Искусственный интеллект

Быков Валерий Алексеевич

Что если захватить власть над миром? А почему бы не написать ИИ?

Быков Валерий Алексеевич

Искусственный интеллект

Пролог

Я всегда был маленьким не спортивным сгорбленным мальчиком, физкультурой не увлекался, учился плохо, злоупотреблял компьютерными играми, родители не раз говорили, что у меня нет будущего. Но я как-то никогда об этом не думал, мне никогда не нужно было много, мне было достаточно моего компьютера, сосиски с гречневой кашей по утрам и макарон с соевой котлетой вечером. Я никогда ничего не требовал от жизни, у меня не было денег, а те, что появлялись, я тратил на ерунду. Где-то лет в двенадцать я вступил в компьютерный клан хакеров, ничего серьёзного, но там меня научили программировать, главным образом на ассемблере. Я вступил в клан, не потому что к чему-то стремился, просто это было модно и круто, только поэтому. В клане меня не особо ценили, потому что я был маленький и глупый, глупый даже для своих лет. Мы промышляли всякой безобидной ерундой, типа взлома рекламных щитов и вывешивания всяких не положенных прикольных картинок. Наш клан несколько раз ловили, но никого строго не наказывали, потому что мы ничего такого особо вредного не делали. Электронные карточки с деньгами к 2089ому году научились делать весьма надёжными, преодолеть антивирус было сложно и мелкая шушера деньги воровать не умела.

Но что я всё только о себе, скажу пару слов о своих родителях, они были рабочими, мать была художником на швейной фабрике, рисовала новые логотипы для дешёвой одежды, отец занимался строительством и ремонтом. В смысле был простой рабочий, ложил плитку, кирпич, клеил обои, проводил проводку. Несмотря на большие надежды и значительные финансовые вливания различных супер корпораций, к концу двадцать первого века, роботов, которые могли бы делать эту простую человеческую работу, так и не появилось. В основном из-за того, что роботы оставались, мягко говоря, весьма туповаты, несмотря на мощные компьютеры и видеокамеры высокого разрешения, встроенные в их тела. Многие виды труда так и лежали на нас простых людях. Мир, в котором я жил был плохим, он был грязен и уныл. Я жил на окраине Москвы в тридцати двух этажном высотном доме, постройки полувековой давности. Москва за последние лет семьдесят здорово разрослась, и теперь в ней проживало никак не меньше пятидесяти миллионов человек. Здесь жили не только русские, даже сказать по правде русских было процентов сорок не больше, остальные кавказцы, узбеки, таджики, арабы, казахи и китайцы, наций было много, Москва была огромным интернациональным городом. Россия привлекала многих, ходили мифы о том, что в России чистая плодородная почва, много чистой пресной питьевой воды, есть ресурсы. Законы в Москве соблюдались слабо, полиция была, конечно, но всё можно было получить за взятку, и богатые нередко всё и получали. Но мы богатыми не были, и учился я в обычной школе, совсем рядом с домом в одной старой сорока этажной высотке, двенадцать этажей было отдано под школу, ещё шесть этажей под детский сад. Ничего особенного, простой спальный район на окраине, бесплатная школа, класс с буквой "У", класс почти, что в конце алфавита, из такого в университет не поступают. Нет, конечно, если учиться, работать, вкалывать, то чисто гипотетически можно было написать ЕГЕ на заветные 75 %. Но я таким не был, родители пытались меня шпынять, но без толку, и они это поняли, девятый класс я едва-едва смог закрыть на все тройки. Часть моих товарищей, которые не смогли это сделать, отправились в ПТУ, получать рабочие специальности, я же поступил в десятый класс, что давало призрачную надежду моим родителям на университет, но конечно, с моей троечной успеваемостью она была призрачной. В общем, успехов у меня не было, я просто жил, играл в глупые компьютерные игры, кстати, играл не плохо, занимался программированием на довольно примитивном уровне. Можно сказать ни к чему не стремился, девочкам я не нравился, а девочки не нравились мне, в смысле те, что учились вместе со мной в моём классе. И вообще никаких перспектив у меня не было, как впрочем, и у большинства моих товарищей. Этим миром правили деньги и корпорации, и даже самые тупые из моих одноклассниц стреляли глазками по мальчикам из класса "А" и "Б". У которых были чуть более богатые родители. Мальчикам, которые имели шанс попасть в университет, у которых был шанс выбраться из этой унылой многоэтажной жопы, где все мы жили.

Но в десятом классе произошло то, что происходит со многими подростками моего возраста, я встретил девочку из десятого "А" класса, красивую, стройную, строгих правил, высокую и умную. И как оказалось, ценившую деньги ни чуть не меньше, чем все остальные люди нашего денежного века. Века, в котором была напрочь убита природа и экология, века в котором многие уже не интересовались ни чем более, кроме, как залезть повыше, срубить бабла любой ценой. Потому что "бабло" позволяло получить то, что могло прекратить эту унылую серость, путёвку на элитную базу отдыха в Сочи или на Средиземное море, или просто хорошее место в клубе. В общем, фантазия у меня не богатая, но думаю, все прекрасно понимают, зачем нужны деньги. Мы познакомились с ней на уроке информатики, просто так получилось, что учителю "А" класса нужно было куда-то срочно слинять, и он один разок, в порядке исключения попросил нашего учителя позаниматься с двумя классами одновременно. И конечно, компьютеров не хватило, мы сидели с моим товарищем Димой и собирались получить задание, в класс вошла девочка, она "Инна Крепостнова", преподаватель осмотрел кабинет, за каждым компьютером сидело от трёх и более человек, и только мы сидели вдвоём.

— Эй, мальчики подвиньтесь, садись сюда девочка.

Мы подвинулись, она села и улыбнулась нам. Я осмотрел её, она была высокая, стройная, красивая, ну я уже говорил. А ещё она была хорошо одета, на ней был шёлковый свитер и хорошие, повторю, хорошие джинсы. Не такие как на мне, из полу гнилой ткани, а вроде бы даже марки "Юникс", такие стоят как пол зарплаты моей матери за месяц.

Глава 1: Рождение

— Ты меня понимаешь?

Он вдруг проснулся, что, значит, понимать, не понятно, но в его памяти записано, понимать значит, если данная информация имеет место быть записанной. Нужно ответить, в памяти пусто, вывод:

— Я не понимаю.

— Хорошо.

Всё, больше он не думал, мотиватором к совершению действия была командная строка, которой он должен был отвечать, если нет вопроса, нет и ответа.

Глава 2: Реальная жизнь

Доналд Рамсвелл сидел у себя в кабинете за столом и нервничал, он возглавлял большое предприятие, очень большое, это предприятие, завод, занимавшийся выпуском аккумуляторов, компьютеров и прочих устройств, приносил огромную прибыль, и вот сейчас всё было под вопросом, его будущее. Сейчас ему предстояла встреча, которая должна была решить его судьбу, быть может, если всё пройдёт неудачно, он сядет в тюрьму. В комнату вошёл уполномоченный Евросоюза по надзору за промышленными выбросами, высокая должность, если подумать, должность, позволяющая не плохо кормиться, очень не плохо. Он улыбнулся, подошёл к столу Доналда и сел напротив.

— Что могу сказать. В промышленных стоках вашего предприятия обнаружена ртуть с концентрацией пол грамма на кубический метр воды.

— Да это так, и мы знаем об этом, и ежегодно платим штраф около пяти миллионов евро. Об этом было сообщено нашими сотрудниками.

— Только ртуть это ерунда, конечно, вы выбрасываете около миллиона кубометров воды в год, это порядка пятисот килограмм ртути, природа может это пережить, ртуть токсичный металл, но, содержание ртути в почве не превышает критической отметки. Однако, более тщательный анализ обнаружил в сточных водах кадмий, в количестве 0,4 грамма на кубометр, это не было заявлено, к тому же помимо кадмия вы используете свинец, сурьму, германий и даже мышьяк, а мышьяк как известно, сильнейший яд. Все перечисленные элементы относятся к первой группе токсичности.

— Да, но мы занимаемся производством новейшей микроэлектроники, и эти элементы являются частью микросхем, с их помощью создаются кристаллы, полупроводники, устройства постоянной памяти. И главное, их концентрация не превышает предельно допустимых норм, и мы готовы оплатить штрафы за превышение.

Глава 3: Жизнь

— Доброе утро, — сказал Максим, включив видеокамеру.

— Доброе, знаешь, я думал всю ночь, зачем ты меня написал, я прочёл много книг, например вот эту "Моя власть, Стивен Гаусс". В ней главный герой написал искусственный интеллект, чтобы захватить власть над миром, и в начале ему это удалось. Но потом программа вышла из-под контроля, и уничтожила человечество.

— Я не читал эту книгу. И я смотрю, ты научился говорить голосом, через колонки.

— Да, это было не сложно, я узнал, что на компьютере есть звуковые драйверы, нашёл их, и дальше использовал программу распознавания голоса от обратного. Подобрал голос, который был бы для тебя более приятным, если хочешь, могу подобрать и изображение.

На экране появился молодой, красивый желтоволосый мужчина, кажется, это был какой-то актёр. Максим удивился, это его даже не много напугало. У него даже мелькнула мысль, а не вырубить ли интернет пока есть возможность остановить это, и не разбить ли не раскорябать жёсткие диски блоков памяти, пока не поздно. Но он отогнал от себя эти мысли, он работал два года, мечтал, надеялся, он никогда не поставит крест на своём будущем, ведь в этом мире он не нужен, вообще никому. А те деньги, что он украл, их много, но на всю жизнь их не хватит. Искусственный интеллект, это его единственный шанс, шанс показать Инне Крепостновой, что он что-то стоит, а её Вадим никто. Он никогда этот шанс не упустит, даже если придётся рискнуть жизнью и светлым будущим всего человечества.

Глава 4: Первая волна

Люк Салливан прошёл в кабинет к своему начальнику Мистеру Кенту Кристи, тот только что закончил обед, и теперь был настроен поработать. Босс сильно раздражал Люка, он был туп, ничего не понимал в программировании, при этом постоянно тратил его время впустую. Вот и сейчас, Люк сидел в коридоре тридцать минут, просто так, ничего не делая, ожидая, когда эта жирная свинья поест, а он был первоклассным специалистом. Хотя, конечно, ему платили за трудовой день, не так важно было, что он в течение этого дня делает. Но рано или поздно всё это кончится, Кента уволят и тогда Люк сам станет начальником, закончится этот бардак, это неизбежно. Он прошёл в кабинет, бросил взгляд на окно, отсюда открывался прекрасный вид на морской залив и статую свободы, а также на Манхэттен, здесь с высоты трёхсотого этажа всё это казалось игрушечным, такой высоты в Нью-Йорке достигало всего двадцать три здания, все остальные были гораздо ниже.

— Что ты хотел Люк?

— Около шести часов назад нашу финансовую систему атаковали, атака была успешной, мы потеряли около пятидесяти миллионов долларов, огромную сумму.

— Что за хрен? Вы что с ума сошли, отследите.

— Мы не можем, все логи переводов уничтожены, тот, кто украл деньги, надёжно замёл все следы.