Каждому своё

Бестужева-Лада Светлана Игоревна

Стоит ли бороться за свою любовь, пытаясь всеми доступными способами вернуть любимого человека? Может быть, гораздо проще попросить у мужа-изменника развод, поставив его тем самым в тупик или же, пользуясь расхожим мнением, что месть — это холодное блюдо и подавать его следует на закуску, преподнести «неверному» в качестве подарка серебрянную «безделушку» с бирюзовым глазком, чья «родословная» уходит к Медичи? Каждому, как говориться, свое. Но… пуская в ход всевозможные средства, все-таки не стоит забывать о том, что «закон бумеранга» еще никто не отменял… Судьба, как правило, по-царски награждает именно тех, кто помнит об этом…

Глава первая

Любовницы и жены

«Говорят, каждые пять лет нужно менять работу, каждые семь лет — жилье и каждые десять — супругу», — лениво думал Константин, искоса поглядывая на сидевшую с ним рядом в лимузине ослепительно красивую юную девушку. Звали ее Кларой (хотя Константин подозревал, что на самом деле имя звучит попроще), была она успешно начинающей топ-моделью и познакомилась с Константином на какой-то тусовке месяца три тому назад.

Константин усмехнулся своим мыслям. Работа у него менялась как бы сама по себе: сначала, конечно, работал «на грани фола», рискуя не только свободой, но и жизнью: убить могли и конкуренты в зарождавшемся компьютерном бизнесе и «свои». Потом все более или менее наладилось, вместо полуподпольной шарашки образовалась вполне солидная фирма, приносившая неплохой доход и устоявшая даже во время дефолта. Потом к фирме присоединился небольшой, но собственный банк…

И с жильем дело обстояло примерно так же: менять его приходилось просто из-за того, что менялся статус. Из двухкомнатной квартиры в обычном доме — в трехкомнатную в «цековском», оттуда — в апартаменты с евроремонтом в центре столицы, теперь вот — вилла в суперпрестижном коттеджном поселке в десяти километрах от Москвы. Забор по периметру, охрана, видеокамеры, все, как положено. Так что два пункта программы из трех выполнялись неукоснительно. А вот третий…

Константин женился на Зое, разведясь с прежней супругой, как он говорил, «ошибкой молодости». «Ошибка» была хорошенькой, в постели — заводной и забавной, но вне ее представляла из себя абсолютный ноль. Говорить с ней было не о чем, слушать ее — мука мученическая, хорошо хоть дети не появились по каким-то там медицинским причинам. Иногда Константин вспоминал ее — когда случайно оказывался возле включенного телевизора и попадал на рекламный ролик с болтливой особой, от одного вида юбки которой заходился весь ресторан.

Зоя была неброской, но тщательно ухоженной шатенкой с синими глазами и великолепной кожей, в меру разговорчивой и к месту молчаливой. Контраст с «ошибкой» был настолько разителен, что Константин не мог устоять, и после быстрого шумно-скандального развода женился второй раз, и до последнего времени ни разу об этом не пожалел.

Глава вторая

Попытка — не пытка?

В результате все труды массажистки пошли насмарку: расслабление мгновенно ушло, а вот головная боль, наоборот, вернулась. Зоя отправилась в бар, попросила крепкого сладкого чая и таблетку от головной боли, потом закурила (правилами это запрещалось, но вышколенный персонал в некоторых случаях «не замечал» нарушений) и задумалась.

Конечно, то, что Константин находился рядом с молодой красоткой, могло быть чистым совпадением. Мало ли она видела фотографий, на которых известного предпринимателя и филантропа запечатлевали в самых разных компаниях! И фигура его в полутени, так что особо афишировать близость к восходящей звезде он вроде бы не стремится. Хотя, с другой стороны, зачем ему это афишировать?

Интересно, давно он с ней познакомился? Если судить по участившимся совещаниям и ночным заседаниям — не больше полугода назад. До этого, конечно, тоже случались пассии, но крайне мимолетные, которым Зоя просто не придавала значения. Но тогда и в супружеской постели все хоть как-то было.

А сейчас — вообще никак, хотя она вполне живая и еще молодая женщина, которой хочется тепла, ласки, нежности, наконец, да и природа требует свое, а удовлетворять ее требования самостоятельно Зоя то ли не научилась еще, то ли подсознательно брезговала. Так и до хронического невроза можно дойти.

Главное, посоветоваться совершенно не с кем. Подруг у Зои, как таковых, не было: прежние остались в прежней жизни, не вынеся острой зависти к везению товарки, а новые как-то не появились, потому что были совсем из других социальных кругов. Особым снобизмом Зоя не страдала, но единственная подруга Майка, с которой они понимали друг друга буквально с полуслова, выскочила замуж за сказочно богатого шведа и укатила в благополучные скандинавские страны, где успела родить двух мальчиков-близнецов и девочку, и смертельно соскучиться от всеобщей благоустроенности. В Москву она не приезжает, писать письма… — это уже прошлый, даже позапрошлый век, а Интернет живого общения никак не заменяет.