Любовь на спор. Дилогия

Азимут Кристина

ЧАСТЬ 1. СТРОПТИВАЯ.

Аннотация: Можно ли влюбить на спор, без магии? Так, чтобы женщина готова была на всё ради возможности быть с любимым? Константин думал, что для него, главного чёрного мага в городе, управляющего обладателями силы железной рукой, это раз плюнуть. Однако выбранная им случайно в кафе Виктория оказалась крепким орешком, женщина твёрдо усвоила на своих ошибках: мужчинам нельзя верить. Но Константин настойчив, заботлив и внимателен, а его младший брат Григорий слишком настырный и жаждет проигрыша старшего, собираясь увести Вику из-под носа Кости. Ведь в случае победы Григорию достанется власть над городом, а брат останется не у дел. Ставки высоки, игроки не сомневаются каждый в своём выигрыше. Только Вика совсем не желает быть пешкой и разменной монетой, уже однажды преданная любимым человеком, а Костя совсем не готов к тому, что у Виктории обнаружатся таинственные высокие покровители. И кто получит строптивую Победу, ещё большой вопрос.

ЧАСТЬ 2. ЖЕЛАННАЯ.

Аннотация: Когда жизнь неожиданно подкидывает сюрприз и дарит надежду на чудо, невольно начинаешь искать подвох. Вика тоже надеялась, что судьба смилостивилась и наконец привела к ней мужчину, которому можно довериться и даже влюбиться. И пусть Костя не обещает звёзд с неба и золотых дворцов, однако его поступки говорят сами за себя. Новая работа, новые отношения, новые чувства — новая жизнь. Только Григорий не намерен так просто сдаваться и оставить брата и Вику в покое. А ещё, неожиданно объявившаяся родня категорически против того, чтобы Вика и Костя были вместе.

Однако Костя не из тех, кого останавливают сложности, и отказываться от своей Победы он не собирается. Пусть даже между ними стоит сама Верховная ведьма. Ведь для настоящей любви никакие препятствия не помеха.

ЧАСТЬ 1. СТРОПТИВАЯ

ПРОЛОГ

Приглушенный свет в зале создавал интимный, уютный полумрак. В альковах по периметру, на возвышении, располагались вип-ложи, закрепленные за постоянными клиентами, с мягкими диванчиками и креслами, кнопкой вызова официанта и возможностью отгородиться от остальных ширмой, непроницаемой для взглядов снаружи, но позволявшей гостям наблюдать происходившее в клубе. На ярко освещенном подиуме у шеста томно извивалась стриптизерша, на которой оставались лишь узенькие блестящие трусики. Полные груди с напряженными, торчавшими сосками, тонкая талия, округлые бедра — танцовщица была хороша. За резинкой белья уже торчала внушительная пачка банкнот. Глаза девушки скользили по залу, оглядывая присутствующих и выбирая среди них того, кто сможет заплатить за приватный танец. И за продолжение после.

За стойкой рядом с подиумом сидели несколько посетителей, среди них и женщины в откровенных, на грани приличия, платьях. С кем-то рядом был спутник, кто-то в одиночестве потягивал коктейль, точно так же оглядывая зал в поисках приключения на ночь. За столиками располагались компании и парочки, и свободных мест почти не осталось. Клуб "Золотая пыль" пользовался высоким спросом, был одним из самых известных в городе, и приглашения сюда мог получить не каждый. Случайных людей здесь практически не бывало.

В одной из лож сидели двое мужчин, неуловимо похожих друг на друга, один постарше — братья Северовы, темные маги, державшие власть в городе. Точнее, держал как раз старший, Константин. Без его ведома здесь не могла практиковать ни одна колдунья, ни один мастер не мог открыть свой магазин товаров. Все решения касательно магической стороны жизни города принимались Константином. Даже ведьмы, наиболее своенравные представительницы обладающих даром, вынуждены были согласовывать все с Константином. Непослушных или тех, кто пытался что-то сделать без разрешения старшего Северова жестко карали. Темного боялись и уважали, и по праву. Серые, равнодушные глаза Константина скользили по гостям, ненадолго задерживаясь на представительницах женского пола. Только вот интереса ни одна из них у мага не вызывала. Он знал, стоит только поманить пальцем, любая с радостью прыгнет к нему в постель, даже напрягаться не надо. Скучно…

— Кажется, тебе строят глазки, — раздался ленивый голос Григория, в котором слышалась насмешка. — Крошка за стойкой.

Взгляд Константина на несколько мгновений остановился на шикарной блондинке в платье с длинным разрезом и глубоким декольте. Под нарядом у нее ничего не было, по крайней мере, бюстгальтера точно. Она смотрела на старшего Северова, чуть прищурив поблескивающие глаза, и призывно улыбалась, покачивая высокий стакан с коктейлем в изящных пальцах. Костя пожал плечами, отпил виски и отвернулся.

ГЛАВА 1

Небольшое кафе на одной из главных улиц оказалось неожиданно приятным и уютным. Лампы в абажурах над каждым столиком, деревянная мебель и отделка, обитые клетчатой шерстью стены и стулья, деревянная же стойка — обстановка навевала ощущение загородного дома. Народу здесь было довольно много, что говорило о том, что заведение пользуется популярностью. И что радовало Константина — тут сидели в основном обычные люди. Он и Григорий заняли столик у окна, откуда открывался вид на все помещение и можно спокойно рассматривать посетителей.

— А вкусный кофе, — одобрительно качнул головой Костя, сделав маленький глоток крепкого эспрессо.

— Как тебе вон та? — Гриша сразу перешел к делу и кивнул на столик в глубине помещения, у стены.

Константин посмотрел в ту же сторону. Там сидела одинокая женщина, на вид не старше тридцати, с привлекательным лицом с тонкими чертами и выразительными глазами. Его обрамляли крупные локоны красивого, темно-медного цвета, и Костя предположил, что глаза женщины зеленые. Только вот уголки губ незнакомки были опущены, она опиралась одной рукой на столик, другой медленно помешивала напиток в чашке, голова была опущена. Женщина гипнотизировала кофе, погруженная в себя, ни на кого не обращая внимания. Темный брючный костюм говорил о том, что скорее всего, она зашла сюда после работы.

— Хорошенькая, — одобрил он выбор брата и усмехнулся. — Беру, пожалуй, — Костя поднялся.

ГЛАВА 2

Из небольшой прихожей в гостиную вела арка, за ней находилась гостиная, и — да, камин.

— Сумку можешь здесь оставить, — Костя достал из шкафа тапки. — Держи.

Я разулась и пошла за ним дальше. В углу гостиной наверх вела лестница с резными деревянными перилами, и я, поднимаясь за Костей, подавила вздох, покосившись на камин. В конце концов, мне же не романтическое свидание устраивают с посиделками и вином. Так что, Вика, скажи спасибо, что не номер в гостинице снял, а к себе привез. Я мысленно усмехнулась своим немного сумбурным мыслям и отвернулась от гостиной — мы уже поднялись наверх, на просторную площадку второго этажа. Здесь находилось что-то вроде комнаты отдыха, с креслами и выходом на балкончик. И еще две двери, к одной из которых и подвел меня Костя.

— Сюда, — снова коротко обозначил он и отошел, давая пройти.

Спальня, да. Но какая. На несколько мгновений я ощутила себя не в загородном доме, а где-нибудь в средневековом замке. Деревянные балки, на стенах гобелены, широкая кровать с деревянным же изголовьем, в углу комод, и — черт возьми, еще один камин. Причем перед ним лежала пушистая белая шкура, похоже, медвежья. И настоящая, не из синтетики… Я замерла, оглядывая помещение и немного выпав из реальности, пока на плечи не легли ладони, а низкий голос над ухом не произнес:

ГЛАВА 3

Я вскрикнула, хватая воздух, ослепленная вспышкой, и тут же губы Кости начали нежно посасывать, успокаивая и даря очередную горячую волну наслаждения. Она растеклась по телу, проникая в каждую клеточку, собралась внизу живота лавовым озерцом, и мышцы сжались, требуя ласки везде. Я снова захныкала, чувствуя, как внутри разрастается голод. Уже откровенно мокрое лоно горело огнем, жаждая прикосновений. А Костя не торопился, нет. Доводил до исступления, дразня напряженные соски, заставлял извиваться под его губами, тянуться за следующей порцией сладкого до болезненности наслаждения.

Казалось, прошла вечность, пока наконец Костя не оставил в покое мою грудь, и его рот начал медленно выкладывать узоры из поцелуев на животе, спускаясь все ниже. Я задрожала от предвкушения, облизнув пересохшие губы, и еще шире раздвинула ноги, изогнувшись в безмолвном приглашении. Не припомню, чтобы хотя бы один из моих прежних любовников вызывал во мне и вполовину такие сильные чувства и желания. А еще, до зуда в пальцах хотелось самой дотронуться до Кости, провести по крепким мышцам, изучить их рельеф и — чувствительные места самого мужчины. Стащить наконец эти чертовы штаны и оценить размеры того, что скрывалось под ними: я лишь бедром ощущала твердую выпуклость уже готового орудия. В конце концов, Костя же не запрещал к себе прикасаться…

Ладони мужчины поглаживали мои бедра, пока губы и язык неторопливо продолжали изучать животик. Я не выдержала, судорожно всхлипнув от очередного едва ощутимого поцелуя, и вцепилась пальцами в его волосы, приподняв бедра. Очень уж долго он подбирался к самому главному, где все изнывало в жажде откровенных ласк. Еще один тихий смешок, и я задрожала от предвкушения — горячее дыхание согрело мокрые складочки, между которыми пряталась заветная волшебная точка. Мучительное мгновение ожидания, и его пальцы осторожно раздвинули мягкую плоть, открывая самую серединку, а язык медленно обвел вокруг, слизывая пряную влагу. Но — не коснулся там, где все пульсировало и горело от возбуждения. Я сдавленно застонала, выгнувшись и хватая ртом воздух, задвигалась, пытаясь подставиться, однако ладони Кости стиснули, удерживая и не давая мне воли. Черт… Так нечестно, дразнить. Я уже давно готова, без всяких прелюдий…

— С-спокойно, Вик-ка-а, — хрипло произнес Костя, оторвавшись на миг от своего занятия. — Я же только начал…

Боюсь даже думать, до чего он доведет меня, если это лишь начало. Словно в подтверждение слов, он снова опустил голову, его пальцы мягко прошлись по лону, так и не прикоснувшись к набухшему кусочку плоти. Ненадолго проникли внутрь, пропали, и на их месте оказался язык. Ох. Он тщательно исследовал, не оставил без внимания ни единую складочку, вылизывал, поглаживал, пробовал меня на вкус… Губы тоже участвовали, то накрывая целиком, нежно посасывая, то отстраняясь, и пальцы размеренно скользили, заставляя бедра подаваться навстречу, двигаться в такт. Я стонала и всхлипывала, внутри все дрожало в напряжении, тело сгорало в бушевавшем в крови пожаре, и по венам давно тек напалм, плавя кости. Всего на несколько мгновений язык Кости мягко прижал раздразненный, стрелявший искрами острого, на грани боли, удовольствия клитор к зубам, и я едва не потеряла сознание от яркой вспышки, замерев на самом краю…

ГЛАВА 4

Закрыв за собой дверь, схватила аккуратно сложенную одежду, спрятала под халат и прижала, надеясь, что в полумраке спальни будет не очень заметно. Выждала несколько минут, спустила воду и вышла обратно.

— Иди, я сейчас, за сумкой схожу, — соврать получилось легко и непринужденно. — Там телефон, — пояснила с немного извиняющейся улыбкой.

— Буду ждать, — усмехнулся Костя, и в его глазах блеснул предвкушающий огонек.

Прости, приятель, но — не дождешься. Кивнув, я поспешила выйти из спальни, почти бегом спустилась на первый этаж и быстро оделась, то и дело поглядывая наверх. Выудила телефон, вызвала такси и, бросив последний взгляд на лестницу, вышла из дома, порадовавшись, что замок обычный, а не какой-нибудь хитрый. Слава богу, в воротах имелась калитка, тоже с засовом, и я выскользнула на темную и тихую улицу, нетерпеливо оглядываясь и чуть не физически ощущая, как утекают мгновения. Вскоре послышался шум мотора, и через несколько минут передо мной остановилось такси. Я с облегчением выдохнула и села, подавив краткий всплеск сожаления. Что ж, в ближайшие месяцы будет, что вспомнить, а на сегодня хватит. Откинувшись на спинку сиденья, я прикрыла глаза, позволив себе ненадолго уплыть в воспоминания и немного их посмаковать. Жаль, конечно, терять такого любовника, но интуиции я доверяла, а она настойчиво твердила, что Константин не из тех мужчин, которые довольствуются малым.

Что ж, поставим папочку в копилку памяти и будем жить дальше, как раньше.

ЧАСТЬ 2. ЖЕЛАННАЯ

ПРОЛОГ

Три недели. У него осталось три недели. А к девчонке теперь не подобраться. Григорий нахмурился и стукнул кулаком по столу, напряженно сверля взглядом стену. Идея с работой провалилась, Виктория оказалась слишком гордой и упрямой и предпочла уволиться на свой страх и риск. Да только чертов братец все же вмешался, и похоже, погашенная ипотека — его рук дело, и с этой стороны лазейка тоже закрыта. Гриша хотел поймать Вику лично и как дурак дежурил весь вечер у ее дома, а она вернулась с Костей, и они так мило целовались у подъезда. Правда, потом старший Северов уехал, чем несколько удивил Гришу, но пытаться увидеться с Викой Григорий не стал. Понимал, что уже бесполезно, а выставлять себя дураком больше не желал.

Итак, что он имеет? Отнять Вику не получится, похоже, девчонка таки запала на Константина. Шантажом заставить — тоже. Что остается? Только поссорить. На губах Григория мелькнула жесткая усмешка, глаза похолодели. Только для начала, пообщаться с Костиком и постараться выяснить, что же между ними с Викой происходит. Зачем старшему Северову разбрасываться такими подарками и оплачивать целиком ипотеку? Интересно, очень интересно… Гриша достал телефон и набрал номер.

— Каро? Малышка, я завтра собираюсь в "Золотую пыль", не составишь мне компанию? — произнес он, услышав голос ведьмы в трубке. — Там, кстати, Костя будет, — словно невзначай добавил младший Северов, уже предвкушая лицо брата, когда тот увидит Каролину.

Ну а что, условия, чтобы он пришел один, не было, значит, будет сюрприз Костику. А уж Каро своего не упустит. Заодно понаблюдает за братом со стороны, как он ведет себя с любовницей, предположительно уже бывшей.

— Да, хорошо, тогда заеду за тобой к восьми, — Григорий довольно улыбнулся и откинулся на спинку кресла.

ГЛАВА 1

Утром я уже не удивилась курьеру с завтраком, а одевалась не в пример тщательнее, чем обычно. Сначала хотела привычный костюм — но потом отмела, как и платье. В конце концов, перебрав свой гардероб, остановилась на брючном комплекте с пиджаком и жилеткой, и к нему — блузку в тон. Элегантно, скромно и не вызывающе. Чтобы сразу дать понять, что я пришла на новое место работать, а не просиживать попу только за то, что владелец фирмы со мной спит. Закрутила волосы в ракушку, последний штрих — макияж, и сообщение Кости, что он ждет внизу, пришло как раз в тот момент, когда я надевала удобные лодочки на низком каблуке. Решительно выдохнув и бросив последний взгляд в зеркало, я вышла из квартиры.

Черный "субару" и его хозяин были на месте, у подъезда. Хорошо, у нас не имелось любопытных бабушек, а соседям глубоко фиолетово на частную жизнь живущих с ними рядом. Костя, как всегда неотразимый в строгом деловом костюме, окинул меня одобрительным взглядом и улыбнулся.

— Доброе утро. Отлично выглядишь, — поздоровался он, мягко обнимая и притягивая к себе.

Смазывать помаду не стал, целомудренно коснувшись скулы и тут же отпустив. Мы разместились в машине и поехали на мое новое место работы. Конечно, я слегка нервничала и волновалась, и конечно, это не осталось незамеченным. Широкая ладонь накрыла мои судорожно стиснутые на сумке пальцы и ласково сжала, и в груди тут же разлилось тепло. Даже слов не понадобилось, эта молчаливая поддержка лучше любых утешений. К моменту, как мы подъехали к зданию в центре города, со старинным фасадом и лепниной, меня уже отпустило, и я почти успокоилась. Мы прошли в холл, поднялись на лифте на нужный этаж, и пока ехали, Костя нашел мою руку и переплел наши пальцы. Даже приставать не пытался, и хотя я понимала, что сейчас в самом деле не место и не время, костюм помнется и макияж смажется, удивительно было то, что и Северов тоже это осознавал. Такое понимание от мужчины мне казалось все равно необычным.

— У нас целый этаж, — негромко пояснил Костя, пока лифт ехал. — Несколько отделов, у тебя будет свой кабинет, как и у твоей предшественницы.

ГЛАВА 2

Мы подъехали к клубу, над которым мерцала вывеска "Золотая пыль". Главный вход обрамляли непроницаемые темные стекла, тоже поблескивавшие золотистыми искорками, около него стояли два классических охранника в костюмах и очках, и змеилась длинная очередь из желающих попасть внутрь. Прежде, чем выйти, Костя повернулся ко мне и одарил внимательным, серьезным взглядом.

— Гришка стопроцентно попытается нас поссорить, — заявил он негромко, положив горячую ладонь на мое колено. — Я уверен в этом. Он всегда был пакостником, — на губах Кости мелькнула кривая усмешка.

Господи, неужели я вижу нервничающего Северова? А где же гром и молнии, и снег посреди зимы? Однако ехидные мысли оставила при себе. То, что он волнуется за наши отношения, отозвалось теплом в груди и тихим ликованием: значит, ему не все равно. Я накрыла его пальцы и спокойно улыбнулась.

— Кость, я взрослая девочка, — ответила, заглянув в глаза. — На провокации не ведусь, поверь.

— В моей жизни много всякого… неприглядного, — продолжил Костя, упорно не отводя взгляда. — В том числе и другие женщины были.

ГЛАВА 3

Костя неторопливо отстранился, не спеша отвечать брату, погладил большим пальцем мою губу, припухшую и слегка саднящую от сумасшедшего поцелуя. Потом лениво улыбнулся, все так же глядя мне в глаза, и небрежно обронил:

— Завидуешь, Гриня?

Я рискнула покоситься на сидевшую напротив парочку. Лицо младшего Северова оставалось непроницаемым, только в глубине глаз мелькнуло странное выражение. Каролина же в упор смотрела на меня, и хотя улыбалась, взгляд не обещал ничего хорошего. Вот когда я порадовалась моей защите и мысленно поблагодарила ту, которая наградила меня ею. Каро явно мечтала оказаться на моем месте, и уж точно планировала стать для Кости больше, чем просто любовницей. Только, похоже, ведьма не понимала, что старший Северов сам решает, кто кем для него будет.

Костя же подозвал официанта, и когда тот подошел, что-то шепнул.

— Хорошо, господин Северов, — тут же откликнулся официант и скрылся в направлении стойки.

ГЛАВА 4

Сосредоточившись на ощущениях, ведьма прикрыла глаза, перейдя на магию, и к столу потянулась толстая золотистая нить, по которой Каро и пошла, уже догадываясь, что найдет. То, за чем они с Гришей так охотились, и что поможет справиться с проклятой соперницей. Каролина моргнула, возвращаясь в реальность, присела перед рассохшимся столом и заглянула сбоку. Там, на торчавших щепках виднелись драгоценные темные капли. Совсем немного, но ведьме и этого хватит.

— Попалась, птичка, — торжествующе прошептала Каролина, и ее синие глаза вспыхнули холодными голубыми искрами.

Женщина осторожно отломила находку и бережно завернула в платок, потом спрятала в сумку и выпрямилась. От нетерпения чесались пальцы, и Каролина почти бегом вернулась обратно в клуб. Оперлась коленом на диван, наклонилась к Грише и, не обращая внимания на его удивленно-озадаченный взгляд, шепнула:

— Поехали ко мне, Гришенька. Дело есть.

Младший Северов едва заметно поморщился, на лице мелькнула досада.