой! – Эйприл бежала, путаясь в некошеной траве. – Послушай! Это ошибка!

Но Хищник развил сумасшедшую скорость.

– Ты в порядке? – запыхавшийся Дон на полшага обогнал предусмотрительно отставшего Лео. Дону первому и досталось. Эйприл колотило от ярости на непрошеных защитников:

– Кто просил лезть, – чуть не плакала она от досады.

– Он тебя хотел сожрать, – убеждённо объяснил Дон. – А ты даже спасибо не сказала!

Нет, в этом мире добренькой быть невозможно!

– А, может, это я тебя хочу сожрать? – Эйприл даже топота Хищника уже не слышала.

Лео, кажется, сообразил, что с подлюгой они с братом в этот раз поторопились.

– У тебя всю ночь горел в комнате свет. А потом мы увидели, как ты сражаешься с монстром! – виноватым Дон себя не чувствовал.

Эйприл похлопала черепашку по плечу:

– Ну, прошлого не воротишь!

Только тут она почувствовала, что, если немедленно не выпьет горячего кофе и не заберётся в ванну, ей не оттаять. Пальцы на ногах превратились в сосульки. А набрякший росой халатик лип к ногам.

– Пока, шпионы! – Эйприл повернула к дому. Черепашки дождались, пока умолк лифт, переглянулись.

Свет из спальни в квартире Эйприл переместился в кухню.

– Все равно женщин без присмотра оставлять нельзя, – угрюмо процедил Дон.

– Но, видишь, что из этого получается! – Лео был удручён ссорой с Эйприл: она ведь даже не пожелала сказать: «До встречи!».

Из кустов тихо вышел хмурый Сплинтер.

– Говорил: не вмешивайтесь в личную жизнь! Говорил или нет?! – крыса-мутант сверкнул иголками зубов, норовя куснуть панцирь Дона.

– Но неубедительно говорил, – возразил наставнику Лео. – И сам ведь сторожить вызвался!

– Зато с ней ничего не случилось, – не унывал Дон.

У Дона в последнее время был комплекс – будто Эйприл на каждом шагу угрожают опасности. Именно он предложил караулить у дома девушки по ночам.

На все попытки братьев добиться вразумительных объяснений, Дон или отмалчивался или бурчал:

– Интуиция!

А когда допекали особенно, грозил:

– У меня дурные предчувствия!

– Накаркаешь! – пугались братья.

И вынуждены были подчиниться: по очереди сидели в засаде в кустах у дома, пока утром Эйприл не уезжала на работу.

Эйприл неладное заподозрила давно. Ещё в тот день, когда сластёна Мик проспал шоколадное суфле. Но думала, что причина – в ночных бдениях у телевизора.

Эйприл из-за занавески пригляделась, усмехаясь. И смешно, и досадно: рыцари-черепашки у дворца принцессы в небоскрёбе!

Парочка братцев и Сплинтер удалялись.

Эйприл всё-таки решила с братьями поговорить: не дело торчать ночами в парке, где черепашек может заметить случайный прохожий. Нравоучения читать – лить воду в решето. Эйприл решила помучить братцев иным методом: на телефонные звонки теперь отвечал автоответчик, напевая в ухо черепашкам песенку о милом Августине. Машину Эйприл перевела в гараж под домом – и на работу ездила по подземной магистрали, пользоваться которой не любила.

Эйприл целиком отдалась новой заботе. Хищник, как в воду, канул. На след навела случайно перехваченная радиоприёмником волна, на которой в эфир выходили сатанисты. Эйприл, только уловив фразу о пришествии сатаны, бросила в дорожную сумку зубную щётку и кое-какие мелочи. Раз Хищник не пристаёт к прохожим на улицах и не сидит, накачиваясь пивом, в какой-нибудь забегаловке, значит, его надо искать среди тех, кто, по разумению Хищника, сможет быть ему полезен. Мистер Р. Смит после безумной ночки с квартиры съехал – но долго ли Хищнику найти его единомышленников? Если сатанист сумел помочь, Хищник упорно будет искать того, кто сможет повторить трюк со временем.

Эйприл даже вздрогнула, представив, как Хищник является в посёлок секты сатанистов и объявляет, что он – пришелец из космоса и, мало того, вынужден шататься из одной эпохи в другую. Вой поднимется на всю Америку!

За Хищником начнётся такая охота – куда там африканскому сафари! За людей Эйприл не беспокоилась: человечество, повзрослев, настолько усовершенствовало оружие, что никаким хищникам не снилось. Но космический гость мог разбудить в людях дремлющую жажду крови. Сытое человечество не перегрызло само себе глотку по той простой причине, что не нашёлся достойный противник. Не нужно много времени, чтобы понять: игру в «крестики-нолики» не выигрывает никто. Но затравленный цивилизацией Хищник, огрызаясь, может вызвать катаклизмы. На смертельный поединок с космическим пиратом ринется большая часть мужского населения. Всем будут мерещиться хищники из Галактики. За пришельцем устроят гонку, и столько дров наломают!… «Убить космического пирата!» – да на это клюнут и дети, и дряхлые старцы.

Эйприл должна была спасти мир, а, заодно, и бедолагу Хищника. Как-никак, Эйприл несла ответственность за то, что упустила чудище. Колесила по городу, разыскивая сатанистов, где только возможно. Ела всякую дрянь в дешёвеньких закусочных: народ попроще скор на язык. Прислушивалась в разговорах в метро. Все, даже досужие вымыслы следовало проверить. Эйприл взяла отпуск за свой счёт. Даже представить, оказывается, трудно, сколько пришельцев, летающих тарелок и космических шпионов ежедневно видят ньюйоркцы. Благо, Эйприл надеялась, Хищник не переметнётся куда-нибудь в другую сторону света, желая найти Р. Смита.

Черепашки-мутанты, предоставленные сами себе, даже сердиться на неожиданные отлучки подруги перестали. Их больше мучило: зачем, куда исчезает Эйприл. Девушка, увлёкшись погоней за Хищником, заметку о возобновлении движения по старой ветке метро, пропустила. Черепашки же газет не читали принципиально. Лучше всех объяснил Мик:

– Раз там нет ничего про меня, то мне это и не нужно!

Братья поддержали.

Именно поэтому получилось, что черепашки спохватились лишь тогда, когда в подземелье спустились рабочие. Следом, громыхая и подвывая, хлынула техника.

Спасаться пришлось, в чём стояли. И бежать в единственное безопасное для черепашек место – в квартиру Эйприл.

Когда троица вновь прибывших присоединилась к брату и Сплинтеру, только тут черепашки обнаружили, что их подружка не была дома ни вчера, ни сегодня. Мик открыл банку персикового компота, накрытую салфеткой на столе. Поморщился:

– Судя по плесени, её уже дней пять нет! Стали вспоминать, когда Эйприл заглядывала в последний раз.

Получалось, на прошлой неделе.

– Я чувствовал, – Дон опустился в кресло.

Остальные молчали. Проштрафились – черепашки больше не дежурили под окнами Эйприл. И даже через Кейси, который с регулярностью маятника приносил им еду, не рисковали напоминать Эйприл о себе.

– Доигрались, – Сплинтер засуетился, как и любая крыса, попавшая в лабиринт.

Что могли сделать четыре черепашки и крыса? Ждать. Друзья-приятели приткнулись кто где и принялись ожидать развития событий.

Лишь когда в прихожей зажёгся свет, черепашки встрепенулись. И тут же сникли. Кейси, конечно, отличный парень, но сейчас братьям было нужно, чтобы открылась дверь, влетела с покупками Эйприл и с порога бухнула:

– Привет, зл