Сафари. Огонь на поражение

Быченин Александр

Ахерон. Мир, прошедший сквозь огненный ад и вековую изоляцию. Разведывательный рейд оказался лишь прелюдией к основным событиям. Теперь перед горсткой отчаянных бойцов стоит куда более сложная задача: найти и обезвредить базу пиратского клана. Ставки слишком высоки, и любая ошибка может привести к потере целого мира. Но капитан-лейтенант Тарасов не привык отступать перед трудностями. Цель определена, остается лишь до нее добраться и открыть огонь на поражение.

Глава 1

Система Вольф 1061, планета Бурная, база космофлота "Северная",

15 марта 2535 года

Офиногенов пялился на нас недолго — дисциплина и чувство долга взяли свое. Он аккуратно прошелся пальцами по клавиатуре пульта, и зеркало телепорта растворилось, оголив раму из толстых балок.

— Переход осуществлен в штатном режиме, — возвестил он, уставившись в монитор. — Все системы работают нормально.

Глава 2

Система Риггос-2, планета Ахерон, Чернореченск,

24 марта 2535 года

Хорошо все-таки дома! Не то, что в тряском кунге на жестких нарах валяться. Тут тебе и кровать с чистым бельем — Ольга Сергеевна постаралась — и сортир со всеми удобствами, и душ… И тишина. Так что вторую половину ночи, после прибытия конвоя с Базы-7 в Чернореченск, я провел вполне комфортно, добирая недосып накануне переброски. И то сказать, двадцать третье марта выдалось на редкость суетливым днем. Подъем в восемь, торопливое прощание с Ольгой, общий сбор на тренировочной базе, контрольный прогон по полосе препятствий, потом поход к Сереге Акимову за оружием и прочим снаряжением, оставленным у него на хранение. Боеприпасы загодя были упакованы в спецконтейнер, который за нами следом должны будут протолкнуть через телепорт. Та еще дура — почти три центнера. После завернули на стрельбище — проконтролировать и при необходимости пристрелять новые стволы. Тренировались-то мы с местным оружием, которое нам под расписку выдавал капитан Вайсман. Поход в санчасть, за новой порцией прививок, здесь же наш санинструктор сержант Борисов затарился медикаментами. Малый кибермедик уже был упакован в пресловутый контейнер. В суете время пролетело незаметно, и после обеда группа в полном составе собралась в грузовом терминале. Последовал краткий инструктаж со стороны Борщевского, который можно было уместить в двух требованиях — "не нарывайтесь" и "быстрее"; затем уже привычный — в третий раз, как-никак — переход, и вот мы уже на Базе-7, за многие десятки световых лет от родной Бурной. Тут нас ждали. Можно даже сказать, с нетерпением. Комиссия по встрече собралась весьма представительная — полковник Соломатин, главный "мародер", при поддержке главного же научника Зайцева. Не хватало только генерала, но полковник опередил меня, буркнув, что Злобин сильно занят разборками в Совете.

Расспрашивать нас о результатах "поездки" высокая принимающая сторона не торопилась, Соломатин лишь забрал у Волчары пакет документов, который передало наше командование на Бурной, пообещав просмотреть в пути. А дальше события завертелись чуть ли не со звуковой скоростью — команду разделили, определив рядовой и сержантский состав на постой в как по волшебству выросшей казарме здесь же на базе, а нас троих — меня, Волчару и Шелеста — с ближайшим конвоем отправили в Чернореченск. Что характерно, главный "мародер" отправился с нами, оставив рулить на базе Зайцева. Прибыли в город посреди ночи, поэтому последовала команда расходиться по домам и досыпать, а к восьми ноль-ноль быть в штабе "мародеров". Я без колебаний выцыганил у полковника "бобик" с водилой, на котором и добрался до съемной квартиры. Шелеста Соломатин обещал разместить в офицерском общежитии. Они быстро нашли общий язык и всю дорогу о чем-то переговаривались, мешая мне дремать. На Волчару же это не произвело ни малейшего впечатления, он дрых без задних ног, хорошо хоть, не храпел. В общем, встретила меня Ольга Сергеевна, Сашкина мать. Выяснилось, что он уже четвертые сутки пропадает в Мутагенке, Андрей Вениаминович — отец — на дежурстве, а Варвара — старшая сестра — спит в своей комнате. А посему я отбрехался от предложенного перекуса и, извинившись за беспокойство, ушел к себе. Свежая постель встретила приятной прохладой и я благополучно уснул, даже сновидения не мучили. Проснулся на звук будильника, свежий и бодрый, чего за собой по утрам не замечал уже давненько.