Как возникла Библия

без автора

От глиняных табличек до современной печати

Кто дал нам Ветхий и Новый Заветы?

Канонические книги и апокрифы

Что такое инспирация?

Библейская критика Ветхого и Нового Заветов

Содержание Ветхого и Нового Заветов

Эта книга была задумана как популярное введение в историю и содержание Библии. Из нее вы узнаете не только о происхождении древнейших рукописей, но и о том, как эти письменные документы (без каких — либо искажений!) дошли до нас. Книга с иллюстрациями.

 

Предисловие

Библия — это Слово Божие, откровение Бога нам, людям. Она уникальным образом, без прикрас и все же с божественным милосердием показывает, кто есть Бог, каким выглядит (морально) в очах Божьих человек и как он может вновь обрести общение с Создателем.

Библия авторитетно вскрывает причины личных, общественных и религиозных проблем человечества.

И тем не менее это Слово Божие зачастую подвергается нападкам, унижается, высмеивается или просто игнорируется.

Как же могло так произойти, что Библия выдержала все нападки критиков, оставшись при этом до сего дня самой распространенной и покупаемой книгой в мире?

Не потому ли, что эта Книга является «духом и жизнью»? Божья сила открывается в ней, более того, она дана нам вечным Духом Божьим, она — вдохновленное Им Слово, дыхание Божье. И в будущем эта Книга будет открываться каждому серьезному читателю источником жизни, шедевром литературы и морали. Господь Иисус говорит: «Небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут».

В 1976 году одна из голландских телестудий разработала план создания большого библейского телесериала для показа по государственному телевидению. Телепередачи шли под названием «Открытая Библия». Основной целью программы было дать непредвзято ищущим зрителям ответы на их многочисленные вопросы, касающиеся теологии, библейской археологии, естествознания, истории и литературы.

Доктор естественных наук, доктор философии В. И. Аувенел подготовил рукопись текста телепрограммы, который был затем разослан для анализа представителям различных областей науки. Их примечания и комментарии также были использованы в телепередаче и в данной книге.

Мы выражаем сердечную благодарность всем сотрудникам, принимавшим участие в написании этой книги, особенно г-ну Уильяму Я.И. Гласхауэру и главному редактору телесериала «Открытая Библия».

Наше желание и молитва Господу — чтобы ОН мог использовать эту книгу для щедрого благословения читателей. Мы благодарны ЕМУ за возможность заново издать эту книгу и были бы очень рады, если бы она смогла побудить ищущих ответа на сложные жизненные вопросы людей к чтению Книги Книг, чтобы они могли исследовать ее и верой принять ее чудесное учение.

В Иак. 1, 23 Слово Божие сравнивается с зеркалом. Лежащая перед Вами книга рассказывает о чудесных свойствах и значении этого зеркала, но, прочитав ее, Вы еще не увидите своего отражения. Полезно знать устройство, значение и функции зеркала, но намного полезнее использовать его, и лучше всего ежедневно.

Очень хорошо и полезно расширять свои знания о происхождении, передаче от поколения к поколению, богодухновенности и авторитете Библии, но намного лучше самому исследовать Слово Божие и дать осветить себя сиянием великого, всемогущего и любящего Бога, от милости Которого зависит наш каждый шаг.

«Но где премудрость обретается? и где место разума? Не знает человек цены ее, и она не обретается на земле живых. Бездна говорит: „не во мне она“; и море говорит: „не у меня“. Не дается она за золото, и не приобретается она за вес серебра. Не оценивается она золотом Офирским, ни драгоценным ониксом, ни сапфиром… Бог знает путь ее, и Он ведает место ее. Тогда Он видел ее и явил ее; приготовил ее, и еще испытал ее» (Иов 28, 12-16.23.27).

Издатели

 

1. Библия — потрясающая книга!

 

Со времен изобретения книгопечатания Библия часто бывала первой печатаемой в типографии книгой. Так называемая Делфтская Библия (1477) — великолепный пример тому.

Мы стоим перед началом длительного путешествия, экскурсии по Библии и по ее историческому фону. Мы хотим открыть Библию и предоставить первое слово ей самой. Это может дать потрясающий эффект: ведь Библия — большая книга, точнее — собрание книг. Она — целая библиотека из не менее чем шестидесяти шести книг: исторических сообщений, биографий, сборников стихов, пророчеств, писем, повестей и т.д. Это вовсе не мелочь — попытаться открыть Библию с серьезным намерением ознакомиться с ее содержанием. Библия — очень старая книга, некоторым ее частям уже около 3500 лет или еще больше. Это книга, пришедшая к нам из совершенно других времен, другой культуры, и это мы обязательно должны будем учитывать.

Одно нужно сказать сразу: поскольку сегодня так много людей относится к Библии негативно-критически, мы должны серьезно рассмотреть эти распространенные предубеждения, чтобы понять

их значение. Эти два пункта — исторические условия, образующие общий фон Библии, и критические вопросы к Библии — нам придется подробно рассмотреть в первую очередь. Уже при этом Библия откроется нам, потому что она сама может поведать о своем возникновении и об обрушиваемой на нее критике.

Таким образом, первая часть нашей работы освещает вопросы возникновения Библии: как она произошла? Как дошла до нас? Какую мы имеем уверенность в точности используемых нами сегодня библейских текстов? При этом уже анализируется солидный кусок «библейской критики», потому что в последние века на свет появились теории, излагающие вопрос возникновения Библии совсем не так, как это понималось раньше. Вторая же часть будет в большей мере посвящена вопросу доверия Библии — в основном содержанию, в меньшей степени — проблеме соответствия ее сегодняшнего текста оригиналу. Со времени возникновения современного естествознания, современных взглядов на историю человечества и археологии историческая и естественнонаучная достоверность Библии часто подвергается сомнению. Другие, наоборот, утверждают, что, если различать между научными фактами и их интерпретацией и философскими теориями, не приписывать Библии никаких не содержащихся в ней сведений, то Библия сможет выдержать все атаки, предпринимаемые на нее под знаменем науки. Это, конечно же, было бы очень примечательно для такой древней книги, поэтому мы должны будем в дальнейшем основательно разобрать это утверждение.

 

Зачем все это?

Можно, конечно, задать вопрос: зачем поднимать столько шума из-за одной книги? Неужели в мире не существует больше интересных книг? Есть же великие древние религиозные труды, играющие в других религиях такую же важную роль, как Библия в христианстве! Да, это так, но мы верим, что Библия коренным образом отличается от всех других книг мира. Мы с уверенностью предсказываем: Библия совершенно уникальна в истории человечества. Это, конечно, сильное утверждение, нуждающееся в веских доказательствах. Но этим мы хотим сразу пояснить, почему будем говорить именно о Библии, и попытаемся в процессе изложения материала доказать наше утверждение.

Во многих отношениях это вовсе не сложно. Действительно, существует масса объективных доводов, могущих объяснить каждому здравомыслящему человеку, что Библия является совершенно уникальной книгой. Для этого, как мы сейчас покажем, не надо быть ни христианином, ни даже религиозным человеком. Но мы должны сразу сказать, что такой вывод будет иметь для каждого человека очень серьезные последствия: если Библия совершенно уникальна среди миллионов существующих в мире книг, никто не имеет права просто так пройти мимо нее. Если бы нам удалось доказать уникальность, неповторимость Библии, это, конечно, еще не означало бы, что она истинна и заслуживает доверия, что она — Слово Божие. Но если на земле существует книга или книги, утверждающие, что они являются Словом Божьим, то мы не имеем права пройти мимо «этой книги», отличающейся от всей мировой литературы и не имеющей себе среди ней равных. Так сказал и один доцент студенту, ищущему Истину: "Если Вы разумный человек, то Вы прочитаете Книгу, приковавшую к себе больше внимания, чем все остальные, — если Вы действительно ищете Истину!" Рассмотрим, например, заключение одного лингвиста (М. Монтьеро-Уильямса, профессора по санскриту, древнеиндийскому языку), сделанное им после 42-летнего изучения восточных философий: «Книги по восточной философии Вы можете сложить, если хотите, стопкой на левом краю Вашего письменного стола, но Библию положите справа — отдельно, оставив между ними много свободного места. Потому что…существует пропасть между ней и между так называемыми священными книгами народов Востока, пропасть, безнадежно разделяющая Библию и остальные книги, на все времена… Это реальная пропасть, которую не могут перешагнуть ни наука, не религиозное мышление». Так уникальна Библия! Лежа на смертном одре, сэр Вальтер Скотт попросил своего зятя принести ему «книгу» и почитать из нее вслух. Когда тот спросил, о какой книге идет речь, умирающий ответил: "Есть только одна книга, достойная того, чтобы ее называли просто «Книгой», это Библия". А вы хотите участвовать в нашем богатом интересными открытиями поиске доказательств совершенной уникальности Библии?

 

Уникальность происхождения Библии

Мы назовем семь неповторимых признаков Библии, и после их рассмотрения Вы сами можете сделать соответствующие выводы. Никто не может отрицать, что Библия уникальна в своем происхождении. Назовите любую книгу и поинтересуйтесь, как она возникла. Обычно человек, задумавший написать книгу, поступает следующим образом: он собирает материал, набрасывает сюжет, пишет или диктует ее содержание и затем издает ее каким-либо способом. Если книга пишется многими авторами, они должны сначала, собравшись, разработать общий план, договориться о том, как же должно будет выглядеть их совместное произведение. Они должны установить, кто внесет какой вклад в написание, редакцию и оформление книги, выбрать главного редактора и т.д.

Но Библия в этом отношении совершенно уникальна. Она была написана более чем сорока авторами, не договорившимися друг с другом ни о чем. Да это и вряд ли было возможным, потому что писалась эта Книга в течение 1500 лет, а может быть, как будет показано ниже, и еще много дольше. Удивительно наблюдать, как Библия медленно, в течение более чем пятидесяти поколений, становилась такой, какой мы привыкли видеть ее сегодня. Без установленного плана или проекта из столетия в столетие к Библии добавлялась частица за частицей, пока она не стала законченной книгой. Авторы отдельных частей Библии происходили из различных культур и слоев общества. Так, например, Моисей был политиком (обучен всей мудрости египетской), Иисус Навин — генералом, Соломон — царем, Амос — пастухом, Неемия жил при царском дворе, Даниил был министром, Петр — рыбаком, Лука — врачом, Матфей — сборщиком податей и Павел — раввином.

Они писали свои произведения в совершенно различных местах, при самых различных обстоятельствах. Так, например, Моисей писал, будучи в пустыне, Иеремия — в заключении, Давид — скитаясь по горам и живя во дворце, Павел — в тюрьме, Лука — во время миссионерских путешествий, Иоанн — живя в изгнании на острове Патмос, другие — в напряженных обстоятельствах военного похода.

Они писали в различном расположении духа: одни в большой радости, другие в печали и отчаянии. Они составляли свои послания, находясь в трех частях света: Азии, Африке и Европе. Они писали на трех языках: Ветхий Завет написан большей частью на древнееврейском, некоторые небольшие отрывки — на родственном ему арамейском (сирийском) языке, Новый Завет составлен на греческом. И из всех этих различных времен и источников произошла одна книга. Моисей написал пять книг, пять частей Библии. Во времена царствования Давида добавилось еще несколько. Несколько времени спустя после возврата евреев из вавилонского плена, во времена книжника Ездры, Ветхий Завет — буква к букве, слово к слову, строка к строке — был уже почти завершен. За четыреста лет до рождения Христа было завершено составление того Ветхого Завета, текст оригинала которого мы сегодня держим в руках. Как сообщает историк Иосиф Флавий, этот так называемый «Старый» Завет был в те времена настолько почитаем, что за все прошедшие столетия никто не решился ни добавить к нему что-либо, ни убавить.

Оригинал Ветхого Завета был создан на двух языках: большая часть на древнееврейском и меньшая — на арамейском (относится к группе диалектов того же языка). На фото показана часть текста Ленинградского кодекса, дата написания — примерно 1000 г. н.э.

История происхождения Нового Завета еще удивительнее истории Ветхого Завета. Насколько нам известно, сам Иисус не оставил потомкам ни одной строки божественного откровения! И Его ученики, бывшие истинно верующими иудеями, никогда не решились бы добавить к Ветхому Завету хотя бы одно слово! Даже через 50 лет после рождения Христа, как уверены ученые, не было написано еще ни одной буквы Нового Завета. Но затем произошло чудо. Книги Нового Завета появились без кем-либо разработанного плана. Они были написаны совершенно различными людьми, зачастую жившими далеко друг от друга: в одном месте появилось жизнеописание Иисуса Христа, в другом — письмо, несколько позже где-то было написано еще одно чудесное произведение (как, например, Послание к Евреям). Опять-таки в другом месте создавалось новозаветное произведение пророческого значения. Эти произведения курсировали по тогдашнему миру и собирались христианскими общинами, вряд ли испытывавшими проблемы с вопросом о том, какие книги относятся к этому сбору и какие — нет. Уважение к этим посланиям и жизнеописаниям было настолько велико, что Новый Завет признан почти всеми христианами и почти никто не брал на себя смелость что-то добавить или убавить в нем. Заметим: составители евангелий не собирались вместе и не решали путем совместной молитвы и долгих раздумий, что Матфею следует написать о Христе как о Царе, Марку — как о Слуге, Луке — представить Иисуса великим Сыном Человеческим, а Иоанну — Сыном Божьим. Ничего подобного. И другие авторы не собирались вместе, чтобы постановить, например, что Павлу и Иоанну следует больше написать о христианском вероучении (и это еще с различных позиций), а Иакову и Петру — о проявлении христианского образа жизни на практике. Об этом не может быть и речи. Глубокая внутренняя потребность побудила каждого из них к попытке осветить какой-либо определенный аспект — но когда все эти труды были закончены, оказалось, что они образуют чудесное единство.

Новый Завет был написан на греческом языке. Показанная на фото рукопись хранится в Британском музее в Лондоне и датируется 4-м веком н.э.

 

Уникальность единства Библии

Этот пункт прямо вытекает из уникальности происхождения Библии. Как могут столь многие авторы, принадлежащие к разным поколениям, выросшие в различной исторической обстановке и окружении, без какой-либо предварительной договоренности написать столь поразительное по своему единству произведение? Подойдем к вопросу с другой стороны: представим себе, что десять самых выдающихся писателей мира, ведущих сходный образ жизни, принадлежащих к одному поколению, одной культуре, имеющих сходное мировоззрение, живущих в одной местности, имеющих одинаковый душевный настрой и говорящих на одном языке, но работающих независимо друг от друга, должны совместно создать произведение на какую-либо очень спорную тему — согласовывались бы тогда написанные ими части? Это практически невозможно. Но как же тогда является исключением Библия?

Обратим внимание и на то, что Библия говорит о сотнях спорных вопросов (вопросах, в ответах на которые людские мнения резко расходятся). Авторы Библии повествуют об истории, о теологии, философии, Вселенной, природе и человеке, они пишут «смелые» пророчества, описания путешествий и биографии. Они не страшатся браться за изложение сложнейших и глубочайших вопросов, по которым они никогда не могли бы согласовать свои мнения. Но откуда берется эта гармония и единство Библии? Часто люди полагали, что им удалось обнаружить в ней расхождения и противоречия (с некоторыми из них мы еще встретимся). Но потом оказывалось, что критики читали Библию недостаточно тщательно или упускали из виду контекст (т.е. общую смысловую связь текста) или исторические условия того времени. То, что они (порой очень наивно) считали противоречием, часто оказывалось лишь различными аспектами одной и той же темы, чудесно дополнявшими друг друга. Все споры вокруг Библии лишь отчетливее выделили ее прекрасную гармонию.

Конечно, мы высказываем здесь утверждения, еще нуждающиеся в доказательствах. Но нам надо с чего-то начать поиск, а гармония Библии начинает открываться во всем своем величии только после ее основательного изучения. Читатель должен сам пуститься в этот путь открытий. При этом он выявит то, что открыли до него уже миллионы людей: Библия — целостная, уникально гармоничная книга. Она состоит не из случайным образом составленных отрывков, в ней существует некое единство, связывающее все ее книги в одно целое. Точно так же как функция любого человеческого органа может быть правильно объяснена только с учетом его связи с телом, и отдельные части Библии могут быть правильно поняты только в ее общем контексте. Нет ни одного правила экзегетики (науки толкования Библии), которое игнорировалось бы столь часто, как это.

Мысль, красной нитью проходящая через всю Библию, помогает понять это единство. От Бытия до Откровения речь идет об одних и тех же великих вопросах: «Кто есть Бог?» и «кто есть человек?» Из них следует другой важный вопрос: «Существует ли возможность общения между Богом и человеком, а если да, то какая?» Неповторимое своеобразие Библии состоит в том, что она, отвечая на эти вопросы, не указывает ни на богословские теории, ни на религиозные предписания. Человек никогда не сможет отвечать требованиям Бога. Центральная тема Библии — уникальная личность, Иисус Христос, — Он один есть истинный путь для человека к Богу. Весь Ветхий Завет, в сущности, указывает на Него: то символически, то непосредственно, через пророчества и обетования. Новый Завет показывает нам исполнение этих пророчеств, значение и последствия пришествия Христа на землю. В этом единстве тематики Библия уникальна. Только благодаря этому и удалось построить на ее основе связное и последовательное христианское вероучение.

 

Уникальность актуальности Библии

Тысячи книг были написаны в этом мире, и почти все они канули в неизвестность уже при жизни одного поколения. В свет выходит много сенсационных книг, приковывающих к себе гораздо больше внимания, чем Библия. Однако сколько существует книг, давно переживших свою эпоху и тем не менее с большим интересом читаемых людьми? Какие книги средневековья еще издаются сегодня большими тиражами и читаются всеми и во всех слоях общества? Сколько классических произведений еще регулярно читаются многими людьми, не считая ученых и страдающих от этой тяжелой повинности школьников? Если бы такой интерес к какому-либо шедевру древних времен вдруг и пробудился, то это произошло бы лишь вследствие возросшего интереса к истории, но не из-за особой актуальности этого произведения.

Чем же тогда отличается Библия, что обуславливает ее отличие от всех книг мира? Библия — не какая-нибудь «старая книга». Мы совершенно спокойно берем на себя смелость утверждать, что определенные части Библии даже относятся к старейшим из оставшихся в памяти человечества письменных документов. Несмотря на это, ее читают напоем миллионы людей! Тому причиной не только исторический интерес (он у среднестатистического гражданина развит не так уж и сильно), но, прежде всего, то, что люди чувствуют важность Библии для их сегодняшней жизни. Библия писалась тысячи лет тому назад, почти исключительно представителями маленького, неприметного ближневосточного народа, вдобавок большей частью на мертвом до недавнего времени языке. Как же может такая книга приковывать к себе внимание миллионов людей? Русские читают преимущественно книги русских авторов, французы — французских и т.д., но Библия была написана на языке, непонятном практически всему населению Европы и Азии. И все же ее читают во многих странах этих континентов.

Библия — это книга, актуальная в любой эпохе развития человечества. Будь то периоды войны или мира, темное средневековье или наш технический век: эта Книга ободряет, поддерживает и вдохновляет миллионы людей. Наука и технический прогресс удивительным образом не только не уменьшили, но и сами способствовали распространению Библии. Многие люди засвидетельствовали из собственного опыта, что эта Книга остается вечно новой и ободряющей. Когда Даниэля Уэбстера спросили, какую книгу Библии он любит больше всего, он ответил: «Ту, которую я читал в последний раз».

Эта примечательная актуальность Библии — универсальна: она — единственная книга мира, читаемая представителями всех классов и возрастов. То, что обычные взрослые люди не скоро возьмутся за чтение детской книжки, так же очевидно, как и то, что ребенок не станет штудировать научный труд. Но Библия — прямая тому противоположность: ее читают маленьким детям, и старым людям она не менее дорога. Маленькие дети могут понять истории и поучения Библии, в то время как ученые удивляются глубине ее мыслей. Второй такой книги в мировой литературе не найти!

 

Уникальность распространения Библии

Если вспомнить актуальность Библии и огромный интерес, вызываемый ею повсюду, становится неудивительным, что и по числу изданий, тиражей и переводов на другие языки она является совершенно уникальной. Библия относится к одной из первых переведенных на другие языки книг: уже за 250 лет до н.э. Ветхий Завет был переведен на греческий язык. Этот перевод называют Септуа-гинтой. С того времени Библия переводилась, перерабатывалась и комментировалась больше, чем какая-либо из существующих в мире книг. В настоящее время непосредственно переводом Библии занято несколько тысяч специалистов, наряду с ними участие в этом труде принимают еще тысячи людей. В 1997 году вся Библия была издана на 363 языках и диалектах, а Новый Завет — еще на 905, наконец, отдельные книги Библии были отпечатаны еще на 929 языках; в сумме это составляет 2197 языков. И в этом отношении Библия не знает себе равных. Это же справедливо и для объемов продажи Библий. По количеству читателей, количеству переводов и объемам продажи Библия превосходит все известные книги мира. Конечно, не исключено, что на короткое время (например, на несколько месяцев) спрос на определенные бестселлеры превышал спрос на Библии, но, если рассматривать более длительный период времени, мы не сможем найти ни одной книги, объемы распродажи которой можно хотя бы отдаленно сравнить с Библией.

Это страница Гутенберговской Библии 1455 года. Несмотря на то, что техника книгопечатания уже в те времена достигла высокого уровня развития, первые печатные Библии все еще напоминали рукописные. Вычурные заглавные буквы, как правило, не печатались, а рисовались от руки. Гутенберговская Библия — старейшее из известных нам крупных печатных произведений. Тщательное оформление текста свидетельствует о любви к Слову Божьему.

Библия была первой написанной книгой, она же была и первой отпечатаной книгой достаточно большого объема: в форме латинской Вульгаты, на печатном станке Гутенберга. Поэтому Библия является и самой дорогой книгой в мире — экземпляр Гутенберговской Библии стоит сегодня несколько миллионов долларов!

Со времени изобретения книгопечатания с типографских станков сошли буквально сотни миллионов Библий. Возглавляет список тиражей первое издание Нового международного перевода (New International Version) — 1, 2 миллиона экземпляров, вышедшее 27 октября 1978 года, величайший (для первого издания) тираж в истории книгопечатания. Когда в ноябре 1952 года вышла в свет Исправленный общепринятый перевод (Revised Standard Version), ее первый тираж составил один миллион экземпляров. Чтобы удовлетворить спрос на Библии, библейские издательства и типографии должны все вместе печатать одну Библию в секунду, днем и ночью! Одни только 125 национальных библейских обществ-членов Всемирного союза библейских обществ в 1997 году распространили более 560 миллионов Библий и частей Библии. О все еще растущем распространении Библии в мире свидетельствует следующая статистика:

Существует огромный спрос на Библии в странах третьего мира, который неуклонно растет. Вне сомнений: если мы сравним эти цифры с изданиями Гомера или Овидия, Августина или Фомы Аквинского, Гете или Шекспира — все вместе взятые, они не могут составить конкуренции Библии. Никто не может отрицать, что и в этом отношении Библия уникальна.

 

Уникальность передачи Библии

Книге, печатаемой и распространяемой миллионными тиражами, конечно же, не угрожает опасность исчезновения. Но так было не всегда. Первоначально Библия писалась на очень недолговечном материале. Поэтому она в течение многих столетий — до изобретения книгопечатания — переписывалась от руки. В сравнении с другими античными произведениями до нас дошло больше рукописей Библии, чем произведений любых десяти произвольно выбранных классиков. Для классического произведения древности уже дюжина уцелевших манускриптов — сенсация. И при этом они, как правило, на добрую тысячу лет моложе, чем их авторы. Но мы знаем не менее чем о 4000 греческих рукописях Нового Завета, к тому же известны не менее 13 000 рукописных фрагментов Нового Завета и, кроме того, около 9000 античных рукописных переводов Нового Завета (в основном латинских). Рукописей Ветхого Завета меньше, но, в принципе, они сберегались с неменьшей тщательностью.

Древние раввины имели списки всех букв, слогов, слов и строк книг Ветхого Завета. Кроме того, существовала целая группа людей, чьей единственной обязанностью было тщательное хранение и копирование текстов Священного Писания. А кто считал когда-либо буквы, слоги и слова у Гомера или Тацита?

Точность библейского текста так потрясающе велика, что, например, тексты произведений Шекспира (которым всего несколько сот лет) значительно уступают в точности и однозначности толкования текстам Нового Завета, которые существуют уже не менее 19 столетий, из них 14 столетий — только в рукописной форме. Во всем Новом Завете найдется не более двух десятков стихов, об определении оригинальной версии которых ведутся споры. Кроме того, они не оказывают значительного влияния на понимание смысла всего текста. Но постановщики шекспировских пьес коренным образом расходятся в трактовке доброй сотни цитат, и в большинстве случаев это существенные различия в значении.

Но Библия уникальна не только в смысле способа ее передачи в до печатные времена, но и в своей удивительной жизнеспособности и стойкости перед лицом яростных преследований. Столетиями люди пытались уничтожить, сжечь Библию. Короли и императоры, даже сами религиозные вожди фанатично ополчались на нее. Римский император Диоклетиан издал в 303 году н.э. повеление уничтожить всех христиан вместе с их священной книгой.

Это было самое крупное из известных истории преследование христиан: сотни тысяч из них были казнены, почти все библейские рукописи — уничтожены. Но вскоре Библия вновь широко распространилась в Римской империи, и по иронии судьбы уже 22 года спустя император Константин провозгласил Библию непреложным авторитетом. Кроме того, император отдал повеление изготовить за счет правительственной казны пятьдесят копий Библии. Такие случаи в истории христианства — не редкость. Известный французский философ-рационалист Вольтер, умерший в 1778 году, хвастливо предсказывал, что через сто лет Библию можно будет увидеть лишь в антикварной лавке. Но в течение пятидесяти лет после смерти Вольтера Женевское Библейское общество использовало его дом и его печатный станок для печати Библий! Однако, попробуйте-ка купить произведение Вольтера: это далеко не простая задача.

Времена Римской империи сменило мрачное средневековье. Римскокатолическая церковь настолько противилась знакомству простого народа с Библией, что та оставалась практически неизвестной людям в течение столетий. Даже Лютер, по его собственному утверждению, впервые познакомился с Библией, уже будучи взрослым. Согласно постановлениям церковных соборов и папским анафемам, Библии публично сжигались, а читавшие их люди предавались в руки инквизиции на осуждение, пытки и сожжение. Положение дел стало медленно меняться лишь после Реформации (начало 16-го века). Но затем — именно из среды протестантизма — возник новый источник нападок на Библию: это была критика ее содержания. Прежде всего в Германии появилась целая плеяда рационалистов, предпринимавших самые дикие и яростные нападки на Библию. И тем не менее с того момента Библия стала распространяться, читаться и пользоваться любовью и уважением в большей степени, чем когда-либо. Гонители умерли, их нападки давно опровержены, а Библия все еще стоит, как скала.

 

Бесподобная Книга!

Библия — самая любимая книга мира. Но удивительно, что она одновременно является и самой ненавидимой и критикуемой книгой. Ни одна ее глава, стих или фраза не избежали этой отравы человеческих сомнений. Есть ли еще одна книга, о которой можно было бы сказать нечто подобное? Конечно, есть множество книг, вызывавших бурю критики. Но такие книги скоро навсегда предались забвению. Но время ожесточенной критики Библии — одновременно и время ее небывалого распространения по всей земле. Далее мы будем еще более подробно разбирать многие аргументы обрушиваемой на Библию критики и показывать их полную несостоятельность. Сейчас же нашей задачей было показать, что Библия уникальным образом смогла успешно противостоять времени и огню яростной критики. Эти факты не может отрицать ни один здравомыслящий человек.

 

Литературная уникальность

Вообще говоря, примечательно, что Библия возникла не в Александрии (Египет) или в Афинах (Греция), то есть не в тогдашних центрах науки и культуры, и что ее авторы часто были совсем простыми людьми. Они не были великими учеными, да, что касается их языка, то порой они владели лишь разговорной речью. Петр говорил на простом диалекте своей местности. Иудейские вожди были поражены, что апостолы (среди них были и будущие авторы некоторых книг Нового Завета) были простыми, некнижными людьми, — то есть уж во всяком случае не людьми, от которых можно было бы ожидать создания каких-либо литературных шедевров. И все же Библия стала собранием блестящих литературных произведений, и это не только для евреев и говоривших на греческом языке первых христиан, а для языков всех высокоразвитых народов. Написанная представителями маленького консервативного народа, к тому же вовсе не заинтересованного в миссионерской деятельности среди окружающих его народов, Библия стала всемирным достоянием, не ограниченным к какому-нибудь маленькому народу древности, но признанным крупнейшим литературным произведением всех имеющих ее в переводе народов.

Это действительно уникальное явление. Современный государственный немецкий язык сформировался под влиянием превосходного немецкого языка лютеровского перевода Библии; голландский язык сформировался и развился из великолепного литературного запаса Государственной Библии (Statenbijbel), первого официального перевода на голландский язык. На английский язык наложил отпечаток язык Авторизованного перевода (Authorised Version), так называемого перевода King James (короля Джеймса). Фредерик Старрисон как-то выразился в Оксфордском университете относительно английского издания Библии: «Это лучшее, что может предложить наша литература в благородной прозе». А Томас Карлейл написал о содержании Библии: «Это драгоценнейшее литературное сокровище, когда-либо выходившее из-под пера человека». Сам будучи мастером пера, он имел полное право подобным образом судить о литературе. Не будучи христианином, великий английский историк Фрауд тем не менее сказал: «Основательно проштудированная Библия — это уже целый курс литературы, редкостнейший и богатейший во всех сферах человеческого мышления». Сэр Уильям Джонс, согласно тексту Британской энциклопедии один из самых великих лингвистов и знатоков Востока, когда-либо живших в Англии, написал на последней странице своей Библии: "Я читал эти священные писания регулярно

и с большим вниманием и полагаю, что эта Книга… содержит в себе больше красоты и благородства, больше высокой морали, больше исторической информации, чудесных поэтических пассажей и красноречия, чем все остальные книги мира, в какое время и на каком языке они бы ни были написаны". Говоря словами Артура Брисбена, нехристианина, Библия содержит блестящие образцы высокой литературы любого вида: лирика — Псалмы, эпос — Бытие, драма — Иов, летопись — книги Царств и Паралипоменон, сельская идиллия — Руфь, любовь к отечеству — Даниил и Есфирь, житейская мудрость — Притчи, философские рассуждения — Екклесиаст, страстная красноречивость — Исайя, новеллы — Евангелия, эпистолярный стиль — Послания, очаровывающая тайна — Откровение.

Такое великое произведение не могло не наложить свой отпечаток на мировую литературу. Уже почти две тысячи лет существует непрестанный поток литературы во всех видах науки и искусства, порожденный Библией: библейские словари и энциклопедии, справочники и атласы. Но еще и тысячи трудов по теологии, религиозному обучению, гимнологии, миссионерству, языкам, на которых была написана Библия, истории Церкви и т.д., кроме них, есть еще множество религиозных биографий, книг о морали, комментариев, религиозно-философских, апологетических и догматических трудов. При этом мы еще не упомянули о тысячах христианских стихотворений, новелл, романов, песен, театральных пьес. О главной личности Библии, Иисусе Христе, историк йейлского университета К.С. Латурет пишет: «Это указание на Его значимость, на влияние, которое Он оказал на мировую историю, и, возможно, на загадочную таинственность Его существа: ни один из живших на этой планете людей не породил в разных народах такого количества литературных произведений, и эта волна, вместо того чтобы спадать, с течением времени лишь увеличивается».

 

Уникальность библейской морали

Еще гораздо важнее литературной для нас является уникальные моральные ценности Библии. Как христианами, так и не-христианами давно признано, что труды античных авторов и священные книги Востока духовно мертвы и зачастую приковывают к себе внимание именно своей открытой безнравственностью. Профессор Макс Мюллер не решился дословно перевести тексты священных книг индусов, потому что боялся ареста из-за издания непристойной порнографии. Существует непроходимая пропасть между Библией, с одной стороны, и остальными религиозными книгами — с другой. Библия проявляет свою уникальность в том, что предлагает нормы морали, прямо противоположные мироощущению нормального человека. Мораль, из которой, например, следует, что нам следует любить наших врагов и творить добро тем, кто нас ненавидит и преследует, что похотливые взгляды означают нарушение супружеской верности, а ненависть равносильна убийству, вне сомнений, уникальна.

Конечно, Библия была написана людьми. И все же эти люди написали совсем не то, что можно было бы ожидать от любого нормального человека. Как правило, человек не пишет о самом себе так нелицеприятно, как, к примеру, апостол Павел в Послании Римлянам 3, 10-23: «Нет праведного, ни одного…» Также несвойственно человеку столь беспристрастно рассказывать, как легко он поддался на уговоры дьявола (Быт. гл. 3). И какой человек изобрел бы ад как вечное наказание за грехи и неверие или вечное блаженство для грешников, безо всяких заслуг, просто из милости Божьей, избежавших наказания, предназначенного для всего человечества? Как правило, человек ищет милости Божьей всегда в награду за доброе поведение, и человеческая религия всегда была и остается рецептом по исправлению характера и поведения. Но эти мысли совершенно чужды Библии. В ней движимые Духом Божьим человеки проповедуют спасение как милость, дар Бога, желающего спасти погибающее человечество; проповедуют, что все люди осуждены на вечное проклятие и что единственным путем к спасению является вера в Иисуса Христа.

Эта разница видна и в обсуждениях Библии о грехе. Люди обыкновенно склонны к тому, чтобы не воспринимать зло всерьез. Они называют грехи ошибками, недостатками или плохими привычками. Но Библия видит в грехе протест против святой и праведной воли Божьей. Возьмем, к примеру, сексуальные грехи. Обычно при обсуждении этой темы люди или очень щепетильны, или у них пробуждается половой инстинкт. Библия относится к этой теме совершенно иначе: она никогда ничего не умалчивает из деликатности, но и не смакует подробности, без обиняков произнося суд над сексуальными извращениями. В позитивном смысле, то есть как составную часть супружеской жизни, Библия показывает половые отношения как дар Божий. Многие движимые нечистоплотными мыслями люди называли Библию безнравственной книгой — за то, что она прямо и откровенно описывает многие грехи главных лиц. Абсурдность этого обвинения становится очевидной, если вспомнить, что в Ветхом Завете сексуальные извращения карались смертью, а Новый Завет говорит о еще большем наказании за подобные преступления в том случае, если люди не раскаются в них.

Может быть, библейские стандарты морали нигде не раскрываются в такой полноте, как в неприукрашенном перечислении грехов и слабостей самых высокочтимых и любимых главных лиц. Некоторые люди использовали именно этот факт как аргумент против Библии, утверждая (забывая при этом подумать о себе), что библейские мужи были незначительными, развращенными личностями, не заслуживающими внимания. Ну что же, Ной действительно был пьян, Давид переспал с чужой женой и затем совершил убийство, Петр побожился. Это были грехи — но отличались ли они как-то в этом от нас? Библия показывает человека именно таким, каков он есть! И самый обаятельный и благородный человек в душе таков, как и все остальные. Библия жизненна, уникальным образом близка к фактическому развертыванию событий. Представьте себе на мгновение, что Библия была бы составлена и издана какой-нибудь религиозной организацией: услышали бы мы тогда о непринужденной лжи Авраама, о трусливом отречении от своего Учителя Петром, о безумном идолослужении Соломона, о постыдном поступке Лота, об обмане Иакова, о раздоре между Павлом и Варнавой или своеволии Моисея? Конечно, нет. Комиссия почетных духовных лиц представила бы нам в Библии только безупречных людей, образцы благочестия и набожности, а не бедных, жалких грешников, какими, в сущности, все люди были и есть. Хуже того: некоторые авторы отдельных книг Библии не стыдятся описывать и собственные грехи, как, например, Матфей, Иоанн и Павел. Есть ли еще книги, отличающиеся подобным подходом к освещению событий?

Но не здесь ли заключается причина споров вокруг Библии? Уникальная мораль Библии принуждает каждого человека определить свое отношение к сказанному в ней. Складывается впечатление, что Библия вообще никого не оставляет равнодушным и безучастным к своим словам.

Может быть, это и есть причина того, что Библия — наиболее покупаемая, читаемая, переводимая и распространенная книга мира? Не потому ли Библия подвергается нападкам, критике, уничтожается, оспаривается больше, чем любая другая книга мира? Может быть, люди ненавидят Библию по той же причине, почему преступник ненавидит закон, согласно параграфам которого он будет осужден?

И обратное верно: Библия, как уже сказано, — самая популярная книга мира. Иисус сказал о лжепророках: «По плодам их узнаете их… Всякое дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые». То же можно сказать и о Библии. Если ее мораль не только необычайна и интересна, но и полезна, короче: если Библия — хорошая книга, то она должна засвидетельствовать это своими плодами. Марк Аврелий, Конфуций и другие моралисты создали высокие этические стандарты. Но кто мог бы привести пример того, что какой-либо человек начал вести действительно благородный, высокоморальный образ жизни вследствие прочтения этих книг? Хотя эти книги предлагают читателям высокие идеалы, практика показывает полную невозможность приблизить к ним падшего человека: этим книгам недостает духовной силы, которую, как видно, способна дать Библия.

Библия делает это, приводя нас в соприкосновение с Иисусом Христом, Который пришел на землю не «ремонтировать» падшего человека, а умереть за него.

Впавший в грех человек, каясь, умирает в Христе и со Христом — в этом, по свидетельству Писания, должен быть уверен каждый принявший Христа с истинной верой человек, — и затем он воскресает вместе с воскресшим Спасителем, становясь в Нем новым творением, новым человеком. Библейский ответ на моральные проблемы современного человечества — личное, духовное возрождение, действительное полное внутреннее изменение жизненного курса — обращение не к системе взглядов, а к Богу, и полное доверие, вера в воскресшего Господа Иисуса Христа.

 

2. От глиняных табличек до современной печати

 

Одним из древнейших материалов, использовавшихся для письма, была глина. Эти глиняные таблички из Эблы — хороший пример тому. Знаки выдавливались (выцарапывались) острым предметом на сырой глине. После затвердевания глины (путем сушки или обжига) таблички могли храниться на полках, как книги.

Сегодня мы считаем чем-то самим собой разумеющимся, что можем пойти в магазин и купить любую книгу, включая печатную Библию. Но не всегда было так. На протяжение многих столетий христиане Европы, желавшие познакомиться с содержанием Библии, были вынуждены довольствоваться лишь изображениями ее отдельных сюжетов в виде резьбы по дереву, церковных фресок, картин и рассказами о чудесах. В остальном им приходилось мириться с обычаем, согласно которому Библия читалась лишь в церкви (в основном на латыни) — точно как у евреев с их субботними чтениями в синагогах из священных свитков Закона и изучением Талмуда (см. гл. 3). Простому народу Библия была недоступна. Конечно, одной из причин было и то, что Библий было очень мало и они переписывались и размножались исключительно от руки. Сегодня трудно даже представить себе, что книга, возраст отдельных частей которой превышает 3400 лет, в течение почти 85% этого времени переписывалась исключительно от руки!

Если мы утверждаем, что самые древние части Библии существуют уже не менее 3400 лет, следует понимать так, что Библия начала создаваться в то древнее время, когда израильский народ после сопровождавшегося многими чудесами исхода из Египта приблизился к горе Синай (находится в сегодняшней Синайской пустыне). Великий предводитель народа Моисей взошел на изрыгающую дым и пламя гору и провел там 40 дней (и впоследствии еще 40). Там, как повествует Библия, он говорил с Иеговой, Богом, сотворившим небо и землю и заключившим на этой горе завет с Израилем. Нас прежде всего интересует то, что, согласно Исх. 34, 27, Бог сказал Моисею: "Напиши себе слова сии, ибо в сих словах Я заключаю завет с тобою и с Израилем". Моисей уже получил однажды подобное поручение (Исх. 17, 14), и здесь же, на Синае, уже сам начал делать записи: все слова Иеговы он записал в «Книгу Завета» (Исх. 24, 4.7). Мы также можем узнать из Библии, что Моисей в течение 40-летнего странствования народа по пустыне описал исход и путь Израиля (Чис. 33, 2). Он также записал в книгу все законы, данные его народу (Втор. 31, 9.19.22.24-26).

 

Кто написал Пятикнижие?

Если мы отвлечемся от многочисленных гипотез современной теологии (например, оценивающих книги Моисея как гораздо более молодые), и просто всерьез примем все слова, говоримые об этом самой Библией, мы можем прийти к единственному заключению: Пятикнижие, т.е. Книги Моисея, в общем и целом должны были быть написаны самим Моисеем. Тот, кто оспаривает это, должен иметь действительно веские аргументы, способные перевесить однозначные слова самой Библии. Многие части этих книг были сказаны лично Моисею, и мы — как уже было сказано выше — неоднократно находим в Библии места, указывающие на то, что Моисей записал слова Господа в книгу (это не исключает возможности, что Моисей диктовал книги и что к его словам позднее могли быть добавлены еще некоторые, как, например, Чис. 12, 3 и Втор. 34).

Моисей идеально подходил на роль автора Пятикнижия. Благодаря полученному воспитанию он был образованнейшим человеком своего времени (ср. Деян. 7, 22) и располагал (в отличие от предполагаемых более поздних авторов из Палестины) точными сведениями о климате и географии Египта и пустыни Синай (Пятикнижие говорит тут сама за себя). Кроме того, Моисею была известна история отцов еврейского народа. Будучи политическим и духовным предводителем двенадцати колен Израиля, он был человеком, очень подходящим для написания этих книг. Времени в течение сорокалетнего скитания народа по пустыне у него также было предостаточно.

И более поздние книги Библии подтверждают авторство Моисея: см., например, Ис. Нав. 8, 31-34; 23, 6; 3 Цар. 2, 3; 2 Пар. 25, 4; 35, 12; Неем. 8, 1; Map. 12, 19. И апостолы (напр. Рим. 10, 5), и сам Иисус (см. прежде всего Иоан. 5, 45-47) однозначно приписывали книги закона Моисею. Раннехристианская и еврейская традиции (см. апокрифические книги, Талмуд и историков Филона и Иосифа Флавия) также свидетельствуют об этом. Авторство Моисея указывается в трудах многих отцов Церкви и в старых канонических списках.

Утверждения известных модернистских теологов, что Пятикнижие написано почти на тысячу лет позже, противоречит, в частности, интересному открытию, что литературная структура книги Второзаконие и формы его наставлений характерны для второго тысячелетия (2000-1000 лет) до н.э., но не для первого. Это, кроме прочего, выявлено и из сравнения Пятикнижия с информацией хеттских архивов. Общий стиль и употребляемые географические названия книг Пятикнижия соответствуют временам Моисея. В описании странствий израильского народа по пустыне мы находим множество мелких деталей, имевших для евреев огромное значение (например, порядок формирования колонн, тип и способ разбивки лагеря; Чис. 1-4 и 10). Кто, читая такие точные описания, мог бы допустить мысль, что автор смог записать их, живя на 800 лет позже происходивших событий? И разнообразные, типично египетские влияния, идет ли здесь речь о географии (Чис. 13, 23) или об оборотах речи, практически невозможно объяснить, не допустив, что автор Пятикнижия жил во втором тысячелетии до н.э. и обладал обширными познаниями о Египте. Упоминание очень древних обычаев (как заключение завета в Быт. 15) и наличие в известных еврейских словах древнего правописания также указывают на глубокую древность этих книг.

 

Различные подходы

Возможно, многие спросят, почему же так важно, написано ли Пятикнижие на тысячу лет позже или раньше и не все ли равно, кто его автор: Моисей или какой-нибудь другой набожный израильтянин. Сам по себе этот вопрос на ценность Пятикнижия не влияет. Но все же мы имеем здесь дело с фундаментальной проблемой. Если сама Библия так ревностно защищает авторство Моисея, то встает вопрос, почему же многие сегодняшние теологи считают этот факт лишь христианской легендой. Согласно их мнению, эти книги были написаны много столетий спустя как обобщение накапливавшихся (зачастую противоречивых) устных преданий, имеющих религиозное, но не историческое значение.

Мы вынуждены привести в нашей книге эту теорию, потому что она играет большую роль в современной теологии. Позже мы остановимся на ней еще подробнее, а сейчас для нас достаточно подчеркнуть, что мы отвергаем эту теорию как основывающуюся не на экзегетических и контекстуальных аргументах, а в гораздо большей степени на разновидности философско-рационалистического мышления эпохи Просвещения (18-е столетие). Это рационалистическое мышление оказало огромное влияние на всю современную культуру, включая и теологию. Оно проявлялось двойственным образом: во-первых, с порога отвергалось все сверхъестественное. Утверждения о вдохновении Духом Божьим, прямом общении Бога с людьми и библейских чудесах были, таким образом, отнесены в разряд мифов. Человечеству пытались внушить, что чудеса «ненаучны». Позже мы, однако, будем иметь возможность убедиться, что это представление ошибочно.

Вторым проявлением «просвещенного» мышления в теологии была эволюционная теория, представившая в новом свете не только происхождение мира и человечества, но и развитие религии. С этого времени религия и история древнего Израиля все больше понимались эволюционно; теологи делали это, предполагая, что воздают тем самым должное новому развитию естественных наук. После стихийного распространения эволюционной теории они, не будучи биологами, не смогли точно разделить философию и науку, выводы и факты. После появления на свет неоортодоксизма (реакции на образовавшееся в 19-м столетии течение модернизма), многие теологи продолжали уверять широкие массы в том, что новое научное мировоззрение побудит «современного» человека отказаться от своего традиционного понимания авторства и содержания книги Бытия.

Итак, довольно об этом. Вместе с тысячами естествоиспытателей и теологов всего мира мы категорически выступаем против этого антисупранатурализма (отказа от признания всего сверхприродного) и эволюционной теории: у нас нет никаких причин для отказа от традиционного, библейского подхода к Бытию и другим книгам Моисея! Кроме того, мы знаем, что археология поддерживает нашу точку зрения. Как уже было сказано, сегодня мы имеем бесчисленные археологические свидетельства в пользу большой древности Пятикнижия. Так, например, археология предоставила нам информацию о литературной структуре Пятикнижия и пролила свет на исторический и культурный фон эпохи, описанной в книге Бытия. Благодаря археологии мы знаем, что истории о библейских патриархах — вовсе не легенды. Она же позволила подтвердить глубокую древность Пятикнижия сравнительным анализом найденных кодексов и законоположений других народов этой эпохи.

 

Археологические находки

Самая последняя из археологических находок в этой области — одновременно и самая интересная. Она настолько сенсационна, что, возможно, превосходит по своей значимости даже свитки Кумрана! В 1975 году группа итальянских археологов после многолетних поисков в Тель-Мардихе (Сирия) обнаружила целую древнюю библиотеку из более чем 15 000 глиняных табличек, датируемую временем царства Эблы — то есть еще до рождения Авраама (2400-2250 лет до н.э.).

Эта находка для нас важна по двум причинам. Во-первых, это новое подтверждение того, что письменность возникла гораздо раньше, чем многие предполагали. Во времена ожесточенной критики Библии господствовало мнение, что современники Моисея практически не знали грамоты (хотя Суд. 8, 14 показывает, что искусством письма в те времена владели даже молодые люди). Сегодня, однако, мы знаем, что эта критика не имеет под собой никакого основания. Письменность была широко распространена еще за сотни лет до Авраама, это бесспорно подтвердили многочисленные находки цивилизаций Шумера, Вавилона, Египта и, недавно, Эблы. Таким образом, отметен один из самых существенных доводов против авторства Моисея.

Стоит поразмышлять о вопросе, почему библейские критики прошлого столетия были едины во мнении, что письменность должна была возникнуть гораздо позже. Этот вывод был простым следствием эволюционного мышления: согласно общепринятому мнению, чем древнее люди и народы, чем дальше мы углубляемся в прошлое, тем примитивнее уровень жизни. Поэтому признаки высокоразвитой культуры, как, например, монотеистическая религия и письменность, могут быть лишь сравнительно молодыми. Но эволюционисты получили хорошую пощечину, вдруг узнав, что уже древнейшие шумерская и египетская культуры были очень высоко развитыми и что у них были довольно продвинуты такие отрасли науки, как математика, архитектура, астрономия, технология и искусство. Еще удивительнее было то, что возникновению этих высокоразвитых культур не предшествовал никакой длительный процесс культурной эволюции, они внезапно вырастали из земли, как грибы после дождя. Для людей, отвергающих эволюционную теорию как научно несостоятельную и считающих первую книгу Моисея, главы 1-11, исторически достоверными, это открытие легко объяснимо, так как эти цивилизации просто были результатом достижений существовавших незадолго после потопа культур. При правильном использовании научных методов датирования выявляется, что первобытные времена, которые, предполагают, предшествовали возникновению этих культур, попросту отпадают. Позже мы подробнее остановимся на этой теме (см. гл. 7-8).

Открытия, сделанные в 1975 году в Тель-Мардихе, очень важны еще и по другой причине. Они показывают, что истории, похожие на те, которые можно читать в книге Бытия, существовали еще за столетия до Моисея: они записаны на найденных табличках. Это в новом свете представляет поразительную теорию П. Виземана. На основе анализа различных литературных особенностей книги Бытия он пришел к заключению, что эта книга, вероятно, первоначально была записана на глиняных табличках, и именно патриархами, наилучшим образом посвященными в события тех времен. Согласно этой теории, Моисей составил из этих глиняных табличек ту книгу Бытия, которую мы имеем в Библии; сам же Моисей указал в книге, из каких источников взято ее содержание — например, словами: «Вот происхождение (родословие и т.д., евр. толедот)…» Это мы можем видеть в Быт. 2, 4; 5, 1; 6, 9; 10, 1 — эти места должны были бы быть началом или концом таблички. Из-за хорошей научной аргументированности этой теории и легким разрешением ею многих проблем мы верим, что она близка к истине, и прежде всего в связи с находкой древних табличек. И на ней мы еще остановимся подробнее.

 

Письменные принадлежности

Таким образом, вполне возможно, что работа над созданием Библии началась еще задолго до Авраама, с записи наиболее древних историй о мире и человечестве на глиняные таблички. Письменные знаки выцарапывались на табличках каким-либо острым предметом. Глину сушили для того, чтобы таблички можно было хранить (ср. Иер. 17, 13; Иез. 4, 1). Этот материал был поразительно стоек, намного надежнее папируса, тоже с незапамятных времен используемого в качестве материала для письма. Однако папирус был гораздо удобнее.

Эти таблички из Эблы датируются 2250 годом до н.э. До настоящего времени неподалеку от Тель-Мардиха, в северной Сирии, обнаружено более 15 000 глиняных табличек. Они показывают, что письменность играла важную роль в общественной жизни еще задолго до Моисея.

Папирусный тростник обильно рос в неглубоких реках и озерах Египта и Сирии. Большие судовые грузы папируса отправлялись в другие страны через древнюю сирийскую гавань Библос, и предполагается, что от этого названия произошло греческое слово библос, или бублос, означающее как папирус-растение, так и «бумага, рукопись, книга, письмо». Для последнего обычно используется слово библион (ср. библиотека); множественное число — библиа (книги). От него образовано название Библия.

Стебли папируса ошкуривались, нарезались длинными полосами, затем они разглаживались и склеивались так, чтобы края полос перекрывались. После прессования этот материал сушился, а белая поверхность отшлифовывалась камнем. Упоминание о папирусе («тростник») мы находим в Исх. 2, 3; Иов 8, 11; Ис. 18, 2, — но не как о писчем материале. Но в 2 Иоан. 12 мы встречаем греческое слово хартес (бумага), им обозначался лист бумаги, изготовленный из папируса. На этой «бумаге» писали чернилами (обычно смесь из древесного угля, камеди и воды) и пером, изготовленным из стебля того же папируса, заточенного писцовым ножичком (ср. Иер. 8, 8; 36, 23; 3 Иоан. 13).

До того, как в употребление вошли переплетенные книги со страницами, как та, что сейчас находится в Ваших руках, люди широко использовали свитки. Полосы папируса или свитки пергамента последовательно скреплялись друг с другом, образуя ленты длиной по 6-10 метров. Найдены даже свитки длиной более 40 метров! Свитки Писания еще сегодня читаются в еврейских синагогах.

Идея использования для письма гусиных перьев предположительно принадлежит грекам 3-го столетия до н.э. Исписанные папирусные листы склеивались между собой и скатывались в рулон (свиток). Так появились первые «книжные свитки», в основном исписанные лишь с одной стороны, но иногда и с обеих (см. Откр. 5, 1). В среднем длина такого свитка составляла от 6 до 10 метров, но известны и свитки длиной более 40 метров! Папирус был в широком употреблении до седьмого века н.э., пока завоевание Египта арабами не положило этому конец.

Но уже несколькими столетиями раньше в употребление вошел другой писчий материал — пергамент. По-гречески он называется мембрана (ср. с нашим словом), в то время как слово «пергамент» происходит от названия города Пергамон в Малой Азии (ср. Откр. 2, 12). Здесь одно время изготовлялся этот материал. Пергамент изготовлялся из остриженной и выдубленной кожи овец, коз, антилоп и других животных. Пергамент из телячьей кожи назывался веллум. Его красили пурпурной краской и затем делали надписи серебром или золотом. Известны различные чрезвычайно дорогие рукописные экземпляры Библий из телячьей кожи.

Изображенный на фото Ватиканский кодекс (Codex Vaticanus) — одна из ценнейших рукописей греческой Библии. Он был написан примерно в 4-м веке н.э. и содержит греческий перевод Ветхого Завета, греческий Новый Завет и большинство Апокрифов. Некоторые исследователи предполагают, что это одна из 50-ти Библий, которые были изданы по повелению императора Константина на его личные средства.

Во времена Нового Завета пергамент использовался преимущественно для важных документов, потому что он был гораздо прочнее и дороже папируса. В 2 Тим. 4, 13 апостол Павел просит Тимофея принести его фелонь (одежду) и книги, прежде всего «кожаные» (пергаментные). Таким образом, речь здесь идет о свитках, частью папирусных, частью пергаментных (может быть, последние были драгоценными книгами Ветхого Завета). Вскоре после окончания апостольской эпохи, в третьем веке нашей эры, в употребление вошла совершенно новая форма книг (т.н. кодекс), книга со страницами, подобная нашим сегодняшним книгам. Теперь листки папируса или пергамента исписывались с обеих сторон и подшивались (переплетались) с одной стороны. Некоторые ученые предполагают, что эта более удобная для чтения форма письменных документов была порождена большой потребностью в книгах, связанной с быстрым распространением христианства.

Кроме общего вида писчего материала, о возрасте свитка или книги может сказать и метод письма: величина и форма букв, знаки препинания, разбивка текста и украшения букв. По используемым типам букв различают письма, написанные унциалами или маюскулами (большими, ровными буквами) и минускулами (маленькими, строчными), то есть, печатными и прописными буквами. Манускрипты, содержащие буквы одного из вышеназванных типов, называют соответственно унциальными или минускульными. С началом девятого столетия унциальный тип письма был очень скоро вытеснен минускульным. Другая интересная типичная деталь манускриптов: как в еврейском, так и в греческом языке было принято писать слова подряд, не разделяя их пробелами. Кроме того, в еврейских рукописях примерно до 900 г. н.э. не писались гласные буквы (см. гл. 3).

 

Становление Ветхого Завета

После этих коротких пояснений к особенностям написания книг Библии мы займемся вопросом, как же Библия постепенно достигла своей современной формы. Как мы уже видели, старейшие части Библии были созданы в самом начале истории человечества, возможно, еще до потопа, произошедшего примерно за 5000 лет до н.э. Вероятно, эти древние истории были запечатлены на глиняных табличках патриархами и дошли в таком виде до Моисея, который собрал и переработал их в первую книгу Библии — Бытие. Во время странствия израильского народа по пустыне Моисей написал остальные четыре книги — Исход, Левит, Числа и Второзаконие. Последняя глава книги Второзаконие (описание смерти Моисея), вероятно, была написана и добавлена Иисусом Навином, который, скорее всего, был и автором книги Иисуса Навина (ср. Ис. Нав. 24, 26). Число священных свитков постепенно росло, и вполне вероятно, что во времена царствования Соломона уже существовали книги Судей, Руфь, 1-ой и 2-ой Царств. Возможно, что впоследствии к этим книгам были добавлены еще некоторые части. Ко времени вавилонского плена колена Иуды уже были закончены 3-я и 4-я книги Царств (по крайней мере, в первоначальной версии), Псалмы, Притчи, Екклесиаст, Песни Песней и книги некоторых пророков (Исайи и др.). Во времена возвращения евреев из плена в Палестину, при первосвященнике Ездре и градоначальнике Неемии, Ветхий Завет, за исключением книги пророка Малахии, был завершен.

За это время евреи уже привыкли отождествлять себя со своими священными книгами: во время царствования Навуходоносора Израиль лишился храма, прекратились и жертвоприношения. Поэтому евреи стали уделять больше внимания тому, что у них еще оставалось и чем они раньше часто пренебрегали — Библии (ср. 2 Пар. 34, 14-19). Вероятно, еще до вавилонского плена у евреев были особые места собраний для изучения Писаний под руководством левитов, позже получившие греческое название синагога. Позже синагога стала заменять разрушенный храм, вместо прекратившихся жертвоприношений в ней читалась Тора (Пятикнижие, Закон). Позднее синагога стала играть важную роль и как место встреч и собраний; возможно, ссылку на это мы находим в Иез. 14, 1 и 20, 1. В синагоге хранились драгоценные свитки Закона, читавшиеся по субботам и по праздникам. После окончания плена эти свитки вернулись в Израиль, и чтение Закона вскоре стало важным элементом еврейских богослужений (см. Ездра 7, 6.10.25, Неем. 8; 13, 1). Не все евреи вернулись в Израиль, и не все были уведены в плен в Вавилон. В Иер. 41-44 мы читаем, что большое число евреев переселилось в Египет и осело там. С тех пор в Египте не прекращалась деятельность большой еврейской колонии.

Большую роль евреи играли прежде всего в Александрии, городе, основанном в 332 г. до н.э. Александром Македонским. Они играли большую роль в жизни города практически со времени его основания, к началу нашей эры почти половина населения Александрии была еврейского происхождения, а всего в Египте проживало около миллиона евреев! Эти египетские евреи все больше отходили от еврейского языка и говорили в основном на повсеместно распространенном в то время греческом языке. Это означало наступление новой эры в истории Библии! Если Библия вообще еще могла быть доступной александрийским евреям, то только на греческом языке; значит, возникла необходимость ее перевода. Таким образом Библия, насколько нам известно, стала первой объемистой книгой, переведенной на другой язык (см. гл. 1). Работа над этим греческим переводом, начатая в Александрии в третьем веке до н.э., первоначально велась разными переводчиками независимо друг от друга. Не позже второго века до н.э. появилась стандартная версия греческого перевода Ветхого Завета, называемая Септуагинтой (=семьдесят). Это название происходит от предания, что перевод был сделан 72 еврейскими учеными, по шести от каждого колена Израилева. Вскоре этот перевод стал использоваться во всех синагогах побережья Средиземного моря, именно он цитируется в большинстве мест Нового Завета. Септуагинта имела огромное значение для первых христиан, так как она способствовала благовестию во всем грекоязычном античном мире. Под свитком пророка Исайи, который читал вельможа царицы Эфиопской (Деян. 8, 26-40), бесспорно, подразумевается часть Септуагинты. И в спорах с иудеями христиане постоянно цитировали Септуагинту: по этой причине евреи все больше теряли интерес к греческому переводу. Другой причиной угасания интереса к переводу была, как мы увидим позже (в гл. 3), возросшая популярность еврейского Ветхого Завета. Наряду с достойной восхищения работой, проделанной евреями в 100-900 гг. н.э. над текстом Ветхого Завета, они сделали и несколько его собственных переводов на греческий язык, из которых наиболее известны переводы Акилы, Феодотиона и Симмаха.

 

Становление Нового Завета

В последней главе мы уже коротко останавливались на истории Нового Завета. Раннехристианские общины, как правило, располагали своим любимым греческим переводом Ветхого Завета, но во второй половине первого века н.э. они также начали собирать и копировать богодухновенные писания апостолов и новозаветных пророков.

Хотя Евангелие от Марка (написанное им при сопровождении апостола Петра в Рим в качестве переводчика и помощника), вероятно, было первоначально известно лишь в Риме, в то время как верующие Сирии имели Евангелие от Матфея, определенная группа верующих из народов — Евангелие от Луки, а ефесяне — Евангелие от Иоанна, похоже, что уже к концу первого века н.э. евангелия были собраны в одну книгу, называемую просто Евангелие. Примерно в это же время были собраны в книгу и послания, написанные апостолом Павлом церквам и отдельным людям; они образовали второй сборник под названием «Апостол», который обошел все общины того времени. Произведение, которое мы называем «Деяния Апостолов», было для этого сборника очень важным комментарием. Книга Деяний Апостолов была написана Лукой и, вероятно, первоначально составляла одно целое с Евангелием. Кроме того, богодухновенны-ми были признаны и послания других апостолов и учеников Христа и «Откровение Иоанна». Все они также вошли в канон Нового Завета (см. гл. 4).

Позже (в гл. 5) мы подробнее обсудим проблемы, возникавшие при определении канона (списка священных, богодухновенных книг) Ветхого и Нового Заветов. Сейчас мы только хотим отметить, что во втором столетии н.э. Библия не только была полностью написана, но и начала циркулировать среди христианских общин в виде комплектных сборников. Библия того времени состояла из греческого перевода Ветхого Завета (Септуагинты) и Нового Завета, написанного по-гречески. Когда, как мы видели, в третьем столетии н.э. был изобретен переплет книг (по-гречески эти книги назывались кодексами), появилась возможность представить Библию единой книгой.

Из этих первых переплетенных Библий до нас, к сожалению, не дошло ни одной; возможно, причина кроется в том, что для страниц Библий в основном использовался нестойкий папирус, с другой стороны, некоторые императоры (в первую очередь Диоклетиан в конце 3-го века н.э.) устраивали настоящие охоты на Библии и на христиан, при этом множество Библий сжигалось или уничтожалось другими способами (см. гл. 1). Старейшая из дошедших до нас и почти полностью уцелевшая греческая Библия — это знаменитый Ватиканский кодекс (Codex Vaticanus), рукопись 4-го века, хранящаяся в Ватикане (см. гл. 4).

Потрясающие масштабы распространения христанства в первые столетия н.э. вызывали гигантскую волну переписывания Библии: растущие как грибы общины требовали духовного питания — в первую очередь само Писание. Переписывание производилось от руки, так что каждый копировщик мог производить не более одной Библии разом. Удовлетворить подобным образом потребность в Библиях представлялось совершенно невозможным делом, и поэтому вскоре широкое распространение получил другой метод копирования.

До изобретения книгопечатания Библия распространялась исключительно путем переписывания от руки. Эта работа часто производилась в так называемых скрипториях, где чтец медленно диктовал текст Библии, а писцы записывали услышанное. Потрясающие масштабы распространения христианиства резко увеличили потребность в Библиях. Из-за большого объема рукописного труда полные экземпляры Библий были очень дороги.

В специальном зале, «скрипториуме», чтец медленно диктовал текст Писания целой группе писцов, называемых «скрибентами». Этот метод позволял производить за один этап столько Библий, сколько было задействовано в работе писцов. Свитки и книги Библии, как и сегодня, продавались в книжных лавках — хотя и в значительно меньших количествах. Только богатые люди могли позволить себе эту дорогую покупку, но путешественники привозили Библии и в самые далекие уголки Римской империи и даже за ее пределы. После того, как прекратились гонения на христиан и император Константин (лишь внешне или действительно) обратился в христианскую веру, работа по распространению Библий даже получила государственную, политическую и финансовую поддержку (см. гл. 1). Возможно, известный ученый-теолог Евсевий и был тем человеком, который обратил внимание императора на то, как велика была нужда в Библиях у христианских общин. Как велика должна была быть радость христиан, узнавших, что император повелел на свои средства изготовить пятьдесят копий Библии и раздать их общинам!

 

Древние переводы Библии

Естественно, при распространении христианства Библия часто попадала и к людям, плохо или вообще не понимавшим греческого языка. Поэтому еще в первые столетия истории Церкви появились переводы Библии на другие языки античного мира. Одним из этих языков был сирийский, то есть арамейский язык, на котором в то время говорило много христиан. Из различных древне сирийских версий перевода постепенно выкристаллизовался один общепринятый, называемый Пешито (=простой). Что касается Нового Завета, то его текст, вероятно, возник в результате обработки древне сирийских переводов, сделанной в начале 5-го века епископом Раббулой Эдесским. Ветхий Завет Пешито основывается на переводе с еврейского, предпринятом уже в первые столетия н.э. под влиянием Септуагинты. Другие древние переводы были сделаны на коптском (древнеегипетском) языке, возникшем сразу в двух версиях — сахидской и бохайрской (на верхне — и нижнеегипетском диалектах), от последней произошел стандартный перевод Библии, используемый в коптских церквах. Кроме него, в первых столетиях н.э. появились переводы на эфиопский, арабский, армянский, грузинский и другие языки.

В библейской истории Европы наибольшую роль сыграли латинские переводы. Уже в четвертом веке существовали различные старолатинские переводы, сильно отличавшиеся друг от друга и потому не удовлетворявшие читателей.

Наряду с латинским переводом (Вульгатой) вскоре появился и сирийский. Когда появился сирийский перевод Ветхого Завета (Пешито), неизвестно. Эта рукопись с Исх. 6, 2-12 датируется 464 г. н.э. и хранится в Британском музее в Лондоне.

В 382 году римский папа Дамас поручил ученому-монаху Иерониму подготовить новую редакцию латинской Библии — подобно тому, как Раббула подготовил сирийский перевод. Иероним очень ответственно отнесся к этому поручению. Он переселился в Вифлеем и занялся там изучением всех только доступных ему древних рукописей еврейского Ветхого и греческого Нового Заветов. В результате примерно двадцатилетнего труда (386-405 гг.) он подготовил латинский перевод, получивший (по аналогии с сирийской Пешито) название Вульгата, что означает «простой» (его латынь была языком «простого народа»). Хотя эта блистательная работа Иеронима не сразу была должным образом оценена, она все же постепенно превратилась в стандарт латинского перевода и в конце концов стала официальной Библией римской церкви — до сего дня. Значение этого перевода проявляется и в том, что многие старые европейские переводы Библии опираются не на текст оригинала, а на Вульгату.

В том же столетии, в котором появилась Вульгата, начался распад великой Римской империи. Северные германские племена, прежде всего вандалы и готы, совершали набеги на города и селения империи, оставляя после себя руины — оттуда произошло наше слово «вандализм». От этих грабительских походов страдала и христианская церковь. Но в уединении, в далеких монастырях смелые монахи продолжали работы по копированию Библии. Их рукописи часто были настоящими жемчужинами искусства письма и декорации. В это мрачное время ревностный и кропотливый труд монахов сыграл большую роль в сохранении Библии: при набегах германских племен были повреждены или погибли многие рукописи.

Одним из методов противостояния этому уничтожению Библии было ее быстрое распространение путем переписывания, но многие отважные христиане вскоре открыли и другой путь: проповедь Евангелия среди своих врагов! Из этих первых миссионеров нас особенно интересует один, по имени Ульфила (или Вульфила), «апостол готов»: он понял, что эти дикие племена можно достичь евангельской вестью лишь при одном условии — если Библия будет переведена на их родной язык. Так благодаря этому миссионеру уже в четвертом веке возник перевод Библии на старогерманский язык! И другие миссионеры проповедовали Евангелие среди других германских племен. Следствием этого шага было то, что христианская церковь не только пережила ужасную агрессию этих диких племен, но и внешне стала еще крепче, так как многие из врагов Римской империи стали христианами. Мы говорим «внешне», потому что остается открытым вопрос, для какой части уверовавших варваров христианская вера действительно стала верой их ума и сердца и вызвала коренное изменение их образа жизни.

Несмотря на столь рано возникший готский перевод Вульфилы, было бы ошибочным предположить, что в последующие столетия Библия была переведена на разные европейские языки и диалекты. Латынь была языком общения в римско-католической церкви, и изучать Библию позволялось лишь высшим церковным чинам. Даже в конце 13-го века Библия была переведена только на семь европейских языков, и то лишь частично. Церковь довольствовалась тем, что народ получал библейскую весть лишь в виде проповедей на латыни и церковных картин и росписей. Настенные и оконные церковные росписи, резные изображения и фигуры святых, драматические повествования о «деяниях святых», сценки из Библии, ставившиеся в церквах и на площадях городов, — это была вся «библейская информация», предназначенная для простого народа. Но народ хотел слышать библейскую весть на своем родном языке…

 

Более поздние переводы Библии

Попытки перевести отдельные книги Библии на язык простого народа, неоднократно предпринимавшиеся в средневековые времена, наталкивались на сильнейшее сопротивление кардиналов и епископов: они боялись, как бы народ, получив в свои руки Библию, не стал понимать ее иначе, чем официальная церковь. В 1199 году в Лионе (Франция) несколько человек было схвачено и сожжено на костре за перевод Библии на родной язык и раздачу ее среди народа. Эти мученики были вальденсами, участниками разновидности евангельского движения, вероятно, возникшего в одиннадцатом веке.

В Англии первые переводы книг Библии были предприняты еще в восьмом веке, но до появления ее первого полного перевода прошло еще шесть веков. Этот труд взял на себя английский ученый и священник Джон Уиклиф. Совместно с Джоном Перви и Николасом Херефордом они закончили этот труд в 1388 году. Рукопись этого перевода была размножена в глубокой тайне (из страха перед церковными властями). Готовые копии Уиклиф раздал своим сторонникам (т.н. лоллардам), которые были (в качестве проповедников-самоучек) разосланы для чтения и разъяснения Библии в города и деревни Англии. Эти мужественные люди часто попадали в плен и получали наказания за свою деятельность, многие даже были сожжены на костре. Сам Уиклиф умер до начала этих преследований, но его тело было выкопано из могилы и сожжено, а прах брошен в реку.

Но вскоре произошли три великих события, которым не могла воспрепятствовать церковь никаким бы то ни было преследованием: первым из них было изобретение в середине 15-го века книгопечатания. И — что за чудо! — первой книгой, вышедшей из-под пресса, была Библия! В 1452-55 годах Гутенберг отпечатал Вульгату, частью на пергаменте (около 30 шт.), частью на бумаге (около 120 шт.) Две части всемирно известной гутенберговской Библии имеют объем в 1282 страницы. Начальные буквы и украшения в этой Библии были еще нарисованы от руки; в дальнейшем Гутенберг использовал отдельные литеры для каждой буквы. Этими ухищрениями он хотел насколько возможно приблизить вид печатной Библии к рукописной! Из этих первых Библий уцелело не более пятидесяти, и каждая из них оценивается в несколько миллионов долларов (см. гл. 1). Открывшее новую эпоху в истории человечества книгопечатание быстро распространилось по всему миру и в течение последующих пятидесяти лет многие книги Библии были отпечатаны уже на шести языках.

Вторым событием была новая волна изучения греческого языка и культуры. Почти все ранние европейские переводы Библии основывались на Вульгате, но с этого времени многие греческие рукописи Библии проникли из ближневосточных церквей в Европу, где началось их прилежное изучение. Голландский ученый Дезидерий Эразм Роттердамский первым опубликовал отпечатанный на греческом языке Новый Завет. После сравнения нескольких рукописей он издал в Базеле в 1516 году греческий Новый Завет с параллельным латинским переводом.

Первый полный перевод Библии на английский язык был сделан Джоном Уиклифом совместно с Джоном Перви и Николасом Херефордом; он был завершен в 1388 году. Сопротивление церкви переводу Библии было столь велико, что тело Уиклифа позже было выкопано из могилы и сожжено, а прах — брошен в реку. Современная миссия переводчиков Библии, трудящихся в сотрудничестве с Летним Лингвистическим Институтом, называет себя именем этого мужественного человека. На фото — страница из рукописной английской Библии конца 14-го века.

Вообще говоря, эта работа была сделана очень поспешно. Издание содержало большое количество ошибок, позднее его пришлось неоднократно редактировать: Эразм Роттердамский хотел завершить свою работу раньше испанского кардинала Ксименеса, архиепископа Толедского. В принципе, Ксименес уже выиграл это соревнование, начав работу в 1502 году; в 1514 году его перевод был уже отпечатан. Но он задержал издание Нового Завета, желая закончить работу над Ветхим Заветом на еврейском языке и потом издать всю Библию. Эта Библия была (при поддержке еврейских христиан) готова в 1517 году, но прошло еще пять лет (возможно, это связано с церковной бюрократией), прежде чем «Комплутенский полиглот» вышел в свет («комплутенский» происходит от Комплутум, латинского названия города Алькала, где проводилась работа над переводом; «полиглот» — многоязычное произведение).

После этого появилась целая серия греческих Новых Заветов, но все они базировались на несовершенном, хотя и подредактированном переводе Эразма Роттердамского. Самое крупное издание вышло в Париже, у книгопечатника Этьена (Стефана) в 1550 году. До середины 19-го века эта Библия много раз переиздавалась и считалась стандартом греческого Нового Завета, призванного служить основой для дальнейших переводов.

 

Реформация

Последним из трех важных событий, упомянутых выше, является Реформация, начало которой положил в 1517 году Мартин Лютер. Это событие означало не только крутой поворот всей истории Церкви, оно оказало глубокое влияние и на распространение Библии. Во всех уголках Европы, где проросли семена Реформации, началась работа по переводу Библии на национальные языки — хотя часто эта работа встречала большое сопротивление. Сам Лютер был тайно переправлен своими друзьями в Вартбург, где он, имея минимум средств, в рекордные сроки (с декабря 1521 по март 1522 года) перевел Новый Завет на немецкий язык. Первое издание (5000 экз.) было продано в течение года. В 1534 году на немецком языке вышла вся Библия. Впрочем, это была не первая из напечатанных на немецком языке Библий: уже в 1487 году была отпечатана немецкая Библия. Вероятнее всего, эта работа была выполнена по специальному заказу каким-либо монахом, потому что заглавные буквы и украшения были еще нарисованы от руки.

В Англии этот труд выполнил оксфордский ученый и священник Уильям Тиндал, большим желанием которого было дать своим соотечественникам печатную Библию на родном языке. Из-за преследований церковных властей Тиндалу пришлось переселиться в Гамбург, где он, рискуя быть жестоко наказанным, тайно начал свою работу. После окончания работы над Новым Заветом ему уже удалось договориться с одним издателем, но властям стало известно о его деятельности. Тиндалу пришлось бежать в другую область Германии. Там в 1525 году ему удалось отпечатать 3000 экземпляров Нового Завета. Многие экземпляры были тайно провезены купцами в Англию, где они были восприняты с большой радостью. Несмотря на то, что многие книги обнаруживались и сжигались, печатный станок работал быстрее церковных преследователей. В это время Тиндал продолжая свою работу в Германии, откорректировал перевод Нового Завета и перевел некоторые книги Ветхого. Когда работа была сделана больше чем наполовину, он был предан и попал в тюрьму под Брюсселем. Полтора года спустя он был задушен и сожжен на костре. Его последние слова были: «Боже, открой глаза королю Англии!» Его работу продолжили другие, и в 1535 году перевод был полностью завершен. За это время настрой властей изменился, и второе издание этого «перевода Ковердаля» (Coverdale Bible) вышло уже с одобрения короля. Молитва Тиндала была услышана!

В Нидерландах уже в 9-10 веках были известны различные переводы Псалмов на голландские диалекты. Примерно 1400 годом датируется перевод Нового Завета и Псалмов Йохана Схюткена. Первой печатной нидерландской Библией была так называемая Историческая Библия (Historie-Bijbel) 1477 года, изданная в городе Делфт Якобом ван дер Меером и Маурициусом ван Мидделборхом и известная под названием «Делфтская Библия». Эта Библия содержала только Ветхий Завет без Псалмов и основывалась на «Исторической Библии» 1360 года, переведенной с латинского неизвестным фламандским автором. Спорные и непонятные места объяснялись в ней по "Истории схоластики " Петра Кометора, жившего не позднее 1150 г.

И издание голландской Библии не обошлось без пролития крови. Так, в 1526 году вышла знаменитая «Лисвелдская Библия» (Liesveldt-Bijbel), напечатанная Якобом ван Лисвелдом в Антверпене и снабженная им пометками, содержание которых с каждым новым изданием стало все более реформатским. В 1545 году Лисвелду пришлось расплатиться за свою веру: он был обезглавлен! Примечание о том, что люди могут получить спасение лишь через Иисуса Христа, сделанное им на полях Библии, церковные власти сочли преступлением! После этого первого полного издания Библии на голландском языке последовали и другие: были изданы римско-католическая, меннонитская и лютеранская Библии. Наконец, в 1562 году в Эмдене вышла знаменитая «Дюз-Ac-Библия» (Deux-Aes-Bijbel), названная так за один странный комментарий на полях и пленившая сердца голландских сторонников Реформации. Второе издание этой Библии было предпринято в 1571 году Яном Канином в Дордрехте: это была первая напечатанная в Голландии Библия специально для реформатских церквей. К сожалению, Яну Канину пришлось оплатить ее появление собственной жизнью.

Путь возникновения Библии — от первых глиняных табличек до первых печатных книг — удивительная, захватывающая история. И здесь проявляется уникальность Библии! Многие люди отдали за нее жизнь. Это они сделали потому, что открыли в ней Того, Кто отдал за них Свою жизнь на кресте Голгофы. Неужели все эти люди заблуждались, неужели их жизни отданы напрасно? Можно ли чисто с точки зрения разума объяснить удивительное возникновение Библии? Или есть все же в этой книге что-то особенное? Или эта книга на самом деле дана нам Богом?

 

Кто дал нам Ветхий Завет?

В последней главе мы проследили историю Библии от древних времен до начала эпохи книгопечатания. Мы в общих чертах увидели, когда появились на свет отдельные книги Библии, на каком материале они писались — от глиняных табличек и папирусных свитков до книг из пергамента; наконец, мы увидели, как Библия превратилась в привычную для нас печатную книгу. Но теперь мы хотим заняться важным вопросом, кто же приложил руку к созданию Библии, и при этом мы предоставим слово ей самой. В этой главе мы будем особенно заниматься вопросом происхождения Ветхого Завета (он составляет первую часть Библии и является священной книгой иудеев, которые, к сожалению, ограничивают им все Священное Писание).

Как уже было сказано, Ветхий Завет существует порядка нескольких тысяч лет. Мы, конечно, можем спросить, в какой мере используемая нами Библия совпадает с текстом оригинала, написанного тысячелетия назад. Для бесчисленных христиан «богодухновенность» Священного Писания (т.е. уверенность в том, что Библия является божественным откровением, см. гл. 6) имеет фундаментальное значение. Но если текст оригинала был сильно изкажен в процессе многочисленных корректировок и переводов, эта богодухновенность имеет мало значения, тогда мы ведь просто не знакомы с первоначальным текстом…

Насколько вообще точен библейский текст? Другими словами: сколько изменений было внесено в него в течение прошедших столетий? Их, вероятно, должно быть вовсе не так уж и мало, так как нам известно, что примерно до 1450 года Библия распространялась исключительно путем переписывания от руки. Более того: существовали и люди, «обрабатывавшие» нашу Библию. (Мы вынуждены очень осторожно использовать это слово, потому что оно несет на себе отпечаток «критики Библии», см. гл. 7-8). Стала ли Библия от этих «обработок» лучше или хуже? Что же, давайте посмотрим. Мы хотим установить, через чьи руки прошла Библия. Прежде всего это были сами авторы ее писаний и пророки и законоучители, составлявшие из отдельных текстов книги. За ними следуют люди, путем переписывания от руки изготовлявшие (по возможности, точные) копии книг Библии для ее распространения. Наконец, это великие ученые, сравнивавшие отдельные рукописи Библии между собой, пытаясь выявить и сохранить оригинал ее текста.

 

Авторы и составители

Как мы уже видели во второй главе, книга Бытия, возможно, была составлена Моисеем на основании очень древних документов (первоначально существовавших в виде глиняных табличек), и что эта и остальные книги Пятикнижия написаны Моисеем по божественному откровению, т.е. они богодухновенны. Важно заметить, что, по-видимому, уже с момента их написания у еврейского народа появилась уверенность в том, что эти книги святы и, облеченные Божьим авторитетом, должны храниться и копироваться с особой заботой и с особым благоговением. Закон Моисея (Тора) хранился в Святом Святых рядом с ковчегом завета Господня (ср. Втор. 31, 24-26), а позже — в иерусалимском храме (ср. 4 Цар. 22, 8). Иисус Навин, вероятно, завершил пятую книгу Моисея, дописав в ней 34-ю главу.

Затем Иисус Навин записал свою собственную историю (книга Ис. Нав.), добавил ее к книгам Закона Моисея и, скорее всего, также положил их в святилище Бога Иеговы (ср. Ис. Нав. 24, 26). Следующим автором Библии был, как предполагают, пророк Самуил: во всяком случае, именно он написал законы о царстве и также положил свою книгу «пред Господом» (1 Цар. 10, 25). Самуил был очень значительной личностью своего времени, руководителем целой школы пророков (ср. 1 Цар. 19, 20), из которой, вероятно, вышло большое число пророков, также сыгравших определенную роль в росте коллекции священных свитков. Так, книга Судей, следующая за книгой Иисуса Навина, должна была быть завершена во времена Самуила, когда в Израиле был помазан первый царь (ср. Суд. 17, 6; 18, 1; 19, 1; 21, 25), возможно, ее написал сам Самуил. Во всяком случае, история царя Давида была написана Самуилом совместно с пророками Нафаном и Гадом (1 Пар. 29, 29). Две книги Паралипоменон (=хроника) — первые из целого ряда пророческих книг периода царей. Кроме того, пророки Нафан, Ахия и Иоиль написали биографию царя Соломона (см. 2 Пар. 9, 29), Самей и Адда — биографию царя Ровоама (см. 2 Пар. 12, 15), кроме того, Адда написал биографию царя Авии (см. 2 Пар. 13, 22). Пророк Исайя написал биографию царя Езекии (см. 2 Пар. 32, 32), другие пророки составили жизнеописание царя Манассии (см. 2 Пар. 33, 19) — и так вплоть до последнего царя Израиля (2 Пар. 35, 27).

Эти пророческие книги отсутствуют в нашей Библии, более того, они вообще не дошли до нас. Но в Библии вновь и вновь встречаются ссылки на эти книги — вероятно, потому, что они гораздо подробнее описывают правление всех вышеупомянутых царей. Скорее всего, библейские книги Царств и Паралипоменон являются составленным пророками кратким изложением содержания этих вышеназванных книг. Может быть, мы даже знаем, кто был редактором (или редакторами) этих книг. Великий пророк Иеремия, написавший свою книгу незадолго до и во время вавилонского плена (6-й век до н.э.), нигде не называется одним из авторов исторических книг. И тем не менее он очень много писал, это подчеркивается в его книгах (см. Иер. 30, 2; 36, 1-2.18; 45, 1-2; 51, 60.63). И последняя глава 4 Цар. перекликается с Иер. 39-41 и 52. Также примечательно, что пророк Даниил во время своего нахождения в плену, похоже, располагал Пятикнижием и книгами пророков, из которых он упоминает Иеремию (Дан. 9, 2.6.11). Поэтому вполне можно допустить, что Иеремия обобщил пророческие книги в известную нам сегодня книгу Царств — мысль, поддерживаемая (см. ниже) Талмудом.

Итак, мы видим, что поначалу написанием, составлением и редактированием коллекции священных книг непрерывно занимались особые люди, «божьи человеки», как их иногда называли: Моисей, Иисус Навин, Самуил, Иеремия и другие. Во время вавилонского плена эту работу продолжили другие великие пророки, Даниил и Иезекииль. Некоторые толкователи Библии полагают, что в Иез. 13, 9 пророк указывает на существовавший в то время официальный «список пророков», находившийся в архивах храма (может быть, это был список авторов и составителей книг Библии?); Иезекеиль называет великим служителем Божьим Даниила (Иез. 14, 14). Поскольку сам Даниил (если только в том месте речь идет о той же самой личности), по всей видимости, располагал книгами Моисея и пророков (книгами от Иисуса Навина до Царств и, может быть, книгами некоторых пророков, включая Иеремию), можно допустить, что к концу вавилонского плена евреи имели уже большую часть Ветхого Завета.

После плена первосвященник и книжник Ездра, очевидно, написал и один из вариантов истории израильских царей, включив ее в книгу Паралипоменон. Это в основном история Иудеи и храма (ср. Неем. 12, 23). Здесь мы сталкиваемся с типично первосвященническим повествованием, в то время как книги Царств излагают события с пророческой точки зрения, так что эти книги удивительно гармонируют друг с другом. Книги Паралипоменон связаны с книгой Ездры, потому что последние фразы первой книги одновременно являются началом второй. За книгой Ездры следует книга градоправителя Неемии. В то время пророчествовал и последний пророк и автор книги Ветхого Завета — Малахия. Таким образом, работа по созданию Ветхого Завета была окончена. Вавилонский Талмуд повествует: «После последних пророков Аггея, Захарии и Малахии Дух Святой покинул Израиль».

 

Еврейские книги Ветхого Завета

За четыреста лет до рождения Христа еврейский Ветхий Завет был завершен. Он состоял из следующих книг:

Закон (Тора) > Пятикнижие Моисея

1. Бытие

2. Исход

3. Левит

4. Числа

5. Второзаконие

Пророки (Навиим)

А. Ранние пророки

1. Иисус Навин

2. Кн. Судей

3. Кн. Царств

Б. Поздние пророки

1. Исайя

2. Иеремия

3. Иезекииль

4. Двенадцать «малых» пророков

Писания (Ктувим)

А. Поэтические книги

1. Псалмы

2. Иов

3. Притчи Соломона

Б. Пять «свитков»

1. Руфь

2. Песни песней

3. Екклесиаст

4. Плач Иеремии

5. Есфирь

В. Исторические книги

1. Даниил

2. Ездра-Неемия

3. Паралипоменон

Таков порядок следования книг и в печатной еврейской Библии. Все вместе они также обозначаются и словом Темах (Тенак) — по начальным буквам названий главных частей (Т, Н и К). Видно, что еврейская Библия кроме Торы и Пророков содержит еще одну группу книг, называемую Писаниями. Это собрание поэтических, созерцательных и исторических книг, имевших, однако, поначалу такой же авторитет, как и остальные книги. Это, в частности, проявляется в том, что 17-й псалом Давида цитируется во второй книге Царств, а 3 Цар. 4, 32 указывает на Причти и Песни Соломона. И пророк Иона цитирует многие псалмы (Иона 2), Иезекииль упоминает Иова наряду с Даниилом (Иез. 14, 14.20).

В Лук. 24, 44 Иисус обобщает всю еврейскую Библию тремя составными частями: «…в законе Моисеевом и в пророках и псалмах» (под псалмами Иисус подразумевает третью группу, Писания, в которой Псалмы являются первой и самой большой книгой). В Матф. 23, 35 (и Лук. 11, 51) Господь Иисус по-другому, но также примечательно обобщает Ветхий Завет словами: «…от крови Авеля праведного до крови Захарии, сына Варахиина». Авель — первый (Быт. 4, 8), а Захария — последний (2 Пар. 24, 21) из упомянутых в еврейской Библии мучеников. Таким образом, Иисус хотел сказать: «От первой книги Моисея до второй книги Паралипоменон». Мы сегодня (согласно порядку следования книг в нашей Библии) сказали бы: «От Бытия до книги Малахии». (Вопрос определения канона — списка святых, богодухновенных книг Библии — будет рассмотрен нами в гл. 5).

 

Книжники

После написания и составления книг Ветхого Завета начался новый период в истории Библии: теперь главным было как можно точнее и полнее передать текст Библии потомкам. Мы видели, что составители Ветхого Завета преклонялись перед священными книгами и хранили их в самом святом месте. Эти составители, как мы уже видели, были пророками, но последний из них — Ездра, одновременно был книжником и священником (Неем. 8, 9), т.е. представителем священнического сословия, игравшего все большую роль в хранении и передаче Библии. Книжники (букв, «писцы») первоначально были политическими и юридическими работниками, обычно служившими при царском дворе (см. 4 Цар. 12, 10; 18, 18; 1 Пар. 27, 32).

Переписчики книг Библии играли исключительно важную роль в передаче ее текста будущим поколениям. Буква за буквой, слово за словом копировались древние свитки. При переписывании книжники (соферим) должны были соблюдать строгие правила. После окончания работы в текстах подсчитывались буквы и слова, и если одной из них не хватало, работу приходилось начинать заново. Этот строжайший контроль и преклонение перед священными текстами сохранили оригинал текста Библии от разрушительного действия времени.

Только после вавилонского плена книжники стали играть значительную роль как переписчики, хранители и толкователи Закона (Езд. 7, 6.11). Во втором столетии до н.э. большинство книжников было священниками. Об этом свидетельствует и апокрифическая (=не входящая в Библию, но древняя) 1-я книга Маккавейская, 7, 12. Вероятно, они жили вместе по родам и цехам (ср. 1 Пар. 2, 55). Их важнейшей задачей было непрерывное, каждодневное изучение Закона, а это было несовместимо с какой-либо другой работой (см. апокрифическую книгу Сираха, гл. 38, 25-39).

Эти книжники (соферим) были основателями богослужений в синагогах, о чем мы уже говорили в гл. 2. Во времена Нового Завета они выполняли три основные фукции (при этом далеко не все книжники были одновременно и священниками) :

а. Они переписывали Закон (еврейскую Библию) и хранили его; они прилежно изучали Закон и защищали его от ложных толкований, что было особенно важно во времена неверных Богу первосвященников. Они передавали из поколения в поколение устные законоположения, бывшие обобщением их собственных попыток претворить Закон Моисея в жизнь. Но на практике они ставили этот устно передаваемый Закон выше написанного (Map. 7, 5-13) и вследствие этого противились учению Христа.

б. Книжники преподавали Тору собиравшимся вокруг них ученикам. Это происходило в храме или в синагогах (ср. Лук. 2, 46; Иоан. 18, 20).

в. Книжники также назывались законоучителями, потому что в их обязанности входило применение Закона в синедрионе, еврейском верховном суде, где они занимали должность судей (ср. Матф. 22, 35; Map. 14, 53; Деян. 4, 5).

Священные свитки Торы хранятся в еврейской синагоге в «священном ковчеге». Зачастую эти свитки благоговейно заворачивают в красиво вышитую и обработанную материю. Если такой свиток приходит в негодность, его не выбрасывают, а закапывают. И по сей день новые свитки копируются вручную со старых, перед тем как те предаются земле.

После разрушения Иерусалима в (70-м году н.э.) роль книжников еще повысилась: они письменно фиксировали все пункты устного Закона (см. пункт а) и очень тщательно передавали Священное Писание. Первое (фиксирование устного Закона) привело к возникновению Талмуда, важнейшей, наряду с Торой, религиозной книги евреев. Талмуд состоит из двух частей: Мишны — первоначальный, устный Закон, медленно складывавшийся со времени Ездры и собранный в книгу во втором веке раввином Иехудой ха-Наси, и Гемары — комментариев раввинов к Мишне (200-500 гг. н.э.). Талмуд является источником израильского религиозного и государственного законодательства и основой веры и жизни ортодоксальных евреев. Для христиан Талмуд — интересная книга, освещающая подход евреев к истолкованию Ветхого и облегчающая понимание многих мест Нового Заветов.

Наряду с «каталогизированием» иудейских законов у «талмудистов» была еще одна задача такой же степени важности — достоверная передача, копирование священных свитков. Трудно даже представить себе, до чего педантична разработанная ими система переписывания свитков, позволяющая получать почти абсолютные копии оригиналов. Ничто не может лучше описать преклонение набожных евреев перед Ветхим Заветом, чем точные указания Талмуда, которым следовали переписчики. Несколько примеров:

(1) Свиток должен был изготовляться из шкур чистых (как для жертвоприношения) животных и скрепляться жилами таких же чистых животных. (2) Длина каждого столбца должна была составлять от 48 до 60 строк, длина строки должна была составлять 30 букв. (3) Перед началом письма весь манускрипт должен был быть разлинован. Но если три слова были написаны не по линии, вся работа считалась негодной. (4) Чернила могли быть только черными и должны были приготовляться по особому рецепту. (5) Переписывать можно было только оригинал, и при этом переписчик не имел права ни на йоту уклониться от текста. (6) Ни одно слово или буква не должны были писаться на память, без сличения с оригиналом. (7) Между буквами должен был оставляться интервал шириной в волос или нить, между абзацами в столбце — шириной в девять букв, и между книгами — три строки. (8) Переписчик должен был быть евреем, умытым перед работой с ног до головы и одетым только в еврейские национальные одежды. (9) При написании имени Бога нельзя было использовать уже обмакнутое в чернила перо. (10) Даже если к переписчику, как раз пишущему имя Бога, обращался царь, то переписчик не имел права отвести взгляд от текста. Свитки, не отвечавшие этим требованиям, должны были быть сожжены или закопаны в землю; иногда их отдавали в школы для использования в качестве учебников.

Для раввинов текст Библии настолько свят, что они не должны во время чтения прикасаться к нему руками. Для этого используются изящные золотые или серебряные указки «ят», имеющие форму человеческой руки.

Как бы парадоксально это не звучало: именно огромная, педантичная прилежность копировщиков — причина тому, что до нас дошло так мало очень древних рукописей Ветхого Завета. Изготовленный и проверенный в соответствии со всеми вышеуказанными правилами манускрипт считался равноценным оригиналу. Поскольку все сделанные копии были совершенно идентичны оригиналу, новые рукописи считались более ценными, чем немного поврежденный от многоразового использования оригинал. Эти старые «неполноценные» манускрипты хранились в генизе, каморке, существовавшей при каждой синагоге. С течением времени они или портились от небрежного хранения, или закапывались, если в каморке-генизе становилось слишком тесно. Таким образом, евреи считали наиболее ценными не самые старые, а самые новые копии, поэтому отсутствие древних рукописей Ветхого Завета не должно приводить нас в смущение. Кстати, некоторые из самых древних рукописей, которыми мы сегодня располагаем, были обнаружены именно в таких генизах.

 

Масореты

До сих пор мы различали два этапа передачи текстов Ветхого Завета: этап написания и составления книг, закончившийся во времена Ездры и Неемии, и начавшийся в те же годы этап работы книжников (соферим), прилежно изучавших и максимально точно копировавших тексты этих книг (прежде всего Торы). Примерно в 500 году н.э. начался третий этап, закончившийся примерно в 1000 году. В это время активизировались новые школы книжников, занимавшихся не только копированием, но и редакцией и стандартизацией древнего текста. Этих иудейских ученых называли масоретами {масора — традиция, предание); их важнейшей задачей было снабдить библейский текст знаками препинания и гласными буквами. Структура древнееврейского языка позволяла писать тексты с использованием одних лишь согласных букв (как и в новоеврейском языке иврите) — до тех пор, пока язык был жив и чтецы знали от предыдущих поколений, как произносятся эти написанные слова. Но когда еврейский язык стал понемногу выходить из употребления у народа, начали возникать разногласия относительно того, как следовало читать неприкосновенные священные тексты. Так появилась потребность зафиксировать традиционное произношение достаточно удобной системой гласных букв и знаков препинания, добавив их в священные тексты.

Школы масоретов располагались в двух городах, с далекой древности бывших центрами работы книжников, а именно — в Палестине и Вавилоне (поэтому существует и два Талмуда — вавилонский и палестинский). Вавилонские евреи переселились в этот город из-за растущего эллинистического (грекоязычного) и христианского влияния — там они смешались с потомками евреев, оставшихся в Вавилоне со времени плена. После третьего столетия «центр книжников» появился также и в Тиверии, в Северной Палестине, значение которого еще больше возросло после завоевания Иерусалима в 637 году исламом. О работе масоретов можно было бы рассказать много интересного, но мы вынуждены ограничиться здесь лишь главными пунктами.

В своей работе масореты опирались на сохраненный книжниками текст Ветхого Завета, написанный слитно и лишь согласными буквами, и создали на его основе официальную версию, ставшую для них святой и неприкосновенной. Затем они снабдили текст рядом комментариев на полях и добавили к нему определенное число символов, в основном знаков препинания и гласных букв. Пометки на полях называли масора, они содержали, кроме прочего, число всех букв, слов и стихов в каждой книге и должны были облегчить точное копирование текста.

Работа масоретов продолжалась с 500 по 1000 год н.э. Их важнейшей задачей было снабдить тексты священных книг гласными буквами и знаками препинания. В то время древнееврейский язык вышел из употребления у народа, и часто было сложно установить, как же должно правильно произноситься то или иное слово. Точки и черточки на тексте вверху — гласные буквы и знаки препинания, добавленные масоретами; на фото — фрагмент страницы книги Екклесиаста, рукопись № 455.

Кроме того, было, например, подсчитано, какая буква или какой стих находится в середине каждой книги и всего Ветхого Завета. Было подсчитано, сколько раз встречается в отдельной книге и во всем Ветхом Завете определенное слово, даже сколько раз встречалась какая буква алфавита. Чтобы лучше запомнить эти цифры, масореты даже делали специальные вкладыши к тексту. Может быть, сегодня это кажется нам глупым времяпровождением, но это показывает степень преклонения масоретов перед священными книгами, которые они во что бы то ни стало старались уберечь от любых изменений и искажений.

Кроме этого, мы находим в масоретских рукописях и редакционные пометки. Масореты не считали допустимым внести какие-либо изменения в древний текст и поэтому часто использовали именно эти пометки на полях, чтобы пояснить, как, согласно их пониманию, должен был читаться «написанный» текст (называемый кетиб). Этот предложенный ими метод чтения был назван «кверье». Наиболее известный пример керея — написание имени Бога. В еврейском языке для этого используются согласные JHWH, вероятно, когда-то читавшиеся как JaHWeH (ЙаГВе — Ягве). Так как со времен Неемии евреи благоговейно не произносили этого имени вслух, при чтении

Писаний в синагогах вместо Ягве читалось имя Адонай (aDoNaJ = Господь). Видимо, поэтому масореты вставляли между согласными JHWH гласные звуки слова Адонай, благодаря этому появилось не известное в древности имя Бога JaHoWaH, или Иегова. Ошибочное понимания этого керея привело к тому, что христиане долгое время полагали, что имя Бога — не Ягве, а Иегова.

Масореты использовали еще и другой прием обработки текста, так что читалось не то, что фактически было в манускрипте. Они просто добавляли лишнюю согласную. Эта буква, в отличие от остального неприкосновенного текста, стояла над строкой и поэтому называлась литера суспенза (плавающая буква). Хороший пример тому мы находим в Суд. 18, 30: здесь речь идет об Ионафане, потомке Моисея, священнике культа какого-то идола. Это «пятно» на добром имени Моисея, великого мужа Божьего, было воспринято как оскорбление его памяти. Поэтому в тексте к имени Моисея (MSH) была добавлена плавающая буква "N"; так появилось имя MNSH — Манассия. В старых переводах Библии (в том числе и в русском синодальном переводе) эти изменения не всегда учитывались.

Другие редакционные примечания относились не к вопросу о том, не следует ли из богопочитания или благочестия читать некоторые слова иначе, чем они написаны, а указывали на то, что, возможно, некоторые места Писания были искажены в процессе переписывания. Так, например, в Чис. 3, 39 масореты отметили точками слова «и Аарон», так как предполагали, что они не содержались в тексте оригинала. Точно так же они «обработали» Чис. 10, 35-36, заключив эти стихи в перевернутые еврейские буквы "Н". Интересно знать, что масореты считали, что текст Ветхого Завета был ранее в 18 местах изменен книжниками. Из уважения к тексту они не решились вернуть эти стихи в первоначальное состояние, но указали, где были произведены эти "muккyнeй-coфepuм', (изменения текста кижниками). Так, в Быт. 18, 22 мы читаем: «Авраам же еще стоял пред лицем Господа». По мнению масоретов, первоначальный текст гласил: «Ягве же еще стоял пред лицем Авраама». Книжники внесли это изменение, потому что готовы были даже изменить священный текст, чтобы не вызвать при его чтении ощущение, что Ягве (недостойно!) стоял в ожидании перед Авраамом.

Но важнейшая работа масоретов, вне сомнений, заключалась в двойной обработке текста: определение посредством знаков препинания исполнения текста, а также окончательное указание, путем добавления к тексту гласных букв, его правильного произношения. Гласные буквы добавлялись в виде точек или маленьких штрихов, располагавшихся над или под согласными буквами. Из этого метода как в Вавилоне, так и в Палестине развились целые системы письма, однако, позже они были вытеснены разработанной в Тивериаде системой гласных букв. Масореты, игравшие важнейшую роль в разработке примечаний к текстам священных книг и снабжении их гласными буквами (тексты таким образом были зафиксированы до мельчайших деталей), принадлежали к династии Бен Ашер из Тиве-риады, самыми известными из них были Моисей Бен Ашер (850-900 гг.) и его сын Аарон Бен Моисей Бен Ашер (900-940 гг. н.э.). Их рукописи являются основой сегодняшней печатной еврейской Библии. Наряду с ними можно назвать и рукописи династии Бен Нафтали, которые, однако, уступают вышеназванным по значению.

 

Рукописи

Итак, мы вплотную приблизились к крайне важному вопросу о дошедших до нас рукописях Ветхого Завета. До 19-го столетия важнейшими рукописями, образующими основу библейского текста, были манускрипты династии Бен Ашер. Сегодня, однако, мы имеем возможность сравнить их с недавно открытыми гораздо более древними рукописями. Важнейшая рукопись династии Бен Ашер — Ленинградский кодекс 1008 года, самая большая и единственная полная рукопись Ветхого Завета. Она была скопирована с исправленного текста раввина Аарона Бен Моисея Бен Ашера, изготовлена из телячьей кожи (веллума) и снабжена вавилонской системой гласных букв. Алеппский кодекс («Алеппский свод») датируется началом десятого столетия и предположительно написан не Аароном Бен Моисеем, хотя и считают, что он снабдил эту рукопись примечаниями и гласными буквами. До недавнего времени эта рукопись содержала весь Ветхий Завет, но она сильно пострадала во время антисемитских выступлений. В 1947 году ходили слухи, что манускрипт уничтожен, но в 1958 году он был случайно обнаружен, хотя и без одной четверти текста. Теперь этот драгоценный манускрипт изучается учеными, предполагающими использовать его для будущего издания еврейской Библии. Каирский кодекс 895 года, содержащий книги ранних и поздних пророков, вероятно, старейшая из масоретских рукописей, был переписан и снабжен гласными буквами Моисеем Бен Ашером. В 1099 году, после падения Иерусалима, этот манускрипт попал в руки крестоносцев, но позже он достался еврейской общине Каира, хранящей его и по сей день. Петербургский кодекс пророков 916 года содержит книги поздних пророков; он был обнаружен в 1839 году в одной из синагог в Крыму.

Эта рукопись 10-го века (Алеппский кодекс) во время антисемитских выступлений лишилась одной четверти текста. В 1947 году она даже считалась полностью уничтоженной, но была вновь обнаружена в 1958 году.

В конце прошлого столетия было сделано важнейшее открытие, пролившее новый свет на историю работы масоретов: в 1890 году была восстановлена тысячелетняя синагога Старого Каира, и во время работ была открыта замурованная и впавшая в забвение гениза, наполненная неописуемой ценности рукописями. Число обнаруженных фрагментов манускриптов (почти все — 6-8 века н.э.) оценивается в не менее чем 200 тысяч! Среди них были бесчисленные еврейские рукописи всех видов, к тому же множество фрагментов Библии на еврейском, арамейском (см. ниже) и арабском языках, из которых некоторые датируются пятым веком. Рукописи дают прекрасное представление о развитии работы масоретов (еще до великих масоретов из Тивериады) и показывают пути и методы развития систем гласных звуков.

Каирский кодекс 9-го века многие века пролежал в забвении в генизе, под обломками древней синагоги в Старом Каире и был открыт лишь в 1890 году при проведении реставрационных работ.

Если не считать открытого в 1902 году маленького фрагмента рукописи {папируса Нэш), обнаруженные в генице в Каире фрагменты до недавнего времени были старейшими документами еврейской Библии. Но выше мы уже указали причины, по которым их более древний возраст не делает их более ценными, чем рукописи Бен Ашера, представляющие собой результат почти пятисотлетнего научно-редакционного труда. Хотя эти рукописи почти на 1400 лет моложе самых поздних из древних ветхозаветных манускриптов, мы тем не менее (исходя из вышеназванных причин) имеем достаточно оснований доверять им как точным копиям текста оригинала.

Однако, критики текста (ученые, занимающиеся установлением первоначального варианта библейского текста), к счастью, имеют в запасе еще несколько свидетельств для поддержки этого предположения, к которым в первую очередь относится Самарийское Пятикнижие. Из Библии нам известно, что самаряне (жители Самарии) были народом, произошедшим в результате смешения израильтян с ассирийскими иммигрантами (4 Цар. 17), поселившимися в Самарии во время вавилонского плена и полностью отделившимися от еврейского народа.

До открытия кумранских свитков папирус Нэш был одним из старейших уцелевших фрагментов Ветхого Завета. Фрагмент (масштаб фотографии — 1:1) содержит часть из десяти заповедей и Втор. 6, 4; датируется 1 — 2 столетием н.э. Обнаружил его в 1902 году в Египте ученый У. Л. Нэш.

У них был совершенно иной путь развития, они имели собственный вариант Ветхого Завета, из всех книг которого считали «каноническим» (священным, богодухновенным) только Пятикнижие. Старейшие самарийские рукописи Пятикнижия датируются десятым веком н.э. Они имеют оригинальные собственные письменность и грамматику, не предусматривающие использование гласных букв. Эти рукописи также несколько отличаются по грамматике и орфографии, но в целом в них поразительно мало отличий от масоретского текста. Это очень примечательно для текстов, в течение 1500 лет передававшихся из поколение в поколение независимо друг от друга. Но совершенно очевидно, что в случае самарийского Пятикнижия мы имеем дело с популярно изложенным для народа текстом, который ни в коем случае нельзя поставить на одну ступень с хранимым и обработанным со всеми мыслимыми предосторожностями масоретским текстом.

 

Античные переводы

Здесь мы хотим прежде всего указать на огромное значение античных переводов Ветхого Завета для критики текста Библии. В первую очередь мы подразумеваем здесь арамейские Таргумы. Уже во времена Иисуса арамейский язык стал обиходным языком в Палестине. При этом во время проводимых в синагогах богослужений возникала необходимость перевода еврейского библейского текста на арамейский. Перевод по-арамейски — «таргем», переводчик — «метургеман», а переведенный текст — «таргум». Первоначально тексты переводились устно и на память, вследствие чего (а также через добавляемые комментарии) произошли некоторые его изменения. С течением времени различные устные переводы были зафиксированы в таргумах. Эти таргумы очень важны для нас потому, что происходят от текста, бывшего на сотни лет старше масоретского. Прежде всего нам известен Палестинский таргум, очень древние фрагменты которого были обнаружены в генизе (см. стр. 64); он передает предание, восходящее еще к дохристианскому периоду. Кроме него, очень важны и Таргум-Пятикнижие Онкелоса и Пророческий таргум Ионафана; они исходят от древнейших преданий и отчетливо показали, что использовавшийся еще до нашей эры библейский текст соответствует тому, который мы читаем сегодня.

Это же можно сказать и о Септуагинте, важнейшем греческом переводе 2-го века до н.э., который уже упоминался в гл. 2. Известно большое число рукописей Септуагинты, значительно более древних, чем масоретские тексты. Среди них — ряд книг из пергамента, написанных после 4-го века, заключающих в себе части полной греческой Библии и множество папирусных фрагментов второго столетия до н.э. К ним относятся Папирус Райлэндс Грик 458 (т.е. греческий папирус номер 458, хранящийся в библиотеке им. Джона Райлэндса в Манчестере), написанный в середине второго века до н.э., Папирус Фуад 266 (конец второго — начало первого века до н.э.) и найденный в 1952 году Свиток двенадцати пророков, написанный в первых десятилетиях н.э.

Существуют фрагменты древнегреческого перевода Ветхого Завета, Септуагинты, возраст которых, возможно, превышает возраст древних еврейских рукописей. Этот «Папирус Райлэндс Грик 458» датируется серединой 2-го века до н.э.

О других ценных свитках мы еще будем говорить в гл. 4. И Септуагинта в основном сильно схожа с масоретскими текстами, что опять является превосходным доказательством их точности. Отличающиеся детали Септуагинты заслуживают большого внимания, потому что этот перевод опирается на столь древний еврейский текст. Там, где Септуагинта расходится с масоретским текстом, она часто совпадает с самаринским Пятикнижием. Но очень вероятно, что как Септуагинта, так и самарийское Пятикнижие опираются на поправки к тексту, которые (как мы уже говорили) нельзя сопоставить с гигантской работой масоретов. И другие древние переводы (прежде всего сирийский и латинский), играют значительную роль при анализе текста Ветхого Завета, но мы не будем сейчас заниматься обсуждением этого вопроса.

 

Кумранские свитки

Таким образом, в первой половине двадцатого столетия мы располагали, вне сомнений, в высшей степени точным текстом Ветхого Завета. Различия между масоретскими текстами, Таргумами, самаринским Пятикнижием и Септуагинтой на первый взгляд иногда казались довольно большими, но в целом не оказали практически никакого влияния на общее понимание смысла библейского текста. И все же иногда ученые желали себе более четкого ориентира, по которому они могли бы выбирать один из нескольких вариантов, и главным образом там, где масоретский текст не внушал доверия, а Септуа-гинта, казалось, предлагала более приемлемое решение. В 1947 году произошло важнейшее событие, позволившее решить множество проблем этого рода и давшее почти фантастическое подтверждение точности нашего сегодняшнего еврейского библейского текста.

В начале 1947 года молодой бедуин Мухаммед Ад-Диб искал в районе кумранских пещер, западнее Мертвого моря (примерно 12 км южнее города Иерихон), свою пропавшую козу. Его взгляд упал на редкостной формы отверстие в одной из крутых скал, и ему пришла счастливая мысль бросить туда камень.