Драконья примула [СИ]

Абиссин Татьяна

Родис Фэй

В Тэнгурине неспокойно. Вторжение Морога, едва не погубившего мир, оставило след в душах людей, изменив их отношение к расе нагов. Связь с драконьим Островом утрачена. Примула Тэнгу, младшая дочь знаменитой семьи, получает волшебную силу. Девушку ждут интриги и тайны, встреча со старым врагом. Ей предстоит сделать выбор между двумя претендентами на её руку — наследником трона и загадочным молодым лордом. События книги происходят за 100 лет до «Драконьего зева» и за 600 лет до «Драконьей мяты». Третья книга в цикле однотомников «Драконьи травы». Можно читать как отдельную историю. Автор обложки Татьяна Медведева.

Пролог

Свет полуденного солнца отражался от блестящих, как зеркала, камней, и слепил глаза. Вокруг царила тишина, нарушаемая только редкими криками птиц и шелестом трав.

Внезапно на ровную, словно срезанную ножом, площадку вышел охотник. Высокого роста, светловолосый, он был на редкость хорош собой и, несмотря на простую одежду, никогда не остался бы незамеченным. Пустая сумка, болтавшаяся на плече, свидетельствовала о том, что день выдался неудачным.

Посмотрев на небо, мужчина решил, что пора возвращаться домой. Ему хотелось верить, что другим сегодня повезло больше. Тем более, что для него охота — далеко не главная обязанность. Скорее, подспорье и возможность поддержать в трудных обстоятельствах своих людей.

Вдруг незадачливый охотник напрягся — слева ему почудился едва слышный шорох. Бесшумно ступая, он обошел несколько больших, в рост человека, камней, и осторожно выглянул. Открывшаяся ему картина оказалась настолько необычной, что мужчина едва не присвистнул от удивления.

Прямо на земле, спиной к нему, сидел детёныш дракона. Еще совсем маленький — размером с трех быков — он жалобно скулил, пытаясь вытащить хвост из-под груды камней. Дракончик извивался, силясь лапами дотянуться до завала, но всё, что ему удалось, это поднять тучи пыли.

Глава 1

— Ужин готов, госпожа Прим, — горничная неслышно вошла в комнату и остановилась перед сидевшей за пяльцами молодой хозяйкой.

Увлеченная работой девушка вздрогнула и уколола иголкой палец. На коже выступила крохотная капелька крови, и, прежде чем Прим успела достать платок, упала на белоснежную ткань.

— Теперь не отстирается… — вырвалось у Прим досадливое замечание. Она осторожно отложила пяльцы в сторону и поднялась.

— Прошу прощения, — горничная присела, — это я виновата.

На лбу Прим появилась складка. Но, справившись с собой, она ответила спокойно, как всегда: